Форум » Беседка » Ролевая мини-игра "Ход конем" » Ответить

Ролевая мини-игра "Ход конем"

Gata: Название мини-игры: "Ход конем" Основа: по сериалу БН Рейтинг: 16+ Даты игры: 21-24 февраля Рулит администрация Сюжетный план: Наши дни. Избалованная дочь влиятельных родителей Наташа Репнина хочет выйти замуж за лучшего во всем мире человека (на меньшее она, понятно. не согласна), но предмет ее любви - твердый орешек и не поддается женским чарам. Настойчивая девушка отступать не намерена и с помощью польской подруги Ольги Калиновской приготовила для упрямца ко Дню защитника Отечества подарок, который растопит лед в его сердце. Роли и исполнители: [more]Ольга Калиновская - Роза Наташа Репнина - Gata Ириней Огинский - Светлячок Генерал Бенкендорф - Gata [/more] Отправная точка сюжета и количество персонажей согласованы и утверждены, изменению не подлежат.

Ответов - 106, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Бенкендорф: Ольга пишет: Махнула рукой: - Заявление напишу, только особых иллюзий не питаю. Наши ещё большие бездельники, чем ваши. Пиджак, в карман которого генерал сунул отобранный у незадачливых воришек пистолет, был сброшен в холле, и оба тут же забыли и про полицию, и про причину, по какой она могла потребоваться. Ольга пишет: Обняла за шею и произнесла без всякого жеманства: - Я ещё успею об этом пожалеть, а собеседование проведём на втором этаже. Беспорядочно целуя спутанные волосы Ольги, серебряный гребень упал где-то на лестнице: - Если пожалеешь, буду работать охранником в твоей усадьбе бесплатно на полную ставку. Остатки одежды сорвал с себя и с нее уже в спальне, рухнули поперек жалобно скрипнувшей кровати, задыхаясь, мешая русские и польские слова - жаркие, глупые, прекрасные. Шальные тени на потолке беззвучно завидовали и метались, пока не растаяли в сером сумраке утра.

Ириней Огинский: Ещё затемно забухтел под окнами трактор, глянул на ручные часы 3.45. Пора будить избалованную зеленоглазку, опустил крышку рояля, сначала заказал завтрак на двоих и направился к лестнице, где и обнаружил спящую сидя девушку. - Так, так, так, подслушиваем? Я заказал нам завтрак. Кухня ещё не работает, но нам любезно согласились сделать омлет, тосты с маслом и кофе. Представляете, какое бесчинство?!

Наташа: Ириней Огинский пишет: - Так, так, так, подслушиваем? Я заказал нам завтрак. Кухня ещё не работает, но нам любезно согласились сделать омлет, тосты с маслом и кофе. Представляете, какое бесчинство?! Снился упоительный сон - ее генерал в светлом парадном мундире, при орденах и золоте погон, поднимается по пожарной лестнице под звуки "Аre you lonesome tonight" и стучит к ней в окно букетом пунцовых роз. - Что? Какое бесчинство? - сонно похлопала ресничками, пытаясь понять, где она и что с ней. Опять этот польский красавчик! Хотела рассердиться, но запах омлета и свежего кофе отозвались в голодном желудке сладкой истомой и чем-то похожим на раскаяние. Несмотря на вредный характер, в сущности этот пан Огинский настоящий джентльмен. Он совсем не обязан был с ней столько возиться, вместо того, чтобы нестись к Ольге, которая ждет свидания с ним, наверное, не меньше, чем она - с ее героем. По-кошачьи потянулась и с улыбкой кивнула: - Просто возмутительно, что за сервис! Идемте же скорей завтракать и поедем к Оле, если дорогу расчистили. А связь уже появилась?


Ириней Огинский: Наташа пишет: - Просто возмутительно, что за сервис! Идемте же скорей завтракать и поедем к Оле, если дорогу расчистили. А связь уже появилась? - Связи по-прежнему нет, но трактор уже своё дело делает. (к его удивлению позавтракали без препирательств - девушка была сонной и поэтому молчаливой, быстро допил кофе и поднялся) - Прогрею двигатель, пока вы будете прихорашиваться для вашего супермэна.

Ольга: Бенкендорф пишет: Беспорядочно целуя спутанные волосы Ольги, серебряный гребень упал где-то на лестнице: - Если пожалеешь, буду работать охранником в твоей усадьбе бесплатно на полную ставку. Остатки одежды сорвал с себя и с нее уже в спальне, рухнули поперек жалобно скрипнувшей кровати, задыхаясь, мешая русские и польские слова - жаркие, глупые, прекрасные. Шальные тени на потолке беззвучно завидовали и метались, пока не растаяли в сером сумраке утра. До рассвета невербально высказывала свои пожелания, утомлённые задремали. Её разбудил звонок телефона, который доносился из кабинета. Тихонько выскользнула из объятий спящего мужчины, поцеловала его в плечо и спустилась вниз, по пути набрасывая шёлковый халат и выпустив на улицу Сноу. На связи была служба спасения - нужна ли помощь? "Как всегда вовремя, когда всё сделали за вас!". Вежливо поблагодарила и отказалась, но потом вспомнила про джип Алекса в лесу, объяснила, где его найти и попросила доставить сразу в усадьбу. Напольные часы пробили шесть часов утра. В это время начинался рабочий день у персонала, но сегодня вряд ли они смогут добраться вовремя и начнут звонить и извиняться. Отключила телефон и мобильник, чтобы не разбудили её генерала, и прибрала в гостиной остатки вчерашнего ужина. Мужской пиджак был повешен на плечики, ружья возвращены на место. Добработницу Барбару удар бы хватил, от такого натюрморта, к счастью, она в Кракове, где у неё пару дней назад родилась внучка. Мурлыкая себе под нос вернулась в спальню и с улыбкой поправила на Алексе одеяло - такой беззащитный во сне, любовалась бы им бесконечно. Вздохнула, сбросила халатик и ушла в душ.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Прогрею двигатель, пока вы будете прихорашиваться для вашего супермэна. Заглянула в маленькое зеркальце и в ужасе понеслась к себе в номер, бросив на тарелке недоеденный тост. Вывалила на туалетный столик содержимое косметички, одной рукой схватила тюбик с тоником, другой - фен. Через двадцать минут, как ни в чем не бывало, свежа и хороша, по-свойски устроилась на переднем сиденье авто, дверцу которого предупредительно распахнул Огинский. - Я пыталась расплатиться на ресепшене, но портье заявил, что вы за всё уже заплатили. Я ему сказала, что вы играли не для меня, а для моей подруги, чтобы он не вообразил невесть что, но, кажется, его не убедила. (скорчила гримаску) Возвышенные чувства, менестрели - мимо этих примитивных типов, но на чай я ему все-таки оставила. (откинулась на спинку сиденья и улыбнулась) А играли вы чудесно. Когда вам надоест шахматная корона, сможете давать уроки музыки.

Бенкендорф: Проснулся, Ольги рядом нет, но подушка хранит ее запах, как его губы и руки - свидетельство того, что ему ничего не приснилось. Услышал шум воды в душе, улыбнулся и поспешил присоединиться. - Доброе утро, moja miłości! - обнял ее сзади, позаимствовав с ее груди и живота ароматную мыльную пену. Ночи было мало, целой жизни будет мало. - Почему ты меня не разбудила?

Ириней Огинский: Наташа пишет: Я пыталась расплатиться на ресепшене, но портье заявил, что вы за всё уже заплатили. Я ему сказала, что вы играли не для меня, а для моей подруги, чтобы он не вообразил невесть что, но, кажется, его не убедила. (выруливает сразу за трактором, который расчищает дорогу и сворачивает в Белянский лес, в голосе трагедь) - Представляете какой ужас - во все захолустные местные бложики сегодня же сольют наши фотографии. Придётся стреляться с вашим мачо. Кстати, он ревнив? Наташа пишет: (откинулась на спинку сиденья и улыбнулась) А играли вы чудесно. Когда вам надоест шахматная корона, сможете давать уроки музыки. (Не открывает взгляда от дороги, усмехнулся) - Ну раз вы считаете, что у меня есть шанс зарабатывать по сотне евро за урок - непременно воспользуюсь вашим советом. Что-то не припоминаю, чтобы Ольга упоминала о вашей трудовой биографии, панна Натали. (нахмурился воспоминаниям: мамушка изводила его музыкальной школой, как только у него обнаружился абсолютный слух, отец же напротив ни к чему не принуждал и, уходя из семьи, подарил набор шахмат, с тех пор они больше не общались)

Ольга: Бенкендорф пишет: - Доброе утро, moja miłości! - обнял ее сзади, позаимствовав с ее груди и живота ароматную мыльную пену. Ночи было мало, целой жизни будет мало. - Почему ты меня не разбудила? Повернулась и обняла его кольцом рук: - Хотела, чтобы ты ещё немного поспал, мой генерал, пока тебя не начали разыскивать с помощью космических спутников. Сможешь задержаться ещё на день? - Глупых надежд и иллюзий она не питала.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Представляете какой ужас - во все захолустные местные бложики сегодня же сольют наши фотографии. Придётся стреляться с вашим мачо. Кстати, он ревнив? - Я не давала ему повода. (А в самом деле - ревнив ли? Захотелось проверить это, покосилась на Огинского - если бы она не боялась огорчить подругу, лучшего объекта для эксперимента не найти) Ириней Огинский пишет: Что-то не припоминаю, чтобы Ольга упоминала о вашей трудовой биографии, панна Натали. (пожала плечам, глядя в окошко) О чем тут упоминать? Окончила историко-архивный институт, оказалось - еще скучнее, чем МГИМО. Но не собираюсь по этому поводу убиваться. Разве убивались из-за отсутствия трудовой биографии жены генералов в позапрошлом веке?

Бенкендорф: Ольга пишет: Повернулась и обняла его кольцом рук: - Хотела, чтобы ты ещё немного поспал, мой генерал, пока тебя не начали разыскивать с помощью космических спутников. Сможешь задержаться ещё на день? - Глупых надежд и иллюзий она не питала. - Даже на два. Потом придется ненадолго слетать в Москву, чтобы оформить отпуск. Будет еще много "потом", которые необходимо решить, чтобы иметь возможность целовать ее каждый день - под струями воды, в постели, везде, но сейчас, когда она сама просит его остаться, и нежные горячие руки ласкают его спину - о чем еще можно мечтать? (когда выбрались из душа и оделись, сунул галстук в карман, оставив воротник рубашки расстегнутым, смеется) Я так и не попробовал твоего рагу. Накормишь своего голодного мужчину? (снова подхватил на руки и понес вниз)

Ириней Огинский: Наташа пишет: - Я не давала ему повода. - Не верю. У вас должно быть армия поклонников. Наташа пишет: пожала плечам, глядя в окошко) О чем тут упоминать? Окончила историко-архивный институт, оказалось - еще скучнее, чем МГИМО. (скептически подумал про себя - ясненько тяжелее кредитки ничего в руках не держала, но ей это даже идёт) - Тогда не понимаю, как вы с Ольгой познакомились? Более разных людей я ещё не встречал. Наташа пишет: Но не собираюсь по этому поводу убиваться. Разве убивались из-за отсутствия трудовой биографии жены генералов в позапрошлом веке? - Решили посвятить себя семье? Но мне кажется, что вы путаете форму и содержание, панна Натали. (проезжают мимо эвакуатора, который загружает джип) - Это не экипаж ли вашего жениха? Видимо, это воздух свободы ударил ему в голову, он перепутал ваши координаты и побежал гигзагами через лес.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Не верю. У вас должно быть армия поклонников. (накручивая локон на пальчик) Поклонников много, но соперников моему генералу - нет. Ириней Огинский пишет: - Тогда не понимаю, как вы с Ольгой познакомились? Более разных людей я ещё не встречал. (фыркнула отражению спутника в переднем зеркале) А у вас самого намного больше с ней общего? Мы с Олей хотя бы одинаково любим лошадей. Ириней Огинский пишет: - Решили посвятить себя семье? Но мне кажется, что вы путаете форму и содержание, панна Натали. По-вашему, я похожа на заурядную домохозяйку? Ириней Огинский пишет: Это не экипаж ли вашего жениха? Видимо, это воздух свободы ударил ему в голову, он перепутал ваши координаты и побежал гигзагами через лес. (взволнованно заерзала на сиденье, нечаянно схватив Огинского за рукав) Пан Ен, умоляю, можно ехать быстрее? Для него не существует препятствий, но в чужой стране мало ли что могло случиться. (зашмыгала носом) Вдруг его попытались арестовать натовские спецслужбы, в вашей стране можно ждать любой подлянки! (из-за деревьев, наконец, показалась старинная усадьба)

Ольга: Бенкендорф пишет: - Даже на два. Потом придется ненадолго слетать в Москву, чтобы оформить отпуск. Ещё целых два дня бессовестного откровенного счастья! Наташа и Ириней совершенно выпали из её сознания. Так что он говорит про отпуск, а обещает пустые мужские обещания: - Алекс, поговорим об этом потом. Бенкендорф пишет: (когда выбрались из душа и оделись, сунул галстук в карман, оставив воротник рубашки расстегнутым, смеется) Я так и не попробовал твоего рагу. Накормишь своего голодного мужчину? (снова подхватил на руки и понес вниз) Расположились по-домашнему на кухне. Второй раз разогревать рагу - это бесчеловечно по отношению к высокой кухне, сварила кофе и приготовила лёгкий завтрак - сырный киш с начинкой из ветчины, потянулась и через стол поцеловала своего мужчину в губы: - Я пока не знаю твои предпочтения, но за пару дней обещаю запомнить, мой генерал. - Рукой отдала честь и вернула попку на свой стул.

Бенкендорф: Ольга пишет: Второй раз разогревать рагу - это бесчеловечно по отношению к высокой кухне, сварила кофе и приготовила лёгкий завтрак - сырный киш с начинкой из ветчины, потянулась и через стол поцеловала своего мужчину в губы: - Я пока не знаю твои предпочтения, но за пару дней обещаю запомнить, мой генерал. - Рукой отдала честь и вернула попку на свой стул. - Ничего не ел вкуснее! (взял ее руку, несколько раз поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке) Я не прихотлив, Оля, но ты меня увлекла на разнузданный путь сибаритства. Хочу пить вино, есть рябчиков и ананасы, заниматься с тобой любовью - до пьяной одури, до изнеможения, до сладких капелек пота на твоих ключицах...

Ириней Огинский: Наташа пишет: (фыркнула отражению спутника в переднем зеркале) А у вас самого намного больше с ней общего? Мы с Олей хотя бы одинаково любим лошадей. (подмигнул девушке в зеркале) - Отношения мужчины и женщины - это не кружок по интересам и знание латыни, например, слабо влияют на чувства. Но должен восхититься вашим конь_гениальным ходом с подарком, панна Натали. Это хотя бы не банально. Наташа пишет: По-вашему, я похожа на заурядную домохозяйку? В том-то и дело, что абсолютно не похожи. Наташа пишет: (взволнованно заерзала на сиденье, нечаянно схватив Огинского за рукав) Пан Ен, умоляю, можно ехать быстрее? Для него не существует препятствий, но в чужой стране мало ли что могло случиться. (зашмыгала носом) Вдруг его попытались арестовать натовские спецслужбы, в вашей стране можно ждать любой подлянки! (из-за деревьев, наконец, показалась старинная усадьба) (положил ладонь поверх её пальцев, чтобы девушка успокоилась, стараясь не акцентироваться на национальном вопросе, а ему было что сказать) - Не волнуйтесь, вчера была такая метель, что любые спецслужбы сдуло бы к чертям свинячим. Извините, я хотел сказать, что они тоже люди и предпочитают шевелиться в более комфортных условиях. (заруливают в усадьбу, в конюшне уже бегают туда-сюда люди, кто-то чистит снег перед домом - всё идёт своим чередом, но сердце чувствует, что-то не так - Сноу его не встречает, как обычно) - Прибыли, панна Натали. Извините, если был несносен.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Отношения мужчины и женщины - это не кружок по интересам и знание латыни, например, слабо влияют на чувства. Но должен восхититься вашим конь_гениальным ходом с подарком, панна Натали. Это хотя бы не банально. Не могу того же сказать про ваши белые розы, но нам, женщинам, проще угодить. Главное - знать, что твой единственный для тебя ничего не жалеет. (не удержалась от подкола) И не читает лекций о сущности отношений полов, просто любит и купает в своей безоглядной любви. Ириней Огинский пишет: (заруливают в усадьбу, в конюшне уже бегают туда-сюда люди, кто-то чистит снег перед домом - всё идёт своим чередом, но что сердце чувствует, что-то не так - Сноу его не встречает, как обычно) - Прибыли, панна Натали. Извините, если был несносен. Выскочила из машины, махнув рукой на извинения Огинского, и - в дом. Дверь не на замке, вбежала в холл. На вешалке, на плечиках - мужской пиджак, потрогала его, услышала знакомый запах генеральского парфюма. Обрадовалась - ее любимый здесь! Наверное, переоделся в спортивный костюм и объезжает подарок. Или только собирается оседлать - погода-то пока не располагала. Услышав голоса с кухни, ринулась туда. Бенкендорф пишет: (взял ее руку, несколько раз поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке) Я не прихотлив, Оля, но ты меня увлекла на разнузданный путь сибаритства. Хочу пить вино, есть рябчиков и ананасы, заниматься с тобой любовью - до пьяной одури, до изнеможения, до сладких капелек пота на твоих ключицах... Застыла на пороге кухни, в шубке нараспашку, комкая в руке сорванный с шеи платок. - Оля... Александр Христофорович... (больше ничего не может выдавить из себя, перед глазами цветные злые искры, губы будто онемели, а в ушах безжалостным набатом звучат слова, которые она никогда не слышала от своего генерала наяву, только во сне или в мечтательной неге ванны с мандариновой пеной)

Ириней Огинский: Возникает за спиной Натали, слов мужчины не слышал, но то как он держит за руку Ольгу, как они смотрят друг на друга - красноречивее любых слов. Сноу вертится у ног хозяйки - и ты, Брут! Наташа пишет: Застыла на пороге кухни, в шубке нараспашку, комкая в руке сорванный с шеи платок. - Оля... Александр Христофорович... ( (наклоняется к уху с бирюзовой сережкой, тихо) - Значит, "просто любит и купает в своей безоглядной любви"? (Ольге на польском, оценив взглядом соперника) - Здравствуй, Ольга! Вижу, ждала и волновалась. Мы можем где-нибудь поговорить?

Ольга: Бенкендорф пишет: - Ничего не ел вкуснее! (взял ее руку, несколько раз поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке) Я не прихотлив, Оля, но ты меня увлекла на разнузданный путь сибаритства. Хочу пить вино, есть рябчиков и ананасы, заниматься с тобой любовью - до пьяной одури, до изнеможения, до сладких капелек пота на твоих ключицах... Счастливо смеётся, не отнинимая руки: - Меня или выкрадут ваши агенты, чтобы я не развращала важное государственное лицо, или наградят наши пустозвоны. Наташа пишет: Застыла на пороге кухни, в шубке нараспашку, комкая в руке сорванный с шеи платок. - Оля... Александр Христофорович... Смех замолк, чуть не поперхнулась, когда увидела в дверях подругу с таким лицом, как будто главная героиня сериала не знает, не то что развития сюжета, а сценария текущей серии, от неожиданности промямлила первое, что взбрело в голову: - Наташа! Кофе будешь? Ириней Огинский пишет: (Ольге на польском, оценив взглядом соперника) - Здравствуй, Ольга! Вижу, ждала и волновалась. Мы можем где-нибудь поговорить? Матка Боска и Огинский с ней, ну его-то можно и нужно было ожидать вскорости. Посмотрела Алексу в глаза и сжала его пальцы, потом медленно встала и ответила на английском языке - Ириней по-русски не говорил, сначала формальности воспитанных людей: - Доброе утро, Ириней! Познакомься, это Александр Бенкендорф. Александр, это Ириней Огинский. - Перешла на родный язык. - Пойдём "только не в спальню"... в кабинет.

Наташа: Ириней Огинский пишет: (наклоняется к уху с бирюзовой сережкой, тихо) - Значит, "просто любит и купает в своей безоглядной любви"? Губы дрожат, из глаз катятся слезы, смывая следы ее утренних стараний у зеркала быть самой красивой - для него одного. Измена любимого мужчины и предательство подруги, какое рядом с этим имеет значение иезуитская шпилька Огинского. Ольга пишет: от неожиданности промямлила первое, что взбрело в голову: - Наташа! Кофе будешь? - Со стрихнином, пожалуйста.



полная версия страницы