Форум » Беседка » Ролевая мини-игра "Ход конем" » Ответить

Ролевая мини-игра "Ход конем"

Gata: Название мини-игры: "Ход конем" Основа: по сериалу БН Рейтинг: 16+ Даты игры: 21-24 февраля Рулит администрация Сюжетный план: Наши дни. Избалованная дочь влиятельных родителей Наташа Репнина хочет выйти замуж за лучшего во всем мире человека (на меньшее она, понятно. не согласна), но предмет ее любви - твердый орешек и не поддается женским чарам. Настойчивая девушка отступать не намерена и с помощью польской подруги Ольги Калиновской приготовила для упрямца ко Дню защитника Отечества подарок, который растопит лед в его сердце. Роли и исполнители: [more]Ольга Калиновская - Роза Наташа Репнина - Gata Ириней Огинский - Светлячок Генерал Бенкендорф - Gata [/more] Отправная точка сюжета и количество персонажей согласованы и утверждены, изменению не подлежат.

Ответов - 106, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Ириней Огинский: Рейс из Нью-Йорка в третий раз зашёл на посадку в аэропорту им.Фредерика Шопена в Варшаве. Он был спокоен и не разделял степень трагичности, которая выражалась на зелёных лицах других пассажиров лайнера - подумашь, неблагоприятные погодные условия. Сядем, позняк лететь в другой аэропорт. Это бы ладно, но на выходе его ожидала толпа журналистов и поклонниц - победа над Карлсеном и вручение шахматного Оскара - событие для всей Польши, и ему вынесут мозг ещё в аэропорту. (усмехнулся) Он давно хотел проучить заносчивого норвежского мальчишку с дурными манерами. Самолёт резко снижал высоту, откинулся на спинку кресла и перед глазами возникла Ольга с бездонными голубыми глазами и улыбкой королевы, во внутреннем кармане элегантного замшевого пиджака ждала своего часа заветная коробочка - сегодня, именно сегодня. В телефоне было 20 неотвеченных звонков от матери, набрал номер девушки - Ола, здравствуй! Уже здоровались? Это было восемь часов назад в Кеннеди и я успел соскучиться. Мы наконец-то приземлились, несмотря на циклон. Как только отобьюсь от журналистов, сразу к тебе. Не волнуйся, доберусь как-нибудь, нет такой стихии, которая помещает мне обнять любимую женщину. Целую.

Ольга: Звонок Иринея застал её в конюшне. Оповещение о надвигающемся циклоне требовало ещё раз всё проверить. В воскресенье работники её конно-спортивной школы разъезжались по домам, и ключ от генераторной она держала под рукой - автоматические поилки должны быть всегда наполнены чистой водой. Чистокровные арабские красавцы встретили хозяйку приветливым ржанием. Ещё пару лет назад на этой гнедой Лакки она выиграла Первенство Европы по выездке, а как будто это было в прошлой жизни... Погладила гриву лошади и протянула на ладони яблоко, в остальных 15 денниках ревниво зафыркали. Мысли вернулись к Иринею. К чему эта рисковая затея мчатся к ней из Варшавы в Беляны, учитывая, что видимость с каждым часом становилась всё хуже и вот-вот начнёт темнеть? Такого снежного урагана она ещё не видела. На волне победы на турнире Ирик рвётся одержать ещё одну победу - это было совершенно очевидно. Ольга верила в ангела-хранителя за правым плечом, но не до такой же степени над ним издеваться! Зажглась искра - не хлопай мокрым полотенцем, искры этого не любят. Правда, на счет искры она не была до конца уверена, как и в том, что их свёл Бог, может, он просто решил - не стоит на нас дураков чудо тратить.

Наташа: Рейс из Москвы успел приземлиться до того, как варшавский аэропорт закрыли из-за циклона. Мысленно показала электронному табло язык и летящей походкой - в короткой норковой шубке бирюзового цвета, в сапожках на элегантных шпильках, мимо восторженной толпы, атаковавшей какую-то местную знаменитость, - понесла себя к стоянке такси. Еще вчера она сидела в московской квартире, листая свадебные каталоги. Купить или сшить на заказ? В новостях по телеящику мелькнуло лицо отца, прямой эфир с мюнхенской конференции по безопасности. Набрала его номер: "Папуля. как ты посмотришь на то, что твоя любимая дочь выйдет, наконец, замуж? Что значит - кто этот несчастный? (обиженно) Он будет самым счастливым человеком на свете! К тому же, он сейчас ближе к тебе, чем ко мне. (глазами ищет в теленовостях обожаемое лицо, но ее избранник умеет обходить камеры) Нет, не надо звонить Мишке, он тоже где-то защищает родину. Надеюсь, успеет вернуться к моей свадьбе. А мама уже составляет список гостей. Это не заговор! Просто мы, женщины, немножко больше понимаем в счастье, чем вы. Целую, папуля! Привет дяде Сереже. (после разговора с отцом съела две конфетки, из фантиков сделала закладку в свадебном каталоге и набрала в скайпе подругу) Оля, здравствуй! Покажи мне его еще раз! Да, ты мне послала две тысячи фотографий и пятьсот видео, но пожаааааалуйста! Какой красавец, я с ума сойду! Только не забудь про георгиевский бантик и гвоздики. И кивер гусарский! Оленька, люблю, люблю, люблю! Ты лучшая подруга на свете! Плюхнулась на заднее сиденье такси и по английски назвала водителю адрес. Она не собиралась приезжать, избранник должен с букетом восторгов и заветным колечком сам к ней прилететь на крыльях любви, но как тут усидеть на месте. Пусть для него будет два сюрприза сразу. Рисует на заиндевевшем стекле машины буквы "А.Б."


Ириней Огинский: Наконец-то скинул с себя липких представителей СМИ, раздал автографы, вытерпел селфи и обошёл периметр аэропорта в поисках цветочного магазина. Скупив во всех лавках белые розы, направился к стоянке, где две недели назад оставил свой серебристый Ягуар. Мама не унималась и пришлось ответить на звонок - розы одиноко мёрзли на крыше авто под снежным дождём. - Да, мама, спасибо. Обязательно заеду, но не сегодня. Что почему? Занят. Ты же себя хорошо чувствуешь, посмотри телевизор, поболтай с пани Беатой и ляг пораньше. Завтра или послезавтра, я позвоню. Выруливает со стоянки в снежную пургу.

Бенкендорф: Генерал в составе российской делегации находится в Мюнхене. Никаких иллюзий относительно того, что западные партнеры дадут себя вразумить, не питает, у него тут свои дела. На трибуну, в отличие от главы британской разведки, не полез, только попивает кофеек в кулуарах. Одет, понятно, в гражданское, но тут таких элегантных пиджаков с военной выправкой - половина конференции. Борьба за мир во всем мире. Завибрировал телефон во внутреннем кармане. Заместитель председателя ФСБ России прочитал сообщение: "Дорогой генерал, 23 февраля уже завтра, предлагаю вам маленький квест с подарком. Долгота - такая-то, широту пришлю в следующем сообщении." Усмехнулся, второго сообщения, как и думал, не пришлось долго ждать. Справился по карте, где это - Беляны около Варшавы. Подошел знакомый из МИДа, обменялись дежурными мнениями о происходящем и о погоде. Выпили по дежурной чашечке кофе. "Говорят, Александр Христофорович, вы женитесь на дочке Репнина? Хорошая партия, он, по слухам, скоро сменит Лаврова". - "А если не сменит, - отшутился, - жениться не стоит?" Посмеялись и разошлись. От Мюнхена до Варшавы каких-то восемьсот километров. Давно не выжимал двести на хорошей дороге.

Ольга: Наташа пишет: (после разговора с отцом съела две конфетки, из фантиков сделала закладку в свадебном каталоге и набрала в скайпе подругу) Оля, здравствуй! Покажи мне его еще раз! Да, ты мне послала две тысячи фотографий и пятьсот видео, но пожаааааалуйста! Какой красавец, я с ума сойду! Только не забудь про георгиевский бантик и гвоздики. И кивер гусарский! Оленька, люблю, люблю, люблю! Ты лучшая подруга на свете! С улыбкой в сотый раз показывает подруге фотографии роскошного вороного арабского скакуна - лучшего из своих питомцев, за которого ей предлагали бешеные деньги, но она всем отказывала, хотя могла бы обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь и плевать в потолок. Натали она не могла отказать да и не хотела, потому что это её самая близкая подруга, которая поддержала, нянчилась с ней, когда погибли родители Ольги. - Натали, только я не уверена по поводу бантика и кивера, - но подруга уже так же стремительно исчезла с монитора, как и появилась.

Бенкендорф: Российская делегация после всех дебатов отбыла в аэропорт, а генерал на арендованном БМВ - в сторону Польши. Какой русский не любит прокатиться с ветерком по немецким автобанам, пока еще на них не ограничили скорость. Польский офицер на пограничном пункте скосоротился на дипломатический паспорт, но вежливо откозырял сквозь зубы. - И ведь не серпастый, не молоткастый, а всё на вас не угодишь... Вырулил теперь уже на польскую трассу. За Одрой погода испортилась, скорость пришлось сбавить. Что за подарок его ждет в Белянах? И сама дарительница наверняка, зная ее характер. Не поленилась ведь - сколько сил потратила, чтобы незаурядно поздравить со ставшим заурядным мужским праздником. И правда, что ли, жениться? Умница и красавица, будет прекрасной женой... лет десять-пятнадцать. Достаточно, чтобы сын успел подрасти. Пора, пора обзаводиться семьей, товарищ генерал-полковник. если не хотите, чтобы старинная военная династия на вас пресеклась. А если будет не сын, а дочка? Вспомнил зеленый взгляд, пылкий и нежный, цепкую ручку у него на рукаве и понял. что категорически не хочет, чтобы у его дочери были такие глаза. Под Варшавой снег пошел стеной, автомобильные дворники подергались и сникли, колеса стали пробуксовывать, а за несколько километров до цели квеста машина и вовсе застряла. Генерал отпустил пару добрых словечек в адрес польского климата, набросил пальто, нашел в багажнике лопатку и отправился воевать с сугробом у капота.

Ириней Огинский: Машину занесло на повороте с табличкой "Las Bielański", резко выкрутил руль, но получил обратный эффект и перегородил следующей за ним машине дорогу. Сзади из такси выскочил приземистый водитель в смешной курте с воротником, как будто у него на плечах сдох бобик, и кинулся к нему с воплями. - Да не ори ты как потерпевший. Видишь, что на дороге творится?! Толкни лучше сзади. Матка Боска! (он так и ехал с розами на крыше, пока резко не затормозил и нежные бутоны разлетелись веером вокруг колёс, кинулся собирать)

Наташа: Чуть не стукнулась носом о переднее сиденье, когда перед ними занесло какого-то лихача. Таксист вылез разбираться, Наташа с терпением настоящей леди ждет его возвращения, листая в смартфоне снимки вороного коня и представляя, как ее бравый генерал будет смотреться в седле. Ириней Огинский пишет: Толкни лучше сзади. Матка Боска! (он так и ехал с розами на крыше, пока резко не затормозил и нежные бутоны разлетелись веером вокруг колёс, кинулся собирать) Боже мой, как романтично! (выбралась из машины, шпилькой припечатала бутон розы, Огинскому по-английски) Цветы под ноги, впервые у меня просят извинения за инцидент на дороге столь изысканным способом. Но не могли бы вы ускорить процесс, я очень тороплюсь.

Ольга: Очень быстро стало понятно, куда пропала с радаров подруга – интернет накрылся. Мобильная связь тоже приказала долго жить, до Иринея дозвониться не получилось. С нарастающей тревогой натянула лыжный комбинезон и, поколебавшись, оседлала всё-таки Лакки. Шах - её любимчик, им нельзя рисковать, подарок должен без приключений дождаться своего нового хозяина. Рядом, виляя хвостом, крутился верный лабрадор. Вскочила в седло и крикнула псу: - Вперёд, Сноу. Искать. Бенкендорф пишет: Генерал отпустил пару добрых словечек в адрес польского климата, набросил куртку, нашел в багажнике лопатку и отправился воевать с сугробом у капота. В лесу было морозно и видимость почти нулевая, но вдали блеснул свет фар, и пёс с радостным лаем кинулся к машине. Приблизившись, поняла - это не Огинский, но не бросать же человека в беде. - Помощь нужна?

Бенкендорф: Ольга пишет: В лесу было морозно и видимость почти нулевая, но вдали блеснул свет фар и пёс с радостным лаем кинулся к машине. Приблизившись, поняла - это не Огинский, но не бросать же человека в беде. - Помощь нужна? Откуда-то из снежного месива выскочил крупный пёс, лизнул в ухо и лапами стал помогать отгребать снег от колес. - Хорошая псина! (потрепал лохматого помощника по холке и перевел взгляд на его хозяйку) Спасибо, пани, ваша собака мне уже помогает. Но бульдозер бы тоже не помешал.

Ольга: Бенкендорф пишет: - Хорошая псина! (потрепал лохматого помощника по холке и перевел взгляд на его хозяйку) Спасибо, пани, ваша собака мне уже помогает. Но бульдозер бы тоже не помешал. Скептически наблюдает за стараниями русского в модном кашемировом пальто (этот акцент ни с каким другим не спутаешь) и своего добродушного четвероногого помощника и переходит на русский язык: - Панна, если угодно. Только бульдозер или хотя бы трактор раньше завтрашнего утра не появится. Планируете здесь заночевать, или всё-таки согласитесь на помощь?

Ириней Огинский: Наташа пишет: Боже мой, как романтично! (выбралась из машины, шпилькой припечатала бутон розы, Огинскому по-английски) Цветы под ноги, впервые у меня просят извинения за инцидент на дороге столь изысканным способом. Но не могли бы вы ускорить процесс, я очень тороплюсь. (улыбнулся симпатичной туристке, поднял воротник пиджака и продолжил собирать то, что осталось от букета - видно, что девушка трудно расстаётся с иллюзиями) - Если вы не умете летать, быстрее будет присоединиться и мне помочь.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Если вы не умете летать, быстрее будет присоединиться и мне помочь. (сердито фыркнула) Может быть, заказать вам газононокосилку? (сунулась в телефон) Вот досада, связи нет. (позвала таксиста, который бестолково бегает от одной машины к другой) Помогите господину ботанику собрать его гербарий, я не собираюсь ночевать посреди дороги! (грациозно стряхнув с каблучка снег на рукав Огинскому, уселась обратно в машину, но в сгущающихся сумерках и снегопаде перепутала и вместо такси села в ягуар гроссмейстера)

Бенкендорф: Ольга пишет: - Панна, если угодно. Только бульдозер или хотя бы трактор раньше завтрашнего утра не появится. Планируете здесь заночевать, или всё-таки согласитесь на помощь? Панна отлично говорит по-русски. (улыбнулся всаднице) Не стану гусарствовать, принять помощь от красивой женщины даже приятно. Здесь где-то неподалеку конно-спортивная школа госпожи Калиновской. Ваша лошадка наверняка знает туда дорогу. Если проводите меня, обещаю отблагодарить ее ведром вкуснейших яблок, а вас - чем пожелаете.

Ириней Огинский: Наташа пишет: (сердито фыркнула) Может быть, заказать вам газононокосилку? (сунулась в телефон) Вот досада, связи нет. (позвала таксиста, который бестолково бегает от одной машины к другой) Помогите господину ботанику собрать его гербарий, я не собираюсь ночевать посреди дороги! (усмехнулся и молча быстро собрал остатки разлетевшихся в снег цветов, кинул охапку на колени девушке, даже её не заметив, туда же отправились мужские перчатки, садится в машину и только тогда замечает пассажирку) - Решили, с ботаником быстрее и безопаснее? (окинул её взглядом) - В такую мерзкую погоду спешат только по роковой страсти.

Наташа: Ириней Огинский пишет: не глядя кинул охапку на колени девушке, даже её не заметив, туда же отправились мужские перчатки, садится в машину и только тогда замечает пассажирку) - Решили, что с ботаником быстрее и безопаснее? (окинул её взглядом) - В такую мерзкую погоду так спешат только по роковой страсти. (Снаружи маячит растерянный таксист, только сейчас заметила свою оплошку, но пересаживаться лениво) Лучше заплатите этому бедолаге, которого вы подрезали, и поедемте скорее. (стряхнула мокрые мужские перчатки на пол, а розы. подумав оставила) Бедные цветочки, вами теперь только на конюшне подметать. (присмотревшись к Огинскому) Где-то я вас видела?

Ольга: Бенкендорф пишет: Панна отлично говорит по-русски. (улыбнулся всаднице) Не стану гусарствовать, принять помощь от красивой женщины даже приятно. Про себя с усмешкой: - Мужчины неисправимы. Приятно ему... Бенкендорф пишет: Здесь где-то неподалеку конно-спортивная школа госпожи Калиновской. Ваша лошадка наверняка знает туда дорогу. Если проводите меня, обещаю отблагодарить ее ведром вкуснейших яблок, а вас - чем пожелаете. Слегка удивилась, но пока ещё не дошло: - Если знаете о школе, тогда сможете самостоятельно забраться в седло, а широкие жесты приберегите для более подходящего случая и погоды.

Ириней Огинский: Наташа пишет: (Снаружи маячит растерянный таксист, только сейчас заметила свою оплошку, но пересаживаться лениво) Лучше заплатите этому бедолаге, которого вы подрезали, и поедемте скорее. (покачал головой и расплатился с таксистом) - Леди, я понял - вы замечаете и слышите только себя, но постарайтесь вникнуть - я тоже спешу, поэтому подброшу вас до ближайшего отеля по дороге, а дальше вы позвоните своему бойфренду или кому пожелаете. Наташа пишет: (стряхнула мокрые мужские перчатки на пол, а розы. подумав оставила) Бедные цветочки, вами теперь только на конюшне подметать. (присмотревшись к Огинскому) Где-то я вас видела? (никак не прореагировал на выходку девушки с перчатками) - Вам показалась. В журналах мод я галстуки не рекламирую.

Бенкендорф: Ольга пишет: Слегка удивилась, но пока ещё не дошло: - Если знаете о школе, тогда сможете самостоятельно забраться в седло, а широкие жесты приберегите для более подходящего случая и погоды. Лопату в багажник, машину - на замок. Аккуратен скорей по привычке, чем заботясь о мародерах. - Значит, форму благодарности вы оставляете выбрать мне. (Забрался позади гонористой красавицы на кобылку, недовольно взмахнувшую хвостом под удвоенной тяжестью. Впрочем. тяжесть - это больше о нем, наездница легка и стройна, от нее пахнет метелью, лошадьми и - французскими духами. Перехватил поводья из ее рук, чтобы не хватать за талию, хоть обстоятельства и располагали) Александр. А как зовут мою спасительницу?

Ольга: Бенкендорф пишет: Лопату в багажник, машину - на замок. Аккуратен скорей по привычке, чем заботясь о мародерах. - Значит, форму благодарности вы оставляете выбрать мне. С интересом наблюдает за чёткими и спокойными действиями уверенного в себе мужчины средних лет, улыбнулась: - Всегда оставляете последнее слово за собой. "Такой точно не подорвёт здоровье на любовных фронтах." Бенкендорф пишет: (Забрался позади гонористой красавицы на кобылку, недовольно взмахнувшую хвостом под удвоенной тяжестью. Впрочем. тяжесть - это больше о нем, наездница легка и стройна, от нее пахнет метелью, лошадьми и - французскими духами. Перехватил поводья из ее рук, чтобы не хватать за талию, хоть обстоятельства и располагали) Александр. А как зовут мою спасительницу? - "Самоуверенный мужчина средних лет". *ухватилась за лошадиную гриву и обернулась к своему спутнику: снегом, как будто сединой, припорошенным волосам и открытому взгляду серых глаз* - Ольга. Ольга Калиновская. Сноу, домой, - пришпорила лошадку.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Леди, я понял - вы замечаете и слышите только себя, но постарайтесь вникнуть - я тоже спешу, поэтому подброшу вас до ближайшего отеля по дороге, а дальше вы позвоните своему бойфренду или кому пожелаете. Я бы позвонила ему прямо сейчас, если бы в Польше умели поддерживать мобильную связь так же хорошо, как выращивать клубнику. Кстати, на вашем месте я бы сначала заехала в цветочный магазин за более свежим букетом. Или та, к кому вы торопитесь, не слишком взыскательна? Ириней Огинский пишет: - Вам показалась. В журналах мод я галстуки не рекламирую. Вспомнила! Я видела вас на фото с моей подругой Олей на фоне Пизанской башни. Или Эйфелевой. (вздохнула) Значит, нам по пути.

Ириней Огинский: Наташа пишет: Я бы позвонила ему прямо сейчас, если бы в Польше умели поддерживать мобильную связь так же хорошо, как выращивать клубнику. (сдерживает рвущийся наружу привычный цинизм) - Слава родине моей, у нас нашлось что-то хорошее на ваш взыскательный вкус. А с мобильной связью оплошали, не подготовились. Придётся вам воспользоваться обычным проводным телефоном в отеле. Такой, знаете, с кнопочками. Наташа пишет: Кстати, на вашем месте я бы сначала заехала в цветочный магазин за более свежим букетом. Или та, к кому вы торопитесь, не слишком взыскательна? (забирает у девушки букет и отправляет его в окно, где-то же живёт ненормальный, который влюблён в эту ехидну - любовь дорого обходится дуракам) - Вас это не касается, леди. Наташа пишет: Вспомнила! Я видела вас на фото с моей подругой Олей на фоне Пизанской башни. Или Эйфелевой. (вздохнула) Значит, нам по пути. (резко тормозит, машину опять заносит) - Только не говорите, что вы та, сумасшедшая подруга Ольги, которая покупает лошадей по фоточкам в инстаграме? (примирительно поднимает ладони над рулём) - Простите, я был груб.

Наташа: Ириней Огинский пишет: (резко тормозит, машину опять заносит) - Только не говорите, что вы та, сумасшедшая подруга Ольги, которая покупает лошадей по фоточкам в инстаграме? (примирительно поднимает ладони над рулём) - Простите, я был груб. А вы тот самый шахматист, который пятнадцать лет подает надежды? (испуганно) Ой, держитесь крепче за баранку! Я не хочу попасть моему жениху на глаза в аварийной хронике на фоне вашего трупа и вашей милой машинки. Даже если вы ее покупали в автосалоне, а не по фоточке в инстаграме. Ириней Огинский пишет: (забирает у девушки букет и отправляет его в окно, где-то же живёт ненормальный, который влюблён в эту ехидну - любовь дорого обходится дуракам) - Вас это не касается, леди. Жалко букет, но Оля заслуживает лучшего. Кстати, это касается не только цветов. (про себя - ну и грубиян! явно воспитывался не в семье дипломатов) Простите, это и правда не мое дело. Если вы Оле нравитесь, с удовольствием подниму бокал шампанского на вашей свадьбе.

Бенкендорф: Ольга пишет: улыбнулась: - Всегда оставляете последнее слово за собой. Ничего подобного, зачем же отказывать себе в продолжении увлекательного разговора. Ольга пишет: - Ольга. Ольга Калиновская. Сноу, домой, - пришпорила лошадку. Лошадка резво бежит по заметенной дороге. Полячка уверенно держится в седле, он тоже не новичок, но обоих то и дело качает друг к другу, и соблюдать дистанцию приличий не всегда удается. Успел изучить ее ушко и запомнить все биометрические характеристики. - Панна Ольга, не ожидал, что из снежного плена меня выручит сама королева Белянского леса. Уж не вы ли (смеется) и наслали эту пургу - за то, что я вторгся в ваши владения?

Ольга: Бенкендорф пишет: Ничего подобного, зачем же отказывать себе в продолжении увлекательного разговора. Смеётся: - Вам снежинки не мешают вести увлекательный разговор? Мне так - да. Бенкендорф пишет: Полячка уверенно держится в седле, он тоже не новичок, но обоих то и дело качает друг к другу, и соблюдать дистанцию приличий не всегда удается. Успел изучить ее ушко и запомнить все биометрические характеристики. - Панна Ольга, не ожидал, что из снежного плена меня выручит сама королева Белянского леса. Уж не вы ли (смеется) и наслали эту пургу - за то, что я вторгся в ваши владения? Спасательная операция обернулась щекотливой ситуацией и неожиданной близостью с незнакомцем, она сама не ожидала, что чувство долга окажется сильнее здравого смысла. - Не боитесь, а вдруг я запру вас в конюшне и заставлю выкладывать слово "вечность" из соломы? Показалась усадьба, а это действительно была усадьба XIX века, перестроеная ещё её родителями под современное жильё и конно-спортивны комплекс. Около дома они спешились: - Александр, проходите в дом. Сразу за холлом- гостиная, а рядом с камином бар, если захотите согреться. Я должна расседлать мою девочку. - Направляется с Лакки в конюшню.

Ириней Огинский: Наташа пишет: Жалко букет, но Оля заслуживает лучшего. Кстати, это касается не только цветов. (про себя - ну и грубиян! явно воспитывался не в семье дипломатов) Простите, это и правда не мое дело. Если вы Оле нравитесь, с удовольствием подниму бокал шампанского на вашей свадьбе. (развернулся к девушке и усмехнулся) Что же вы примолкли, договаривайте - я не заслуживаю Ольгу, так? Вы меня совершенно не знаете, а уже припечатали нелестным выводом, панна Натали. Наташа пишет: А вы тот самый шахматист, который пятнадцать лет подает надежды? (испуганно) Ой, держитесь крепче за баранку! Я не хочу попасть моему жениху на глаза в аварийной хронике на фоне вашего трупа и вашей милой машинки. Даже если вы ее покупали в автосалоне, а не по фоточке в инстаграме. Я понял - вы меня видели в гробу, а где же ваш женишок? Спасается бегством? (пока препирались их изрядно засыпало и окончательно стемнело, завёл двигатель, но Ягуар буксовал и не двигался с места) - Этого ещё не хватало. (скептически глянул на шпильки капризной красотки) - Садитесь за руль, а я буду толкать. Вышел из машины и поднял воротник пиджака - задувало так, что было не видно ладоней вытянутых рук, которые он пристроил на капот, Чёрт, перчатки остались в машине, плевать, его задели слова девушки - неужели Ольга считает его неудачником? Да ещё озвучила это подруге? Нет, этого не может быть и совершенно не в её характере. К тому же, после знакомства с Ольгой, он на волне влюблённости, за два года выиграл всё, что только можно и занял первую строчку в международном шахматном рейтинге, но укол в сердце ныл и отдавал болью в висках.

Бенкендорф: Ольга пишет: Смеётся: - Вам снежинки не мешают вести увлекательный разговор? Мне так - да. (огорченным тоном) Неужели я настолько скучный кавалер, что дама в моем обществе вынуждена считать снежинки? Ольга пишет: - Не боитесь, а вдруг я запру вас в конюшне и заставлю выкладывать слово "вечность" из соломы? (весело) Лишь бы вы меня не заставили прясть, как Омфала Геракла. Во всем остальном готов быть вам полезен, панна Ольга, и даже вымести с конюшни слова "вечность" на семи языках, или на ста пятидесяти, если со словарем. (Разглагольствовал бы и дальше - давно не чувствовал себя так легко и беззаботно, как на этой заснеженной дороге, почти в обнимку с очаровательной девушкой, но, к сожалению, они быстро приехали) Ольга пишет: Александр, проходите в дом. Сразу за холлом- гостиная, а рядом с камином бар, если захотите согреться. Я должна расседлать мою девочку. - Направляется с Лакки в конюшню. Дом ему понравился сразу, как и хозяйка. Современный комфорт приятно сочетается с ароматом старины - у владелицы этой усадьбы есть вкус и, разумеется, средства. Сноу, виляя хвостом, забежал в гостиную следом и, довольный, развалился на медвежьей шкуре у камина, высунув розовый язык. Генерал, засмеявшись, потрепал пса за ушами - этот тип тоже понимает толк в комфорте. На каминной полке несколько фотографий. Немолодая пара - видимо, родители, на другом портрете - Ольга обнимает белую лошадь, вся пронизанная летним солнечным светом. Взял рассмотреть поближе. Нет, никакое фото не передаст сияния ее глаз. Усмехнулся: "Еще немного, и заговорю стихами". На третьем фото снова она, в Париже с кавалером. Кавалера узнал, свежий шахматный триумфатор. Муж, друг? Удостоился места в ее гостиной, этим можно гордиться не меньше, чем низвержением Магнуса. На четвертом снимке заметил Наташу, нахмурился, но сейчас ему меньше всего хотелось думать о ней. Отошел к бару, побренчал бутылками, смешал два коктейля, себе покрепче, воткнул в бокалы трубочки и отправился на конюшню, где полячка устраивала на отдых свою любимицу. - Не захотел пить один, панна Ольга. Сколько у вас подопечных? - обвел взглядом денники.

Наташа: Ириней Огинский пишет: (развернулся к девушке и усмехнулся) Что же вы примолкли, договаривайте - я не заслуживаю Ольгу, так? Вы меня совершенно не знаете, а уже припечатали нелестным выводом, панна Натали. Не придирайтесь к словам, пан Ириней. Нам с Ольгой нравятся разные мужчины. Лично я бы не выбрала такого, кого в минуты нежности нужно называть Ирочкой, (фыркнула) но, может, в Польше - это самый писк. Ириней Огинский пишет: (пока препирались их изрядно засыпало и окончательно стемнело, завёл двигатель, но Ягуар буксовал и не двигался с места) - Этого ещё не хватало. (скептически глянул на шпильки капризной красотки) - Садитесь за руль, а я буду толкать. Послушно перебралась за руль, есть время препираться, а есть - спасаться. Ириней Огинский пишет: Вышел из машины и поднял воротник пиджака - задувало так, что было не видно ладоней вытянутых рук, которые он пристроил на капот, Чёрт, перчатки остались в машине, плевать, его задели слова девушки - неужели Ольга считает его неудачником? Пошарила под сиденьями, нашла перчатки, вылезла из машины и подала их Огинскому. - Возьмите, пока совсем не окоченели. Мне не нужен ваш труп, мне нужно, чтобы вы довезли меня туда, где меня ждет мой жених. Вернее, не ждет (натянула на голову шелковое кашне, спасая остатки прически от метели), я его не предупредила, что приеду. Хотела сделать сюрприз. (чихнула и невольно всхлипнула) Романтическая дурочка! (снова чихнула, рассердилась на себя и залезла обратно за руль) Ну, толкайте же!

Ольга: Бенкендорф пишет: огорченным тоном) Неужели я настолько скучный кавалер, что дама в моем обществе вынуждена считать снежинки? Почувствовала смену настроения спутника, примирительно: - Просто я предпочитаю видеть глаза своего собеседника. Бенкендорф пишет: (весело) Лишь бы вы меня не заставили прясть, как Омфала Геракла. Во всем остальном готов быть вам полезен, панна Ольга, и даже вымести с конюшни слова "вечность" на семи языках, или на ста пятидесяти, если со словарем. Занимается с Лакки, с улыбкой вспоминает слова Александра - "Врёт, поди, чтобы произвести впечатление, но как же обаятельно и достоверно!" Александр ей нравился спокойной уверенностью и ненавязчивыми манерами, без несносного мужского яканья. Кольнула совесть - Ириней. Мобильник всё также не ловил сеть. Оставалось надеяться, что он остановился переждать непогоду в отеле на повороте к Белянскому лесу. Бенкендорф пишет: - Не захотел пить один, панна Ольга. Сколько у вас подопечных? - обвел взглядом денники. Собралась уже вернуться в дом, но задержалась возле вороного жеребца, который радостно заржал, когда его подружка Лакки вернулась в денник напротив: - Шах, мой красавчик, как же я не хочу с тобой расставаться. - Погладила своего любимца и гордость. Конь перебирал копытами и носом тыкался ей в ухо, когда она услышала сзади хорошо поставленный баритон, скорее привыкший отдавать распоряжения, чем их выполнять. Берёт бокал: - Спасибо, пан Александр. Ммм...какое интересное сочетание рома и вермута. Сейчас пока шестнадцать, а к лету я планирую приобрести ещё двух жеребцов. Так что же вас привело в Польшу?

Ириней Огинский: Наташа пишет: Пошарила под сиденьями, нашла перчатки, вылезла из машины и подала их Огинскому. - Возьмите, пока совсем не окоченели. Мне не нужен ваш труп, мне нужно, чтобы вы довезли меня туда, где меня ждет мой жених. Вернее, не ждет (натянула на голову шелковое кашне, спасая остатки прически от метели), я его не предупредила, что приеду. Хотела сделать сюрприз. (чихнула и невольно всхлипнула) Романтическая дурочка! (снова чихнула, рассердилась на себя и залезла обратно за руль) Ну, толкайте же! (берёт перчатки) - Да вы просто мать Тереза. Отличный английский, доброе сердечко, сюрпризы - ваш жених, счастливчик. (мягко развернул девушку за плечи в сторону водительского места) - Не стойте на ветру. Только сильно не газуйте, сцепление у меня капризное. (совместными усилиями вытолкали машину на дорогу, если снежный накат так можно было назвать) Наташа пишет: Не придирайтесь к словам, пан Ириней. Нам с Ольгой нравятся разные мужчины. Лично я бы не выбрала такого, кого в минуты нежности нужно называть Ирочкой, (фыркнула) но, может, в Польше - это самый писк. (вернулся в машину и на Ирочку прореагировал вверх бровями, медленно выруливает к рекламной вывеске отеля) - Странные у русских имена. Родители и друзья меня зовут Ен. (Ольга звала его смешно - Ирик, но Ольге можно всё) - Натали, вы продрогли. Если вы простудитесь, ваша подруга заставит меня неделю чистить конюшню, а у меня нет к этому способностей. В ресторане отеля кухня так себе, но кофе отменный. (открыл дверцу со стороны Натали и протянул ей руку)

Бенкендорф: Ольга пишет: Берёт бокал: - Спасибо, пан Александр. Ммм...какое интересное сочетание рома и вермута. Сейчас пока шестнадцать, а к лету я планирую приобрести ещё двух жеребцов. Так что же вас привело в Польшу? - Наверное, судьба. С дозой рома никогда не ошибался, но сегодня кажется, что переборщил. Чтобы справиться с легким звоном в висках, повернулся к вороному жеребцу: - Хорош! - погладил упругую шею, конь прянул ушами, но принял ласку благосклонно. - Прости, что пришел знакомиться без угощения. (прочитал надпись на деннике) Шах! Кто же ты - гроссмейстер, или восточный владыка? Конечно, владыка! Мужская ладонь, продолжая гладить коня, будто невзначай коснулась тонких прохладных пальцев его хозяйки. - Разрешите предположить, сколько он стоит. "Не продается" - угадал, панна Ольга?

Наташа: Ириней Огинский пишет: - Странные у русских имена. Родители и друзья меня зовут Ен. (смеется) В общем, Ким Чен Ын! Ириней Огинский пишет: Если вы простудитесь, ваша подруга заставит меня неделю чистить конюшню, а у меня нет к этому способностей. В ресторане отеля кухня так себе, но кофе отменный. (открыл дверцу со стороны Натали и протянул ей руку) Ради любви можно развить в себе любые способности, но ради моей подруги я не стану вас подвергать этому испытанию. (жестом принцессы оперлась на предложенную руку) Кофе так кофе. И шоколадное пирожное, я его заслужила! Ириней Огинский пишет: Да вы просто мать Тереза. Отличный английский, доброе сердечко, сюрпризы - ваш жених, счастливчик Он - лучший мужчина на земле, и во всех ближних и дальних галактиках. (после метели и стресса разомлела от упоительно горячей чашечки кофе, захотелось с ногами забраться на мягкий диван, закутаться в пушистый плед и мечтать, мечтать, мечтать - только о нем) У него серые глаза, и он спас мне жизнь. Я влюбилась в него, как героиня романа, всё и было, как в романе, только в тысячу раз страшней и в миллион раз прекрасней. Подмосковный конный клуб, капризная лошадка, и я вдруг понимаю, что не могу с ней справиться - она просто вытряхнула меня из седла! Моя нога застряла в стремени, я летела куда-то, вниз головой, в сантиметре от земли... а потом его руки, такие надежные, такие... (вдруг спохватилась, что вспоминает вслух, покраснела и осеклась) Извините, пан Ын, вам это вовсе неинтересно. Вы сегодня тоже, в сущности, совершили героический поступок, а я вас даже не поблагодарила.

Ольга: Бенкендорф пишет: - Наверное, судьба. Улыбнулась одними губами, а глаза не отводит от вороного красавца, поглаживая его шею: - Нет повести печальнее на свете, чем повесть о судьбе или дыре в бюджете. "Не хочет говорить правду и унижать себя ложью, поэтому притянул высшие силы. А он не простой человек." Бенкендорф пишет: - Хорош! - погладил упругую шею, конь прянул ушами, но принял ласку благосклонно. - Прости, что пришел знакомиться без угощения. (прочитал надпись на деннике) Шах! Кто же ты - гроссмейстер, или восточный владыка? Конечно, владыка На слове "гроссмейстер" поймала взгляд серых глаз и замерла. Бенкендорф пишет: Мужская ладонь, продолжая гладить коня, будто невзначай коснулась тонких прохладных пальцев его хозяйки. - Разрешите предположить, сколько он стоит. "Не продается" - угадал, панна Ольга? Не отнимая руки, тряхнула кудрями, чтобы отогнать морок мужского обаяния: - Всё продаётся. Никому и никогда я бы не уступила Шаха и согласилась только ради любви. Любовь делает нас лучше. Если не делает - это не любовь.

Бенкендорф: Ольга пишет: Улыбнулась одними губами, а глаза не отводит от вороного красавца, поглаживая его шею: - Нет повести печальнее на свете, чем повесть о судьбе или дыре в бюджете. "Не хочет говорить правду и унижать себя ложью, поэтому притянул высшие силы. А он не простой человек." К чему врать судьбе и себе - ему бешено нравится эта женщина, и он чувствует, что тоже нравится ей, но, словно ракеты средней и малой дальности, которые мешают России договориться с НАТО, что-то стоит между ними, не давая бросить бокалы и гладить Шаха и... и школьнику понятно, что дальше. Ольга пишет: На слове "гроссмейстер" поймала взгляд серых глаз и замерла. Ольга пишет: Не отнимая руки, тряхнула кудрями, чтобы отогнать морок мужского обаяния: - Всё продаётся. Никому и никогда я бы не уступила Шаха и согласилась только ради любви. Любовь делает нас лучше. Если не делает - это не любовь. Взгляд потемнел, приятного хмелька как не бывало: - И кто же счастливый обладатель этого царского приза любви - пан Ириней Огинский? (мало этому ферзю лапчатому фотографии на камине!)

Ольга: Бенкендорф пишет: Взгляд потемнел, приятного хмелька как не бывало: - И кто же счастливый обладатель этого царского приза любви - пан Ириней Огинский? (мало этому ферзю лапчатому фотографии на камине!) Сунула ему обратно свой бокал, облокотилась спиной о дверь денника и сложила руки на груди: - Откуда вы зна..., а, ну, конечно, фотография! "Ничего себе тон - он Ирика на одну руку положит, а другой без лишних фраз прихлопнет, не дожидаясь конца шахматной партии. Кто же ты такой?!" Сверкнула глазами: - Для пана Огинского у меня другой подарок. Шаха я, отказав королю Иордании, уступила моей подруге, которую очень люблю и ценю, чтобы она порадовала своего избранника на какой-то ваш праздник. Я правильно сказала? Иногда путаюсь в русской грамматике. Про праздник я не очень вникала, przepraszam.

Бенкендорф: Ольга пишет: Сверкнула глазами: - Для пана Огинского у меня другой подарок. Шаха я, отказав королю Иордании, уступила моей подруге, которую очень люблю и ценю, чтобы она порадовала своего избранника на какой-то ваш праздник. Я правильно сказала? Иногда путаюсь в русской грамматике. Про праздник я не очень вникала, przepraszam. Ого, как она умеет сердиться! Но восхититься не успел, фраза про подругу испортила настроение. Мог бы давно догадаться, какое ему приготовила поздравление Наташа, если бы напрочь про нее не забыл. Воткнул бокал один в другой и проворчал: - Это не какой-то праздник, это день тех, кто выбрал своей профессией Родину защищать. Но я принять его не могу (как и не умеет прятать взгляд в минуту откровенности, сколько бы трудной она ни была) и ехал сюда с твердым намерением сказать об этом Наташе. Она здесь?

Ириней Огинский: Наташа пишет: (смеется) В общем, Ким Чен Ын! Как вам будет угодно, панна НаталЫ. Наташа пишет: Ради любви можно развить в себе любые способности, но ради моей подруги я не стану вас подвергать этому испытанию. (жестом принцессы оперлась на предложенную руку) Кофе так кофе. И шоколадное пирожное, я его заслужила! (садятся за свободный столик в ресторане и делает заказ: два кофе и шоколадное пирожное) - Развивать стоит только то, что развивается, а безнадёжное оставить там, где лежит. Извините, я буквально на пару минут. Пока идёт к стойке менеджера отеля, успевает дать несколько автографов посетителям, которые его узнали. Мобильная связь умерла, пытается набрать со стационарного телефона домашний номер Ольги и тут понимает, что он его просто не знает, т.к. всегда звонил ей на мобильный, менеджеру) - У вас есть в телефонной книге номер Конной школы Ольги Калиновской? Спасибо. (набирает, надеясь больше на удачу, потому что не может представить, что делать Ольге в воскресную полночь в офисе - удача не улыбнулась, ответили ему длинные гудки, возвращается к девушке за столик) Наташа пишет: Он - лучший мужчина на земле, и во всех ближних и дальних галактиках. (после метели и стресса разомлела от упоительно горячей чашечки кофе, захотелось с ногами забраться на мягкий диван, закутаться в пушистый плед и мечтать, мечтать, мечтать - только о нем) У него серые глаза, и он спас мне жизнь. Я влюбилась в него, как героиня романа, всё и было, как в романе, только в тысячу раз страшней и в миллион раз прекрасней. Подмосковный конный клуб, капризная лошадка, и я вдруг понимаю, что не могу с ней справиться - она просто вытряхнула меня из седла! Моя нога застряла в стремени, я летела куда-то, вниз головой, в сантиметре от земли... а потом его руки, такие надежные, такие... - Разрешите откровенный вопрос? Ваш жених разделяет эти восторги? Подарок вы ему выбрали, безусловно, оригинальный и не дешёвый. (рисует ручкой на салфетке фигуру шахматного коня) Понимаете, конь - фигура, которая перепрыгивает ловко через заслоны и даже может решить исход партии, но нас, мужчин, радуют сюрпризы только, когда мы готовы к ответному шагу. Наташа пишет: (вдруг спохватилась, что вспоминает вслух, покраснела и осеклась) Извините, пан Ын, вам это вовсе неинтересно. Вы сегодня тоже, в сущности, совершили героический поступок, а я вас даже не поблагодарила. (вежливо) - Почему же не интересно, панна Натали? Готов слушать, пока нас не выручат из снежного плена. Должен вас огорчить торчать нам здесь до утра. Только я не понял, о каком моём подвиге вы говорите? (насмешливо) - О том, что я не выбросил вас вместе с букетом и вашим острым языком в окно?

Наташа: Ириней Огинский пишет: Как вам будет угодно, панна НаталЫ. (фыркнула - поди, еще считает себя остроумным) Ириней Огинский пишет: Пока идёт к стойке менеджера отеля, успевает дать несколько автографов посетителям, которые его узнали. Мобильная связь умерла, пытается набрать со стационарного телефона домашний номер Ольги и тут понимает, что он его просто не знает, т.к. всегда звонил ей на мобильный, менеджеру) - У вас нет в телефонной книге номер офиса Конной школы Ольги Калиновской? Спасибо. (набирает, надеясь больше на удачу, потому что не может представить, что делать Ольге в воскресную полночь в офисе - удача не улыбнулась, ответили ему длинные гудки, возвращается к девушке за столик) Я вижу, вы знаменитость в польской глубинке. (поймала на себе несколько завистливых взглядов местных туристок, но пусть себе завидуют на здоровье) Могли бы спросить меня, я знаю городской номер Оли. Ириней Огинский пишет: Только я не понял, о каком моём подвиге вы говорите? (насмешливо) - О том, что я не выбросил вас вместе с букетом и вашим острым языком в окно? (изящно подцепила ложечкой кусочек пирожного и отправила в рот) Если вы так всегда поступаете с девушками, которым не умеете вежливо ответить, то - да, конечно, это подвиг. Но я имела в виду, что вы смогли вытолкать ваш авто из сугроба. Думала, что у шахматистов развиты только мозговые мышцы, и приятно удивлена. Пирожное, кстати, тоже вкусное. Можно еще? Ириней Огинский пишет: Понимаете, конь - фигура, которая перепрыгивает ловко через заслоны и даже может решить исход партии, но нас, мужчин, радуют сюрпризы только, когда мы готовы к ответному шагу. (Поляк задел больное место, где-то на самом дне души она опасается, что ее генерал отвергнет подарок, но ведь дело не в цене. Должен же он, наконец, понять, какое его ждет счастье, и смириться. Мамуля рассказывала, что папочка, перспективный дипломат, три года пытался избежать уз любви, но на то он и дипломат. С мужчинами в погонах можно действовать напрямик) - О шахматах я знаю только то, что конь ходит буквой гэ, и что у слона нет хобота. А мы, женщины, имеем право ждать, что наши сюрпризы доставят удовольствие. (с беспокойством потрогала язычком нижнюю губу - кажется, треснула, и помада Диор не спасла от холода, надо сменить марку) Мы красивые, нежные и беззащитные, как розы на снегу. Ириней Огинский пишет: Должен вас огорчить торчать нам здесь до утра. Как... (в панике) как до утра?! (готова расплакаться) Мне нужно сегодня, слышите! (топнула каблучком) Раз вы такая знаменитость, воспользуйтесь этим, пусть нам помогут доехать, хоть на санях!

Ольга: Бенкендорф пишет: Воткнул бокал один в другой и проворчал: - Это не какой-то праздник, это день тех, кто выбрал своей профессией Родину защищать. Но я принять его не могу (как и не умеет прятать взгляд в минуту откровенности, сколько бы трудной она ни была) и ехал сюда с твердым намерением сказать об этом Наташе. Она здесь? Поджала губы: - Ясно. Ваши праздники меня совершенно не интересуют. Я должна была догадаться, кто вы. Натали мне говорила, но я вас сегодня не ждала. Вот ваш подарок, пан Бенкендорф, только извините, без дурацких бантиков и киверов. И что значит, вы его не примите? Впрочем, меня это не касается - разбирайтесь сами. "Нет, этого не может быть! Он э... друг Наташи? Но он же не молод! Ути-пути, ещё минуту назад ты любезничала с мужчиной, на которого положила глаз, а как только он оказался э... другом Наташи, женихом назвать язык не поворачивается, да? - стал стремительно стареть. Матка Боска, внутри какой дурочки мне приходится жить!" Придушив внутренний голос, направляется к выходу из конюшни: - Наташи здесь нет. Она не говорила мне, что приедет. Все бумаги подпишем завтра, а я иду разогревать нам ужин.

Ириней Огинский: Наташа пишет: (изящно подцепила ложечкой кусочек пирожного и отправила в рот) Если вы так всегда поступаете с девушками, которым не умеете вежливо ответить, то - да, конечно, это подвиг. Но я имела в виду, что вы смогли вытолкать ваш авто из сугроба. Думала, что у шахматистов развиты только мозговые мышцы, и приятно удивлена. Пирожное, кстати, тоже вкусное. Можно еще? - Вежливость понятие относительное и в некоторых ситуациях бесполезное, панна Натали. (протягиет девушке меню) - Выбирайте всё, что пожелаете. Может, что-то посущественнее? Только не рекомендую рыбу, здесь её готовить не умеют. Наташа пишет: - О шахматах я знаю только то, что конь ходит буквой гэ, и что у слона нет хобота. А мы, женщины, имеем право ждать, что наши сюрпризы доставят удовольствие. (с беспокойством потрогала язычком нижнюю губу - кажется, треснула, и помада Диор не спасла от холода, надо сменить марку) Мы красивые, нежные и беззащитные, как розы на снегу. (усмехнулся капризам зеленоглазой нахалки и проследил взглядом за розовым язычком - какие они всё же разные с Олой: принцесса на горошине и королева ) - Ждать-то кто же запретит. Кстати, где ваш супермэн сейчас? Наташа пишет: Я вижу, вы знаменитость в польской глубинке. (поймала на себе несколько завистливых взглядов местных туристок, но пусть себе завидуют на здоровье) Могли бы спросить меня, я знаю городской номер Оли. (ну и слух у неё, сухо) - Обойдусь. Наташа пишет: Как... (в панике) как до утра?! (готова расплакаться) Мне нужно сегодня, слышите! (топнула каблучком) Раз вы такая знаменитость, воспользуйтесь этим, пусть нам помогут доехать, хоть на санях! - Я не стану требовать невозможного, потому что мы в лесу, у меня не вездеход, видимость нулевая и хватает здравого смысла. Потопайте каблучками, даже можно покричать - только мир под ваши желания не прогнётся и всемогущий папочка не прибежит с толпой лакеев. Правда, вы можете пойти пешком, тогда счастливого пути, но лучше отдохнуть и выспаться. (кладёт перед ней карточку от последнего свободного номера отеля) - Это не то к чему привык ваш взыскательный вкус, но ванна и кровать там есть.

Бенкендорф: Ольга пишет: Вот ваш подарок, пан Бенкендорф, только извините, без дурацких бантиков и киверов. И что значит, вы его не примите? Впрочем, меня это не касается - разбирайтесь сами. Похлопал Шаха по шее: - Жалко, дружище, если ты достанешься королю Иордании, я успел к тебе привязаться. Ольга пишет: Придушив внутренний голос, направляется к выходу из конюшни: - Наташи здесь нет. Она не говорила мне, что приедет. Все бумаги подпишем завтра, а я иду разогревать нам ужин. Потянулся было за телефоном, но вспомнил, что связи нет. И есть проблемы, которые которые заочно не решить. Что ж, ужин так ужин. Идет вслед за Ольгой в дом, мысленно перецеловав всё, что скрывалось под лыжным комбинезоном. - Вы позволите вам помочь? - но был изгнан с кухни и вернулся в гостиную, к бару, огню и лабрадору. Старинной кочергой поворошил головешки в камине, чтобы горели веселее. Едва удержал руку. чтобы не отправить туда же и фото Огинского, но тот был на фото не один. Крикнул в глубь дома: - Ольга, что вы будете пить? - ответа нет, налил ей и себе коньяка и подмигнул Сноу: - Я не так богат, как король Абдалла II, но попытаюсь заплатить твоей хозяйке неустойку за сорванную сделку.

Ольга: Бенкендорф пишет: - Вы позволите вам помочь? - но был изгнан с кухни и вернулся в гостиную, к бару, огню и лабрадору. Старинной кочергой поворошил головешки в камине, чтобы горели веселее. Едва удержал руку. чтобы не отправить туда же и фото Огинского, но тот был на фото не один. Крикнул в глубь дома: - Ольга, что вы будете пить? - ответа нет, налил ей и себе коньяка и подмигнул Сноу: - Я не так богат, как король Абдалла II, но попытаюсь заплатить твоей хозяйке неустойку за сорванную сделку. Сначала переодеться. Скинула в спальне всю одежду, быстро умылась и открыла гардеробную. Платье? "Не сдаёшься! А как же Наташа?" Вернула платье на вешалку и сердито сдёрнула атласные укороненные брючки и обычную шёлковую блузку. Волосы наверх под серебряный гребень и на губы немного блеска. Проворно всё организовала на подносе: тарелки, приборы, салфетки, блюдо с рагу из ягнёнка и открыла винный шкаф, где среди прочего дождалась ужина с Огинским бутылка "Боллинджера". Прижалась горячим лбом к холодной дверце. "Не сходи с ума, он не твой мужчина!" - напомнил внутренний эльф. Захлопнула дверцу и вышла с подносом в гостиную: - Сноу, тебя на кухне тоже ждёт ужин. Сделка же завтра состоится при любой погоде, даже если моему адвокату придётся прыгать в сугроб с парашютом.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Выбирайте всё, что пожелаете. Может, что-то посущественнее? Только не рекомендую рыбу, здесь её готовить не умеют. Благодарю, я не ем на ночь. А вы хорошо знаете кухню в этом отеле. Неужели Оля вас ни разу не кормила своим ужином? Она отлично готовит, между прочим. Ириней Огинский пишет: Кстати, где ваш распекрасный принц сейчас? Там, куда вам мешает добраться здравый смысл. (искоса посмотрела на спутника поневоле - красавчик, как ее первая любовь Володька Корф, только старше, и наверно, неплохой парень, если Ольга его выбрала, но есть и получше) Я сообщила Александру точные координаты, ему этого достаточно, чтобы прибыть на место в срок, без вездеходов и прочего пафоса. И Оля со мной согласна, что только такого хозяина достоин великолепный Шах. Ириней Огинский пишет: Потопайте каблучками, даже можно покричать - только мир под ваши желания не прогнётся и всемогущий папочка не прибежит с толпой лакеев. Правда, вы можете пойти пешком, тогда счастливого пути, но лучше отдохнуть и выспаться. (кладёт перед ней карточку от последнего свободного номера отеля) - Это не то к чему привык ваш взыскательный вкус, но ванна и кровать там есть. Будь я даже дочкой Путина, вам до этого не должно быть никакого дела. (сердито сдернула со столешницы карточку и встала) Надеюсь, о ночлеге для себя вы тоже позаботились, и у вас не будут завтра дрожать руки за рулем. Впрочем, лучше я вызову такси. Дзенькую за кофе! (поцокала по крутой лестнице на второй этаж, но на середине подвернула ногу и остаток ступенек преодолела, хромая)

Ириней Огинский: Наташа пишет: Благодарю, я не ем на ночь. А вы хорошо знаете кухню в этом отеле. Неужели Оля вас ни разу не кормила своим ужином? Она отлично готовит, между прочим. (не рассказывать же ей в самом деле, что они как-то кутили здесь всю ночь, и он играл Ольге на рояле, который стоит на подуме, ночь напролёт всё, что она заказывала и, смеясь, платила ему за каждую композицию по злотому, как капризному ребёнку) - Неужели, неужели, вы очень любопытная особа, панна Натали. Наташа пишет: Там, куда вам мешает добраться здравый смысл. (искоса посмотрела на спутника поневоле - красавчик, как ее первая любовь Володька Корф, только старше, и наверно, неплохой парень, если Ольга его выбрала, но есть и получше) Я сообщила Александру точные координаты, ему этого достаточно, чтобы прибыть на место в срок, без вездеходов и прочего пафоса. И Оля со мной согласна, что только такого хозяина достоин великолепный Шах. (захохотал) - Принимать сигналы и следовать им - это две большие разницы! (тут до него дошло сказанное и смех резко прекратился, ещё не хватало, чтобы этот супермэн сейчас ужинал вместе с Ольгой! он есть моё рагу и сидит рядом с моей женщиной?) Наташа пишет: Будь я даже дочкой Путина, вам до этого не должно быть никакого дела. (сердито сдернула со столешницы карточку и встала) Надеюсь, о ночлеге для себя вы тоже позаботились, и у вас не будут завтра дрожать руки за рулем. Впрочем, лучше я вызову такси. Дзенькую за кофе! (поцокала по крутой лестнице на второй этаж, но на середине подвернула ногу и остаток ступенек преодолела, хромая) - С такси вы погорячились. Трактор приедет убирать снег часам к четырём утра, тогда я вас и разбужу. (в тишине и одиночестве - все постояльцы отеля расползлись по номерам, наконец-то откинулся на спинку кресла, закинул ногу на ногу и закурил, когда какой-то грохот на лестнице обозначил проблему, в два счёта поднялся на второй этаж и увидел хромающую девушку) - Что опять не так? Ковры плохо постелили?

Бенкендорф: Ольга пишет: вышла с подносом в гостиную: - Сноу, тебя на кухне тоже ждёт ужин. Сделка же завтра состоится при любой погоде, даже если моему адвокату придётся прыгать в сугроб с парашютом. Оценил произошедшую с хозяйкой дома перемену, но она и в чадре осталась бы самой восхитительной женщиной на свете. Перехватил у нее из рук тяжело нагруженный поднос и ловко переставил всё с него на столик, галантно подвинул ей кресло и поддержал под локоток, помогая сесть. - Вы угощаете меня по-королевски, панна Ольга. (сел напротив и поднял бокал с коньяком) У вас говорят "Nazdrowie", но я хочу выпить за ваши глаза. Глядя в них, мужчина узнает о себе много такого, чего не подозревал прежде, и счастливец тот, о чьих глазах вы можете сказать то же самое. (чуть наклонился к ней через стол и коснулся ее бокала своим) Ольга пишет: Сделка же завтра состоится при любой погоде, даже если моему адвокату придётся прыгать в сугроб с парашютом - Хоть каждое дерево в этом заповеднике окажется адвокатом, сделку это не спасет. Но давайте не будем мериться упрямством. (приговорил свою порцию коньяка и улыбнулся) Лучше скажите - у вас много помощников? За столь обширным хозяйством трудно следить одной. (с абсолютно серьезным видом) Хочу знать, сколько человек прибегут на ваш зов, когда я начну хулиганить.

Наташа: Ириней Огинский пишет: вы очень любопытная особа, панна Натали. Женщине это простительно. А вы, наверно, от скуки весь вечер расспрашивали меня про моего жениха и моего папу. Ириней Огинский пишет: (захохотал) - Принимать сигналы и следовать им - это две большие разницы! (обиделась на его смех) Не знаю, как у шахматистов, но у мужчин (подчеркнула это слово) в погонах с приемом и выполнением загвоздок нет! Ириней Огинский пишет: С такси вы погорячились. Трактор приедет убирать снег часам к четырём утра, тогда я вас и разбужу ... (какой-то грохот на лестнице обозначил проблему, в два счёта поднялся на второй этаж и увидел хромающую девушку) - Что опять не так? Ковры плохо постелили? - Да, и под каждый засунули по кочке! (оперевшись о руку Огинского, дохромала до своего номера) Прослезилась от вашей заботы, в четыре часа утра я не встаю даже на самолет. Захлопнула перед его носом дверь, разбросала шубку и сапожки по разным углам и упала на кровать, вполне комфортную, но боль в ноге не дает расслабиться. С беспокойством ощупала лодыжку и на здоровой ноге допрыгала до двери, высунулась в коридор: - Пан Ириней! Простите, мне снова нужна ваша помощь. Найдите, пожалуйста, доктора, или хотя бы принесите кусок льда.

Ириней Огинский: Наташа пишет: А вы, наверно, от скуки весь вечер расспрашивали меня про моего жениха и моего папу. (пожал плечами) - Говорил исключительно для поддержания беседы, потому что кроме вас оба два никого в нашей с вами компании больше не интересуют. Наташа пишет: (обиделась на его смех) Не знаю, как у шахматистов, но у мужчин (подчеркнула это слово) в погонах с приемом и выполнением загвоздок нет! (теперь более понятно, жених из силовых и у него хватит решимости реализовать любое решение своей левой пятки - и этот тип сейчас, возможно, с Ольгой, но благоразумно промолчал) Наташа пишет: Захлопнула перед его носом дверь, разбросала шубку и сапожки по разным углам и упала на кровать, вполне комфортную, но боль в ноге не дает расслабиться. С беспокойством ощупала лодыжку и на здоровой ноге допрыгала до двери, высунулась в коридор: - Пан Ириней! Простите, мне снова нужна ваша помощь. Найдите, пожалуйста, доктора, или хотя бы принесите кусок льда. (развернулся, чтобы спуститься и наконец спокойно покурить, но зеленоглазая красавица не унималась) - Сподобился до пана Иринея? Польщён. Дайте я сам посмотрю. (насильно усаживает девушку на кровать, присел на корточки и без церемоний осмотрел изущную лодыжку) - Это банальный вывих, панна Натали. Сейчас вылечим. Держитесь за меня и постарайтесь не разбудить постояльцев соседних номеров. (дёрнул, как его научила Ольга, и вправил то, что должно было встать на место, поднялся) - Лёд не нужен, просто подержите минут пять под холодной водой и потуже перетяните это место ну, вот хотя бы платком. (протягивает свой носовой платок и идёт к дверям) - Чистый. Dobranoc, панна Натали.

Ольга: Бенкендорф пишет: - Хоть каждое дерево в этом заповеднике окажется адвокатом, сделку это не спасет. Но давайте не будем мериться упрямством. (приговорил свою порцию коньяка и улыбнулся) Она была возмущена до глубины, но решила смолчать и взять измором, не потому что ей хотелось расставаться с любимым скакуном, а исключительно ради Наташи. Если Алекс не примет подарок - драматических стенаний подруги она не вынесет. Коварно улыбнулась в ответ. Бенкендорф пишет: - Вы угощаете меня по-королевски, панна Ольга. (сел напротив и поднял бокал с коньяком) У вас говорят "Nazdrowie", но я хочу выпить за ваши глаза. Глядя в них, мужчина узнает о себе много такого, чего не подозревал прежде, и счастливец тот, о чьих глазах вы можете сказать то же самое. (чуть наклонился к ней через стол и коснулся ее бокала своим) Бенкендорф пишет: Лучше скажите - у вас много помощников? За столь обширным хозяйством трудно следить одной. (с абсолютно серьезным видом) Хочу знать, сколько человек прибегут на ваш зов, когда я начну хулиганить. В отчаянной попытке спастись, положила смартфон между ними, обозначив польско-российскую границу, и в надежде, что связь оживёт голосом Иринея. Пригубила из своего бокала, стараясь не встречаться с Александром взглядом: - Вы уже начали, пан Бенкендорф. Помощники есть в достаточном количестве, только сегодня у них выходной, так что поторопитесь.

Бенкендорф: Ольга пишет: Она была возмущена до глубины, но решила смолчать и взять измором, не потому что ей хотелось расставаться с любимым скакуном, а исключительно ради Наташи. Если Алекс не примет подарок - драматических стенаний подруги она не вынесет. Коварно улыбнулась в ответ. Своенравная красавица явно не собирается уступать, но старому контрразведчику не до разгадывания ее мотивов и контрпланов - наслаждается ее улыбкой, кокетливым локоном, обвившим розовое ушко, и очертаниями высокой груди под тонким шелком блузки. Ольга пишет: положила смартфон между ними, обозначив польско-российскую границу, и в надежде, что связь оживёт голосом Иринея. Пригубила из своего бокала, стараясь не встречаться с Александром взглядом: - Вы уже начали, пан Бенкендорф. Помощники есть в достаточном количестве, только сегодня у них выходной, так что поторопитесь. Бросил косой взгляд на смартфон, встал и отошел к камину. - Огонь, мужчина и женщина... В этом есть что-то первобытное и вечное, неподвластное прогрессу, языкам и границам, даже нормам морали. (снял с каминной полки парижское фото) Ольга, не сердитесь на мой вопрос - вас связывают с паном Огинским какие-то обязательства?

Наташа: Ириней Огинский пишет: Говорил исключительно для поддержания беседы, потому что кроме вас оба два никого в нашей с вами компании больше не интересуют. Володька Корф надувался точно так же, когда она забывала восхищаться его умом и талантами. Что она целых два года в нем находила? Ириней Огинский пишет: - Это банальный вывих, панна Натали. Сейчас вылечим. Держитесь за меня и постарайтесь не разбудить постояльцев соседних номеров. (дёрнул, как его научила Ольга, и вправил то, что должно было встать на место, поднялся) - Лёд не нужен, просто подержите минут пять под холодной водой и потуже перетяните это место ну, вот хотя бы платком. (протягивает свой носовой платок и идёт к дверям) - Чистый. Dobranoc, панна Натали. Чуть не взвыла от боли и обиды - не эти руки, руки несносного поляка должны были оказывать ей неотложную помощь! До крови прикусила губу, чтобы не разрыдаться, и единственный выплеск эмоций, который себе позволила - запустила в спину Огинского сапогом на шпильке, почему-то оказавшимся рядом на подушке. - Извините (ни капли раскаяния в голосе), я метила в стойку для обуви. Thank you and good night.

Ольга: Бенкендорф пишет: наслаждается ее улыбкой, кокетливым локоном, обвившим розовое ушко, и очертаниями высокой груди под тонким шелком блузки. Сколько мужчин смотрели на неё с надеждой, или желанием, или тем и другим одновременно, но не одному ещё не удавалось вогнать её в краску, а сейчас она сидела с пылающими щеками, мечтая провалиться вместе с креслом сразу в подвал: - Вы не похвалили моё фирменное рагу. Глаза уже удостоились, теперь очередь за ужином. Или всё так плохо? Бенкендорф пишет: Бросил косой взгляд на смартфон, встал и отошел к камину. - Огонь, мужчина и женщина... В этом есть что-то первобытное и вечное, неподвластное прогрессу, языкам и границам, даже нормам морали. (снял с каминной полки парижское фото) Ольга, не сердитесь на мой вопрос - вас связывают с паном Огинским какие-то обязательства? - Я не сержусь, Алекс, но это очень личный вопрос. Ириней ничего не смыслит в лошадях, а я в шахматах, поэтому нам всегда есть, чем удивить друг друга. Позвольте встречное любопытство. Почему вы не хотите принять подарок, полагаю, свадебный от Наташи?

Бенкендорф: Ольга пишет: - Вы не похвалили моё фирменное рагу. Глаза уже удостоились, теперь очередь за ужином. Или всё так плохо? Всё еще хуже - я впервые встретил женщину, из рук которой съел бы хоть фрикасе из табуретки с гудроном, но потерял и голову, и аппетит по той же самой причине. Ольга пишет: - Я не сержусь, Алекс, но это очень личный вопрос. Ириней ничего не смыслит в лошадях, а я в шахматах, поэтому нам всегда есть, чем удивить друг друга. Позвольте встречное любопытство. Почему вы не хотите принять подарок, полагаю, свадебный от Наташи? Был бы муж или жених, сказала бы без экивоков. Воткнул фото на каминную полку, не глядя, вверх тормашками, подошел к Ольге сзади и мягко положил руки ей на плечи. - Мне не нужна индульгенция. Я просто не хочу, чтобы вы терзали себя чувством вины из-за того, что нарушили верность, или невольно заставили нарушить меня. Никому и никогда я не клялся ни в загсе, ни у алтаря. (наклонился и поцеловал ее в висок, в тот самый шаловливый локон) Твои волосы до сих пор пахнут снегом... Ты слышишь, Оля? Никому и никогда!

Ириней Огинский: Наташа пишет: запустила в спину Огинского сапогом на шпильке, почему-то оказавшимся рядом на подушке. - Извините (ни капли раскаяния в голосе), я метила в стойку для обуви. Thank you and good night. - Разумеется. (аккуратно пристроил сапожок на стойку для обуви и прикрыл за собой дверь) Панна Натали огонь-девица, обе подруги яркие и самобытные, и как они до сих пор друг другу глаза не выцарапали? С этими мыслями спустился и вышел из отеля. Засыпанный снегом Ягуар напоминал памятную стелу, на которой оставалось только вывести "Болван". Натали права, он должен был добраться до Ольги, несмотря ни на что. Так и поступил бы, но рисковать девушкой, которая волей случая оказалась его попутчицей, он не имел права. Застрянь они в лесу, горючки могло не хватить, потому что заправиться не подумал, так спешил с предложением руки и сердца - болван. Вернулся в отель, где менеджерица с восхищёнными глазами предложила ему воспользоваться комнатой отдыха персонала, раз уж все номера заняты - вежливо отказался, заказал виски со льдом и ещё чашку кофе. С бокалом поднялся к роялю и начал наигрывать одну из музыкальных баллад Элвиса.

Ольга: Бенкендорф пишет: Всё еще хуже - я впервые встретил женщину, из рук которой съел бы хоть фрикасе из табуретки с гудроном, но потерял и голову, и аппетит по той же самой причине. Бенкендорф пишет: Воткнул фото на каминную полку, не глядя, вверх тормашками, подошел к Ольге сзади и мягко положил руки ей на плечи. - Мне не нужна индульгенция. Я просто не хочу, чтобы вы терзали себя чувством вины из-за того, что нарушили верность, или невольно заставили нарушить меня. Никому и никогда я не клялся ни в загсе, ни у алтаря. (наклонился и поцеловал ее в висок, в тот самый шаловливый локон) Твои волосы до сих пор пахнут снегом... Ты слышишь, Оля? Никому и никогда! Она не верит ни одному его слову и завтра выставит восвояси, но сейчас ей нестерпимо хочется узнать вкус его губ. Взглянула снизу вверх. Не отводя взгляд от серых глаз, мягко одной рукой притянула его голову к себе, когда вдруг Сноу подскочил и зарычал. Беспокойство пса было очевидно, он с лаем кинулся к входным дверям. Очарование момента было упущено. Быстро идёт в кабинет, где на компьютер поступает информация с видеокамер по всему периметру усадьбы. Из-за метели изображение нечёткое, но видно две фигуры, которые копошатся около офиса. Достает из оружейного шкафа ружья, из сейфа патроны и заряжает: - Кто-то чужой проник на территорию. Что-то мне подсказывает, что стрелять вы умеете, пан Бенкендорф.

Наташа: Продержала ногу под холодной водой пятнадцать минут - чтобы с гарантией, пока не затряслась от озноба. Завернулась в два махровых отельных халата и забралась под одеяло. Озноб прошел, но не спится. Громкая премьера в Большом, престижная ложа, бокал шампанского в антракте и конфеты ручной работы разноцветной горкой. Генерал взял целую вазочку: "Выбирайте, какая нравится". Мужчина широких жестов, как ее отец-замминистра, но она и мысли не допускала, что он относится к ней, как к дочери. Потом была командировка два месяца, и у нее всё валилось из рук. Забросила аспирантуру, тема диссертации ей все равно не нравилась. Брат Мишка отобрал пульт телевизора во время просмотра новостей: "Угомонись, на его уровне под пули посылают, а не лезут". Ее генерал, и правда, вернулся - но не к ней, а на службу, хотя изредка позволял вывести его на какое-нибудь мероприятие, непременно с международным участием. Всегда в безупречном костюме и с безупречными манерами. "Даже поцеловать ни разу не пытался", - вспомнила обиженно. В форме Наташа его видела лишь однажды - на церемонии вручения госнаград в Кремле, куда напросилась вместе с отцом. Мамочка успокаивала, что всегда мечтала о зяте-генерале, а ее мечты имеют свойство сбываться. Высунула руку из-под одеяла и включает-выключает бра над кроватью. Почему всё так нелепо? Эта метель и этот отель… Надо было поужинать, вот что! Она испереживала сегодня столько калорий, что талии ничего не грозит. Надеюсь, кухня у них работает круглосуточно, а если нет - пусть менеджер печет мне омлет. Что ее сегодня тянет на глупые рифмы? Ириней Огинский пишет: С бокалом поднялся к роялю и начал наигрывать одну из музыкальных баллад Элвиса. Спускаясь по винтовой лестнице в холл, услышала музыку, но когда увидела, кто играет, остановилась. Надо же, одна из ее любимых композиций. Села на ступеньку, прислонившись к перилам, и слушает, прикрыв глаза.

Бенкендорф: Ольга пишет: Очарование момента было упущено. Быстро идёт в кабинет, где на компьютер поступает информация с видеокамер по всему периметру усадьбы. Из-за метели изображение нечёткое, но видно две фигуры, которые копошатся около офиса. Достает из оружейного шкафа ружья, из сейфа патроны и заряжает: - Кто-то чужой проник на территорию. Что-то мне подсказывает, что стрелять вы умеете, пан Бенкендорф. Взял у Ольги ружье: - А мне что-то подсказывает, что вы не захотите остаться в доме. (бурчит) Надеюсь, ночной сторож не смог добраться сюда из-за метели, а не отсутствует у вас в штате по причине экономии, моя отважная панна. (не удержался, привлек Ольгу к себе и быстро поцеловал) Держись за моей спиной. Вышли на улицу, он первым, но когда добежали до офиса, опередивший их Сноу успел порвать над одном из незваных гостей штаны и опрокинуть в снег. - Ну, и что вы здесь потеряли, ребята? Второй вытащил пистолет, Бенкендорф выбил его ногой, тогда парень припустил наутек. Пришлось для острастки пальнуть в воздух.

Ольга: Бенкендорф пишет: Взял у Ольги ружье: - А мне что-то подсказывает, что вы не захотите остаться в доме. (бурчит) Надеюсь, ночной сторож не смог добраться сюда из-за метели, а не отсутствует у вас в штате по причине экономии, моя отважная панна. (не удержался, привлек Ольгу к себе и быстро поцеловал) Держись за моей спиной. Поцелуй был дерзкий и быстрый, но она почти задохнулась от счастья. Жаль, нет времени закатывать глаза: - С вашим резюме, пан генерал, может быть я и возьму вас на полставки. Бенкендорф пишет: Вышли на улицу, он первым, но когда добежали до офиса, опередивший их Сноу успел порвать над одном из незваных гостей штаны и опрокинуть в снег. - Ну, и что вы здесь потеряли, ребята? Второй вытащил пистолет, Бенкендорф выбил его ногой, тогда парень припустил наутек. Пришлось для острастки пальнуть в воздух. Хохочет, глядя как улепётывает второй подельник, придерживая рваные штаны на пятой точке, за ним с рычанием мчался лабрадор: - Последний полимер - мощный стимул. Сноу, ко мне. Ко мне, я сказала! - Потрепала для успокоения разгоряченного пса за ушами. - Они так перепуганы, что точно не вернутся. Алекс, удивил. Я думала что ты исключительно бумажками в кабинете шуршишь на безопасном расстоянии от неприятностей. Хотел передо мной покрасоваться? - Ей легко дался переход на "ты", может быть потому что метель, радость победы и её бешено бьющееся сердце.

Бенкендорф: Ольга пишет: - Последний полимер - мощный стимул. Сноу, ко мне. Ко мне, я сказала! - Потрепала для успокоения разгоряченного пса за ушами. - Они так перепуганы, что точно не вернутся Подобрал платком пистолет - газовый. - Надо отдать его в полицию, могли остаться отпечатки. Ольга пишет: Жаль не нет времени закатывать глаза: - С вашим резюме, пан генерал, может быть я возьму вас на полставки. Ольга пишет: Алекс, удивил. Я думала что ты исключительно бумажками в кабинете шуршишь на безопасном расстоянии от неприятностей. Хотел передо мной покрасоваться? - Всё угадала, Оля! (смеется, счастливый) И хотел перед тобой покрасоваться, и шуршу бумажками в тихом кабинете. Подхватил девушку на руки, и ее бьющееся сердце словно прыгнуло к нему в грудь. Ослабевающая метель треплет обоим волосы, Сноу вертится рядом, виляя хвостом - понял, что с этой стороны хозяйке ничего не грозит. - Обсудим мой трудовой договор? - несет ее в дом.

Ольга: Бенкендорф пишет: Подобрал платком пистолет - газовый. - Надо отдать его в полицию, могли остаться отпечатки. Махнула рукой: - Заявление напишу, только особых иллюзий не питаю. Наши ещё большие бездельники, чем ваши. Бенкендорф пишет: - Всё угадала, Оля! (смеется, счастливый) И хотел перед тобой покрасоваться, и шуршу бумажками в тихом кабинете. Подхватил девушку на руки, и ее бьющееся сердце словно прыгнуло к нему в грудь. Ослабевающая метель треплет обоим волосы, Сноу вертится рядом, виляя хвостом - понял, что с этой стороны хозяйке ничего не грозит. - Обсудим мой трудовой договор? - несет ее в дом. Обняла и произнесла без всякого жеманства: - Я ещё успею об этом пожалеть, а собеседование проведём в спальне.

Бенкендорф: Ольга пишет: Махнула рукой: - Заявление напишу, только особых иллюзий не питаю. Наши ещё большие бездельники, чем ваши. Пиджак, в карман которого генерал сунул отобранный у незадачливых воришек пистолет, был сброшен в холле, и оба тут же забыли и про полицию, и про причину, по какой она могла потребоваться. Ольга пишет: Обняла за шею и произнесла без всякого жеманства: - Я ещё успею об этом пожалеть, а собеседование проведём в спальне. Беспорядочно целуя спутанные волосы Ольги, серебряный гребень упал где-то на лестнице: - Если пожалеешь, буду работать охранником в твоей усадьбе бесплатно на полную ставку. Остатки одежды сорвал с себя и с нее уже в спальне, рухнули поперек жалобно скрипнувшей кровати, задыхаясь, мешая русские и польские слова - жаркие, глупые, прекрасные. Шальные тени на потолке беззвучно завидовали и метались, пока не растаяли в сером сумраке утра.

Ириней Огинский: Ещё затемно забухтел под окнами трактор, глянул на ручные часы 3.45. Пора будить избалованную зеленоглазку, опустил крышку рояля, сначала заказал завтрак на двоих и направился к лестнице, где и обнаружил спящую сидя девушку. - Так, так, так, подслушиваем? Я заказал нам завтрак. Кухня ещё не работает, но нам любезно согласились сделать омлет, тосты с маслом и кофе. Представляете, какое бесчинство?!

Наташа: Ириней Огинский пишет: - Так, так, так, подслушиваем? Я заказал нам завтрак. Кухня ещё не работает, но нам любезно согласились сделать омлет, тосты с маслом и кофе. Представляете, какое бесчинство?! Снился упоительный сон - ее генерал в светлом парадном мундире, при орденах и золоте погон, поднимается по пожарной лестнице под звуки "Аre you lonesome tonight" и стучит к ней в окно букетом пунцовых роз. - Что? Какое бесчинство? - сонно похлопала ресничками, пытаясь понять, где она и что с ней. Опять этот польский красавчик! Хотела рассердиться, но запах омлета и свежего кофе отозвались в голодном желудке сладкой истомой и чем-то похожим на раскаяние. Несмотря на вредный характер, в сущности этот пан Огинский настоящий джентльмен. Он совсем не обязан был с ней столько возиться, вместо того, чтобы нестись к Ольге, которая ждет свидания с ним, наверное, не меньше, чем она - с ее героем. По-кошачьи потянулась и с улыбкой кивнула: - Просто возмутительно, что за сервис! Идемте же скорей завтракать и поедем к Оле, если дорогу расчистили. А связь уже появилась?

Ириней Огинский: Наташа пишет: - Просто возмутительно, что за сервис! Идемте же скорей завтракать и поедем к Оле, если дорогу расчистили. А связь уже появилась? - Связи по-прежнему нет, но трактор уже своё дело делает. (к его удивлению позавтракали без препирательств - девушка была сонной и поэтому молчаливой, быстро допил кофе и поднялся) - Прогрею двигатель, пока вы будете прихорашиваться для вашего супермэна.

Ольга: Бенкендорф пишет: Беспорядочно целуя спутанные волосы Ольги, серебряный гребень упал где-то на лестнице: - Если пожалеешь, буду работать охранником в твоей усадьбе бесплатно на полную ставку. Остатки одежды сорвал с себя и с нее уже в спальне, рухнули поперек жалобно скрипнувшей кровати, задыхаясь, мешая русские и польские слова - жаркие, глупые, прекрасные. Шальные тени на потолке беззвучно завидовали и метались, пока не растаяли в сером сумраке утра. До рассвета невербально высказывала свои пожелания, утомлённые задремали. Её разбудил звонок телефона, который доносился из кабинета. Тихонько выскользнула из объятий спящего мужчины, поцеловала его в плечо и спустилась вниз, по пути набрасывая шёлковый халат и выпустив на улицу Сноу. На связи была служба спасения - нужна ли помощь? "Как всегда вовремя, когда всё сделали за вас!". Вежливо поблагодарила и отказалась, но потом вспомнила про джип Алекса в лесу, объяснила, где его найти и попросила доставить сразу в усадьбу. Напольные часы пробили шесть часов утра. В это время начинался рабочий день у персонала, но сегодня вряд ли они смогут добраться вовремя и начнут звонить и извиняться. Отключила телефон и мобильник, чтобы не разбудили её генерала, и прибрала в гостиной остатки вчерашнего ужина. Мужской пиджак был повешен на плечики, ружья возвращены на место. Добработницу Барбару удар бы хватил, от такого натюрморта, к счастью, она в Кракове, где у неё пару дней назад родилась внучка. Мурлыкая себе под нос вернулась в спальню и с улыбкой поправила на Алексе одеяло - такой беззащитный во сне, любовалась бы им бесконечно. Вздохнула, сбросила халатик и ушла в душ.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Прогрею двигатель, пока вы будете прихорашиваться для вашего супермэна. Заглянула в маленькое зеркальце и в ужасе понеслась к себе в номер, бросив на тарелке недоеденный тост. Вывалила на туалетный столик содержимое косметички, одной рукой схватила тюбик с тоником, другой - фен. Через двадцать минут, как ни в чем не бывало, свежа и хороша, по-свойски устроилась на переднем сиденье авто, дверцу которого предупредительно распахнул Огинский. - Я пыталась расплатиться на ресепшене, но портье заявил, что вы за всё уже заплатили. Я ему сказала, что вы играли не для меня, а для моей подруги, чтобы он не вообразил невесть что, но, кажется, его не убедила. (скорчила гримаску) Возвышенные чувства, менестрели - мимо этих примитивных типов, но на чай я ему все-таки оставила. (откинулась на спинку сиденья и улыбнулась) А играли вы чудесно. Когда вам надоест шахматная корона, сможете давать уроки музыки.

Бенкендорф: Проснулся, Ольги рядом нет, но подушка хранит ее запах, как его губы и руки - свидетельство того, что ему ничего не приснилось. Услышал шум воды в душе, улыбнулся и поспешил присоединиться. - Доброе утро, moja miłości! - обнял ее сзади, позаимствовав с ее груди и живота ароматную мыльную пену. Ночи было мало, целой жизни будет мало. - Почему ты меня не разбудила?

Ириней Огинский: Наташа пишет: Я пыталась расплатиться на ресепшене, но портье заявил, что вы за всё уже заплатили. Я ему сказала, что вы играли не для меня, а для моей подруги, чтобы он не вообразил невесть что, но, кажется, его не убедила. (выруливает сразу за трактором, который расчищает дорогу и сворачивает в Белянский лес, в голосе трагедь) - Представляете какой ужас - во все захолустные местные бложики сегодня же сольют наши фотографии. Придётся стреляться с вашим мачо. Кстати, он ревнив? Наташа пишет: (откинулась на спинку сиденья и улыбнулась) А играли вы чудесно. Когда вам надоест шахматная корона, сможете давать уроки музыки. (Не открывает взгляда от дороги, усмехнулся) - Ну раз вы считаете, что у меня есть шанс зарабатывать по сотне евро за урок - непременно воспользуюсь вашим советом. Что-то не припоминаю, чтобы Ольга упоминала о вашей трудовой биографии, панна Натали. (нахмурился воспоминаниям: мамушка изводила его музыкальной школой, как только у него обнаружился абсолютный слух, отец же напротив ни к чему не принуждал и, уходя из семьи, подарил набор шахмат, с тех пор они больше не общались)

Ольга: Бенкендорф пишет: - Доброе утро, moja miłości! - обнял ее сзади, позаимствовав с ее груди и живота ароматную мыльную пену. Ночи было мало, целой жизни будет мало. - Почему ты меня не разбудила? Повернулась и обняла его кольцом рук: - Хотела, чтобы ты ещё немного поспал, мой генерал, пока тебя не начали разыскивать с помощью космических спутников. Сможешь задержаться ещё на день? - Глупых надежд и иллюзий она не питала.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Представляете какой ужас - во все захолустные местные бложики сегодня же сольют наши фотографии. Придётся стреляться с вашим мачо. Кстати, он ревнив? - Я не давала ему повода. (А в самом деле - ревнив ли? Захотелось проверить это, покосилась на Огинского - если бы она не боялась огорчить подругу, лучшего объекта для эксперимента не найти) Ириней Огинский пишет: Что-то не припоминаю, чтобы Ольга упоминала о вашей трудовой биографии, панна Натали. (пожала плечам, глядя в окошко) О чем тут упоминать? Окончила историко-архивный институт, оказалось - еще скучнее, чем МГИМО. Но не собираюсь по этому поводу убиваться. Разве убивались из-за отсутствия трудовой биографии жены генералов в позапрошлом веке?

Бенкендорф: Ольга пишет: Повернулась и обняла его кольцом рук: - Хотела, чтобы ты ещё немного поспал, мой генерал, пока тебя не начали разыскивать с помощью космических спутников. Сможешь задержаться ещё на день? - Глупых надежд и иллюзий она не питала. - Даже на два. Потом придется ненадолго слетать в Москву, чтобы оформить отпуск. Будет еще много "потом", которые необходимо решить, чтобы иметь возможность целовать ее каждый день - под струями воды, в постели, везде, но сейчас, когда она сама просит его остаться, и нежные горячие руки ласкают его спину - о чем еще можно мечтать? (когда выбрались из душа и оделись, сунул галстук в карман, оставив воротник рубашки расстегнутым, смеется) Я так и не попробовал твоего рагу. Накормишь своего голодного мужчину? (снова подхватил на руки и понес вниз)

Ириней Огинский: Наташа пишет: - Я не давала ему повода. - Не верю. У вас должно быть армия поклонников. Наташа пишет: пожала плечам, глядя в окошко) О чем тут упоминать? Окончила историко-архивный институт, оказалось - еще скучнее, чем МГИМО. (скептически подумал про себя - ясненько тяжелее кредитки ничего в руках не держала, но ей это даже идёт) - Тогда не понимаю, как вы с Ольгой познакомились? Более разных людей я ещё не встречал. Наташа пишет: Но не собираюсь по этому поводу убиваться. Разве убивались из-за отсутствия трудовой биографии жены генералов в позапрошлом веке? - Решили посвятить себя семье? Но мне кажется, что вы путаете форму и содержание, панна Натали. (проезжают мимо эвакуатора, который загружает джип) - Это не экипаж ли вашего жениха? Видимо, это воздух свободы ударил ему в голову, он перепутал ваши координаты и побежал гигзагами через лес.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Не верю. У вас должно быть армия поклонников. (накручивая локон на пальчик) Поклонников много, но соперников моему генералу - нет. Ириней Огинский пишет: - Тогда не понимаю, как вы с Ольгой познакомились? Более разных людей я ещё не встречал. (фыркнула отражению спутника в переднем зеркале) А у вас самого намного больше с ней общего? Мы с Олей хотя бы одинаково любим лошадей. Ириней Огинский пишет: - Решили посвятить себя семье? Но мне кажется, что вы путаете форму и содержание, панна Натали. По-вашему, я похожа на заурядную домохозяйку? Ириней Огинский пишет: Это не экипаж ли вашего жениха? Видимо, это воздух свободы ударил ему в голову, он перепутал ваши координаты и побежал гигзагами через лес. (взволнованно заерзала на сиденье, нечаянно схватив Огинского за рукав) Пан Ен, умоляю, можно ехать быстрее? Для него не существует препятствий, но в чужой стране мало ли что могло случиться. (зашмыгала носом) Вдруг его попытались арестовать натовские спецслужбы, в вашей стране можно ждать любой подлянки! (из-за деревьев, наконец, показалась старинная усадьба)

Ольга: Бенкендорф пишет: - Даже на два. Потом придется ненадолго слетать в Москву, чтобы оформить отпуск. Ещё целых два дня бессовестного откровенного счастья! Наташа и Ириней совершенно выпали из её сознания. Так что он говорит про отпуск, а обещает пустые мужские обещания: - Алекс, поговорим об этом потом. Бенкендорф пишет: (когда выбрались из душа и оделись, сунул галстук в карман, оставив воротник рубашки расстегнутым, смеется) Я так и не попробовал твоего рагу. Накормишь своего голодного мужчину? (снова подхватил на руки и понес вниз) Расположились по-домашнему на кухне. Второй раз разогревать рагу - это бесчеловечно по отношению к высокой кухне, сварила кофе и приготовила лёгкий завтрак - сырный киш с начинкой из ветчины, потянулась и через стол поцеловала своего мужчину в губы: - Я пока не знаю твои предпочтения, но за пару дней обещаю запомнить, мой генерал. - Рукой отдала честь и вернула попку на свой стул.

Бенкендорф: Ольга пишет: Второй раз разогревать рагу - это бесчеловечно по отношению к высокой кухне, сварила кофе и приготовила лёгкий завтрак - сырный киш с начинкой из ветчины, потянулась и через стол поцеловала своего мужчину в губы: - Я пока не знаю твои предпочтения, но за пару дней обещаю запомнить, мой генерал. - Рукой отдала честь и вернула попку на свой стул. - Ничего не ел вкуснее! (взял ее руку, несколько раз поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке) Я не прихотлив, Оля, но ты меня увлекла на разнузданный путь сибаритства. Хочу пить вино, есть рябчиков и ананасы, заниматься с тобой любовью - до пьяной одури, до изнеможения, до сладких капелек пота на твоих ключицах...

Ириней Огинский: Наташа пишет: (фыркнула отражению спутника в переднем зеркале) А у вас самого намного больше с ней общего? Мы с Олей хотя бы одинаково любим лошадей. (подмигнул девушке в зеркале) - Отношения мужчины и женщины - это не кружок по интересам и знание латыни, например, слабо влияют на чувства. Но должен восхититься вашим конь_гениальным ходом с подарком, панна Натали. Это хотя бы не банально. Наташа пишет: По-вашему, я похожа на заурядную домохозяйку? - В том-то и дело, что абсолютно не похожи. Наташа пишет: (взволнованно заерзала на сиденье, нечаянно схватив Огинского за рукав) Пан Ен, умоляю, можно ехать быстрее? Для него не существует препятствий, но в чужой стране мало ли что могло случиться. (зашмыгала носом) Вдруг его попытались арестовать натовские спецслужбы, в вашей стране можно ждать любой подлянки! (из-за деревьев, наконец, показалась старинная усадьба) (положил ладонь поверх её пальцев, чтобы девушка успокоилась, стараясь не акцентироваться на национальном вопросе, а ему было что сказать) - Не волнуйтесь, вчера была такая метель, что любые спецслужбы сдуло бы к чертям свинячим. Извините, я хотел сказать, что они тоже люди и предпочитают шевелиться в более комфортных условиях. (заруливают в усадьбу, в конюшне уже бегают туда-сюда люди, кто-то чистит снег перед домом - всё идёт своим чередом, но сердце чувствует, что-то не так - Сноу его не встречает, как обычно) - Прибыли, панна Натали. Извините, если был несносен.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Отношения мужчины и женщины - это не кружок по интересам и знание латыни, например, слабо влияют на чувства. Но должен восхититься вашим конь_гениальным ходом с подарком, панна Натали. Это хотя бы не банально. Не могу того же сказать про ваши белые розы, но нам, женщинам, проще угодить. Главное - знать, что твой единственный для тебя ничего не жалеет. (не удержалась от подкола) И не читает лекций о сущности отношений полов, просто любит и купает в своей безоглядной любви. Ириней Огинский пишет: (заруливают в усадьбу, в конюшне уже бегают туда-сюда люди, кто-то чистит снег перед домом - всё идёт своим чередом, но что сердце чувствует, что-то не так - Сноу его не встречает, как обычно) - Прибыли, панна Натали. Извините, если был несносен. Выскочила из машины, махнув рукой на извинения Огинского, и - в дом. Дверь не на замке, вбежала в холл. На вешалке, на плечиках - мужской пиджак, потрогала его, услышала знакомый запах генеральского парфюма. Обрадовалась - ее любимый здесь! Наверное, переоделся в спортивный костюм и объезжает подарок. Или только собирается оседлать - погода-то пока не располагала. Услышав голоса с кухни, ринулась туда. Бенкендорф пишет: (взял ее руку, несколько раз поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке) Я не прихотлив, Оля, но ты меня увлекла на разнузданный путь сибаритства. Хочу пить вино, есть рябчиков и ананасы, заниматься с тобой любовью - до пьяной одури, до изнеможения, до сладких капелек пота на твоих ключицах... Застыла на пороге кухни, в шубке нараспашку, комкая в руке сорванный с шеи платок. - Оля... Александр Христофорович... (больше ничего не может выдавить из себя, перед глазами цветные злые искры, губы будто онемели, а в ушах безжалостным набатом звучат слова, которые она никогда не слышала от своего генерала наяву, только во сне или в мечтательной неге ванны с мандариновой пеной)

Ириней Огинский: Возникает за спиной Натали, слов мужчины не слышал, но то как он держит за руку Ольгу, как они смотрят друг на друга - красноречивее любых слов. Сноу вертится у ног хозяйки - и ты, Брут! Наташа пишет: Застыла на пороге кухни, в шубке нараспашку, комкая в руке сорванный с шеи платок. - Оля... Александр Христофорович... ( (наклоняется к уху с бирюзовой сережкой, тихо) - Значит, "просто любит и купает в своей безоглядной любви"? (Ольге на польском, оценив взглядом соперника) - Здравствуй, Ольга! Вижу, ждала и волновалась. Мы можем где-нибудь поговорить?

Ольга: Бенкендорф пишет: - Ничего не ел вкуснее! (взял ее руку, несколько раз поцеловал в ладонь и прижал к своей щеке) Я не прихотлив, Оля, но ты меня увлекла на разнузданный путь сибаритства. Хочу пить вино, есть рябчиков и ананасы, заниматься с тобой любовью - до пьяной одури, до изнеможения, до сладких капелек пота на твоих ключицах... Счастливо смеётся, не отнинимая руки: - Меня или выкрадут ваши агенты, чтобы я не развращала важное государственное лицо, или наградят наши пустозвоны. Наташа пишет: Застыла на пороге кухни, в шубке нараспашку, комкая в руке сорванный с шеи платок. - Оля... Александр Христофорович... Смех замолк, чуть не поперхнулась, когда увидела в дверях подругу с таким лицом, как будто главная героиня сериала не знает, не то что развития сюжета, а сценария текущей серии, от неожиданности промямлила первое, что взбрело в голову: - Наташа! Кофе будешь? Ириней Огинский пишет: (Ольге на польском, оценив взглядом соперника) - Здравствуй, Ольга! Вижу, ждала и волновалась. Мы можем где-нибудь поговорить? Матка Боска и Огинский с ней, ну его-то можно и нужно было ожидать вскорости. Посмотрела Алексу в глаза и сжала его пальцы, потом медленно встала и ответила на английском языке - Ириней по-русски не говорил, сначала формальности воспитанных людей: - Доброе утро, Ириней! Познакомься, это Александр Бенкендорф. Александр, это Ириней Огинский. - Перешла на родный язык. - Пойдём "только не в спальню"... в кабинет.

Наташа: Ириней Огинский пишет: (наклоняется к уху с бирюзовой сережкой, тихо) - Значит, "просто любит и купает в своей безоглядной любви"? Губы дрожат, из глаз катятся слезы, смывая следы ее утренних стараний у зеркала быть самой красивой - для него одного. Измена любимого мужчины и предательство подруги, какое рядом с этим имеет значение иезуитская шпилька Огинского. Ольга пишет: от неожиданности промямлила первое, что взбрело в голову: - Наташа! Кофе будешь? - Со стрихнином, пожалуйста.

Бенкендорф: Ольга пишет: Счастливо смеётся, не отнинимая руки: - Меня или выкрадут ваши агенты, чтобы я не развращала важное государственное лицо, или наградят наши пустозвоны. Я сам тебя выкраду, вместе с твоей конно-спортивной школой, ваши пустозвоны не успеют и глазом моргнуть. Ольга пишет: Посмотрела Алексу в глаза и сжала его пальцы, потом медленно встала и ответила на английском языке - Ириней по-русски не говорил, сначала формальности воспитанных людей: - Доброе утро, Ириней! Познакомься, это Александр Бенкендорф. Александр, это Ириней Огинский. - Перешла на родный язык. - Пойдём в - "только не в спальню"... кабинет. Тоже встал, напрягся, но голос учтив. - Добрый день, пан Огинский. Поздравляю с внушительным спортивным успехом.

Ириней Огинский: Наташа пишет: - Со стрихнином, пожалуйста. (остановиться не может, его как будто несёт) - Лучше с коньяком, а ещё лучше коньяк без кофе. Ольга пишет: Доброе утро, Ириней! Познакомься, это Александр Бенкендорф. Александр, это Ириней Огинский Бенкендорф пишет: Тоже встал, напрягся, но голос учтив. - Добрый день, пан Огинский. Поздравляю с внушительным спортивным успехом. (чопорно, типа, кивнул, не руку же ему пожимать) Ольга пишет: Перешла на родный язык. - Пойдём в - "только не в спальню"... кабинет. (заходят в знакомую ему до последнего книжного корешка комнату, закрывает дверь перед носом трусящего следом Сноу, берёт её ладони в свои и смотрит в глаза) - Ола, что, чёрт возьми, произошло вчера? Почему он здесь, как у себя дома?

Ольга: Бенкендорф пишет: Я сам тебя выкраду, вместе с твоей конно-спортивной школой, ваши пустозвоны не успеют и глазом моргнуть. Так хочется пошутить или обнять, или всё вместе, но в присутствии Наташи слова тают на губах. Надо дать им объясниться и будь, что будет. Ириней Огинский пишет: (заходят в знакомую ему до последнего книжного корешка комнату, закрывает дверь перед носом трусящего следом Сноу, берёт её ладони в свои и смотрит в глаза) - Ола, что, чёрт возьми, произошло вчера? Почему он здесь, как у себя дома? - Не чертыхайся, пожалуйста, и не возмущайся - ты тоже не у себя дома. Что за тон, Ириней? Я забыла или мы с той не женаты?

Ириней Огинский: Ольга пишет: - Не чертыхайся, пожалуйста, и не возмущайся - ты тоже не у себя дома. Что за тон, Ириней? Я забыла или мы с той не женаты? (ободренный тем, что она не отняла руки, обнимает уже за талию и целует висок, предвкушает приятный путь до губ) - Я люблю тебя и готов забыть то, что видел сейчас на кухне, только скажи - да.

Ольга: Ириней Огинский пишет: (ободренный тем, что она не отняла руки, обнимает уже за талию и целует висок, предвкушает приятный путь до губ) - Я люблю тебя и готов забыть то, что видел сейчас на кухне, только скажи - да. Выворачивается из мужских объятий: - Нет. Мой ответ, если ты не понял - нет. Потому что я не готова забыть, и не хочу. Ириней, я тебе ничего не обещала и не клялась. Нам было хорошо вместе, а когда встретила Александра поняла себя, поняла свои чувства. Прости, но я не выйду за тебя замуж.

Ириней Огинский: Вынул коробочку с кольцом, повертел в руках и оставил на столе. Снова обнимает Ольгу за плечи и разворачивает к себе. - Мы были вместе целый год, а то что не любишь поняла за одну ночь с этим... (почти рычит) русским кэгэбэшником? Ему же радиоуглеродный анализ можно делать, для него телеграм - это белая бумажка, которую приносит на дом почтальон. (кричит) - Ола, ты в своём уме?! (махнул рукой на дверь) - Сейчас твоя подруга поплачет, потопает ножками и он послушно вернётся в стойло. Это их круг, деньги к деньгам - у них так принято. Я не хочу, чтобы ты страдала.

Бенкендорф: Наташа пишет: Губы дрожат, из глаз катятся слезы, смывая следы ее утренних стараний у зеркала быть самой красивой - для него одного. Взял Наташу за руку, подвел и усадил на стул, сам опустился перед ней на корточки. - Моя маленькая фантазерка. (мягко пожимает ее ледяные пальцы и пытается согреть в своих ладонях) Спасибо тебе за твой подарок и за твою преданность, которые для любого мужчины - счастье и гордость, но я не могу их принять. (Наташа отняла у него руки, сидит и молча плачет, он встал, принес ей коробку польской вишни в ликере, которую увидел на буфете, открыл и подвинул девушке, надеясь, что любимое лакомство хоть немного смягчит ее горе) Я очень хотел избавить тебя от этого разговора, не ранить, всё ждал, что ты сама поймешь - ты же умница... (напряженно прислушивается, нет ли шума со стороны кабинета, если этот шахматный триумфатор начнет качать права, полетит отсюда кувырком до штаб-квартиры ФИДЕ)

Наташа: Бенкендорф пишет: принес ей коробку польской вишни в ликере, которую увидел на буфете, открыл и подвинул девушке, надеясь, что любимое лакомство хоть немного смягчит ее горе) Я очень хотел избавить тебя от этого разговора, чтобы не ранить, всё ждал, что ты сама поймешь - ты же умница... Резко оттолкнула коробку, конфеты в ярких красных обертках разлетелись во все стороны - "как осколки сердца в дешевой мелодраме") - Я - идиотка, которая верила в дружбу и... и в любовь... (ладошками по-детски размазывает по щекам слезы, пытаясь стереть)

Ольга: Ириней Огинский пишет: Снова обнимает Ольгу за плечи и разворачивает к себе. - Мы были вместе целый год, а то что не любишь поняла за одну ночь с этим... (почти рычит) русским кэгэбэшником? Ему же радиоуглеродный анализ можно делать, для него телеграм - это белая бумажка, которую приносит на дом почтальон. - Не будь таким злым, Ирик, тебе это не идёт. Ириней Огинский пишет: (кричит) - Ола, ты в своём уме?! (махнул рукой на дверь) - Сейчас твоя подруга поплачет, потопает ножками и он послушно вернётся в стойло. Это их круг, деньги к деньгам - у них так принято. Я не хочу, чтобы ты страдала. Поморщилась: - Я смогу о себе позаботиться, даже если случится то, о чём ты говоришь.

Ириней Огинский: Ольга пишет: - Не будь таким злым, Ирик, тебе это не идёт. (стукнул по столу) - Да, я зол! Я ревную, в конце концов, и пойду сейчас, набью ему самоуверенную морду. (они познакомились с Ольгой два года назад и целый год он добивался недоступной и гордой красавицы, год счастья и профессиональных побед, чтобы в один непрекрасный день ему перебежал дорогу какой-то седой кабинетный сиделец? сволочь!)

Бенкендорф: Наташа пишет: - Я - идиотка, которая верила в дружбу и... и в любовь... (ладошками по-детски размазывает по щекам слезы, пытаясь стереть) (налил ей в чашку остывший кофе) - Опрокинь мне на голову, если хочешь. Но лучше выпей. В этом мире всё на своих местах, Наташа, даже если иногда не так, как бы мы желали.

Наташа: Бенкендорф пишет: (налил ей в чашку остывший кофе) - Опрокинь мне на голову, если хочешь. Но лучше выпей. В этом мире всё на своих местах, Наташа, даже если иногда не так, как бы мы желали. - Не обращайтесь со мной, как с ребенком, все беды которого можно заесть сладким. (глотая слезы) Но почему, почему именно Оля, Александр Христофорович, почему не какая-нибудь другая женщина?! Только не говорите мне, что я бы страдала точно так же, но мне хотя бы было, кому выплакаться!

Бенкендорф: Наташа пишет: Не обращайтесь со мной, как с ребенком, все беды которого можно заесть сладким.(глотая слезы) Но почему, почему именно Оля, Александр Христофорович, почему не какая-нибудь другая женщина?! Только не говорите мне, что я бы страдала точно так же, но мне хотя бы было, кому выплакаться! - Как же с тобой иначе обращаться, Наташенька, если ты и рассуждаешь, и ведешь себя, как ребенок? (ободряюще улыбнулся) Когда ты повзрослеешь и встретишь настоящую любовь, поймешь, что я был для тебя всего лишь капризом, и посмеешься над нынешней своей наивностью.

Наташа: Бенкендорф пишет: (ободряюще улыбнулся) Когда ты повзрослеешь и встретишь настоящую любовь, поймешь, что я был для тебя всего лишь капризом - Лучше вас все равно не найду. Выпила кофе, не почувствовав вкуса, и медленно побрела к выходу. На пороге, не оборачиваясь, чтобы не броситься ему на грудь и не разрыдаться в три ручья, вымаливая ласку. - Передайте Оле, что я на нее не обижаюсь. Будьте... счастливы.

Ольга: Ириней Огинский пишет: (стукнул по столу) - Да, я зол! Я ревную, в конце концов, и пойду сейчас, набью ему самоуверенную морду. "Возраст глупости не помеха - ведёт себя, как мальчишка, если говорит об этом, значит, точно ничего не сделает". Протянула ему коробочку с кольцом: - Забери, пожалуйста. Я не передумаю.

Ириней Огинский: Ольга пишет: - Забери, пожалуйста. Я не передумаю. Кольцо не взял, развернулся и вышел из кабинета. По дороге к кухне немного пришёл в себя и понял нелепость и пошлость драки. Ответить этим русским можно и нужно иначе. Кто там у них, Карякин? Хана тебе, Карякин, на следующем турнире. Наташа пишет: Передайте Оле, что я на нее не обижаюсь. Будьте... счастливы. (подходит к девушке) - И у вас всё так плохо?

Наташа: Ириней Огинский пишет: - И у вас всё так плохо? - Я не злая, но это "и у вас" внушает оптимизм. Судя по вашему виду, вам от моих слез тоже на капельку стало легче жить. (вышли во двор) Не слушайте меня, я несу всякий вздор. (по-русски) Мне на самом деле очень-очень-очень плохо!.. (горько плачет, уткнувшись лицом в рукав пана Иринея)

Бенкендорф: Ольга всё не возвращается и решил, наплевав на условности, вмешаться в ее затянувшийся разговор с бывшим (с бывшим ли - сдавила виски и грудь гидра-ревность) другом, но когда вошел в кабинет, девушка там была уже одна. - Оля... (хотел к ней подойти и обнять, но увидел на столе коробочку с кольцом, решил, что всё понял, и насупился) Он дал тебе время на раздумья?

Ириней Огинский: Наташа пишет: - Я не злая, но это "и у вас" внушает оптимизм. Судя по вашему виду, вам от моих слез тоже на капельку стало легче жить. - Ничуть. Я был бы счастлив вашему счастью (и тут он был абсолютно искренним). Наташа пишет: (вышли во двор) Не слушайте меня, я несу всякий вздор. (по-русски) Мне на самом деле очень-очень-очень плохо!.. (горько плачет, уткнувшись лицом в рукав пана Иринея) (совершенно не понимает, что говорит девушка, но её горе его тронуло и перекликалось с тоской в собственном сердце, приобнял, но очень по-джентльменски, девичьи плечи, по-польски) - Как же мне хреново, кто бы знал. (перешёл на английский) - Натали, тут недалеко есть отличный киноцентр с американской ретро нудятиной. Кэри Грант и всё такое. Купим попкорна, колы и будем весь день бездельничать. Как вам такое предложение?

Ольга: Бенкендорф пишет: - Оля... (хотел к ней подойти и обнять, но увидел на столе коробочку с кольцом, решил, что всё понял, и насупился) Он дал тебе время на раздумья? Обернулась с улыбкой на желанный голос, но решила, что не стоит сразу бросаться на шею - "мельницы Господни мелют медленно, но муку дают превосходную": - Нет, это я хочу подумать, Алекс.

Наташа: Ириней Огинский пишет: Ничуть. Я был бы счастлив вашему счастью (сквозь слезы) Я бы тоже. Ириней Огинский пишет: - Натали, тут недалеко есть отличный киноцентр с американской ретро нудятиной. Кэри Грант и всё такое. Купим попкорна, колы и будем весь день бездельничать. Как вам такое предложение? Благодарю за отличную идею, но у меня как раз настроение для попкорна и Хичкока. А заодно аквапарка. Только купальник забыла купить. (вытерла платочком мокрый рукав Огинского) Нет уж, милый пан Ен, я предпочитаю забыть всё, что здесь со мной случилось, а заодно и вас. Переплакать и забыть. И вы забудьте, нянчиться со мной не нужно. (помахала телефоном) Связь появилась, вызову такси. (но не успел он завести машину, как догнала его и села рядом) Я передумала, едемте во все тяжкие!

Ириней Огинский: Наташа пишет: (но не успел он завести машину, как догнала его и села рядом) Я передумала, едемте во все тяжкие! (для зализывания ран нет более пользительной компании, чем красивая взбалмошная девушка, подмигнул) - Пристегнитесь, Натали, сегодня я не намерен соблюдать скоростной режим. Вперёд, за купальником! (через минуту Ягуар исчез в снежной пыли)

Бенкендорф: Ольга пишет: - Нет, это я хочу подумать, Алекс. Провел ладонью по лицу, кажется, он забыл сегодня побриться. - Вероятно, я должен исчезнуть, чтобы не мешать тебе думать? (не двинулся с места) Оля, я люблю тебя и никуда из твоей жизни не денусь, прими это, как то, что солнце встает в Москве на два часа раньше, чем в Варшаве. Я люблю тебя, пророс всеми корнями, люблю - хоть убей меня тут!

Ольга: Бенкендорф пишет: Провел ладонью по лицу, кажется, он забыл сегодня побриться. - Вероятно, я должен исчезнуть, чтобы не мешать тебе думать? (не двинулся с места) Про себя улыбнулась - люблю тебя, но сразу не признаюсь. Бенкендорф пишет: Оля, я люблю тебя и никуда из твоей жизни не денусь, прими это, как то, что солнце встает в Москве на два часа раньше, чем в Варшаве. Я люблю тебя, пророс всеми корнями, люблю - хоть убей меня тут! Притворно нахмурила брови: - Не надо выдавать свой гарпун за стрелу Амура, пан генерал. Вот именно, я в Варшаве, а вы в Москве, и это не изменится, потому что у каждого из нас есть обязательства.

Бенкендорф: Ольга пишет: Притворно нахмурила брови: - Не надо выдавать свой гарпун за стрелу Амура, пан генерал. Вот именно, я в Варшаве, а вы в Москве, и это не изменится, потому что у каждого из нас есть обязательства. Смахнул кольцо Огинского в ящик стола и с треском задвинул. Получит взбучку, так за всё сразу. - Кто не хочет, тот ищет причину, но ведь это не наш случай, моя коханая панна? Готов был бы продолжить увлекательную игру, но ладони уже сомкнулись на гибкой талии, а губы подвели промежуточную черту под дискуссией.

Ольга: Бенкендорф пишет: Смахнул кольцо Огинского в ящик стола и с треском задвинул. Получит взбучку, так за всё сразу. - Кто не хочет, тот ищет причину, но ведь это не наш случай, моя коханая панна? Готов был бы продолжить увлекательную игру, но ладони уже сомкнулись на гибкой талии, а губы подвели промежуточную черту под дискуссией. Целовались до синих губ, шептали друг другу страстные, откровенные признания и милые нежности, а в офисе надрывался от возмущения прибывший для завершения сделки адвокат из Варшавы, которому сообщили, что панна Калиновская занята и никого не принимает.



полная версия страницы