Форум » Беседка » Ролевая игра "Нелётная погода - 2" (часть I) » Ответить

Ролевая игра "Нелётная погода - 2" (часть I)

Роза: Название игры: «Нелётная погода - 2» Основа: продолжение ролевой игры "Нелётная погода" Рейтинг: 16+ Даты игры: 19-25 сентября Рулит администрация Сюжетный план: Прошёл год. Сентябрь 2018, аэропорт Пулково, пассажиры бизнес-класса рейса Санкт-Петербург-Лондон ожидают вылета, который снова откладывается из-за непогоды... Роли и исполнители: Романов Николай Павлович - Sheena Андрей Долгорукий - Gata Наталья Репнина - Светлячок Екатерина Нарышкина - Роза Михаил Репнин - NataliaV Дополнительные роли вакантны

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Наташа: Михаил пишет: (хрипит с капота) "Коля" уже, значит! (кричит Мише) Не цепляйся к словам. Совесть у тебя есть вообще? (садится коленями на землю и аккуратно кладёт на колени голову Романова, платок остался в сумочке, которая в лаундже) Дайте же кто-нибудь носовой платок, живо! (чья-то рука с какой-то мятой тряпкой перед лицом, отшвыривает) Себе на подушку постели! (у такого чистюли и педанта платок должен быть, роется в кармане пиджака Николая, извлекает чистый платок и вытирает с виска кровь)

Михаил: Наташа пишет: Не цепляйся к словам. Совесть у тебя есть вообще? (садится коленями на землю и аккуратно кладёт на них голову Романова, платок остался в сумочке, которая в лаундже) Вот, чёрт, дайте кто-нибудь носовой платок, живо! (чья-то рука с какой-то мятой тряпкой перед лицом, отшвыривает) Себе на подушку постели! (у такого чистюли и педанта платок должен быть, роется в кармане пиджака Николая, извлекает чистый платок и вытирает с виска кровь) (выворачивается из рук охранника, растирает руки и шею, присаживается на корточки рядом с Наташей и шефом и смотрит на дело рук своих) Да, насадил отлично, ещё пару часов не очухается, но угрозы для жизни нет. У меня как раз совесть есть, у вас - нету. Не знаю, как мы будем с твоим мужем объясняться? Ты Палыча соблазнила, а я его того... (на лётную полосу вылетает скорая, Романова кладут на носилки) Несите в самолёт, там разберёмся. (вся процессия вместе с врачами поднимается на борт)

Наташа: Михаил пишет: Да, насадил отлично, ещё пару часов не очухается, но угрозы для жизни нет. У меня как раз совесть есть, у вас - нету. Не знаю, как мы будем с твоим мужем объясняться? Ты Палыча соблазнила, а я его того... (следующая пощёчина пришлась на Мишкин подбородок) Ну, свинство же чистой воды, что ты сказал сейчас. Мы просто болтали о скачках!


Михаил: Наташа пишет: Ну, свинство же чистой воды, что ты сказал сейчас. Мы просто болтали о скачках! (шипит) Какие скачки?! У Палыча за последний год имеется два агрегатных состояния "на работе" и "поел и уснул". Наташа, я тебе добра желаю. Возвращайся давай на свой рейс, а я с шефом сам разберусь. (звонок из ведомства - сам Бенкендорф, отходит в сторону, чтобы разговор не было слышно) Слушаю, товарищ генерал-полковник. Извините, не сдержался. Лежит. Помощь есть, да, спасибо. Понятно, что уже вся страна и соседние видели. Откачаем, не волнуйтесь. (твёрдым голосом, хотя на том конце провода вопрос и сдерживаемый смех) Моя сестра не имеет к этому инциденту никакого отношения. Понял. Служу России.

Наташа: Михаил пишет: шипит) Какие скачки?! У Палыча за последний год имеется два агрегатных состояния "на работе" и "поел и уснул". Наташа, я тебе добра желаю. Возвращайся давай на свой рейс, а я с шефом сам разберусь. (отмахнулась от него) Не трать время на уговоры, это моя жизнь., и иди ты ... к Катьке.

Николай Романов: *Из салона в тамбур самолета высовывается фельдшер, и хмуро интересуется, кто такая Наташа, которую пострадавший зовет в полубессознательном состоянии, и как с ней связаться*

Наташа: Николай Романов пишет: *Из салона в тамбур самолета высовывается фельдшер, и хмуро интересуется, кто такая Наташа, которую пострадавший зовет в полубессознательном состоянии, и как с ней связаться* Вы не ошиблись? Именно Наташа? Не Шарлотта, Александра или Шарлиз Терон?

Николай Романов: *Фельдшер еще более хмуро подтверждает, что не ошибся, и пострадавший зовет именно Наташу, и обводит взглядом собравшихся, пытаясь понять причину, как ему кажется, издевательства над ним*

Михаил: Наташа пишет: Вы не ошиблись? Именно Наташа? Не Шарлотта, Александра или Шарлиз Терон? (ситуация не располагала, но прикрыв лицо ладонью, улыбнулся, запищал мобильник - смс от Катрин о том, что их рейс идёт на посадку в самолёт) Николай Романов пишет: *Фельдшер еще более хмуро подтверждает, что не ошибся, и пострадавший зовет именно Наташу, и обводит взглядом собравшихся, пытаясь понять причину, как ему кажется, издевательства над ним* (подпихивает сестру в спину) Ясно - он в сознании. Иди уже к нему, падшая женщина.

Катрин: *в восторге наблюдает в окне лаунджа за побоищем на лётном поле, Андрею* - Обидно, что сотрясения мозга не будет, может тогда бы Романов перестал узнавать Наташку. В утешение, Долгорукий, скажу тебе, что в вашей битве двух якодзун, я болела на твоей стороне.

Наташа: Михаил пишет: (подпихивает сестру в спину) Ясно - он в сознании. Иди уже к нему, падшая женщина. (садится рядом с Романовым и касается пальцами его ладони) Тебе лучше? Миша корит себя за несдержанность.

Михаил: Наташа пишет: Тебе лучше? Миша корит себя за несдержанность. (громко из тамбура) - Нисколько.

Николай Романов: *Вместе с вернувшимся сознанием приходит сильная головная боль. Открывает глаза, видит Наташу. Поскольку ненавидит показывать свою слабость, тем более, перед любимой девушкой, - пытается встать, но перед глазами все плывет* *Неразборчиво бурчит что-то в адрес не в меру ретивых юношей, блюдущих мораль*

Наташа: Николай Романов пишет: - пытается встать, но перед глазами все плывет* *Неразборчиво бурчит что-то в адрес не в меру ретивых юношей, блюдущих мораль* (пытается вернуть своего форбса в горизонталь) Николай, тебе пока нельзя вставать. (озабочено) Болит? (вдруг улыбнулась, в конце концов, шрамы мужчин делают мужчинами) Таблетки нет, у меня отсутствует привычка тоскать с собой аптечку. И не будет.

Николай Романов: Наташа пишет: (пытается вернуть форбса в горизонталь) Николай, тебе пока нельзя вставать. (озабочено) Болит? (вдруг улыбнулась, в конце концов, шрамы мужчин делают мужчинами) Таблетки нет, у меня отсутствует привычка носить с собой аптечку. И не будет. *Упорен в своих намерениях, поэтому со второй попытки принимает сидячее положение* Мне работать надо, валяться потом буду... *Голова соображает еще не очень хорошо, поэтому не сразу понял выпад Наташи о таблетках* Уберите от меня этого Дон Кихота в погонах на ближайшие часы. Чему их только учат на службе. *Трет виски, взгляд останавливается на Наташе, ехидно* Я, конечно, уже не очень молод, но вроде еще не совсем разваливаюсь, чтобы таскать с собой аптечку. Если, конечно, не бить регулярно по голове...

Михаил: Николай Романов пишет: Мне работать надо, валяться потом буду... *Голова соображает еще не очень хорошо, поэтому не сразу понял выпад Наташи о таблетках* Уберите от меня этого Дон Кихота в погонах на ближайшие часы. Чему их только учат на службе. (громко из тамбура) Защитать. Я не двинусь с места пока не буду уверен, что вам лучше и мы можем лететь.

Николай Романов: Михаил пишет: Защитать. Я не двинусь с места пока не буду уверен, что вам лучше и мы можем лететь. А должны учить думать, прежде чем делать! Мы, между прочим, давно должны быть в полете! *К трапу самолета прикатывает минивэн - привезли багаж Наташи, пресс-секретарь поднимается на борт с сумкой - вот, нашли в лаундже, документы на имя Репниной-Романовой* *пытается встать и выйти* *Наташе* Все, летите, я пошел, пересяду на другой борт, раз уж ты не хочешь меня видеть.

Наташа: Николай Романов пишет: *Трет виски, взгляд останавливается на Наташе, ехидно* Я, конечно, уже не очень молод, но вроде еще не совсем разваливаюсь, чтобы таскать с собой аптечку. Если, конечно, не бить регулярно по голове... Ах, вот где твоё слабое место! Никакого больше кофеина, а то давление уже стремится к атмосферному. Николай Романов пишет: *пытается встать и выйти* *Наташе* Все, летите, я пошел, пересяду на другой борт, раз уж ты не хочешь меня видеть. (пытается снова усадить, обнимая за плечи и в пылу упрямства обоих, оказываясь на мужских коленях) Коля, не глупи! Никуда ты не пойдёшь, мы летим все вместе. (выглядят они оба что надо: Николай с рассеченными бровью и виском, рубашка в кровоподтёках, галстук набок, одной запонки нет и она в грязном, после ползания по мокрому асфальту, пальто и порваных чулках, улыбается и целует его) Вид у тебя, как после битвы при Бородино.

Михаил: Николай Романов пишет: А должны учить думать, прежде чем делать! Мы, между прочим, давно должны быть в полете! (к счастью не видит происходящего в салоне самолёта, негромко в тамбуре) Всё-то он знает, только не летает. (отдаёт распоряжение пилоту и самолёт начинает медленное движение ко взлётной полосе, громко) Заявление об уходе сейчас подпишите или после возвращения?

Николай Романов: Наташа пишет: Ах, вот где твоё слабое место! Никакого больше кофеина, а то давление уже стремится к атмосферному. *Категорически возмущенное, но невнятное бурчание - свою жизнь без кофе не представляет в принципе* Наташа пишет: (пытается снова усадить, обнимая за плечи и в пылу упрямства обоих, оказываясь на мужских коленях) Коля, не глупи! Никуда ты не пойдёшь, мы летим все вместе. (выглядят они оба что надо: Николай с опухшим глазом, расечеными бровью и виском, рубашка в кровоподтёках, галстук набок, одной запонки нет и она в грязном, после ползания по мокрому асфальту, пальто и порваных чулках, улыбается и целует его) Вид у тебя, как после битвы при Бородино. *Наташа вполне может поспорить по упертости с ним. В конце концов, вынужден подчиниться, усаживается обратно. По лицу невольно расплывается улыбка, прижимает девушку к себе* *про себя* "Коля".. Господи ты боже мой... *Свободной рукой ослабляет съехавший галстук, целует Наташу в ответ. Конечно, надо умыться и переодеться.. И побриться... * Пойду приводить себя в порядок, как только взлетим. *Улыбаясь, смотрит на Наташу. Взгляд, впервые за долгое время, лучится* *Стягивает с себя пиджак, окончательно снимает галстук, расстегивает верхнюю пуговицу рубашки. Откидывается назад на спинку дивана, на котором сидит, утягивая девушку к себе на грудь, вытягивает ноги в проход салона и прикрывает глаза. В рассеченном виске отдает пульс, но эти мелочи его сейчас не волнуют. Романов счастлив* Михаил пишет: (отдаёт распоряжение пилоту и самолёт начинает медленное движение ко взлётной полосе, громко) Заявление об уходе сейчас подпишите или после возвращения? *посторонние покидают борт, стюарды задраивают дверь. Самолет с плавным толчком начинает руление на взлетную полосу* *не открывая глаз* Михаил, заходи уже. В тамбуре во время взлета стоять нельзя. Хуже. Поскольку в таком виде показаться на людях я не могу, будешь завтра сам выступать на всех круглых столах и презентациях.



полная версия страницы