Форум » Беседка » Новогодний экспресс - ролевая игра » Ответить

Новогодний экспресс - ролевая игра

Gata: Дорогие усадьбчане, еще раз поздравляем вас всех с Новым годом и приглашаем развлечься-размяться в маленькой ролевой игре. Сюжет: 31-го декабря фирменный поезд "Красная Стрела" отравляется с Ленинградского вокзала Москвы в Санкт-Петербург. В вагон-люкс (12 мест) грузятся пассажиры, которым ни жить, ни быть надо ехать именно в новогоднюю ночь в Питер. Кому и зачем, решают кукловоды. Обязательно в игре обосновать, почему вместо того, чтобы готовиться лежать в салате "Оливье", перса понесло в северную столицу поездом, а не как Лукашина самолётом :) У входа в вагон богатеньких и знаменитых пассажиров люкса (а вы как хотели, цены-то в люксе как в бизнес-классе British Airways) встречает проводница Варвара. В пути поезд попадает в снежный буран и... застревает между городами, старым и новым годом, прошлой жизнью и будущей... Список персонажей и исполнителей: [more]Проводник Варвара - Светлячок Пассажиры вагона "люкс": Ольга - Роза Бенкендорф - Gata Оболенский - NataliaV Андрей - Gata [/more] Играем с 4 января и дня три-четыре-пять, как будет получаться. Присутствие в игре целый день необязательно, помня о том, что у нас всех гости, елки, семейные обязанности и хлопоты. Поэтому и формат игры самый простой - нужно отлучиться, укладываем перса спать и никаких проблем :) (c) Оформление - Gata, вступительное слово - Светлячок. Рулит администрация.

Ответов - 161, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Варвара: Хохочет: - Ой, не могу! Ой, насмешили. Кому ваш смычок сдался? (Горделиво) - У нас лучший поезд, лучший вагон. Первый идёт, потом СВешки, ресторан, купешки. Никакого проходного двора, я никого чужого на пушечный выстрел не пущу. У меня как в швейцарском сейфе. Чайку лучше попейте.

Оболенский: Варвара пишет: У меня как в швейцарском сейфе. Чайку лучше попейте. Осенило! - Сейф! Варвара Семёновна, умоляю, буду вечным должником, только спрячьте футляр в сейф до Петербурга. (шепчет) - Мне генерал Бенкендорф по большому секрету сказал, что на транспорте банда орудует, похищающая исторические ценности! (держится за сердце и отхлебывает чай, голосом капризного ребенка) - Остыл, а я люблю горячий. Варварушка Семёновна, есть у вас сейф-то?

Бенкендорф: Ольга пишет: - Блок? Еще один завоеватель? Исключительно Парнаса. Но маршальский жезл на этом поприще вашему пану Мицкевичу не просите (смеется), не уступлю! Ольга пишет: Осталось 28 минут. - Почему бы и нет. Хотелось бы, чтобы удача завтра мне улыбнулась. (голубые глаза и хорошенький носик - что, он никогда таких не видел?) Вы завтра играете Снегурочку на главной елке Петербурга?

Варвара: Оболенский пишет: - Сейф! Варвара Семёновна, умоляю, буду вечным должником, только спрячьте футляр в сейф до Петербурга. - Мой сейф всегда при мне. Давайте уже сюда, сберегу как свою. Футляр в декольте не пролезет, вынула палочку и утопила в глубине своих прелестей, хихикает: - Щекотно. Оболенский пишет: (шепчет) - Мне генерал Бенкендорф по большому секрету сказал, что на транспорте банда орудует, похищающая исторические ценности! (держится за сердце и отхлебывает чай, голосом капризного ребенка) - Остыл, а я люблю горячий. Возвращает фляжку: - А вы коньячку. Нервишки подлечить. Вы знакомы с нашим главным чекистом? Да что ему какая-то банда! Я его сегодня не по телевизору, а на расстоянии двух пальцев увидела. Точно не из одной вылазки человек без языка не приходил.

Ольга: Бенкендорф пишет: Исключительно Парнаса. Но маршальский жезл на этом поприще вашему пану Мицкевичу не просите (смеется), не уступлю! - Я, конечно, могу сделать начитанное лицо и поспорить, но лучше я спрошу, вы генерал каких сил? Потому что вы совершенно не похожи на генерала, пшепрашем. Бенкендорф пишет: Вы завтра играете Снегурочку на главной елке Петербурга? - Можно и так сказать. Веду завтра вместе с Ургантом бал в Эрмитаже. В прямом эфире. В зале импрессионистов. Как у администрации города вообще воображения на это хватило? Экзистенциальная жажда, наверное, мучает.

Оболенский: Варвара пишет: - Мой сейф всегда при мне. Давайте уже сюда, сберегу как свою. Футляр в декольте не пролезет, вынула палочку и утопила в глубине своих прелестей, хихикает: - Щекотно. Проследил за тем, куда нырнула его палочка, задержался на пышных формах и нервно сглотнул. - Ох, Варвара Семёновна... Вы, дама выдающихся, э, достоинств. Варвара пишет: А вы коньячку. Нервишки подлечить. Вы знакомы с нашим главным чекистом, да? Да что ему какая-то банда! Я его сегодня не по телевизору, а на расстоянии двух пальцев увидела. Точно не из одной вылазки человек без языка не приходил. Разливает в две рюмочки. - И вы со мной, не откажите. С наступающим! (выпил, разомлел, артистично откинулся на диване нога на ногу) - Да, мы встречались с Александром Христофоровичем и не раз. Как-то на приеме в Кремле по случаю вручения орденов. Ваш покорный слуга удостоился. В Большом театре опять же. Ваш покорный слуга служит главным дирижером. Бенкендорф большой поклонник оперы. Мне рассказывали.

Бенкендорф: Ольга пишет: лучше я спрошу, вы генерал каких сил? Потому что вы совершенно не похожи на генерала, пшепрашем (достал из чемодана коробку пьяной вишни, налил по второму бокалу) Я генерал самого спокойного рода войск - кабинетного. Ольга пишет: Веду завтра вместе с Ургантом бал в Эрмитаже. В прямом эфире. В зале импрессионистов. Как у администрации города вообще воображения на это хватило? Экзистенциальная жажда, наверное, мучает В зале импрессионистов? (нахмурил брови) Какое безобразие! Я вас представляю только в греческом зале, в хитоне и без Урганта.

Варвара: Намахнула рюмашку: - У Бенкендорфа сейчас персональный Голубой огонёк. Наливай, Сергей Степаныч, еще по одной.

Ольга: Бенкендорф пишет: (достал из чемодана коробку пьяной вишни, налил по второму бокалу) Я генерал самого спокойного рода войск - кабинетного. Угостилась конфеткой - надо же, у генерала оказались ее любимые, польские. - Дзинкуе. Вы ответили как разведчик, то есть не ответили ничего, а это значит... Впрочем, под шампанское скучно быть логичной. Обо мне вы теперь знаете, а вот вы по какой причине новогоднюю ночь решили провести не с семьей, а в поезде? Бенкендорф пишет: В зале импрессионистов? (нахмурил брови) Какое безобразие! Я вас представляю только в греческом зале, в хитоне и без Урганта. Все мужчины одинаковы - им бы только раздеть женщину, когда мы хотим одеться, и как можно лучше! От греха подальше - тонкого аромата хорошего одеколона и от усилившейся качки вагона, села на диван и фыркнула. - Нашей проводнице вы бы рассказали о фантазии с этнографическим музеем банного быта.

Оболенский: Варвара пишет: Намахнула рюмашку: - У Бенкендорфа сейчас персональный Голубой огонёк. Наливай, Сергей Степаныч, еще по одной. Радостно потер руки и разлил - это женщина ему по вкусу, не ломается, а какие формы! Эпические формы! - Может, закуску сообразим? И пусть гастрит, не съесть ли нам по оливье?

Варвара: Оболенский пишет: - Может, закуску сообразим? И пусть гастрит, не съесть ли нам по оливье? - Вот по-нашему, по-русски. Чего там по вазочке, сейчас принесу тазик. Никуда не уходите, я мигом. Призывно шевельнула эпиком и понеслась к себе, где у нее в холодильничке были из дома взятые холодец, оливьешка, селедка под шубой и соленые огурчики. Слесарь доложил, что все починил. Вручила ему обещанный пузырь. Наставила на поднос закусок, еще бутылку брюта, последние штрихи перед зеркалом: - Этому лицу уже требуется реставрация, но все равно хочу праздника! Решила на всякий пожарный закрыть на свой ключ снаружи купе актрисы, чтобы шубку или еще чего не скоммуниздили официантки, которые принесут в люкс пассажирам ужин. Опасения Оболенского засели в уши. А мысли ее были заняты дирижером, поэтому закрыла она не купе № 2, а купе № 1 - Бенкендорфа...

Бенкендорф: Ольга пишет: Дзинкуе. Вы ответили как разведчик, то есть не ответили ничего, а это значит... Впрочем, под шампанское скучно быть логичной (сел напротив нее в кресло, снова смеется) Оля, вы судите о разведчиках по книжкам, которые они часто сами пишут о себе. (заговорщицки понизив голос) И в которых ни слова правды! Ольга пишет: Обо мне вы теперь знаете, а вот вы по какой причине новогоднюю ночь решили провести не с семьей, а в поезде? Как раз к семье я и еду. А вы почему покинули вашу, неужели не жаль предпочесть работу романтичной праздничной ночи? (среди колечек на длинных изящных пальцах не видно обручального, впрочем, в наше время это ничего не значит) Ольга пишет: От греха подальше - тонкого аромата хорошего одеколона и от усилившейся качки вагона, села на диван и фыркнула. - Нашей проводнице вы бы рассказали о фантазии с этнографическим музеем банного быта. (За окном вагона усиливается метель, припудривая свет мелькающих семафоров. Незаметно кинул взгляд на часы - до Нового года меньше десяти минут. Что-то слесарь не торопится, но идти подгонять его не галантно, пусть подгоняет дама. Если спохватится) Что в Польше принято загадывать под бой новогодних курантов?

Ольга: Бенкендорф пишет: (сел напротив нее в кресло, снова смеется) Оля, вы судите о разведчиках по книжкам, которые они часто сами пишут о себе. (заговорщицки понизив голос) И в которых ни слова правды! - То есть реальность еще хуже? Всё, я запуталась. У нас же не только дискуссионный клуб, но и дегустационный зал *пригубила шампанского* - Понимать надо разницу! Бенкендорф пишет: Как раз к семье я и еду. А вы почему покинули вашу, неужели не жаль предпочесть работу романтичной праздничной ночи? (среди колечек на длинных изящных пальцах не видно обручального, впрочем, в наше время это ничего не значит) Женат. Её это волнует? - Я не замужем. Вы же об этом спросили? Бенкендорф пишет: Что в Польше принято загадывать под бой новогодних курантов? - В Польше Новый год не отмечают с таким размахом как в России. Все желания я загадала на Рождество. Но одно у меня еще найдется. Сколько осталось до полуночи? *Алекс уже, наверное, в панике, что она не отвечает, терроризирует звонками ее сестру* Как там наш слесарь, что-то притих.

Бенкендорф: Ольга пишет: То есть реальность еще хуже? Всё, я запуталась. У нас же не только дискуссионный клуб, но и дегустационный зал *пригубила шампанского* - Понимать надо разницу! (чокнулся с ней бокалом - больше для того, чтобы наклониться поближе и рассмотреть тонкий завиток волос на виске) Простите коварство старого разведчика. Плох тот Джеймс Бонд, который не может заморочить голову даме. Ольга пишет: Я не замужем. Вы же об этом спросили? Один ноль в вашу пользу, Оля! (Не замужем. И спонсора нет, если сама зарабатывает, да еще в Новый год. А тот олух, который ее сегодня отпустил, если он даже и существует... Погоди его ругать, он, может, будет встречать ее в Питере с оркестром. Я бы именно так и сделал. Да нет, чего там - просто не отпустил бы, и весь сказ! Ни к Урганту, ни к Путину.) Ольга пишет: Сколько осталось до полуночи? *Алекс уже, наверное, в панике, что она не отвечает, терроризирует звонками ее сестру* Как там наш слесарь, что-то притих. Сейчас проверим. (Уже не слишком удивляясь неохоте, с которой пошел к двери, дернул ручку. Сначала легонько, потом сильней) Что за... (покрутил вправо-влево, вдруг сам закрыл ненароком, хотя рассеянности прежде за собой не замечал) Без паники, Оля. Кажется, Новый год нам придется встречать вдвоем. Осталось полторы минуты, и шампанское еще есть.

Андрей: Проснулся, за окном - пурга, на столике - остывший чай, в смартфоне - сто пятьдесят вызовов от маман. Сползал обновить люксовый санузел, но душа жаждет продолжения банкета. Сфокусировал взгляд на объявлении о новогоднем шоу в вагоне-ресторане, нашел в портфеле красный колпак Деда Мороза с надписью "Минздрав предупреждает" и отправился совершать новые подвиги.

Ольга: Бенкендорф пишет: (чокнулся с ней бокалом - больше для того, чтобы наклониться поближе и рассмотреть тонкий завиток волос на виске) Простите коварство старого разведчика. Плох тот Джеймс Бонд, который не может заморочить голову даме. Наконец-то смогла увидеть его глаза, и они ей понравились. Естественно, какая-то недура уже успела стать его женой. Это ее совершенно, совершенно не интересует! Притворно вздыхает. - Куда я попала! Из меня-то решительно никакая Мата Хари. Из всех ее умений, я только танцую. Бенкендорф пишет: Один ноль в вашу пользу, Оля! Про себя: "Один один". Бенкендорф пишет: Сначала легонько, потом сильней) Что за... (покрутил вправо-влево, вдруг сам закрыл ненароком, хотя рассеянности прежде за собой не замечал) Без паники, Оля. Кажется, Новый год нам придется встречать вдвоем. Осталось полторы минуты, и шампанское еще есть. Тоже подергала ручку, но дверь не шелохнулась. Растерянно. - Это такая фирменная шутка в этом поезде, как счастливый пельмень по спичками? Меня как-то такими угощали. Александр, раз уж так вышло, надо огорчение, обмыть и объесть! *берет бокал и еще одну конфетку*

Оболенский: Пока ждал Варвару не мог оторвать взгляд от окна, там творилось чт-то невероятное, доселе им не виданное. Вагон и ветер летели навстречу друг другу, отчего снежные кольца разбивались об оконное стекло. И тут появилась проводница с разносолами. - Варвара Семеновна, замрите. Дайте я нас вас полюбуюсь. (торжественно) - Вот она русская красавица с хлебом-солью! А почему мы движемся без остановок?

Варвара: Оболенский пишет: - Варвара Семеновна, замрите. Дайте я нас вас полюбуюсь. (торжественно) - Вот она русская красавица с хлебом-солью! Громыхает поднос на стол: - Сергей Степаныч, мы с твоими натюрмортами Новый год профукаем. Наливай скорее шампусик, 30 секунд осталось! Чокнулись, дружно закрыли глаза и загадывают желание. Приоткрыла один глаз и улыбка во весь рот: - С Новым годом, с новым счастьем! Закусим и в ресторан пойдем на шоу. Оболенский пишет: А почему мы движемся без остановок? Объясняет как ребенку: - Сегодня особенный новогодний рейс, поэтому остановок мы не делаем до самого Питера. Ой, что это? Поезд кажется останавливается!

Оболенский: Варвара пишет: Ой, что это? Поезд кажется останавливается! Снова белеет и хватается за сердце. - Это банда! Им нужна моя палочка!

Варвара: Оболенский пишет: Снова белеет и хватается за сердце. - Это банда! Им нужна моя палочка! Хмыкнула: "Твоя палочка нужна только мне". - Сергей Степанович, успокойся, все в надежном сейфе (огладила себя по груди). Сейчас звякну начальнику поезда и все выясню. Аллё, Иваныч, что случилось? У меня пассажиры нервничают. Снежный занос? Не проехать? А сколько стоять будем? Поняла, хрен его знае... То есть, не понятно.



полная версия страницы