Форум » Беседка » Ролевая игра: "Балтийский треугольник" - 2 » Ответить

Ролевая игра: "Балтийский треугольник" - 2

Gata: Название игры: «Балтийский треугольник» Основа: по сериалу БН Идея игры: Sheena, Светлячок Сюжетный план: 1839 год. В Петергофе празднуются именины императрицы. Гости и члены императорской семьи катаются по Финскому заливу на небольших лодках. В одной сидят: Александр Николаевич, Натали и Михаил Репнины. Молодежь резвится, и ветер их сносит в открытое море. Внезапно небо чернеет и начинается гроза, шторм и все такое. 2015 год. Супертанкер «Александр Бенкендорф» лег на курс в Балтийском море. Капитан – Романов Николай Павлович (однофамилец и на одно лицо с Никсом). Боцман сообщает про лодку на воде… Гостей из прошлого поднимают на борт, и капитан наотрез отказывается вернуться в Санкт-Петербург даже, чтобы сдать сумасшедших на руки врачам. Их помещают в судовой госпиталь... Игровая задача: вернуть наследника престола назад в 19 век, чтобы не изменить ход истории. А как это сделать, и кто захочет вернуться в свое время или остаться в 21 веке , будем импровизировать в игре. Рейтинг: +18 Роли и исполнители: [more]Александр, наследник престола Российского - Gata Натали Репнина, фрейлина - Gata Экипаж танкера "Александр Бенкендорф": Николай Романов, капитан - Sheena Владимир Корф, старший помощник капитана - Эйлис Сергей Писарев, боцман - Роза? Рада, врач - Aspia Полина, буфетчица - Светлячок Свободные персонажи: Никита Хворостов, старший механик - Варвара, шеф-повар - Анна, зав. библиотекой - И кто еще потребуется из 19-го века или 21-го[/more] Начало игры: 3 сентября Продолжительность игры: 5 дней Рульщик: Gata Обсуждение игры и технические детали - здесь. Также просьба освежить в памяти Ролевые правила.

Ответов - 122, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Николай Романов: *Оказавшись один, задумался о переизбытке слабого пола на борту. Перед глазами всплыла картинка устроенного на палубе концерта. Вспоминая безобразие, организованное для совращения команды, все больше утверждается в мысли, что знает, кто инициатор этого шоу. Девушка не устает испытывать его терпение, и, видимо, решила окончательно довести его, теперь пользуясь окольными путями. Характерец у нее еще тот, конечно. Вот же "повезет" кому-то.. Хотя сама по себе девчонка-то неплохая. И работает хорошо. Это при том, что она вообще первый раз в рейсе. И ничего, никогда не жалуется, - не то что парни с палубы. А у нее работка похлеще будет, чем их 8-часовой рабочий день. Непосредственности ей, конечно, не занимать.. Вспомнив вечерний разговор на мосту, не может сдержать улыбки. Ну что ж, зато человек честно говорит то, что думает, прямо в глаза. Такие за спиной не подставляют, улыбаясь в лицо. (Вспоминает бывшую супругу, резко мрачнеет. От мыслей отвлекает стук в дверь)*

Владимир: *заглянув на мостик, не находит капитана. вахтенный сообщает, что кэп был тут час назад. Кивнув уходит, решив по дороге заглянуть в капитанскую каюту. К счастью угадал. Вежливо* - Николай Палыч, можно? *ждет кивка капитана, после заходит* - Для начала прошу меня простить. Я нарушил устав и полностью признаю свою вину. Не смотря на вопиющие события минувшего дня.

Николай Романов: *За дверью оказывается старпом. Кивает тому, чтобы вошел; сам встает с дивана, подходит к своему столу и слегка то ли облокачивается, то ли присаживается на столешницу* - Проходи, Володя. Чего хотел? Владимир пишет: - Для начала прошу меня простить. Я нарушил устав и полностью признаю свою вину. Не смотря на вопиющие события минувшего дня. *машет рукой, показывая, что "проехали и забыли", ибо абсолютно уверен, что подобного больше не повторится* - Проехали. Ты накосячил, я наорал. Все взрослые люди. Сделали выводы и забыли. *подходит к кофейному столику, наливает из графина стакан воды* - Прости, что-то в горле пересохло. *залпом выпивает воду*


Владимир: *Кэп всегда был вспыльчивым, но отходчивым. Да и мужик он нормальный, иначе они бы вместе не ходили на этом танкере. Кивнув, меняет тему* - На борту было происшествие, Раде стало плохо на палубе, но уже все в порядке. Гости тоже пришли в себя, насколько это возможно, учитывая разницу в два века. На подходе пункт назначения, какие будут указания и как будем вести себя? У нас два пассажира без документов. Я могу связаться с отцом если нужно. Не хочу проблем вам и нашему экипажу.

Николай Романов: Владимир пишет: - На борту было происшествие, Раде стало плохо на палубе, но уже все в порядке. Гости тоже пришли в себя, насколько это возможно, учитывая разницу в два века. На подходе пункт назначения, какие будут указания и как будем вести себя? У нас два пассажира без документов. Я могу связаться с отцом если нужно. Не хочу проблем вам и нашему экипажу. *Кивает* - Я видел, но, поскольку ты был там рядом, вмешиваться не стал. *Каким бы раздолбаем ни бывал иногда чиф, но в ответственные моменты на него можно положиться. Сохраняет голову, действует решительно и разумно. Еще пару рейсов для плав.ценза - и из него получится хороший капитан* Вести себя будем спокойно. Инспектора на борт не придут, об этом в компании позаботились, так что никаких пассажиров у нас на борту нет. По бумагам, мы их пересадили на финский патрульный катер и отправили восвояси. А там на обратной дороге уже будем думать. Может быть, и к Ивану Ивановичу обратимся, если без него решить не сможем.

Владимир: *кивнув* - Хорошо. Я найду отца в любое время, думаю, он не откажет в помощи, учитывая, что я не тревожу его без веских причин. И небольшая просьба, Николай Палыч. Я не отказываюсь от своих обязанностей, боже упаси, но прошу вас, на время пребывания на борту гостей из 19 века, освободить меня от вахт. Кто-то должен быть рядом с ними и мне кажется, у меня это в целом получается. Что касается коньяка и других напитков. Этикет прошлого века предполагает вино и коньяк в целом в любое время. Не хочу выглядеть в ваших глазах выпивохой, но мне кажется, у них итак стрессовая ситуация. Я бы немного скрасил их пребывание на борту нашего танкера, с вашего позволения, разумеется. От себя могу обещать, что не позволю себе опуститься до невменяемости.

Николай Романов: Владимир пишет: И небольшая просьба, Николай Палыч. Я не отказываюсь от своих обязанностей, боже упаси, но прошу вас, на время пребывания на борту гостей из 19 века, освободить меня от вахт. Кто-то должен быть рядом с ними и мне кажется, у меня это в целом получается. *Вначале порывается было ответить, что у старшего помощника капитана на танкере есть множество других дел, кроме как следить за комфортом пассажиров, но, вдумавшись, признается себе, что в словах Владимира есть разумные доводы. С минуту размышляет, затем кивает* - Хорошо, Владимир. Я только попрошу тебя отстоять сейчас дневную вахту, пока не придет лоцман; а там уже тогда придется вспомнить молодость - возьму твои вахты на себя. Владимир пишет: Что касается коньяка и других напитков. Этикет прошлого века предполагает вино и коньяк в целом в любое время. Не хочу выглядеть в ваших глазах выпивохой, но мне кажется, у них итак стрессовая ситуация. Я бы немного скрасил их пребывание на борту нашего танкера, с вашего позволения, разумеется. *Внешне невозмутим, но в глазах мелькает лукавая искорка* - Ты мне ничего не говорил, и я ничего не слышал. От себя могу обещать, что не позволю себе опуститься до невменяемости. Но смотри мне *шутливо указывает пальцем*, ты обещал.

Александр: Полина пишет: А в 21-м, где вы сейчас и находитесь, это в порядке вещей. Хочешь подстригу тебя как Джонни Дэппа? Тебе пойдёт. Джонни Депп? (иронично приподнял бровь, но сердиться настроение пропало) Это современный Джордж Браммел? (знаменитый английский денди, законодатель мод) (глянул в зеркальный бок самовара, пощипал свои бачки, осмеянные княжной) Красив, как Аполлон, и пользуется успехом у дам?

Натали: (Все ушли, в каюте остались только она и Рада. Присела рядом с ней) Мне послышалось, или ты сказала, что Александра убьют? (с тревогой прижала кулачки к груди) Неужели на дуэли?

Владимир: Николай Романов пишет: Я только попрошу тебя отстоять сейчас дневную вахту, пока не придет лоцман; а там уже тогда придется вспомнить молодость - возьму твои вахты на себя. - Разумеется, Николай Палыч. Я дождусь смены на мостике и передам дела лоцману. Все остальные свои обязанности буду выполнять в штатном режиме. Николай Романов пишет: *Внешне невозмутим, но в глазах мелькает лукавая искорка* - Ты мне ничего не говорил, и я ничего не слышал. *усмехнувшись* - Никаких подписей кровью! *с улыбкой* - Кстати, скоро по курсу "Мост желаний". С той скоростью, с которой мы идем, будет рядом на закате. Думаю, гостям понравится небольшая романтика, а там... чем черт не шутит. Может какое чудо и произойдет. *Козырнув, просит разрешения уйти, и покинув каюту, отправляется на мостик, дабы отстоять вахту и передать лоцману дела*

Николай Романов: Владимир пишет: Кстати, скоро по курсу "Мост желаний". С той скоростью, с которой мы идем, будем рядом на закате. Думаю, гостям понравится небольшая романтика, а там... чем черт не шутит. Может какое чудо и произойдет. *Улыбается. Вроде уже не мальчишка, но и сам всякий раз, когда проходит под мостом, желание загадывает. Впрочем, как показала жизнь, мост и правда "работает". Вот только самого главного до сих пор не исполнил..* Владимир пишет: *Козырнув, просит разрешения уйти, и покинув каюту, отправляется на мостик, дабы отстоять вахту и передать лоцману дела* - Конечно, идите. *Как только за чифом закрылась дверь, бросает взгляд на часы. Времени едва хватает, чтобы подготовить форму, поужинать - впереди долгая ночь, - забежать к врачу, и бегом бежать на мост, менять Владимира, до того, как на борт поднимется лоцман. В любом случае, когда лоцманский катер будет подходить к борту, по-хорошему, капитан обязан быть уже на мосту. Поколебавшись, решает сначала перекусить. Спускается вниз, в столовую, где видит буфетчицу, беседующую с Александром, в том же виде, в каком была на палубе* *себе под нос* Эттто что еще такое? *вслух* - Я что-то запамятовал.. Когда я успел подписать приказ о переходе работников камбуза на новую форму одежды?

Полина: Александр пишет: Это современный Джордж Браммел? (знаменитый английский денди, законодатель мод) (глянул в зеркальный бок самовара, пощипал свои бачки, осмеянные княжной) Красив, как Аполлон, и пользуется успехом у дам? Еще бы она знала, кто это. Покручивает его кольцо, которое повесила на цепочку в виде кулона. - Для того, чтобы пользоваться успехом у дам вовсе не обязательно быть красивым. У Джонни харизма и обаятельный налёт качественного разгильдяйства. Улыбается как надо в таких ситуациях интересному мужчине - Ты круче, особенно если перестанешь повторять "дамы" и "мадемуазели". Все это безнадежно ус-та-ре-ло. Николай Романов пишет: *вслух* - Я что-то запамятовал.. Когда я успел подписать приказ о переходе работников камбуза на новую форму одежды? Покраснела и вцепилась намертво в поднос. - Ни дня без нотаций, товарищ капитан? Ваши цитаты в наших сердцах и так запечатлены навечно.

Александр: Полина пишет: Для того, чтобы пользоваться успехом у дам вовсе не обязательно быть красивым. У Джонни харизма и обаятельный налёт качественного разгильдяйства. (облокотясь на стойку, наклоняется к ней ближе, с неотразимой улыбкой) А каким из этих качеств обладаю я? Николай Романов пишет: Я что-то запамятовал.. Когда я успел подписать приказ о переходе работников камбуза на новую форму одежды? (оглянулся на капитана) Вы строги к дамам не меньше, чем мой отец на парадных балах, господин капитан. А ведь девушки только хотят быть красивыми - льщу себя надеждой, что для нас. Прикажу Деппа расстрелять, обаятельным имею право быть я один :)

Николай Романов: Александр пишет: Вы строги к дамам не меньше, чем мой отец на парадных балах, господин капитан. А ведь девушки только хотят быть красивыми - льщу себя надеждой, что для нас. - Возможно, но если я предоставлю делать девушкам то, что они хотят, пароход рискует не доехать до места назначения. *Видит бог и святые угодники, что он два месяца честно себя сдерживал, делая послабления на юность и сложную биографию. Но всему есть предел, даже его ангельскому терпению. Читать нотации при посторонних не хочет, в очередной раз делая девушке скидку. Но ужин, судя по всему, откладывается на неопределенный срок, заменяясь воспитательной лекцией о правилах поведения девушки на судне, где 20 мужчин месяцами не видят берега и женщин* *в упор глядя на буфетчицу* - Марш переодеваться! И зайдете потом ко мне в каюту, мы с вами побеседуем. *Разворачивается, уходит к себе. Видимо, пора переодеваться в парадную форму; потом времени уже не будет. Лоцман не имеет отношения к их внутренним разборкам, и его надо встретить, как положено*

Александр: Николай Романов пишет: *в упор глядя на буфетчицу* - Марш переодеваться! И зайдете потом ко мне в каюту, мы с вами побеседуем. (вслед капитану, Полине) Хотите, я прикажу его отправить на сибирский рудник?

Полина: Александр пишет: (облокотясь на стойку, наклоняется к ней ближе, с неотразимой улыбкой) А каким из этих качеств обладаю я? - Ты умеешь любить. Николай Романов пишет: *в упор глядя на буфетчицу* - Марш переодеваться! И зайдете потом ко мне в каюту, мы с вами побеседуем. Александр пишет: (вслед капитану, Полине) Хотите, я прикажу его отправить на сибирский рудник? Не отводит дерзкого взгляда, это мы еще посмотрим, кто из нас первым будет есть фуражку. Когда кэп ушел. - Ой, Саша, он и там будет руководить раскопками. Непрошибаемый чурбан. Надо отнести чай Раде и привести себя в должный вид для рандеву с сатрапом.

Николай Романов: *Придя к себе, быстро переодевается в форменную рубашку с погонами и брюки взамен обычных футболки и джинсов. Китель не надевает - чай, не 9-е мая; ничего, лоцман как-нибудь переживет. Надевает галстук, подстегивает его к рубашке на заколку, поправляет воротник. Оглядев себя в зеркало и убедившись, что выглядит соответственно высокому званию, вновь, как в разговоре со старпомом, облокачивается на свой стол, прямо напротив входа в каюту, сложив руки на груди. Ну и где буфетчицу черти носят, у него что, других дел нет, - по полчаса ждать взбалмошную девчонку?*

Александр: Полина пишет: Ты умеешь любить. (удивился, даже немного смутился, потом погрустнел) Порой я бы очень хотел, чтобы было иначе... Подожди, (встрепенулся) а ты-то откуда знаешь? Полина пишет: - Ой, Саша, он и там будет руководить раскопками. Непрошибаемый чурбан. Надо отнести чай Раде и привести себя в должный вид для рандеву с сатрапом. У вашего непрошибаемого чурбана безудержное чувство ответственности, как у моего отца за империю. Только нет своей императрицы, чтобы баловать ее праздниками и положить империю к ее прелестным ножкам. (со вздохом скользнул взглядом по прелестям Полины, которые та собралась унести от его глаз) Передай Раде, чтобы поправлялась, у нее есть еще, по крайней мере, один недолеченный пациент.

Полина: Александр пишет: удивился, даже немного смутился, потом погрустнел) Порой я бы очень хотел, чтобы было иначе... Подожди, (встрепенулся) а ты-то откуда знаешь? Наташку выдавать нельзя - ничего потом не расскажет. - В книжках читала, да и по твоим глазам вижу. Александр пишет: ) Передай Раде, чтобы поправлялась, у нее есть еще, по крайней мере, один недолеченный пациент. Воздушный поцелуй наследнику. - Передам! Относит чай Раде. Быстренько дует к себе и тормозит у зеркала - классный вид, между прочим, но у некоторых нет вкуса. В шкафу нет ничего подходящего в монашки. Натягивает бесформенные флотские штаны, такую же толстовку - в зеркале Винни-Пух. Сойдет, потом для Сашки снова переоденусь. Николай Романов пишет: по полчаса ждать взбалмошную девчонку? У каюты капитана натягивает скорбную мину кающейся Магдалины и стучит. - Можно?

Николай Романов: - Да!.. А, Полина, проходите. И дверь прикройте, если не хотите, чтобы разговор слышал весь экипаж *Не меняя позы, примерно с минуту смотрит на девушку. Притворно опущенные глазки его не обманывают. Понимает, что никакие его слова не "прошибут" - та абсолютно не считает себя виноватой, и никакие внушения тут не подействуют. Отметает фразу "Какого же черта", как не совсем подходящую для начала разговора. Наконец, когда молчание затянулось, заговаривает* - Может быть, вы объясните причины вашего вызывающего поведения на борту судна?

Полина: Николай Романов пишет: - Да!.. А, Полина, проходите. И дверь прикройте, если не хотите, чтобы разговор слышал весь экипаж Экипаж сегодня не только слышал, но и видел, поэтому уже значения не имеет, но дверь прикрыла - лучше не дразнить зверя. Николай Романов пишет: - Может быть, вы объясните причины вашего вызывающего поведения на борту судна? - Ну, понятно. Давление низкое, сахар высокий, айкью низкое, волна высокая, шезлонг низкий, столик высокий - и всё я виновата! Вы сами не понимаете что ли? Рада упала в обморок, я побежала в буфет принести ей что-нибудь для восстановления кровообращения. Или мне сначала надо было сходить, переодеться и плевать, что кому-то поплохело?

Николай Романов: *Выслушивая буфетчицу, чувствует, как опять начинает закипать. Начинает тихим тоном* - Во-первых, там рядом... *Не успевает договорить фразу, когда вдруг внутри что-то екает, как будто лопнула тонкая струна. Забывшись от ярости, начинает орать, отчаянно жестикулируя* - Не понимаю! Я вообще не понимаю, к чему было устраивать этот балаган! Вы в принципе понимаете, где находитесь? Вы в море. В море, на корабле!! Здесь вокруг вас куча охреневших мужиков с мозгами набекрень, которые полгода женщин не видели, и только и ждут повода поразвлечься. А вы сами им повод даете!! А я вас потом защитить не сумею!! Скажут, - сама напросилась! Вы этого хотите?!

Полина: Николай Романов пишет: Забывшись от ярости, начинает орать, отчаянно жестикулируя* - Не понимаю! Я вообще не понимаю, к чему было устраивать этот балаган! Вы в принципе понимаете, где находитесь? Вы в море. В море, на корабле!! Здесь вокруг вас куча охреневших мужиков с мозгами набекрень, которые полгода женщин не видели, и только и ждут повода поразвлечься. А вы сами им повод даете!! А я вас потом защитить не сумею!! Скажут, - сама напросилась! Вы этого хотите?! Тот, кто вырос в детском доме, умеет за себя постоять. Девчонкам там лучше быть с кулаками и резким выпадом. Слушает ор кэпа и так ей грустно стало, тихим голосом. - Николай Павлович, я хочу чтобы вы волновались за меня с другой интонацией. Пропишите своим корсарам лечебные ванны с бромом, очень хорошо в мозгах оседает. Воды в бассейне много, нам не жалко!

Николай Романов: *Осекся и замолчал так же резко, как начал орать.* *про себя* Дурочка ты, какая же ты еще маленькая девочка, хоть и выросла в детском доме. Что же мне с тобой делать-то? *До сознания вдруг доходит двойной смысл сказанной фразы* я хочу чтобы вы волновались за меня с другой интонацией. - Повтори... Что ты сказала?

Полина: Николай Романов пишет: - Повтори... Что ты сказала? Изучает хмурое небо в иллюминаторе, чтобы не встречаться с кэпом глазами. - Слуховой рожок вам еще рановато бы. Вы меня прекрасно услышали и из мороженой трески снова стали капитаном Бладом.

Николай Романов: Полина пишет: - Слуховой рожок вам еще рановато бы. Вы меня прекрасно услышали и из мороженой трески снова стали капитаном Бладом. *Он-то думал, что уже дошел до высшей точки кипения. А оказывается, он все это время был спокоен как слон, - по сравнению с тем бешенством, которое накатило сейчас в ответ на очередное хамство* *про себя* Спокойно, Коля, спокойно. Если ты начнешь убивать - тебя посадят. *Неосознанно отлипает от стола, делает несколько шагов, приближаясь к девушке, руки вновь сложены на груди* - Может, хватит уже мне хамить? *Еще один шаг, и он оказывается вплотную к девушке, нависая над ней во все свои внушительные метр восемьдесят семь* - Полина, чего ты добиваешься, объясни?

Полина: Николай Романов пишет: - Может, хватит уже мне хамить? Обиженно надула губы. - Опять не так! Где вы хамство-то усмотрели? Я комплимент сделала, от вас же не дождешься. Николай Романов пишет: *Еще один шаг, и он оказывается вплотную к девушке, нависая над ней во все свои внушительные метр восемьдесят семь* - Полина, чего ты добиваешься, объясни? Распахнула ресницы, посмотрела на него снизу вверх и постучала ему пальцем по козырьку на фуражке. - Если это надо объяснять, тогда я лучше вернусь в наш лобби-бар и займусь ужином. Как бы устрицы не прокисли...

Николай Романов: Полина пишет: Я комплимент сделала, от вас же не дождешься. *Комплимент? Это у современной молодежи комплименты такие?* Полина пишет: Распахнула ресницы, посмотрела на него снизу вверх и постучала ему пальцем по козырьку на фуражке. - Если это надо объяснять, тогда я лучше вернусь в наш лобби-бар и займусь ужином. Как бы устрицы не прокисли... *Ловит ее руку за запястье и убирает вниз. вся злость уже пропала, уступая место какому-то другому, неясному пока чувству* - Полина.. Давай поговорим серьезно. *мысленно взвыв. Ну давай, старый дурак, выстави себя на посмешище. Не может же в самом деле всерьез быть того, чтобы ты был нужен этой девчонке. Ох, как непривычно чувствовать себя идиотом.. Но, видимо, придется* *поймав взгляд девушки, мягким тоном* - Ну.. Я что, тебе нравлюсь? *Да конечно нет. Зачем я тебе нужен, ты себе сотню найдешь, лучше меня. А может уже и нашла кого-нибудь, на берегу..*

Полина: Николай Романов пишет: *поймав взгляд девушки, мягким тоном* - Ну.. Я что, тебе нравлюсь? Руку не отнимает, а другой снимает его фуражку и надевает себе на голову. Вздохнула. - Вы, мужчины, такие дураки. Слепые дураки... Почему вам все надо разжевывать? Поцеловала - как об стенку горох, а скажу - сразу дойдет и обрадует?

Рада: Вначале не знала, насколько может давериться Наташе. Но начав рассказывать о своем даре, постепенно раскрылась полностью. Рассказала о том, как тяжело ей было в детстве, сколько негатива получила в юности. Наташа слушала внимательно. Вопросов почти не задавала. И наконец Рада перешла к описанию последних событий: - Я видела тебя раньше. Еще до того, как вы с Александром попали на танкер. Ты была так счастлива и рядом был молодой человек в очках. - Быстро описала свое первое видение с Наташей и продолжила. - Никогда прежде в видениях я не ощущала запахов и холода. В тот раз все было для меня иначе. - на мгновение замолчала, забираясь с силами, чтобы заговорить о последнем видении. - И сейчас тоже. Обычно в видениях я лишь сторонний наблюдатель. А тут все происходило прямо со мной. Я видела Александра. В него встреляли из толпы. И я слышала крик, свой собственный крик. А потом мои руки были в крови, я пыталась остановить ее, но уменя не получалось. Он умирал у меня на руках... - слезы собрались в уголках глаз, - и я ничем не могла ему помочь.

Николай Романов: *Ласково, но с грустной улыбкой смотрит на девушку. Последняя попытка воззвать к разуму, озвучивает мысли вслух* - Ну зачем я тебе нужен? Я старый уже. Ты себе молодого найдешь, красивого. *про себя* Девочка моя, меня уже бросали, я знаю, что это такое, мне хватило. Я не хочу видеть, как года через два ты соберешь вещи и уйдешь к молодому поклоннику. Хорошо, не через два. Через три, максимум.

Полина: Николай Романов пишет: - Ну зачем я тебе нужен? Я старый уже. Ты себе молодого найдешь, красивого. Совершенно легко перешла на "ты", будто полчаса назад он не кричал на нее начальником. - Ты себя или меня убеждаешь? "Старый"! Как сказала одна умная молодая женщина в хорошей книжке, и я с ней абсолютно согласна - "Мужчине столько лет, сколько лет его женщине".

Александр: Полина пишет: - В книжках читала, да и по твоим глазам вижу. (Вспомнил про книжку в кармане и сел читать, через полчаса все пытки святой инквизиции и отечественных заплечных дел мастеров показались бланманже и клубникой со сливками) "Стыдясь своей покорности, Ольга отвернулась, пряча лицо в подушку. Руки графа легко и нежно освободили ее пылающие бедра от шелка и кружев. Скрепляя власть рук, губы запечатлевали на обнаженной коже слова страсти, недоступные для ушей, но которым пылко внимало тело. Чулки послушными змейками соскользнули со стройных ног, граф ласково стиснул маленькие ступни в своих ладонях, наклонился, целуя розовые пальчики..." (с каменным лицом) Сжечь. На костре. Весь тираж вместе с автором и типографией! С цензорами, метранпажами и всем алфавитом!.. (спохватился, что Владимир рассказывал, как сейчас романы не только печатают, но и выкладывают в интернете, где их лайкают все кому не лень, со стоном уронил голову на руки и накрыл сверху злополучной книжкой)

Николай Романов: *Правой рукой все так же держит девушку за запястье, левой приобнимает за плечи, привлекая к себе* *по-прежнему ласково и чуть с иронией* - И что, жить у меня будешь? И борщ мне варить? И рубашки гладить?

Полина: Николай Романов пишет: *Правой рукой все так же держит девушку за запястье, левой приобнимает за плечи, привлекая к себе* *по-прежнему ласково и чуть с иронией* - И что, жить у меня будешь? И борщ мне варить? И рубашки гладить? - Я тебе дочек рожу. Двойняшек. Таких же как я красивых, и как ты упёртых.

Натали: Рада пишет: Я видела Александра. В него встреляли из толпы. И я слышала крик, свой собственный крик. А потом мои руки были в крови, я пыталась остановить ее, но уменя не получалось. Он умирал у меня на руках... - слезы собрались в уголках глаз, - и я ничем не могла ему помочь. О Боже... (не в силах сразу осмыслить сказанное) Боже мой... Он такой красивый, такой добрый... так любит Россию и так хочет сделать ее лучше, богаче... я не могу поверить, чтобы его народ поступил с ним, как французы со своими Генрихами!.. (вспомнила про императора Павла, Петра Третьего и горько заплакала) Как нам спасти его, Радочка?

Николай Романов: Полина пишет: - Я тебе дочек рожу. Двойняшек. Таких же как я красивых, и как ты упёртых. *Не выдержал и рассмеялся. Отпускает руку девушки, аккуратно поправляет ей выбившийся локон прически, любуясь. Почему он раньше замечал только дерзкий характер, и в упор не видел этой красоты? Еще несколько секунд смотрит, улыбаясь, а потом наклоняется, и осторожно, будто боясь спугнуть, целует девушку, одновременно крепче прижимая к себе*

Полина: Николай Романов пишет: Еще несколько секунд смотрит, улыбаясь, а потом наклоняется, и осторожно, будто боясь спугнуть, целует девушку, одновременно крепче прижимая к себе* Кровь у нее горячая, обнимает своего капитана обеими руками и отвечает на поцелуй так, что фуражка падает на ковер каюты. Потом оторвавшись, улыбнулась. - Знаешь, только я не услышала ничего такого, чтобы начать изучать кулинарную книгу на странице "Борщи". По общей громкой связи будет в самый раз. Не дает ему опомниться и снова целует, а потом летит к дверям, на ходу повторяя. - Я помню, помню, лоцман, ужин на мостик.

Николай Романов: Полина пишет: - Знаешь, только я не услышала ничего такого, чтобы начать изучать кулинарную книгу на странице "Борщи". По общей громкой связи будет в самый раз. *Ага, щас, конечно. И марш Мендельсона там же. В его молодости афишировать отношения было не принято, и пока он от своих привычек отказываться не намерен* Полина пишет: - Я помню, помню, лоцман, ужин на мостик. *Секунду в ступоре смотрит на девушку, глаза расширяются. Господи... Лоцман... Он и забыл... Ступор проходит, ломанулся вслед за девушкой, подхватывая фуражку; из каюты на трап вылетают практически вместе: Полина бежит вниз, он - вверх*

Рада: Стирает побежавшие слезы. - Я не знаю... Никогда раньше у меня не получалось повлиять на ход событий. - Задумалась. - Если бы Александр остался, то его жизни ничего бы не угрожало. Но, судя по тому, что я узнала о нем, даже если я предупрежу его, он все равно захочет вернутся. Чувство долга в нем слишком сильно... - вдруг подскачила, словно что-то вспомнив. - Полина! Надо спросить совета у нее. Пошли, - подхватила Натали под руку и потянула в сторону столовой. - она сможет придумать, как нам спасти Александра. Я уверена!

Николай Романов: *Влетает на мостик, тут же одергивает себя. Поправляет галстук, рубашку* - Простите, Владимир, задержался. Нас лоцман еще не вызывал? *Как раз в этот момент по УКВ вызывают. Сам подходит к станции, отвечает* - "Alexandr Benkendorf", "Alexandr Benkendorf", DenPilot*. - DenPilot, "Alexander Benkendorf", over. - Good evening, sir! Pilot is proceeding to you. Please, reduce speed to 6 knots. Boat will approach starboard side. - Ok, I reduce my speed to 6 knots. Pilot ladder is already rigged starboard side, 2 metres above the water. - Thank you, sir. (- "Александр Бенкендорф", "Александр Бенкендорф", ДенПайлот. - ДенПайлот, "Александр Бенкендорф", слушаю. - Добрый вечер, сэр. Лоцман идет к вам. Пожалуйста, уменьшите скорость до 6 узлов. Катер подойдет с правого борта. - Хорошо, я уменьшаю скорость до 6 узлов. Лоцманский трап уже вооружен с правого борта, 2 метра до воды. - Спасибо, сэр) *Кивком головы отпускает Владимира. Появившийся в дверях третий помощник тут же отправлен обратно, идти вниз, встречать лоцмана. Сам выходит на крыло мостика, наблюдает, как катер подходит к борту, как лоцман поднимается по трапу. Когда катер отходит чисто, возвращается обратно в рубку, встречает входящего лоцмана* - Good evening, mr pilot. I'm the master. (Добрый вечер, господин лоцман. Я капитан). *Лоцман здоровается, сразу же проходит к картам, дает указания рулевому матросу. Сообщает, что на выходе из проливов, в Северном море обещано усиление ветра, возможно штормовое предупреждение. Через пять минут на мосту появляется Полина с подносом. Оборачивается, наблюдая, как девушка выставляет ужин для него и лоцмана на кофейном столике, кивает ей, улыбнувшись. Впрочем, отвлекаться некогда - тут же возвращается к приборам. Убедившись, что все в порядке, начинает расхаживать между приборами и иллюминаторами, пока лоцман ужинает, периодически останавливаясь полюбоваться видами. Вахтенный помощник с впечатанным в глаза биноклем приклеивается к радару, демонстрируя все свои нечеловеческие усилия, направленные на безопасность навигации. Все, долгая ночь вахты с лоцманом в проливах началась. Впереди в лучах заходящего солнца уже виден датский мост Орезунд* DenPilot - реальные позывные датской лоцманской станции

Александр: Рада пишет: Полина! Надо спросить совета у нее. Пошли, - подхватила Натали под руку и потянула в сторону столовой. - она сможет придумать, как нам спасти Александра. Я уверена! (догнал девушек и подхватил обеих под руки) Я бы предпочел, чтобы милые дамы обсуждали, как завоевать мое сердце. (целует обеим по очереди ручки) Всё знаю, читал в википедии. Дидро и д'Аламбер плакали бы, узнав, что это такое. (серьезно) Судьбу не обмануть, Вещий Олег напрасно погубил коня, а я вернусь - не знаю, как, но обязательно вернусь, - и буду править, когда придет мой черед, сообразно с интересами моей державы. (снова шутливо) Клянусь бородой Нептуна и хвостами всех его русалок!

Натали: (горестно всплеснула руками) Ваше высочество, вы совершенно невозможны! Мы с Радой переживаем, как вас спасти, а вы... хвосты, бороды... (сердито фыркнула) Еще бы Аляской поклялись! (заметила уголок знакомой обложки, торчащий из его кармана) И книжку мою стащили, мало вам википедии. (выдернула книжку и убежала)

Александр: (вслед Натали) Княжна, подождите! Незамужним барышням нельзя такое читать! (ворчит) Хорошенькую услугу я оказал князю Андрею... И про Аляску она уже в курсе - наверно, Владимир не одного меня просвещал. (Раде, горячась) Прекрасно, не продам я Аляску, пошлю Линкольну письмо поддержки вместо флота, а вдруг будет еще хуже?! История не прощает вмешательства в ее ход!

Натали: (На палубе, где недавно загорали с подругами, в джинсовых шортиках с ремками и в маечке с Джонни Деппом и стразиками села в кресло, ноги забросила на спинку другого. Мысленно примерила на них модный педикюр, хотя крепостнаяи Дуня тоже стрижет ровненько) Чудо что за ножки! (полюбовалась еще и уткнулась в книжку)

Владимир: *освободившись от вахты, освежился, прихватил кофе, не смотря на закат, не обнаружил в буфете Полины, а в лазарете паники, идет на палубу. Небо потихоньку окрашивается в рыжий, бросает взгляд на место недавнего действа, замечает Натали. на этот раз не в купальнике и без парео. Нахмурившись делает было шаг вперед, но тут же усмехнувшись, достает смартфон. быстро перебирает картинки, вытаскивает изображение роскошного цветка, осторожно подкрадывается сзади и вместо своей физиономии, позволяет девушке увидеть первой картинку* - Живые в море, увы, не водятся *обходит кресло, смотрит на книжку. насмешливо* И вы туда же, княжна? Знаете, говорят все бульварные романы написаны женщинами с убогой личной жизнью. В них они расписывают интимные сцены различной степени откровенности, выдавая их за мечтания героев. Не боитесь испортить вкус и собственное воображение? *присаживается рядом не спрашивая разрешения*

Натали: Владимир пишет: достает смартфон. быстро перебирает картинки, вытаскивает изображение роскошного цветка, осторожно подкрадывается сзади и вместо своей физиономии, позволяет девушке увидеть первой картинку* Четыре часа не слышала вашего голоса, господин старпом. (покосилась на цветок) Красиво, найдите там же картинку со словом "спасибо". Владимир пишет: *обходит кресло, смотрит на книжку. насмешливо* И вы туда же, княжна? Знаете, говорят все бульварные романы написаны женщинами с убогой личной жизнью. В них они расписывают интимные сцены различной степени откровенности, выдавая их за мечтания героев. Не боитесь испортить вкус и собственное воображение? (переворачивает страницу, не поднимая на него глаз) Может, я сама решу написать такой роман?

Владимир: Натали пишет: Четыре часа не слышала вашего голоса. (покосилась на цветок) Красиво, найдите там же картинку со словом "спасибо". *в том же тоне* - Спасибо не цветок, и сорвать его с ваших губ, мне намного приятней. Лучше разве что поцелуй, но градус моего нахальства еще не достиг нужной точки. Натали пишет: Может, я сама решу написать такой роман? *вскинув брось* - И променяете личную жизнь на мечтания картонок? *лукаво* У меня есть предложение лучше. Забросить этот книжный хлам куда подальше, и написать собственный роман в реальном времени. В компанию предлагаю себя, и почти уверен, что вы не против. Сами говорили, что коллекционируете поклонников... "остальных экспонатов коллекции можно будет подарить антикварам. в мумифицированном состоянии" *представленная картинка рисует на губах довольную улыбку*

Рада: Испугалась, когда кто-то со спины схватил ее за руку. Обернулась, но встретив взгляд живых озорных глаз, успокоилась. Смотрит на Александра и не может сдержать улыбки. - И будете лучшим правителем, - проговорила тихо. Чуть громче. - Вы быстро освоились, я рада. - положила свою руку поверх его. - если я могу вам чем-то помочь, обращайтесь не раздумывая. Понимает возмущение Натали, но решает, что Александр сам волен выбирать свою судьбу. - Прошу вас. Поймите и ее. Вы дороги ей как друг, поэтому она и переживает за вас. Мы все переживаем за вас.

Натали: Владимир пишет: Спасибо не цветок, и сорвать его с ваших губ, мне намного приятней. Лучше разве что поцелуй, но градус моего нахальства еще не достиг нужной точки (В ее веке от таких слов прилично было лишиться чувств, а в этом - спасибо, что еще не поцеловал без спросу) Вам нужно носить с собой градусник, чтобы девушки знали, чего от вас ждать. Владимир пишет: У меня есть предложение лучше. Забросить этот книжный хлам куда подальше, и написать собственный роман в реальном времени. В компанию предлагаю себя, и почти уверен, что вы не против. Сами говорили, что коллекционируете поклонников... (Прикрыла книжкой поллица, только в глазах насмешливая искорка) Вы были бы одним из лучших экземпляров, но ведь с вами хлопот не оберешься - обязательно кто-нибудь захочет украсть, или обменять... на пять менее ценных.

Владимир: Натали пишет: Вам нужно носить с собой градусник, чтобы девушки знали, чего от вас ждать. *провокационно* - Я совсем не против, повышения градусов... * присаживается возле ног, смотрит снизу вверх* Признайтесь,Натали, вам же интересно. В вашем веке, мой далекий предок, шлет вам какие то дурацкие письма, вместо того, чтобы действовать наверняка. А я здесь и сейчас предлагаю вам испытать все в реальности. Просто опустите ресницы негласно сказав мне "да" Натали пишет: но ведь с вами хлопот не оберешься - обязательно кто-нибудь захочет украсть, или обменять... на пять менее ценных. *все так же лукаво* - Думаете, у вас так просто украсть мужчину, Натали?

Александр: Рада пишет: Смотрит на Александра и не может сдержать улыбки. - И будете лучшим правителем, - проговорила тихо. Чуть громче. - Вы быстро освоились, я рада. - положила свою руку поверх его. - если я могу вам чем-то помочь, обращайтесь не раздумывая (Смотрит на нее, прошлое комком невыплаканных слез стоит в горле) Можете. Только вы, наверно, и можете. (протянул руку, будто хотел прикоснуться к ее волосам, неожиданно прижал к себе и поцеловал в губы) Простите... (отвернулся, глухо) Простите меня, Рада. (Эгоист, придумал искать спасения таким образом!)

Полина: Николай Романов пишет: - Good evening, mr pilot. I'm the master. (Добрый вечер, господин лоцман. Я капитан). С подносом прислушивается к диалогу, но еще не заходит. Про себя. - Надо учить языки, а то так и буду таскать подносы до цинги. Николай Романов пишет: Через пять минут на мосту появляется Полина с подносом. Оборачивается, наблюдая, как девушка выставляет ужин для него и лоцмана на кофейном столике, кивает ей, улыбнувшись. Впрочем, отвлекаться некогда - тут же возвращается к приборам. Вошла, все расставила, тоже улыбнулась своему капитану и незаметно исчезла, чтобы не мешать. Проходя по верхней палубе, заметила внизу Натку со старпомом - Вовка своего не упустит! Надо переодеться и проведать Раду.

Натали: Владимир пишет: * присаживается возле ног, смотрит снизу вверх* Признайтесь,Натали, вам же интересно. В вашем веке, мой далекий предок, шлет вам какие то дурацкие письма, вместо того, чтобы действовать наверняка. А я здесь и сейчас предлагаю вам испытать все в реальности. Просто опустите ресницы негласно сказав мне "да" (Пошевелила пальчиками ног на уровне его уха) Боже мой, ну и выбор вы мне предлагаете - между прапрапрадедом и прапраправнуком! (похлопала ресничками - да, нет, да, нет, как на ромашке) И вы, кажется, забыли, что у меня через месяц свадьба. Владимир пишет: *все так же лукаво* - Думаете, у вас так просто украсть мужчину, Натали? Если только сама не захочу его кому-то подарить. (У вас красивые глаза и брови, остальное еще ждет оценки и описи в реестре)

Владимир: Натали пишет: Боже мой, ну и выбор вы мне предлагаете - между прапрапрадедом и прапраправнуком! (похлопала ресничками - да, нет, да, нет, как на ромашке) И вы, кажется, забыли, что у меня через месяц свадьба. *загадочно* - И помнить не хочу ибо уверен, что вы здесь, чтобы той свадьбы в помине не было. Мой предок непроходимый идиот, я понял это, как только увидел вас на той лодке. Вы не его судьба, а моя, Натали. А я,- коснувшись поцелуем ее пальцев,- смею надеяться ваша. И я в отличие от него, просто так не сдамся. Натали пишет: Если только сама не захочу его кому-то подарить. *улыбнувшись, на полном серьезе* - Подарите кому-то князя Андрэ, Натали. В ближайшую пару веков, он вам не понадобится...

Рада: Рада не сразу поняла что случилось. Вот она разговаривает с Александром и вдруг на его лице сменяется столько эмоций. Вихрь. И ее губы обожгло поцелуем. Она не смогла даже пошевелиться или же... просто не хотела? Поцелуй оборвался, но она желала продол.... Мысль оборвалась. Он отвернулся. Слово извинения царапнули сердце. И снова, как в школе, накотила волна беспокойства и страха. Но вдруг, откуда-то взялись силы, сдержать подступающий к горлу ком. Выдавила из себя улыбку и стараясь подражать легкой матере Полины: - Все хорошо. Я понимаю ваше беспокойство. Будь на моем месте Натали и она бы... - голос дрогнул. Продолжить она не смогла.

Полина: Александр пишет: (протянул руку, будто хотел прикоснуться к ее волосам, неожиданно прижал к себе и поцеловал в губы) Простите... (отвернулся, глухо) Простите меня, Рада. (Эгоист, придумал искать спасения таким образом!) Рада пишет: - Все хорошо. Я понимаю ваше беспокойство. Будь на моем месте Натали и она бы... - голос дрогнул. Продолжить она не смогла. Не доходя до буфета видит еще одну парочку - Сашка тоже время зря не теряет, значит, все живы и здоровы. Старается не мешать и на цыпочках уходит на кухню. Оказывается, она за весь день ничего не ела и готова проглотить быка.

Николай Романов: *Медленно но верно танкер выходит на створы моста*. Сложив руки на груди, Романов любуется панорамой величественного сооружения в лучах заходящего солнца. Когда-то давно, еще курсантом, он много раз ходил под этим мостом. Тогда можно было бросить все дела на палубе и, задрав голову, смотреть, как над твоей головой проходит огромная махина. И загадывать желание. Потом он стал штурманом, вахтенным помощником, и, проходя под мостом, носился как угорелый между радаром и картой на штурманском столе, не разгибая спины. Потом он стал старпомом, и, прекрасно зная, что мастер искоса поглядывает за ним, стоял над душой у рулевого, как Цербер, следя, чтобы тот четко удерживал курс. И лишь теперь, став капитаном, он снова может просто стоять и любоваться видом. Рулевой на вахте- опытный матрос, его можно не проверять. Да и погода сегодня спокойная.. Вот тень от моста уже скользнула по баку и побежала по корпусу судна. Танкер начинает входить под мост. Много раз он ходил здесь, начиная с самого первого рейса. И много раз, по традиции, загадывал желание. И по какому-то странному, случайному совпадению, они исполнялись. Теперь он взрослый, солидный человек. У него есть дом, машина, достойное звание на работе в приличной компании. Пожалуй, все, чего он мог бы пожелать, исполнилось. Из возможного, разумеется- родителей не вернешь, здесь даже чудеса бессильны. Но нет. Пожалуй, осталось одно.. Последнее желание. Танкер уже проходит мост: бак, мидель.. Совсем скоро и рубка окажется под пролетом. Пора. На мосту тишина. Не слышно даже переговоров по УКВ. Капитан, улыбнувшись, последний раз любуется мостом и, как всегда убедившись, что по приборам все в порядке, садится за бумаги* Хождение по створам - способ навигации, когда для ориентира берутся два объекта (створа), один из которых установлен перед другим. Когда для наблюдателя они сливаются в одну вертикальную линию, - значит, судно на курсе и идет по фарватеру. Примерно таким же образом контролируется ровный вход судна под мост.

Натали: Владимир пишет: И помнить не хочу ибо уверен, что вы здесь, чтобы той свадьбы в помине не было. Мой предок непроходимый идиот, я понял это, как только увидел вас на той лодке. Вы не его судьба, а моя, Натали. А я,- коснувшись поцелуем ее пальцев,- смею надеяться ваша. И я в отличие от него, просто так не сдамся. Ваша судьба? Может быть... (губки бутончиком, подобрала под себя ноги и наклониласьк Владимиру, коснувшись его щеки выбившимся из прически локоном - Полина обещала сделать ме-ли-ро-ва-ни-е) Но отчего вы решили, что и вы - моя? (Вновь откинулась на спинку кресла - все поклонники почтительно не переходили черту, которую она проводила, балы, премьеры, комплименты, какая скука! а ТОТ Корф и вовсе сбежал на Кавказ за чинами и славой. Как это графу удалось убедить Олю, и тогда в 19 веке, и на страницах этого неприличного романа? "У меня все равно будет лучше, должно быть лучше!") Владимир пишет: Подарите кому-то князя Андрэ, Натали. В ближайшую пару веков, он вам не понадобится... (мысленно перебрала подруг, кому не жалко - Катрин, что ли, осчастливить) Я не благотворительный фонд, с чего бы это мне разбрасываться женихами. (посмотрела на изумруд) К тому же, еще и княжеского рода. (Если пообещает застрелиться, как один корнет без титула - не поверю! А если сбежит - не прощу) (Указывает на надвигающийся мост) Что это?

Александр: Рада пишет: Выдавила из себя улыбку и стараясь подражать легкой матере Полины: - Все хорошо. Я понимаю ваше беспокойство. Будь на моем месте Натали и она бы... - голос дрогнул. Продолжить она не смогла. Причем здесь Натали? (повернулся и мягко обнял девушку за плечи) Я обидел вас, Рада? Ну накричите на меня, дайте мне пощечину! Забудьте, что я царь, и что меня надо заслонять грудью от бомбы. (теплые карие глаза, умоляю вас - помогите мне забыть те, голубые! в поисках вас я исколесил пол-Европы и перенесся через два столетия, станьте моим вторым дыханием)

Полина: Доедая гуляш с картошкой, увидела тень, которая накрывала танкер. Боцман Писарев, рисуясь перед ней, в день отплытия, говорил что-то про мост и желания, которые исполняются. С тарелкой в одной руке и вилкой в другой выскочила на палубу и подняла глаза на махину, накрывшую их посудину. У нее только одно единственное желание, а все остальное - такая ерунда: сама заработаю, найду, куплю.

Владимир: Натали пишет: Но отчего вы решили, что и вы - моя? *улыбнувшись* - Я не предсказатель, Натали. Но свою возлюбленную сделать счастливой, для меня дело чести. Натали пишет: Я не благотворительный фонд, с чего бы это мне разбрасываться женихами. (посмотрела на изумруд) К тому же, еще и княжеского рода. *невозмутимо* - Да, но не пришпиливать же их к картонкам булавками ради украшения библиотеки? Одно дело мотыльки и другое мужчины. Вторые занимают гораздо больше места на стенах. Но если вам так мил сюрреализм... Александр пишет: Что это? - Это мост желаний. Мечта влюбленных романтиков. Не упустите свой шанс, Натали, вдруг боги будут к нему благосклонны. *поднимается, подает ей руку* Давайте подойдем ближе.

Натали: Владимир пишет: свою возлюбленную сделать счастливой, для меня дело чести. (смеется) Берегитесь давать подобные обещания! (привыкла не верить клятвам поклонников, но прежде клялись только усыпать ее жизнь розами и прочую дребедень) Вдруг она будет счастлива настолько, что захочет вам отомстить тем же? Владимир пишет: Да, но не пришпиливать же их к картонкам булавками ради украшения библиотеки? Одно дело мотыльки и другое мужчины. Вторые занимают гораздо больше места на стенах. Но если вам так мил сюрреализм... (лукаво) Мы для вас тоже мотыльки, если даем себя пришпилить. (постучала пальчиком по смартфону) Уверена, у вас богатый альбом разбитых сердец. Если вы будете милы, я вам подарю для коллекции мое... бумажное. (стреляет взглядом искоса, ловя огонек в мужских глазах, положительно - его дразнить интересней, чем остальных) Владимир пишет: Это мост желаний. Мечта влюбленных романтиков. Не упустите свой шанс, Натали, вдруг боги будут к нему благосклонны. *поднимается, подает ей руку* Давайте подойдем ближе. Мост желаний? Боже, как интересно! (встала и светским жестом подцепила Владимира за локоть) Какой он огромный! (ахнула, запрокинув голову, в восторге не заметив, как сильнее сжала его локоть) Под таким мостом грешно загадывать меньше, чем на целую жизнь. (про себя - я хочу быть такой счастливой, чтобы мне завидовали все! нет, такой счастливой, чтобы самой себе завидовать! я просто хочу быть счастливой)

Владимир: Натали пишет: Вдруг она будет счастлива настолько, что захочет вам отомстить тем же? *смеется в ответ* - Не раз слышал, что мужчины бояться жениться, но никогда не слышал, чтобы они боялись быть счастливы, Натали. Натали пишет: Уверена, у вас богатый альбом разбитых сердец. *усмехнувшись* - Не имею привычки ничего обещать тем, кто интересен мне лишь на короткий срок. Так что увы, но мимо. Натали пишет: Если вы будете милы, я вам подарю для коллекции мое... бумажное. - В вашем случае, я предпочту настоящее. И совсем не для коллекции. Натали пишет: Под таким мостом грешно загадывать меньше, чем на целую жизнь. *кивнув* - Искренние желания как правило исполняются всегда. *пока она шепчет что-то про себя, улыбается глядя на закатное небо* "Хочу связать свою судьбу с Натали навсегда. Все остальное я сделаю сам" *оборачивается к ней* - Загадали, сударыня? *убрав растрепавшийся локон с ее лица* Надеюсь, в нем присутствовал я? *притягивает девушку к себе, поскольку удержаться от поцелуя невозможно... Оторвавшись от ее губ* - Если меня там все же нет, то внесите. Мы все еще под мостом...

Александр: (Чувствуя себя перед Радой немного виноватым, вышел с ней на палубу. "Загадайте, чтобы вы остались живы", - сказала она. Покачал головой в ответ: "От всех бомбистов не загадаешь". Громада моста проплывает над головами, сердце колыхнулось - Оля, любовь моя! Последний раз. Она двести лет счастлива с другим, он не имеет права хотеть ее для себя, пусть он знает теперь - чудеса бывают. И эта девушка с тревожными и заботливыми глазами - одно из них. Благодарно сжал руку Рады, запрокинул голову к стальному исполину - если ты и вправду всесилен, верни меня в мой век! я хочу прожить жизнь так, как мне предначертано)

Натали: Владимир пишет: Не имею привычки ничего обещать тем, кто интересен мне лишь на короткий срок. Так что увы, но мимо. Мне жаль тех, кто был в вас влюблен. (А вас - ни капельки!) Владимир пишет: В вашем случае, я предпочту настоящее. И совсем не для коллекции (В его ироничном голосе прозвучали вдруг нотки, которые заставили ее смутиться и отвести глаза. Вот глупости! Не хватало еще покраснеть от двусмысленностей красивого нахала) Владимир пишет: Загадали, сударыня? *убрав растрепавшийся локон с ее лица* Надеюсь, в нем присутствовал я? *притягивает девушку к себе, поскольку удержаться от поцелуя невозможно... Оторвавшись от ее губ* - Если меня там все же нет, то внесите. Мы все еще под мостом... (На мгновение голова закружилась в поцелуе - Андрей никогда ее так не целовал, легко и... оглушительно. Спохватилась и оттолкнула зарвавшегося поклонника) Охотну внесу - чтобы вас повесили на этом мосту! (хотела отвесить пощечину, но не стала - еще подумает, что она влюблена, да и про повесить говорить бы не следовало, наградила Владимира ледяным взглядом и удалилась походкой оскорбленной аристократки, пылая щеками)

Владимир: Натали пишет: Охотну внесу - чтобы вас повесили на этом мосту! *ничуть не рассержен* - Смерть воимя любви - романтичная глупость, сударыня. Я найду способ использовать воимя ее нее жизнь! Натали пишет: (хотела отвесить пощечину, но не стала - еще подумает, что она влюблена, да и про повесить говорить бы не следовало, наградила Владимира ледяным взглядом и удалилась походкой оскорбленной аристократки, пылая щеками) *разомкнув объятия не позволяет ей представить себя птицей в силках птицелова. в след* -Надеюсь, вы соскучитесь по мне раньше, чем растает лед в вашем взгляде, сударыня. Иначе мне придется его растопить... *с улыбкой смотрит как она удаляется, но следом не бежит, позволяя девушке посмаковать недавние ощущения*

Полина: Уже у себя в каюте перебирает флакончики с лаком. - Будем делать Натке зеленый педикюр. Под цвет глаз. На спинку стула небрежно наброшен корсет и прочие волнующие кружева. Сбросила с себя всё, отпихнула ногой и примеряет диковинное бельё позапрошлого века. В зеркале видит себя преобразившуюся. - В таком бы принести кофе Николеньке. Как бы он отреагировал, интересно? Как, как... Если бы я не знала этот ироничный взгляд, а я его хорошо знаю. "Не торговал мой дед блинами, Не ваксил царских сапогов, Не пел с придворными дьячками, В князья не прыгал из хохлов..." Вздохнула и снимает шёлковые, женские штучки.

Александр: Натали пишет: удалилась походкой оскорбленной аристократки Владимир пишет: Надеюсь, вы соскучитесь по мне раньше, чем растает лед в вашем взгляде, сударыня. Иначе мне придется его растопить... (краем глаза видел поцелуй, видел и походку княжны - бедолага Шубин после такого па-де-шаль на рождественском балу сиганул с Аничкова моста, еле выловили из проруби) Простите, Рада... (поцеловав девушке руку, отходит к старпому, мост уже позади) Владимир, не сердитесь, что хочу вмешаться... (вспомнил, что в 21 веке можно на ты, забил на политес) Надеюсь, что это не всерьез. Для тебя будет лучше, поверь!

Владимир: Александр пишет: Владимир, не сердитесь, что хочу вмешаться... (вспомнил, что в 21 веке можно на ты, забил на политес) Надеюсь, что это не всерьез. Для тебя будет лучше, поверь! *улыбнулся, увидев Алекса* - Ошибаетесь Ваше Высочество, это более чем всерьез. К тому же, готов биться об заклад, княжна не осталась равнодушной, хоть и блестяще играет снежную королеву. Для меня будет лучше, Саш, когда она скажет мне "да" у алтаря. И я не намерен отказываться от этого желания.

Александр: Владимир пишет: Ошибаетесь Ваше Высочество, это более чем всерьез. К тому же, готов биться об заклад, княжна не осталась равнодушной, хоть и блестяще играет снежную королеву. Для меня будет лучше, Саш, когда она скажет мне "да" у алтаря. И я не намерен отказываться от этого желания. Она обещала уже сказать "да" у алтаря князю Долгорукому. Он это "да" два года выхаживал, наши светские повесы заключали пари, на сколько его хватит. Обычно больше полугода никто не выдерживал - одни сбегали на Кавказ, другие с горя женились на ком попало. Натали - прелестное создание, но она получает удовольствие от этих игр, вы понимаете? Даже если она выберет вас, ничего не изменится, вы станете ревновать ее, лезть на стенку, как князь Андрей, или биться об нее головой, стреляться на дуэлях, а Натали всё с той же прелестной улыбкой будет искать себе новые жертвы. Поверьте мне (со скорбным лицом) я знаю. Всё происходило на моих глазах! Лучше прыгните сейчас сразу за борт, все равно рано или поздно вам это захочется.

Владимир: Александр пишет: Даже если она выберет вас, ничего не изменится, вы станете ревновать ее, лезть на стенку, как князь Андрей, или биться об нее головйо, стреляться на дуэлях, а Натали всё с той же прелестной улыбкой будет искать себе новые жертвы. Поверьте мне (со скорбным лицом) я знаю. Лучше прыгните сейчас сразу за борт, все равно рано или поздно вам это захочется. *со сладкой улыбкой* - Когда она выберет меня, я на ней женюсь. А дальше... жена Цезаря вне подозрений. Беда грозит лишь тем, кто неосторожно сам ступит на край пропасти. *серьезно* Я не боюсь погибнуть, Ваше Высочество, не хочу ее потерять, и сделаю все что смогу, дабы не упустить свой шанс. *помолчав* - Идемте в каюту, Алекс. Выпьем вина за исполнение наших желаний. Авось Всевышний будет к нам милосерден и исполнит их так, как мы того пожелали. *Видит царственную усмешку наследника, но тот предлагает отложить бокал вина на потом. Согласно кивнув, покидает палубу в одиночестве гадая, о чем же сейчас думает Натали*

Николай Романов: *Лоцман попался лихой - разогнался так, что вместо запланированных 18 часов, проливы проскочили за 11. Наступившее утро принесло пасмурную погоду и накрапывающий дождь. Романов, толком не отдыхавший за последние трое суток, после эмоционального вечера накануне и бессонной ночи на вахте, мечтает только о том, чтобы хоть ненадолго покинуть мост* - Well, mr pilot, everything is ok, so I'll come down for a while. If you need me, please, call one five or one zero (Господин лоцман, все в порядке, так что я спущусь вниз ненадолго. Если понадоблюсь, пожалуйста, позвоните "15" или "10") *Сам планирует быстренько перекусить и пойти в каюту полежать хоть немного. Едва успевает зайти в столовую и сесть за стол, как звонит телефон - лоцман просит капитана подняться на мост. Бормоча себе под нос нецензурный флотский фольклор, возвращается на мост. В связи с ухудшением погоды лоцман принял решение покинуть борт раньше намеченного, за ним уже вышел катер. Идти здесь до выхода из проливов в Северное море осталось всего ничего, одним курсом, без всяких маневров. Накинув на плечи легкую куртку, выходит под накрапывающий дождь на крыло, убеждается, что лоцман благополучно покинул борт; затем возвращается в рубку. Еще час судно идет прежним курсом. На выходе из проливов ветер слегка усиливается, но штормом это не назвать - не дотягивает даже до пяти баллов. Груженый танкер раскачать вообще сложно, но все же палубу начинает слегка покачивать; видно, что бак заливает. Отпускает рулевого матроса, дальше вновь пойдут на авторулевом. В принципе, можно уже идти в каюту отдыхать, но почему-то теперь он не торопится покидать мост, наблюдая, как судно набирает ход, идя навстречу волнам Северного моря*

Полина: Николай Романов пишет: теперь он не торопится покидать мост, наблюдая, как судно набирает ход, идя навстречу волнам Северного моря В непромокаемой ветровке с термосом и контейнером с бутербродами появляется на мостике. - Доброе утро, товарищ капитан! Принесла тебе горячий чай с Рижским бальзамом и перекусить.

Николай Романов: *Оборачивается на звук открывающейся двери* - Полина! *Замечает в руках девушки термос и бутерброды, быстро подходит к девушке, забирает гостинцы, складывает на кофейном столике. Слегка усмехается, тихо, на ухо девушке* - А ветровку зачем? На крыло пойдешь со мной, лоцмана провожать? Так мы его уже сдали. *громче* - Спасибо за бутерброды, очень в тему *Распаковывает контейнер, разливает чай себе и девушке. Замечает, что третий помощник слегка косится на них, но молчит. Вновь усмехается себе под нос. Ничего, парень хоть и молодой, но умный, никому ничего не скажет. В конце концов, он - капитан, может и позволить себе легкие отступления от устава*

Полина: Николай Романов пишет: - А ветровку зачем? На крыло пойдешь со мной, лоцмана провожать? Так мы его уже сдали. *громче* - Спасибо за бутерброды, очень в тему *Распаковывает контейнер, разливает чай себе и девушке. Третий помощник ей по барабану, но видимость приличий соблюдать приходится, поэтому говорит негромко, грея руки о чашку с чаем. - Вдруг ты решишь пригласить меня на прогулку по этой, как ее... Неважно, лишь бы вместе. Вот я и оделась по погоде. Внимательно всматривается в его усталое лицо и добавляет. - Давай лучше я тебя приглашу прогуляться до твоей каюты. Тебе надо отдохнуть.

Николай Романов: *Жуя бутерброды и запивая их чаем, с улыбкой слушает девушку* - Обязательно приглашу, но лучше все-таки дождемся, когда погода улучшится. *про себя* Деньги у меня, конечно, есть, на жизнь нам хватит, но если вдруг ты захочешь и дальше кататься со мной на пароходах, придется тебя услать на заочное в "Макаровку". Зачем тебе эти подносы... Полина пишет: - Давай лучше я тебя приглашу прогуляться до твоей каюты. Тебе надо отдохнуть. *Брови ползут вверх. Старых привычек за один день не сломать - осознание того, что о нем заботятся, вызывает, как минимум, удивление. То ли Рижский бальзам в чае, то ли само присутствие Полины рядом делает свое дело, но настроение неуклонно поднимается, а усталость куда-то проходит* *прищурившись* - Только при условии, что отдыхать я буду не один. Устал от одиночества, знаешь ли..

Полина: Николай Романов пишет: *прищурившись* - Только при условии, что отдыхать я буду не один. Устал от одиночества, знаешь ли.. Густо покраснела, это что-то новенькое - это раньше никому не удавалось с ней проделать. Улыбается смущенно. - С удовольствием и выражением почитаю тебе перед сном. - Если вдруг их слышит третий помощник - Николай Павлович, не дадите ли мне полистать навигационный устав? Я подумываю экстерном экзамены во все мореходки сдать.

Николай Романов: *Хмыкнул себе под нос* - Договорились. *так же громко, для третьего помощника* - Устав? *Пожимая плечами* Да ради бога. Только документ у меня в каюте лежит, для сохранности. Пойдемте, полистаете.

Полина: Николай Романов пишет: - Устав? *Пожимая плечами* Да ради бога. Только документ у меня в каюте лежит, для сохранности. Пойдемте, полистаете. В дверях берет его поду руку. - И контурные карты раскрасим.

Николай Романов: *Пропускает девушку вперед себя на трап, в тон ей* - ..И "Мореходные таблицы" полистаете, очень полезная книга. *Входят в каюту, Романов подходит к своему столу, достает с полки над столом книги "Устав службы на судах торгового флота", "МТ-2000", "Атлас океанов", кидает их на стол, одну из книг "Таблиц" сует в руки девушке; сам с размаху плюхается на диван, заложив руки за голову; лукаво смотрит на Полину* - Ну, кто-то обещал мне почитать.. С выражением. Боюсь, увесистость "Мореходных таблиц" и "Атласа" мне даже не описать

Полина: Николай Романов пишет: одну из книг "Таблиц" сует в руки девушке; сам с размаху плюхается на диван, заложив руки за голову; лукаво смотрит на Полину* - Ну, кто-то обещал мне почитать.. С выражением. Складывает талмуды на стуле, снимает ветровку и бросает в руки кэпу. Садится сверху на книги по-турецки. - Напиши хоть раз ко мне такое же большое и такое ж жаркое письмо, чтоб оно топорщилось листвою и неслось по воздуху само. Чтоб шумели шелковые ветви, словно губы, спутавшись на «ты». Чтоб сияла марка на конверте желтоглазым зайцем золотым. Чтоб кололись буквы, точно иглы, растопившись в солнечном огне. Чтобы синь, которой мы достигли, взоры заволакивала мне. Чтоб потом, в нахмуренные хвои точно, ночь вошла темным-темна, Чтобы всё нам чувствовалось вдвое, как вдвоем гляделось из окна.

Николай Романов: *Небрежно ловит брошенную ветровку и откидывает в другой конец дивана. С отвисшей челюстью слушает стихотворение, параллельно снимая осточертевший галстук и расстегивая воротник рубашки* - И кто автор опуса?..

Полина: Николай Романов пишет: - И кто автор опуса?.. - Не я, не пугайся. Хорошие стихи я люблю и быстро запоминаю, но не авторов. Взяла у него галстук и пристроила на вешалку - Тебе лучше поспать немного, а я покараулю, чтобы тебя не беспокоили.

Николай Романов: Полина пишет: а я покараулю, чтобы тебя не беспокоили. *смеется* - Или чтоб я опять не сбежал работать? *Притворно потягивается, выждав удобный момент, ловит девушку за руку, тянет к себе, усаживая рядом с собой и крепко прижимая* - Спать дома буду. *наставительным тоном* В рейсе моряки не спят, в рейсе от-ды-ха-ют.

Полина: Николай Романов пишет: - Спать дома буду. *наставительным тоном* В рейсе моряки не спят, в рейсе от-ды-ха-ют. Подгребает к себе ветровку - А вот это вряд ли. Может быть я так выгляжу, но девушкой по вызову точно не была и не буду.

Николай Романов: *Поскольку говорил без всякой задней мысли, вначале даже не может понять, о чем речь. Отстраняясь от девушки, заглядывает ей в глаза* - Ты что.. Ты что, думаешь, что я... *Встает, отходит к иллюминатору, долго молчит, глядя на штормовое море. Когда вновь заговаривает, голос звучит глухо. К девушке не оборачивается, беседуя со своим отражением в стекле иллюминатора* - Вообще-то я планировал сделать все по-другому.. В Роттердаме.. А как, кстати, ваше отчество, Полина?

Полина: Николай Романов пишет: К девушке не оборачивается, беседуя со своим отражением в стекле иллюминатора* - Вообще-то я планировал сделать все по-другому.. В Роттердаме.. А как, кстати, ваше отчество, Полина? Насупилась - Ивановна.

Натали: Вчера вечером с Полиной и Радой устроили в каюте салон красоты пополам с показом мод. Надарила новым подругам разных милых штучек из 19 века, которые не казались бы совсем нелепыми в веке 21-м: серебряная пудреница, золотые браслетики, шпильки с жемчугом и так далее, а те помогли ей навести современную красоту. Перемыли за этими делами косточки всему экипажу и некоторым персонам из далекого прошлого, самое сокровенное сохранив в сердце. Даже с подружками не всем можно поделиться. Утром сидит одна, глядя на пасмурное море в иллюминатор, на котором сбегающие дождевые капли оставили кривые дорожки. Ну и что такого произошло? Подумаешь, один поцелуй. Чтобы выполнить свои обещания, которые она ни на грош не воспринимает всерьез, пусть этот пустозвон преодолеет сначала два века между нами. - А если я никогда не смогу вернуться?.. Губы задрожали. Мама, папа, Миша, как я без вас?..

Владимир: *не заметил как наступило утро. спать не спал, но девушке повпечатляться до утра таки позволил. Утром стучит в дверь ее каюты* - Сударыня, одарите меня личной аудиенцией, в противном случае я буду вынужден ломать дверь, дабы не умереть от тоски... *прислоняется к стенке в ожидании ответа*

Николай Романов: *снова долго молчит, прежде чем заговорить* - Ну что ж, Полина.. Ивановна... Кольца у меня, извините, нет. Собирался заказать в Роттердаме, но раз уж так... *Оборачивается к девушке, сидящей на диване; смотрит ей в глаза. Твердым голосом* - Полина Ивановна, вы выйдете за меня замуж?

Натали: Владимир пишет: Сударыня, одарите меня личной аудиенцией, в противном случае я буду вынужден ломать дверь, дабы не умереть от тоски... (бросив взгляд в зеркало, смахнула с ресниц непрошеную слезинку, открывает дверь) Ломать - фи, как грубо! Позаимствовали бы универсальный ключ у вашего капитана, или снова боитесь нарушить устав?

Владимир: Натали пишет: Ломать - фи, как грубо! Позаимствовали бы универсальный ключ у вашего капитана, или снова боитесь нарушить устав? *в тон ей* - Ключ, это слишком долго, в отличие от грубой силы. Так бы я намного быстрей справился с преградами, но вы сегодня великодушны, и совсем не ко мне. *заходит, видит девушку в новом, современном образе* - Не знал бы вашей истории, никогда бы не поверил, что вы не актриса, а настоящая гостья из другого века. *чуть тише* Тебе очень идет современность, Наташа... *выдержав паузу, заглядывает ей в глаза* - Хочу задать смелый вопрос, княжна. *еще шаг ближе* Вы уже решились сказать мне свое "да", или предпочтете, чтобы я украл вас по обычаям восточных дикарей?

Полина: Николай Романов пишет: *снова долго молчит, прежде чем заговорить* - Ну что ж, Полина.. Ивановна... Кольца у меня, извините, нет. Собирался заказать в Роттердаме, но раз уж так... *Оборачивается к девушке, сидящей на диване; смотрит ей в глаза. Твердым голосом* - Полина Ивановна, вы выйдете за меня замуж? - Ты мне так делаешь предложение, как будто выговор объявляешь, Николенька. Я же не окольцевать тебя хочу, а любить. И чтобы меня любили. А мы даже на мостике делали вид, что собираемся конспекты конспектировать. Что у меня за талант такой, что меня все стесняются. Да, лучше бы я алмазы под землей видела! Пошла к дверям.

Натали: Владимир пишет: Ключ, это слишком долго, в отличие от грубой силы. (капризным тоном избалованной красавицы) Зато более изобретательно, что свидетельствует о наличии оригинального ума. Владимир пишет: *чуть тише* Тебе очень идет современность, Наташа... (изогнула насмешливо бровь) Вам бы тоже пошел мундир гвардейского офицера, господин старпом. Быть может, я захвачу вам в подарок старый мундир моего моего мужа, если соберусь сюда в следующий раз. Владимир пишет: Хочу задать смелый вопрос, княжна. *еще шаг ближе* Вы уже решились сказать мне свое "да", или предпочтете, чтобы я украл вас по обычаям восточных дикарей? (погладила пальчиком золотистые нашивки на его погоне) Раз, два... и три с петелькой. Это количество жен в вашем гареме?

Николай Романов: *Ну вот, собственно, все как он и предполагал. Посмеялась над ним, выставила дураком - и пошла.* *пытается говорить спокойно, но голос сел* - То есть ответ "нет", как я понимаю?

Владимир: Натали пишет: Зато более изобретательно, что свидетельствует о наличии оригинального ума. *вскинув бровь* - Это в страсти то? Страсть ломает преграды, а не подбирает к ним ключи, сударыня. Натали пишет: (изогнула насмешливо бровь) Вам бы тоже пошел мундир гвардейского офицера, господин старпом. Быть может, я захвачу вам в подарок старый мундир моего моего мужа, если соберусь сюда в следующий раз. *с улыбкой* - Лучше закажите мне новый. Парадный, белый, свадебный. Натали пишет: Раз, два... и три с петелькой. Это количество жен в вашем гареме? *поцеловав ее пальчик, лукаво* - Первые два- это количество раз, которые я буду просить вашей руки, Натали. А три с петелькой - согласие и обручальное кольцо. Думаете, я окажусь не прав?

Полина: Николай Романов пишет: *пытается говорить спокойно, но голос сел* - То есть ответ "нет", как я понимаю? Держится за ручку двери и губы дрожат "он так ничего и не понял! не хочет ее понять" - Правильно, понимаешь.

Рада: Вчерашний день не давал Раде возможность уснуть. Всю ночь, лежа уставившись в потолок, она пыталась выкинуть из памяти украденный Александром поцелуй. Но стоило лишь на мгновение прикрыть глаза и она снова видела его. И губы начинали гореть, словно выпила горячего чая. Проворочавшись до утра, решила, что спорить с самой собой бесполезно. Александр ей нравился. И хоть она хорошо его не знала и многие его стороны оставались для нее под завесом тайны. Но она тонула в его глазах, то по-мальчишечьи озорных, то не по годам серьезных. Его улыбка вызывала трепет в груди. Что делать со своим новообретенным чувством, она не знала. Надежды на взаимность у нее не было. Он вернется в свой век, иначе вчерашнее видение не пришло бы к ней. Но когда это случится, она не знала. Так стоило ли теперь терять время зря, когда отсчет возможно идет на часы...

Николай Романов: *На ум вдруг приходит старая добрая истина "Если и седьмой блин комом - к черту блины. Пеките комочки"* *глазами загнанного зверя смотрит на уходящую девушку. Да что за проклятье над ним, что даже волшебный мост не может исполнить желание?* - Полина... Подожди. *медленно качает головой. Николай-угодник, ну где же, где те слова, которые достучатся до этой девушки? Под левым ребром резко прошибает боль. Господи, эта девчонка или сведет его в могилу, или доведет до сердечного приступа. Вздрагивает, но вида не показывает. Подходит к девушке, берет ее руку, держащуюся за дверную ручку, в свои ладони* - Я не буду тебя держать... Иди, если хочешь. Но.. *слова даются с трудом, в горле пересохло* Но если ты останешься, я буду счастлив. Потому что... *Ну давай же, Коля, давай. Что ты как курсант на первом курсе?! Скажи уже ей!* Потому что я люблю тебя.

Полина: Она уже открыла дверь с комом в горле, но тут вдруг... Николай Романов пишет: - Я не буду тебя держать... Иди, если хочешь. Но.. *слова даются с трудом, в горле пересохло* Но если ты останешься, я буду счастлив. Потому что... *Ну давай же, Коля, давай. Что ты как курсант на первом курсе?! Скажи уже ей!* Потому что я люблю тебя. Закрывает дверь и прислоняется к ней спиной, сквозь слезы улыбается. - Я согласна. Мой ответ "да". Размазывает слезы по его рубашке.

Натали: Владимир пишет: Страсть ломает преграды, а не подбирает к ним ключи, сударыня. И ломает дрова, чтобы поддерживать пламя. (Напишу это Андрею в альбом, он обожает пафосные банальности) Владимир пишет: Лучше закажите мне новый. Парадный, белый, свадебный О Боже! (закатила глаза) Набиваетесь в женихи, а мундир вам невеста покупай. Украдите где-нибудь, если вы... (насмешливо) такой страстный. Владимир пишет: Первые два- это количество раз, которые я буду просить вашей руки, Натали. А три с петелькой - согласие и обручальное кольцо. Думаете, я окажусь не прав? (оттопырила верхнюю губку) Шутка хороша один раз, а на второй и третий смеются только тугоухие.

Владимир: Натали пишет: О Боже! (закатила глаза) Набиваетесь в женихи, а мундир вам невеста покупай. Украдите где-нибудь, если вы... (насмешливо) такой страстный. *весело* - Ну что вы, княжна. Вы захотели сделать мне подарок, как я могу ответить отказом? Всего лишь уточнил фасон. Натали пишет: Шутка хороша один раз, а на второй и третий смеются только тугоухие - Кто сказал вам, что я шучу, Натали? Первый раз я просил вас быть со мной, когда вы шептали о заветном под мостом желаний. У вас есть еще один раз, чтобы ответить отказом.

Николай Романов: *Закрыв глаза, делает глубокий вдох. Прижимает к себе эту взбалмошную, но бесконечно родную девчонку, которую хочется никогда больше уже не отпускать* - Ну.. Ну чего ты? *В подсознании не оставляет легкое чувство дежа вю - где-то он что-то подобное недавно уже видел.. Впрочем, сейчас это не имеет никакого значения. Осторожно приподнимает голову девушки за подбородок, заглядывает в блестящие от слез глаза, пытается стереть слезы, бегущие по щеке. Приходит к выводу, что другой метод действия будет эффективнее, - подхватывает девушку на руки* - Хотя.. Если по правде... Пожалуй, все равно бы не отпустил. *Зажмуривается, потому что, зная характер Полины, догадывается, что его сейчас начнут колотить маленькие, но крепкие кулачки перенервничавшей девушки*

Полина: Николай Романов пишет: Приходит к выводу, что другой метод действия будет эффективнее, - подхватывает девушку на руки* - Хотя.. Если по правде... Пожалуй, все равно бы не отпустил. *Зажмуривается, потому что, зная характер Полины, догадывается, что его сейчас начнут колотить маленькие, но крепкие кулачки перенервничавшей девушки* Оказавшись в сильных руках, успокоилась и почувствовала себя дома, поцеловала своего капитана в мохнатку в вырезе расстегнутой рубашки. А потом все-таки не утерпела и стукнула по плечу кулачком. - Это твой самый правильный поступок, между прочим. (тихо) - Ты не пожалеешь, Николенька, я - верная. Мухе не дам к тебе подлететь.

Николай Романов: Полина пишет: - Это твой самый правильный поступок, между прочим. (тихо) - Ты не пожалеешь, Николенька, я - верная. Мухе не дам к тебе подлететь. *Смеется тихим счастливым смехом, целует девушку в губы. Вдруг, оторвавшись от поцелуя, хитро прищуривается* - А я что-то не услышал ответного признания...

Натали: Владимир пишет: Ну что вы, княжна. Вы захотели сделать мне подарок, как я могу ответить отказом? Всего лишь уточнил фасон (Рука ищет веер, чтобы сердито обмахнуться - этому бахвалу всё нипочем, к тому же он не проявляет к ней ни намека на восторженно-униженное почтение, которым она упивалась от старых поклонников) Мне не следовало открывать вам дверь, ломали бы, и потом бы ваш капитан посадил бы вас под арест до конца рейса! Владимир пишет: Кто сказал вам, что я шучу, Натали? Первый раз я просил вас быть со мной, когда вы шептали о заветном под мостом желаний. У вас есть еще один раз, чтобы ответить отказом. Хоть двадцать два! Я устала от ваших глупых шуток и пророчеств, из вас такой же Нострадамус, как изящный любовник! Ступайте лучше занимайтесь вашим маслом, керосином, или что вы там еще возите на этом ржавом "Бенкендорфе". (отвернулась к иллюминатору, сердитая, что уронила себя до такого моветона, и всё по вине какого-то болтуна, нахала и т.д.и т.п.)

Владимир: Натали пишет: и потом бы ваш капитан посадил бы вас под арест до конца рейса! *весело* - Уверен, вы бы стащили у капитана ключ, ибо вам стало бы скучно в одиночестве примерно через час! Натали пишет: Ступайте лучше занимайтесь вашим маслом, керосином, или что вы там еще возите на этом ржавом "Бенкендорфе". *качнув головой* - Граф бы сейчас снисходительно усмехнулся, а корабль все стерпит. В прочем, я понял ваше желание немного побыть одной и временно удаляюсь. *смотрит на нее пару секунд, затем выходит, тихо прикрыв дверь. Где то на палубе слышится беготня. Заходит в каюту, переодевается и идет на мостик, дабы проследить за движением судна в отсутствие капитана*

Полина: Николай Романов пишет: *Смеется тихим счастливым смехом, целует девушку в губы. Вдруг, оторвавшись от поцелуя, хитро прищуривается* - А я что-то не услышал ответного признания... Упоенно трется губами и носом об его щеку, ухо и всё, что рядом, думая, что за то, что он так ее измучил, надо помучить его хотя бы пять минут. Но, конечно, не выдержала и прошептала сразу: - Люблю, мой капитан! Только мой...

Николай Романов: *Планирует весь остаток дня, до вахты, а может быть и вместо вахты, наслаждаться нежданно свалившимся на голову счастьем - долгих лет жизни конструктору, придумавшему для старшего командного состава двухкомнатные каюты с отдельной спальней; но в этот момент звонит телефон. Торопливо ставит девушку на палубу - "Прости, Поленька", - взлетает на мост. Из компании пришло распоряжение немедленно разворачиваться, и еще быстрее, чем раньше, ехать обратно, сдать груз в Бутинге под Клайпедой, и срочно нестись на всех парах к Приморску* *про себя* Вот так и знал, что все это "особо ответственное задание" - одна сплошная спекуляция *Кому-то звонит, с кем-то ругается, - слышно только "ТАК КАААКОГО ЖЕ РАЖНААА МЫ ПЕРЛИСЬ ЧЕРЕЗ ПРОЛИВЫ... Через полчаса все утрясено, танкер берет круто на борт и, описав красивую циркуляцию, эффектно входит в пролив Скагеррак, из которого два часа назад вышел. Лоцман еще не успел смениться, поэтому был весьма удивлен, увидев то же самое судно, которое проводил сегодня ночью, несущееся на всех парах обратно. К исходу пятых суток рейса, залетев по дороге на полной скорости к монобую в Бутинге и выгрузив там драгоценный груз, "Александр Бенкендорф" входит в Финский залив. Без груза, в балласте, танкер легко раскачать, но в Балтийском море сильных штормов не бывает, поэтому когда Романов, поднявшись на мост по уходящему из-под ног трапу, своими глазами убеждается в показаниях датчика анемометра, у него начинается нервный тик*

Александр: Едва под ногами качнулась палуба, он всё понял - словно услышал колокол из глубины веков, выплеснувших его на поверхность истории, чтобы вскоре увлечь обратно в ее пучину. "Княжна, нам пора, - повернулся он к Натали, - если, конечно, вы не решите остаться..." Она только охнула, прикрыла на мгновение глаза: "Я... я должна переодеться..." Александр поймал взгляд оказавшегося рядом Владимира, усмехнулся - я же вас предупреждал, и отвернулся к Раде, сжал в прощальном пожатии ее пальцы. Полина, всхлипывая, уже неслась со всех ног, в спортивной сумке - старинное платье княжны, чулки и туфельки: "Дома переоденешься, Наташка, а то еще голая императору-батюшке на голову свалишься!" Короткий энергичный разговор с капитаном, отказывающимся спускать шлюпку в шторм, Натали вцепилась в рукав цесаревича...

Владимир: *Последний раз такие маневры на бешеных скоростях совершал на отцовском авто, после пафосной вечеринки. Разбушевавшийся ветер и шторм добавил "романтики" стремительно развивающимся событиям и вмиг домчал их до недавно приветливого "Моста Желаний". Однако качка, не свойственная столь тяжелому судну, совершенно не испугала выбежавших на палубу гостей. Опрометью бросается следом, слышит уверенные слова Александра, и видит Наташу, вцепившуюся в его руку. Море шумит, но он таки успевает прокричать, что не намерен ее отпускать, однако девушка не то инстинктивно, ни то назло всему вырывает руку. Ветер усиливается, заливая палубу очередной порцией ледяной воды. Скрипнув зубами мысленно грозит судьбе, и бездумно орет куда-то в грозовые небеса, что готов не торгуясь поменяться местами, со своим идиотом предком. Будь то Кавказ, другой век или чертовы обители. Ответа разумеется не слышит, лишь по небу пробегает бледный сполох и очередная высокая волна сбив с ног отбрасывает куда-то погружая все вокруг в темноту...*

Натали: Месяц спустя, в петербургском особняке материной тетки, старой девы княжны Любови Ивановны Мещерской, тоже выпускницы Смольного, только во времена Екатерины. Тетушка еще бодра и принимает активное участие в подготовке свадьбы внучатой племянницы. Венчание уже завтра. Родители неделю назад, как приехали из Италии, брат Миша на днях получил чин капитана. Его высочество обещал быть на свадьбе непременно. Оля с мужем будут тоже. Натали не решила еще, подарить им или нет роман госпожи Езерской, который Полина сунула в сумку к ее вещам, - Олин муж еще, чего доброго, всю столицу перевернет в поисках типографии. Полине она подарила серьги с изумрудами - на будущую свадьбу, Раде оставила медальон с локоном волос цесаревича, увлечение которым навсегда оставила в прошлом. То есть в будущем. На столе - свадебный подарок жениха, роскошное рубиновое колье. Милый Андрей, как он умеет угодить-то! Натали полюбовалась на роскошное подвенечное платье, завтра пол-Петербурга не уснут от зависти. Примеряет перед зеркалом флердоранж, тут с улицы стук копыт. Наверное, Миша. Приготовилась покрасоваться перед братом, но входит лакей и докладывает о визите барона Корфа. - Барон Корф? (нахмурила изящные брови) Проси. (когда гость вошел) Вы опоздали, барон, места шаферов уже все заняты.

Владимир: *Дорога до Петербурга была долгой, хоть и радостной. Награды, новый чин, почести. Однако Владимир торопился домой не ради этого. Близилась дата венчания сестры друга, и он не собирался опоздать на торжество. Более того, собирался появиться раньше. Оставив вещи в городском доме и отложив на потом разговор с отцом, убирает в карман бархатный футляр с подарком, отказывается от кареты и спустя пару часов бросает поводья слуге у парадного, приказав доложить о себе. Зеленоглазая невеста выглядит ослепительно, в обрамлении белоснежных, подвенечных цветов. Отвешивает поклон и пустив по губам усмешку кивает, на ее слова о шафере* - Этикет диктует мне разочарование, княжна, однако сердце переполнено радостью. Ибо роль шафера однозначно не для меня. *подходит ближе* - Знаете, Натали, я слишком долго молчал, но вы все же еще не вышли замуж. Давайте дадим друг другу шанс и ... *помолчав, заглядывает ей в глаза, твердо* Одним словом, не выходите за Андрея. Я, конечно не князь, но в отличие от него, кажется, люблю вас по настоящему.

Натали: Владимир пишет: Знаете, Натали, я слишком долго молчал, но вы все же еще не вышли замуж. Давайте дадим друг другу шанс и ... *помолчав, заглядывает ей в глаза, твердо* Одним словом, не выходите за Андрея. Я, конечно не князь, но в отличие от него, кажется, люблю вас по настоящему (В первый момент опешила, не ожидала такого от лучшего друга брата, с которым у нее всегда были насмешливые отношения. Ну, конечно же, это очередная его эскапада, как она могла чуть не поддаться! смеется) Если бы вы сказали это завтра в церкви перед венчанием, вашу шутку больше бы оценили! (представила лица Андрея и гостей) Правда, это было бы слишком даже для вас, но я рада, что вы не утратили на Кавказе ваше чувство юмора. Только не надо рассказывать про ваши подвиги сейчас! Скоро приедет Миша, расскажете нам всем, не хочу слушать ваше вранье два раза.

Владимир: Натали пишет: но я рада, что вы не утратили на Кавказе ваше чувство юмора. *с улыбкой* - Я рад тому, что вы не заметили во мне перемен, сударыня, однако, они все же есть. Более того, эти самые перемены намного существенней, чем вам сейчас кажется... *Вздохнув, бросает взгляд на окно, за которым теплый ветер осыпает клумбу разноцветными лепестками летних цветов и вновь оборачивается к девушке* - Разумеется, вы не можете сразу принять решение. Этикет, волнение, куча мыслей... Прошу прощения, за собственное нетерпение, и надеюсь, ночи вам хватит. Ну, а если вы все таки решите отказать, пусть это, будет для вас свадебным подарком. *достает из кармана бархатную коробочку, открывает ее, вынимает браслет, совершенно не похожий на творения местных и заграничных ювелиров. Яркая россыпь собранных в спиральки камней, плетение, непривычная застежка. Надевает украшение на ее запястье, чуть сжав пальцы, заглядывает в глаза. С улыбкой, но в полголоса* - Вы уже использовали две попытки "нет", Натали. Самое время, попробовать сказать "Да" *несколько секунд сохраняет молчание, затем резко оборачивается, слыша свое имя и голос вошедшего парня в офицерском мундире. Невозмутимо и радостно* - У меня есть много чего поведать тебе, друг мой. Однако, твоя сестра заявила, что не желает слушать офицерские байки. Думаю, нам следует на какое то время, уважить желание дамы... * Прищелкнув каблуком кланяется княжне, хлопает по плечу Михаила и вместе с ним покидает гостиную. Веселый разговор мужчин растворяется где-то в больших коридорах старинного особняка...*

Натали: Владимир пишет: *достает из кармана бархатную коробочку, открывает ее, вынимает браслет, совершенно не похожий на творения местных и заграничных ювелиров. Яркая россыпь собранных в спиральки камней, плетение, непривычная застежка. Надевает украшение на ее запястье, чуть сжав пальцы, заглядывает в глаза. С улыбкой, но в полголоса* - Вы уже использовали две попытки "нет", Натали. Самое время, попробовать сказать "Да" Владимир пишет: *достает из кармана бархатную коробочку, открывает ее, вынимает браслет, совершенно не похожий на творения местных и заграничных ювелиров. Яркая россыпь собранных в спиральки камней, плетение, непривычная застежка. Застегивает украшение на ее запястье, чуть сжав пальцы, заглядывает в глаза. С улыбкой, но в полголоса* - Вы уже использовали две попытки "нет", Натали. Самое время, попробовать сказать "Да" Не в силах произнести ни слова, опустилась в кресло, глядя на браслет, оставленный в 21 веке. Вошла тетушка, окликнула ее, но Натали не услышала, вся во власти мыслей и чувств, среди которых едва ли одно было ясным, только по губам скользит легкая улыбка. Не станем торопить княжну, предоставив читателям самим дорисовать, каким будет завтра и всё, что потом.

Николай Романов: Остаток того памятного рейса прошел для Романова как в тумане. Когда на его глазах ветер подхватил гостей из прошлого и унес с палубы, после чего шторм тут же утих и море успокоилось, как будто ничего и не было, он уже решил было, что это его психика не выдержала. Но по счастью, у происшествия было еще человек 15 свидетелей, которые подтвердили, что так все и было, и глаза его не обманывали. От лодки избавились тихо и незаметно, спустив ее за борт той же ночью; на берегу в компании Романов предъявил бумаги с "финского патрульного катера" (хорошо иметь друзей с большими связями, всегда можно получить нужные печати); на том история и закончилась; больше вопросов к нему не возникало. Старпом до конца рейса ходил понурый, а в день швартовки в Приморске вдруг подошел к капитану, пожал ему руку, сказал "Спасибо вам за все" и уехал с борта парохода. Больше о парне ничего слышно не было, а жаль, толковый офицер был. С Полиной они расписались тем же летом, на берегу. Николай уговорил девушку подать документы в "Макаровку", правда, на заочное, на факультет менеджмента. Он приложил все усилия, чтобы компенсировать девушке нелегкое детство, балуя ее сюрпризами - рестораны, дорогие бутики, прогулка на лошадях... Долго ворчал, что уже вышел из этого возраста, но, уступив пожеланиям девушки, все-таки поехал кататься с ней в парк экстремальных аттракционов. На следующий год Полина действительно родила ему двойняшек, мальчика и девочку. Хотя установившиеся привычки во взрослом возрасте менять сложно, но к хорошему привыкаешь быстро. Вот и Романов в конечном счете привык, что утро начинается с завтрака, а не чашки кофе; что с температурой нужно не копаться в гараже, а лежать в кровати; что по возвращению из рейса его ждет не холодный и пустой дом, а теплый свет семейного очага, о котором он так мечтал всю свою жизнь.

Натали: Петербургу памятен скандал, случившийся на свадьбе князя Андрея Долгорукого с фрейлиной императрицы княжной Натальей Репниной. В разгар венчания невеста задула свечу, сунула ее в руки ошалевшему жениху, пробормотав: "Mille excuses, Andrе, moi a changе d'avis", - и убежала. При выходе она зацепилась шлейфом за колонну, и барон Корф помог ей выпутаться, при этом они обменялись парой коротких фраз. Катрин Нарышкина, находившаяся на другом конце собора, уверяла всех, что слышала, о чем они говорили - якобы барон предлагал княжне вернуться и обвенчаться с ним, а княжна ответила, что должна сначала пошить новое платье, в одном и том же светской даме с разными мужчинами стоять у алтаря - моветон. Мать невесты билась в истерике, тетка, старая дева, грозилась лишить наследства, брат Михаил бросился догнать сестру. Публика была в упоении. Один цесаревич сочувственно похлопал понурого князя Андрея по плечу, сказав: "Вы сами не понимаете, как вам повезло". После скандала княжна отсиживалась два дня у подруги, графини Бенкендорф, пока ее оттуда не вытащил брат и не помирил с родителями и теткой, которая увезла племянницу в именье на Волге. Барона Корфа вызвал к себе цесаревич и долго с ним о чем-то спорил за закрытыми дверями, по сведениям все той же неутомимой Нарышкиной - настоятельно советовал перевестись в какой-то 21-й полк. После к беседе присоединились Михаил и коньяк, и беседа приобрела более философский оттенок. Натали слушает рассказы тетки о золотом веке Екатерины и получает каждый день письма из столицы, иногда по три на дню, но ответить решила, когда их наберется сто штук. Или сто пятьдесят. Правда, последнее время письма приходят уже не из столицы, а из ближайшего уездного города. Старушка однажды прочитала эти письма, и пригласила автора к ним в именье на Рождество...

Владимир: Несостоявшаяся свадьба Андрея и Натали затмила все новости на три дня вперед, и после, сплетни еще долго витали по Петербургу, рассказывая о событиях, которых в помине не было. Барон стал намного популярней в свете, однако отвергает приглашения с упортвом своего родственника, невольно отправленного в иной век. Выбросив венчальное платье и нагостившись у подруги, Наташа, перебралась в имение тетки на Волге, где вокруг молодой красавицы и ее опекунши мгновенно собрался светский круг. Вечера в доме пожилой, но удивительно умной и приятной женщины, быстро стали достоянием сплетен и разговоров за бокалом вечернего вина. Говорят, даже сама государыня, подумывала вернуть женщину ко двору, но государь ее в этом не поддержал. Барон не раз слышал о растущем круге своих потенциальных соперников, но лишь широко улыбался слушая россказни очередного болтуна. Уходить из офицеров Владимир не стал, более того, с удовольствием узнавал на практике то, о чем в свое время читал в учебниках истории. На деле все оказалась совсем иначе, однако бывшего морского волка это ничуть не смутило. Письма своей нареченной невесте он отправлял ежедневно, однако даже Михаил, пришедший в себя после рассказа о путешествии цесаревича в иной век, качал головой, сочувственно полагая, что затея эта, ничем хорошим не закончится. Его Высочество, как говорит друг, часто интересуется продвижением упрямого жениха к заветной цели, и его это, неплохо развлекает. В прочем, Владимир видит в происходящем скорей игру, нежели упрямство, и играет в нее с не меньшим удовольствием, чем Натали. Последнее письмо от княгини, в котором она пригласила его на рождественские гуляния, однозначно призвано расставить все точки над "Ё", или же дать начало, новому витку игры. Какой она будет, барону, не известно, однако он уверен, что их отношения с княжной, рано или поздно, приведут обоих к венчальному алтарю.

Александр: Жизнь августейшей особы у всех на виду. Рождение, воспитание, великие дела, между ними дела личные, которые становятся предметом обсуждения современников и изучения историками. Александр Николаевич в этом ряду не исключение. «Московский калач», либерал, Освободитель, и – пылкое любвеобильно сердце, в котором нашлось место для многих прекрасных женщин его эпохи. Но две оставили в нем самый яркий след. Об одной он приказал себе забыть, о другой вспоминает всегда с теплотой и сердечной благодарностью, мысленно советуясь с ней в трудные минуты. Одна – бывшая фрейлина и супруга всесильного министра, вторая – скромный корабельный врач с волшебными руками и целительным взглядом. Ни короткого путешествия в будущее, ни других людей, встреченных там, Александр тоже не забыл и втайне мечтал бы еще раз туда попасть, но такое может случиться только один раз в жизни.

Gata: На чем, высокое собранье, мы и завершим рассказ о тайне Балтийского треугольника



полная версия страницы