Форум » Беседка » Ролевая игра: "Балтийский треугольник" - 2 » Ответить

Ролевая игра: "Балтийский треугольник" - 2

Gata: Название игры: «Балтийский треугольник» Основа: по сериалу БН Идея игры: Sheena, Светлячок Сюжетный план: 1839 год. В Петергофе празднуются именины императрицы. Гости и члены императорской семьи катаются по Финскому заливу на небольших лодках. В одной сидят: Александр Николаевич, Натали и Михаил Репнины. Молодежь резвится, и ветер их сносит в открытое море. Внезапно небо чернеет и начинается гроза, шторм и все такое. 2015 год. Супертанкер «Александр Бенкендорф» лег на курс в Балтийском море. Капитан – Романов Николай Павлович (однофамилец и на одно лицо с Никсом). Боцман сообщает про лодку на воде… Гостей из прошлого поднимают на борт, и капитан наотрез отказывается вернуться в Санкт-Петербург даже, чтобы сдать сумасшедших на руки врачам. Их помещают в судовой госпиталь... Игровая задача: вернуть наследника престола назад в 19 век, чтобы не изменить ход истории. А как это сделать, и кто захочет вернуться в свое время или остаться в 21 веке , будем импровизировать в игре. Рейтинг: +18 Роли и исполнители: [more]Александр, наследник престола Российского - Gata Натали Репнина, фрейлина - Gata Экипаж танкера "Александр Бенкендорф": Николай Романов, капитан - Sheena Владимир Корф, старший помощник капитана - Эйлис Сергей Писарев, боцман - Роза? Рада, врач - Aspia Полина, буфетчица - Светлячок Свободные персонажи: Никита Хворостов, старший механик - Варвара, шеф-повар - Анна, зав. библиотекой - И кто еще потребуется из 19-го века или 21-го[/more] Начало игры: 3 сентября Продолжительность игры: 5 дней Рульщик: Gata Обсуждение игры и технические детали - здесь. Также просьба освежить в памяти Ролевые правила.

Ответов - 122, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Николай Романов: *Оказавшись один, задумался о переизбытке слабого пола на борту. Перед глазами всплыла картинка устроенного на палубе концерта. Вспоминая безобразие, организованное для совращения команды, все больше утверждается в мысли, что знает, кто инициатор этого шоу. Девушка не устает испытывать его терпение, и, видимо, решила окончательно довести его, теперь пользуясь окольными путями. Характерец у нее еще тот, конечно. Вот же "повезет" кому-то.. Хотя сама по себе девчонка-то неплохая. И работает хорошо. Это при том, что она вообще первый раз в рейсе. И ничего, никогда не жалуется, - не то что парни с палубы. А у нее работка похлеще будет, чем их 8-часовой рабочий день. Непосредственности ей, конечно, не занимать.. Вспомнив вечерний разговор на мосту, не может сдержать улыбки. Ну что ж, зато человек честно говорит то, что думает, прямо в глаза. Такие за спиной не подставляют, улыбаясь в лицо. (Вспоминает бывшую супругу, резко мрачнеет. От мыслей отвлекает стук в дверь)*

Владимир: *заглянув на мостик, не находит капитана. вахтенный сообщает, что кэп был тут час назад. Кивнув уходит, решив по дороге заглянуть в капитанскую каюту. К счастью угадал. Вежливо* - Николай Палыч, можно? *ждет кивка капитана, после заходит* - Для начала прошу меня простить. Я нарушил устав и полностью признаю свою вину. Не смотря на вопиющие события минувшего дня.

Николай Романов: *За дверью оказывается старпом. Кивает тому, чтобы вошел; сам встает с дивана, подходит к своему столу и слегка то ли облокачивается, то ли присаживается на столешницу* - Проходи, Володя. Чего хотел? Владимир пишет: - Для начала прошу меня простить. Я нарушил устав и полностью признаю свою вину. Не смотря на вопиющие события минувшего дня. *машет рукой, показывая, что "проехали и забыли", ибо абсолютно уверен, что подобного больше не повторится* - Проехали. Ты накосячил, я наорал. Все взрослые люди. Сделали выводы и забыли. *подходит к кофейному столику, наливает из графина стакан воды* - Прости, что-то в горле пересохло. *залпом выпивает воду*

Владимир: *Кэп всегда был вспыльчивым, но отходчивым. Да и мужик он нормальный, иначе они бы вместе не ходили на этом танкере. Кивнув, меняет тему* - На борту было происшествие, Раде стало плохо на палубе, но уже все в порядке. Гости тоже пришли в себя, насколько это возможно, учитывая разницу в два века. На подходе пункт назначения, какие будут указания и как будем вести себя? У нас два пассажира без документов. Я могу связаться с отцом если нужно. Не хочу проблем вам и нашему экипажу.

Николай Романов: Владимир пишет: - На борту было происшествие, Раде стало плохо на палубе, но уже все в порядке. Гости тоже пришли в себя, насколько это возможно, учитывая разницу в два века. На подходе пункт назначения, какие будут указания и как будем вести себя? У нас два пассажира без документов. Я могу связаться с отцом если нужно. Не хочу проблем вам и нашему экипажу. *Кивает* - Я видел, но, поскольку ты был там рядом, вмешиваться не стал. *Каким бы раздолбаем ни бывал иногда чиф, но в ответственные моменты на него можно положиться. Сохраняет голову, действует решительно и разумно. Еще пару рейсов для плав.ценза - и из него получится хороший капитан* Вести себя будем спокойно. Инспектора на борт не придут, об этом в компании позаботились, так что никаких пассажиров у нас на борту нет. По бумагам, мы их пересадили на финский патрульный катер и отправили восвояси. А там на обратной дороге уже будем думать. Может быть, и к Ивану Ивановичу обратимся, если без него решить не сможем.

Владимир: *кивнув* - Хорошо. Я найду отца в любое время, думаю, он не откажет в помощи, учитывая, что я не тревожу его без веских причин. И небольшая просьба, Николай Палыч. Я не отказываюсь от своих обязанностей, боже упаси, но прошу вас, на время пребывания на борту гостей из 19 века, освободить меня от вахт. Кто-то должен быть рядом с ними и мне кажется, у меня это в целом получается. Что касается коньяка и других напитков. Этикет прошлого века предполагает вино и коньяк в целом в любое время. Не хочу выглядеть в ваших глазах выпивохой, но мне кажется, у них итак стрессовая ситуация. Я бы немного скрасил их пребывание на борту нашего танкера, с вашего позволения, разумеется. От себя могу обещать, что не позволю себе опуститься до невменяемости.

Николай Романов: Владимир пишет: И небольшая просьба, Николай Палыч. Я не отказываюсь от своих обязанностей, боже упаси, но прошу вас, на время пребывания на борту гостей из 19 века, освободить меня от вахт. Кто-то должен быть рядом с ними и мне кажется, у меня это в целом получается. *Вначале порывается было ответить, что у старшего помощника капитана на танкере есть множество других дел, кроме как следить за комфортом пассажиров, но, вдумавшись, признается себе, что в словах Владимира есть разумные доводы. С минуту размышляет, затем кивает* - Хорошо, Владимир. Я только попрошу тебя отстоять сейчас дневную вахту, пока не придет лоцман; а там уже тогда придется вспомнить молодость - возьму твои вахты на себя. Владимир пишет: Что касается коньяка и других напитков. Этикет прошлого века предполагает вино и коньяк в целом в любое время. Не хочу выглядеть в ваших глазах выпивохой, но мне кажется, у них итак стрессовая ситуация. Я бы немного скрасил их пребывание на борту нашего танкера, с вашего позволения, разумеется. *Внешне невозмутим, но в глазах мелькает лукавая искорка* - Ты мне ничего не говорил, и я ничего не слышал. От себя могу обещать, что не позволю себе опуститься до невменяемости. Но смотри мне *шутливо указывает пальцем*, ты обещал.

Александр: Полина пишет: А в 21-м, где вы сейчас и находитесь, это в порядке вещей. Хочешь подстригу тебя как Джонни Дэппа? Тебе пойдёт. Джонни Депп? (иронично приподнял бровь, но сердиться настроение пропало) Это современный Джордж Браммел? (знаменитый английский денди, законодатель мод) (глянул в зеркальный бок самовара, пощипал свои бачки, осмеянные княжной) Красив, как Аполлон, и пользуется успехом у дам?

Натали: (Все ушли, в каюте остались только она и Рада. Присела рядом с ней) Мне послышалось, или ты сказала, что Александра убьют? (с тревогой прижала кулачки к груди) Неужели на дуэли?

Владимир: Николай Романов пишет: Я только попрошу тебя отстоять сейчас дневную вахту, пока не придет лоцман; а там уже тогда придется вспомнить молодость - возьму твои вахты на себя. - Разумеется, Николай Палыч. Я дождусь смены на мостике и передам дела лоцману. Все остальные свои обязанности буду выполнять в штатном режиме. Николай Романов пишет: *Внешне невозмутим, но в глазах мелькает лукавая искорка* - Ты мне ничего не говорил, и я ничего не слышал. *усмехнувшись* - Никаких подписей кровью! *с улыбкой* - Кстати, скоро по курсу "Мост желаний". С той скоростью, с которой мы идем, будет рядом на закате. Думаю, гостям понравится небольшая романтика, а там... чем черт не шутит. Может какое чудо и произойдет. *Козырнув, просит разрешения уйти, и покинув каюту, отправляется на мостик, дабы отстоять вахту и передать лоцману дела*

Николай Романов: Владимир пишет: Кстати, скоро по курсу "Мост желаний". С той скоростью, с которой мы идем, будем рядом на закате. Думаю, гостям понравится небольшая романтика, а там... чем черт не шутит. Может какое чудо и произойдет. *Улыбается. Вроде уже не мальчишка, но и сам всякий раз, когда проходит под мостом, желание загадывает. Впрочем, как показала жизнь, мост и правда "работает". Вот только самого главного до сих пор не исполнил..* Владимир пишет: *Козырнув, просит разрешения уйти, и покинув каюту, отправляется на мостик, дабы отстоять вахту и передать лоцману дела* - Конечно, идите. *Как только за чифом закрылась дверь, бросает взгляд на часы. Времени едва хватает, чтобы подготовить форму, поужинать - впереди долгая ночь, - забежать к врачу, и бегом бежать на мост, менять Владимира, до того, как на борт поднимется лоцман. В любом случае, когда лоцманский катер будет подходить к борту, по-хорошему, капитан обязан быть уже на мосту. Поколебавшись, решает сначала перекусить. Спускается вниз, в столовую, где видит буфетчицу, беседующую с Александром, в том же виде, в каком была на палубе* *себе под нос* Эттто что еще такое? *вслух* - Я что-то запамятовал.. Когда я успел подписать приказ о переходе работников камбуза на новую форму одежды?

Полина: Александр пишет: Это современный Джордж Браммел? (знаменитый английский денди, законодатель мод) (глянул в зеркальный бок самовара, пощипал свои бачки, осмеянные княжной) Красив, как Аполлон, и пользуется успехом у дам? Еще бы она знала, кто это. Покручивает его кольцо, которое повесила на цепочку в виде кулона. - Для того, чтобы пользоваться успехом у дам вовсе не обязательно быть красивым. У Джонни харизма и обаятельный налёт качественного разгильдяйства. Улыбается как надо в таких ситуациях интересному мужчине - Ты круче, особенно если тебя нормально подстричь и перестанешь повторять "дамы" и "мадемуазели". Все это безнадежно ус-та-ре-ло. Николай Романов пишет: *вслух* - Я что-то запамятовал.. Когда я успел подписать приказ о переходе работников камбуза на новую форму одежды? Покраснела и вцепилась намертво в поднос. - Ни дня без нотаций, товарищ капитан? Ваши цитаты в наших сердцах и так запечатлены навечно.

Александр: Полина пишет: Для того, чтобы пользоваться успехом у дам вовсе не обязательно быть красивым. У Джонни харизма и обаятельный налёт качественного разгильдяйства. (облокотясь на стойку, наклоняется к ней ближе, с неотразимой улыбкой) А каким из этих качеств обладаю я? Николай Романов пишет: Я что-то запамятовал.. Когда я успел подписать приказ о переходе работников камбуза на новую форму одежды? (оглянулся на капитана) Вы строги к дамам не меньше, чем мой отец на парадных балах, господин капитан. А ведь девушки только хотят быть красивыми - льщу себя надеждой, что для нас. Прикажу Деппа расстрелять, обаятельным имею право быть я один :)

Николай Романов: Александр пишет: Вы строги к дамам не меньше, чем мой отец на парадных балах, господин капитан. А ведь девушки только хотят быть красивыми - льщу себя надеждой, что для нас. - Возможно, но если я предоставлю делать девушкам то, что они хотят, пароход рискует не доехать до места назначения. *Видит бог и святые угодники, что он два месяца честно себя сдерживал, делая послабления на юность и сложную биографию. Но всему есть предел, даже его ангельскому терпению. Читать нотации при посторонних не хочет, в очередной раз делая девушке скидку. Но ужин, судя по всему, откладывается на неопределенный срок, заменяясь воспитательной лекцией о правилах поведения девушки на судне, где 20 мужчин месяцами не видят берега и женщин* *в упор глядя на буфетчицу* - Марш переодеваться! И зайдете потом ко мне в каюту, мы с вами побеседуем. *Разворачивается, уходит к себе. Видимо, пора переодеваться в парадную форму; потом времени уже не будет. Лоцман не имеет отношения к их внутренним разборкам, и его надо встретить, как положено*

Александр: Николай Романов пишет: *в упор глядя на буфетчицу* - Марш переодеваться! И зайдете потом ко мне в каюту, мы с вами побеседуем. (вслед капитану, Полине) Хотите, я прикажу его отправить на сибирский рудник?

Полина: Александр пишет: (облокотясь на стойку, наклоняется к ней ближе, с неотразимой улыбкой) А каким из этих качеств обладаю я? - Ты умеешь любить. Николай Романов пишет: *в упор глядя на буфетчицу* - Марш переодеваться! И зайдете потом ко мне в каюту, мы с вами побеседуем. Александр пишет: (вслед капитану, Полине) Хотите, я прикажу его отправить на сибирский рудник? Не отводит дерзкого взгляда, это мы еще посмотрим, кто из нас первым будет есть фуражку. Когда кэп ушел. - Ой, Саша, он и там будет руководить раскопками. Непрошибаемый чурбан. Надо отнести чай Раде и привести себя в должный вид для рандеву с сатрапом.

Николай Романов: *Придя к себе, быстро переодевается в форменную рубашку с погонами и брюки взамен обычных футболки и джинсов. Китель не надевает - чай, не 9-е мая; ничего, лоцман как-нибудь переживет. Надевает галстук, подстегивает его к рубашке на заколку, поправляет воротник. Оглядев себя в зеркало и убедившись, что выглядит соответственно высокому званию, вновь, как в разговоре со старпомом, облокачивается на свой стол, прямо напротив входа в каюту, сложив руки на груди. Ну и где буфетчицу черти носят, у него что, других дел нет, - по полчаса ждать взбалмошную девчонку?*

Александр: Полина пишет: Ты умеешь любить. (удивился, даже немного смутился, потом погрустнел) Порой я бы очень хотел, чтобы было иначе... Подожди, (встрепенулся) а ты-то откуда знаешь? Полина пишет: - Ой, Саша, он и там будет руководить раскопками. Непрошибаемый чурбан. Надо отнести чай Раде и привести себя в должный вид для рандеву с сатрапом. У вашего непрошибаемого чурбана безудержное чувство ответственности, как у моего отца за империю. Только нет своей императрицы, чтобы баловать ее праздниками и положить империю к ее прелестным ножкам. (со вздохом скользнул взглядом по прелестям Полины, которые та собралась унести от его глаз) Передай Раде, чтобы поправлялась, у нее есть еще, по крайней мере, один недолеченный пациент.

Полина: Александр пишет: удивился, даже немного смутился, потом погрустнел) Порой я бы очень хотел, чтобы было иначе... Подожди, (встрепенулся) а ты-то откуда знаешь? Наташку выдавать нельзя - ничего потом не расскажет. - В книжках читала, да и по твоим глазам вижу. Александр пишет: ) Передай Раде, чтобы поправлялась, у нее есть еще, по крайней мере, один недолеченный пациент. Воздушный поцелуй наследнику. - Передам! Относит чай Раде. Быстренько дует к себе и тормозит у зеркала - классный вид, между прочим, но у некоторых нет вкуса. В шкафу нет ничего подходящего в монашки. Натягивает бесформенные флотские штаны, такую же толстовку - в зеркале Винни-Пух. Сойдет, потом для Сашки снова переоденусь. Николай Романов пишет: по полчаса ждать взбалмошную девчонку? У каюты капитана натягивает скорбную мину кающейся Магдалины и стучит. - Можно?

Николай Романов: - Да!.. А, Полина, проходите. И дверь прикройте, если не хотите, чтобы разговор слышал весь экипаж *Не меняя позы, примерно с минуту смотрит на девушку. Притворно опущенные глазки его не обманывают. Понимает, что никакие его слова не "прошибут" - та абсолютно не считает себя виноватой, и никакие внушения тут не подействуют. Отметает фразу "Какого же черта", как не совсем подходящую для начала разговора. Наконец, когда молчание затянулось, заговаривает* - Может быть, вы объясните причины вашего вызывающего поведения на борту судна?



полная версия страницы