Форум » Беседка » Ролевая игра: "Балтийский треугольник" » Ответить

Ролевая игра: "Балтийский треугольник"

Gata: Название игры: «Балтийский треугольник» Основа: по сериалу БН Идея игры: Sheena, Светлячок Сюжетный план: 1839 год. В Петергофе празднуются именины императрицы. Гости и члены императорской семьи катаются по Финскому заливу на небольших лодках. В одной сидят: Александр Николаевич, Натали и Михаил Репнины. Молодежь резвится, и ветер их сносит в открытое море. Внезапно небо чернеет и начинается гроза, шторм и все такое. 2015 год. Супертанкер «Александр Бенкендорф» лег на курс в Балтийском море. Капитан – Романов Николай Павлович (однофамилец и на одно лицо с Никсом). Боцман сообщает про лодку на воде… Гостей из прошлого поднимают на борт, и капитан наотрез отказывается вернуться в Санкт-Петербург даже, чтобы сдать сумасшедших на руки врачам. Их помещают в судовой госпиталь... Игровая задача: вернуть наследника престола назад в 19 век, чтобы не изменить ход истории. А как это сделать, и кто захочет вернуться в свое время или остаться в 21 веке , будем импровизировать в игре. Рейтинг: +18 Роли и исполнители: [more]Александр, наследник престола Российского - Gata Натали Репнина, фрейлина - Gata Экипаж танкера "Александр Бенкендорф": Николай Романов, капитан - Sheena Владимир Корф, старший помощник капитана - Эйлис Сергей Писарев, боцман - Роза? Рада, врач - Aspia Полина, буфетчица - Светлячок Свободные персонажи: Никита Хворостов, старший механик - Варвара, шеф-повар - Анна, зав. библиотекой - И кто еще потребуется из 19-го века или 21-го[/more] Начало игры: 3 сентября Продолжительность игры: 5 дней Рульщик: Gata Обсуждение игры и технические детали - здесь. Также просьба освежить в памяти Ролевые правила.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Gata: Судовой журнал Романов Николай Павлович, капитан Родился в Ленинграде, в далеком уже 1970. Возраст, соответственно, 45 лет. Окончил Шлиссельбургское речное училище, какое-то время ходил по внутренним водным путям, затем поступил и благополучно окончил "Макаровку", после чего дальность плаваний заметно расширилась. К 38 годам дослужившись до звания капитана на сухогрузах, перешел в крупнейшую российскую танкерную компанию, где быстро зарекомендовал себя грамотным специалистом. Два года назад принял под командование новенький танкер "Александр Бенкендорф", на котором теперь и ходит. Характер резкий, хотя старается себя сдерживать. Впрочем, те, кто работают с ним не первый контракт, знают, что капитан способен и на понимание, и на сочувствие. Прекрасно владеет английским - профессиональным - языком. На берегу очень любит водить свой автомобиль - старенькую "ауди", - для него это скорее не транспорт, а средство отдыха. Разведен. Развод произошел после скандала с супругой по возвращению из рейса, на почве известных обстоятельств. Сын, - 18-летний оболтус Саня, - живет с матерью, об отце вспоминает только телефонными звонками "Дай денег, папа". Первые годы его жизни Николай Павлович еще надеялся заняться воспитанием сына, но его каждый раз очень не вовремя вызывали в рейс; теперь же окончательно махнул рукой, - взрослого парня уже не переделаешь. Живет в пригороде Петербурга, в своем загородном доме, один. Собак-кошек не заводит, ибо оставить их на время рейса некому. Поддерживает связь с некоторыми старыми друзьями по училищу, но видятся они все реже. В рейсе планирует накопить на новенькую "тойоту" и отпуск в теплых юго-восточных странах. Владимир Корф 27 лет, потомок знатного дворянского рода в прошлом и сын "большой шишки" в настоящем. (Отец, Иван Иванович Корф, не последнее лицо в министерстве экономики и торговли России) Живет в Питере в собственной квартире, подальше от родового гнезда - упрощенной версии особняка своих знаменитых предков. Оригинал недвижимости прибрало к рукам государство обозвав историческим памятником. Красивый, обаятельный разгильдяй. Отучившись три года на экономическом, забросил учебу увлекшись цыганкой. Отцу заявил, что мечтает о приключениях, путешествиях и свободе, а кочевая жизнь лучший путь к осуществлению желаний. Предприимчивый папа быстро нашел выход из казусной ситуации - использовал связи и пристроил сына в мореходку. Никакие попытки с треском вылететь из учебного заведения, к успеху не привели. Пришлось грызть(или делать вид), гранит науки. В прочем, экзамены потомок русских офицеров не завалил. Ходил на торговом судне, но Иван Иванович решил, что служба под командованием капитана Романова, именно то, что необходимо его сыну. Корф поднялся на борт танкера "Александр Бенкендорф" в звании старпома. Любит красивых женщин, баню, коньяк и авантюры. Полина Пенькова 23 лет от роду. Выросла с детском доме, про родителей ничего не знает. Прописана в поселке городского типа Двугорка в Гатчинском районе, где у нее имеется комната в муниципальной общаге. Не была там с момента прописки, снимает углы в Питере. Пыталась учиться в разных колледжах, но до диплома нигде не дотянула по причине неуёмного характера и слабостей преподавателей мужского пола. В порт на работу попала случайно, расставшись с сожителем - менеджером среднего звена банка "РосТитаник", который снял её с довольствия. Оказавшись в столовке на раздаче запала на одного морского волка. Выяснила на какой посудине он ходит и подписала контракт на его танкер буфетчицей. Обожает женские романы и танцы живота. Приложение - фото с конкурса восточных танцев в Воронеже. Вторая премия - 10 000 рублей. Княжна Натали Репнина 20 лет. Выпускница Смольного института благородных девиц. Окончила с шифром и была зачислена в штат фрейлин ее величества вместе с Ольгой Калиновской и Катрин Нарышкиной. При дворе как рыба в воде, умеет дать отпор сплетникам, не опускаясь до их методов. А злопыхателей хватает, особенно с тех пор, как брат Михаил стал адъютантом цесаревича – многие считают, что Репнины обласканы сверх заслуг. Не обошлось, конечно, без протекции – родители хоть и разорены, тем не менее, связи в столице сохранили. Тайно была влюблена в Александра, но когда он выбрал Ольгу, не стала становиться подруге поперек дороги и помогала влюбленным, пока их не разлучили. Временно из-за этого попала в опалу, все прежние поклонники от нее отвернулись, один Андрей Долгорукий всегда был рядом. Натали уверила себя, что любит его, и приняла предложение князя. Родители и брат были рады, а там и государыня изволила простить ослушницу и вернуть в свою свиту. Поклонников снова тучи, но, зная им теперь цену, не слишком ими дорожит, разве только чтобы досадить вреднюке Катрин, и гордо носит кольцо с изумрудом, подаренное Андреем на помолвку. Лучший друг брата барон Корф прислал с Кавказа поздравление с просьбой взять его шафером, раз уж не сподобился женихом. Письмо попало на глаза Андрею, была сцена ревности, утешал княжну и мирил их после ссоры Александр Николаевич. Будущее видится почти безоблачным, свадьба через месяц. Подвенечное платье шьют у лучшей придворной модистки, ее труды оплачены лично императрицей. Рада Потомственная гадалка. О своем даре узнала еще в детстве, и в тайне от родителей, под чутким руководством бабушки, развивала свои умения. После достижения совершеннолетия стала видеть странные сны, которые потом воплощались в реальности. В сельской школе была изгоем. Дети боялись ее колдовских темных глаз, а учителей пугала ее чрезмерная (по их меркам) серьезность и вдумчивость. Врач в первом поколении. Приняв решение пойти в медицинский, столкнулось со стеной непонимания со стороны родителей. Все ее попытки уговорить их, сразу же пресекались категоричным - нет. Бабушка поддержала внучку и вместе с ней поехала в Петербург. В институт поступила с трудом, природная смекалка и сообразительность не смогли компенсировать отсутствие должных знаний. Однако в дальнейшем обучение давалось легко. Институтская жизнь стала для нее самым настоящим открытием. То, что раньше пугало в ней, теперь именовалось загадочностью и притягивало молодых людей словно магнитом. Темные колдовские глаза цепляли юные сердца одним только взглядом. Однако, горький детский опыт заставлял ее держаться отстраненно. Со временем появились у нее и верные друзья, и ярые завистники, однако свое сердце она оставила под надежным замком. И ни один, даже самый красивый студент-медик, так и не смог добиться от нее взаимности. Незадолго до выпуска ей приснился вещий сон. О чем именно он был - она не сказала даже своей бабушке. Но когда в институт поступила заявка от морского флота, в числе первых написала заявление. Через неделю получила распределение на танкер "Александр Бенкендорф".

Gata: Июль 1839 года, Петергоф. В честь дня рождения супруги и совпадающей с ним годовщины их свадьбы государь Николай Павлович устроил пышный праздник. С раннего утра в летнюю царскую резиденцию съезжались гости, лейб-гвардия блещет новыми мундирами, оркестр – новыми мелодиями. На открытой террасе большого дворца и в парке у фонтанов сервированы столы с изысканными закусками, чтобы гости могли подкрепиться между праздничными забавами, а их ожидается много. Днем – катание на лодках, любимая ее величеством рыцарская карусель, вечером - фейерверки, выступления итальянской оперной труппы и, конечно же, бал.

Николай Романов: Июль 2015 года, Балтийское море, Финский залив; т/х "Александр Бенкендорф" *Капитан у себя в каюте* *Лоцман сдан, судно выведено на курс, все необходимые документы высланы – можно и расслабиться. Время 10 утра, но после бессонной ночи спать все равно уже не хочется. Делает себе кофе (чайник в каюте – привилегия комсостава), устраивается на диване перед телевизором, задумчиво смотрит на экран, на котором мелькают картинки рекламы. Звук выключен, чтобы не мешал думать. А подумать есть над чем. Как он ни открещивался, «особо ответственное задание» досталось именно им. В принципе, ничего сложного: обычный переход Приморск-Роттердам; но по собственному опыту (тогда еще в другой должности) Романов знает, что те рейсовые задания, над которыми судовладелец трясется больше всего, обычно в срок не выполняются – всегда находится что-то, что задержит судно и создаст серьезные проблемы. Вот и сейчас они отшвартовались с задержкой в 8 часов, правда, по вине терминала. Хотя погода хорошая, ветер попутный. Такими темпами уже к вахте чифа они будут возле Готланда, а там, если не случится шторма, то после норвежских проливов и вовсе нагонят расписание* *Чувствует, что все-таки начинает задремывать. Отставляет недопитый кофе, ставит будильник на начало двенадцатого – чтобы не проспать обед, - и, поскольку до койки идти лень, растягивается тут же на диванчике. Почти сразу засыпает*


Натали: (Весело смеялась над поручиком Писаревым, попавшим под фонтан-шутиху, пока не наткнулась на хмурый взгляд жениха. Подошла к Андрею, сняла с него очки, заботливо протерла кружевным платочком, благоухающим ее любимыми духами, и надела жениху обратно на нос, шутливо спрашивает - не порозовело ли его хмурое восприятие мира. Андрей не желает поддаваться ее шутливому тону и подозрительно спрашивает, почему она не при императрице. Натали пришлось признаться, что отпуск у государыни на полдня для нее выхлопотал цесаревич, они вместе с ним готовят для ее величества сюрприз: Александр Николаевич нарядится Нептуном, а Натали и еще две фрейлины - русалками. Ох, лучше бы она этого не говорила! Жених учинил допрос, почему выбор наследника пал именно на нее, и приличным ли будет костюм русалки, - одним словом, довел девушку почти до слез. Можно было бы его умиротворить, пообещав не участвовать в затее цесаревича, но княжна не собирается потакать домостроевским замашкам будущего мужа. Пожелала ему приятного дня в обществе его ревности - уж эта дама его не покинет ради других забав, и пошла в сторону берега, сердито обмахиваясь веером)

Александр: (догоняет фрейлину) Княжна, надеюсь, вы не забыли о нашем маленьком сюрпризе? Костюмы ваш брат уже привез и спрятал в гроте за Самсоном. Но почему у вас такой грустный вид, Натали? (шутливо) Неужели вы снова поссорились с князем Андреем? (заметил, как у нее вздрогнули губы) Простите, что угадал. Не огорчайтесь, прошу вас! Обещаю, я еще до вечера вас помирю с женихом, и на балу все будут завидовать вашему счастью.

Натали: Александр пишет: Обещаю, я еще до вечера вас помирю с женихом, и на балу все будут завидовать вашему счастью. Благодарю, ваше высочество, вы – наш добрый гений. (вздыхает) Но ведь не сможете же вы нас мирить всегда.

Александр: Я надеюсь, что со временем вы сами научитесь мириться.

Натали: (снова вздыхает) Лучше бы мы научились не ссориться...

Александр: Натали пишет: Лучше бы мы научились не ссориться... Уверен, что и эту науку вы с Андреем осилите, ведь главное - что у вас есть любовь. (мимолетное облачко грусти скользнуло по лицу) Выше нос, княжна! Ее величество не простит вам сегодня плохого настроения. Предлагаю развеять его короткой морской прогулкой (за разговором подошли к причалу, где нарядные веселые парочки и шумные компании грузятся в лодки, или выбираются из них, уже насладясь мягким бризом сполна). Отказов Нептун не потерпит! (затолкнул княжну в лодочку, сам сел на весла)

Натали: (Немного ошеломлена напором цесаревича, но отказываться от приглашения не стала. Стекла очков князя Андрея блеснули где-то в толпе на удаляющемся берегу - ревнивцу полезен будет урок. Поправила ленты кружевной шляпки, с наслаждением подставляя лицо соленому ветерку. Искоса взглядом скользнула по лицу наследника, который, сидя напротив, ловко управляется с веслами. Право, мало при дворе найдется молодых людей, способных соперничать с его высочеством. Сняла с руки перчатку, окунула пальцы за борт, смеясь, брызнула на рукав Александра - настроение неуклонно поднимается.)

Александр: (Гребет, с улыбкой поглядывая на княжну. Натали - одна из приятнейших девушек при несносном дворе ее величества, к тому же - на ней печать самых сладостных и самых мучительных воспоминаний его сердца, ее великодушную и самоотверженную дружбу он никогда не забудет. Вдруг, невесть откуда, налетел шквальный ветер, небо почернело, среди туч грозно сверкнула молния. Александр налег на весла, пытаясь повернуть к берегу, но волна погнала их в открытое море)

Натали: Александр пишет: Вдруг, невесть откуда, налетел шквальный ветер, небо почернело, среди туч грозно сверкнула молния. Александр налег на весла, пытаясь повернуть к берегу, но волна погнала их в открытое море (Вскрикнула от испуга, крик потонул в шуме бури. Пытается хвататься за мокрые скользкие борта, но пальцы не находят опоры, вода плещет в лицо, волны - как черные разъяренные исполины. Лодку швыряет то вверх, то вниз, ах! - и опрокинуло, цесаревич успел подхватить девушку одной рукой, другой - повис на банке (доска для сидения), держа лодку над головой, как последний шанс на спасение. Натали вцепилась в его мокрый мундир крепче, чем Виола в Себастьяна, вся короткая жизнь промелькнула перед угасающим взором. Умереть в объятьях наследника престола - бедная моя подружка Оленька, прости, что не ты, а я услышу его последний вздох, простите меня, мама, папа и Миша... про Андрея подумать уже не успела - захлебнулась)

Полина: Свежа как майская роза, оглядела свое буфетное хозяйство - в принципе экипаж обойдется и тем, что осталось со вчерашнего вечера. Ладно, так и быть, нарезала еще сыра и ветчины и сунула тарелки в стеклянную витрину. Есть повод помаячить перед глазами своей любимки. Не поленилась сварить свежий крепкий кофе. Расставила чашки на подносе, облизнула губы перед зеркалом и выплыла на палубу. Первым стучит в каюту боцмана Писарева - оттуда раздается невнятное бормотание, потом дверь приоткрывается и протягивается рука. Сует в руку горячую чашку без блюдца. Дальше "...ь!", чашка падает и разбивается. - Получи фашист гранату! Я за семь верст тащусь киселя хлебать, а он даже дверь не открыл! Гордо двигает к каюте капитана и стучит: - Николай Павлович, то есть товарищ капитан. Я вам кофе принесла.

Николай Романов: *После бессонных суток, - погрузка - всегда процесс веселый, особенно для комсостава, - умаялся. Спит крепко, стука не слышит* Можно и по имени-отчеству, мы не на военке, это не криминал.

Полина: На стук в ответ - тишина. Барабанит сильнее, но ответа нет. Заходит. Кэп дрыхнет. Пытается поставить чашку на стол, но задевает какую-то непонятную астролябию и она с громким и мерзким звуком падает на пол.

Николай Романов: *От грохота упавшего секстана резко просыпается и подрывается на диване. Замечает посреди каюты буфетчицу с подносом в руках* - Полина? Что вы здесь делаете? *Переводит взгляд на палубу, где валяется секстан. Хорошо, что в каюте ковровое покрытие - прибор не разбился. Выразительно смотрит на буфетчицу, затем тянется к телефону, смотрит на время - до будильника все равно оставалась пара минут. Встает и со вздохом натягивает парадный китель - вообще-то лоцман давно убыл, до следующего еще сутки ходу, можно уже и переодеться в простую гражданскую одежду, но так лень... Лучше сначала пообедать*

Полина: Николай Романов пишет: - Полина? Что вы здесь делаете? *Переводит взгляд на палубу, где валяется секстан. Хорошо, что в каюте ковровое покрытие - прибор не разбился. Выразительно смотрит на буфетчицу, затем тянется к телефону Губки бантиком. - У вас же глаза есть, видите, что я вам кофе принесла. Могли бы и спасибо сказать девушке. Ставит поднос на стол, с него еще одну чашку, которую собиралась вручить врачице (обойдется).Подошла к кэпу и поправила воротник кителя, который загнулся. - Вот, как вы любите - пять ложек сахару.

Николай Романов: *Кашлянул, подошел к зеркалу, сам еще раз поправил воротник и галстук* - Полина, я понимаю, вы впервые на пароходе. Вам нелегко осваиваться, здесь совершенно особая атмосфера, мужской коллектив, тяжелая работа. Тем не менее, я надеялся, что за два месяца контракта вы все-таки сделаете для себя какие-то выводы. Я уже просил вас не входить ко мне в каюту, когда дверь прикрыта. Это знак для всего экипажа, что я отдыхаю. Если мне что-то понадобится, я сам вас позову. *про себя* И кофе я люблю с двумя ложками сахара, между прочим, необязательно ссыпать туда всю сахарницу. *вслух* - Полагаю, в столовой обед уже накрыт? *Подходит к двери в коридор и открывает ее, пропуская девушку вперед*

Рада: Спала словно заколдованная. Будильник едва смог вытянуть ее из сна. Умывая лицо, пыталась вспомнить свои видения. "Мелькали лица, брызги воды...женский смех и аромат духов в воздухе. Блик стекла на солнце и глаза... серьезные, немного грустные. Но вот уже кто-то другой рядом и от его солнечной улыбки становится невероятно тепло на душе. И столько озорства в его взгляде и чего-то еще, скрытого в глубине. Вдруг все потемнело, ветер полоснул по коже. Обжог. Нет, это была вода. Холодная. Она всюду. Что это? С губ рвется имя..." Настолько четкими сны еще никогда не были. Что они предвещали? О чем ее пытались предупредить? Быстрый взгляд в зеркало. Медицинский халат сияет белезной, волосы собраны в строгий пучок. Легкая дрожь в руках и взволнованный взгляд. Быстрый вдох и выдох. Нужно собраться. С этими мыслями Рада покинула свою каюту.

Полина: Николай Романов пишет: - Полина, я понимаю, вы впервые на пароходе. Вам нелегко осваиваться, здесь совершенно особая атмосфера, мужской коллектив, тяжелая работа. Тем не менее, я надеялся, что за два месяца контракта вы все-таки сделаете для себя какие-то выводы. Я уже просил вас не входить ко мне в каюту, когда дверь прикрыта. Это знак для всего экипажа, что я отдыхаю. Если мне что-то понадобится, я сам вас позову. *про себя* И кофе я люблю с двумя ложками сахара, между прочим, необязательно ссыпать туда всю сахарницу. *вслух* - Полагаю, в столовой обед уже накрыт? *Подходит к двери в коридор и открывает ее, пропуская девушку вперед* Про обед вообще забыла, т.к. читала новый роман Езерской "Тайны замка Фалль". - Мне ваши вежливые формулировки по сердцу пришлись, ибо сама не всегда выдерживаю тональность, но я не болонка (Карл!), чтобы бежать на зов. Про обед могу сообщить, что он будет. Сегодня.

Владимир: Всю ночь была погрузка, разгрузка, проверка и распихивание груза по свободным местам трюма, задержки, разборки... Устал как черт. С берегом расстались на несколько часов позже запланированного времени, однако старпома это несколько не смутило. Совершив обход судна, отдал приказы всем вахтенным, зашел к себе и не раздумывая завалился спать. Несколько часов спустя, продирает глаза мечтая одновременно о кофе, ванне, женщине, а лучше обо всех удовольствиях разом. мысленно представив картинку, улыбнулся сладким грезам, тяжело вздохнул, поморщился, глядя на свою физиономию в зеркало, но бриться передумал. Пока. Нацепил одежду, вышел в направлении буфета. Примерно на середине пути, останавливается неподалеку от каюты капитана, до ушей долетают отголоски разговора. Сам с собой - Надеюсь, сухарики, из которых при определенной доле сноровки получались вполне сносные "бутерброды" к кофе, все еще пребывают в буфете. Эх, Полинка... Ты бы не к Романычу, а ко мне с этим кофе шла. Авось, что поинтересней бы замутили... Покачав головой невозмутимо идет в обитель еды и кофейных ароматов.

Рада: Входит в пустую столовую. - Полина...- позвала, но никто не отозвался. Полина Раде нравилась. Были в ней такие человеческие качества, которые Рада в людях ценила. Открытости и задору у Польки можно было только поучиться. Подошла и налила себе чашечку кофе. Напиток этот не любила, но сегодня захотелось немного взбодриться. Насыпала сахара и чуть помешивая, села за стол.

Николай Романов: *Буфетчица сохраняет абсолютную невозмутимость, но по легкому замешательству девушки капитан угадывает, что обед еще не готов* *Чувствуя, как в нем закипает раздражение, но пока еще сдерживает себя* - Я понимаю, вы все утро были заняты... *про себя* Чем же вы таким ночью занимались, что к половине двенадцатого дня обед было не успеть приготовить? На швартовку выходили, что ли? *вслух* - ..но я надеюсь, что через десять минуть, по расписанию, обед все-таки будет накрыт. Делать нечего, надо пока куда-то себя деть на эти десять минут. Спускается вниз, выходит на открытую палубу, оглядывает владения. Танкер совсем новый, и построен качественно, но и здесь всегда и для всех найдется работа. На палубе видна команда - 6 человек матросов; а вот начальника что-то не видать. Жестом подзывает к себе одного из матросов, приказывает разыскать и представить пред свои светлые очи боцмана. Уже через пять минут из-за угла надстройки выруливает боцман с молотком в руках. Бодрится, но по помятому лицу видно - спал. Писарев - не молоденькая девушка, и в море не первый год, поэтому здесь капитан уже не сдерживается, давая волю своему раздражению. Высказав все, что он думает по поводу такой "работы", направляется в офицерскую столовую, где каким-то чудесным образом его уже поджидает тарелка дымящегося супа и второе. Наскоро пообедав и поблагодарив, возвращается к себе в каюту*

Владимир: Рада пишет: Подошла и налила себе чашечку кофе. Напиток этот не любила, но сегодня захотелось немного взбодриться. Насыпала сахара и чуть помешивая, села за стол. Кофейные ароматы плыли по буфету. Потянув носом воздух, покосился на Раду, устроившуюся за столиком. Девчонка она была красивая, почти как та, с которой когда то... И что-то было в ней... таинственное. Однако, кофе! Нацепив улыбку. - Какие ароматы и опять не для меня. Эх, девчонки, как же вы умудряетесь быть столь невозмутимыми, в компании такого количества мужчин? Находит кофе, чашку, сахар, сливки, соединяет все это в "коктейль", понимает, что это не совсем то, что ему хотелось, но пьет, не смотря на приторную сладость. - Чего не веселая, красавица?

Полина: Николай Романов пишет: - ..но я надеюсь, что через десять минуть, по расписанию, обед все-таки будет накрыт. Когда наступает большая .опа, то уже не до мелочей. Хорошо, что вчера у нее не было аппетита, и с обеда остались ее борщ и пюрешка с биточками. Будет тебе обед. Обворожительно улыбается кэпу и покачивая бедрами удаляется к столовой. По пути наклоняется и смотрит, как кэп на нижней палубе дрючит боцмана. Последний стремится всей тушкой доказать один из законов Ньютона. В исполнении Романова это не песня, а хор стрельцов Мусоргского! Так Писареву и надо! - удовлетворенно поправила кружевной кокошник на голове и поплыла дальше.

Рада: К кофе так и не притронулась, заметив вошедшего старпома. Улыбнулась. Впервые за утро. Его веселый нрав не вселял в Раду былого волнения. Попав вперые на танкер, она была немного растеряна. Однако команда приняла ее хорошо и она быстро освоилась. Веселые подшучивания старпома сыграли в этом не последную роль. - Есть хочется, - ответила она Владимиру. - Очень. И чаю вкусного. А еще булочку ароматную. - на мгновение прикрыла глаза от удовольствия. - Да только Полина меня таким лакомством не балует.

Полина: Рада пишет: Да только Полина наша, меня таким лакомством не побалует. Заходит. - Булочек нет, уж извини, но круассан дам. Всем доброе утро! Новость хотите? Наш кэп сейчас на нижней палубе Писарева нахлобучивает за то, что тот еле на ногах стоит. Владимир, это вы его вчера напоили или он у нас самостоятельный? Отдает Раде последний круассан заныканный для любимки. Наливает себе тоже чашку кофе и садится рядом.

Николай Романов: Планировал после обеда еще некоторое время отдохнуть, прежде чем заняться делами, но жизнь внесла свои коррективы. В тишине каюты раздается телефонный звонок: вахтенный – третий помощник – просит подняться на мостик. Меньше чем через минуту уже на мосту. Вполуха выслушивает доклад вахтенного, хотя в принципе и так все видно: открытая весельная шлюпка, сравнительно далеко от борта. Виден человек, стоящий в полный рост и размахивающий руками. Есть ли в шлюпке еще пассажиры, на таком расстоянии не разглядеть. Прилично же их отнесло от берега. Странно, ведь шторма накануне не было. Тихо бурчит себе под нос что-то подозрительно похожее на «Твою ж мать». Еще и уехать-то никуда не успели, а уже начались проблемы. Оглядывает в бинокль горизонт - нельзя ли спихнуть проблему на кого-то другого. Как назло, вокруг ни души. Подходит к АИСу*, и глаза вылезают на лоб: если верить прибору, то здесь, в Балтийском море, в самом сердце судоходных районов этих мест, на 100 миль в округе кроме них нет ни одного судна. Наказывает себе передать потом электромеханику, чтобы разобрался с прибором, - тот явно врет, такого просто не может быть. Ловит на себе взволнованный взгляд третьего помощника, возвращается мыслями к шлюпке. Там человек уже снял с себя рубашку и машет ей, как флагом. Если еще оставались какие-то сомнения, теперь они развеялись окончательно: шлюпка подает сигнал СОС. Тяжело вздыхает, прикидывая про себя, в какую проблему ввязывается: остановить разогнавшийся уже танкер и поднять людей на борт не так уж сложно, хотя время они потеряют. Объяснить судовладельцу, почему он выполнял маневр, не получив официального сигнала SOS ни по одному из средств связи (какие, к черту, у весельной шлюпки средства связи?!), находясь при этом на важном рейс-задании, не терпящем опоздания, будет куда сложнее. Да и вообще все рейс-задание накроется медным тазом; они теперь на сутки опоздают, не меньше. Пока зайдут в ближайший порт, пока сдадут спасенных медикам, пока то, пока се… От мыслей отвлекает робкий голос третьего помощника: «Капитан?» Танкер идет полным ходом, и лодка уже начинает оставаться позади. Еще секунду колеблется, затем кивает третьему: - Звони в машину, скажи, что переходим на маневренный**. Сам подходит к кнопке подачи сигнала общесудовой тревоги. Сонно дремлющий после обеда пароход вдруг вскипает жизнью: начинают трезвонить судовые телефоны, слышны взволнованные голоса, хлопанье дверей; из рубки слышно, как в коридоре люди выбегают на трап. Выключить авторулевого и положить руль на борт, разворачивая огромную посудину, - дело пяти секунд. На рации уже слышен старпом. - Да, Владимир, готовьте к спуску шлюпку левого борта. Командиром шлюпки пойдете вы. Буквально через несколько минут танкер ложится на обратный курс. Подходит к машинному телеграфу, передергивая его на «Стоп». Еще немного, и можно будет дать задний ход двигателю, гася инерцию судна. Как только скорость танкера замедляется достаточно, шлюпка левого борта спускается на воду и направляется к терпящим бедствие. По рации слышен бодрый рапорт старпома о том, что в лодке есть еще один пассажир без сознания. Пассажиров забирают в спасательную шлюпку, лодку берут на буксир. Пока спасатели возвращаются к судну, боцман по команде запускает кормовой провизионный кран и готовит стропы – лодку тоже поднимут на борт. Море спокойное, поэтому шлюпка с первого раза удачно подходит к борту. Романов с крыла мостика наблюдает за тем, как поднимают спасенных. Молодой человек, подававший сигнал бедствия, хотя и в шоковом состоянии, тем не менее, оказывается способен самостоятельно подняться по штормтрапу, - благо судно в грузу, осадка большая, борт низкий – карабкаться недалеко. Для второго пассажира – молодой девушки, по-прежнему не приходящей в сознание, вниз спускают обвязку. Старпом лично крепит и ее, и страховку; после чего девушку поднимают на борт. Спасенных – кого провожают, кого уносят на носилках в надстройку, в госпиталь. Остальной экипаж спасательной шлюпки тем временем крепит подъемные гаки шлюпки и пересаживается в лодку. Шлюпку поднимают на борт, крепят на шлюпбалке. Самое сложное – завести стропы под лодку, но и с этим справляются быстро. Как только лодка проходит над леерным ограждением борта и уже не рискует свалиться обратно в воду, Романов дает танкеру ход и бросает взгляд на часы. Вся спасательная операция заняла не больше 20 минут, да лодку еще минут 7 поднимали. Результат, достойный международных спасательно-координационных центров, а между тем, выполнен всего лишь штатным экипажем танкера. *Взмахом руки отпускает третьего помощника на обед, сам остается за штурмана. В конце концов, он уже пообедал, а с моста ему теперь все равно еще долго не уйти, - а там скоро и новый вахтенный, второй помощник, поднимется. Впрочем, звонить судовладельцу с рапортом о происшествии Романов не торопится: хочет сначала выслушать доклад старпома, действовавшего «на сцене»*** * *АИС (AIS) – автоматическая идентификационная система. Прибор, действующий на частотах УКВ; постоянно в автоматическом режиме передает информацию о судне: название, позывной, размеры, осадка, порт назначения, груз, статус судна (на ходу/на якоре/ошвартовано и тд),…, и принимающий информацию от других судов. Дальность действия – ок 100 миль. **режимы работы судового двигателя: маневренный и установившийся (он же полный навигационный). Соотв-но, в установившимся режиме скорость судна максимальная, обороты двигателя постоянные, и ручку телеграфа никто не дергает. Перед тем, как менять позицию телеграфа на «Полный ход», «Средний ход» и тд, нужно предупредить машинное отделение ***Англ. «On-scene coordinator» – координатор спасательной операции, действующий непосредственно в месте происходящих событий

Рада: Круассан, столь желанный в это утро, так и остается лежать на тарелке рядом с чашкой кофе. - Спасибо, - только и успела сказать она Полине. Быстро чмокнула ту в щеку и скрылась за дверью. По сигналу общесудовой тревоги, Рада сразу же направилась в госпиталь, чтобы подготовиться к приему пострадавших. Теплые одеяла, физраствор в капельницах, лидокаин... Все должно быть под рукой.

Полина: Рада пишет: - спасибо, - только и успела сказать она Полине. Быстро чмокнула ту в щеку и скрылась за дверью. Отчего-то она не могла ни сердиться на Раду, ни язвить в ее адрес, а испытывала к ней какое-то неведанное ей самой теплое чувство, которое требовало заботиться об этой странной и загадочной девчонке. Вздохнула и занялась приготовлением горячего перекуса для спасенных. Микроволновка и не думала ей в этом помогать - долбанула по ней хорошенько и процесс пошел.

Александр: (Шторм закончился так же неожиданно, как и начался. Невидимая рука, помотав лодку в волнах вверх дном, опрокинула ее обратно, Александр и Натали рухнули на дно лодки, рядом упало невесть откуда сверзившееся весло. Оглядывается по сторонам - берегов не видать. Попытался привести в себя Натали, но она в глубоком обмороке. Жива, и то слава Богу. Стащил с себя мокрый китель, набросил на девушку. Достал брегет, чудом не пострадавший от воды, наводит часовую стрелку на солнце, пытаясь определить стороны света. На горизонте появляется точка, постепенно принимающая очертания корабля. Отсутствие мачт Александра не удивляет, пароходы видел в Англии, да и у нас их уже строили. Правда, что дыма из трубы нет, как и самой трубы, не обратил внимание, да и само судно оказалось при приближении значительно больше, чем его собратья из середины 19 века. Огромная надпись на борту "Александр Бенкендорф" заслонила горизонт) Я сплю, или сошел с ума? (Протер глаза - надпись не исчезла, но с борта к лодке спустился трап, слышна русская речь.) Николай Романов пишет: Молодой человек, подававший сигнал бедствия, хотя и в шоковом состоянии, тем не менее, оказывается способен самостоятельно подняться по штормтрапу, - благо судно в грузу, осадка большая, борт низкий – карабкаться недалеко. Для второго пассажира – молодой девушки, по-прежнему не приходящей в сознание, вниз спускают обвязку. Старпом лично крепит и ее, и страховку; после чего девушку поднимают на борт. Спасенных – кого провожают, кого уносят на носилках в надстройку, в госпиталь. Остальной экипаж спасательной шлюпки тем временем крепит подъемные гаки шлюпки и пересаживается в лодку. Шлюпку поднимают на борт, крепят на шлюпбалке. Самое сложное – завести стропы под лодку, но и с этим справляются быстро. Как только лодка проходит над леерным ограждением борта и уже не рискует свалиться обратно в воду, Романов дает танкеру ход и бросает взгляд на часы. Вся спасательная операция заняла не больше 20 минут, да лодку еще минут 7 поднимали. Результат, достойный международных спасательно-координационных центров, а между тем, выполнен всего лишь штатным экипажем танкера. (На палубе странного судна с интересом оглядывается, но все еще не может собраться с мыслями, чтобы начать задавать вопросы. Натали уже унесли куда-то, сказав, что о ней позаботятся, тогда позволяет увести и себя. В белом помещении, сверкающем чистотой, приятно пахнет лекарствами. Первый шок: доктор - молодая красивая девушка. Второй - ее ноги. В поисках юбки перевел глаза выше, голова закружилась, почти упал на кушетку) Прошу прощения... мадемуазель. (старается не смотреть на ее коленки) Могу я узнать, что с моей спутницей?

Рада: Осмотром пострадавших Рада занялась незамедлительно. Расставив приоритеты, Рада начала с обследования девушки без сознания. Проверила пульс, осмотрела зрачки и прослушала сердцебиение. Никаких серьезных травм, угрожающих здоровью выявлено не было. Девушке очень повезло и она отделалась лишь небольшими порезами на руках, свидетельствующими о том, как отчаянно она цеплялась за жизнь. Низкая степень гипотермии и небольшое обезвоживание. - С ней все будет хорошо, - ответила она на вопрос мужчины, не заметив столь странного к ней обращения. Поставив капельницу и поплотнее укутав девушку одеялом, Рада сосредоточилась на втором пациенте. - давайте теперь займемся вами, - улыбнулась она ему. Молодой человек внушал больше опасения. Рана на виске уже не кровоточила, но от этого не выглядела менее устрашающе. Рада быстро стала обрабатывать ее перекисью. Аккуратно сняв слой застывшей крови, она внимательно осмотрела рану. И вздохнула от облегчения. Поверхностное повреждение тканей. Достаточно хорошо промыть, смазать йодом и, наложив стерильную повязку, перевязать. Вся процедура заняла не более семи минут. Дальнейший осмотр также не выявил серьезных повреждений. Лишь только несколько ссадин и учащенное сердцебиение. Помогая ему снова поплотнее завернуться в одеяло Рада наконец всмотрелась в его лицо и замерла на месте. Эти глаза. Не полные усталости и волнения, а веселые и озорные... Они видела их раньше...

Полина: Александр пишет: Прошу прощения... мадемуазель. (старается не смотреть на ее коленки) Могу я узнать, что с моей спутницей? В руках термос, тарелка с горячими бутербродами, под мышкой фляжка с кубинским ромом на всякий случай. Заглядывает к пациентам, рассмотрела их внимательно и присвистнула: - На нашего Николеньку лавина дерьма несётся неумолимо. Вас с корпоратива в Петергофе что ли унесло в море?

Александр: Рада пишет: - С ней все будет хорошо, - ответила она на вопрос потерпевшего, не заметив столь странного к ней обращения. Поставив капельницу и поплотнее укутав девушку одеялом, Рада сосредоточилась на втором пациенте. (немного успокоился, чувствуя себя виноватым за случившееся с Натали - хотел позабавиться с Нептуном, а Нептун сам с ними позабавился, так что всё тело ломит) Рада пишет: Вся процедура заняла не более семи минут. Дальнейший осмотр также не выявил серьезных повреждений. Лишь только несколько ссадин и учащенное сердцебиение. Помогая ему снова поплотнее завернуться в одеяло Рада наконец всмотрелась в его лицо и замерла на месте. Эти глаза. Не полные усталости и волнения, а веселые и озорные... Они видела их раньше... (Терпеливо снес все процедуры, даже когда в ране невыносимо защипало от какого-то снадобья, но когда прохладные и нежные руки девушки сняли с него мокрую рубашку, ощупывая тело, сердце забилось чаще. Встретил ее взгляд, тревожный и бездонный, на какие-то мгновения потерялся в нем) Полина пишет: В руках термос, тарелка с горячими бутербродами, под мышкой фляжка с кубинским ромом на всякий случай. Заглядывает к пациентам, рассмотрела их внимательно и присвистнула: - На нашего Николеньку лавина дерьма несётся неумолимо. Вас с корпоратива в Петергофе что ли унесло в море? (Вторая юбка еще короче первой, да что там - ее вообще почти нет. Кашлянул, кутаясь в одеяло и стараясь сконцентрировать взгляд на содержимом тарелки) А далеко ли мы от Петергофа, мадемуазель? Будьте любезны передать капитану этого судна, если он доставит нас с моей спутницей туда сегодня до исхода дня, его величество наградит всю команду.

Полина: Александр пишет: А далеко ли мы от Петергофа, мадемуазель? Будьте любезны передать капитану этого судна, если он доставит нас с моей спутницей туда сегодня до исхода дня, его величество наградит всю команду. Передразнила "мадемуазель" и рассмеялась, потом взяла чистую мензурку и налила в нее ром. - Здорово вас торкнуло-то, раз у вас до сих пор флешмоб невиданной силы. Капитан с утра, как проснулся, мечтает кого-нибудь покатать по заливу туда-сюда, ага. Парень симпатичный, но несет какую-то околесицу, от стресса, навен. - На психического вы не похожи, лучше примите вот это - протянула ему минзурку с ромом - для прояснения рассудка. В здоровом теле должен быть неразбавленный алкоголь!

Рада: Энтузиазм Полины помог Раде быстро собраться с мыслями. Она наверное что-то путает. Но эти глаза... Сейчас он так странно на нее посмотрел, что... Нет. Не время сейчас об этом думать, необходимо привести девушку в чувства и распросить о случившемся. Судя по речи, молодой человек все еще пребывает в состоянии шока. Пожалев о покинутом круасане и невыпитой чашке кофе, Рада перехватила мензурку: - Полина, минзурки сдесь не для этого. - отвернулась и быстро осушила оную. Чуть поперхнулась от непривычки. И по возможности спокойным тоном к пострадавшему: - Не волнуйтесь, теперь вы в безопасности. Меня зовут Рада, я врач, а эта кладезь знаний - наша буфетчица Полина. Расскажите, кто вы и что с вами произошло?

Николай Романов: *Пока не подошел старпом, обдумывает на мосту, куда и когда теперь передать спасенных. Понятно, что разворачиваться и ехать обратно под Петербург никто не даст, - они и так уже благополучно проср...ли кучу времени, рейс на грани срыва, в конторе спасибо не скажут. Надо будет посоветоваться с врачом. Если состояние у вытащенных более-менее нормальное, и никакой экстренной помощи им не требуется, то завтра днем можно будет слегка отвернуть от линии маршрута и подойти к границе порта Клайпеды. Таллин и Хельсинки они проскочат ночью, в грузу им не разрешат заходить в порт в темное время суток, а останавливаться - не вариант. Еще есть Рига, но тогда придется сильно отклониться от маршрута, Клайпеда все-таки больше по пути. Только заранее заказать буксир с медиками на борту, чтобы уже ждали..*

Александр: Полина пишет: - Здорово вас торкнуло-то, раз у вас до сих пор флешмоб невиданной силы. Капитан с утра, как проснулся, мечтает кого-нибудь покатать по заливу туда-сюда, ага. Рада пишет: Рада перехватила мензурку: - Полина, минзурки сдесь не для этого. - отвернулась и быстро осушила оную. Чуть поперхнулась от непривычки. И по возможности спокойным тоном к пострадавшему: - Не волнуйтесь, теперь вы в безопасности. Меня зовут Рада, я врач, а эта кладезь знаний - наша буфетчица Полина. Расскажите, кто вы и что с вами произошло? (Мензурка была бы то самое, что надо, чихнул и царственным движением поправил сползающее с плеча одеяло) Я - наследник престола Российского, великий князь Александр Николаевич. (бедные девушки, наверное, родственницы капитана или служанки, и никогда его высочество в глаза не видели) Мы с княжной Репниной катались на лодке, внезапно - шторм, буря, о каких я досле читал только в воспоминаниях знаменитых мореплавателей... (повелительным тоном, уже пришел в себя) Прошу позвать сюда капитана и поднять на корабле мой штандарт.

Натали: (На звук голосов открыла глаза. Где она? Незнакомое помещение, она лежит на узкой жесткой кровати, опутана какими-то странными длинными прозрачными трубками... В нескольких шагах маячат какие-то фигуры в белом) Я умерла и попала в рай? (Пошевелила рукой, пытаясь освободиться, дернула сильнее и с грохотом опрокинула капельницу)

Полина: Многозначительно посмотрела на Раду, потом "наследнику". - А я Мария Антуанетта, ваше высочество, - книксен. Раде: - Жалко-то как. Такой молодой, а того - покрутила пальцем у виска. Накапай мне спирту, но не борного, это надо как-то переварить. И им тоже чего-нибудь необходимого с дозой, чтобы мирный сон и розовые пони. Или какие спецэффекты прилагаются?

Владимир: - Круасан однозначно лучше булочки, Рада. Правда лично меня, привлекают совершенно особенные сухарики с невидимым сыром. А боцман, - уже Полине,- всегда найдет, как поразвлечься. В прочем, и кэп всегда придумает, за что отчитать. *Подмигнув девушкам, принялся было за кофе, но насладиться так и не успел. начался переполох, звонки, беготня. Остановив матроса выяснил, что от берега в море унесло шлюпку, и в ней даже есть люди. Живые. Козырнув на приказ капитана, быстро разбирается со спуском посудины на воду, добираются до пострадавших. Беглый взгляд завистливо оценил обстановку - костюмированный банкет, не больше, ни меньше. Да и парочка не из нищебродов. Парня и девушку поднимают на танкер и передают в надежные руки медиков. Проводив взглядом матросов, поднимается на мостик* - Операция по спасению прошла лучше любых международных учений, Николай Палыч. Судя по внешнему виду - ребята из элиты. На девице драгоценности стоимостью в половину лимузина. Приятель тоже не альфонс. И если их уже разыскивают архаровцы из охраны или того хуже, вороны в погонах, у нас отличный шанс прославиться на весь Питер. Будем возвращаться на берег?

Рада: Услышав слова молодого человека, Рада глубоко вздохнула и тут же перекинулась быстрым взглядом с Полиной. - Великий князь Александр Николаевич, - повторила Рада чуть отойдя в сторону. - Скажите, как вы себя чувствуете? В глазах не двоиться? Мигрень не беспокоит? - она быстро набрала в шприц успокоительное. На всякий случай. - Полина, - серьезно окликнула ее Рада. И тихо, чтобы услышала только она - Сейчас не до шуток. Тут может быть серьезная психологическая травма. Ты бы сходила за капитаном и старпомом. Мало ли что. - Послав Полине красноречивый взгляд, Рада снова обернулась к мужчине, но тут шум со стороны отвлек ее. Девушка пришла в себя и опрокинув капельницу пыталась встать. Быстро подойдя к ней, Рада положила руки ей на плечи и попыталась успокоить: - Посмотрите на меня. Успокойтесь. Вы в безопастности. Я врач. У вас обезвоживание, поэтому возможно небольшое головокружение. Я помогу вам подняться, но не делайте резких движений.

Николай Романов: *Выслушивает доклад старпома, кивает головой, по невозмутимому внешнему виду мыслей капитана не прочитать* - Молодой человек что-нибудь смог объяснить? Кто они, откуда? Как их занесло так далеко от берега? Спали они там на веслах, что ли... *последнее - скорее риторический вопрос* *На вопрос старпома отрицательно качает головой* - Нет, мы и так уже вышли из всех графиков. Я еще не звонил на берег, но, как ты понимаешь, за такие маневры получим мы по полной программе. Именно мы с тобой, тебя тоже приплетут за компанию, не сомневайся. Так что идем вперед. Я рассчитываю, если больше не будет никаких неожиданностей, связаться с властями в Клайпеде. Высадим пассажиров там, и пойдем дальше.

Полина: Ну, конечно, сейчас она побежит к капитану, чтобы нарваться! Тем более у очнувшейся девицы такая вышивка на платье, закачаешься. Что-то не похоже на костюмы на прокат, а если это прокат, то хотела бы она в нем навеки поселиться. Помогает Раде возиться с девушкой: - Не смотри на меня своими глазищами. И без меня уже кэпу доложили, что у нас сегодня вечером бал намечается. Щаз пожалует во фраке нам поручения раздавать.

Владимир: - Мне же не привыкать, Николай Палыч. Разом больше, разом меньше. Но подставлять других, не в моих интересах и правилах. С гостями я еще не беседовал, но молодой человек скорей был в шоке, чем полностью осознавал ситуацию. Я загляну в лазарет, узнаю как они там. После свяжусь с литовцами, пусть подготовят встречу. Хотя... * усмехнулся, потом прямо взглянул в глаза капитану* - Может мне воспользоваться именем отца и попробовать по- тихому выяснить, не пропадал ли в Питере за эти сутки кто-то из мажоров? Не люблю, когда неприятностей больше, чем необходимо для пикантного антуража.

Александр: Полина пишет: - А я Мария Антуанетта, ваше высочество, - книксен Рада пишет: Великий князь Александр Николаевич, - повторила Рада чуть отойдя в сторону. - Скажите, как вы себя чувствуете? В глазах не двоиться? Мигрень не беспокоит? (Раде, начиная сердиться) Я прекрасно себя, чувствую, мадемуазель! И у меня не двоится в глазах, если вы только не принцесса де Ламбаль (подруга королевы Марии-Антуанетты, тоже жертва французской революции). (услышал голос Натали) Милая княжна, самое страшное позади. Не волнуйтесь, я сегодня же верну вас вашему жениху, хотя бы мне самому пришлось встать за штурвал этого корыта! (топает ногой)

Натали: Рада пишет: Быстро подойдя к ней, Рада положила руки ей на плечи и попыталась успокоить: - Посмотрите на меня. Успокойтесь. Вы в безопастности. Я врач. У вас обезвоживание, поэтому возможно небольшое головокружение. Я помогу вам подняться, но не делайте резких движений Полина пишет: Помогает Раде возиться с девушкой (пытается встать, опираясь на руки девушек, но перед глазами всё качается, жалобно) Это не опасно? У меня через месяц свадьба, я не хочу, чтобы в свете из-за моей болезни пошли неприличные слухи. Александр пишет: Не волнуйтесь, я сегодня же верну вас вашему жениху, хотя бы мне самому пришлось встать за штурвал этого корыта! (слабым голосом) Ваше высочество, не надо больше к штурвалу... (закатила глаза и рухнула обратно в обморок)

Николай Романов: - Сходи, узнай. Я тоже попозже загляну. А с литовцами пока не торопись. Сначала я должен доложиться судовладельцу. Ни оператор, ни фрахтователь еще не в курсе, о том, что мы идем с задержкой; а уж тем более о ее причинах.. *Вновь качает головой на вопрос старпома* Не стоит. Личности непонятные, если они действительно.. *делает выразительную паузу* К нам потом будет слишком много вопросов. Придумают и то, чего не было. Если удастся сдать их по-тихому в Клайпеде, без всяких дополнительных объяснений, я вздохну с большим облегчением. Между нами, - мне совершенно не светит, чтобы мое имя и название танкера были слишком популярными запросами в интернете. *Зная некоторое своеволие своего старпома, еще раз подчеркивает* Владимир, я знаю, кто твой отец. История может оказаться очень деликатной, поэтому, пожалуйста, не делай никаких лишних движений, не согласовав их со мной. *Кивает поднявшемуся на мостик второму помощнику, отдает несколько распоряжений по навигационной вахте, берет в руки трубку спутникового телефона, показывая старпому, что разговор пока закончен*

Полина: Александр пишет: (услышал голос Натали) Милая княжна, самое страшное позади. Не волнуйтесь, я сегодня же верну вас вашему жениху, хотя бы мне самому пришлось встать за штурвал этого корыта! (топает ногой) Натали пишет: Это не опасно? У меня через месяц свадьба, я не хочу, чтобы в свете из-за моей болезни пошли неприличные слухи. - Офигеть! Мне уже хочется бежать, не важно куда. Какая еще Ламбаль?! Тут полный Ашшурбанапал подкрался.

Рада: Осторожно укладывает девушку на койку. Проверяет пульс. Удостоверившись что с ней все в порядке, укрывает одеялом. Поворачивается к Александру: - Не волнуйтесь. С ней все хорошо. Девушка слишком переволновалась. Ей необходимо хорошо отдохнуть. Осторожно подходит к нему. - Вам тоже не помешало бы отдохнуть. Вам принесут одежду, чтобы вы смогли переодеться. - усыпив его бдительность, Рада сделала быстрый укол снотворного. Успев похватит сразу же ослабевшего Александра, Рада уложила и его. Спустя мгновение тот спал крепким сном. Поправляя одеяло, она посмотрела на Полину: - И кто жаловался, что плавание будет скучным?

Владимир: *пожав плечами* - Как скажите, Николай Палыч. Однако, если выяснится, что эти непонятные личности, еще и влиятельные шишки, лучше не бросать их на литовцев. Вы же знаете, как "доброжелательны" к нам ближайшие соседи. К тому же, девица эта, чудо как хороша. Вполне может украсить своим присутствием наши суровые будни. И вальс танцевать научит... *видит, что кэпу не до его шуточек и острот, стирает с лица ухмылку* - Я поговорю с ними, как только Рада сообщит, что их жизни в безопасности. И доложу обстановку. *вновь козырнув покидает мостик, намереваясь сначала таки выпить кофе (имеет право, после прогулки в шлюпке), а после поговорить с врачом и нежданными гостями*

Полина: Рада пишет: - И кто жаловался, что плавание будет скучным? Закатила глаза - Но не настолько же веселым, что нам придется расшивать бисером смирительные рубашки. У нас в детдоме бывали случаи, когда нянечки заговаривались, но без а ля франсэ пирамидона всё же. Как думаешь, они из элитной психушки сбежали? Посмотри на девушке, княжна на выданье которая, настоящие изумруды? Я потомственная нищебродка и ватница, и не разбираюсь.

Николай Романов: *Кивает старпому и переключает внимание на трубку телефона, в которой уже идут гудки. Менеджер флота, он же зам.генерального, снимает трубку лично. Перебросившись короткими приветствиями и пошутив о погоде, Романов переходит к делу. О поздней отшвартовке заказчик-грузополучатель уже извещен, претензий к судну не предъявляет, вина терминала; но тут вот еще какое дело... Нет, он не может переслать факсом сигнал, полученный на ГМССБ*. Почему? Ну потому что весельные шлюпки спутниковой аппаратурой, к сожалению, не оснащаются. Нет, сигнал был получен исключительно визуально. Нет, он не может привести никаких доказательств, кроме как предъявить двух пассажиров и их лодку. Да, лодку тоже забрали. Зачем? Чтобы не мешать судоходству. На корме. Нет, нам на корме она не мешает. Нет, он в своем уме, у него весь экипаж свидетелями, они играли тревогу. Нет, он не стал оповещать близлежащие суда. Потому что АИС их не отобразил. Да, он вломит своему электромеханику. Хорошо, он вызовет в Роттердаме берегового мастера. Среди потоков бурного недовольства зама наконец-то удается вставить свой вопрос. Куда их сдавать-то? Нет, лично он еще не проверял, но если бы было что-то экстренное, ему бы уже доложили. Нет, он не совсем идиот и понимает, что добро на разворот обратно ему не дадут. Он и не просит. Он просит добро на заход в Клайпеду. Что? Но это не займет много времени.. Нет, он не готов оплачивать портовый буксир и услуги врачей Клайпеды из своего кармана. Да, он обязательно вышлет е-мейлом всю информацию по вытащенным из воды, как только они хотя бы придут в себя и смогут с ним побеседовать. Но.. Нет, но.. Но.. Да как, черт подери, он запишет их в список пассажиров, если у него нет их паспортных данных? А если в Роттердаме придет проверка? Но.. Но может.. Да, он прекрасно знает политику компании в отношении списания в иностранных портах. Нет, он рассчитывает вернуться в Приморск примерно через десять дней. Да вы с ума там все посходили что ли?! Он не будет кормить этих двоих еще десять дней, ему компания не выделяет на это деньги! После малоутешающей фразы "Финансовые и провизионные вопросы мы с вами решим позднее, сейчас ваша задача максимально быстро доставить груз по назначению" зам довольно холодно попрощался и закончил разговор, не дав ни слова возразить. Капитан выругнулся, кладя трубку на место. Вот вляпался так вляпался. Катай теперь этих.. Пассажиров. Ситуация была настолько идиотская, что даже не укладывалась в голове. Пойти, что ль, проведать спасенных? А то пока чиф вернется с докладом.. Да и, в конце концов, чиф тоже человек. Надо будет отправить его отдыхать, пусть поспит хоть пару часов до вахты* *Как был, в парадном кителе, так и не успев переодеться, - да и до того ли было?, - направляется вниз в госпиталь, дабы лично познакомиться с выживальщиками* ГМССБ - Глобальная Международная Система Связи при Бедствии. Комплекс технических аппаратов на борту судов и инфраструктуры, включая спутники; используется для оповещения и подачи сигналов бедствия.

Рада: Рада не спешила с ответом. - Знаешь, не похоже, что они откуда-то сбежали. Их удивление и волнение - настоящие. Если не брать во внимание его царские замашки, он вел себя адекватно. И речь девушки. Ты же слышала. Она отличается от нашей. К тому же их одежда. А еще... Рада провела рукой по ладони девушки и у нее в голове вспыхнули новые ведения... Она быстро убрала руку и мотнула головой. - Давай дадим им время отдохнуть. Через пару часов мы сможет распросить девушку. Может она сможет все объяснить.

Полина: В задумчивости присела на кровать, где почивал "его высочество" - Не хочешь же ты сказать... Бывает фантастика научная, ненаучная, бредовая. Это из последнего разряда, по моему. Вот я сейчас читаю роман про графа, которым наш танкер называется. Там и про этого наследничка написано. Вот вообще ни разу не похож, кстати. Может, это актеры и со съемок фильма к нам попали и никак из ролей не выйдут? Найденное объяснение ее несколько успокоило.

Николай Романов: *Тихонько подходит к лазарету. В приоткрытую дверь видно, как врач суетится над пострадавшими. Девушка, кажется, по-прежнему без сознания. Молодого человека тоже укладывают на подушки, - видимо, вкололи успокоительное или снотворное. Здесь же на кровать присела и Полина, буфетчица. Ну конечно, не удержалась, прибежала помогать подруге. Главное, чтоб вечером успела вовремя ужин потом накрыть. Ясное дело, когда на борту девушки вдвоем, им намного проще выживать в мужском коллективе. А эти вроде и работают неплохо. Про врача вообще дурного слова не скажешь. Буфетчица... Своеобразный стиль общения, конечно, но кому в первом рейсе легко? Осваивается потихоньку, работает прилежно. Ладно, что там с больными-то?* *Так же тихонько толкает дверь, входит в лазарет. Отмахивается от врача, которая при виде капитана встает "смирно", показывает, чтобы продолжала заниматься пациентами* *Вполголоса, чтобы не побеспокоить больных* - Ну что у нас здесь? Какие прогнозы?

Полина: Николай Романов пишет: *Вполголоса, чтобы не побеспокоить больных* - Ну что у нас здесь? Какие прогнозы? Медленно, по-кошачьи встала при виде капитана и без всяких церемоний. - Даже не знаю, как вам сказать, товарищ капитан. Вы французским владеете? Он будет сейчас кстати. (хихикнула)

Николай Романов: *Бровь медленно ползет вверх. Переводит взгляд с буфетчицы на врача и обратно* - Не понял. Давайте, объясняйте, что у вас тут происходит. *Взгляд все-таки останавливается на Раде. Романов смотрит в упор, ожидая объяснений*

Полина: Тихо посмеивается - Фи, как не куртуазно, товарищ капитан. Вам не хватает светскости. Его высочество и княжна будут недовольны. Наследник престола уже выразил желание лично возглавить "Бенкендорф". Когда проснется, разумеется.

Николай Романов: *Прежде чем врач успевает что-то ответить, в разговор опять встревает Полина* Полина пишет: Тихо посмеивается - Фи, как не куртуазно, товарищ капитан. Вам не хватает светскости. Его высочество и княжна будут недовольны. Наследник престола уже выразил желание лично возглавить "Бенкендорф". *Вторая бровь ползет вверх. Начинает гадать, у кого из них двоих поплохело с головой. Видимо, все-таки у него. Сказалась тяжелая погрузка, да еще эта спасательная операция* *по-прежнему тихо, чтобы не побеспокоить больных, но слегка повышая интонацию* - Да объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит, или нет?

Полина: Изображает, что обмахивается веером. - Наши спасенные, как вы изволите видеть, не только одеты как будто их из кареты вынули, а не из лодки, так еще и несут что-то несусветное про вознаграждение от императора, если мы, то есть вы, вернете их в Петергоф. Я пожалуй, пойду. Ужин там накрыть, столовое серебро почистить, свечи в канделябрах зажечь и всё такое. Проблемы с головой не мой профиль. По стеночке пробирается к выходу с фляжкой под мышкой.

Рада: Рада не стала затягивать с докладом, предвидя, как разойдется в объяснениях Полина: - Товарищ капитан, состояние у наших гостей удовлетворительное. Ничего серьезного у девушки я не обнаружила, мелкие ссадины - не более. Я ввела обоим легкое снотворное, чтобы они отдохнули. Надеюсь, когда они придут в себя, то смогут рассказать о себе подробнее. У молодого человека был явный шок, возможно сотрясение, поскольку его речь была немного странной. Но других признаков, указывающих на сотрясение я у него не нашла. Неизвестно сколько они пробыли на воде, до того как мы их нашли. На этом все.

Полина: Рада пишет: Неизвестно сколько они пробыли на воде, до того как мы их нашли. На этом все. Ох уж мне эти загадки! В дверях за спиной кэпа семафорит Раде фляжкой "заходи ко мне в буфет поболтать, когда все расползутся по вахтам" и уходит на свое рабочее место.

Рада: Кивает Полине, пытаясь спрять улыбку от капитана

Николай Романов: *Выслушивает доклад Рады, ситуация постепенно начинает проясняться. Видимо, этих двоих долго мотало в лодке, и испытание стихией не прошло для них даром. Интересно, что они тут наговорили? Исходя из слов Полины про императора и канделябры, молодой человек, очевидно, вообразил себя чуть ли не наследником престола. А девушка, наверное, мнит себя фрейлиной императорского двора. Мысленно застонал: послал же бог на его голову. Выудил из воды двух сумасшедших, катай их теперь с собой. Может, новость об умственном расстройстве новых пассажиров заставит начальство пересмотреть свое решение, и оно все-таки разрешит сдать этих двоих в Клайпеде? Надо будет потом попробовать перезвонить еще раз. Но позже. Иначе за ним самим вертолет пришлют, пожалуй. Осторожно подходит ближе, рассматривая "пассажиров". Хмурится - молодой человек чем-то похож на сына, хотя и выглядит постарше Александра. Сходство легкое, неуловимое; Романов даже не может понять, в чем оно. Недовольно встряхивает головой, и наваждение проходит. Переведя взгляд на девушку, про себя отмечает, что та совсем молоденькая. Угораздило же ее оказаться в одной лодке с этим оболтусом. Краем глаза замечает перемигивания Рады с Полиной, которая стоит за спиной, но делает вид, что ничего не заметил. В свободное время девушки вольны делать, что хотят; главное - в рамках приличий и не в ущерб работе* - Хорошо. Как только будут какие-нибудь изменения в состоянии этих двоих, докладывайте. *Уходит, направляясь к себе в каюту, намереваясь обдумать все произошедшее в тишине и покое*

Рада: Все это время внимательно следила за капитаном. - Непременно, капитан. Как только за ним закрылась дверь, Рада подошла к девушке и взяла ее за руку... "Яркие красочные костюмы, вместо лиц - маски с перьями у девушек и классические черные у мужчин. Громкая музыка... И вихрь. Красок. Чувств..." Что же из сказанного ими - правда? А что вымысел? Плотно закрыв дверь, Рада направилась в буфет. К желанному круассану и остывшему кофе. Быстро перекусив, вернулась в госпиталь. Под мерное посапывание гостей, задремала за столом.

Александр: (Проснулся, не соображая, как так получилось, что внезапно уснул. Доктор Вуд в 1839 году шприц еще не изобрел, поэтому ощущение укола цесаревич не вспомнил и с провалом в сон не соотнес. Рядом с кушеткой - какая-то одежда, натянул на себя. Куртка и штаны непривычного покроя, но, кажется, удобные. Попытался открыть дверь. но она не поддается. Сердясь, громыхнул в нее кулаком) Что происходит? Я требую немедленно открыть! (в голове мелькнула мысль о похищении)

Рада: От громкого возгласа подорвалась. Быстро протерла глаза и поднялась. - Успокойтесь. Вы помните что с вами произошло? - подошла к нему и взяв за руку, повела обратно к койте. - Позвольте вас осмотреть. - взяла фонарик и стала проверять зрачки. Поводила перед носом пальцем. - Следите глазами. Головная боль не появилась? - и неосозанно провела рукой по волосам у виска.

Полина: Александр пишет: Я требую немедленно открыть! (в голове мелькнула мысль о похищении) Протирает салфеткой вазочку для пирожных и прислушивается к крикам: - Они требуют! Не разочаровывает, сплошной напалм без перерыва. И что мы будем делать когда их в дурку увезут? С тоски сопьёмся. Сериалы так не увлекают.

Александр: Рада пишет: Успокойтесь. Вы помните что с вами произошло? - подошла к нему и взяв за руку, повела обратно к койте. - Позвольте вас осмотреть. - взяла фонарик и стала проверять зрачки. Поводила перед носом пальцем. - Следите глазами. Головная боль не появилась? - и неосозанно провела рукой по волосам у виска (мягко, но решительно взял ее руку, поцеловал на сгибе пальцев) Мадемуазель, вы только и делаете, что осматриваете меня. Я польщен вашим вниманием, и в другое время с удовольствием бы ему покорился, но теперь я должен быть в другом месте. (с улыбкой) Если ваш капитан вздумал меня украсть, не забывайте, что у государя есть мощный флот.

Натали: (Давно пришла в себя и прислушивается к голосам. Его высочество снова кокетничает, он неисправим. По стеночке тихонько проскользнула к выходу и выскочила в коридор. Где-нибудь здесь есть зеркало и туалетная комната?)

Рада: - Вы опять о своем. - Отходит в сторону. - Сейчас спустится капитан и вы сможете с ним поговорить. Подождите минуту. - связывается с капитаном по судовому телефону и докладывает о том, что один пострадавший пришел в себя.

Полина: В буфет принесло боцмана. Занял столик у выхода, заслоняя собой нужный угол обзора - путь из варяг в греки от капитанского мостика в госпиталь. - Здрааасссьте! У прохода не сидеть! Там тележка с напитками проезжает. Попрошу не претендовать. Поругались, и боцман ушел чертыхаясь.

Николай Романов: *Не успел даже глотнуть свежезаваренного чая, как зазвонил телефон. Врач доложил, что один из пострадавших пришел в себя, и желает видеть капитана* *с раздражением, себе под нос* Я что теперь, как савраска, туда-сюда по пароходу буду бегать? *в трубку* Хорошо, сейчас подойду. *Пострадавший - не лоцман, обойдется без официального парада. Наконец-то скидывает осточертевший за день китель, снимает галстук, рубашку с погонами. Натягивает скромный черный джемпер, сверху накидывает легкую толстовку на молнии, в таком виде и спускается вниз. В коридоре перед лазаретом обнаруживает "пассажирку"* - А что, врач уже разрешил вам покинуть лазарет?

Натали: Николай Романов пишет: В коридоре перед лазаретом обнаруживает "пассажирку"* - А что, врач уже разрешил вам покинуть лазарет? (глаза как блюдца, ноги подкашиваются в книксен) В-ваше в-величество? (панические мысли - с растрепанной прической, перед императором!.. с другой стороны, если государь тоже здесь, то всё не так страшно) Я... я... (не знает, в курсе ли НП про сюрприз с Нептуном, цесаревича подводить не хочется) я искала государыню.

Николай Романов: *В повисшем молчании не сразу смог захлопнуть обратно отвисшую челюсть; какое-то время осмысливает происходящее. Да, худшие предположения подтвердились* - Знаете что, давайте все-таки вернемся в лазарет. Ваш спутник, кажется, уже очнулся? Вот и хорошо, мы сможем побеседовать вместе. *Одной рукой открывает дверь госпиталя перед девушкой, сам же загораживает проход, чтобы ей не пришло в голову попытаться сбежать - кто их знает, что у этих двоих сейчас творится в мозгах*

Александр: Рада пишет: - Вы опять о своем. - Отходит в сторону. - Сейчас спустится капитан и вы сможете с ним поговорить. Подождите минуту. - связывается с капитаном по судовому телефону и докладывает о том, что один пострадавший пришел в себя (ворчливо) Аудиенцию у вашего капитана, мадемуазель, получить не легче, чем чиновнику четырнадцатого класса - у моего отца-государя.

Натали: Николай Романов пишет: Знаете что, давайте все-таки вернемся в лазарет. Ваш спутник, кажется, уже очнулся? Вот и хорошо, мы сможем побеседовать вместе. *Одной рукой открывает дверь госпиталя перед девушкой, сам же загораживает проход, чтобы ей не пришло в голову попытаться сбежать - кто их знает, что у этих двоих сейчас творится в мозгах* (чувствует себя, как в чудесный момент, когда императрице сделалось известно об ее участии в романе наследника с ее подругой Ольгой - тогда, правда, обошлось без очных ставок) Д-да, в-ваше величество... (может, Андрей прав, и лучше от всех этих придворных передряг уехать в деревню?)

Николай Романов: *Вслед за девушкой входит в госпиталь, еле сдерживая смех. Впрочем, он рад тому титулу, которым его наградили. По крайней мере, это может помочь решить проблемы, если вдруг тихое помешательство пассажиров сменится буйным. Взгляд останавливается на молодом человеке. Решает все-таки повести разговор в более адекватной манере, не подстраиваясь под шизофрению этих горе-спасальцев* - Добрый день. Мне передали, что вы желали меня видеть. Вы находитесь на борту танкера "Александр Бенкендорф". Я - капитан, Романов Николай Павлович. Вы помните, что с вами произошло и как вы оказались здесь?

Александр: Николай Романов пишет: Добрый день. Мне передали, что вы желали меня видеть. Вы находитесь на борту танкера "Александр Бенкендорф". Я - капитан, Романов Николай Павлович. Вы помните, что с вами произошло и как вы оказались здесь? Отец? (вскочил на ноги) Я ничего не понимаю, вы тоже решили устроить сюрприз для маман, или это сюрприз... для меня? Бенкендорф - ну конечно, кто еще по вашей воле не оставил для меня даже призрачной мечты о свободе. Только я полагал, что он сейчас наслаждается отпуском в его поместье в Фалле.

Николай Романов: Александр пишет: Отец? (вскочил на ноги) Я ничего не понимаю, вы тоже решили устроить сюрприз для маман, или это сюрприз... для меня? Бенкендорф - ну конечно, кто еще по вашей воле не оставил для меня даже призрачной мечты о свободе. Только я полагал, что он сейчас наслаждается отпуском в его поместье в Фалле. *Здесь оправиться от шока уже немного сложнее. Лихорадочно прикидывает, где и когда он успел сделать еще одного сына. Дальнейшие слова молодого человека вообще уже звучат полным бредом, абсолютно между собой не связанным. Похоже, что ситуация еще хуже, чем он ждал. Нет, он, конечно, во всяких передрягах бывал, но в такой... Немного растерянно оглядывает госпиталь, но помощи ждать неоткуда. Врач, судя по ее глазам, внимает пациентам из угла с не меньшим удивлением и интересом, и в разговор вступать явно не собирается. Берет себя в руки и еще раз, - упрямства ему не занимать, овен все-таки, - пытается наладить контакт* - Пожалуйста, скажите, как вас зовут, и какой сейчас год. Это нужно для того, чтобы убедиться, что за время нахождения в открытом море вы... *Медлит, не желая говорить слова "сохранили рассудок"* С вами ничего не случилось.

Александр: Николай Романов пишет: Пожалуйста, скажите, как вас зовут, и какой сейчас год. Это нужно для того, чтобы убедиться, что за время нахождения в открытом море вы... *Медлит, не желая говорить слова "сохранили рассудок"* С вами ничего не случилось. Какой сейчас год? И это вы меня спрашиваете, отец? Сегодня первое июля одна тысяча восемьсот тридцать девятого года от Рождества Христова, день рождения моей матушки и двадцать вторая годовщина вашей с ней свадьбы, на которую мы с Натали готовили сюрприз (оглядывается на княжну за поддержкой, та сдавленно кивает), если бы вы с графом Бенкендорфом нам не помешали. Не знал, что в Третьем отделении научились устраивать бури на море!

Николай Романов: *От слова "отец" слегка вздрагивает. Во время пламенной речи "сына" переводит взгляд на девушку - у той слова молодого человека не вызывают никакого сомнения. Любопытный случай коллективного помешательства. Нет, видимо, все-таки придется звонить в контору сегодня же вечером, не откладывая до утра. Пусть присылают медиков, хоть вертолетом, хоть катером, хоть пешком по воде аки посуху. Абсолютно неизвестно, что у этих двоих творится в голове и когда они начнут кидаться на окружающих. Один упорно в родственники набивается, другая смотрит, как на привидение. Черт знает что. Вот чувствовал же, не будет нормального рейса. Надо было списываться. Нет, блин, пошел. Машину ему, видите ли, новую захотелось. Теперь вылезай из этого...* *Стараясь сохранить спокойствие и невозмутимый тон* - Сегодня первое июля две тысячи пятнадцатого года. Мы находимся в водах Балтийского моря. Вас нашли в лодке в 30 милях от берега, одних, причем ваша спутница была без сознания. Вы можете объяснить, как вы там оказались?

Рада: Продолжая находится в каком-то оцепенении, Рада вышла вперед и спокойно заговорила. - Николай Павлович, я думаю нам стоит принять во внимание все что говорит Александр Николаевич... Романов, верно? Подумайте сами - их появление здесь, одежда и манера говорить. Я никак не могла понять кого он мне напоминает. Но теперь я вспомнила. Фото что стоит в вашей каюте - вы с сыном в загородном доме. Он там еще маленький, но всмотритесь в этого человека, - она показала в сторону Александра. - У него те же глаза и черты лица. Еще лет семь и ваш сын будет его точной копией.

Натали: (Император с сыном помирятся, а виноватой вновь останется она, еще и государыня откажется платить за свадебное платье мадам Синклер. Жизнь в деревне выглядит всё более привлекательной. Живет же ее подруга в поместье с мужем уже несколько месяцев. и не находит это скучным. Увидела в углу комнаты зеркало, поправляет перед ним локоны, накручивая их на какую-то мензурку) Николай Романов пишет: Сегодня первое июля две тысячи пятнадцатого года Две тысячи... пятнадцатого?! (ойкнула и от испуга выронила импровизированную плойку)

Александр: Николай Романов пишет: - Сегодня первое июля две тысячи пятнадцатого года. Мы находимся в водах Балтийского моря. Вас нашли в лодке в 30 милях от берега, одних, причем ваша спутница была без сознания. Вы можете объяснить, как вы там оказались? (переводит взгляд с отца на черноглазую докторшу и обратно) Кто-то из нас сошел с ума. Рад буду. если я, отец. Вам еще империей править.

Николай Романов: *Переводит взгляд на Раду, от ее слов глаза сами собой расширяются. Если это помешательство заразно, то о последствиях для парохода лучше не думать. Чувствуя, что еще немного - и сам тронется, подходит к волшебному уголку доктора, плещет себе в мензурку немного спирта, разбавляет его водой, благо умывальник тут же неподалеку, и опрокидывает все в себя. Когда возвращается способность дышать, позволяет себе немного расслабиться и спокойно осмыслить ситуацию. По поводу полного совпадения фамилии и имени-отчества с именем одного из российских императоров его поддразнивали еще в школе, на уроках истории. Но детство прошло, на забавные инициалы давно уже никто не обращает внимания, да и в государи его сейчас, кажется, записали раньше, чем он представился. Если парень воображает себя наследником престола, тогда нет ничего удивительного в его обращении "отец". Удивительно другое - то единодушие, с которым его эти двое, явно не сговариваясь, наградили титулом государя. Слова Рады вообще ничего, кроме нервного тика, не вызывают. Нет, если это заразно, больных надо изолировать* *Берет девушку, отошедшую к зеркалу, под локоток, и настойчиво ведет к двери* - Простите... Сын мой... Я вас ненадолго оставлю, и заберу эту мадмуазель с собой. *самым безопасным будет, видимо, подыгрывать этому больному, во всяком случае, пока он не доберется до своей каюты, где в сейфе лежат наручники* *Как только они с девушкой выходят в коридор, захлопывает за собой дверь госпиталя, по прежнему удерживая девушку за локоть. В напрасной надежде, что еще не все потеряно* - Ну хоть вы-то понимаете, где оказались, и что с вами произошло? Или вы тоже.. Из 19 века?

Владимир: Миновав многочисленных матросов, что ловили его на танкере с вопросами различной степени идиотизма, наконец добрался до лазарета, Чертыхнулся про себя, увидев, что кэп уже здесь и кажется пребывает в состоянии былизком к недоумению. В прочем, гости похоже озадачены не меньше. Невозмутимо. - Вижу, с эмоциями на нашем танкере чуть лучше, чем у народа в перестройку. *шепотом кэпу* - Простите, задержали *вновь всем, играючи в соответствии с их нарядами* - Рад, что наши гости, как минимум без тяжких телесных повреждений. Вечеринка, пардон, бал, удался на славу, сударь? *обернувшись к девушке* Мадмуазель, я в печали, что не имел чести знать вас раньше. *Лучеразная улыбка. Видит, что Палыч решил поговорить с девушкой наедине, пропускает их, сам остается с парнем*

Натали: Николай Романов пишет: *Как только они с девушкой выходят в коридор, захлопывает за собой дверь госпиталя, по прежнему удерживая девушку за локоть. В напрасной надежде, что еще не все потеряно* - Ну хоть вы-то понимаете, где оказались, и что с вами произошло? Или вы тоже.. Из 19 века? (Похлопала ресничками с невинным видом, который умеет принять любая выпускница Смольного. Императору полезней не возражать.) Понимаю, ва... Николай Павлович. То есть... не совсем понимаю. Этот корабль носит имя Бенкендорфа, но ведь он, кажется, не адмирал, а жандарм? Владимир пишет: *обернувшись к девушке* Мадмуазель, я в печали, что не имел чести знать вас раньше. (Ну, это уж слишком! Не имел чести знать ее раньше, а с кем ее брат Миша напился до полного беспамятства. провожая на Кавказ?! вслух, ядовито) Можете не волноваться об этой чести и впредь.

Александр: (Увидев Корфа, радостно) Владимир! Когда вы успели вернуться с Кавказа? Михаил ничего мне не говорил, уволю его из адъютантов! (оглянувшись на Раду) И мадемуазель ни словечком не обмолвилась, что вы тоже на борту этого летучего жандармского голландца.

Николай Романов: *На выходе сталкивается со старпомом. Первый порыв - предупредить об опасной болезни; но девушка отвлекает внимание на себя. Прищурившись, внимательно глядит в глаза... Как ее назвал.. гм.. "сынок"? Натали, кажется? Интонация и невинный вид не вводят в заблуждение: девушка точно так же "подыгрывает", считая сумасшедшим его. Не склонен вдаваться в исторические дебаты, да и уже все уяснил для себя. Оглядывается, припоминая, что где-то на этой палубе есть свободная каюта: весь экипаж живет выше. И точно, вот она, в другом конце коридора. Настойчиво провожает девушку под локоток туда* - Да, мадмуазель, вы совершенно правы. Граф Бенкендорф... *осекся, вовремя опустив слово "был"* жандарм. Будьте добры, подождите меня здесь, я скоро подойду. *повелительным тоном* Пожалуйста, не выходите никуда до моего возвращения. *Закрывает дверь. Колеблется некоторое время, раздумывая, закрыть ли ее на ключ, но затем решает, что собственного авторитета "государя" будет достаточно. Почти бегом, через две ступеньки, направляется на мост*

Владимир: Александр пишет: Когда вы успели вернуться с Кавказа? *мысленно присвиснул, но тут же взял себя в руки. В тон гостю* - Месяц назад и вновь в рейд. Пока хозяин груза, не обнаружил нехватку дюжины ящиков его лучшего вина. С другой стороны, транспортировать сей товар без дегустации, сможет лишь законченный идиот. *дослушав речь, усмехнулся* - Мадмуазель прекрасная актриса, судя по всему *слегка обижен за ее резкий тон, обычно женщины в его присутствии ведут себя иначе* На берегу стряслось что-то сверхестественное, что мой высокопоставленный папА, решил прибегнуть к своей любимой театральщине дабы закинуть вас на борт? *устало присаживается на стул* Ладно, что опять не так, в нашем "блистательном" судоходстве? Иногда я думаю, что бы он делал, если бы отправил меня к примеру в космос, изучать галактику на практике.

Рада: Так и не сумев пошатнуть веру капитана в реальности всего происходящего и не надеется на понимание веселого старпома. Поэтому без должного энтузиазма выдала: - Владимир, наш гость - наследник престола Российского, Александр Романов. Он уверен, что сейчас 1839 год. И наш капитан - его отец. Вы же, как я понимаю, похожи на его друга. Весьма близкого, насколько я могу судить.

Александр: Владимир пишет: *дослушав речь, усмехнулся* - Мадмуазель прекрасная актриса, судя по всему *слегка обижен за ее резкий тон, обычно женщины в его присутствии ведут себя иначе* На берегу стряслось что-то сверхестественное, что мой высокопоставленный папА, решил прибегнуть к своей любимой театральщине дабы закинуть вас на борт? (смеется) Владимир, Натали на вас сердита, наверное, за ваше письмо с Кавказа, которое стало причиной ее ссоры с женихом. Князь Андрей, оказывается, такой Отелло! Впрочем, я его понимаю, Натали прелестна и снится далеко не ему одному. Владимир пишет: *устало присаживается на стул* Ладно, что опять не так, в нашем "блистательном" судоходстве? Иногда я думаю, что бы он делал, если бы отправил меня к примеру в космос, изучать галактику на практике. (думая, что приятель рассуждает про космос фигурально) Нашим отцам легче отправиться туда самим, чем допустить, что мы можем обойтись без их опеки. Когда я был в Европе... (к Раде) Простите, мадемуазель, не найдется ли у вас бутылочки вина? Доктор Мандт уверяет, что это лучшее лекарство, и я вас, разумеется, приглашаю присоединиться к нам с бароном.

Николай Романов: *Вновь набирает телефон менеджера флота, с самыми дурными предчувствиями* - Вынужден доложить, что у меня на борту происшествие. Те спасенные, о которых я докладывал... Нет, еще не померли. Нет, вроде и не собираются. Нет, они.. Да, не совсем адекватны. Что? Нет, не Наполеон и Клеопатра. Ну почти, да. 19 век, наследник престола Российского. И фрейлина, да. Нет, императрицу пока не выловили. Я прошу... Нет, я настойчиво прошу. Похоже, что заразно. Да, врач уже тоже. Нет, но склонен видеть в нем моего сына. Что? Нет, не похож. Я не шучу, Андрей Платонович. Да какие тут шутки, у меня на борту двое сумасшедших. Нет, пока не угрожают. Ах, их здоровью? Нет, пока тоже ничего не угрожает. Нет, покалечить себя не пытаются. Нет, в припадках не бьются. Нет, нет, не угрожают. Андрей Платонович, смилуйтесь... Я обязан был их вытащить, по "Наставлению о спасании". Да, сидеть не хотел. Но... *В трубке раздаются короткие гудки. Вахтенному - второму помощнику* - Нормальный подход? "Если жизни и здоровью ничего не угрожает - везите. На всякий случай изолируйте". Где я их изолирую? У меня танкер или сизо плавучий?! *Первый порыв - пойти к себе в каюту и поплакать - подавляется сравнительно легко и быстро. Второй - отобрать все нычки у палубной команды, и распить их в каюте самому, в одиночку, - выглядит заманчивей, но Романов отгоняет от себя эти мысли. Сейчас как никогда важен трезвый рассудок, напиться он еще успеет потом.. Когда выпутается из всего этого. Решает не дожидаться, пока старпом поднимется на вахту, и спускается вниз, проследить за изоляцией "пассажиров". На всякий случай по дороге заходит к себе в каюту и достает из сейфа наручники. Неизвестно, чего ждать от этих сумасшедших, а на борту опасный груз. Если начнутся признаки неповиновения - придется применять силу*

Натали: Николай Романов пишет: Оглядывается, припоминая, что где-то на этой палубе есть свободная каюта: весь экипаж живет выше. И точно, вот она, в другом конце коридора. Настойчиво провожает девушку под локоток туда* - Да, мадмуазель, вы совершенно правы. Граф Бенкендорф... *осекся, вовремя опустив слово "был"* жандарм. Будьте добры, подождите меня здесь, я скоро подойду. *повелительным тоном* Пожалуйста, не выходите никуда до моего возвращения. Боже мой, куда я попала? (Как-то слабо верится, что государь велел его ждать, чтобы лично принести кофе со сливками. Но и в ссылку так не отправляют. Выглянула в иллюминатор – не понять, то ли небо в море упало, то ли море в небе плывёт. Интересно, из Фалля в подзорную трубу их видно?) Вот было бы мило, свалиться всей компанией Оле с графом на голову, только едва ли они будут нам рады. (пошла изучать каюту, распахнула дверь в маленькую ванную комнату и замерла озадаченная)

Рада: Рада не находила разумным доводов, которые смогли бы объяснить все происходящее. Рациональная сторона разума пыталась возразить, настаивая на самом простом и понятном ответе - обычное помешательство на фоне произошедшей трагедии, долгое нахождение без воды и еды, общее переохлаждение... Но чутье, ни разу не подводившее ее до этого, уверяло, что Александр и его спутница - люди из другой эпохи. Как они оказались в 21 веке, Рада не могла даже предположить. Но факт в том, что Александр похож на сына капитана, как две капли воды. Он зовет капитана - отцом и в старпоме узнает своего друга. Неужели судьбы этих людей так тесно переплетены, что даже спустя века сумели снова встретиться. Рада устало опустилась на стул рядом с Владимиром. Что же из всего этого выйдет?

Николай Романов: *Пока спускается вниз, еще раз обдумывает произошедшее. Не дают покоя некоторые нестыковки, как то стиль речи, единодушное решение спасенных, что он государь, и прочие мелочи. Жизнь приучила, что в море мелочей не бывает, здесь все имеет значение. Изолировать их проще всего, да, а по возвращении в Приморск передать бригаде "Скорой". Но Романов не сторонник подобных действий. С другой стороны, если вдруг с кем-то на борту что-то случится, повесят все на него, а он и так уже вляпался по самые уши. Еще с другой стороны, как капитан, он обязан провести финальное обьяснение, и сообщить пассажирам об их судьбе на ближайшее время. И почему-то сделать это хочется как можно быстрее, сказать, и забыть, перейти к другим делам, коих тоже куча. С этими мыслями входит в каюту к оставленной девушке и замирает на пороге. Прищурившись, некоторое время оценивает обстановку. Чувствует: опять какая-то нестыковка, но пока не может понять, что именно. Ах да, ну конечно. Больной легкой степени шизофрении, тем не менее, сохраняет ясность ума в бытовых вопросах. Девушка же явно не страдает умственной отсталостью, тем не менее, смотрит на ванную комнату так, словно видит ее впервые в жизни. Подозрения в глубине души медленно, но верно приобретают форму совершенно бредового предположения. А ну как и вправду.. Да нет, невозможно. Такого просто не может быть.* *Кашлянув, галантно предлагает руку девушке* Простите, что заставил вас ждать, сударыня. Мы можем вернуться в лазарет, к обществу вашего спутника и моего судового врача. *Про себя* А Владимира надо гнать оттуда взашей, пока этот раздолбай не учудил чего-нибудь перед вахтой *Вслух* Там и окончим прерванный разговор.

Владимир: Александр пишет: Владимир, Натали на вас сердита, наверное, за ваше письмо с Кавказа, которое стало причиной ее ссоры с женихом. Князь Андрей, оказывается, такой Отелло! *отцовская любовь к театру в крови с раннего детства. К счастью засунуть его в актеры, папаше не удалось, но потрепанные нервы надолго запомнили прошлое. Отвечает автоматичсеки не особо задумываясь над смыслом* - На которое она, конечно же не ответила. Это мне в пору изливать гнев, наплевав на этого мямлю Андре, чьей игрой так восторгается весь круг наших друзей. Никогда не понимал, что они все в нем нашли. По мне так посредственность и мамашино протеже. В прочем, страсть отца к его матери, способна и на большее. Александр пишет: Нашим отцам легче отправиться туда самим, чем допустить, что мы можем обойтись без их опеки. *почувствовал родственную душу в госте* - Вот уж в этом соглашусь на все сто! Иногда мне кажется, что мой предок и отправившись в мир иной найдет способ стать привидением и вернуться, дабы дать мне пару дельных советов. Александр пишет: (к Раде) Простите, мадемуазель, не найдется ли у вас бутылочки вина? *усмехнувшись* - Вино, приятель, для разгневанной на меня мадмуазель. Хотя я и представить себе не могу, чем мог ее обидеть... *все письма отправляемые Владимиром своим многочисленным интернетовским подругам, он считал чуть ли не верхом литературного мастерства и кладовой изысканных комплиментов. Но мало ли, вдруг эта дама предпочитает погорячей. Хотя по виду, скорей похожа на настоящую принцессу, чем на набивающую себе цену красотку* В прочем ладно, за вином разберемся. нам же, предлагаю дерябнуть коньячку. И градус крепче, и вкус ярче, и разговор содержательней. *похлопав себя по карманам вынимает фляжку с коньяком из отцовских коллекций, который будучи на берегу, умыкнул с подвалов фамильного особняка. Повертев головой и не обнаружив в лазарете ничего кроме мензурок, встает и предлагает гостю переместиться в буфет, где к этому времени должна найтись и закуска, а им скорей всего есть о чем поговорить* -Доктор, думаю, с нашим гостем уже все в порядке. И на какое то время, он побудет со мной. *улыбнувшись девушке, уводит Александра из лазарета*

Натали: Николай Романов пишет: *Кашлянув, галантно предлагает руку девушке* Простите, что заставил вас ждать, сударыня. Мы можем вернуться в лазарет, к обществу вашего спутника и моего судового врача. (Без усов и бакенбард его величество выглядит менее грозным и более молодым, фигура молодцеватая. Что-то царапает в памяти, ах, да! Нынче утром любимый шпиц именинницы изволил укусить ее августейшего супруга за нос, княжна лично подавала государю салфетку, а растроенной АФ - соли. Но на носу ЭТОГО императора нет царапин! В ужасе - это двойник! Железная маска, масоны, Господи, что делать-то?! Лепечет вслух) Да-да, конечно, Николай Павлович... Куда прикажете, я еще чувствую себя слабой (прикладывает ладонь ко лбу), можно и к врачу... Но вы не могли бы объяснить, что это такое (показывает на сверкающий хромом смеситель), и как оно действует? Пожалуйста! (глаза беспомощного олененка)

Александр: Владимир пишет: Это мне в пору изливать гнев, наплевав на этого мямлю Андре, чьей игрой так восторгается весь круг наших друзей. Никогда не понимал, что они все в нем нашли. По мне так посредственность и мамашино протеже Не могу с вами не согласиться, Владимир, но сердце женщины - такая загадка. Владимир пишет: В прочем ладно, за вином разберемся. нам же, предлагаю дерябнуть коньячку. И градус крепче, и вкус ярче, и разговор содержательней. -Доктор, думаю, с нашим гостем уже все в порядке. И на какое то время, он побудет со мной. *улыбнувшись девушке, уводит Александра из лазарета* (Манера речи барона кажется непривычной, но тот вернулся с Кавказа. Кто видел смерть в лицо, тому смешны светские условности. И правда, порой они так усложняют жизнь!) С удовольствием, мой друг! (подмигивает) Особенно, если к коньячку найдется добрый лимбургский сыр и (понизив голос) улыбка прелестной трактирщицы. (При входе в буфет навстречу попался взломаченный боцман, который на чем свет стоит ругает Полину. Что-то буркнул старпому и прошел мимо, цесаревича даже не заметил. Его высочество не счел нужным оскорбляться, на этотм корабле все немного сумасшедшие, даже родной отец. Садятся за столик, оглядыватся вокруг - светло, чисто, но обстановка разительно отличается от маменькиного будуара и даже спартанского рабочего кабинета императора в дворцовой мансарде. Буфетчица за стойкой протирает бокалы, ножек не видно)

Николай Романов: *Некоторое время испытующе смотрит в глаза девушки, пытаясь понять, держит ли она его за дурака, или все-таки ее просьба искренняя; потом одергивает себя - перед ним, в конце концов, не шпион вражеской разведки, а всего-навсего молодая девушка. Вряд ли садясь в ту лодку, она изначально ставила себе цель дурить голову ему, Николаю Романову. Но черт возьми, объяснять такие простые вещи?..* - Это смеситель. Устройство для подачи воды в каюту. *Делает шаг вперед и наглядным примером демонстрирует работу крана* Примерно такой же есть и в лазарете. Ваше любопытство удовлетворено, мы можем идти?

Полина: Красавчик старпом привел в буфет симпатягу с приветом. То-то сейчас начнется, хотя вроде бы "его высочество" не буйный. Лучезарно улыбнулась обоим и снизошла сама подойти к их столику, чего не делала даже для бубуки-капитана. - Что будем кушать, мальчики?

Натали: Николай Романов пишет: - Это смеситель. Устройство для подачи воды в каюту. *Делает шаг вперед и наглядным примером демонстрирует работу крана* Примерно такой же есть и в лазарете. Ваше любопытство удовлетворено, мы можем идти? (Выскочила из ванной комнаты, захлопнула за капитаном дверь и дрожащей рукой повернула ручку-замок - скорей по наитию, чем разобравшись в принципе ее действия. Через дверь) Вы самозванец, а никакой не император! Как вы только посмели присвоить внешность нашего государя! Надеюсь, вас четвертуют, как Емельку Пугачева, который тоже в императоры набивался. (Подхватив юбки, выскочила в коридор, но куда бежать дальше, не знает. Кажется, лазарет в той стороне... Скорее, к его высочеству, пусть придумывает, как выкручиваться из ситуации, в которой они по его вине оказались. Он будущий государь, в конце концов, должен нести ответственность за жизнь подданных!

Рада: Едва успевает кивнуть Владимиру, под ручку уводящего Александра из госпиталя. ,Наследник престола' был в надежных руках, Рада в этом не сомневалась. Пусть Владимир и старается выглядить балагуром и шутником, но на него можно было положиться. Возможно только Владимиру и удастся разобраться в случившемся и вытянуть из Александра больше подробностей о произошедшем с ним. *Начинает наводить порядок, когда взгляд останавливается на лежащей на полу изорванной рубашке гостя. Поднимает ее и начинает пристально рассматривать. На рукавах видны капли высохшей крови. Вдруг в животе начинает громко урчать. Взглянула на часы и поняла, что за целый день кроме круассана так ничего и не сьела. Убрав рубашку в шкаф и закрыв на ключ госпиталь, направляется в столовую.*

Николай Романов: *От неожиданности поначалу опешил, но уже через несколько секунд рассмеялся, доставая из кармана мастерключ*. Какое счастье, что он носит его с собой. Надо будет предупредить боцмана и старпома, чтобы свои ключи держали при себе или убирали подальше - переход с гостями обещает быть веселым. Выскакивает в коридор, в три шага нагоняет девушку, ловит ее за руку и разворачивает к себе* - Сударыня, а вы весьма резвы на подъем для девушки, которую пару часов назад вытащили из воды без сознания. Но когда вы в следующий раз захотите поднять бунт и посадить меня под замок, вам придется воспользоваться этим. *Достает из кармана брюк закрытые наручники, демонстрирует, держа за один браслет* Этим вы тоже не знаете, как пользоваться? Мастерключ (от англ. названия должности капитана - "мастер") - волшебный ключик, он же "вездеход", открывающий все двери на пароходе. Имеется у капитана, старпома, и, как ни странно, боцмана.

Александр: Полина пишет: Лучезарно улыбнулась обоим и снизошла сама подойти к их столику, чего не делала даже для бубуки-капитана. - Что будем кушать, мальчики? (Именно такие - улыбчивые и пышногрудые - подавали ему айнтопф в баварских харчевнях тамошние хозяюшки. Но куда им до настоящей русской красавицы, пусть даже в боевой раскраске индейцев майя.) Принеси нам, милая, чем бы угостила своего любимого мужа!

Полина: Александр пишет: Принеси нам, милая, чем бы угостила своего любимого мужа! Во даёт! От недостатка тестостерона явно не помрёт. Облизнула алые губы и подмигнула. - Когда женишься на мне, тогда и получишь. А пока могу предложить сосиски с зеленым горошком под майонезом и свекольный салат.

Натали: Николай Романов пишет: в три шага нагоняет девушку, ловит ее за руку и разворачивает к себе* - Сударыня, а вы весьма резвы на подъем для девушки, которую пару часов назад вытащили из воды без сознания. Но когда вы в следующий раз захотите поднять бунт и посадить меня под замок, вам придется воспользоваться этим. *Достает из кармана брюк закрытые наручники, демонстрирует, держа за один браслет* Этим вы тоже не знаете, как пользоваться? (прикусила губку с досады - ее затея провалилась, но мгновенно приняла ангельский вид) Я вас испугалась, вы... вы такой строгий. (переводит взгляд на его руку, сжимающую ее тонкое запястье - и грубиян к тому же! вслух, на наручники) Это приспособление для вышивания или бутоньерки? (освободила руку и спрятала за спину) Николай Романов пишет: Мастерключ (от англ. названия должности капитана - "мастер") - волшебный ключик, он же "вездеход", открывающий все двери на пароходе. Имеется у капитана, старпома, и, как ни странно, боцмана. На это и был расчет

Николай Романов: *С трудом удерживается от желания продемонстрировать работу "браслетов" на практике* - Это, сударыня, приспособление для ограничения подвижности рук. Я не буду одевать его на вас, но если вы выкинете еще что-то подобное, что я расцениваю как бунт, даю слово капитана, я прикажу вас привязать к кровати в лазарете до нашего возвращения к берегу. *Убирает наручники обратно в карман. Решает не тянуть девушку в лазарет силой и в последний раз воззвать к здравому смыслу* - Я повторяю: сейчас две тысячи пятнадцатый год. Вы находитесь на борту танкера "Александр Бенкендорф". Мне, безусловно, льстит тот титул, которым вы и ваш спутник меня наградили, но увы, я вынужден от него отказаться в пользу своего тезки из 19 века. Я - капитан танкера, поэтому прекратите называть меня "государем". Можете обращаться по имени-отчеству, или "товарищ капитан". А теперь, поскольку вы недавно пережили тяжелое событие, я предлагаю вам вернуться в лазарет, под опеку нашего судового врача. *Пристально смотрит в глаза девушке - в них нет и признака безумия* Краткий ликбез для тех, кто не знал

Александр: Полина пишет: Когда женишься на мне, тогда и получишь. А пока могу предложить сосиски с зеленым горошком под майонезом и свекольный салат Такая Цирцея, и не замужем? Мужчины на этом корабле либо слепы, либо тебя не достойны. (сердце кольнуло свежей еще болью, полгода для любви, которая могла смести законы империи - не срок, чуть нахмурился и переключил внимание на коньяк) Твое здоровье, красавица! (поднимает бокал) Можешь называть меня просто Александр, а как тебя величать?

Натали: Николай Романов пишет: Это, сударыня, приспособление для ограничения подвижности рук. Я не буду одевать его на вас, но если вы выкинете еще что-то подобное, даю слово капитана, я прикажу вас привязать к кровати в лазарете до нашего возвращения к берегу (Привязать к кровати - воспитанная барышня при таких словах должна лишаться чувств. Ну и дура, с бесчувственным телом чего только не случится. Чинно) Благодарю, я привыкла одеваться с помощью горничных. Надеюсь, вы меня снабдите хотя бы одной? Николай Романов пишет: Я повторяю: сейчас две тысячи пятнадцатый год. Вы находитесь на борту танкера "Александр Бенкендорф". Мне, безусловно, льстит тот титул, которым вы и ваш спутник меня наградили, но увы, я вынужден от него отказаться в пользу своего тезки из 19 века Две тысячи пятнадцатый год... Значит, мне... (мучительно морщит бровки, хоть по арифметике в Смольном и опережала подруг, но с тех пор не было случая поупражняться) сто девяносто шесть лет? (теперь реально готова грохнуться в обморок) Боже мой, я дряхлая старуха!.. (закрыла руками лицо, сквозь всхлипы) А как же мои родители, Миша... и Андрей... Неужели я их больше никогда не увижу?

Владимир: Александр пишет: Не могу с вами не согласиться, Владимир, но сердце женщины - такая загадка. За то мы их и любим! *Развивать мысль не стал, тем более гость с удовольствием принял предложение убраться из царства шприцов и микстур. У буфета краем уха слышал сцену Полины и Писарева, отметил себе, что надо бы зайти, сказать пару ласковых приятелю. Ссориться с представителями общепита может быть чревато долгой пропиской в объятиях сверкающей керамики. Проследив, как тот убрался восвояси, улыбнулся Полине* - Полина, ее величать, - поставил на стол фляжку с коньяком. - Поль, нам бы что-то под коллекционные деликатесы моего папА, и себя в компанию. Так что тащи то, что сама бы съела с удовольствием и присоединяйся. *Алексу* - Должен признать, на этот раз мой отец превзошел все мои ожидания. Он продекламировал вам нашу родословную до седьмого колена и даже рассказал о далеком предке, коему был пожалован когда-то баронский титул?

Николай Романов: Натали пишет: Благодарю, я привыкла одеваться с помощью горничных. Надеюсь, вы меня снабдите хотя бы одной? Хочет язвительно ответить, что взрослые девушки умеют самостоятельно и одеться, и шнурочки завязать, но когда девушка меняется в лице, готовая вылететь острота замирает на языке. - Ну, выглядите вы значительно моложе *вымученная улыбка. Черт бы побрал этих девушек - никогда не умел найти с ними общего языка, да и не особенно часто они встречались на его жизненном пути. Хорошо, что у самого сын. А на борту женщина вообще к беде. Не надо было вытаскивать этих двоих. Пройти мимо, и все. Все равно на 100 миль в округе не было никаких свидетелей. А сейчас здесь перед ним вообще еще ребенок, вот и возись теперь..* *Осторожно отнимает руки девушки от лица - ну конечно, теперь мы еще и плачем. Чувствует себя неловко, но, видимо, придется взять на себя функции отца, за неимением других кандидатур. Ну все правильно, отец-командир, да, конечно.. Этого в контракте вообще не было прописано* *Так же осторожно приобнимает девушку - ну как опять психанет, оттолкнет, убежит куда-нибудь, ищи потом по пароходу. Танкер не место для игр, здесь навредить себе - много ума не надо. Хорошо, что экипаж его сейчас не видит. Разговоров было бы - проблем не оберешься* - Тише, тише. Вы живы, это сейчас самое главное. Все хорошо.

Полина: Александр пишет: Твое здоровье, красавица! (поднимает бокал) Можешь называть меня просто Александр, а как тебя величать? Кто такая Цирцея она без понятия, но звучит красиво. Если этот парень сумасшедший, тогда все остальные мужчины вокруг - безумцы. Покосилась на него в задумчивости и вспомнила намеки Рады. Потом отмахнулась - да ну, в самом деле, этого не может быть, потому что не может быть! Уж она-то в своем уме пока что, хоть и смотрела с упоением второй сезон "Чужестранки". - Саша, ты бы закусывал. Лучше горячим. Хочешь, я тебе голубцов из столовой принесу? И чайку с лимоном? И про высочество как рукой снимет.

Владимир: Полина пишет: Хочешь, я тебе голубцов из столовой принесу? *притворно обиженно* - А меня стало быть голодом заморишь? Эх... *поворачивается к Алексу* Вот почему такая несправедливость? Утром она кэпу кофе, днем тебе голубцы. А мне, ну хоть бы улыбнулась! *Вздохнув поднимается, сам берет стопки, разливает коньяк* - Пробуйте, Ваше Высочество. Уверен, такого коньяка последнюю сотню лет не пивал даже наш президент! *пригубив, наслаждается букетом*

Полина: Владимир пишет: - Полина, ее величать, - поставил на стол фляжку с коньяком. - Поль, нам бы что-то под коллекционные деликатесы моего папА, и себя в компанию. Так что тащи то, что сама бы съела с удовольствием и присоединяйся. - Да не могу я пока кэп в вертикальном положении. Ладно, так и быть, порежу вам краковской колбаски и сыру костромского. Пармезана, извини, нет. Санкции! Владимир пишет: - А меня стало быть голодом заморишь? Эх... *поворачивается к Алексу* Вот почему такая несправедливость? Утром она кэпу кофе, днем тебе голубцы. А мне, ну хоть бы улыбнулась! Можно подумать, ты вообще меня в упор видишь! Я могу с улыбкой джокера вокруг тебя с утра до вечера скакать, а толку ноль с соплями.

Владимир: Полина пишет: - Да не могу я пока кэп в вертикальном положении. Ладно, так и быть, порежу вам краковской колбаски и сыру костромского. Пармезана, извини, нет. Санкции! *смеется* - Предлагаешь уложить его на лопатки? Такие подвиги не меньше, чем за поцелуй. Ладно, шучу, шучу. Палыч мужик с понятиями, даже если мы иногда супротив устава. Ну так у нас сегодня и повод имеется. Людей спасли, учения провели, ГТО сдали. Отличный повод устроить пир. Так что не бойся, давай сыр и краковскую и пробуй коньяк. Хочу узнать мнение ценителя. Полина пишет: Можно подумать, ты вообще меня в упор видишь! Я могу с улыбкой джокера вокруг тебя с утра до вечера скакать, а толку ноль с соплями. Увидел же, и даже услышал. Хотешь сказать все не так? У меня вот и свидетель есть. Верноподданный Российской Империи, сын самого Николая Первого, будующий Александр Освободитель!*вздохнув* Эх... вот времена то были, Полька! Подвиги, балы, офицерская честь! А сейчас что? Мерсы, бабки, кланы и разборки по окраинам!

Натали: Николай Романов пишет: *Так же осторожно приобнимает девушку - ну как опять психанет, оттолкнет, убежит куда-нибудь, ищи потом по пароходу. Танкер не место для игр, здесь навредить себе - много ума не надо. Хорошо, что экипаж его сейчас не видит. Разговоров было бы - проблем не оберешься* - Тише, тише. Вы живы, это сейчас самое главное. Все хорошо (После строгого, чуть не тюремного обращения - отеческое участие. Такого перепада расшатанные всеми событиями бурного дня Наташины нервы не вынесли, разрыдалась на капитанской груди) Я не хочу, пожалуйста, верните меня домой! Мне завтра на примерку к модистке, мое свадебное платье... (захлебываясь в слезах) Брюссельское кружево и две тысячи четыреста жемчужин!..

Николай Романов: *Закатывает глаза к подволоку, но девушку приобнимает уже крепче, давая возможность выплеснуть эмоции. Молчит, ибо ответить на слова девушки ему нечего. Уже предвидит, какими психами будет встречено его сообщение, что на берег они высадятся не раньше, чем через 10 дней... Пожалуй, сейчас не лучшее время для этой новости... Хорошо хоть переоделся - толстовку, собственно, не жалко, а вот парадный китель ему еще пригодится* *когда поток слез, кажется, начинает спадать* - Ну-ну-ну... Ну, все? *слегка отстраняется от девушки, придерживая ее за плечи* Пойдемте в лазарет. Вам нужно выпить успокоительного и отдохнуть.

Александр: Полина пишет: Полина. Саша, ты бы закусывал. Лучше горячим (поперхнулся, но решил в столь душевной обстановке махнуть на этикет) Красивой девушке - красивое имя. (снял с мизинца кольцо) А это - за ужин. Владимир пишет: Эх... *поворачивается к Алексу* Вот почему такая несправедливость? Утром она кэпу кофе, днем тебе голубцы. А мне, ну хоть бы улыбнулась! Дарите девушкам розы и брильянты, барон, и на улыбку можете рассчитывать. Вот искренность, увы, не гарантирую - настроение красавиц зависит только от Бога и от фасона платья. Владимир пишет: Пробуйте, Ваше Высочество. Уверен, такого коньяка последнюю сотню лет не пивал даже наш президент! (попробовал - коньяк недурен) Президент? Английского клуба?

Полина: Владимир пишет: Так что не бойся, давай сыр и краковскую и пробуй коньяк. Хочу узнать мнение ценителя. - Нормально? Какой ценитель?! Мы с золотой ложкой во рту не родились, нам маман и папА даже по фоточкам неизвестны. Издеваться к боцману идите. Он сегодня себе наскрёб на хорошую взбучку. Владимир пишет: У меня вот и свидетель есть. Верноподданный Российской Империи, сын самого Николая Второго, будующий Александр Освободитель!*вздохнув* Эх... вот времена то были, Полька! Подвиги, балы, офицерская честь! А сейчас что? Мерсы, бабки, кланы и разборки по окраинам! Наступает под столом ему на ногу. - Ну хоть вы-то не начинайте, Владимир Иванович! Какой сын, какой император?! - передразнивает - Пророчу вам, что завтра земная твердь ёпнется об небесную ось, ага. Саша только в себя приходить начал. Кстати, а где его подружка-то?

Натали: Николай Романов пишет: *когда поток слез, кажется, начинает спадать* - Ну-ну-ну... Ну, все? *слегка отстраняется от девушки, придерживая ее за плечи* Пойдемте в лазарет. Вам нужно выпить успокоительного и отдохнуть. (Отдав дань эмоциям, спохватилась о приличиях. Достала изящный платочек, вспомнила, как утром протирала им очки Андрея и снова чуть не разревелась. Аккуратно промакнув мокрые ресницы) Я не хочу в лазарет, проводите меня лучше на палубу. (встретив подозрительный взгляд капитана) Я не умею плавать и не собираюсь топиться. Мне нужно на свежий воздух (виновато покосилась на мокрое пятно у него на толстовке - Боже мой, какая некомильфотная одежда в этом 2015 ужасном году), а вам переодеться. Поэтому я не настаиваю, чтобы вы меня провожали.

Полина: Александр пишет: (снял с мизинца кольцо) А это - за ужин. Открыла рот от удивления и также с открытым ртом надела кольцо на палец. - Это мне? От Сваровски? Класс! Радка упадёт, когда увидит. Выпятила победно губы в сторону Корфа - вот это мужчина!

Рада: Входит в столовую. Сразу же замечает шумную компанию Владимир-Александр-Полина. Усмехается. Полина вся прямо цветет от мужского внимания, щеки румяные, глаза сверкают. Владимир не уступает - феромоны его обаяния наполнили всю столовую. Даже Александр заметно успокоился и оживился. Мнется в дверях, не желая мешать. Но голод неумолимо тянет к столику с аппетитными ароматами.

Полина: Рада пишет: Мнется в дверях, не желая мешать. Но голод неумолимо тянет к столику с аппетитными ароматами. Тянет ее за руку к их столику и машет перед носом девушки кольцом. - Идем к нам. Смотри, какую прелесть мне Сашка подарил! (тихо) Если он думает, что я за это пущу его ночью в свою каюту, то он точно лох.

Николай Романов: *Некоторое время колеблется - открытая палуба - менее всего подходящее место для прогулок гостей, но решает все же уступить пожеланиям девушки. Клапана системы инертных газов сейчас закрыты, машинные, вроде бы, тоже - никаких посторонних "танкерных" запахов сейчас снаружи быть не должно* - Хорошо, но с одним условием. Обещайте мне, что не будете отходить от двери, ведущей в надстройку. Я почему-то уверен, что раньше вы на подобном типе судов не бывали. Здесь на открытой палубе для постороннего человека может быть небезопасно, для прогулок нужно иметь соответствующую экипировку. Обещаю вам, что позже лично проведу вам экскурсию, если захотите. А сейчас... *Подходит к железной "бронированной" двери, ведущей из надстройки на свежий воздух, открывает ее и накидывает стопор, чтобы та не закрылась от порыва ветра или качки. Из двери хорошо видна спасательная шлюпка* - Прошу вас не ходить дальше этого трапа *указывает на внешний трап, нижняя балясина которого находится как бы на границе кормы* и этого порожка *с другой стороны - металлический "поребрик", отделяющий грузовую палубу. За ним начинаются трубы, клапана и все остальные сопутствующие вещи. Немного поколебавшись, добавляет* И не подходите, пожалуйста, к борту. Мы вас сегодня из воды уже вытаскивали, одного раза достаточно. Когда решите вернуться в госпиталь и отдохнуть, пройдете сюда *Указывает на дверь госпиталя*. Здесь недалеко, не заблудитесь. А теперь прошу меня простить, я вернусь к делам. Мы с вами еще побеседуем. *Пристально глядя в глаза девушке, коротко кивает. По его собственному взгляду прочесть мыслей капитана, как всегда, нельзя. Разворачивается и уходит внутрь надстройки*

Владимир: Александр пишет: (попробовал - коньяк недурен) Президент? Английского клуба? *смеется* - Да какой клуб, побойся Бога! Наш президент, российский. Путин, если вдруг запамятовал. Александр пишет: (снял с мизинца кольцо) А это - за ужин. *покачав головой* - Ну ты даешь, Сань! Подарок царский, но я бы на твоем месте осторожней с подарками то. Батя мой, конечно, щедрый, но и бирюлька я смотрю настоящая. Все должно быть достоверно, да? Полина пишет: - Ну хоть вы-то не начинайте, Владимир Иванович! Какой сын, какой император?! - передразнивает - Пророчу вам, что завтра земная твердь ёпнется об небесную ось, ага. Саша только в себя приходить начал. Кстати, а где его подружка-то? Поля, я жешь завсегда рад поаплодировать и подыграть хорошему настоящему таланту. А Санек, самый что ни на есть талант! Смотри, как в роль то вжился. Ни дать, ни взять, настоящий Великий Князь! *бахает еще одну стопку, за талант, кивает головой на вопрос о девушке* - Романыч с ней беседовал, думаю, скоро они оба будут здесь. Или в столовке. Голубцы очень кстати, а мне скоро вахту стоять. *улыбнувшись Алексу* Хочешь со мной на вахту, Сань? Когда еще выдастся возможность попасть на такую посудину, как танкер "Бенкендорф"!

Рада: Идет за Полиной. Усмехается. Также тихо отвечает: - Сашка? Ты уже и с Наследником Престола Россиийского спелась. Смотри сама в его каюту не ломись. - краем глаза глянула на кольцо. - Красивое. А это что за герб на нем?

Александр: Владимир пишет: Ну ты даешь, Сань! Подарок царский, но я бы на твоем месте осторожней с подарками то. Батя мой, конечно, щедрый, но и бирюлька я смотрю настоящая. Все должно быть достоверно, да? Всё должно быть от души, неважно, золото это, или лепестки роз. Владимир пишет: *улыбнувшись Алексу* Хочешь со мной на вахту, Сань? Когда еще выдастся возможность попасть на такую посудину, как танкер "Бенкендорф"! (выпивает вместе с Владимиром еще одну стопку, посмотрел на сиротский зеленый горошек и не стал закусывать) На николаевской верфи спустили недавно на воду фрегат "Двенадцать апостолов". Не знал, что граф Бенкендорф из их числа. Владимир пишет: Да какой клуб, побойся Бога! Наш презилент, российский. Путин, если вдруг запамятовал (Переводит взгляд на портрет на видном месте, где обычно вешают портрет отца-государя) Что это за человек? (подошел ближе, читает мелким шррифтом без ижиц и ятей: "Президент Российской Федерации...", ниже, еще мельче "отпечатано в типографии... тираж... января 2015 г.") Почему Путин, а не Романов? В России сменилась династия? (сдавленно) Мне нужно выпить. Желательно, много.

Полина: Владимир пишет: Поля, я жешь завсегда рад поаплодировать и подыграть хорошему настоящему таланту. А Санек, самый что ни на есть талант! Смотри, как в роль то вжился. Ни дать, ни взять, настоящий Великий Князь! Ему почти на ухо. - Я тоже Раде говорила, что это актеры. Рада пишет: - Сашка? Ты уже и с Наследником Престола Россиийского спелась. Смотри сама в его каюту не ломись. - краем глаза глянула на кольцо. - Красивое. А это что за герб на нем? - Где, какой герб? - рассматривает кольцо. - Птица какая-то. Тонкая работа, думаю тыщи три баксов стоит.

Николай Романов: *Поднимается по трапу наверх, по дороге решает заглянуть в столовую - попросить Полину занести чего-нибудь горячего больным в лазарет. На подходе к столовой слышит голоса, один из них похож на голос Владимира. Сверяется с наручными часами - странно, время уже 16.15, старпом уже давно должен был быть на мосту. На входе в столовую возникает в дверях как раз в тот момент, когда Владимир опрокидывает в себя очередную стопку. Обводит глазами присутствующих, немая сцена. Легкий блеск в глазах и тонкий, почти неуловимый запах коньяка, расползающегося по столовой, наводит на мысль, что во фляге, стоящей на столе, отнюдь не чай* - Не понял... *Делает шаг к сидящим за столом* Владимир, почему до сих пор не на вахте, время пятнадцать минут пятого? *возле стола запах становится сильнее* Владимир, ты что, пил? *не дожидаясь ответа чифа, берет со стола флягу, проводит под носом, - все вопросы отпадают сами собой. Вновь обводит компанию взглядом, не обещающим ничего хорошего. Ну, с девчонки ничего не взять, ей старший офицер сказал нести закуску - она и принесла. С гостем тоже все понятно, там вообще с головой не очень хорошо. Рада - кажется, единственная, кто не пьет алкоголь, если только это не ирландский кофе в ее чашке. Но старпом? Владимир? Взрослый мужик, его правая рука, второй человек на пароходе? Вместо вахты? Нет, за ним и раньше разгильдяйство водилось, но таких закидонов он себе не позволял. Ладно бы еще после вахты, но перед, а точнее даже во время? Возгордился после сегодняшней операции, героем-спасателем себя почувствовал?* *начинает фразу угрожающе-тихим тоном, но к концу речи уровень децибелл повышается настолько, что слышно капитана наверняка не только во всей надстройке, но и на баке, и в машинном отделении* - Володя, а ты не охренел? Я что-то не помню, когда я успел сегодня отдать приказ "Банкет вместо вахты". Или что, если выполнил сегодня свои штатные обязанности по тревоге, можно уже не работать? Вахты стоять не надо? Вахты за тебя я стоять буду? Я что-то не помню в рабочем расписании старшего помощника фразы "Делает, что хочет". Ты что, совсем *censored*?? Ты что, думаешь, мне такие *censored* на борту нужны? Спишу*censored* в ближайшем порту вместе с этими туристами *кивает на Александра* Компании такие*censored* не нужны, ясно? Не хочешь работать - собирай шмотки и сваливай *censored*, на твое место куча желающих найдется. Ты вообще понимаешь, что если я тебе сейчас трубку подсуну, ты вылетишь из компании? Пошел вон отсюда, и чтоб не смел выпивши на мост подниматься! Завтра с утра - объяснительная у меня на столе! *Подходит к телефону, набирает номер мостика, рявкает в трубку* - Капитан. Сейчас поужинаю и приду сменю лично. Нет, чиф не придет. Приболел. Все, отставить разговоры. *оборачивается к буфетчице* - Я надеюсь, у нас в буфете есть что-нибудь перекусить? Или только закуска под коньяк?

Рада: Смотрит грустным взглядом на пустые тарелки. - Полина, а из еды осталось чего-нибудь? А то, уже я на пол в голодном обмороке упаду.

Александр: Николай Романов пишет: Я что-то не помню в рабочем расписании старшего помощника фразы "Делает, что хочет". Ты что, совсем *censored*?? Ты что, думаешь, мне такие *censored* на борту нужны? Спишу*censored* в ближайшем порту вместе с этими туристами *кивает на Александра* Компании такие*censored* не нужны, ясно? (Выслушал выволочку, устроенную капитаном старпому. Царственно-холодным тоном) Не знаю, кто вы, сударь, но не мой отец, это мне теперь совершенно ясно. Мой отец никогда бы себе не позволил выражаться подобным образом даже при служанках. Немедленно принесите дамам извинения, иначе вы не человек чести!

Натали: Николай Романов пишет: Хорошо, но с одним условием. Обещайте мне, что не будете отходить от двери, ведущей в надстройку. Я почему-то уверен, что раньше вы на подобном типе судов не бывали. Здесь на открытой палубе для постороннего человека может быть небезопасно, для прогулок нужно иметь соответствующую экипировку. Обещаю вам, что позже лично проведу вам экскурсию, если захотите. А сейчас... Николай Романов пишет: Прошу вас не ходить дальше этого трапа *указывает на внешний трап, нижняя балясина которого находится как бы на границе кормы* и этого порожка *с другой стороны - металлический "поребрик", отделяющий грузовую палубу. За ним начинаются трубы, клапана и все остальные сопутствующие вещи. Немного поколебавшись, добавляет* И не подходите, пожалуйста, к борту. Мы вас сегодня из воды уже вытаскивали, одного раза достаточно. Когда решите вернуться в госпиталь и отдохнуть, пройдете сюда *Указывает на дверь госпиталя*. Здесь недалеко, не заблудитесь. А теперь прошу меня простить, я вернусь к делам. Мы с вами еще побеседуем. *Пристально глядя в глаза девушке, коротко кивает. По его собственному взгляду прочесть мыслей капитана, как всегда, нельзя. Разворачивается и уходит внутрь надстройки* (Ни слова не поняла из объяснений капитана, кроме того, что он обещал ей прогулку среди каких-то труб – так романтично, что можно воспарить с арфой к розовым облакам и ронять оттуда слезы радости. Оставшись одна, оглянулась вокруг, ландшафт далеко не петергофский. Даже у Долгоруких зимой в поместье веселее. Всхлипнула при мысли о том, что, может быть, никогда больше не увидит убогие колонны и куртины. Повертела кольцо Андрея на пальчике. Закат на море, правда, красивый)

Владимир: Александр пишет: В России сменилась династия? (сдавленно) Мне нужно выпить. Желательно, много. *усмехнувшись* - Да не династия, Сань, а общественный строй сменился. Хотя по мне, так лучше бы монархия и осталась. Но потомков Романовых в России с фонарями не сыщешь, сидят за границей и ждут, когда здесь вновь грянет гром, и всевышний призовет их на престол! Эх, зря Николай Второй от престола отрекся. И себя угробил и страну не спас. Может за упокой его бахнем? *Сцене появления капитана позавидовал бы сам великий Гоголь, со своим "Ревизором". Выслушав пламенную речь кэпа, решает про себя, что старик перенервничал от бурных событий, что сопровождали весь сегодняшний день. Списать его на берег? Интересно, приведенный аргумент *censored*, подействует на желание его отца? Интересно было бы поприсутствовать на столь захватывающей беседе. Тем не менее невозмутимо* - Так точно, господин капитан! Не сметь на мост подниматься!* прищелкнув каблуком, совсем по-офицерски, как когда то учил отец, ставя театральную сценку царских времен. Тянет Саню за рукав* Мотаем отсюда, пока Романыч не остынет. Не то разнесет весь буфет, девчатам достанется и похмеляться нечем будет. Александр пишет: (Выслушал выволочку, устроенную капитаном старпому. Царственно-холодным тоном) Не знаю, кто вы, сударь, но не мой отец, это мне теперь совершенно ясно. Мой отец никогда бы себе не позволил выражаться подобным образом даже при служанках. Немедленно принесите дамам извинения, иначе вы не человек чести! *открыв рот, отпустил рукав гостя. после в полголоса* - Слушай, Сань, тебе в гос думу надо! А еще лучше в президентское кресло. Или на трон!

Николай Романов: Александр пишет: Не знаю, кто вы, сударь, но не мой отец, это мне теперь совершенно ясно. Мой отец никогда бы себе не позволил выражаться подобным образом даже при служанках. Немедленно принесите дамам извинения, иначе вы не человек чести! *Резко оборачивается на слова "туриста", как прозвал про себя парня* - Очень рад, что вы наконец-то это поняли, молодой человек. Вы не дома. Командовать и указывать остальным, что делать, будете там. А раз уж вы оказались на борту - извольте подчиняться приказам экипажа и моим. Если у вас это вызывает какие-то бурные реакции - предупреждаю, я уполномочен компанией применить силу. Надеюсь, что мы обойдемся без этого? *Взгляд холодный, в глазах - ни тени сочувствия к "страдальцам". Добрые дела наказуемы, вот и сейчас он вытащил этих двоих из воды, судя по всему, исключительно на собственную головную боль*

Александр: Владимир пишет: Да не династия, Сань, а общественный строй сменился. Хотя по мне, так лучше бы монархия и осталась. Но потомков Романовых в России с фонарями не сыщешь, сидят за границей и ждут, когда здесь вновь грянет гром, и всевышний призовет их на престол! Эх, зря Николай Второй от престола отрекся. И себя угробил и страну не спас. Может за упокой его бахнем? (Хмурится при этих словах. Что случилось с Российской империей, пока он легкомысленно махал веслами в Финском заливе?..) Николай Романов пишет: Очень рад, что вы наконец-то это поняли, молодой человек. Вы не дома. Командовать и указывать остальным, что делать, будете там. А раз уж вы оказались на борту - извольте подчиняться приказам экипажа и моим. Если у вас это вызывает какие-то бурные реакции - предупреждаю, я уполномочен компанией применить силу. Надеюсь, что мы обойдемся без этого? *Взгляд холодный, в глазах - ни тени сочувствия к "страдальцам" Дома ли, в гостях, в Австралии, или на Алеутских островах, я - наследник престола Российского, а вы, сударь, трус и мелкий сатрап, не имеющий собственного достоинства. (перчатки на руке не нашлось, хотел плеснуть капитану в лицо коньяком, но подумал, что будет много чести, и выпил) Владимир пишет: Так точно, господин капитан! Не сметь на мост подниматься!* прищелкнув каблуком, совсем по-офицерски, как когда то учил отец, ставя театральную сценку царских времен. Тянет Саню за рукав* Мотаем отсюда, пока Романыч не остынет. Не то разнесет весь буфет, девчатам достанется и похмеляться нечем будет Пойдемте, Владимир. Вы многое мне должны рассказать.

Полина: Николай Романов пишет: *оборачивается к буфетчице* - Я надеюсь, у нас в буфете есть что-нибудь перекусить? Или только закуска под коньяк? Брови восхищенно ползут вверх по время тирады капитана. - Да вы титан, товарищ капитан! Не тот который кипятильник, а тот который бог. Покушать есть. Сообщаю это не в интересах истины, а в интересах правды. Сейчас все будет! Вам сюда или на мостик? Рада пишет: Смотрит грустным взглядом на пустые тарелки. - Полина, а из еды осталось чего-нибудь? А то, уже я на пол в голодном обмороке упаду. - Голубцы будешь? Сметанкой тебе полью. Садись уже, пока кэп нам голодомор не устроил.

Николай Романов: *Сейчас никого вокруг, кроме этого юного нахала, не слышит и не замечает* Александр пишет: я - наследник престола Российского - А не слишком ли много на себя берете, молодой человек? Александр пишет: а вы, сударь, трус и мелкий сатрап, не имеющий собственного достоинства - Стоять! *Бледнеет, делает несколько шагов, вплотную подходя к Александру* - Что? Что вы сказали? Я, кажется, ослышался? Трус и сатрап? *Больше всего хочется отдать приказ выкинуть пассажиров обратно вместе с лодкой, но сдерживается* - Вы вообще осознаете, с кем говорите? *удачно под руку подворачивается крышка стола, хлопает по ней ладонью так, что подскакивают тарелки в витрине буфета* Не сметь мне хамить!

Натали: Николай Романов пишет: *удачно под руку подворачивается крышка стола, хлопает по ней ладонью так, что подскакивают тарелки в витрине буфета* Не сметь мне хамить! (Соскучилась одна на палубе, к тому же вспомнила, что голодна, поэтому вместо лазарета направилась на запах еды, и трубный капитанский глас указует путь) Так мой папА орал на маман, когда ему приходил очередной счет от ювелира или модистки. Только не помогло (вздыхает), все равно разорились. (элегантно проплывает мимо капитана и садится за столик) Я бы, пожалуй, выпила чаю. Можно с французскими блинчиками.

Владимир: Николай Романов пишет: - Стоять! *Бледнеет, делает несколько шагов, вплотную подходя к Александру* - Что? Что вы сказали? Я, кажется, ослышался? Трус и сатрап? *Больше всего хочется отдать приказ выкинуть пассажиров обратно вместе с лодкой, но сдерживается* - Вы вообще осознаете, с кем говорите? *удачно под руку подворачивается крышка стола, хлопает по ней ладонью так, что подскакивают тарелки в витрине буфета* Не сметь мне хамить! *влезает между капитаном и гостем* - Прошу прощения, но я не позволю вам устроить дуэль, господа. Даже если это будет стоить мне карьеры. *кэпу* Я беру на себя ответственность за нашего гостя, товарищ капитан. И за его спутницу. Если что-то произойдет на борту по их вине, можете спросить с меня по всей строгости военно-морского трибунала.

Николай Романов: *Переводит взгляд на старпома, вклинившегося между ним и молодым нахалом, возомнившим себя наследным принцем; но запал уже начинает проходить. Уже спокойнее* - Я тебе куда сказал идти? Владимир пишет: Если что-то произойдет на борту по их вине, можете спросить с меня по всей строгости военно-морского трибунала. - Если что-то произойдет на борту, по всей строгости трибунала отвечу я, сев за решетку, причем надолго, и ты это прекрасно знаешь. *про себя* Нет, в этом рейсе с такими пассажирами и закидонами я либо слягу, либо окончательно поседею. *Вспоминает про время, смотрит на часы - уже почти половина пятого. Он же пообещал сменить вахтенного!* *Полине, абсолютно спокойно - он не собирается срываться на невиновных* - Если не затруднит, закиньте что-нибудь на мост, поужинать здесь я уже не успеваю. *Оттеснив стоящих на пороге, быстрым шагом уходит в сторону трапа*

Полина: Натали пишет: Я бы, пожалуй, выпила чаю. Можно с французскими блинчиками. Ставит перед девушкой тоже тарелку с голубцами и вазочку сметаны. Сделала пасы над тарелкой, как будто колдует. - Французские блинчики! Кипяток в самоваре на стойке, там же чайные пакеты и сахар, княжна. Николай Романов пишет: - Если что-то произойдет на борту, по всей строгости трибунала отвечу я, сев за решетку, причем надолго, и ты это прекрасно знаешь. Пискнула. - Может, сначала поужинаете, а потом я вам передачу соберу.

Владимир: Николай Романов пишет: - Я тебе куда сказал идти? *невозмутимо* - Уже в пути, Николай Палыч... *Тянет гостя в сторону двери, проходя мимо стойки* - Поль, если к чему-то прикопается, вали все на меня. В любом случае, с меня причитается. *Добирается до двери ведущей из буфета в коридор. За бортом вечер, красота, и роскошный закат. Улыбнувшись* - Ну что, поскольку у меня непредвиденное освобождение от вахты, могу устроить прогулку по кораблю. Заодно проверим, чем занимаются добросовестные служивые. Надо же предупредить народ, о грозе на корабле. *идут в сторону машинного отделения* - Слушай, Сань, ты конечно гениально тут все отыграл, но мне почему-то кажется, что ты не из труппы... И не из театра. Не получилось когда-то пробиться в Щуку? Где тебя батя то нашел?

Александр: (вслед капитану) Макиавелли говорил - чтобы управлять множеством людей, лучше быть человечным, чем высокомерным, и лучше быть милосердным, чем жестоким. Натали пишет: Я бы, пожалуй, выпила чаю. Можно с французскими блинчиками. Я рад, Натали, что вы не теряете присутствия духа. Мы с вами еще поговорим, но сначала я должен поговорить с Владимиром. Владимир пишет: *идут в сторону машинного отделения* - Слушай, Сань, ты конечно гениально тут все отыграл, но мне почему-то кажется, что ты не из труппы... И не из театра. Не получилось когда-то пробиться в Щуку? Где тебя батя то нашел? (улыбаясь, но невесело) В семье меня называют московским калачом... Владимир, я понимаю, что два века в два слова не уложить, но все-таки - расскажите. Что случилось с Россией, хорошо ли в ней жилось, и хорошо ли живется теперь?

Рада: Сидит за столом и уминаем голубцы со сметаной. - Полина, ты просто золото. Вкуснее ничего в жизни не ела. Чуть тише, чтобы слышала только Полина: - Надо с капитаном что-то делать. Не бережет он свои нервы, так и до пенсии не дотянет. У меня в аптечке порошочек есть. Хорошо успокаивает. Может ему с утренним кофе его подавать, вместо сахара? - подмигнула.

Натали: Полина пишет: Ставит перед девушкой тоже тарелку с голубцами и вазочку сметаны. Сделала пасы над тарелкой, как будто колдует. - Французские блинчики! Кипяток в самоваре на стойке, там же чайные пакеты и сахар, княжна (Пожала плечами и пошла копаться за буфетной стойкой, где много всего интересного. Пролила кипятка вокруг чашки и в сахарницу, ткнула пальцем в крышку микроволновки, та с писком открылась, в ней бутерброд с колбасой и сыром) Это можно есть? (откусила, поморщилась и сунула обратно) Рада пишет: Сидит за столом и уминаем голубцы со сметаной. - Полина, ты просто золото. Вкуснее ничего в жизни не ела Я тоже хочу это вкусное блюдо. Не беспокойтесь, я заплачу. (полезла в миниаюрный ридикюльчик) Сколько это стоит? Двадцать копеек? Тридцать? Александр пишет: Я рад, Натали, что вы не теряете присутствия духа. Мы с вами еще поговорим, но сначала я должен поговорить с Владимиром. Как прикажете, ваше высочество. (какой этикет в 2015 году?)

Николай Романов: *Оказавшись на мосту, окончательно успокаивается - все-таки самое родное место на пароходе. Рабочее место, с которого он начинал когда-то. Как же давно он не стоял навигационных вахт - но штурманские знания в нем уже на уровне рефлексов, их не вытравить. Все равно как однажды научившись ездить на велосипеде, или водить автомобиль - уже не разучишься. Здесь, среди множества навигационных приборов и панелей он чувствует себя, как дома* - Простите, задержался. *на вопрос второго помощника кивает* Да-да, конечно, идите. Проверяет позиции судна по электронной и бумажной карте, бросает короткий взгляд на радары. Все в порядке, судно на курсе, погода почти идеальна: спокойное море, штиль, заходящее солнце. Встает возле панели приборов, сложив руки на груди, любуется картинкой, открывающейся из рубки. Горе тому моряку, которого дома не ждут; а его дома давно уже никто не ждет. Море - вот его настоящий дом*

Владимир: Александр пишет: Владимир, я понимаю, что два века в два слова не уложить, но все-таки - расскажите. Что случилось с Россией, хорошо ли в ней жилось, и хорошо ли живется теперь? *останавливается у борта, какое-то время смотрит в даль, затем поворачивается к собеседнику. усмехнувшись* - То есть, как бы все это дико и фантастически не звучало, мне следует осознать и принять тот факт, что в море произошел временной разрыв и в наш 21 век, пожаловал не кто-то, а самый настоящий Александр Романов? Нет,я конечно временами бываю" с приветом", люблю шутки и даже папашин театр иногда навещаю, но услышь нас сейчас психиатр, отправил бы в соседние камеры местной психушки... *вновь скользнув по нему взглядом* - С другой стороны, даже шикарный актер, не сможет быть настолько достоверным в таком образе. Я конечно не мой отец, но думаю тут он бы со мной согласился. *мысленно представляет себе свои ответы на заданный вопрос, волосы встают дыбом. Как спокойно рассказывать русскому императору о том, что произошло со страной, за которую его когда то грохнули? И заодно рассказывать о том, что его грохнули. Вот черт, я же не гадалка и не Нострадамус* - Слушайте, Ваше Высочество... А может... * выдохнув* В общем, вы уверены, что хотите все это знать? Не самая приятная беседа, даже под отличный коньяк...

Полина: Рада пишет: Чуть тише, чтобы слышала только Полина: - Надо с капитаном что-то делать. Не бережет он свои нервы, так и до пенсии не дотянет. У меня в аптечке порошочек есть. Хорошо успокаивает. Может ему с утренним кофе его подавать, вместо сахара? - подмигнула. - После этого рейса наш кэп будет ославлен, прославлен, признан, увековечен. Задушевные разговоры идут у него мимо мозга, поэтому ты порошок ему прямо в кружку Эсмарха сыпь. Натали пишет: Я тоже хочу это вкусное блюдо. Не беспокойтесь, я заплачу. (полезла в миниаюрный ридикюльчик) Сколько это стоит? Двадцать копеек? Тридцать? Вот же горе луковое, но ароматно пахнущее! Пододвинула ей снова тарелку с голубцами. - А это я кому положила? Пушкину? Двадцать копеек засунь знаешь куда..., ну то есть банкет за счет заведения.

Александр: Владимир пишет: То есть, как бы все это дико и фантастически не звучало, мне следует осознать и принять тот факт, что в море произошел временной разрыв и в наш 21 век, пожаловал не кто-то, а самый настоящий Александр Романов? Нет,я конечно временами бываю" с приветом", люблю шутки и даже папашин театр иногда навещаю, но услышь нас сейчас психиатр, отправил бы в соседние камеры местной психушки... Поверьте, Владимир, мне ненамного легче осознать, что я перенесся в ваше время, чем вам - что такое возможно. Мне до сих пор кажется, что пьян, сплю или сошел с ума. Даже готов посочувствовать вашему сумасшедшему капитану. Владимир пишет: Слушайте, Ваше Высочество... А может... * выдохнув* В общем, вы уверены, что хотите все это знать? Не самая приятная беседа, даже за отличным коньяком... Скажите хотя бы - я царствовал? (Потом вытяну из вас остальное, надеюсь, что коньяка хватит)

Рада: - Тогда я лучше ему пропишу другое лекарство, под названием Полина. Принимать не более трех раз в день, иначе совсем силы лишиться. К Наташе: - Присаживайтесь и не обижайтесь на Полину. Она у нас хоть и колючая с виду, но колючки у нее резиновые - лишь пощекочут слегонца. Расскажите лучше о себе. Надеюсь вы смогли немного освоиться?

Натали: Полина пишет: Вот же горе луковое, но ароматно пахнущее! Пододвинула ей снова тарелку с голубцами. - А это я кому положила? Пушкину? Двадцать копеек засунь знаешь куда..., ну то есть банкет за счет заведения. (Ну бесплатно, так бесплатно, все равно мелочи нет. Пробует голубцы - вкус достоин аромата, быстро уплела и с сожалением смотрит на пустую тарелку) Аdorablement! (Подышала - вроде корсет не жмет, можно было бы попросить еще, но не комильфо. Задает вопрос, который давно волнует) Кстати, что теперь носят? У вас есть новые парижские journal des modes?

Владимир: Александр пишет: Поверьте, Владимир, мне ненамного легче осознать, что я перенесся в ваше время, чем вам - что такое возможно. Мне до сих пор кажется, что пьян, сплю или сошел с ума. Даже готов посочувствовать вашему сумасшедшему капитану. *Ну не волком же выть от этого и не о стены биться. А невероятное событие очень ярко раскрасило будни не только его самого, но и всего экипажа танкера, и гостей прицепом. Широко улыбнувшись* - С коньяком проблем не будет, только и реальность он не изменит. А по поводу прошлого ответ "да". Царствовали и довольно долго. История знает вас, как Александра Освободителя, не смотря на наличие самых различных событий происходивших в то время. * мысль об историческом диспуте отмел сразу, решив, что подобные разговоры на совсем уж трезвую голову лучше не вести* - Предлагаю таки переместиться ко мне, налить еще по бокальчику и уже там продолжить разговор. *надеюсь, он не доведет вас до инфаркта* Кстати о вашей даме. Я бы пригласил ее в нашу компанию, но боюсь, каюта старпома, не самое лучшее место, для бесед с дамой...

Натали: Рада пишет: обижайтесь на Полину. Она у нас хоть и колючая с виду, но колючки у нее резиновые - лишь пощекочут слегонца. Расскажи лучше о себе. Надеюсь вы смогли немного освоиться? Резиновые? (впервые слышит слово) Это такой сорт бархата? Я не знаю, что рассказывать о себе... (глаза наполнились слезами) Мне казалось, что у меня было всё - положение в свете, счастье, жених... А теперь - ничего нет...

Полина: Рада пишет: - Тогда я лучше ему пропишу другое лекарство, под названием Полина. Принимать не более трех раз в день, иначе совсем силы лишиться. Фыркнула. - Моё обаяние ему, что слону дробина. Вот если ты перед ним ресницами взмахнешь..., мы бы все вздохнули свободно и пьяно. Натали пишет: Аdorablement! (Подышала - вроде корсет не жмет, можно было бы попросить еще, но не комильфо. Задает вопрос, который давно волнует) Кстати, что теперь носят? У вас есть новые парижские journal des modes? Смекнула и положила добавки и принесла Раде с Натали чай. Собирает на поднос ужин для капитана и гада-боцмана. - У меня в каюте есть Vogue за прошлый месяц, а бархат давно вышел из моды. Натали пишет: (глаза наполнились слезами) Мне казалось, что у меня было всё - положение в свете, счастье, жених... А теперь - ничего нет... Опять начался приступ! Подает салфетку. - Мы тебе другого найдем.

Рада: Обняла Натали, пытаясь ее успокоить. - Не волнуйтесь, мы во всем разберемся. И вы сможете вернуться домой к своему положению и жениху. Вы сами не понимаете своего счастья. Вам есть куда возвращаться и вас ждут. А вот у нас с Полиной даже ухажеров нет, что там про женихов-то говорить.

Александр: Владимир пишет: С коньяком проблем не будет, только и реальность он не изменит. А по поводу прошлого ответ "да". Царствовали и довольно долго. История знает вас, как Александра Освободителя, не смотря на наличие самых различных событий происходивших в то время. (задумчиво) Александр Освободитель... Громкое имя... (подняв голову) Но это значит, что я вернусь! Владимир пишет: Предлагаю таки переместиться в мою каюту, налить еще по бокальчику и уже там продолжить разговор. *надеюсь, он не доведет вас до инфаркта* Кстати о вашей даме. Я бы пригласил ее в нашу компанию, но боюсь, каюта старпома, не самое лучшее место, для бесед с дамой... Натали - не моя дама, но - мой друг, добрый и верный друг. Сделала для меня больше, чем все, кто клялся в преданности, сгибая спину лишь из личных интересов... Я освобождаю нас всех на этот вечер от оков чопорного этикета. И, если на этом судне нет каюты для наследника престола, объявляю моей резиденцией каюту старпома, аминь! (смеется)

Натали: Полина пишет: Смекнула и положила добавки и принесла Раде с Натали чай. Собирает на поднос ужин для капитана и гада-боцмана. - У меня в каюте есть Vogue за прошлый месяц, а бархат давно вышел из моды А Катька Нарышкина не знает, заказала себе бархатный берет... (хотела хихикнуть, но Катька далеко и не узнает конфуза, грустно доедает добавку) Рада пишет: Не волнуйтесь, мы во всем разберемся. И вы сможете вернуться домой к своему положению и жениху. Вы сами не понимаете своего счастья. Вам есть куда возвращаться и вас ждут. А вот у нас с Полиной даже ухажеров нет, что там про женихов-то говорить. (расчувствовалась, эти две девушки такие милые, хоть и совсем не светские) Барышне неприлично не иметь жениха, если ей больше 20. Хотя бы для вывески, как говорит моя будущая родственница Лиза. Бедняжка, ей ради этого пришлось выйти за старика. Но ведь у вас на корабле, кроме капитана, пожилых мужчин, кажется, нет?

Полина: Натали пишет: Барышне неприлично не иметь жениха, если ей больше 20. - Неприлично знаешь что? На шпильках в хоккей на траве играть. Натали пишет: Но ведь у вас на корабле, кроме капитана, пожилых мужчин, кажется, нет? - Это как посмотреть, Нат. Кому он пожилой, а кому разведенный, а значит мужчино еще не ушел из большого секса. Слушайте сюда дамочки. Вы сейчас берете вот эту наливочку и двигаете ко мне в каюту. Журнальчики там, то да сё, а я пока метнусь на мостик и покормлю капитана. Голодный мужик - как зверь! А потом бегом к вам. Нам есть что и кого пообсудить. Разложила на подносе блюда и закуски по феншую: помидорки туда, баклажанчики сюда, в центр рядом с голубцами воткнула вазочку с салфетками и цокая каблуками направилась на мостик, где водрузила поднос на какие-то приборы с кнопочками. Все резко замигало и взвыло. - Приятного аппетита, Николай Павлович!

Николай Романов: *От размышлений отвлекает Полина, принесшая ужин. Торопливо огибает штурманский стол, придерживает девушке дверь, на секунду отвлекшись, не сразу замечает, что вместо кофейного столика, буфетчица лихо направляется прямо к панели приборов, а когда обнаруживает - уже поздно. В два шага оказывается рядом, нажимает необходимые кнопки, все сразу стихает. Хорошо - на кнопку общесудовой тревоги не нажала, сейчас бы уже весь пароход на ушах был, а так местные алармы выли только на мосту, где кроме него никого нет. Сердито отбирает у девушки поднос, сам ставит его на кофейный столик* - Спасибо. Оповещать меня сиреной, в принципе, не обязательно. Стол для еды у нас здесь, в углу. *про себя* За два месяца можно было и запомнить, между прочим. Лоцманам ведь тоже периодически на мост кофе приносят, но, слава богу, без подобных концертов. *К еде не притрагивается, отходит обратно к приборам, облокачивается на спинку кресла, подперев подбородок рукой, вновь устремляет взгляд вперед - на горизонт и на радары*

Полина: Николай Романов пишет: - Спасибо. Оповещать меня сиреной, в принципе, не обязательно. Стол для еды у нас здесь, в углу. *про себя* За два месяца можно было и запомнить, между прочим. Лоцманам ведь тоже периодически на мост кофе приносят, но, слава богу, без подобных концертов. *К еде не притрагивается, отходит обратно к приборам, облокачивается на спинку кресла, подперев подбородок рукой, вновь устремляет взгляд вперед - на горизонт и на радары* И не подумала уйти или извниться. - Если бы вы улыбались хотя бы раз в неделю, то были бы вполне себе симпатичным, товарищ капитан. А можномне в ваш бинокль посмотреть? Правду говорят, что когда солнце касается воды на закате, видно радугу? Но только в бинокль. Ну, мне так рассказывали... (боцман и не такого наплетёт)

Николай Романов: Полина пишет: - Если бы вы улыбались хотя бы раз в неделю, то были бы вполне себе симпатичным, товарищ капитан. А можномне в ваш бинокль посмотреть? Правду говорят, что когда солнце касается воды на закате, видно радугу? Но только в бинокль. Ну, мне так рассказывали... *Поворачивает голову к буфетчице, слушая ее. Бровь ползет вверх, не может сдержать улыбки. Вот послал же господь ему детей на пароход..* - Можно. Нет, не правду. Но иногда на закате, когда солнце уже почти село, виден зеленый луч. *Доходит до своеобразной "полки" возле лобовых иллюминаторов, на которой лежат все бинокли мостика. Прекрасно знает, где лежит его личный, поэтому берет его не глядя и подает девушке*

Полина: Николай Романов пишет: и подает девушке Смотрит долго, от усердия даже языком поглаживает верхнюю губу - какая же сволочь, Писарев! обманул, но все равно красиво и дух захватывает. Отдает бинокль капитану. - Николай Павлович, как вы думаете, они действительно переместились или обычные шизики?

Николай Романов: *Пожимает плечами. Вслух отвечает не сразу, задумавшись над вопросом. Он и сам для себя еще не решил. Рациональный разум навигатора отметает любые бредовые предположения, многолетний опыт морского волка говорит, что в море может случиться все, что угодно. Последнюю фразу он и озвучивает* - Знаете, Полина, в море бывает всякое..

Натали: Полина пишет: Неприлично знаешь что? На шпильках в хоккей на траве играть Хоккей на траве? (морщит лоб) Ah bien! это, вероятно, род крикета. (достала из прически шпильку, с сомнением повертела в руке) Ею, и правда, неудобно бить по мячу. Полина пишет: Это как посмотреть, Нат. Кому он пожилой, а кому разведенный, а значит мужчино еще не ушел из большого секса. (Решила, что секс - это элитный аристократический клуб, ибо созвучно французскому "шесть") (Позднее в каюте у Полины с любопытством рассматривает картинки в глянцевых журналах, атакует Раду вопросами) Неужели корсетов теперь совсем не носят? Qu'est-ce que c'est? (Что это такое? - на бикини) Боже, они же почти ню! (краснеет, как вишня)

Полина: Николай Романов пишет: - Знаете, Полина, в море бывает всякое.. - Я думала, что такое только в сериалах бывает. Но если допустить, что мы не пациенты Кащенко, тогда что нам с ними делать? Я читала что-то подобное у Брэдбери что-то там про взмах крыла бабочки. Смотрит на подаренное кольцо - Если это исторический раритет, ничего себе тогда, как выросла стоимость зеленого горошка.

Николай Романов: Полина пишет: что нам с ними делать *Хороший вопрос, который ему самому не дает покоя* - Добро на заход в промежуточный порт нам все равно не дали, как я ни просил. Так что пока покатаются с нами, хотят они этого, или нет. Тут я им ничем помочь не могу. А там вернемся в Приморск - видно будет. *Он в любом случае не маг и не волшебник, взмахнуть волшебной палочкой и вернуть исторических гостей обратно - если даже допустить на мгновение, что это бредовое предположение правдиво, - не может. Кладет бинокль на место, отходит к штурманскому столу. Ловко управляясь штурманской линейкой и циркулем-измерителем, ставит точку, обозначающую текущее положение судна; прикидывает, глядя на карту, когда они подойдут к точке приема норвежского лоцмана - получается, что следующим вечером. Вновь подходит к радарам и электронной карте, удостоверяется, что все по-прежнему в порядке. Придвигает стул к кофейному столику и садится ужинать, повернувшись при этом так, чтобы ему были видны иллюминаторы и приборы*

Полина: Николай Романов пишет: Придвигает стул к кофейному столику и садится ужинать, повернувшись при этом так, чтобы ему были видны иллюминаторы и приборы* Помялась и понимает, что она тут лишняя. - Пойду я тогда. В магический кристалл что ли посмотрю, на воду подую, утро вечера мудренее и всё такое. Уже в дверях - А улыбка вам идёт больше, чем насупленный и деловой вид. Натали пишет: Боже, они же почти ню! (краснеет, как вишня) Уже у себя. - Ага, женщины в 21-м веке не носят ничего лишнего.

Александр: (Держа бокал в руке, рассказывает Владимиру, у того в каюте) Виктория была прелестна, миниатюрное эфирное создание (королева Виктория была 1,52 м роста, а АН - 1,85), с поэзией во взоре... Но роль принца-консорта при юбке английской королевы - не для русского царя!

Николай Романов: *Вновь не может сдержать улыбки, но после захода солнца на мостике довольно темно, так что его улыбки уже не разглядеть. Поужинав, здесь же, на мосту, моет за собой посуду и складывает ее на поднос. Надо будет потом прислать на мостик матроса, чтобы отнес поднос обратно в буфет. Возвращается к радарам. Так заностальгировался, что когда на мост поднялся третий помощник, отослал и его тоже, оставшись на мосту еще на одну вахту, теперь уже до полуночи. Засунув руку в карман толстовки, вдруг обнаруживает, что с собой есть мобильный телефон. Негромко - чтобы было слышно переговоры по УКВ, если таковые вдруг будут, - ставит фоном "Павану" Габриэля Форе, сам садится за свой рабочий компьютер, - разбираться с документами и деловой перепиской, до которых руки не дошли днем. Периодически встает из-за компьютера, подходит к приборам, ставит отметки на бумажной карте, убеждается, что все в порядке, и возвращается обратно*

Натали: Полина пишет: Ага, женщины в 21-м веке не носят ничего лишнего. Я бы сказала, это довольно смелая мода, хотя нельзя отрицать, что практичная. Для девушек без приданого двойная выгода. (мысленно показала Нарышкиной язык - весь Петербург знает, что у нее ноги кривые) Но как же мужчины? В нашем веке это было для них источником вдохновения: Люблю ее, мой друг Эльвина, Под длинной скатертью столов, Весной на мураве лугов, Зимой на чугуне камина, На зеркальном паркете зал, У моря на граните скал... А это что же? (показывает на стройные штанги моделей) Всё на виду, никакой тайны, никакой поэзии.

Рада: В каюте Полины сняла халат и осталась в светлой блузке и строгой темной юбке до колена. Стянула резинку с волос и тряхнула головой. - Корсеты... Их все еще носят. И больше напоказ, чем по требованию моды. - смотрит на страницу журнала, что вызвала у девушки такое возмущение. - Это купальник. В этом ходят женщины на пляжах. В наше время - подобное считается нормой. (Про нудистские пляжи, Рада благоразумно промолчала, не желая очередного обморока девушки). Посмотрела на вошедшую Полину: - А мужчины и рады отсутствию лишних вещей на женщине.

Натали: Рада пишет: Это купальник. В этом ходят женщины на пляжах. В наше время - подобное считается нормой (вздыхает) La mode – le tyran, qui les hommes d'esprit raillent, mais obéissent. (Мода – тиран, которого умные люди высмеивают, но слушаются) Расскажите мне, что такое пляжи? Это светские вечера или баня?

Полина: Рада пишет: - А мужчины и рады отсутствию лишних вещей на женщине. - Вот только не надо на меня так смотреть! - крутит упругой задницей в коротюсенькой юбке перед зеркалом, сделала несколько восточных движений бедрами. - Если бы на мне ничего не было, то некоторые жены - действующие и бывшие тащили бы мою придушенную тушку к таксидермисту.

Натали: Полина пишет: крутит упругой задницей в коротюсенькой юбке перед зеркалом, сделала несколько восточных движений бедрами. - Если бы на мне ничего не было, то некоторые жены - действующие и бывшие тащили бы мою придушенную тушку к таксидермисту (Мысленно примеряет юбку на себя - явись она в такой при дворе, государыню бы не откачали из обморока, а Андрей бы застрелился от ревности. Заметила на кровати книжку в яркой обложке, название заинтересовало - "Тайны замка Фалль", взяла полистать) Mon Dieu, откуда госпожа Езерская это узнала? Всё было совсем не так.

Полина: Натали пишет: Mon Dieu, откуда госпожа Езерская это узнала? Всё было совсем не так. Заинтересованно присела рядом. - Что не так? Я дочитала до того момента, как Ольгу Калиновскую выслали в Польшу и у нее сломалась карета около замка Фалль, а прыткий наследник тут же закрутил роман с княжной Репниной... - осеклась и уставилась на Наташу. - Держите меня семеро, это же ты!

Натали: Полина пишет: Что не так? Я дочитала до того момента, как Ольгу Калиновскую выслали в Польшу и у нее сломалась карета около замка Фалль, а прыткий наследник тут же закрутил роман с княжной Репниной... - осеклась и уставилась на Наташу. - Держите меня семеро, это же ты! (возмущенно) У меня не было романа с наследником, я только помогала им с Олей встречаться. Всех подробностей до сих пор не знает даже государь, иначе бы я одной ссылкой в деревню не отделалась. (чуть кольнула совесть, что разбалтывает тайну подруги, но надо же восстановить историческую справедливость! понизив голос) Олю не отправляли в Польшу, хотя к тому всё дело шло. Государь очень боялся, что его высочество наделает глупостей во вред империи, и приказал графу Бенкендорфу следить за Олей. Как мы с ней его тогда ненавидели! Но все-таки, не раз его обманывали - я надевала Олину шубку и шляпку и ехала будто по магазинам на Невском, а Оля тем временем встречалась с Александром в Ораниенбауме. Он любил ее столь сильно (тайком подавила вздох), что решил обвенчаться с ней по католическому обряду, понимаете? Если бы они венчались в нашей церкви, государь велел бы Патриарху признать брак недействительным, а Папе Римскому даже император Всея Руси приказать не может.

Рада: - Полька, я смотрела на тебя с завистью, - подумала Рада. - Мне бы хоть малую долю твоей бойкости. Я бы тогда, эх... - оборвала она себя мысленно и посмотрела на книгу в руках девушки. Прислушалась к разговору Полины и Натали.

Полина: Натали пишет: что решил обвенчаться с ней по католическому обряду, понимаете? Если бы они венчались в нашей церкви, государь велел бы Патриарху признать брак недействительным, а Папе Римскому даже император Всея Руси приказать не может. - Ничего не понимаю - для меня все попы одинаковые. Так что там дальше-то. Выследил их граф? Хотя по скорбному лицу Сашки всё понятно. Застукал прям в церкви да? Рада, прикинь, как мы Езерскую нахлобучим, когда сами книжку напишет, как всё было!

Полина: Рада пишет: - Полька, я смотрела на тебя с завистью, - подумала Рада. - Мне бы хоть малую долю твоей бойкости. Я бы тогда, эх... - оборвала она себя мысленно и посмотрела на книгу в руках девушки. Хохочет. - Не вопрос. Учитесь, пока есть у кого. Завтра объявляем операцию "Перехват"! У меня есть еще купальник, как раз Наташке подойдет. Мы все трое, как только объекты нашего внимания встанут на вахту, разложим шезлонги на палубе и будем загорать! Возражения и самоотводы не принимаются. Порылась в шкафчике, нашла купальник-бикини, призывно им потрясла и бросила на колени княжне. - Сейчас и примерим.

Николай Романов: *Незадолго до полуночи на мост поднимается сменный вахтенный - 2 помощник, - и весьма удивляется, видя здесь капитана, который, судя по всему, и не уходил. Быстренько свернув бумажную работу, Романов передает вахту и, пожелав спокойной ночи, покидает мост. Раз уж все равно засиделся до полуночи - есть смысл обойти надстройку, убедиться, что все в порядке. Спускается вниз, в госпиталь, но там пусто. Остается надеяться, что с гостями все в порядке, а еще лучше - что они сидят где-нибудь в компании врача, который сразу сможет оказать помощь, если она вдруг понадобится. Закрывает "бронированную" дверь в надстройку, которая до сих пор открыта. Вспоминает про дневное происшествие с девушкой, усмехается. Бойкая девушка, ничего не скажешь. Пожалуй, не уступит по характеру их Полине; только стиль речи другой. Поднимается палубой выше. В столовых тоже никого. Романов любит это время на пароходе. Тихо, спокойно, никто не дергает. Проходит мимо салона отдыха рядового состава, - единственного места на борту танкера, где можно курить. В рейсе дверь можно не закрывать, и в коридор тянет слабым запахом табака. Романов, хотя и бросил дурную привычку лет десять назад, сегодня от сигареты бы не отказался. Зайдя в салон, нашаривает заначенную пачку боцмана, достает сигарету, закуривает. Докурив и затушив сигарету, стряхивает пепел с джемпера, выходит и идет дальше по коридору*

Рада: Рассмеялась. До слез из глаз. - Ох, Полька. Спасительница ты наша. Мне же потом стольких в чувства приводить придется, что за день и не управлюсь. Наш бедный капитан такого вообще может не пережить. Возраст все-таки. Немного успокоившись, в сторону Натали: - Простите, перебила ваш рассказ. Наша Полина скучать нам не дает. А вы еще всех ее талантов не видели...

Натали: Рада пишет: Прислушалась к разговору Полины и Натали Полина пишет: Так что там дальше-то. Выследил их граф? Хотя по скорбному лицу Сашки всё понятно. Застукал прям в церкви да? Рада, прикинь, как мы Езерскую нахлобучим, когда сами книжку напишет, как всё было! Что Езерская, как бы можно было Катьку Нарышкину нахлобучить (очень понравилось словечко), но я поклялась Оленьке на золотой сабле, которую пожаловал роду Репниных царь Иоанн Грозный - правда, теперь она в коллекции оружия императоров, моему дедушке пришлось продать. (продолжает рассказывать) Всё случилось самым драматическим образом - в тот день, когда Оля с Александром должны были венчаться, он с государем задержался на охоте, а граф выследил Олю в базилике святой Екатерины, и сам с ней обвенчался - пригрозил попу, за кем из святых отцов, особенно католических, не водится грехов. Бедная Оленька, что она пережила в тот день! И после! Ведь его высочество сначала решил. что она его предала...

Полина: Рада пишет: Рассмеялась. До слез из глаз. - Ох, Полька. Спасительница ты наша. Мне же потом стольких в чувства приводить придется, что за день и не управлюсь. Наш бедный капитан такого вообще может не пережить. Возраст все-таки. Выглянула в коридор и увидела кэпа. - Кэп, конечно, зануда и бурундук, но фертильность не утратил - зуб даю! Хочешь проверим? Он как раз по коридору перемещается. Если ты его сейчас поцелуешь, а он в обморок не упадет, то я тогда... я... станцую танец семи вуалей на столе в комнате отдыха комсостава, и пусть меня потом даже уволят. Натали пишет: а граф выследил Олю в базилике святой Екатерины, и сам с ней обвенчался - пригрозил попу, за кем из святых отцов, особенно католических, не водится грехов. Бедная Оленька, что она пережила в тот день! И после! Ведь его высочество сначала решил. что она его предала... - С ума сойти! Надо было "Бенкендорфом" ледокол назвать, очень в тему было бы. Какие страсти, а что потом-то?

Натали: Рада пишет: - Простите, перебила ваш рассказ. Наша Полина скучать нам не дает. А вы еще всех ее талантов не видели... Всех романов не перечитать, а жизнь порой гораздо интересней всякого романа. Полина пишет: С ума сойти! Надо было "Бенкендорфом" ледокол назвать, очень в тему было бы. Какие страсти, а что потом-то? Завтра расскажу, сегодня вы обещали разыграть капитана! (подмигивает и задорно смотрит на Раду) Ведь вы поддержите пари Полины?

Полина: Натали пишет: Завтра расскажу, сегодня вы обещали разыграть капитана! - Я теперь не усну, так Сашку жалко прям. Надо его утешить как-то...

Рада: Не желая сразу соглашаться на авантюру, выдвигает свое условие: - А почему это я должна его целовать? Кто ему каждое утро кофе в каюту носит и глазками стреляет, едва он на горизонте нарисуется. Признайся ты уже Полька, что сама не прочь была бы с капитаном поближе пообщаться. Да и его отношение к тебе всем известно. Нееееет. Одним поцелуем у вас дело не кончилось бы. Давай так, у тебя колода карт была, кто старшую вытащит, тому и путь к капитану. *осмотрела стол и запреметив карты, быстро взяла их в руки. Потосовала и вытащила первую - это оказалась шестерка пик. Показала карту Полине.* - Не мне судьба сегодня быть целованной... И уж если капитан ответит на твой поцелуй, можешь сама мне условия ставить.

Натали: Полина пишет: Я теперь не усну, так Сашку жалко прям. Надо его утешить как-то... Он до сих пор страдает, хотя несколько месяцев путешествовал по Европе, куда его отправил государь-отец - надеялся, что Александр Николаевич развеется и найдет себе невесту. В императорской семье трогательные отношения, родители очень любят своих детей и страдают, когда они страдают, но - престол, интересы государства, это превыше всего. Рада пишет: Признайся ты уже Полька, что сама не прочь была бы с капитаном поближе пообщаться. Да и его отношение к тебе всем известно. Нееееет. Одним поцелуем у вас дело не кончилось бы. Ой, кажется, я ненароком узнала еще одну тайну!

Полина: Покраснела и подскочила. - Да с чего вы взяли-то! Нам с капитаном друг до друга нет никакого дела. Во-о-бще! Из рейса вернемся и здороваться перестанем. Так, ладно, уговор дороже денег. Тянем карты. Наташка, а ты чего сидишь, как связанная? Тоже тяни. Все на общих основаниях! Вытянула шестерку треф и нарочито выдыхает с облегчением.

Натали: Полина пишет: Тянем карты. Наташка, а ты чего сидишь, как связанная? Тоже тяни. Все на общих основаниях! Вытянула шестерку треф и нарочито выдыхает с облегчением (вспомнила, как они с Катрин и Ольгой в позапрошлом году гадали на женихов, кидая в коридоре туфельки, ее туфелька показала на Двугорский уезд, Катькина - разбила старинную китайскую вазу, а Ольгина попала по лбу генералу Бенкендорфу, который шел с докладом к императору) Предупреждаю, я умею танцевать только полонез и мазурку. (вытаскивает валета червей)

Полина: Натали пишет: (вытаскивает валета червей) - Наташа, это судьба! - подталкивает девушку к выходу и хохочет, хотя хочется рвать и метать.

Рада: - Прости меня, Полина, - успевает шепнуть той. Быстро подходит к Полине и извернувшись, выталкивает ее в коридор и закрывает дверь на ключ. К Натали: - Иногда судьбе и помочь нужно. Надеюсь она , - кивает на дверь, - меня завтра половником не зашибет.

Натали: Полина пишет: Наташа, это судьба! - подталкивает девушку к выходу и хохочет, хотя хочется рвать и метать. (уворачивается, смеясь) Рада еще не тянула! Рада пишет: К Натали: - Иногда судьбе и помочь нужно (согласно кивает) Удачно подставленной подножкой. (прислушивается, что в коридоре - не комильфо, но интересно же!)

Полина: Обалдело первые десять секунд барабанит в дверь, но потом прикидывает, что ее розыгрыш завтра будет не менее фееричным. Держитесь, девки. Хотите американские горки и фейерверк в День независимости? Будет! Идет по коридору и по дороге сбрасывает фартук и распускает волосы. Николай Романов пишет: стряхивает пепел с джемпера, выходит и идет дальше по коридору Когда капитан поравнялся с ней, падает ему на шею и от всей души целует в губы. Пока он не пришел в себя и хлопает глазами делает ноги.

Николай Романов: *Уже заканчивает обход по надстройке, поэтому убыстряет шаг, торопясь добраться до своей каюты и лечь спать, когда перед ним в дальнем конце коридора из каюты вылетает буфетчица, некоторое время барабанит в дверь, а потом направляется ему навстречу. Собирается кивнуть и пройти мимо, когда Полина вдруг выкидывает эдакое своеобразное подобие маневра Вильямсона с разворотом на 180. Первый шок быстро проходит, успевает поймать за запястье буфетчицу, пытающуюся убежать с места преступления. Окидывает Полину ироничным взглядом с ног до головы, решает, что проще свести все в шутку. Все понятно, - тяжелое детство в детском доме не прошло даром. Девушке не хватило в жизни родительской любви, а попав на пароход, она, видимо, увидела в капитане те качества, которые хотела бы видеть в отце. Вот теперь и пытается привлечь внимание. Но все хорошо в меру* *про себя* Вот говорил же в конторе, чтоб девушек не присылали, так нет – как назло сделали.. А женщина на корабле всегда к беде. *вслух, шутливо грозя пальцем* - Я, конечно, все понимаю, но больше в азартные игры не играйте, и на желание не спорьте. А то экипаж веселый, еще и не такие вещи выполнять заставят. *Отпускает запястье буфетчицы, благополучно сворачивает на трап и уходит к себе в каюту. Придя к себе, ставит будильник на 8 утра, доползает до кровати и, поскольку устал от нервотрепки последних двух суток, моментально отрубается*

Натали: Рада пишет: Надеюсь она , - кивает на дверь, - меня завтра половником не зашибет (смеясь, хоть самой когда-то было не до смеха) На какие только жертвы не пойдешь ради счастья подруги! (когда Рада ушла, пощупав у нее предварительно лоб и пульс, несмотря на все Наташины возражения, что она себя чувствует превосходно, уселась читать, что еще наврала госпожа Езерская про тайны Фалля)

Владимир: Александр пишет: (Держа бокал в руке, рассказывает Владимиру, у того в каюте) Виктория была прелестна, миниатюрное эфирное создание (королева Виктория была 1,52 м роста, а АН - 1,85), с поэзией во взоре... Но роль принца-консорта при юбке английской королевы - не для русского царя! *Спустя пару стопок было ясно, что никакие перемещения во времени в принципе не мешают на них благополучно наплевать. Как минимум, за коньяком. Весело* - Про Викторию история рассказала мало. Но она утверждает, что у вас было бескрайнее море женщин, и что вы чуть не сделали русской императрицей польскую княжну. А человек и танкер, на котором мы имеем счастье пребывать, этому грубо помешал. Это правда что ли? У нас сейчас, в 21 веке, можно все, что хочется. Вон, английский наследник престола женился на простой девушке и его страна продолжает его боготворить! *выпивает за здравие наследника, вспоминает, что он отменил на сегодня этикет. Встряхнувшись* - Слушай, Сань, а может у нас останешься? Все, что случилось когда то, в нашем мире уже история и она уже свершилась. А у тебя шанс появился, еще одну жизнь прожить. По другому! Вот, можешь например на наш танкер поступить. Или свой завести! *понимает, что несет фантастический бред с точки зрения психиатрии, но рядом все равно нет психиатров*

Александр: Владимир пишет: Про Викторию история рассказала мало. Но она утверждает, что у вас было бескрайнее море женщин, и что вы чуть не сделали русской императрицей польскую княжну. А человек и танкер, на котором мы имеем счастье пребывать, этому грубо помешал. Это правда что ли? У нас сейчас, в 21 веке, можно все, что хочется. Вон, английский наследник престола женился на простой девушке и его страна продолжает его боготворить! (помолчав) Женщин может быть много, но Россия одна. Я хорошо усвоил этот урок, преподанный мне отцом. (выпивает залпом очередной бокал) Владимир пишет: Слушай, Сань, а может у нас останешься? Все, что случилось когда то, в нашем мире уже история и она уже свершилась. А у тебя шанс появился, еще одну жизнь прожить. По другому! Вот, можешь например на наш танкер поступить. Или свой завести! А вы, Владимир, хотели бы оказаться в 19 веке, жить барином в русской усадьбе, стреляться на дуэлях?

Владимир: Александр пишет: (помолчав) Женщин может быть много, но Россия одна. Я хорошо усвоил этот урок, преподанный мне отцом. (выпивает залпом очередной бокал) *Понимающе кивнул* - В наше время, такому патриотизму учат только дедушки и родители. И то не все. Александр пишет: А вы, Владимир, хотели бы оказаться в 19 веке, жить барином в русской усадьбе, стреляться на дуэлях? - Приключение достойное настоящего авантюриста! *смеется* Кстати, мой отец рассказывал, что наш какой-то тридесятый предок и правда служил твоему отцу. Он даже меня в честь него назвал и после говорил, что я такой же псих, как тот далеки Вольдемар. Эх... а я бы прогулялся в прошлое. *пошарил по карманам, нашел пачку Стиморола. протягивает пару подушечек Сане* - Вот, зажуй, только не съедай. Считается, что оно убивает всякие запрещенные запахи. Бред конечно, но ненадолго хватит. И идем гулять по танкеру. Когда ты такое чудо техники еще увидишь! А старпому все двери открыты, надеюсь, Романыч спит уже. Вахта сменилась.

Александр: Владимир пишет: *смеется* Кстати, мой отец рассказывал, что наш какой-то тридесятый предок и правда служил твоему отцу. Он даже меня в честь него назвал и после говорил, что я такой же псих, как тот далеки Вольдемар. Эх... а я бы прогулялся в прошлое Вы... то есть ваш предок, Владимир, действительно служит моему отцу. Получил крест Святого Георгия за храбрость. Как знать - может быть, однажды вы встретитесь с ним? Владимир пишет: Вот, зажуй, только не съедай. Считается, что оно убивает всякие запрещенные запахи. Бред конечно, но ненадолго хватит. И идем гулять по танкеру. Когда ты такое чудо техники еще увидишь! А старпому все двери открыты, надеюсь, Романыч спит уже. Вахта сменилась. (Жуя стиморол, идет за Владимиром, слушая его рассказ об устройстве танкера, и не только танкера - до рассвета далеко, и узнать ему предстоит очень много. Спустя несколько часов) Во время путешествия по Кавказу мы с отцом посещали нефтеперогонный куб в Моздоке, тогда на керосин был спрос только у аптекарей и фонарщиков. Как далеко шагнула с тех пор техническая мысль! Люди спустились на дно океана и долетели до Марса, научились одним нажатием кнопки отправить письмо на другую сторону земного шара или уничтожить несколько миллионов жизней, а у России по-прежнему нет других союзников, кроме армии и флота, как скажет мой сын. (Усмехнулся и покачал головой) Давайте лучше выпьем еще, барон! Простите, я опять забыл, что мы в 21 веке, и что вам завтра стоять вахту.

Владимир: Александр пишет: Вы... то есть ваш предок, Владимир, действительно служит моему отцу. Получил крест Святого Георгия за храбрость. Как знать - может быть, однажды вы встретитесь с ним? *весело* - Вы уже встретились со мной, и я, как потомок того самого Вольдемара, тоже служу России, а значит и ее императору, в будущем или в настоящем не важно. Александр пишет: (Усмехнулся и покачал головой) Давайте лучше выпьем еще, барон! Простите, я опять забыл, что мы в 21 веке, и что вам завтра стоять вахту. *кивнув* - И можно на "ты". У нас в 21 веке, на вы зовут только родителей и то не все. Так что, просто Владимир. Кстати о вахте и всем остальном. Управлять "Бенкендорфом" в пьяном виде и правда запрещает устав, но вот рассмотреть его вполне можно. А завтра, в мою вахту, я с удовольствием предложу тебе самому вести эту махину к точке назначения. *провокационно* Хочешь попробовать постоять у руля?

Александр: Владимир пишет: Вы уже встретились со мной, и я, как потомок того самого Вольдемара, тоже служу России, а значит и ее императору, в будущем или в настоящем не важно (хлопнул его по плечу) Отлично сказано, Владимир! Владимир пишет: Управлять "Бенкендорфом" в пьяном виде и правда запрещает устав, но вот рассмотреть его вполне можно. А завтра, в мою вахту, я с удовольствием предложу тебе самому вести эту махину к точке назначения. *провокационно* Хочешь попробовать постоять у руля? (усмехнулся) Господин Бенкендорф тоже служит России. И в 19 веке, и в 21 - под управлением Романовых. И завтра я не прочь в этом убедиться.

Владимир: Александр пишет: (усмехнулся) Господин Бенкендорф тоже служит России. И в 19 веке, и в 21 - под управлением Романовых. И завтра я не прочь в этом убедиться. - Тогда идем на экскурсию прямо сейчас! *Убедившись на всякий случай, что капитан уже давно в своей каюте, с улыбкой идут рассматривать танкер*

Николай Романов: *По звонку будильника вздрагивает и просыпается. Тут же вспоминает все произошедшее накануне. Сейчас, с утра, все кажется просто сном. Встает, приводит себя в порядок и, поскольку в рейсе старается держать себя в форме, решает начать утро не с чашечки кофе. Влезает в спортивные штаны, натягивает облегающую футболку, мельком бросает взгляд в зеркало - вроде не совсем позорно выглядит, перед экипажем стыдно не будет. Нашаривает в карманах брюк мастерключ и... Наручники? Все-таки не сон. Долго рассматривает браслеты, как будто впервые видит. Снова вспоминает, как вчера угрожал одеть их на пассажирку, усмехается. Убирает наручники в сейф, а мастерключ - себе в карман. Накидывает на плечо небольшое полотенце и направляется в спортзал. По дороге встречает идущего на завтрак боцмана* - Писарев, у вас все ключи в одной связке? И "вездеход" тоже? Я надеюсь, вы их все при себе держите? *Удовлетворенно кивает, получив утвердительный ответ; идет дальше* Да, на современных пароходах есть и спортзал, и бассейн - небольшие, правда

Полина: С утреца поплавала в бассейне и успела за минуту до Романова выскользнуть оттуда. Перевела дух, когда кэп скрылся в спортзале и направилась к себе. Вчера, когда она вернулась, Рады уже не было, а княжна делала вид, что ей неинтересно - воспитание жешь, сама сказала в любопытные зеленые глаза девушки: "Тухляк! Ты была права, Натка, кэп - безнадежно пожилой. Будем считать произошедшее моим вкладом в ветеранское движение "Спасение на водах", хотя за спасение это ты должна была его целовать". Потом они долго шушукались и делились разными женскими тайнами, которые у девушек во все времена одни и те же. Через час она поняла, что Натка влюблена в Сашку, а не в своего очкарика-князя. Потом она помогла девушке раздеться и натянула нее свою запасную пижаму: они прикорнули вместе на ее узкой кровати, и им не было тесно. Сушит мокрые волосы феном, а Натка еще сонно сопит. Переоделась в униформу и отправилась на кухню получать продукты по списку.

Николай Романов: *25 минут на беговой дорожке, ОФП - приседания, отжимания, пресс, еще 20 минут работы на тренажерах... В бассейн решает не окунаться, - вода в нем довольно холодная, не хватало еще простудиться. Вновь возвращается к себе в каюту, приводит себя в порядок; натягивает джинсы и футболку, не забывает переложить мастерключ в карман; направляется на мост. До обеда надо поработать, а во второй половине дня можно будет и отдохнуть - вечером принимать лоцмана, впереди норвежские проливы, почти сутки придется торчать на мосту, лично наблюдая за навигацией. Поднявшись на мостик, здоровается с вахтенным третьим помощником, заваривает себе настоящий кофе - благо, на мосту есть кофемашина, садится за свой компьютер за работу*

Рада: Спала Рада очень неспокойно. Видения не отпускали ее ни на мгновения, сменяя другу друга в ярком калейдоскопе. Она видела Полину. Та смеялась. Такой счастливой, Рада ее еще никогда не видела. И мужчина рядом с ней. Она смотрит на него таким задумчивым взглядом. Он что-то говорит ей, его пальцы перебирают ее волосы. Он подается вперед. Она с замиранием сердца делает шаг к нему и... Теперь ветер трепит волосы Рады. Глубокий вдох. Такой свободной она никогда себя не ощущала. Ей хочется расправить крылья и взлететь. И тут теплое прикосновение к руке и шепот за спиной - "останься со мной". Голос знакомый. Но чей? Пытается обернуться и... Свет слепит глаза. Громкая музыка, рокот толпы. Танец. И снова блик в стеклах линз. Серьезные глаза напротив. Так хочется увидеть в них больше тепла и любви. Хочется быть вместе с ним, сделать глупость и вместе смеяться над ней. Но... Там в толпе. Она знает, что там есть тот, кто всегда следит за ней. И его озорной взгляд согревает и заставляет сердце замирать. Нет. Нельзя... Рада проснулась. Голова раскалывалась от боли. Нащупав в тумбочке флакон с таблетками, приняла сразу две. Теплый душ помог немного собраться с мыслями. Быстро одевшись, вышла из каюты.

Натали: Открыла глаза, сладко потянувшись. Какой чУдный сон ей приснился! Они с цесаревичем катались на лодке, золото его волос и эполет в лучах солнца, смех и брызги, потом ураган и огромный странный корабль с не менее странным именем. Как намек ей, что ее мечты противоречат государственной политике. Будто она давным-давно не убрала их в шкатулку и не закопала под статуей Минервы в Летнем саду. Вдруг замечает странную обстановку комнаты, не намного просторней ее дворцовой каморки - фрейлины не роскошествуют, замечает на себе пижаму в розовых кошечках, и со стоном несколько раз бьется головой о подушку. Всё правда! И прогулка на лодке, и танкер "Бенкендорф", и новая подруга, которая так энергично ругает буку-капитана, что не надо быть Катькой Нарышкиной, чтобы догадаться - тот ей нравится. Солнце бьет в глаза через иллюминатор, пришлось вставать. Умылась, радуясь современным приспособлениям - не нужно горничной, чтобы из кувшина поливать. Но без помощи горничной корсет завязать не удалось. Вспомнила, что Полина вчера разрешила ей пользоваться ее гардеробом. Юбка одна другой провокационнее. Топчики и того хлеще. Но нельзя отрицать, что ее стройная фигурка выглядит соблазнительно. Прости, Андрей, но светской девушке два дня подряд в одном и том же платье выходить некомильфо, а второго своего у меня нет. Рассуждает, причесывая перед зеркалом волосы: - Полли такая милая, хоть манеры ее оставляют желать лучшего. Надо как-то помочь ей с капитаном. У пожилых мужчин свои достоинства - они не ветрогоны, и потакают всем капризам любимой женщины.

Александр: Рада пишет: Быстро одевшись, вышла из каюты (встречает в коридоре) Доброе утро, мадемуазель Рада. (с извиняющейся улыбкой) Нет ли у вас средства от головной боли? У Владимира есть только кофе - рас-тво-ри-мый. Это невозможно пить.

Владимир: Всю ночь разгуливали по кораблю, беседовали и пришли к выводу, что живи мы с Алексом одном веке, скорей всего стали бы друзьями. С рассветом обнаружил, что коньяк никак не отразился на его состоянии, а кофе хорошо бы выпить после бассейна. Александра нигде не видно. Пожал плечами, дальше корабля идти все равно некуда, бодренько идет в тренажерку.

Рада: Немного рассеянно улыбается Александру. - Доброе утро. Конечно. Пройдемте в госпиталь. Я хотела бы обработать вашу рану. - указывает в какую сторону идти. - Надеюсь Владимир дал вам возможность отдохнуть. Собеседник он занятный, по порой излишне навязчивый.

Александр: Рада пишет: Доброе утро. Конечно. Пройдемте в госпиталь. Я хотела бы обработать вашу рану. - указывает в какую сторону идти. - Надеюсь Владимир дал вам возможность отдохнуть. Собеседник он занятный, по порой излишне навязчивый. (смеется) Владимир - блистательный рассказчик и учитель, я теперь знаю устройство "Бенкендорфа" от машинного отделения до надстройки и мог бы им управлять, но увы (разводит руками) должен управлять всего лишь империей.

Рада: Доходят до госпиталя. Открывает ключом дверь и заходит. В аптечке находит лекарство и вместе с водой отдает Александру. - Вот примите и присаживайтесь за стол. Я сменю повязку. Быстро приготовив раствор для промывания, возвращается к разговору: - Всего лишь империей... Вы так просто это сказали, но ведь ваша ноша нелегка. Я врач и отвечаю за жизнь своих пациентов. Но вы! - Рада сняла старую повязку и стала обрабатывать рану. - Вы отвечаете за жизнь целой Империи. Это накладывает столь большие обязательства, что я лишь могу удивляться, как вы справлялись со всем. То что позволена другим - для вас под запретом. Вы пример для всех. Чувство страха или всепоглощающей любви. Позволительны ли они вам?

Полина: Ловко обслужила всех, кто после завтрака, решил заглянуть в буфет. Ради ли свежемолотого кофе или ее длинных ног. Зазвонил судовой телефон. - Буфет, слушаю. Алё! Говорите же. Какой вы скромный, или это дурак Писарев? Удивленно повесила трубку на место - больно надо слушать чье-то сопение.

Александр: Рада пишет: Вы отвечаете за жизнь целой Империи. Это накладывает столь большие обязательства, что я лишь могу удивляться, как вы справлялись со всем. То что позволена другим - для вас под запретом. Вы пример для всех. Чувство страха или всепоглощающей любви. Позволительны ли они вам? (усмехнулся) Вы правы, мне запрещено гораздо больше, чем позволено. Судьба дала мне возможность взглянуть на это со стороны. (задумчиво) И, может быть, выбрать. Владимир предлагает мне остаться в 21 веке и стать судовладельцем. А вы бы (с улыбкой), как доктор, что мне посоветовали?

Владимир: После тренажеров остатки коньяка выпитого накануне вылетели окончательно. После бассейна и душа, бодрячком идет в буфет. - Ого! Гляжу поклонники теряют дар речи слыша предмет своего вожделения. Смотри, Поля, не сведи с ума весь офицерский состав танкера. И не только его. * весело подмигнув, облокачивается на стойку. с улыбкой* Поль, может плеснешь мне кофе и поведаешь тайну? Как старому приятелю?

Рада: Закончив обрабатывать рану и сменив повязку, посмотрела Александру в лицо. - Слушайте свое сердце. Его доводы самые честные... - Улыбнулась. - Но только не на голодный желудок. В столовой нас ожидает завтрак, - и добавила себе под нос, - а меня неменуемая расплата.

Полина: Владимир пишет: - Ого! Гляжу поклонники теряют дар речи слыша предмет своего вожделения. Смотри, Поля, не сведи с ума весь офицерский состав танкера. И не только его. * весело подмигнув, облокачивается на стойку. с улыбкой* Поль, может плеснешь мне кофе и поведаешь тайну? Как старому приятелю? Что говорить - приятно, когда такой красавчик тебе улыбается, не то что некоторые. Сделала Владимиру отличный крепкий кофе, поставила рядом сливки и тарелку с бутербродами. - Если это не государственная тайна, Владимир Иванович.

Александр: Рада пишет: Закончив обрабатывать рану и сменив повязку, посмотрела Александру в лицо. Улыбнулась. - Слушайте свое сердце. Его доводы самые честные. (Неужели в каждом взгляде он обречен видеть тот, бесконечно милый, в котором больше никогда не отразится? Ласковая сила темных глаз обволакивает, как лекарство, притупляя вновь кольнувшую из глубины сердца боль) Я хочу, чтобы все были счастливы - и царь, и его подданные. А вместо этого всем создаю проблемы. Владимир получил вчера нахлобучку от капитана за то же, что и его тезка и предок в наше время от императора - пил коньяк в не положенное время и в не положенном месте в моей компании. Не говоря уж о Натали... (огорченно махнул рукой)

Владимир: Полина пишет: - Если это не государственная тайна, Владимир Иванович. *улыбка до ушей, кофе бесподобен. делает глоток, не перемещаясь за столик* - Государственные тайны оставим государству. Меня интересует наша гостья. Вы ведь вроде как вчера долго общались, пока я показывал Алексу нашу плавучую посудину. Как думаешь, у меня есть шанс очаровать дворянку из другого века или для начала придется учить этикет?

Николай Романов: *Более-менее разгребясь с основными делами, наконец, откидывается в кресле и бросает взгляд на часы. Ба, а время-то уже к обеду, да и отсутствие нормального завтрака дает о себе знает. Убедившись, что у штурмана никаких проблем по вахте нет, спускается в столовую. Здоровается с членами экипажа, которые постепенно подтягиваются со своих рабочих мест, готовясь к обеду. Кивает старпому, беседующему в отдалении с Полиной. Абсолютно спокоен - не склонен припоминать людям прежние косяки. Невозмутимо садится за стол, ожидая, пока подадут обед*

Полина: Владимир пишет: - Государственные тайны оставим государству. Меня интересует наша гостья. Вы ведь вроде как вчера долго общались, пока я показывал Алексу нашу плавучую посудину. Как думаешь, у меня есть шанс очаровать дворянку из другого века или для начала придется учить этикет? Поджала губы - опять она в пролёте. Как умный, успешный и богатый - так ему такую же подавай, куда ей, безродному щенку, рядом с настоящей княжной! Но Наташка ей понравилась, в конце концов, пусть оторвется в наше время, а Корф для этого самый подходящий экземпляр. - Натка - девушка, конечно, особенная, её понтами не возьмёшь, но у твоего, Вовка, обаяния шанс точно есть! Хочешь совет? Удиви ее. Не собой, а дай ей удивиться самой. Дай ей возможность сбросить корсет, ну фигурально выражаясь, разумеется, а не то что ты подумал. Женщины никогда не забывают тех, кто им подарил такие мгновения.

Полина: Полина невозмутима и спокойна и на кэпа не косилась

Натали: (Босоножки Полины почти впору, только каблуки высоковаты. Но чтобы фрейлина, да не справилась? Однажды пришлось танцевать на балу вообще без каблука, который сломался, подрезанный зловредной Катькой. Летящей походкой вплывает в буфет. Поверх всех голов) -Бонжур, господа! (улыбнулась только Полине и села изящно за столик)

Полина: Николай Романов пишет: Невозмутимо садится за стол, ожидая, пока подадут обед* На кэпа ноль внимания, когда проходил мимо - нырнула под стойку якобы за сахаром. Владимиру, кивнув в сторону Натали. - Дерзайте, капитан! Натали пишет: -Бонжур, господа! (улыбнулась только Полине и села изящно за столик) Улыбнулась в ответ и подходит к девушке, напевая себе под нос "капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка, это пропуск в спортзал..." - Что тебе принести на завтрак? У нас сегодня омлет и вечные как пирамиды бутерброды.

Натали: Мне консоме и яичко пашот... (наткнулась на взгляд Полины и смутилась) Ah bien, пусть будут пирамиды. (просительно) А что-нибудь сладенького?

Владимир: Полина пишет: - Натка - девушка, конечно, особенная, её понтами не возьмёшь, но у твоего, Вовка, обаяния шанс точно есть! Хочешь совет? Удиви ее. Не собой, а дай ей удивиться самой. Дай ей возможность сбросить корсет, ну фигурально выражаясь, разумеется, а не то что ты подумал. Женщины никогда не забывают тех, кто им подарил такие мгновения. *кофе стал еще вкусней, от таких слов и советов* - Полинка, ты- золото! *наклонившись ближе* И почему ты в свое время смотрела не на меня, а на Романыча... Видимо не дал тебе удивиться. *выпрямившись* В этот раз, постараюсь не ударить фэйсом о палубу. Натали пишет: -Бонжур, господа! (улыбнулась только Полине и села изящно за столик) *развернувшись* - Bon matin, мадмуазель Натали! *проследив за ее взглядом* Надеюсь, вы уже смирились с обстоятельствами и иным веком? *сделав шаг в сторону столика* Вы позволите? *кивком указывает на стул рядом*

Николай Романов: *Когда Полина, не обратив на него внимания, подходит к другому столу, начинает раздражаться. По судовому этикету, первым всегда обслуживается капитан. Не то, чтобы он кем-то мнил себя, но есть же, черт возьми, элементарное уважение к должности и званию. Лучшая защита - это нападение. Понятно, что девушка делает невозмутимый вид после ночной выходки, пытаясь продемонстрировать свою независимость. Но личное - это личное, а работа есть работа, и одно другому мешать не должно. Он и так весьма часто за эти два месяца закрывал глаза на многие мелочи... Тем не менее, пока еще терпеливо ждет, параллельно наблюдая за тем, как старпом увивается возле "фрейлины". Перед глазами вдруг всплывает картинка, как вчера девушка плакала у него на плече. Никаких эмоций не выдает, внешне абсолютно непрошибаем, только слегка краснеют кончики ушей. Отводит взгляд в сторону, откидывается на стуле, складывает руки на груди, закидывает ногу на ногу, делает вид, что увидел что-то весьма интересное в иллюминаторе*

Рада: По дороге в столовую, Александру доверительно: - Сейчас вы здесь. Нет ни придворных, ни обязательств. Что может сделать вас сейчас счастливым? Может совсем рядом тот человек, что заставляет вас чаще улыбаться. Входят в столовую.

Натали: Николай Романов пишет: Отводит взгляд в сторону, закидывает ногу на ногу, делает вид, что увидел что-то весьма интересное в иллюминаторе* (Про себя - ну и моветон, даже не встал поздороваться) Владимир пишет: - Bon matin, мадмуазель Натали! *проследив за ее взглядом* Надеюсь, вы уже смирились с обстоятельствами и иным веком? *сделав шаг в сторону столика* Вы позволите? (светская улыбка) Мне было проще смириться с новым веком, так как есть знакомые из моего. Только запамятовала, кто вы в этом - стюард?

Александр: (Входит вместе с Радой, лучезарная улыбка) Добрый день, дамы и господа! (увидел Натали, и челюсть упала) Княжна, что с вами случилось?! (тише) Что это за вид?!

Натали: (покосясь на Раду и поджав губки) У вашей спутницы вас этот вид не смущает, ваше высочество.

Владимир: Натали пишет: кто вы в этом - стюард? *решил что светская улыбка и "да" в данном случае не далеки друг от друга. садится на свободный стул рядом* - Старпом, если быть чуть точнее. Это такой раздолбай, отдающий команды экипажу судна, когда капитан занят важными делами. Однако мне льстит, что вы считаете нас давними знакомыми. В вашем времени, я наверное напыщенный, зазнавшийся зануда, чтущий все до единой буквы этикета? Право, Натали, мне кажется это такая тоска... *поднимается, забирает горсть шоколадных конфет с вазы за стойкой, садится вновь и высыпает их на стол* - Я бы угостил вас вишней в ликере, но в этом случае мне вновь придется нарушить устав.

Александр: Натали пишет: У вашей спутницы вас этот вид не смущает, ваше высочество Натали, в этом веке я несу за вас ответственность перед князем Андреем. (кивнул Владимиру) У этой прелестной кокетки есть жених, не поддавайтесь на ее чары. Разобьет вам сердце и бровью не поведет. Рада пишет: Может совсем рядом тот человек, что заставляет вас чаще улыбаться (оставив Натали и старпома, подвигает Раде стул, сам садится рядом) Современные доктора умеете предсказывать будущее? (смеется)

Полина: Владимир пишет: - Полинка, ты- золото! *наклонившись ближе* И почему ты в свое время смотрела не на меня, а на Романыча... Видимо не дал тебе удивиться. *выпрямившись* В этот раз, постараюсь не ударить фэйсом о палубу. Уже вся команда в курсе! Ну и дура же ты, Полина! Всё, теперь лицо кирпичом, грудь воронкой и губы завязать бантиком, а после рейса уволюсь, нафиг. Натали пишет: (просительно) А что-нибудь сладенького? - Так и быть. Приносит княжне завтрак и бизе на отдельной тарелочке с голубой каемочкой. Натуру не переспоришь, не выдерживает и шепчет девушке на ухо. - Клёвый прикид, но ты мне должна за вчерашний поцелуй, между прочим. Будем загорать. Через час у меня в каюте, и не вздумай притащить Корфа на хвосте. Пусть упадет в обморок от неожиданности. Николай Романов пишет: откидывается на стуле, складывает руки на груди, закидывает ногу на ногу, делает вид, что увидел что-то весьма интересное в иллюминаторе* Деваться некуда, подходит. - Чего изволите, товарищ капитан?

Николай Романов: Полина пишет: Деваться некуда, подходит. - Чего изволите, товарищ капитан? *Ну надо же, наконец-то, и про него вспомнить изволили! Внешне - сама невозмутимость* - А что есть?

Владимир: Александр пишет: (кивнул Владимиру) У этой прелестной кокетки есть жених, не поддавайтесь на ее чары. Разобьет вам сердце и бровью не поведет. *усмехнувшись* - Я бы рискнул, ваше высочество. Такой царапиной на сердце можно гордиться, как боевым шрамом. В прочем, я сторонник хэппи эндов, и ее жениха рядом нет... Вы ведь еще не венчаны, мадмуазель? Если нет, то считайте свободны. * сам поражен собственным нахальством, но девушка ему нравится, а когда ему кто-то нравится, у парня отказывают тормоза*

Натали: Владимир пишет: В вашем времени, я наверное напыщенный, зазнавшийся зануда, чтущий все до единой буквы этикета? Ничуть подобного, в моем времени вы только и делали, что скандализовали общество. С самим наследником престола на дуэли стрелялись. Владимир пишет: абирает горсть шоколадных конфет с вазы за стойкой, садится вновь и высыпает их на стол* Я бы угостил вас вишней в ликере, но в этом случае мне вновь придется нарушить устав (стрельнула глазами на капитана, вспомнив, как он вчера колотил кулаком по столу, лукаво) Вы так боитесь нарушить устав? (развернула одну конфетку и надкусила, облизнув с губы шоколадную крошку)

Натали: Владимир пишет: Вы ведь еще не венчаны, мадмуазель? Если нет, то считайте свободны. * сам поражен собственным нахальством, но девушка ему нравится, а когда ему кто-то нравится, у парня отказывают тормоза* (Ну и нахал! Полюбовалась на кольцо Андрея, назидательно) В нашем веке кодекс невесты еще строже, чем у жены. А в вашем... я еще не решила. Полина пишет: Приносит княжне завтрак и бизе на отдельной тарелочке с голубой каемочкой. Натуру не переспоришь, не выдерживает и шепчет девушке на ухо. - Клёвый прикид, но ты мне должна за вчерашний поцелуй, между прочим. Будем загорать. Через час у меня в каюте, и не вздумай притащить Корфа на хвосте. Пусть упадет в обморок от неожиданности. (Просьба подруги - святое дело, шепотом) Дальше порога этой столовой не пущу. (посмотрела в миниатюрный медальон-часики) Точность - вежливость королей, и дам, когда дело не касается поклонников.

Полина: Николай Романов пишет: - А что есть? Буркнула. - У нас всегда один и тот же набор, как будто вы не знаете. Салаты, бутерброды, вареные яйца, омлет уже остыл, сосиски, пирожки, ватрушки, кофе, чай. Свежих газет и сигар сегодня не завезли.

Владимир: Натали пишет: Ничуть подобного, в моем времени вы только и делали, что скандализовали общество. *гордо* - Он весь в меня! Натали пишет: С самим наследником престола на дуэли стрелялись. *хитро* -Признайте, что было весело всем. Натали пишет: В нашем веке невеста - все равно что жена. А в вашем... я еще не решила. *в том же тоне не сводя с нее глаз* - Но вы ведь не в своем веке, мадмуазель... Снимите кольцо, уберите в сумочку, улыбнитесь и... вы на свободе. Натали пишет: Вы так боитесь нарушить устав? *не менее лукаво* - А вам нравится наблюдать, как меня распекает капитан? Натали пишет: (развернула одну конфетку и надкусила, облизнув с губы шоколадную крошку) *взглядом* " Поцелуй может быть намного слаще, Натали..."

Николай Романов: Полина пишет: У нас всегда один и тот же набор, как будто вы не знаете. Салаты, бутерброды, вареные яйца, омлет уже остыл, сосиски, пирожки, ватрушки, кофе, чай. Свежих газет и сигар сегодня не завезли. *На фразе буфетчицы "как будто вы не знаете" уже готов сделать замечание, но вновь сдерживается, сделав глубокий вдох и такой же глубокий выдох. Монотонно-заунывное перечисление продуктов возвращает в памяти куда-то лет эдак на 25 назад - стоит закрыть сейчас глаза, и он будто бы снова оказался в Советском Союзе, в столовой тогда еще живого Балтийского Морского пароходства. Удерживается от комментария, что вообще-то время уже почти обеденное, и он бы предпочел горячий суп* - Хорошо, тогда мне, пожалуйста, салат и чай с ватрушкой. Да, и кстати, мы сегодня вечером принимаем на борт лоцмана. Занесите, пожалуйста, часов в 8 вечера ужин для него на мост.

Александр: Владимир пишет: Я бы рискнул, ваше высочество. Такой царапиной на сердце можно гордиться, как боевым шрамом. В прочем, я сторонник хэппи эндов, и ее жениха рядом нет (ворчливо) Я за него. Со мной будешь стреляться, если хоть одну слезинку у княжны увижу.

Натали: Владимир пишет: Признайте, что было весело всем Ужасно весело! Особенно когда вас и моего брата едва не расстреляли в Петропавловской крепости. Если бы не его высочество... (растроганно всхлипнула) Владимир пишет: Но вы ведь не в своем веке, мадмуазель... Снимите кольцо, уберите в сумочку, улыбнитесь и... вы на свободе Владимир пишет: А вам нравится наблюдать, как меня распекает капитан? (Нет, ну положительно нахал! Надо наказать. Громко) Может быть, мне нравится наблюдать, как сердится ваш капитан?

Полина: Николай Романов пишет: - Хорошо, тогда мне, пожалуйста, салат и чай с ватрушкой. Да, и кстати, мы сегодня вечером принимаем на борт лоцмана. Занесите, пожалуйста, часов в 8 вечера ужин для него на мост. - Принесу. Кейтеринг вечером - мое любимое занятие. Пока кэп не сказал что-нибудь резкое в своем стиле пошла за обедом. Принесла ему, что просил, и борщ прихватила на кухне. Расставила перед кэпом тарелки и приборы. - Приятного аппетита, товарищ капитан. Не задерживаясь более ни секунды, ушла на рабочее место.

Александр: Натали пишет: (Нет, ну положительно нахал! Надо наказать. Громко) Может быть, мне нравится наблюдать, как сердится ваш капитан? (смеясь, Раде) Пропал Владимир! И вот так всегда, а потом она плачет у меня на плече и жалуется, что князь Андрей - необузданный ревнивец.

Николай Романов: *Решил все-таки обойтись без комментариев по поводу некоторых фраз Полины. Поблагодарил буфетчицу, - та, будто прочитав его мысли, принесла еще и борщ; обед решил начать с горячего. Только начал есть, когда услышал фразу Натали* Натали пишет: Может быть, мне нравится наблюдать, как сердится ваш капитан? *Подавился супом, откашлялся, протер салфеткой то, что пролил на стол. Быстро доедает борщ, уткнувшись в тарелку, залпом опрокидывает в себя стакан не особенно горячего чая, и, не притронувшись ко всему остальному, торопливо выходит из столовой*

Владимир: Натали пишет: Ужасно весело! Особенно когда вас и моего брата едва не расстреляли в Петропавловской крепости. Если бы не его высочество... (растроганно всхлипнула) *легонько коснувшись ее подбородка* - Эй, эй... Мы живы, здоровы и полны энтузиазма для новых подвигов. Рано ронять по нам слезы. Натали пишет: Может быть, мне нравится наблюдать, как сердится ваш капитан? *и бровью не повел, но все же шепотом* - Не верю, что вы так жестоки к старику, Натали. Гнев прекрасен только для того, чтобы подогреть страсть. *после короткой паузы* Например к такому как я... Николай Романов пишет: *Подавился супом, откашлялся, протер салфеткой то, что пролил на стол. Быстро доедает борщ, уткнувшись в тарелку, залпом опрокидывает в себя стакан не особенно горячего чая, и торопливо выходит из столовой* *проводив кэпа взглядом* - Вот видите....

Полина: Александр пишет: (смеясь, Раде) Пропал Владимир! И вот так всегда, а потом она плачет у меня на плече и жалуется, что князь Андрей - необузданный ревнивец. Подходит к Александру и протягивает кольцо обратно. - Саш, я не могу его взять. Спасибо, конечно, но не могу. Мне его и носить-то не с чем и некуда, да и с кажут еще, что украла.

Рада: Кивнув Александру, устроилась за столом. - Предсказывать легко, когда ты внимателен к окружающим. Кивком головы указала на капитана и Полину. - А некоторые намеков не понимают. Их надо правдой по кумполу, иначе никак. Тут взгляд останавливается на флиртующем Владимире. В сердце неприятно кольнуло. Даже не заметила что улыбка ушла с лица. Не замечает как к их столику подходит Полина.

Натали: Владимир пишет: *легонько коснувшись ее подбородка* - Эй, эй... Мы живы, здоровы и полны энтузиазма для новых подвигов. Рано ронять по нам слезы... (легонько хлопнула его веером по руке - куда ж без веера, даже в 21 веке) Не буду, а то Александр в самом деле вызовет вас на дуэль, как грозил, и у меня одним поклонником станет меньше. Владимир пишет: Не верю, что вы так жестоки к старику, Натали. Гнев прекрасен только для того, чтобы подогреть страсть. *после короткой паузы* Например к такому как я... (уплетает бутерброд, неожиданно оказавшийся вкусным, или от флирта аппетит разыгрался) Таких, как вы, у меня в карт де баль двенадцать с половиной страниц. Николай Романов пишет: *Подавился супом, откашлялся, протер салфеткой то, что пролил на стол. Быстро доедает борщ, уткнувшись в тарелку, залпом опрокидывает в себя стакан не особенно горячего чая, и, не притронувшись ко всему остальному, торопливо выходит из столовой* (хихикнула и побежала в каюту к Полине, ибо назначенный час уже протикал в медальончике, где спрятан от всех, даже от себя, локон светлых волос)

Николай Романов: *У себя в каюте, себе под нос* - Что, седина в бороду - бес в ребро? Совсем сдурел, старый козел? *К влюбленности и знакам внимания Полины всерьез, разумеется, не относится. Та видела слишком мало хорошего в жизни, вот и придумала себе светлые чувства. Как только рейс закончится, у нее это пройдет. А может быть, и даже скорее всего, она вообще решила просто подшутить над ним, чтобы посмотреть на его реакцию и посмеяться.. В глазах "гостьи из 19-го века" он тем более выглядит дряхлым стариканом. Прекрасно осознает, как смешно смотрелись бы его ухаживания за молоденькой девушкой, - да кому он нужен - старый, 45-летний, разведенный, - тем более, на фоне молодого красавца Владимира, который тоже далеко не последний человек на пароходе. Досадуя сам на себя, устраивается на диване и, чтобы отвлечься от ненужных мыслей, включает телевизор. Дверь в каюту остается открыта, как знак для экипажа, что капитан не спит и его можно беспокоить*

Владимир: Натали пишет: Не буду, а то Александр в самом деле вызовет вас на дуэль, как грозил, и у меня одним поклонником станет меньше. *довольно* - Могу я счесть это своей маленькой победой? Натали пишет: Таких, как вы, у меня в карт де баль двенадцать с половиной страниц. *насмешливо* - Ваш карт де баль канул в лету вместе с балем и этой самой очередью. А я как видите здесь. И после этого вы будите утверждать, что их воздыхания были так искренни? Натали пишет: (хихикнула и побежала в каюту к Полине, ибо назначенный час уже протикал в медальончике, где спрятан от всех, даже от себя, локон светлых волос) *улыбнувшись* - Вот у меня и есть веский повод, найти вас на корабле, Натали. Страсть как хочется получить ответы, на собственные вопросы...

Александр: Рада пишет: Кивнув Александру, устроилась за столом. - Предсказывать легко, когда ты внимателен к окружающим. Рада пишет: ут взгляд останавливается на флиртующем Владимире. В сердце неприятно кольнуло. Даже не заметила что улыбка ушла с лица (Заметил взгляд девушки, брошенный на друга, грустно улыбнулся - и здесь, на танкере, как во дворце, лукавый Амур порхает со своими стрелами, и не всегда стреляет дуплетом) Полина пишет: Подходит к Александру и протягивает кольцо обратно. - Саш, я не могу его взять. Спасибо, конечно, но не могу. Мне его и носить-то не с чем и некуда, да и с кажут еще, что украла. (Не стал брать кольцо назад) Не обижай меня, Полина, это же от души. Не хочешь носить - продай и купи что-нибудь, что тебе больше нравится. И вспоминай меня хоть иногда, часто необязательно.

Натали: Владимир пишет: Ваш карт де баль канул в лету вместе с балем и этой самой очередью. А я как видите здесь. И после этого вы будите утверждать, что их воздыхания были так искренни? (в каюте у Полины, ждет подруг, вспоминая слова Владимира, смеется) Хотела бы я на вас посмотреть, если бы все мои поклонники явились за мной на этот корабль. (представила физиономию капитана при этой спасательной операции и не выдержала, начала хохотать)

Полина: Александр пишет: (Не стал брать кольцо назад) Не обижай меня, Полина, это же от души. Не хочешь носить - продай и купи что-нибудь, что тебе больше нравится. И вспоминай меня хоть иногда, часто необязательно. - Забудешь тебя, как же, - улыбается и представляет, как в ломбарде ее хватает наряд полиции, которую вызвал ошалевший от увиденного раритета ювелир. - Ладно, буду хранить, как память. Поцеловала наследника в щеку и потянула Раду с собой за руку. - За тобой должок. Уже у себя в каюте девчонкам. - С вас перфоманс, дорогуши. Одеваем купальники и идем загорать. Если реальность, данная нам в ощущениях, а мужикам в желаниях не поднимет им... давление, повелителями тестостерона их язык не повернется назвать.

Рада: Поймав взгляд Александра, поняла, что он заметил куда она смотрела, смутилась. - Вы не подумайте. Он не для меня... Я не... - окончательно запутавшись, замолчала. Тут ее спасла Полина. Потянула за руку и Рада покорно пошла.

Натали: Полина пишет: Уже у себя в каюте девчонкам. - С вас перфоманс, дорогуши. Одеваем купальники и идем загорать. Если реальность, данная нам в ощущениях, а мужикам в желаниях не поднимет им... давление, повелителями тестостерона их язык не повернется назвать. (Стыдливо рассматривает две крошечные тряпочки, как вчера в журнале на загорелых моделях) В этом прилично показываться перед мужчинами? Ты меня не обманываешь, Полли? (та честно кивает и помогает завязать у княжны на спине тонюсенькие веревочки) О Боже, надеюсь, Андрей меня точно не увидит.

Александр: Рада пишет: Поймав взгляд Александра, поняла, что он заметил куда она смотрела, смутилась. - Вы не подумайте. Он не для меня... Я не... - окончательно запутавшись, замолчала (вздыхает и думает, не выступить ли ему в роли Амура...) Владимир пишет: Вот у меня и есть веский повод, найти вас на корабле, Натали. Страсть как хочется получить ответы, на собственные вопросы... (...но сначала деликатно выяснить у друга, серьезно ли он увлечен княжной) Полина пишет: - Забудешь тебя, как же, - улыбается и представляет, как в ломбарде ее хватает наряд полиции, которую вызвал ошалевший от увиденного раритета ювелир. - Ладно, буду хранить, как память. Поцеловала наследника в щеку До чего славная девушка! (на сердце потеплело, и не только на сердце - не будем осуждать будущего государя, ведь ему только двадцать лет) Николай Романов пишет: Досадуя сам на себя, устраивается на диване и, чтобы отвлечься от ненужных мыслей, включает телевизор. Дверь в каюту остается открыта, как знак для экипажа, что капитан не спит и его можно беспокоить* (Входит в каюту) Мне некого было послать о себе доложить, господин капитан. Надеюсь, вы не откажете мне в аудиенции?

Полина: Натали пишет: О Боже, надеюсь, Андрей меня точно не увидит. - И очень зря. Такую красоту нельзя скрывать. - критически рассматривает Наташу и в утешение ее стыдливости завязывает ей на бедрах полупрозрачное парео. - Твои объекты - Сашка и кэп. Рада пишет: - Вы не подумайте. Он не для меня... Я не... - окончательно запутавшись, замолчала. Тут ее спасла Полина. Потянула за руку и Рада покорно пошла. Ох, Поля, Поля, ничему тебя жизнь не учит, зря ты Вовку науськала, он перед княжной и хвост распустил, а тут такие дела. - Рада, у тебя простая задача - старпом Корф. Ну, а мне достается... боцман. Буду ему семафорить горошком - вырви глаз. Достала себе купальник в разноцветный горох.

Николай Романов: *Встает, когда в каюту входит посетитель* *про себя* *Воспитанные люди вообще-то еще и стучат* *После инцидента накануне насторожен - что еще выкинет этот парень? Начнет качать права прямо здесь, в капитанской каюте? Внешне, как всегда, абсолютно непроницаем* - Проходите. *жестом указывает на стул, стоящий возле стола; сам садится за стол* Что Вы хотели?

Владимир: Буфет опустел настолько быстро, что он опомниться не успел. В голову прокралась мысль о беседе с капитаном, но ее тут же перебило воспоминание о взгляде и улыбке прекрасно княжны. Второе вскружило голову получе любого коньяка. Решив, что с кэпом поговорит позже, срывается искать удравшую от него девушку*

Рада: Придя в себя окончательно, смотрит на приготовленный для нее купальник к сомнением. - Полина, вот нет чтобы спасибо сказать нам с Наташей. Не будь нас, так и ходили бы с Николаем Павловичем вокруг до около... - вспоминает их сегодняшнее общение в столовой. - Хотя, чтобы вас двоих растормошить - надо в каюте на неделю запереть, - немного подумала и исправилась, - может и на месяц. Повозникав лишь для формы, начинает переодеваться. Услышав от Полины про Владимира, густо покраснела, но промолчала.

Натали: Полина пишет: И очень зря. Такую красоту нельзя скрывать. - критически рассматривает Наташу и в утешение ее стыдливости завязывает ей на бедрах полупрозрачное парео. - Твои объекты - Сашка и кэп. (капризно) Почему так мало? В мое время даме иметь меньше пяти поклонников неприлично. Впрочем, ради вас, девочки, согласна и на двух. (повертелась перед зеркалом в парео и взяла с собой книжку дочитать - автор очень уж живописно изображает старую мельницу у водопада в поместье Фалль)

Александр: Николай Романов пишет: Проходите. *жестом указывает на стул, стоящий возле стола; сам садится за стол* Что Вы хотели? (сел на предложенный стул, откинулся на спинку) Господин капитан, я сожалею о хлопотах, причиненных вам моим с княжной появлением, и рад был бы вас от них избавить, если бы знал, как. А пока - могу я узнать, каковы ваши дальнейшие планы?

Полина: Рада пишет: Придя в себя окончательно, смотрит на приготовленный для нее купальник к сомнением. - Полина, вот нет чтобы спасибо сказать нам с Наташей. Не будь нас, так и ходили бы с Николаем Павловичем вокруг до около... - вспоминает их сегоднешнее общение в столовой. - Хотя, чтобы вас двоих чтобы растормошить - надо в каюте на неделю запереть, - немного подумала и исправилась, - может и на месяц. Меняется в лице. - Мы не подходим друг другу, у нас разные чувства смешного и прекрасного. Он пуленепробиваемый и ему никто не нужен, а теперь и он никому не нужен. Разве что Натка откроет этот сейф вместо сердца. Натали пишет: (капризно) Почему так мало? Впрочем, ради вас, девочки, согласна и на двух. (взяла с собой книжку дочитать - автор очень уж живописно изображает старую мельницу у водопада в поместье Фалль) С полотенцами подмышками продефилировали на нижнюю палубу - там лучше обзор, чтобы уж для всей команды. - Хорошо-то как, девчонки. Я уже часа три как не отдыхала, - и сладко потянулась под солнышком в кресле.

Натали: Рада пишет: Не будь нас, так и ходили бы с Николаем Павловичем вокруг до около... - вспоминает их сегодняшнее общение в столовой. - Хотя, чтобы вас двоих растормошить - надо в каюте на неделю запереть, - немного подумала и исправилась, - может и на месяц (смеется) А кто же тогда будет управлять "Бенкендорфом" - Владимир? (заметила, как слегка изменилась в лице Рада, шепотом Полине) Я сказала что-то не то? Господин старпом тут персона нон грата? Полина пишет: Мы не подходим друг другу, у нас разные чувства смешного и прекрасного. Он пуленепробиваемый и ему никто не нужен, а теперь и он никому не нужен. Разве что Натка откроет этот сейф вместо сердца. (надула губы) Вот еще! Когда у нас ломается замок, мы зовем плотника. Полина пишет: Хорошо-то как, девчонки. Я уже часа три как не отдыхала, - и сладко потянулась под солнышком в кресле. (Нежится в кресле рядом, как плохо, что в их времени нет такой моды. Вдруг заметила у Полины яркий красный лак на ногах) Это у вас модно? Я хочу тоже! (бикини как у всех, кресло как у всех, а педикюра нет - непорядок!)

Рада: Устраивается рядом. Глубоко вдыхает морской воздух. Ветер треплет распущенные волосы. Закрывает глаза и мечтательно. - И пусть весь мир подождет. Такой свободной она себя еще никогда не чувствовала. Не открывая глаз. - Поля, а что там насчет твоего танца, а? Я вся в нетерпении. И думаю, что после вчерашнего, не я одна.

Николай Романов: Александр пишет: Господин капитан, я сожалею о хлопотах, причиненных вам моим с княжной появлением, и рад был бы вас от них избавить, если бы знал, как. А пока - могу я узнать, каковы ваши дальнейшие планы? *От сердца отлегло, но ненадолго. Сейчас молодой человек узнает, что танкер идет прямым курсом в Голландию, и устроит истерику пуще вчерашней* - Я и сам рад был бы вам помочь, но, к сожалению, совершенно не представляю, как это можно сделать. Что касается судна... Увы, у меня тоже есть свои начальники, с решениями которых я ничего не могу поделать. Сейчас танкер идет в Голландию, порт Роттердам. Если нас ничего не задержит в пути, то уже через несколько дней мы будем там. Простоим около суток на выгрузке, после чего пойдем обратно в Россию, порт Приморск. Это недалеко от Петербурга.

Полина: Натали пишет: шепотом Полине) Я сказала что-то не то? Господин старпом тут персона нон грата? Глазами показала - секрет, тоже тихо - Я бы сказала - граната. Натали пишет: Это у вас модно? Я хочу тоже! (бикини как у всех, кресло как у всех, а педикюра нет - непорядок!) Смеется и перебирает пальчиками на ногах - Это знак качества. Сделаем тебе педикюр и мелирование. Такие волосы, Натка - прошлый век. В твоем случае, позапрошлый. Рада пишет: - И пусть весь мир подождет. - Рад, говорят, пока баба с печки летит, десять думок передумает, а уж для женщин нашего типа - с развитым воображением, мать его так, это справедливо вдвойне. Если Сашка с Наташей оказались в нашем времени, значит, можно попасть туда. Ты бы хотела? Рада пишет: - Поля, а что там насчет твоего танца, а? Я вся в нетерпении. И думаю, что после вчерашнего, не я одна. - Я предлагала бартер - танец в обмен на поцелуй. Я целовалась, значит, танцевать вам. Могу показать, это несложно. Включила громкость у мобильника с восточной мелодией, повязала парео и сделала несколько характерных па бедрами и руками. - Попробуйте. Закрываем глаза, слушаем музыку и двигаемся в такт. На палубах тем временем началось оживление - публика подтягивалась. Некоторые с биноклями.

Александр: Николай Романов пишет: Я и сам рад был бы вам помочь, но, к сожалению, совершенно не представляю, как это можно сделать. Что касается судна... Увы, у меня тоже есть свои начальники, с решениями которых я ничего не могу поделать. Сейчас танкер идет в Голландию, порт Роттердам. Если нас ничего не задержит в пути, то уже через несколько дней мы будем там. Простоим около суток на выгрузке, после чего пойдем обратно в Россию, порт Приморск. Это недалеко от Петербурга. В Голландии правит Оранская династия, они в родстве с Романовыми. Владимир ввел меня в курс современного устройства Европы. Думаю, король Виллем-Александр, как и любой другой из сохранившихся европейских правителей, будет счастлив оказать мне гостеприимство. (встал и расхаживает по каюте, заложив руки за спину, случайно посмотрел в окно пусть оттуда будет видно палубу, плиз! . увидел три стройных тела на нижней палубе, кашлянул, отвел взгляд) Но я бы не хотел жить эмигрантом, в чужой стране, Христа ради у дальних родственников... (снова взглядом прилип к женским ножкам, не может выбрать, какие соблазнительнее - пожалуй. те, что с яркими алыми ноготками, прелестная мода!) У вас сохранились координаты того места, где вы нас подобрали? (мой Бог, она еще и танцует!..)

Владимир: *В поисках Натали вышел на нижнюю палубу, а увидев зрелище открыл на мгновение рот. Три нимфы, в бикини, на военном корабле. "Надеюсь бромчику в компотик личному составу подмешать не забыли. Чувствую себя как дебютант на сцене большого театра." *В прочем, ему самом зрелище очень даже по душе. Весело* - Чтобы наблюдать такие картины, я готов ежедневно принимать на борту гостей из другого века. Позволите присоединиться, дамы? *за включеной музыкой, его слов скорей всего не услышали. Полина начала танцевать, и приятностей взгляду добавилось. Прислонился к одной из стенок, но любуется не на танец, а на княжну*

Николай Романов: Полина пишет: Включила громкость у мобильника с восточной мелодией Полина пишет: На палубах тем временем началось оживление - публика подтягивалась. Некоторые с биноклями. *из-за жары многие двери открыты, в том числе и дверь, ведущая из надстройки на внешний трап. С открытой палубы вдруг доносится музыка, слышны голоса членов экипажа - что там происходит?!* - Прошу прощенья.. *Оглядывается через плечо в иллюминатор, видит ту же картину, которую наблюдает наследник. Меняется в лице, кашлянул, точно так же как Александр. Смотрит на того, на секунду их взгляды пересекаются. Дальше оба делают вид, что ничего не произошло* - Да, разумеется. Когда вас доставали из воды, играли судовую тревогу, о чем в журнале сделана подробная запись, вместе с координатами. Но видите ли в чем дело... В Роттердаме вам все равно было бы весьма проблематично сойти на берег. *Как бы поделикатнее объяснить все тонкости современной бюрократии?* - У вас, я полагаю, полностью отсутствуют какие-либо документы? *Господи.. Ну пожалуйста... Ну сотвори чудо.. Пусть он скажет, что у него при себе паспорт. Два. На него и его спутницу. С пропиской в Российской Федерации. И все байки про 19 век были просто глупой шуткой. Господи, ты же можешь, тебе все под силу..*

Натали: Полина пишет: Глазами показала - секрет, тоже тихо - Я бы сказала - граната (Заговорщицки кивнула. надо будет пошептаться, когда Рады не будет рядом. Наташа ни одного чужого сердечного секрета еще не выдала, в отличие от Катьки Нарышкиной) Полина пишет: Смеется и перебирает пальчиками на ногах - Это знак качества. Сделаем тебе педикюр и мелирование. Такие волосы, Натка - прошлый век. В твоем случае, позапрошлый. Спасибо, дорогая! (от сердца чмокнула Полину в щечку) А я тебе сережки подарю, бриллианты в моде в любом веке. Полина пишет: Если Сашка с Наташей оказались в нашем времени, значит, можно попасть туда. Ты бы хотела? Ах, девушки, как бы это было чудесно! Мы бы с вами объездили все модные лавки на Невском, а потом бы свели с ума всех мужчин в Петербурге. Полина пишет: Включила громкость у мобильника с восточной мелодией, повязала парео и сделала несколько характерных па бедрами и руками. - Попробуйте. Закрываем глаза, слушаем музыку и двигаемся в такт. (Музыка непривычная, но приятная, прикрыла глаза и кружится в ритме менуэта, не заметила, как парео упало с бедер)

Александр: Николай Романов пишет: - Да, разумеется. Когда вас доставали из воды, играли судовую тревогу, о чем в журнале сделана подробная запись, вместе с координатами. Но видите ли в чем дело... В Роттердаме вам все равно было бы весьма проблематично сойти на берег. *Как бы поделикатнее объяснить все тонкости современной бюрократии?* - У вас, я полагаю, полностью отсутствуют какие-либо документы? Документы? (нахмурился) Даже если бы у меня была подорожная с личной подписью моего отца и печатью Третьего отделения, полагаю, в вашем веке она была бы интересна только музеям. Но ведь можно пригласить консула, оповестить местные власти... Впрочем, я уже говорил вам, что не собираюсь скитаться по заграницам. (прислушиваясь к музыке и веселому шуму голосов) Господин капитан, в вашей каюте душновато, вы не находите? Выйдем на свежий воздух.

Владимир: Натали пишет: (Музыка непривычная, но приятная, прикрыла глаза и кружится в ритме менуэта, не заметила, как парео упало с бедер) *не собирается ждать приглашения. Пока Натали занята танцем, поднимает упавшую ткань, открыто любуясь роскошной фигурой. Девушки полностью входят в раж, зрители с биноклями скорей всего уже дуреют от ощущений не смотря на чудеса медицины. Когда музыка стихает, усмехнувшись.* - А я то думал, что в позапрошлом веке умели танцевать только вальс и минуэт. *встряхнув парео, делает шаг в сторону девушки* Позволите вам помочь? Или этот танец был не последним? *убирает руки с парео за спину, лукаво улыбаясь княжне*

Николай Романов: *Чуда не случилось. Видимо, Небесная Канцелярия занята более насущными делами* Александр пишет: Даже если бы у меня была подорожная с личной подписью моего отца и печатью Третьего отделения, полагаю, в вашем веке она была бы интересна только музеям. - Боюсь, что вы совершенно правы. Александр пишет: Но ведь можно пригласить консула, оповестить местные власти... - Именно этим мы и займемся... Когда прибудем на родину. В Голландии этот процесс займет слишком много времени. Если бы были хотя бы документы... Александр пишет: Господин капитан, в вашей каюте душновато, вы не находите? Выйдем на свежий воздух. *Видимо, он тоже уже заболел, потому что вдруг вспоминает слова Рады про сына, казавшиеся еще совсем недавно бредом больного человека. Взгляд невольно соскальзывает на фотографию, стоящую тут же на столе. А ведь и правда, у этого Александра... Николаевича с его сыном глаза похожи. С тем, что в каюте душно, абсолютно не согласен, но уступает просьбе "гостя". Встает из-за стола, пропускает Александра перед собой на выходе из каюты. Пройти до площадки внешнего трапа - буквально два шага, и вот они уже стоят на свежем воздухе, любуясь горизонтом - по крайней мере он, капитан, любуется именно горизонтом. Периодически все-таки поглядывает вниз, на устроенное шоу* *про себя* Чтобы я.. Еще раз в рейс.. Хоть с одной женщиной на борту... Да никогда в жизни.

Рада: Цыганские корни дали о себе знать и полностью слившись с музыкой, танцует вместе с девушками. Но вдруг перед глазами все закружилось и вспыхнуло ярким светом. А затем... Громкий хлопок... Тонкая струйка дыма и блеск металла. Красное пятно расплывается на груди. Удивленные глаза устремлены в толпу. С губ срывается - почему? Пошатнулся, но был воврем подхвачен. Его лицо... Рада вскрикнула и упала на колени. - Нет, нет... Нет! - зашептала она. - Александр... ему нельзя возвращаться...

Полина: Рада пишет: Рада громко закричала и упала на колени. - Нет, нет... Нет! - зашептала она. - Александр, ему нельзя возвращаться. Кидается к Раде. - Радочка, как ты? Почему нельзя возвращаться? Ты что-то видела, да?

Натали: Владимир пишет: А я то думал, что в позапрошлом веке умели танцевать только вальс и минуэт. *встряхнув парео, делает шаг в сторону девушки* Позволите вам помочь? Или этот танец был не последним? *убирает руки с парео за спину, лукаво улыбаясь княжне* (ахнула и в растерянности вместо полотенца прикрылась книжкой) А еще гавот, па-де-шаль, полонез и кадриль. Вы бы в нашем веке только колонны на балах подпирали! Рада пишет: Рада вскрикнула и упала на колени. - Нет, нет... Нет! - зашептала она. - Александр... ему нельзя возвращаться... Полина пишет: Кидается к Раде. - Радочка, как ты? Почему нельзя возвращаться? Ты что-то видела, да? (тоже напугана и бросается к Раде с другой стороны) Почему нельзя, что случится?

Рада: Хватается за руку Полины. Тело охватил озноб. Поднимает глаза и ловит удивленные взгляды. - Я... я... - не может ничего из себя выдавить. Но встретив взволнованный взгляд Натали, с губ срывается совсем тихое - Его убьют.

Полина: Рада пишет: Хватается за руку Полины. Тело охватил озноб. Поднимает глаза и ловит удивленные взгляды. - Я... я... - не может ничего из себя выдавить. Но встретив взволнованный взгляд Натали, с губ срывается совсем тихое - Его убьют. Быстро сообразила, что праздник пора заканчивать. Бросила Наташе. - Помоги мне, - повела Раду в ее каюту. Там все выясним

Александр: Николай Романов пишет: Именно этим мы и займемся... Когда прибудем на родину. В Голландии этот процесс займет слишком много времени. Если бы были хотя бы документы.. (усмехнулся) Хотите сказать, капитан, меня ждет в вашем веке участь Емельяна Пугачева, не смогшего доказать моей прабабке, что он ее муж - Петр Федорович? (вышли с капитаном на воздух, вдруг танец прервался, но слов Рады цесаревич не услышал) Там что-то случилось... (встревоженно) Уж не перегрелись ли дамы на солнце? (вприпрыжку спускается по трапу)

Владимир: Натали пишет: (ахнула и в растерянности вместо полотенца прикрылась книжкой) А еще гавот, па-де-шаль, полонез и кадриль. Вы бы в нашем веке только колонны на балах подпирали! Если то, что вы танцевали сейчас букет из названного... Натали пишет: (тоже напугана и бросается к Раде с другой стороны) Почему нельзя, что случится? "черт возьми. ну почему вместо "глаза в глаза" - "нельзя возвращаться" *Отдает парео княжне, останавливает Полину* - Если ей плохо, идти скорей всего противопоказано. Позволь мне, Полина. *подхватывает девушку на руки* - Лазарет или каюта?

Николай Романов: Александр пишет: Хотите сказать, капитан, меня ждет в вашем веке участь Емельяна Пугачева, не смогшего доказать моей прабабке, что он ее муж - Петр Федорович? *Пожал плечами. Искренне не представляет, как отнесутся органы государственной власти к человеку, заявляющему, что он наследник престола и прибыл из 19-го века. Зато хорошо представляет, как к такому человеку отнесутся врачи известной специализации. Есть в голове пару мыслей на счет того, как можно помочь молодому человеку, но пока оставляет их при себе - идеи еще сырые, требуют времени на осмысление. Встревоженно смотрит вниз, когда одной из девушек - причем судовому врачу, ни больше, ни меньше - стало плохо. Какой-то прОклятый рейс, честное слово. Наблюдает, как старпом подхватывает Раду на руки. Хорошо, что медицинская подготовка является обязательной для всего штурманского состава - врачу смогут помочь. Надо будет заглянуть к ней...* Поскольку на современных судах торгового флота врачей нет, медицинская подготовка действительно является обязательной для всего штурманского состава. Ответственный за оказание мед. помощи на борту - 2-й помощник капитана. У него в помощниках стюард (буфетчик), иногда еще и кок

Натали: (Завернулась в парео и бежит за девушками и Владимиром) Надеюсь, на корабле есть еще один врач? (Наверно, вокруг государыни, потерявшей любимого сына, сейчас носятся двадцать лекарей, а весь Балтийский флот - по Финскому заливу, и государь с подзорной трубой на палубе, и Миша с Андреем, а родители еще не приехали из Италии на свадьбу и ничего не знают) Николай Романов пишет: Хорошо, что медицинская подготовка является обязательной для всего штурманского состава - врачу смогут помочь. Надо будет заглянуть к ней...* Кэп, вы меня успокоили.

Александр: (Во всеобщей суматохе наступил на какую-то книжку, машинально поднял, прочитал название и насупил брови. Сунул в карман, сейчас важнее, как там Рада)

Николай Романов: *Поскольку внизу на палубе в дело вмешивается старпом, можно не волноваться - пока там явно обойдутся без его участия. Возвращается к себе в каюту. Почему-то большая часть экипажа после эффектного шоу на палубе вдруг вспомнила про дела, и в каюту начинает подтягиваться очередь. Первым приходит второй механик, приносит смету на запчасти, которые надо будет заказать из Роттердама. За ним является и его начальство - стармех. Ну, этот просто на жизнь поплакаться, от скуки. Вежливо покивав для вида и выпроводив из каюты дедушку флота, собирается вернуться к просмотру телевизора, но тут на пороге нарисовывается кок со списком необходимой провизии на ближайший месяц. Теряя терпение, отбирает у него список "для ознакомления и утверждения" и, проводив на выход, закрывает за ним дверь. Такими темпами отдохнуть ему не дадут, а впереди, между прочим, лоцман и проливы*

Рада: Рада не совсем понимала, где она и кто находится рядом. Видения ушли, но яркие картинки продолжали стоять перед глазами. Александр... Его мундир так быстро меняет цвет, пропитываясь кровью. Женский крик. Надрывный. Кто-то зажимает рану, но это не помогает. Его лицо становится пепельно-серым, из глаз постепенно уходит жизнь... Силы совсем покинули Раду, она едва переставляла ноги. И тут вдруг взмыла в воздух. Дыхание перехватило. Голова опустилась на твердую мужскую грудь. Звук спокойного размеренного сердцебиения помог ей успокоиться и немного прийти в себя. Открыла глаза и краска смущения тут же хлынула на щеки. Владимир нес ее на руках. - Спасибо, - сумела выдавить она из себя. И впервые за всю свою жизнь, потеряла сознание.

Полина: Полна беспокойства за Раду, но есть и положительный момент - она на руках у Владимира. Пока всей компанией идут в госпиталь обдумывает слова цыганки: "Его убьют" - так об этом во всех учебниках истории написано, но одно дело воспринимать историю абстрактно, что Александр II, что Македонский, другое дело - говорить с ним, коснуться щеки и кормить сосисками. Ужас какой! И Наташке не расскажешь, иначе будет еще один обморок.

Владимир: *Рада на миг пришла в себя и тут же потеряла сознание. В смятении, но почему-то уверен, что все будет в порядке. Заносит девушку в лазарет, по дороге просит немедленно позвать второго помощника, для оказания помощи. Пока тот идет до лазарета, обшаривает полки со склянками в поисках нашитыря. флаконы все одинаковые, нюхать все подрят не решается. Отрывает кусок марли, и смочив холодной водой прикладывает на лоб девушке. Наташе* - Как в вашем времени лечат обмороки, княжна? Я научен не прикасаться к незнакомым флаконам, но надеюсь, что этой примочкой хуже мы ей не сделаем?

Полина: Владимир пишет: - Как в вашем времени лечат обмороки, княжна? Я научен не прикасаться к незнакомым флаконам, но надеюсь, что этой примочкой хуже мы ей не сделаем? Все стоят как дураки и не знают что делать, один Корф пытается быть доктором Борменталем. Походит к полке и берет нашатырь. - Госпидя, как дети малые. Отойдите, я сама. Подносит к носу Рады нашатырь, девушка открывает глаза. - Сейчас чаю ромашкового принесу, а вы посмотрите, чтобы снова не отключилась - прикрывает Раду до подбородка одеялком, сует пузырек Владимиру и не обращая внимания, что почти раздета, уходит в буфет.

Рада: Мгновение смотрит прямо перед собой, не понимая где находится. Накатывает легкое волнение. Слышит удаляющийся голос Полины и сразу же успокаивается. Постепенно предметы начинают преобретать четкие формы. Пытается подняться, ощущая лишь легкое головокружение. Чувствует как кто-то подхватил ее под локоть, помогая. - Спасибо, все в порядке. - одеяло сползает вниз, но не обращает на это внимания. Поднимает глаза и видит перед собой лицо Владимира. Немного рассеянно: - Прости, что помешала... Я в порядке. - замечает съехавшее одеяло и подтягивает его до самого подбородка. - Нет нужды возиться со мной.

Александр: (к Натали, указывая на Раду) Вот видите, до чего доводит находиться на солнце без... (поперхнулся, иначе бы пришлось перечислять слишком много, без чего) закинув чепец за мельницу? Что мне скажет князь Андрей, если я привезу ему уголек вместо невесты?

Натали: Владимир пишет: Я научен не прикасаться к незнакомым флаконам Зато к малознакомым барышням - очень даже (вспомнила, как он норовил ущипнуть ее за подбородок и парео не отдавал, нахал!) Александр пишет: (к Натали, указывая на Раду) Вот видите, до чего доводит находиться на солнце без... (поперхнулся, иначе бы пришлось перечислять слишком много, без чего) закинув чепец за мельницу? Что мне скажет князь Андрей, если я привезу ему уголек вместо невесты? Ничего не скажет, на дуэль вас вызвать у него духу не хватит. (указывает пальчиком на бачки наследника) Между прочим, в 21 веке это не модно, ваше высочество. мужчины сейчас носят вот и вот (показывает журнал с небритыми мачо в плавках на фоне волн)

Александр: Натали пишет: Между прочим, в 21 веке это не модно, ваше высочество. мужчины сейчас носят вот и вот (показывает журнал с небритыми мачо в плавках на фоне волн) Нет, княжна, с меня довольно! Я не могу допустить, чтобы вы привезли все эти моды в наш век. Бедный князь Андрей, бедные мои современники-мужчины! (отбирает у нее журнал) Догадываюсь, кто вас этому научил, и приму меры, чтобы уроки на этом и закончились! (взъерошенный, идет в буфет, хлоп журналом о стойку) Полина, вы очень милая барышня, но я не потерплю... (моргнул на ее голые плечи) Я не могу отрицать, что эта мода прелестна... (уставился на тонюсенькую золоченую пряжку между чашечками купального лифчика) Но в девятнадцатом веке... это же хуже революции!

Полина: Александр пишет: (взъерошенный, идет в буфет, хлоп журналом о стойку) Полина, вы очень милая барышня, но я не потерплю... (моргнул на ее голые плечи) Я не могу отрицать, что эта мода прелестна... (уставился на тонюсенькую золоченую пряжку между чашечками купального лифчика) Но в девятнадцатом веке... это же хуже революции! Приготовила уже поднос с ромашковым чаем и шоколадными конфетками для поднятия гемоглобина. А тут наследник возник с возмущениями, но до чего же он душка! - А в 21-м, где вы сейчас и находитесь, это в порядке вещей. Хочешь подстригу тебя как Джонни Дэппа? Тебе пойдёт.

Владимир: Натали пишет: Зато к малознакомым барышням - очень даже (вспомнила, как он норовил ущипнуть ее за подбородок и парео не отдавал, нахал!) Это совсем другое дело. В этом я можно сказать *прикусывает язык* Мужчина есть мужчина, одним словом. Рада пишет: - Прости, что помешала... Я в порядке. - замечает съехавшее одеяло и подтягивает его до самого подбородка. - Нет нужды возиться со мной. *с сомнением* - Судя по твоему голосу, Рада, совсем не в порядке. Полина, конечно, золотой и смелый человек, но подниматься тебе до осмотра не стоит. *приходит второй помощник, после короткого осмотра говорит, что все в норме, но доктору не стоит сегодня волноваться и перегружать себя. Кивнув, отпускает парня* Александр пишет: Нет, княжна, с меня довольно! Я не могу допустить, чтобы вы привезли все эти моды в наш век. Бедный князь Андрей, бедные мои современники-мужчины! (отбирает у нее журнал) Догадываюсь, кто вас этому научил, и приму меры, чтобы уроки на этом и закончились! (взъерошенный, идет в буфет, хлоп журналом о стойку) Полина, вы очень милая барышня, но я не потерплю... (моргнул на ее голые плечи) Я не могу отрицать, что эта мода прелестна... (уставился на тонюсенькую золоченую пряжку между чашечками купального лифчика) Но в девятнадцатом веке... это же хуже революции! *примирительно* - Не все так страшно, Александр Николаевич. Думаю, княжна, как несомненно умная барышня, примет верное решение. *Всем* - Сейчас прошу меня простить, дамы и господа, вынужден оставить вас на какое-то время. Мне нужно поговорить с капитаном и думаю много чего ему объяснить. *Прищелкнув каблуком отвешивает вполне себе офицерский поклон, послылает улыбку Натали и покидает лазарет направляясь на поиски капитана*



полная версия страницы