Форум » Беседка » Ролевая игра: "Сокровища Тавриды, или шутки Гименея" » Ответить

Ролевая игра: "Сокровища Тавриды, или шутки Гименея"

Роза: Сюжет: Николай Палыч, занятый в Петербурге делами, отправляет Шарлотту с младшими Романовыми подышать морским воздухом в Крым. При себе оставляет цесаревича Александра, дабы разлука вытеснила из головы будущего императора мечты о фрейлине Ольге Калиновской, которая сопровождает императрицу. Для безопасности государыни, а также по делам жандармским в Таврическую губернию направляется граф Бенкендорф. Императрица останавливается в живописном местечке на побережье Черного моря – в Ливадии, в поместье польского магната Льва Потоцкого, дяди Ольги Калиновской по материнской линии. От курортной скуки ее величество решает устроить бал для знати Таврической губернии и поручает Ольге заняться приготовлениями. Неожиданно в Ливадии появляется княжна Наталья Репнина, которая сбежала из-под венца с князем Андреем Долгоруким. Она спешит под защиту императрицы, надеясь найти в последней женское участие и похлопотать о карьере брата, которая на волоске из-за ее поступка. Пока в Ливадии кипят одни страсти, на другом конце благословенного Таврического края – в окрестностях Керчи происходят другие события. На полуостров приезжает молодой барон Корф. После смерти отца, весь в долгах как в шелках, он случайно обнаруживает в сейфе погребенный под грудой неоплаченных векселей документ, по которому выходит, что старик ИИ лет десять назад приобрел в Крыму немаленькую усадьбу и виноградники. Продав Анну в театр, барон получает деньги, рассчитывается с половиной долгов и спешит в Ливадию. Однако приехав в свои новые владения, вместо плодоносящих лоз Владимир обнаруживает перерытую землю и… Забалуева с лопатой. Историческая справка: [more]В 1839 году, когда происходят события нашей ролевой игры, в Ливадии не было никакого знаменитого императорского дворца Романовых. Это будет позже. Земли в Ливадии и Массандре действительно принадлежали Льву Потоцкому, где у него было несколько поместий. Он их приобрел в 1834 году, а на момент событий 1939 года находился с дипломатической миссией в Швеции. Относительно его персоны можем не беспокоиться и не вводить его в игру. В XIX веке раскопки на Керченском полуострове (древнее Понтийское царство) организованно не проводились, но есть фактическая информация о том, что царские курганы пытались раскапывать в поисках сокровищ царя Митридата VI Евпатора. Тогда уже была известна легенда о статуе, отлитой из золота, с любимого царского жеребца… [/more] Обсуждаем игровые моменты, регистрируемся, общаемся тут

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Ольга: «1839 год, 2 сентября. Ливадия Пролетела неделя с момента нашего приезда. Здесь, как и прежде, очень мило. Обязанности хозяйки дома меня вовсе не тяготят – управляющий Стэфан вышколен дядей и знает свое дело. Письмо от Алекса встретило меня только я переступила порог дома. Он скучает и томиться в разлуке. Милый Алекс, я тоже скучаю, но не стану тебе об этом писать, иначе ты решишь, что имеешь надо мной власть» Сделав запись в дневнике, спускается по гранитной лестнице, ведущей к набережной. На последней ступеньке щурится на солнце холеный рыжий кот. Подхватывает его на руки. Государыня расположилась со всеми возможными удобствами в тени в окружении свиты: статс-дамы, фрейлины, офицеры охраны, прислуга. На берегу с радостными возгласами играют в жмурки младшие Романовы. Вокруг них суетятся гувернантки, воспитатели. Курортный пейзаж дополняют два шотландских сеттера. Книксен. Подает императрице кота: - Бонфин, Ваше величество.

Шарлотта: Ольга пишет: Книксен. Подает императрице кота: - Бонфин, Ваше величество. (полдень, отдыхает в кресле под шелковым балдахином, который выполняет роль беседки) – Мерси, Олли. Передайте повару мою благодарность. Поразительно, в Петербурге Ники и Мики едва можно уговорить съесть пару ложек каши, здесь же, мне доложили, у них отменный аппетит. (треплет кота за ушком) – Бонфин, проказник, где ты был? Мамочка соскучилась.

Ольга: Шарлотта пишет: – Мерси, Олли. Передайте повару мою благодарность. Поразительно, в Петербурге Ники и Мики едва можно уговорить съесть пару ложек каши, здесь же, мне доложили, у них отменный аппетит. Еще один книксен с улыбкой: - Ваше величество, это ежевичный джем. Мы с сестрой в нежном возрасте тоже не любили кашу, тогда повар дядюшки стал подмешивать в кашу джем. Рецепт джема он держит в секрете, как военную тайну. Я распоряжусь, чтобы его подали к чаю. К ней подбежал Константин с платком: «Мадмуазель Ольга, ваша очередь водить! Вы обещали». Позволила юному высочеству завязать себе глаза. Подхватив муаровые юбки, окунулась в веселую игру с детьми.

Шарлотта: Ольга пишет: - Ваше величество, это ежевичный джем. Мы с сестрой в нежном возрасте тоже не любили кашу, тогда повар дядюшки стал подмешивать в кашу джем. Рецепт джема он держит в секрете, как военную тайну. Я распоряжусь, чтобы его подали к чаю. (поглаживает любимого кота и задумчиво наблюдает за резвящимися с Ольгой детьми) - Надо взять с собой этого джема. Может быть, он сделает Никки более отзывчивым к моим просьбам и пожеланиям...

Бенкендорф: Приехал в Крым по приглашению стародавнего друга Михаила Воронцова, новороссийского губернатора: "Если не можешь себе позволить просто отдохнуть, пусть Государь пошлет тебя проверить исполнение прошлогодних его поручений. Помнишь ли макароны по-итальянски, которыми Елизавета Ксаверьевна угощала нас всех в таможенном домике на улочке, названия которой никто не знал, а ты возьми и брякни на вопрос Государя - Елизаветинская? Теперь этой улицы не узнать. Ялта стремительно становится городом, чем Е.И.В. повелел ей быть, назначив центром нового уезда. Дорогу от Симферополя до Ялты ты уже видел, теперь хочу похвалиться дорогой к Севастополю, а заодно - новыми чудесами моего садовника Карла Антоныча, парк в Алупке всё краше и краше. Кстати, твой портрет кисти Доу, который ты прислал мне в подарок, висит во дворце на почетном месте". Дела в Таврической губернии для генерала, конечно же, нашлись. В Петербург поступали донесения о сектах молокан и хлыстов, сбивающих с толку православный люд, злоупотреблениях и воровстве местных чиновников. Воронцову за всей этой мелочью не досмотреть, граф Бенкендорф тоже на пустяки не собирается размениваться, но личное указание для тех, кто должен этим заниматься, бывает полезнее грозных циркуляров из столицы. Побывал в Керчи и Ялте, устроил там и там разносы. Написал Воронцову, который в это время был в Севастополе, что торопится восхититься алупкинским парком, но по пути должен засвидетельствовать почтение Государыне, отдыхающей в имении у Потоцкого. От Ялты до Ливадии - около шести верст, приятная недолгая дорога. Узнав по приезде, что ее величество со свитой на берегу, идет туда.

Забалуев: Где-то около Керчи... (в соломенной шляпе пыхтит от усердия, рассматривая старую, затертую карту, которую разложил на видавшей виды бронзовой скамейке) Еще шестнадцать вершков на север. (сворачивает карту, сует запазуху и хватается за лопату и курочит очередной виноградный куст) Ах, драгоценная МарьЛексевна, сладкая вдовушка. Что вы скажите, когда я примчусь к вам на царском золотом жеребце!

Ольга: Пытается поймать кого-то из малышей, которые с визгами носятся по берегу, как вдруг неожиданно спотыкается и руки оказываются на мужском мундире Бенкендорфа. Не веря самой себе от радости, с платком на глазах, опускает ладони на эполеты и улыбается: - Нет, нет, молчи. Я сама догадаюсь... Саша!

Бенкендорф: (Еще издалека услышал детские визги и смех - младшие Романовы резвятся. Ее величество с сеттерами, фрейлинами и прочими удобствами нежится в тенечке, но дойти до нее и поклониться не успевает, неожианно очутился в центре игры) Ольга пишет: Не веря самой себе, с платком на глазах, опускает ладони на эполеты и улыбается: - Нет, нет, молчи. Я сама догадаюсь... Саша! (сначала опешив, потом улыбается в ответ, хоть и подозревая, что имя "Саша" адресовано не ему) Угадали, мадемуазель!

Ольга: Бенкендорф пишет: (сначала опешив, потом улыбается в ответ, хоть и подозревая, что имя "Саша" адресовано не ему) Угадали, мадемуазель! Знакомый голос, но чужой. Делает шаг назад и развязывает платок, разочарованно: - Прошу прощения, пан граф. Запыхавшаяся малышня облипила их со всех сторон, оглянувшись на них, с улыбкой протягивает платок Бенкендорфу: - Теперь вам водить, Александр Христофорович.

Бенкендорф: Ольга пишет: Запыхавшаяся малышня облепила их со всех сторон, оглянувшись на них, с улыбкой протягивает платок Бенкендорфу: - Теперь вам водить, Александр Христофорович. (Хотел вежливо отказаться, но курортное настроение уже начало вытеснять из головы хмурые служебные заботы) Охотно, мадемуазель, пока государыня меня не заметила, и если вы окажете честь, завязав мне глаза этим платком. Боюсь, если сделаю это сам, не смогу избежать соблазна оставить щелочку для подглядывания.

Ольга: Бенкендорф пишет: Охотно, мадемуазель, пока государыня меня не заметила, и если вы окажете честь, завязав мне глаза этим платком. Боюсь, если сделаю это сам, не смогу избежать соблазна оставить щелочку для подглядывания. - Извольте, пан граф. Только имейте в виду, я не оставлю вам ни одного шанса. Удивилась такой прыти от угрюмого, как она считала, шефа жандармов и затягивает платок потуже, тихо прыснула и завязала на затылке Бенкендорфа кокетливый бантик.

Бенкендорф: (с завязанными глазами, ощутив неожиданный прилив веселья) Ваши высочества, мадемуазель - считаю до пяти, а дальше берегитесь!

Шарлотта: Бенкендорф пишет: (с завязанными глазами, ощутив неожиданный прилив веселья) Ваши высочества, мадемуазель - считаю до пяти, а дальше берегитесь! (меланхолично поедала одну виноградину за другой под нудное чтение одной из статс-дам и погладывала, как резвятся дети, но при появлении в гуще событий графа Бенкендорфа с завязанными глазами - поперхнулась виноградом и надрывно закашляла)

Ольга: Бенкендорф пишет: Ваши высочества, мадемуазель - считаю до пяти, а дальше берегитесь! Дети радостно завизжали, смеется: - Проверим вашу хваленую в эпиграммах ловкость, Александр Христофорович. Подхватила за руки Николая и Михаила, и троица бросилась наутек.

Андрей: Приехал в Ливадию рано утром, загнав по дороге трех лошадей. У него приказ Императора передать срочную депешу с секретными нструкциями Его Сиятельству. Из имения Потоцких отправляется на берег моря и застает прелестную картинку. Скромно останавливается поодаль, не решаясь помешать увлекательной игре в жмурки.

Бенкендорф: Ольга пишет: Подхватила за руки Николая и Михаила, и троица бросилась наутек. (прислушавшись к топоту царственных отпрысков и легким шагам самой опасной, по мнению императора, фрейлины в свите Александры Федоровны, деликатно отправляется за их высочествами, подхватив на руки младшего) Михаил Николаевич? (в ответ - обиженное "вы подглядывали!") Никоим образом, ваше высочество! Извольте убедиться, повязка на месте. (дает его высочеству подергать бантик, чтобы убедиться - подвоха нет) Всему виной моя хваленая в эпиграммах ловкость, как сказала мадемуазель. Теперь вам водить, Михаил Николаевич. (улыбнувшись Ольге, вручает платок его высочеству и идет поклониться ее величеству, пока та не обиделась, что он замешкался) Андрей пишет: Скромно останавливается поодаль, не решаясь помешать увлекательной игре в жмурки (заметил Долгорукого, но сделал ему знак подождать)

Шарлотта: (прокашлялась и протянула руку Бенкендорфу) Александр Христофорович, я вам рада. Вы, оказывается, полны сюрпризов. К чему держать столько французских и немецких воспитателей, когда вы и мадмуазель Калиновская прекрасно справляетесь вдвоем. Останетесь обедать?

Мария Алексеевна: *Что за семейство? Невеста сбежала из под венца. Андрей помчался с поручениями сразу в Крым. Но ощущение, что за Наташей. Надо остановить этот беспредел. Надо иметь хоть немного гордости же.* Захваченная злобными мыслями, она даже и не заметила, что карета заплутала и поехала совершенно не в ту сторону. Судя по всему вместо Ливадии карета направилась в Керчи

Ольга: Андрей пишет: Скромно останавливается поодаль, не решаясь помешать увлекательной игре в жмурки. Поражена появлению князя Долгорукого не меньше своей ошибки с графом Бенкендорфом: - Андрей? Каким образом? У вас же медовый месяц в Италии. Наташа тоже здесь? (оглядывается) - Где же она?

Забалуев: (поднажал и выколупал из земли какой-то ларец, кряхтит и пытается открыть) Пока не коняга, но на приличное платье и стол должно хватить. (отковырял таки крышку) Святые равиоли, золотые монеты! Хватит и на выезд. На бал в Ливадию явлюсь крон-принцем (распихивает золото по карманам сюртука).



полная версия страницы