Форум » Альков » Пути любви неисповедимы, мелодрама » Ответить

Пути любви неисповедимы, мелодрама

Klepa: Название: Пути любви неисповедимы Автор: Klepa Автор иллюстраций: Анн@ Рейтинг: R Жанр: авантюрный роман Герои: БН и еще несколько дополнительных Время написания: 2006 год Отказ: не ищу коммерческой выгоды. Размещение рассказа вне форума только с согласия автора Примечание: не претендую на историческую достоверность. Примечание 2: мужайтесь!!! Примечание 3: Дружно помним, что Клёпа добрый автор

Ответов - 55, стр: 1 2 3 All

Klepa: - Красивая пара, не правда ли? – спросила Мадлен у лорда Брокстона. - Да, - согласился Джон. – Я имею честь пригласить прекрасную хозяйку дома на танец. Леди Брокколи милостиво кивнула и вложила свою ладонь в его. - И никакая они не красивая пара, – прошипела Джулия, услышав слова Мадлен. Она схватила бокал с шампанским с подноса и залпом выпила. Огляделась, чтобы взять еще один, но лакей с напитками уже ушел. - Ты спиваешься, сестрица, – тихо прошептал ей на ухо Генри. - О! – воскликнула Джулия. – Мой несносный братец. Кто мне обещал, что вскружит голову этой пигалице? Ты две недели ворон считал. Посмотри, как они мило улыбаются друг другу! – в отчаянии проговорила она. - Успокойся! – приказал брат. – Я уже начал свою атаку. Не думаю, что крепость долго выдержит осаду. Тем более, – подчеркнул он, – если ты отвлечешь ее единственного защитника. - Ты о ком? – не поняла сестра, и взглянула на Генри, отведя взгляд от Ричарда и Анны. - Глупая женщина! – сквозь зубы проговорил он. – О Ричарде, конечно! Или ты забыла о портрете? Я повесил его на стену и кидаю в него дротики, но чаще попадаю в рога, чем в физиономию. И самодовольно улыбнулся. - Я просто не поняла, – оправдывалась Джулия, злясь, что сразу не догадалась, о ком говорит Генри, и оглянулась по сторонам. – Куда они ушли? – испуганно спросила она. - Кто? - Ричи и пигалица. Генри обвел глазами бальную залу. - Скоро вернутся. - Откуда ты знаешь? - Я не видел их рядом с Мадлен. Она танцует с Джоном. Не могли же они уйти, не попрощавшись с хозяйкой. Джулия согласно кивнула. - Зачем вы привели меня сюда? – спросила Анна, когда они зашли в одну из комнат. - Мне показалось, что вы устали, – проговорил Ричард. - Устала? Почему вы так решили? Анна была тронута его вниманием. «Нет! не поддаваться! – в панике подумала она. – Пусть лучше опять станет злым и бесчувственным, так легче… так проще…» - Вы сильно побледнели, я не хочу, чтобы вы упали в обморок на глазах общества. - Ах, вот как! – Анна постаралась скрыть обиду. Он усадил ее в кресло и присел на корточки рядом, взял ее руки в свои ладони. - Пустите! – прошептала она. - Не пущу, – так же тихо ответил Ричард и, глядя ей в глаза, поцеловал каждый пальчик. - Здесь нет зрителей, которые оценили бы вашу игру, – напомнила Анна, пытаясь вырвать свои руки и успокоить сердце, растревоженное его ласковым взглядом. - А себя вы не считаете достойной зрительницей? – прошептал Ричард, и потянулся к ее губам. Анна стала наклоняться к нему, но, опомнившись, вскочила на ноги. - Вы тоже талантливый актер, – проговорила она, повернувшись к нему спиной, чтобы скрыть волнение. «Еще бы!». - Теперь вы понимаете, какая мы с вами замечательная пара? – пряча за насмешкой горечь, сказал Ричард. – Может быть, превратим наш дом в театр, и будем играть в нем главные роли? – предложил он. Она резко развернулась к нему всем телом. - Наша сцена с вами там! – Анна показала рукой в сторону бальной залы, откуда даже через несколько дверей доносился шум, смех и музыка. Ричард только ухмыльнулся. - Те зрители неблагодарны. - А вы надеетесь на аплодисменты? – резко спросила Анна, мечтая лишь об одном, чтобы этот вечер поскорее закончился. Она снова закроется в своей спальне, будет плакать, или сразу же заснет. - Нет, – честно ответил Ричард. – Но я рассчитываю на гонорар, – в его голосе появились волнующие нотки, а глаза потемнели. Анна судорожно сглотнула, и жалобно прошептала: - Не надо, – когда муж обвил рукой ее талию, привлекая к себе. - Почему? – он наклонился к ней. - Здесь нет зрителей, – повторила она единственный аргумент, пришедший ей на ум, а сама приподняла голову в ожидании поцелуя. Но Ричард не спешил целовать ее, а только удерживал ее в своих объятиях. Анна обняла его за шею, побуждая его наклониться к ней, умоляя перестать мучить ее. - Раз вы так просите… – услышала она голос мужа, но почему-то не заметила уже привычных насмешливых ноток. Анна хотела возразить, что ни о чем не просит, но Ричард поцеловал ее. Шум, доносившийся из зала, стал таким далеким. - Целовать собственную жену! Какая восхитительная глупость! – вымолвил Генри, заглянув в комнату, и расхохотался. - Генри?! – спросил Ричард, обнимая жену за талию. Его глаза потемнели от гнева. Какого черта здесь понадобилось брату Джулии?! Анна заметила сочувствующий взгляд лорда Черчилля, и подняла высоко голову, пытаясь выскользнуть из объятий мужа, но руки Ричарда стальным обручем держали ее. - Ричи, моя сестрица заждалась тебя, а ты целуешься с женой, – откровенно надсмехался Генри. Он в мыслях настолько убедил себя в том, что Анна сразу же падет в его объятия, что оказался просто не готов к тому, что к ней может прикасаться другой мужчина, пусть даже и ее собственный муж. Ричард разжал руки, и схватил лорда Черчилля за грудки. - Что за чушь ты несешь? – прорычал Ричард, хорошенько тряхнув Генри. Анне показалось, что небольшая комната стала медленно вращаться, а потом все быстрее и быстрее. «Стоит мне поманить его хоть пальцем….» Она совсем забыла о его измене. Она совсем забыла об их договоренности. Анна прижала прохладные ладони к горящим щекам, и тихо прошептала: - Я лучше пойду, – и выбежала из комнаты. - Черт! – выругался лорд Ардингли, и, не скрывая ненависти, посмотрел на Генри, который побелел от страха. Он не ожидал, что Ричард бросится на него. - Успокойся, Ричи, давай поговорим спокойно, – прохрипел Генри, оставив попытки освободиться. - Спокойно?! Ричард глубоко вздохнул и отпустил Генри. - Вот так гораздо лучше, – к лорду Черчиллю вернулось его веселое расположение духа. Он с улыбкой смотрел на Ричарда, который, бросив на него презрительный взгляд, сказал: - Не смей мне больше попадаться на глаза! Анна, постойте! - Не спеши, – остановил его Генри. – Она, конечно, прелестный цветок, но моя сестра… - Твоя сестра… – в глазах Ричарда вспыхнули недобрые огоньки. – Генри, распускать сплетни - это дурной тон, – проговорил он обманчиво мягким голосом. Лорд Черчилль сделал вид, что не понимает, куда клонит собеседник. - Я вспомнил, что обещал пригласить леди Хильду на вальс, – говорил Генри, медленно отступая к выходу. - Не заговаривай мне зубы! – отрезал Ричард. - Ричи, неужели ты так обиделся на мою невинную шутку? – решил действовать иначе лорд Черчилль. - Шутку? Распускать слухи о якобы тайной помолвке между мной и Джулией - это, по-твоему, невинная шутка?! - Зря ты так, – грустно ответил Генри. – Моя сестра тебя любит, а… - Твоя сестра может делать, что ее душе угодно, но пусть на пушечный выстрел не приближается ко мне и моей жене! – прервал его лорд Ардингли. - На пушечный выстрел? – промурлыкала Джулия, входя в комнату. – Твоя жена пробежала мимо меня, даже не поздоровавшись. Какая невоспитанность! – скривила губки маркиза. – Ричи, ты плохо на нее влияешь, – прошептала она, и провела рукой по его волосам. Генри незаметно удалился. - Джулия, вы неисправимы! – ответил Ричард и тряхнул головой, сбрасывая ее руку. – Я не люблю, когда теребят волосы. - Раньше тебе это нравилось, – томно прошептала Джулия, и обняла его за плечи. – Поцелуй меня! - жарко попросила она. Ричард молчал, лихорадочно соображая, как далеко могла уйти Анна, и успеет ли он ее догнать. - Спектакль окончен? – холодно спросил он Джулию. – Мои поздравления. У вас несомненный талант. И вежливо поклонившись, ушел. Джулия закусила губу, чтобы не завопить от ярости. Анна вбежала в зал, и, заметив несколько удивленных взглядов, улыбнулась и неспешным шагом направилась к тетушкам. - Энн, дорогая! – обрадовалась Элизабет. – У вас все хорошо? - Да, тетушка, – проговорила молодая женщина, стараясь скрыть свою дрожь и волнение. - Вы вчера были так бледны, – посетовала Пенелопа. – Мы волновались за ваше здоровье. Поздний визит к сестрам Уиндем был шагом отчаяния. Анне не хотелось сидеть дома, бесконечно перебирая в памяти слова Джулии, и она решила навестить тетушек, чтобы как-то отвлечься от невеселых дум. - Тетушка Пенелопа, не беспокойтесь, – сказала Анна. – Бледна я была из-за небольшой мигрени, которая бесследно прошла после моего визита к вам, – и улыбнулась. Сестры переглянулись, но не стали более ни о чем спрашивать. Они беспокоились, что Анна страдает в браке, и скрывает это от них. Элизабет давно хотела поговорить с Ричардом, но сэр Адам отговорил старую знакомую от этого шага. - Я делаю все возможное, чтобы Ричи и Анна помирились, но они оба так упрямы! – сказал лорд Горинг. - Они в ссоре?! – забеспокоились сестры Уиндем. - Уже помирились, – уверенным голосом проговорил он. - Вы уверены? – недоверчиво спросил Пенелопа. - Да! Но, сейчас наблюдая за взволнованным лицом Анны, Элизабет засомневалась в словах лорда Горинга, что молодые супруги ладят.

Klepa: Ричард оглядывался по сторонам, он искал Анну. Заметив ее около тетушек, он направился, было к ней, но возле него оказалась Джулия, которая пришла в себя и была готова к новой атаке. - Милый, мы повздорили из-за пустяка. Пригласи меня на танец! – попросила Джулия, кокетливо улыбаясь. - Джулия, я начинаю терять терпение! – процедил сквозь зубы Ричард, с презрением глядя на маркизу. - Прекрасно! – прошептала она, и подошла к нему вплотную. – Когда мужчина теряет терпение, он совершает столько восхитительных глупостей. - Вы уверены, что моя глупость вас восхитит? - лениво поинтересовался он. Заметив, что Анна танцует с Генри, пригласил Джулию. Та победоносно улыбнулась, встретившись глазами с братом. - Меня восхищает в вас все! – прошептала Джулия, прижимаясь к партнеру настолько, насколько позволяли приличия. - Тогда вы выбрали неверный объект для восхищения, – проговорил Ричард, ни на секунду не упуская из виду Анну и Генри. - Я думаю иначе, – довольно сказала Джулия, бросая кокетливые взгляды на Ричарда. Он хмыкнул: - Вы забыли, что ваши чары на меня не действуют. - Отчего же? – изогнула бровь маркиза. – Вы угодили в расставленные мною сети, и довольно долгое время с наслаждением пребывали во власти моих чар, – улыбнулась она, все еще не веря до конца, что Ричард больше не желает ее. Джулии казалось, что он ведет с ней какую-то изощренную игру, и даже женился для этого. Пораженная догадкой, и обрадованная, что она все верно, как ей казалось, поняла, Джулия счастливо рассмеялась. - Не хотелось вас обидеть, – со скучающим видом ответил Ричард, даже не попытавшись изобразить подобие улыбки, чтобы поддержать ее веселье. - Обидеть? – Джулия перестала смеяться. – При чем здесь обида? Вы любили меня?! – она утверждала – не спрашивала. - Нет, – холодно ответил Ричард. – Ни единой секунды. Джулия чуть не сбилась с ритма. - Вы лжете! – прошипела она. - Как не прискорбно для вас, я не лгу. Ему стало жаль ее, такую красивую и упрямую, капризную и восхитительную в своих капризах. Но становится ее игрушкой, быть рабом ее желаний, Ричард не хотел. - Любить вас все равно, что любить погоду. - Я не понимаю, – прошептала Джулия. – Ваше сравнение далеко от романтики. Ричард усмехнулся. - Ждать восхищения и поклонения от бывшего любовника, право, смешно. - А мне не до смеха! – обиженно сказала Джулия – Вы ведете себя как… как… - Последний негодяй, – подсказал он. Его начала раздражать эта бессмысленная беседа с Джулией. И ему очень хотелось знать, о чем говорят Анна и Генри. Он заметил, что жена пытается что-то объяснить лорду Черчиллю, а тот лишь посмеивается, отвечая ей. И судя по лицу Анны, ответы ей не слишком нравились. «Когда же закончится этот вальс!» - простонал он мысленно. - Нет! – вывел его из состояния задумчивости возглас Джулии. – Как очень благородный человек. Только почему-то ваше благородство не для всех. Почему вы не женились на мне? - Джулия, я уже ответил вам на этот вопрос. Я не хочу носить рога. - Вы думаете, эта малышка вам их не наставит? – иронически спросила маркиза, кивая головой в сторону Анны. - Уверен, что нет! – ответил Ричард, хотя у самого кровь закипала в жилах от ревности, когда он видел, как Генри в танце обнимает его жену! Он также вспомнил про букет, и как загадочно улыбнулась Анна, когда он упомянул о тайном поклоннике. - И вам она не надоест? – допытывалась Джулия, она смотрела только на Ричарда, и злилась, что он не смотрит на нее, а наблюдает за своей пигалицей-женой. Джулия почувствовала прилив ярости, когда вспомнила, как Анна вчера выставила ее вон. - Никогда! – ответил Ричард. Она перехватила его взгляд, устремленный на жену, и заметила в нем такую нежность и теплоту, что чуть не заплакала от отчаяния. На нее, Джулию, он никогда так не смотрел. - Вы любите ее! – потрясенно прошептала она. – По-настоящему любите. - Вы очень догадливы, – насмешливо проговорил Ричард. - Не верю! Не верю, что вы любите ее! - Вы только, что утверждали обратное. - Я была в забытьи. А теперь я прозрела! – горячо заговорила Джулия – Вы не любите ее! Вы должны любить меня!!! - Меня перестал забавлять наш разговор, – прищурив глаза, сказал Ричард. К счастью, вальс закончился. - Благодарю за танец и увлекательную беседу, – вежливо поклонился ей, и исчез в толпе. - Ты мне за это заплатишь! – прошипела ему вслед Джулия, и приветливо улыбнулась графу Квенстону. - За весь танец вы не произнесли ни единого слова, – укорил Анну Генри, вальсируя с ней. - Я сказала, что не хочу танцевать с вами, – ответила леди Ардингли. – Но вы не стали меня слушать. Джентльмены всегда так поступают, когда им не нравится ответ дамы? - Не могу с вами не согласиться – удивленно проговорил Генри. – Воистину, милостив Господь. - Что вы имеете в виду? – спросила Анна, искренне не понимая, почему он вспомнил о Боге. - Вы потрясающе красивы, и у вас острый ум! – сказал Генри, не сводя с нее восхищенных глаз. Анна неопределенно качнула головой. Она украдкой следила за мужем, который танцевал с Джулией де Ламбаль. Судя по их лицам, они оживленно о чем-то беседовали. Представив, что они договариваются о свидании или, того хуже, вместе покинуть прием, не заботясь о приличиях, в ее сердце острыми коготками впивалась ревность. Если бы им не помешал Генри… Что бы было? Она бы позволила Ричарду и дальше целовать себя, прекрасно зная о его измене. О его измене, после того как они по-настоящему стали мужем и женой… - Вам понравился букет? – вернул ее в действительность вопрос лорда Черчилля. - Так это были вы? Генри с огорчением заметил, что, кроме удивления, в голосе Анны не было той волнительной и кокетливой нотки, которая всегда присутствует, когда женщина узнает имя тайного поклонника. - Цветы прекрасны, только, право, не стоило. - Но вы достойны самых восхитительных цветов, изысканных комплиментов и рабского преклонения! – горячо заговорил Генри, стремясь покрепче прижать ее. - Сэр Генри, вы забываете о приличиях! – отстранилась от него Анна. Они продолжили танец, только теперь она не позволяла ему крепко ее обнимать. – Я замужем! – напомнила она, когда Генри предпринял очередную попытку привлечь ее к себе ближе, чем того требовал танец. - Замужем? – скептически переспросил он. – А кому это когда-нибудь мешало? Щеки Анны запылали от гнева. - Да как вы смеете?! - Боже мой, как вы восхитительны в своей невинности! Как жаль, что вокруг так много людей, не то…. Он многозначительно замолчал, дерзко улыбаясь. Анна вздернула подбородок. - Мне тоже жаль, что вокруг много людей, – в его глазах появилось удивление. – Не то я бы давно надавала бы вам пощечин за оскорбление порядочной женщины. - Посмотрим…. Посмотрим, надолго ли вас хватит, когда вы поймете, какое сокровище вам досталось. - Я запрещаю вам дурно отзываться о моем муже! – с достоинством проговорила Анна. - Я ничего плохого и не говорю, – возразил Генри. – Но он не способен быть верным одной женщине. Я просто не хочу, чтобы вы питали иллюзии на этот счет. «Я не хочу, чтобы вы питали лишний иллюзий», – вспомнила она другую похожую фразу, которую произносил томный женский голос, и почувствовала, что в глазах защипало. - Он недостоин ваших слез, – прошептал Генри, заметив, как покраснели ее глаза. Анна приказала себе не плакать, и остановилась. К счастью, музыка уже смолкла, вальс закончился. - А вы считаете себя достойным моего внимания? – резко спросила она и, не дожидаясь ответа, сделав книксен, удалилась. - Ты еще пожалеешь об этом! – разозлился Генри. Анна пробиралась сквозь толпу к тетушкам. Разговор с лордом Черчиллем разволновал ее. Несмотря на сказанные в запале слова, что она не хочет ничего знать о делах Ричарда, Анна не собиралась изменять мужу. Но и отказать себе в удовольствии подразнить его тоже не могла. Как засверкали его глаза, когда он упомянул о тайном поклоннике! Анна сначала подумала, что это князь Суворов решил загладить свою вину перед ней и прислал букет в качестве извинения, но теперь она точно знала, что цветы прислал Генри. Но лорд Черчилль был ей неприятен. Его порочная красота отталкивала, а не притягивала. Конечно, можно было бы отплатить мужу за измену той же монетой, но это было противно натуре Анны. Не в первый раз она задалась вопросом: почему Ричард женился на ней? Анна пыталась обойти человека, который загородил ей путь. Подняв глаза, она встретилась с насмешливым взглядом мужа. - Вы не меня ищете? – спросил он. Она неопределенно качнула головой, и прежде чем успела что-либо возразить, Ричард закружил ее в танце. - Я шла к тетушкам, – ответила Анна. - А пришли ко мне, – в его голосе слышался едва уловимый сарказм. Ему стоило большого труда не спросить ее, о чем они беседовали с Генри. Но они же договорились не интересоваться делами друг друга…. Ее глаза засияли, когда она увидела его. Но не было ли это просто игрой? Анна ослепительно улыбнулась. - Отрадно видеть, что мои просьбы, наконец, возымели действие, – улыбнулся в ответ Ричард. Анна кокетливо наклонила голову. Заметив ревнивый взгляд мужа, она отчего-то развеселилась. - А мне казалось, что вы не просили, а приказывали. Впрочем, это уже неважно. - Отчего же? Меня теперь будет мучить любопытство, – честно признался муж. - Любопытство? – переспросила она. – А совесть вас не мучает? – резко сказала Анна, и прикусила губу. - Вы думаете, что мне известно, что это такое? – насмешливо поинтересовался Ричард. Анна промолчала. Отзвучал вальс, потом кадриль, и снова вальс. Анна так устала за этот вечер, что в карете задремала. Когда они подъехали к дому, она оступилась, выходя из кареты. - Вы второй раз падаете в мои объятия, - прошептал Ричард в розовое ушко. Анна с трудом обрела равновесие. - Я уже могу идти сама, – тихо ответила она. - А мне показалось, что вы устали, – сказал муж и, подхватив ее на руки, внес в дом. Она уперлась руками в его плечи. Бригфилд отступил в тень, чтобы не смущать хозяев. - Пустите меня! Я просила вас больше не прикасаться ко мне! – ее голос зазвенел от обиды и отчаяния. Не обращая внимания на крики жены, Ричард стал подниматься по лестнице. - Что вы собираетесь делать? – спросила Анна, дрожа. - Ничего особенного, – невозмутимо ответил муж. Распахнул дверь ее спальни, вошел в комнату, и уложил ее на постель. Жена не сводила с него напряженного взгляда. Ричард отступил на один шаг назад. Не в силах больше выдержать этого противостояния взглядов, она вскочила на ноги и подошла к туалетному столику, дрожащими руками начала вынимать многочисленные шпильки из прически, всем своим видом показывая, что ее ничуть не волнует присутствие мужа в ее спальне. - Вам помочь? – ласково спросил Ричард, подходя к ней ближе. - Благодарю вас, – ответила Анна, стараясь, чтобы голос звучал спокойно. – Я справлюсь сама. Муж ничего не ответил. Анна поймала его взгляд в серебристой глади зеркала и судорожно сглотнула. Ричард вытащил несколько шпилек, и тяжелые локоны пушистым веером рассыпались по ее плечам. Он начал пальцами расчесывать ее волосы. - Что вы делаете? – в панике спросила Анна и повернулась лицом к Ричарду. Он не сводил глаз с ее губ. - Нас прервали, – прошептал он, обнимая ее за талию и целуя уголок ее рта. Анна уперлась руками в его плечи, не позволяя прижать себя, но Ричард был сильнее, и вскоре она оказалась в его крепких объятиях. Как завороженная, она смотрела, как муж наклоняется к ней. Он снова поцеловал ее: страстно, неистово, не давая глотнуть воздуха. Сдаваясь, она обняла его за шею, не желая, чтобы поцелуй прерывался. - Он никогда так вас не поцелует, – со злостью процедил Ричард и отпустил ее из плена своих рук. – Приятных снов. Анна удивленно открыла глаза. Совершенно не задумываясь, что делает, она ударила его по щеке. Рука зазвенела от удара. Она погладила запястье. Ричард ничего не ответил, лишь прижал ладонь к щеке, и учтиво кивнув, ушел, хлопнув дверью с такой силой, что Анна подпрыгнула на месте. - Приятных снов? – с горечью переспросила она. Анна повернулась к зеркалу и стала расстегивать крохотные пуговички на платье. Можно было позвать Мэгги, чтобы она помогла хозяйке. Но Анне не хотелось никого видеть. Ей было нужно подумать и побыть в одиночестве. «Верь мне!» И глаза защипало от непролитых слез. Генри сказал, что Ричард не стоит ее слез…. Но можно ли верить лорду Черчиллю, который прислал цветы замужней леди, родному брату Джулии де Ламбаль?

Klepa: Ричард сидел в кабинете в кресле и смотрел в горящий камин. Бумаги в беспорядке валялись на столе. Когда он пришел сюда, то какое-то время в ярости расшвыривал предметы по комнате. Случайно несколько документов угодили в камин. Сначала Ричард хотел вытащить их, и спасти от неминуемой гибели. А потом махнул рукой, налил из графина виски в стакан и залпом выпил. Огненная жидкость обожгла внутренности, но легче не стало. С какой-то отрешенностью он наблюдал, как белая бумага превращается в светло-коричневую, затем в черную и, наконец, в пепел. - Останется только пепел, – прошептал он. Дверь неслышно распахнулась, и на пороге появилась Анна, облаченная в ночную сорочку и халат. - Хотите составить мне компанию? – насмешливо спросил Ричард, заметив появление жены. - Нет, – покачала головой Анна. – Я хочу задать вам только один вопрос. - Я вас слушаю, – сухо ответил муж. – А потом сделайте одолжение, уйдите! – прошептал он, снова повернувшись к камину. - Я не отниму у вас много времени, – спокойно проговорила Анна и подошла ближе к нему. Ричард устало посмотрел на нее и, не выдержав ее испытывающего взгляда, отвернулся. - Зачем вы женились на мне?! В комнате стало тихо-тихо. Было слышно, как потрескивают дрова в камине, а в углу тикают часы. - Чтобы спасти вашу репутацию, – ответил муж. – У вас еще есть вопросы ко мне? - Лжете! – закричала Анна. Он встал. - Тогда назовите другую причину, – проговорил Ричард. - Я не знаю! Именно поэтому я и спрашиваю об этом вас! – возразила жена. - Мне нечего добавить к уже сказанному. И мы договорились не интересоваться делами друг друга, – напомнил он. Анна отшатнулась. - Это было ваше предложение, – прошептала она. - А вы его так поспешно приняли, – ехидно сказал муж, наклонившись к ней. - Я не желаю вас видеть, – закрыв глаза, проговорила она. - Сударыня, это вы пришли в мой кабинет, а не я к вам в спальню. Она снова замахнулась, но на этот раз Ричард был проворнее и схватил ее за запястье. - Снова хотите ударить меня?! - Я вас ненавижу! - Что ж, это чувство у нас теперь взаимно! Вы мне тоже неприятны. Чтобы больше не нарушать ваши планы и не смущать ваш покой, я отправляюсь спать. Доброй ночи, – с издевкой сказал он и вышел. Анна зажмурилась. Потом замотала головой, и выскользнула из комнаты. Утро прошло спокойно. Супруги позавтракали как обычно, сидя друг напротив друга. - Не ждите меня к ужину, – бросил Ричард, вставая из-за стола. – Я останусь ночевать на конезаводе. - Как вам будет угодно, – холодно проговорила Анна и тоже поднялась из-за стола. В воздухе почувствовалось благоухание цветов, на пороге появилась горничная с букетом, еще более роскошным, чем вчера. - Куда поставить, миледи? – спросила Мэгги. - На столик, – ответил Ричард за жену. Горничная выполнила приказ и удалилась. - Снова будете читать записку? – спросила Анна, не удержавшись от искушения поддеть мужа. Он протянул конверт ей. - Благодарю вас, – сухо ответила жена. - Приятного вечера, дорогая, – не скрывая сарказма, проговорил Ричард и ушел. Анна не разворачивая записки, скомкала ее и кинула себе за плечо. - Ой! Она резко обернулась. - Вы?! - А вы ждали кого-то другого? – дерзко улыбаясь, спросил Генри. - Но почему о вас не доложили? – прошептала Анна. - Я не хотел испортить сюрприз. - Сюрприз? – переспросила она. - Это мой визит. - Ваш визит и есть сюрприз? – уточнила Анна и к удивлению лорда Черчилля засмеялась. - Да, сначала цветы, потом я сам, – и учтиво поклонился ей, решив пока не обращать внимания на ее смех. Перестав смеяться, Анна подошла к столику, на котором стояла корзина с цветами, взяла ее в руки и протянула Генри. - Сэр Генри, заберите ваши цветы. Я их не приму. - Леди Анна, – не дожидаясь приглашения, лорд Черчилль уселся на диван. – Я питаю к вам самые искренние чувства и не хочу, чтобы вы страдали. - Именно поэтому вы присылаете мне цветы? – спросила она и присела на кресло. - Я ухаживаю за вами. - Я не давала вам на это своего согласия. - А оно и не требуется. Вы несчастны, – прошептал Генри и пересел, чтобы быть ближе к Анне. – А я могу сделать вас счастливой. «Я обещаю вам, что сделаю вас счастливой, и буду вам хорошим мужем». Совсем недавно похожую фразу произносил другой голос. И она поверила его словам…. Зачем? - Сэр Генри, – Анна поднялась на ноги. – Вам лучше уйти. - Почему? - Мне надо побыть одной и все обдумать, – загадочно улыбаясь, проговорила она. Генри решил, что леди готова сдаться, и сопротивляется лишь для приличия. Он хмыкнул. Ничего другого он и не ожидал. - До скорой встречи, – прошептал он и, поцеловав ее руку, удалился. Анна коротко вздохнула. Когда боль от злых слов Джулии притупилась, Анна задумалась, а не солгала ли маркиза? Весь вечер, не считая одного танца, Ричард не отходил от нее, Анны, ни на шаг. Джулия бросала на него гневные взгляды, но он ни обращал на это никакого внимания. Конечно, они изображали перед обществом счастливых супругов, но все ли было игрой? У нее сладко замирало сердце, когда она ловила нежный взгляд мужа. «Верь мне!» Почему в его голосе было отчаяние? Анна нервно стала ходить по комнате. «Все будет хорошо!» Значит, могло быть все плохо? Кто написал ту злосчастную записку? Почему Ричард сразу же отозвался на зов? Кто просил о помощи или предупреждал об опасности? Анна сжала кулачки. Она глупая, поверила сразу же в слова Джулии. Может, потому что ждала подобного поведения от мужа? На ее вопрос: почему он женился на ней, Ричард быстро ответил. Но его слова не убедили ее. Анна приняла решение дождаться мужа и наконец, все выяснить. До конца! Чтобы не осталось никаких тайн и недомолвок. Она читала в библиотеке. Когда совсем стемнело, она решила подняться в свою комнату. Анна зашла в свою спальню. - Не шевелись! – прошептал кто-то над ее ухом, и она почувствовала, как холодный металл прижался к ее горлу. - Кто вы? – успела спросить она, нож еще сильнее впился в нежную кожу. - Говорить буду я! – нервно сказал голос. – Твой муж очень хорошо придумал, оставлять тебя одну в таком огромном доме, – зашипел он Анне прямо в ухо. От его слов она похолодела. – Мне так легче будет расправиться с тобой и с ним. - Почему? – тихо спросила она, не делая попыток высвободиться из его объятий, парализованная страхом. - Ты задаешь слишком много вопросов! – резко ответил незнакомец, и со всей силы толкнул ее вперед, молодая женщина от неожиданного удара упала на кресло. Когда Анна смогла подняться и оглядеться, в комнате уже никого не было. Еще дрожа от пережитого, она побежала к Ричарду. Распахнула дверь в его комнату и замерла на месте. Его постель была пуста. Он еще не вернулся домой… Ричард приехал домой в дурном расположении духа. Впрочем, в последнее время это было его обычное состояние. Он даже сам не мог объяснить, почему и на кого больше злится? На себя? На Анну? На неизвестность, которая хуже всего на свете? На Джулию, которая не оставляла попыток вернуть его? Уже светало, когда он вошел в дом. Бригфилд зевал, открывая ему дверь. Ричард долго думал и решил поговорить с женой. Почему она так странно повела себя? Что за поклонник у нее появился? Он осторожно постучал, но в ответ была тишина. Тогда он открыл дверь: - Анна? Но в спальне никого не было. Ричард похолодел. Что с ней могло случиться? Он осмотрел комнату, но не нашел ничего, что могло бы натолкнуть на мысль, куда она ушла. Он хотел пойти вниз и расспросить Бригфилда. Возможно, он знает, куда отправилась леди Ардингли на ночь глядя? Но перед этим решил зайти в свою комнату. На неразобранной кровати прямо в одежде спала Анна, забавно подложив ладошку под щеку. Он облегченно вздохнул. Какое счастье, что с ней все хорошо. Он улыбнулся и присел на корточки, положил руки на кровать и смотрел, как она спит. Открыв глаза, Анна встретилась с взглядом мужа. - Хорошо спали? – ласково спросил он. - Да, – смущенно ответила она, немного удивленная его нежностью. – С вами все в порядке, слава Богу! – прошептала она и, перестав сдерживаться, кинулась ему на шею. - А почему со мной должно быть что-то не в порядке? – удивился Ричард, обрадованный ее порывом, крепче обнимая жену. - На меня напали в моей комнате. – быстро проговорила Анна, судорожно цепляясь руками за его плечи. - Кто? - Я не видела лица. - А фигуру? - Он подкрался ко мне сзади. Я не могу его описать, – с грустью проговорила Анна. Ричард резко встал. - Что происходит? – спросила она, испуганная странным выражением его лица. - Он что-нибудь говорил? - Что хочет избавиться от вас…. – прошептала Анна. – И от меня…. Муж повернулся к ней. - Сидите дома, никуда не ходите! - Ричард! – окликнула жена, но он уже вышел из комнаты. «Опять тайны и недомолвки!» Анна в отчаянии закусила губу. Муж вернулся поздно ночью. Анна хотела поговорить с ним, но не дождалась, и уснула. А проснувшись утром, Ричарда дома уже не было. Она весь день сидела в особняке, не осмеливаясь ослушаться мужа. Прошла неделя. Несколько раз приезжал с визитом Генри, но Анна отказывалась принимать его, ссылаясь, то на головную боль, то на иную причину, лишь бы не видеть лорда Черчилля. Тот делал вид, что объяснения дворецкого его устраивают. Цветов он больше не присылал. К счастью, их больше никуда не приглашали. Иначе Анне пришлось придумать причину, по которой она и Ричард не могут прийти. С Ричардом поговорить ей все никак не удавалось. Муж приезжал поздно вечером, и уходил рано утром. Анна решила, что они снова вернулись к тому же, с чего начали супружескую жизнь. Да, они оба соблюдали совместную договоренность не интересоваться делами друг друга, но ей уже опостылела такая жизнь. Сегодня Ричард вернулся раньше обычного времени и заперся в своем кабинете. Анна несколько раз глубоко вздохнула и решительным шагом вошла в комнату. Муж сидел за столом и что-то писал. - Мне необходимо поговорить с вами. Ричард устало сказал: - Я сейчас не расположен к беседам. Анна заметила, как он бледен и испугалась. - Вы хорошо себя чувствуете? – обеспокоено спросила она. - Да! – резко ответил муж и снова уткнулся в бумаги. Анна не уходила. - Я задыхаюсь в этом доме, – начала она. – Мне холодно! - Велите растопить камин, – сухо ответил Ричард и отвернулся. - Нет! – Анна подошла ближе и вырвала бумагу из его руки. - В чем дело? – не понял он. - Либо мы сейчас поговорим, либо… Его глаза угрожающе прищурились. Он резко встал и забрал документ из ее обессилившей руки. - Довольно, сударыня! Помнится, вы уже пытались поставить мне ультиматум. Анна сглотнула. - Да, я помню, – вздернула она подбородок. – Я не могу больше выносить эту ложь! Вы каждый день уезжаете куда-то. А мне запрещаете выходить из дома! Вы знаете того, кто напал на меня? Или вы хотите беспрепятственно видеться со своей любовницей? – ее голос задрожал от гнева и боли. – Мы договорились не интересоваться делами друг друга?! Тогда какое вам дело до того, дома я или нет?! Обидит меня кто-то, или нет? – слезы хлынули из глаз. Анна никак не ожидала, что расплачется. Ричард слушал гневную отповедь, и постепенно его лицо светлело, а губы растянулись в улыбку. - Так вы думали, что я вам изменяю? – в его голосе было искреннее удивление. Анна отвернулась. - Джулия де Ламбаль. - Вы знаете, что наши отношения давно закончены, – возразил Ричард. - Мне известно другое?! – резко сказала Анна, уже жалея, что начала этот разговор. - Тогда вам известно больше чем мне, – насмешливо ответил муж. «Она ревнует!». - Прекратите лгать! – вскричала она. - Я вам не лгу. - Зачем вы женились на мне?! – в отчаянии закричала Анна. – Зачем вы меня поцеловали?! Ричард ничего не ответил. Не в силах больше терпеть молчание мужа, Анна накинулась на него, колотя кулачками по его плечам, груди. - Зачем вы мучаете меня?! – всхлипывала она. Он пытался схватить ее за руки, и обнять, но Анна царапалась и вырывалась. Случайно манжет его рубашки расстегнулся, и Анна с удивлением уставилась на его запястье. Потом подняла потрясенные глаза на мужа. - Что это? Ричард глубоко вздохнул, и под пристальным взглядом жены застегнул запонку. - Но…. – она замолчала. – Но…. Зачем? Почему? - Вы задаете слишком много вопросов, – ответил муж, отводя глаза в сторону. - Много? – тихо спросила Анна. – Но я имею право знать на них ответы?! Понимаешь? – перешла она на «ты». – Только не возражай мне сейчас, пожалуйста! – она умоляюще посмотрела на него, Ричард коротко кивнул головой. - Хорошо, не стану. Она взяла его за руку и расстегнула манжет. – Помнишь, когда мы были совсем маленькими, ты упал и распорол себе руку… – она говорила тихо-тихо, - и я перевязала тебя, оторвав от своего платья оборку. - Но сначала смочила ее в ручье, – тихо добавил он. Анна перевернула его ладонь, на запястье виднелся едва заметный шрам. Она покачнулась, потом посмотрела на мужа. - Мне все равно: вернулся ты из ада, или тебя изгнали из рая. Теперь мы вместе и я имею право все знать. Ты это или не ты?

Klepa: Произнося последние слова, Анна чувствовала, что ее колени подламываются, а разум просто не может поверить в происходящее. Ей стало жарко, еще немного и она потеряет сознание. Но отчего он молчит?! Ричард долго молчал, глядя в ее глаза, потом, взяв ее за руки, усадил в кресло, присел рядом на корточки, прижал ее ладони к своим щекам, и, посмотрев в блестевшие от слез глаза, тихо произнес: - Аня, это я. Она всхлипнула и вырвала у него свои руки. - К чему был весь этот спектакль? - Не было никакого спектакля, – тихо ответил муж. - Но мы похоронили тебя, – в ее голосе слышался ужас. - Да, похоронили, – коротко согласился он и резко поднялся на ноги. – Но я был жив. - Но почему? Как? Откуда? - Меня спасла Сычиха. Иметь тетку ведьму, оказывается, не так уж плохо, – горько усмехнулся Владимир. - Но ты умер?! - Нет. Просто впал в оцепенение. Но я был жив. - Господи! – прижала Анна ладонь к губам – Так ты все слышал?! - Нет, – Владимир улыбнулся. – Ночью Сычиха…. – он поморщился. – Привела двух мужиков, запугала их до полусмерти, что проклянет их, если они кому-нибудь проболтаются, и велела разрыть могилу, а потом отнести меня к себе в избушку. - Но почему ты не пришел ко мне?! – в отчаянии воскликнула Анна, все еще боясь поверить, что не спит. Она встала, опираясь на подлокотники кресла, и подошла к Владимиру. – Я ведь чувствовала, что это ты. Почему ты мне не признался? - Ты не все знаешь, – ответил муж. - Я не понимаю, – она невольно отшатнулась, испугавшись, что сейчас опять между ними встанет непреодолимое препятствие, которое снова разлучит их. - Я спал очень глубоким сном. Тетушка заботилась обо мне. - Но почему она мне ничего не сказала? Почему вы оба все скрыли от меня? - Аня! – выдохнул он. – Я тебе все сейчас расскажу, если ты не будешь бесконечно меня перебивать и задавать одни и те же вопросы. - Хорошо, – согласно кивнула она, и робко дотронулась до его плеча, потом до лица. - Боишься, что от меня повеет могильным холодом? – развеселился Владимир и засмеялся, когда она испуганно одернула руку. Анна укоризненно покачала головой, и грустно улыбнулась в ответ. - Не шути так, – попросила она и обняла его, спрятав лицо у него на груди. Он крепче обнял ее и, прижавшись щекой к ее волосам, продолжил: - Я проспал целый год. Очнувшись, и немного придя в себя, я пошел к тебе…. – Владимир замолчал. Анна подняла голову и прямо посмотрела в его глаза. - Тогда почему я не видела тебя? Он горько усмехнулся. - Ты была не одна, и весело смеялась. - Я сильно болела, и это была моя первая прогулка после болезни, – сказала Анна. - Ты была не одна! – в его голосе слышались ревнивые нотки. - Это был твой брат! - Брат? – переспросил Владимир. - Да, – удивленно сказала Анна. – Ты не знал о его существовании, он появился в нашем доме после твоих… когда тебя… – она так и не смогла закончить фразу, потому что муж подошел к столу, и, порывшись в документах, протянул ей бумагу: - Это он? Она внимательно посмотрела на рисунок карандашом. - Да. Очень похож. Но откуда у тебя его портрет? Муж не ответил на ее вопрос, а продолжил свой рассказ: - По всему уезду ходили слухи, что ты не сегодня-завтра дашь согласие выйти замуж за князя Алексея Суворова. - Это только сплетни! – горячо возразила Анна и, пораженная догадкой, добавила: – Так ты поэтому уехал?! - А что мне оставалось? Имел ли я право воскресать, когда ты уже оправилась от утраты, более того - собиралась замуж. К тому же тетушка чуть ли не на коленях умоляла меня покинуть родину. Говорила, что в России я погибну. И отправила меня сюда, к лорду Адаму Горингу, который всем говорил, что я его племянник. - Но Бригфилд? – возразила Анна. – Он настолько убедительно рассказывал о твоих родителях, вернее родителях Ричарда, – поправилась она. Владимир улыбнулся. - Племянник у сэра Адама действительно существует, и что его родители утонули, тоже правда. Зовут его иначе. Но он уже очень давно живет в Португалии. Лорд Горинг спросил его позволения воспользоваться его биографией, Морис только посмеялся и дал свое согласие. Так на свете появился Ричард Ардингли, а Владимир Корф умер окончательно. - Но зачем было все так путать? – спросила Анна. – Ты поверил в предсказание своей тетушки? И откуда она знаком с лордом Горингом? - Опять задаешь вопросы, не дождавшись моего ответа, – с улыбкой укорил ее Владимир. Анна виновато улыбнулась, и горячо прошептала: - Я больше не буду. - В предсказание тетушки я не поверил, но и оставаться в Двугорском тоже не мог. В меня стреляли, и намеревались убить. Чудесным образом выжив, я не собирался умирать снова. - Ты видел того, кто стрелял? – вспомнила Анна. - Только силуэт. Когда я поселился в Англии, то сначала не думал искать человека, задумавшего убить меня. Для всех кроме тетушки и дяди, я был мертв. Но полгода назад на меня снова покушались. На этот раз пытались зарезать. - О, господи! - Все обошлось. После того случая, я задался целью найти этого человека. Как выяснилось позже, попытка зарезать меня была случайностью, а не планируемым убийством. Но позже последовало еще несколько покушений. Они совпали с твоим приездом в Лондон. Владимир замолчал, задумчиво глядя в камин, Анна подошла к нему и, положив руку ему на плечо, спросила: - Ты думаешь, что это Иван хотел убить тебя? - Теперь я почти в этом уверен. Меня вызвал мой поверенный, весьма ловкий человек, умеющий добывать любую информацию, именно от него была записка. Анне стало стыдно, что она так легко поверила Джулии, которая просто воспользовалась удобным случаем. - Почему ты сразу мне не открылся? Он обнял ее, и, взяв ее лицо в свои ладони, сказал: - Помнишь, как мы столкнулись на балу? Она кивнула. - Как ни помнить. Я тогда была уверена, что это был ты. Но потом ты так убедительно изображал из себя Ричарда, что я окончательно запуталась. - Прости меня! – виновато проговорил Владимир. – Я настолько не ожидал увидеть тебя, что растерялся. - Ты поэтому меня скомпрометировал? – лукаво улыбнулась Анна. - Я не мог второй раз потерять тебя. Я хотел тебе обо всем рассказать, но потом решил, что нам выпал редкий шанс начать все сначала. Я о многом не знал, и не догадывался, а твои рассказы о прошлом помогли мне многое понять. - Что, например? – с грустью спросила жена. - Что я своими выходками причинял тебе боль, что ты стойко выносила мои издевательства. - Это уже в прошлом, – прошептала она и снова прильнула к его груди, закрыла глаза, слушая мерный стук его сердца. - За неделю до свадьбы на меня снова покушались. - Поэтому платок был весь в крови? – догадалась Анна. - Да. - Но почему ты молчал?! – взмолилась она. - Потому что глупец, – честно признался Владимир. Она удивленно подняла голову и с удивлением поняла, что он сказал это абсолютно серьезно. - А Джулия? - Нас с ней давно ничего не связывает. Постой, она тебе говорила иное? – он нахмурился, заметив ее кивок, потом выругался словом, которое в приличном обществе не произносят. - Теперь я все знаю, – прошептала жена. Он молчал, взял ее лицо в свои ладони и прошептал в ответ: - Скажи… Владимир не успел договорить, потому что Анна обняла его за шею, и произнесла: - Я люблю тебя. - Я люблю тебя, – отозвался он, прежде чем ее поцеловать.

Роза: Хорошо то, что хорошо кончается.

Klepa: Роза, приятно тебя видеть, но это еще не конец .

Klepa: Анна проснулась с чувством безграничного счастья. Открыв глаза, она встретилась с ласковым взглядом мужа. - Доброе утро! – прошептал Владимир. - Доброе! – отозвалась она. – Я все еще не верю, что это ты, – прошептала Анна, с нежностью глядя на мужа. Владимир усмехнулся и, приподнявшись на локте, поцеловал ее и спросил: - Теперь убедилась, что это я? - Да, – ответила жена, обнимая его за шею и подставляя губы. - Я люблю тебя… люблю тебя… – шептали они между поцелуями. Вниз они спустились, держась за руки. Дворецкий, заметив это, смахнул слезинку с ресниц. Хозяйка увидела его и подошла к нему. - Бригфилд, зачем вы солгали? – тихо спросила Анна. Дворецкий под ее пристальным взглядом смешался. - Анна, это был мой приказ, – ответил за Бригфилда Владимир. – Прости, но мы не могли рисковать. Она обернулась к мужу. - Я не совсем понимаю… - Пойдем, я тебе все объясню, но сначала мы позавтракаем, – с улыбкой сказал он. - Хорошо, – улыбнулась в ответ жена. После завтрака они прошли в кабинет, присели на диван. - Я уже говорил тебе, что на меня снова покушались, – начал Владимир. Анна кивнула. - Мой поверенный не смог выяснить имя человека, который по нашим предположениям стрелял в меня. Но смог его нарисовать. - Не смог узнать его имя? – удивленно переспросила жена. – Но всему уезду было известно, что Иван Заморенов сын дядюшки. Несколько месяцев только об этом и говорили… - Когда мы начали поиски, те слухи давно уже позабылись, – ответил он. - Но почему ты так мучил меня? – тихо спросила Анна, пристально глядя на мужа. – Почему сразу не открылся? Владимир опустил голову. - Почему не рассказал сразу, я тебе уже объяснил. - Да, я помню. Но почему ты так злился, когда я назвала тебя твоим настоящим именем? Меня теперь мучает этот вопрос, – призналась Анна и положила голову ему на плечо. Он улыбнулся. - Приревновал к самому себе. Глупо вышло. Но мне не хотелось, чтобы былое имя вспоминали. - Почему? – изумленно спросила жена и повернула к нему голову. - Потому что на меня снова открыли охоту. Теперь я уже знал, кто охотник и должен был первым найти его. - Ты поэтому уезжал на весь день? – догадалась Анна. - Да, и мне казалось, что я не нужен тебе… - добавил Владимир тихо. Она обняла его и прошептала: - Ты был мне нужен, но я так боялась в этом признаться, даже самой себе. - Теперь все позади, – довольно улыбнулся он и наклонился, чтобы поцеловать ее. - А как же Иван? – спросила Анна, немного отстранившись от него. – Я не могу поверить, что этот милый мальчик хотел убить тебя. - Милый мальчик! – хмыкнул Владимир и нахмурился. – Он убийца. - О, господи! – прижала она пальцы к губам. – Так это он подложил шип под седло Звездочки… – и подняла потрясенные глаза на мужа. - Нам теперь нельзя расставаться даже на миг, – проговорил муж. – Я думаю, что такой одержимый человек, как мой брат, предпримет еще не одну попытку уничтожить нас. - Но зачем? – испуганно спросила Анна и прижалась к нему, ища защиты в его объятиях. - Я не знаю, – искренне ответил Владимир, обнимая ее. – Все будет хорошо, я тебе обещаю, – поцеловал нежный висок, прижимаясь щекой к ее волосам. Она зажмурилась, слушая, как бьется его сердце. В дверь позвонили, и в наступившей тишине они услышали, как Бригфилд пошел открывать. - Я надеюсь, что это не Джулия, – пробормотала Анна. Владимир, услышав ее слова, улыбнулся. - Я также надеюсь, что это не Генри, – пошутил он в ответ. Она подняла голову и, встретившись глазами с веселым взглядом мужа, засмеялась. - Слава богу! – проговорила Сычиха, увидев смеющихся супругов. – Зря я так торопилась, вы уже без меня успели помириться. - Тетушка! – сказал Владимир, поднимаясь ей на встречу. Старая женщина перевела взгляд на Анну. Та кивнула. - Я все знаю. - Слава богу! – повторила Сычиха. – Меня напугал Адам. Написал письмо, что не может справиться с упрямым племянником, – она сурово посмотрела на Владимира, тот сделал вид, что очень смущен и отвернулся, успев подмигнуть Анне. Та укоризненно покачала головой. – Я также хотела предупредить вас, что Иван покинул пределы России. Анна испуганно посмотрела на мужа. - Я знаю, – отозвался Владимир. – Именно это поверенный и сообщил мне. Иван уже пытался навредить Анне. Сычиха обеспокоено посмотрела на молодую женщину. - Со мной все в порядке, – поспешила успокоить Сычиху Анна. - Но он еще может это сделать, – прошептала старая женщина. - Не посмеет! – отрезал Владимир. – В дом ему больше не пробраться, а с Анной всегда рядом буду я. Сычиха покачала головой и ничего не ответила. Вечером приехали тетушки Анны. Старые леди были обеспокоены. Им казалось, что это их вина в том, что Анна несчастна. Поэтому, долго совещаясь и, наконец, придя к единому решению, Элизабет и Пенелопа отправились нанести визит супругам Ардингли. К их вящей радости, Анна встретила их с улыбкой, и заверила в том, что абсолютно счастлива, что все недоразумения разрешились, и она любит и любима. Элизабет еще сомневалась, но, увидев с какой заботой и нежностью Ричард обращался с Анной во время их визита, она окончательно рассталась с сомнениями. - Энн, – начала Пенелопа. – Мы хотим завтра устроить прием в вашу честь. Анна беспомощно посмотрела на мужа. Владимир задумался. С одной стороны, пока Иван на свободе, было бы лучше никуда не ходить. С другой стороны, сидеть взаперти тоже не имело смысла. - Мы будем счастливы посетить ваш дом, – ответил Владимир. Пенелопа от восторга захлопала в ладоши, а Элизабет только улыбнулась. Сычихи не было в гостиной. После путешествия она захотела отдохнуть. - Тогда завтра ждем вас. Проводив сестер Уиндем, Анна и Владимир вернулись в гостиную. - Тебе не нравится идея с приемом? – спросила она. - Это опасно, – просто ответил Владимир. - Ты обещал не покидать меня ни на минуту, – улыбнулась жена и обняла его за талию. – У нас все будет хорошо? – спросила она. - Конечно! – заверил ее Владимир, целуя в макушку. Утром, когда Сычиха узнала, что Владимир и Анна идут на прием, очень разволновалась. - Не ходите туда! - Но почему, тетушка? - Не ходите туда! – повторяла она, не желая ничего объяснять. - Случится что-то плохое? – спросила Анна, и, встретившись с черными глазами Сычихи, невольно отшатнулась. - Беда будет, беда! – зашептала та, потом замолчала, глядя в свою тарелку. Владимир посмотрел на жену, Анна развела руками. - Идите! – неожиданно воскликнула Сычиха. - Только что вы умоляли нас не делать этого, – напомнила Анна, плохо понимая, отчего Сычиха поменяла свое мнение. Откровенно признаться, ей тоже не по душе была идея приема в их честь, но она не могла обидеть тетушек. Старые леди были добры и внимательно к ней. - Беды не будет? – спросил Владимир. Он слабо верил в предсказания тетушки, но в ее дар врачевания верил безоговорочно. - Аня, ты не все знаешь, – перевела разговор на другую тему Сычиха. Молодая женщина удивленно посмотрела на нее. - Ты знаешь о том, что Володя спал. - Да, – подтвердила Анна. - Помнишь, ты приходила ко мне. Снова кивок. - Но ты не знаешь, что очнулся он после твоего визита. - Надо же, – прошептала Анна и с улыбкой посмотрела на мужа. Он улыбнулся в ответ.

Klepa: А Сычиха, глядя на их улыбающиеся и счастливые лица, почувствовала, что в глазах защипало от умиления. «Довольно страданий! Еще одна жертва, и все будет хорошо!». Прием сестры Уиндем устроили роскошный. Зал поражал великолепием, а подаваемые блюда изысканностью. Элизабет и Пенелопа постарались ради любимой родственницы. - Энн, мы с Элизабет переписали завещания. Все достанется вам, – Пенелопа промокнула слезы платочком. - Тетушка, – только и смогла вымолвить растроганная молодая женщина. – Вы еще проживете долго-долго. Пенелопа улыбнулась, а Элизабет ответила за сестру: - Энн, конечно, мы очень хотим посмотреть на ваших деток, – и смутилась от столь явного проявления сентиментальности. Анна засмеялась. - Лучших бабушек я и желать не могу. Чем окончательно засмущала тетушек. - Дорогая! – услышала она голос мужа. – Леди Элизабет, леди Пенелопа, позвольте я у вас похищу свою жену. - Конечно, Ричард, – милостиво разрешила Элизабет. Он улыбнулся и закружил Анну в танце. - Мы правильно сделали, что настояли на этом браке, – твердо сказала Пенелопа. – Посмотри, как они улыбаются друг другу. - Да! – согласилось Элизабет, искренне радуясь за счастье племянницы. Джулия де Ламбаль ревниво следила за танцующей парой. Ей удалось раздобыть приглашение с помощью хитрости, потому что старые леди не пригласили ее, а только ее мать. Но леди Черчилль сейчас не здоровится, и дочь воспользовалась состоянием матери. Перехватила приглашение, и явилась на прием, ловко избегая столкновений с хозяйками дома и Анной. Ей надо было поговорить с лордом Ардингли наедине, но тот словно нарочно ни на шаг не отходил от своей пигалицы-жены. - Мне надо ненадолго выйти, – прошептала Анна мужу на ухо. - Я с тобой. - Я выйду в соседнюю комнату ненадолго. Ты будешь меня все время видеть, – легкомысленно сказала жена. Шампанское приятно кружило голову. – Я здесь в безопасности. Владимир не уступал. - Пойдем вместе. - Хорошо, – сдалась Анна. Но, когда они направились к выходу из зала, их разделили. К Владимиру подошел лорд Брокстон, а Анна отправилась дальше, полагая, что муж идет следом за ней. - Простите, сэр Джон, – прервал лорда Брокстона Владимир, – но я спешу. Мои извинения. - Конечно, сэр Ричард, – удивленно отозвался собеседник. Владимир стал пробираться к выходу, но, как нарочно объявили кадриль, и танцующие пары преграждали ему путь. - Дорогой! – услышал он знакомый голос. Но он не обратил внимания на Джулию, и вышел в коридор. Около зеркала стояла Анна и поправляла прическу. - Слава богу, с тобой все в порядке! – выдохнул Владимир. - Я же тебе говорила, – весело ответила жена, – что в доме тетушек со мной ничего не может случиться, и с тобой тоже, – добавила она. В дверном проеме появилась Джулия, Анна нахмурилась. Та, заметив, что соперница увидела ее, дерзко улыбаясь и высоко подняв голову, подошла к ним. - Вы так удивлены, увидев меня здесь? – сказала маркиза, обращаясь к Анне. - Признаться, ваше присутствие здесь для меня удивительно, – с достоинством ответила леди Ардингли. - И все же я здесь, – проговорила Джулия, глядя теперь только на Владимира. - Маркиза де Ламбаль, ваше нахальство не знает границ, – процедил сквозь зубы Владимир. - Как и моя любовь, – ответила она. - Простите, нам пора, – быстро проговорила Анна, и, взяв мужа под руку, ушла с ним в зал. От обиды и отчаяния, Джулия закусила губу. - Дорогая, он не стоит ваших слез, – услышала она чей-то голос. Резко обернувшись, Джулия заметила графа Квенстона. - Сэр Чарльз, я не понимаю, о чем вы. - Джулия, я люблю вас! – горячо проговорил граф Квенстон. – Я так долго молчал, но более не в силах смотреть, как вы бегаете за Ричардом Ардингли. Она бросила на него презрительный взгляд, он лишь снисходительно улыбнулся. - Я хочу, чтобы вы были со мной, и хочу, чтобы вы стали моей женой. - Этого никогда не будет! – быстро ответила Джулия. Чарльз расхохотался. - Я просил вашей руки у леди Беатрисы, и она дала согласие. От возмущения Джулия чуть не задохнулась. - Своей жизнью распоряжаюсь я сама! - Тем не менее, вашей матушке надоело ваше поведение, и скоро вы станете моей женой, – снисходительно улыбаясь, ответил Чарльз. - Никогда! – выдохнула Джулия. - Вам придется смириться с этим браком, – не обращая внимания на ее возмущения, проговорил граф Квенстон. - Хотите посадить меня в золотую клетку?! Он ничего не ответил, лишь взял ее под локоть и увел в бальный зал. Утомившись от бесконечного приема, Анна ушла в комнату для отдыха, Владимир хотел последовать за нею, но его снова остановил лорд Брокстон, которому очень хотелось поделиться известием о том, что Мадлен Брокколи дала согласие стать его женой. Владимир искренне поздравил друга, и, обещав непременно быть на свадьбе, поспешил за женой. Он вышел в коридор, около зеркала Анны не было. Она собиралась в комнату для отдыха, которая располагалась чуть дальше. Но, заглянув туда, Владимир не обнаружил там жены. В комнате была лишь Пенелопа, которая забеспокоилась, увидев, как встревожился муж Анны, когда она ответила, что давно не видела племянницу. Испугавшись не на шутку, Владимир сбежал вниз по лестнице в холл. И услышал стук отъезжающей кареты. Он выбежал на крыльцо. - Стой! – что есть силы, закричал он, но экипаж через мгновение скрылся из виду.

Klepa: Анна очнулась оттого, что кто-то сильно тряс ее за плечо, приговаривая при этом: - Приходи в себя! Ну же! Она послушно открыла глаза, и в ужасе отшатнулась. - Ты?! - Что? – с издевкой спросил Иван. – Не ожидала?! Я надеялся, что ты по мне успела соскучиться. Она поднялась на ноги, и отступила к стене. - Кинешься мне на шею, начнешь просить прощения за свой побег? – продолжал Иван. Пока он говорил, Анна осмотрелась. Никакой мебели, кроме колченогой кровати, в комнате не было, ужасно пахло сыростью, и стояла пронзительная тишина. - Надеешься, что он спасет тебя, – сказал Иван и захохотал каркающим смехом, потом закашлялся. – Никогда не думал, что мой брат так живуч. Похоронили, и все равно выжил! – он плюнул на пол. - Зачем ты это сделал? - Зачем? – его глаза заблестели – Потому что он законный сын, имеющий титул и поместье. После его смерти все должно было достаться мне! Но мой братец все оставил тебе! Анна с ужасом смотрела, как исказилось от гнева лицо Ивана. Сейчас он меньше всего напоминал того юношу, который пришел к ней, просить о помощи. - Сначала я решил, что тебя можно легко завоевать, жениться на тебе, и прибрать все состояние к рукам. Но мне очень мешал твой управляющий. - Карл Модестович? – удивленно спросила Анна. - Именно он. Ну да бог с ним. Скоро Владимир найдет это местечко и захочет освободить тебя и свести счеты со мной. И уже бог решит кто прав, а кто виноват. - Но Владимир не отвечает за поступки Иван Иваныча, – возразила Анна. Иван скривил губы. - Я так и знал, что ты будешь защищать своего мужа. Я думаю, как лучше: тебя убить на его глазах, или его на твоих? Он приблизился к ней. В его руках не было оружия, но Анна похолодела, увидев в его глазах такую ненависть, что ей стало страшно. - А теперь спи! – он быстрым шагом вышел, щелкнул замок. Она добрела до кровати и без сил опустилась на нее. Разбудил ее шорох. Анна вскочила на ноги и забарабанила кулачками в дверь. - Выпусти меня! Ты не имеешь права использовать меня, как наживку! Если ты считаешь, что Владимир в чем-то пред тобой виноват, дай ему возможность объяснить все самому! Но никакого ответа она не добилась. Всхлипывая, Анна снова села на кровать. Внезапно дверь распахнулась. - Аня! - Володя! – она бросилась мужу на шею. – Ты нашел меня?! – и еще сильнее заплакала. Он только крепче прижал ее к себе. Она жива, здорова и только сильно напугана. - Пойдем скорее отсюда! – Анна вцепилась пальчиками в жесткую ткань его пальто. – Иван вернется и …. - А я уже вернулся! Владимир резко развернулся, закрывая собой жену. - Как трогательно! – восхитился Иван. – Готов рискнуть ради нее жизнью. - Чего ты хочешь? – глухо спросил Владимир. - Твоей смерти! И ее тоже! Она предала меня! – в голосе Ивана появились визгливые нотки. Владимир молчал, оценивая, успеет ли он сбить с ног Ивана, и выбраться с Анной из этой дыры. Он достаточно быстро нашел кучера, который отвозил странную пару: очень нервничающего мужчину и безмолвную женщину, которой стало плохо. За всю дорогу она не произнесла ни звука. - И не надейся! – хохотнул Иван, заметив, как пристально смотрит Владимир – Отсюда уйдет кто-то один. Анна испуганно обняла мужа за плечи. - Не бойся! – тихо прошептал он. - Пуля тебя не берет, может, шпаге повезет больше? – крикнул Иван и бросил клинок брату. Владимир ловко поймал шпагу, и скинул пальто, чтобы оно не мешалось. - Верь мне! – быстро проговорил он Анне, и кинулся на Ивана, тот отскочил в сторону и выбежал в коридор. Владимир наступал, Иван оборонялся. Анна выбежала за ними, с волнением следя за поединком. Дом был старый, половина перекрытий прогнили и рухнули вниз. «Только запомни: захочешь посмотреть налево, оглянись назад. Будешь смотреть прямо, обрати внимание, что творится справа. И, наконец, если станешь смотреть вниз, посмотри вперед», – вспомнила она предсказание Сычихи. Анна обернулась и едва успела отскочить в сторону – часть стены рухнула и раздавила бы Анну насмерть, не обернись она так вовремя. - Анна? – обеспокоено крикнул Владимир и пропустил выпад Ивана, тот ранил его в плечо. – Черт! – схватился Владимир за руку. Разозлившись, он еще яростнее стал атаковать противника. Его гнев радовал Ивана. - Злись! Злись! Ты начнешь совершать ошибки и я, наконец, убью тебя. Усилием воли Владимир взял себя в руки, и дальше его удары стали хладнокровными и целенаправленными. Анна не отводила глаз от дерущихся братьев. Она поняла, что Иван заманивает Владимира в ловушку. Они все выше и выше поднимались по оставшимся перекладинам, клинки звенели, а они сами могли в любой момент сорваться вниз. Прогнившие доски были плохой площадкой для поединка. - Владимир! – закричала Анна, заметив, что Иван подбирает какой-то брусок, воспользовавшись замешательством противника, но крик Анны помешал ему, и он не успел оглушить брата. - Она спасла тебе жизнь! – выругался Иван. - А ты ждал, что она будет спасать тебя?! – отозвался Владимир. Предплечье ныло, старая рана давала о себе знать. Но он прекрасно владел шпагой и левой рукой. Анна хотела шагнуть вперед, но, вспомнив предсказание Сычихи, посмотрела вниз и потом вперед. Обошла ветхую гардину, и высоко задрала голову. Почти под потолком Владимир и Иван яростно дрались, ловко переступая ногами, успевая находить еще способные выдержать их вес доски. - Господи помоги нам! – горячо молилась Анна. Владимир сделал резкий выпад и ранил Ивана в живот. Тот удивленно посмотрел на брата. - Вот и все, – тяжело дыша, проговорил Владимир. - Еще не все, – прохрипел Иван и хотел сбить с ног противника, но зашатался сам и, потеряв равновесие, сорвался вниз. Анна пронзительно завизжала, когда Иван рухнул с огромной высоты всего в нескольких шагах от нее. Владимир аккуратно спустился вниз, и подбежал к брату. - Он мертв. Анна сидела на полу не в силах пошевелиться. Она хотела повернуть голову, что посмотреть на Ивана. - Не смотри туда, – предупредил Владимир, и легко подняв ее на руки, пошел к выходу. Свежий морозный воздух привел Анну в чувство, она расплакалась, прижимаясь к нему, и изредка спрашивая: - Почему? Владимир усадил жену себе на колени, приказал кучеру: - Домой. Стал убаюкивать ее как маленького ребенка. - Как твоя рана? – обеспокоено спросила Анна, справившись со слезами, и попыталась расстегнуть его рубашку. - Дома осмотрим, – вяло отозвался Владимир. Она потрогала его лоб, он был горячим. - Да у тебя лихорадка! – воскликнула жена. Когда они приехали домой, Анна тут же велела позвать Сычиху, и уложила в постель сопротивляющегося мужа, который утверждал, что чувствует себя хорошо, только немного ноет старая рана. Вместе с Сычихой Анна выхаживала Владимира. Тот быстро поправился. Об Иване больше не говорили. Тетушкам сообщили, что на Анну напали, а ее мужа ранили, когда он пытался ее спасти. Элизабет и Пенелопа стали еще теплее относиться к племяннику Адама. Вскоре лорд Горинг женился на Сычихе. Анна с удивлением слушала рассказ о том, что, оказывается, очень давно Надежда и Адам полюбили друг друга. Но, увы, возлюбленный Сычихи был женат, и им пришлось забыть друг о друге. Но когда над любимым племянником нависла угроза, Сычиха осмелилась написать Адаму. Тот с радостью согласился помочь былой возлюбленной. А, встретившись снова, они уже не смогли противостоять чувствам, тем более никаких препятствий больше не было. Эпилог. Лето 1843 год Россия. Анна и Владимир решили остаться в Англии. Петр Михайлович сначала воспротивился такому решению дочери, но потом сменил гнев на милость, и только попросил, чтобы дочь и зять приехали погостить. Ему, как и остальным членам большой семьи Долгоруких хотелось увидеть воскресшего из мертвых Владимира. Джулия де Ламбаль вышла замуж за Чарльза Квенстона, и вскоре они уехали в провинцию. Оставив Лондон и развлечения. Генри Черчилль ввязался в какую-то авантюру и уехал в Америку. Вечерело. На землю спускались сумерки. Две молодые пары сидели за столом, и пили чай. - Я до сих пор не могу поверить… - нарушил тишину Миша, но его оборвала жена, которая услышав стук подъезжающей кареты, закричала: - Приехали! Они приехали! Подхватив длинные юбки, Наташа и Лиза выбежали на крыльцо, за ними вышли Миша и Андрей. - Лиза! Наташа! – радостно воскликнула Анна, выглядывая из экипажа. Сестра и невестка весело помахали ей рукой. Из кареты вышел Владимир, приветливо улыбнувшись родственникам, обернулся, и помог выбраться из экипажа жене. - Володя, – проговорил Миша, не сводя глаз с друга – Я до сих пор не могу поверить, что ты жив…. Я просто… – он замолчал не в силах справиться с эмоциями. Владимир подошел к нему, и протянул руку. - Мишель, это действительно я. Наташа и Лиза промокнули слезы платочком, Анна тоже не смогла сдержать слез. - Пойдемте в дом - сказал Андрей – А то мои сестры и жена затопят всю округу слезами радости. - Лучше плакать от счастья – отмахнулась Лиза. Конец!

Klepa: Объяснение: теперь надо бы объяснить зачем было все так путать. Осенью 2005 я написала две зарисовки: с танцем и вольной, покумекав решила, что и дуэль надо обыграть по-новому. Но как? Ничего путного в голову не приходило, поэтому, мысля осталась недоработанной. Агата Кристи тысячу раз права, когда говорила, что мытье посуды настолько дурацкое занятие, что волей-неволей навевает мысль об убийстве. Во время сего замечательного занятия мне и пришла в голову идея сделать так будто Владимир умер. Но при этом Миха должен был знать, что тот жив. Стала думать над причиной… на мое счастье тогда уже во всю показывали БН в третий раз, и я стала понимать, что никакая сила в мире не заставила бы Вовку исчезнуть. Даже если я бы его опозорила, он бы Анюту подмышку и вперед в другую страну. Глупо было бы уезжать, зная что девица тебя любит, только молчит как партизан. Долго думала, как быть. А потом вспомнила про летаргию! Эврика! Вот оно добровольно-принудительное средство. И, на мой взгляд, оч. удачно получилось. Может с мотивацией героев я немного не додумала, но в целом вышло неплохо, наверное

Роза: Klepa пишет: А потом вспомнила про летаргию! Эврика! Вот оно добровольно-принудительное средство. И, на мой взгляд, оч. удачно получилось. Может с мотивацией героев я немного не додумала, но в целом вышло неплохо, наверное Вышло очень достойно. Во всяком случае, оригинально. Летаргических состояний у нас еще не было.

Gata: Klepa пишет: Глупо было бы уезжать, зная что девица тебя любит За Вову, который до этого не дошел, и за автора, который бы ему этого не позволил!

Klepa: Роза пишет: Вышло очень достойно. Во всяком случае, оригинально. Летаргических состояний у нас еще не было. мурси Gata пишет: За Вову, который до этого не дошел, и за автора, который бы ему этого не позволил! да

ВрЕдинка: Klepa спасибо за такой чудесный рассказ. Владимир в новой ипостасии. Особенно понравилось когда он ревновал к самому себе. Про литоргичесий сон ловко придуманно. Побольше вдохновения на написание таких замечательных рассказов.

Klepa: ВрЕдинка, спасибо за отзыв. но к сожалению, порадовать не чем. думаю период БН у меня закончился, как бы это не было грустно . хотя кто знает может и напишу что-нибудь когда-нибудь



полная версия страницы