Форум » Альков » Пути любви неисповедимы, мелодрама » Ответить

Пути любви неисповедимы, мелодрама

Klepa: Название: Пути любви неисповедимы Автор: Klepa Автор иллюстраций: Анн@ Рейтинг: R Жанр: авантюрный роман Герои: БН и еще несколько дополнительных Время написания: 2006 год Отказ: не ищу коммерческой выгоды. Размещение рассказа вне форума только с согласия автора Примечание: не претендую на историческую достоверность. Примечание 2: мужайтесь!!! Примечание 3: Дружно помним, что Клёпа добрый автор

Ответов - 55, стр: 1 2 3 All

Klepa: - Я вам уже ответил – сухо сказала лорд – Это отличный способ избавиться разом от надоедливых вдовушек и мамаш, мечтающих выдать своих дочерей замуж. Почему-то моя персона интересует их больше всего. Анна во время прикусила язык, чтобы не сказать какую-нибудь глупость и не вызвать новый поток насмешек со стороны лорда Ардингли. - В этом браке выгода только для вас. - Вы забыли о своей репутации – безжалостно напомнил Ричард – Представьте, что станет с вашими тетушками, когда до них дойдут слухи. Она побледнела и едва не толкнула рядом танцующую пару, но Ричард во время повернулся и увлек ее за собой, избегая столкновения. - Кто тянул вас за язык! – воскликнула Анна - Если бы вы не сказали леди Черчилль… - Во всем виноваты вы! – отрезал он и отвел ее к небольшой нише, чтобы передохнуть после танца. - Я?! – от возмущения Анна едва не задохнулась. - Да вы! Вы так упрямы, как… - Кто? – живо спросила она. Но лорд осекся. - Не важно. Ее сердце кольнула ревность. О ком он не хочет вспоминать? - Но я совсем не знаю вас, а вы меня? – она все еще надеялась, что можно все уладить без заключения брака. - Для этого будет время до свадьбы. Месяца как раз хватит – невозмутимо ответил Ричард, Анна отвернулась, и не заметила его взгляда полного тоски и боли. Когда девушка снова посмотрела на него, Ричард уже улыбался. - Но леди Черчилль производит впечатление благоразумной и сдержанной дамы. Я не поверю, что она сплетница. Он усмехнулся. - Анна, как вы наивны. «Производить впечатление» и «быть» не одно и тоже. Девушка кокетливо улыбнулась, и проговорила: - Вы правы. К примеру, вы сами. - Я? – удивился лорд Ардингли. - Вы не тот, кем являетесь. - И кто же я? – тихо спросил Ричард, наклонившись к ее уху, Анна чувствовала его дыхание на своей щеке. - Вам это лучше знать – уклончиво ответила девушка. Он расхохотался. - Тогда смею вас уверить, что я – это я – доверительно сказал Ричард. Анна неопределенно качнула головой. - Погодите – опомнилась она – Но лорд Черчилль мне сказал, что вы тайно помолвлены с его сестрой. Ричард недоуменно посмотрел на нее. - Впервые об этом слышу – сухо ответил он. - Так это ложь! – искренняя радость в ее голосе заставила его улыбнуться. Анна собиралась все объяснить тетушкам, но Ричард отговорил ее. - Я сам все улажу. Девушка подчинилась, тем более ей не хотелось рассказывать, по какой именно причине она вынуждена принять предложение лорда Ардингли. На следующий день Ричард и лорд Горинг нанесли визит сестрам Уиндем. - Мисс, леди Элизабет просила вас спуститься, – сказала Мэгги. - Хорошо, – отозвалась Анна. Она всю ночь не спала, размышляя о случившемся на балу. Ее охватывало странное чувство, стоило вспомнить о том, как Ричард целовал ее. Девушка тряхнула головой. Она приехала в Англию, надеясь привести свои мысли и чувства в порядок, а в итоге еще больше запуталась. И скоро путы станут брачными оковами. Анна спустилась вниз. В гостиной были тетушки, Ричард и лорд Горинг. - Энн, лорд Ардингли просит вашей руки, – сухо сказала Элизабет. – Мы ответили согласием в силу обстоятельств, не зависящих от нас, и потому, что ваш отец далеко отсюда. Но окончательное решение за вами. Элизабет надеялась, что девушка откажет. Анна беспомощно смотрела на Ричарда. Тот подошел к ней и, взяв за руку, тихо прошептал: - Скажите «да». - Да, – сорвалось с ее губ, прежде чем Анна поняла, что говорит. - Я счастлив, – проговорил он, и прижался губами к ее руке. Радостная улыбка на его лице была искренней. Сестры Уиндем недовольно переглянулись, но они ничего не могли сделать. Необходимо было спасти репутацию Анны. - Надо написать князю Долгорукому, – сказала Пенелопа. Анна и Ричард не обратили никакого внимания на ее слова. - Их надо оставить вдвоем, – прошептал Адам. - Но это неприлично! – возмутилась Элизабет. – Довольно того, что мы вынуждены были ответить согласием на предложение вашего племянника. Если бы не репутация нашей любимой родственницы! – в голосе старой леди появились нотки отчаяния. – Признайтесь, Адам, что Ричард нарочно скомпрометировал Энн? - Им надо поговорить. А на ваш вопрос, дорогая леди Элизабет, я отвечу не здесь, – лукаво сказал лорд Горинг. – Не сердитесь, мой племянник верен своему слову, – вступился он за Ричарда, видя, что Пенелопа и Элизабет продолжают хмуриться и недовольно поглядывают в угол гостиной, где стояли Анна и Ричард. Не дожидаясь согласия старых леди, Адам взял обеих под локоть и увел из комнаты, оставив жениха и невесту вдвоем. Анна молча села на диванчик. - Вы ошеломлены? - Да. Я не готова к такому быстрому повороту событий. И…. Ричард стоял рядом с ней, слегка наклонив голову. - Самые лучшие события в жизни приходят и проходят стремительно, – ответил он. Она жестом пригласила его сесть. - Возможно, вы правы, но…. - Что вас беспокоит? – спросил Ричард и внимательно посмотрел на нее. Анна не отвела взгляда. - Я не люблю вас. - Это все? - Я не знаю вас. - Все? – уточнил Ричард. - Да-а… – протянула она. - Любовь в браке не главное, – ответил он. – То, что вы меня не знаете… – он лениво улыбнулся. – Так это поправимо. Месяц до свадьбы – достаточный срок.

Klepa: - Вы думаете? – спросила Анна. Она невольно улыбнулась, перед таким натиском было сложно устоять. – Иногда знаешь человека всю жизнь, и не догадываешься, каков он на самом деле. - В вашей жизни так бывало? – поинтересовался Ричард, задумчиво поглаживая подбородок. Она кивнула. - Что ж… спрашивайте, я отвечу. Но так же расскажите о себе. Ведь я вас тоже не знаю, – от его улыбки сердце сладко вздрогнуло. Позже в своей комнате, перед тем как отойти ко сну, Анна вспоминала недавнюю беседу с Ричардом. И никак не могла припомнить ничего конкретного из его слов. - Не может быть, чтобы он ничего не рассказал! – в отчаянии воскликнула девушка. Мэгги удивлено посмотрела на свою хозяйку, которая расчесывала волосы, сидя перед зеркалом и изредка бормотала себе под нос. - Мисс, ваша постель готова, – сказала горничная. Анна обернулась. - Спасибо, ты свободна. Мэгги сделала книксен и ушла. Анна отложила расческу и стала всматриваться в серебристую гладь зеркала. - Что же это получается? – размышляла она вслух. – Ричард выведал обо мне почти все, кроме самого тайного, а я о нем узнала только общие сведения. Ничего такого, что могло бы натолкнуть на разгадку: почему они с Владимиром так похожи? Девушка грустно вздохнула. Она рассказала жениху правду о своем происхождении, о том, что бывшая крепостная и незаконнорожденная дочь князя, но на Ричарда это не произвело никакого впечатления. Анна все еще надеялась, что свадьба не состоится. - Анна! – он называл ее русским именем, а не на английский манер, как тетушки. – Для высшего света Англии вы княжеская дочь и родственница сестер Уиндем, а то, что было в вашем прошлом… – он хмыкнул. – Это конечно, любопытно, но зачем об этом сообщать всем остальным? - Если вы собрались жениться на мне, я посчитала, что вы имеете право знать некоторые подробности, – вспыхнула Анна. Ричард грустно улыбнулся. - Вы надеялись, что меня это остановит? – насмешливо спросил он. Ее щеки заалели, подтверждая его предположение. - Я так и подумал! – хохотнул Ричард. – Неужели вам ничуть не дорога ваша репутация? - Я могу вернуться домой, и… - торопливо заговорила Анна. - У сплетен длинные ноги и быстрые крылья, – возразил жених. Она смутилась. - Вам так не терпится расстаться со свободой? – не удержалась она от ехидного вопроса. Ричард расхохотался. - Браво! – он зааплодировал, Анна невольно улыбнулась. - Но вы не любите меня, – сказала она. – И я не люблю вас. Он нахмурился. - Довольно разговоров о любви! Девушка поморщилась, вспомнив, что рассказала почти все, хотя поначалу не собиралась этого делать. А Ричард отделывался лишь простыми, ничего не значащими фразами: что родителей не помнит, что воспитывался дядей, окончил Кембридж. У него есть конезавод, который приносит неплохие барыши. С тяжким камнем на сердце Анна легла спать, долго ворочалась, прежде чем забыться в объятиях Морфея. Элизабет и Пенелопа написали письмо Петру Михайловичу. Анна так же отписала отцу и сестрам Спустя некоторое время они получили ответ. Анна пришла в отчаяние, что никого из родных на свадьбе не будет. К тетушкам она очень привязалась, но ей также хотелось, чтобы и Лиза, и Соня, и отец были на венчании. А Варя? Ее добрая заступница и утешительница. Как же она пропустит такое событие? Но Варвара тоже не могла приехать. Зима была студеной, и кухарка простудилась. Какое уж тут путешествие. Ричард был англиканцем, и венчание должно было состояться и по англиканскому и по православному обряду. У лорда Горинга оказался далекий родственник, православный священник, который был проездом в Англии. Он согласился задержаться, чтобы обвенчать Ричарда и Анну по православному обряду. Лиза писала, что отцу не здоровится, Марье Алексеевне стало хуже, а Соня с мужем уехали в Италию, и заботы по уходу за родителями легли на плечи одной Лизы. Читая написанные ровным почерком сестры строчки, Анна чуть не расплакалась. Сестра также написала, что и Иван Корф, и Алексей Суворов были крайне расстроены ее внезапным отъездом. И умоляли Лизу и Мишу открыть куда она уехала. Анна с волнением дочитывала письмо. И облегчено вздохнула, когда поняла, что сестра и зять не выдали ее. - Лорд Ричард Ардингли! – доложил дворецкий. - Проси! – Анна убрала письмо в конверт и смахнула непрошеную слезинку с ресниц. - Вы чем-то расстроены? – спросил Ричард, заметив удрученное лицо невесты. - Мои родные не смогут приехать на свадьбу, – тихо ответила она. - Поэтому вы так грустны? - Да. - Анна, отложить свадьбу нельзя. Это вызовет толки, – ответил он на ее удивленный взгляд. - Спасибо, – прошептала она. - За что вы меня благодарите? – удивился жених. - Что подумали о моих чувствах. - А вам показалось, что я бесчувственный? – насмешливо спросил Ричард. Анна смешалась. Он постоянно играл с ней, как кот с мышкой. То становился ласковым и внимательным, то просто изводил насмешками. Совсем как Владимир. Она окончательно запуталась в своих чувствах. Была ли это новая, или воскресшая и не до конца выстраданная любовь? А что она испытывала к барону Корфу? Любила ли она его? Анна не знала ответа на этот вопрос. И любит ли Ричарда? Снова вопрос без ответа. http://foto.radikal.ru/f.aspx?a06053bb4025855e9jpg И как относится к ней сам Ричард? Иногда она ловила на себе его странный взгляд. Сочетание грусти и нежности в его глазах приводило ее в замешательство. Но стоило ей повернуть голову, чтобы лучше присмотреться к нему, как на его лице сразу же появлялась вежливая улыбка, и глаза становились холодными. Однажды, задумавшись, Анна назвала Ричарда другим именем. Он пришел в ярость. - Сударыня, я прошу вас называть меня моим именем, либо лучше не обращайтесь ко мне вовсе! – сквозь зубы проговорил Ричард. Анна уже знала, что когда он называет ее сударыней, то либо очень зол, либо просто насмехается над нею. - Простите. Я задумалась, а вы так похожи, что я…. Простите. - Вы мне уже говорили об этом, но братьев-близнецов у меня не было. - Но если вы не помните своих родителей, то о братьях и подавно, – удивилась девушка. - О нем знал бы мой дядя! – ответил Ричард. Ссора была исчерпана, и они продолжили прогулку по парку. - Я жду ответа – напомнил он, заметив, что невеста сильно задумалась. Слова Ричарда вернули Анну в действительность. - Отнюдь, – ответила она на его вопрос. – Только… – Анна наморщила носик. – Брак по расчету – это не романтично. - А вам хочется романтики? Она засмеялась. - Конечно, как и любой девушке. - Анна, – он взял ее ладонь и поднес к губам, она внимательно смотрела на него. – Я обещаю вам, что сделаю вас счастливой, и буду вам хорошим мужем. - Я тоже постараюсь стать вам хорошей женой, – Анна вырвала свою руку из его ладони. – Только счастливым сделать нельзя. Счастье либо есть, либо его нет. Простите, у меня заболела голова. И вышла из гостиной. - Как вы правы, Анна, как вы правы, – прошептал Ричард.

Светлячок: Klepa , вот неожиданный сюрприз! Я уже думала, что проды не будет. Сенкс. Klepa пишет: - Сударыня, я прошу вас называть меня моим именем, либо лучше не обращайтесь ко мне вовсе! – сквозь зубы проговорил Ричард. Как взбеленился-то. Не любит тебя наша Аннушка. Но, как и сериальная, полна упрямства и бредёт на грабли.

Klepa: Светлячок, вот так сюрприз в виде отзыва . Светлячок пишет: Я уже думала, что проды не будет. Сенкс. пжлст. я со своими заморочками совсем забыла обновить тему. рассказ-то даааавно дописан. Светлячок пишет: Не любит тебя наша Аннушка. так это пока

Klepa: Джулия была в ярости. - Этот наглец избегает меня! – с порога заявила она, войдя в комнату к брату. Генри грыз кончик гусиного пера, и что-то рисовал на картоне. - Я никак не могу застать Ричарда одного! – бушевала Джулия. – Я хочу потребовать от него объяснений за свое поведение! Брат не обращал на нее никакого внимания, лишь аккуратно обмакивал перо в чернильницу и продолжал рисовать. - Да ты меня слышишь?! – взорвалась она и подскочила к брату. - Ой! – от неожиданности вырвалось у Генри. – Джули, не надо драться. Ты уже взрослая! - Оставь этот нравоучительный тон! – в ее голосе появились истерические нотки. Генри нехотя положил картон на столик возле дивана и сел поближе к сестре. - Что еще случилось? – обнял ее за плечи, она уткнулась ему в грудь и заплакала. - Если бы ты не был таким бесчувственным, и глухим к моим страданиям, то ты… – всхлипывала Джулия. Брат расхохотался. - Страданиям? Джули, да ты о чем? - Ты мне обещал помочь с Ричардом, – напомнила Джулия, вытирая слезы кружевным платочком. - А что теперь можно сделать? Он помолвлен, скоро свадьба. - О! Как ты жесток! – она вскочила на ноги. – Зачем ты мне напоминаешь об этой пигалице, которая стала невестой Ричарда?! Я ни за что в жизни не поверю, что они давно помолвлены, и она специально приехала в Англию, чтобы обвенчаться с ним. - Откуда такая подозрительность? – осторожно спросил Генри, он снова развалился на диване, и, взяв в руки картон, тихонько напевая, продолжил рисование. - А где ее родители? Я слышала, что мать… – Джулия поморщилась, она даже имя соперницы ненавидела, – …мать пигалицы уже умерла, а отец болен. И никто из ее родных не будет присутствовать на свадьбе, за исключением старых перечниц. Если ее отец болен, то почему Ричард не поехал в Россию? - Почему? Почему? – проворчал брат. – Спроси об этом у него самого! Она резко обернулась. - Так я тебе с самого начала сказала, что он избегает меня! - Учитывая твою навязчивость, это неудивительно. - Что?! – окончательно разозлилась Джулия. – Да ты же сам хотел развлечься с этой пигалицей! Она никак не могла заставить себя называть Анну по имени. - Хотел, – согласился Генри, он закончил рисовать и теперь с удовлетворением смотрел на картон. – Даже подумывал жениться на ней. - Что?! – подскочила на месте сестра. – Всю жизнь мечтала о такой родственнице! – фыркнула она. - Но потом нашел еще лучший выход. - Какой? – живо поинтересовалась Джулия. - Вот какой, – ответил брат и показал ей рисунок. С минуту Джулия молчала, а потом начала смеяться. - Надо же, как похож! И какие ветвистые рога ты нарисовал Ричарду. - Которыми я его обеспечу, – гадко улыбнулся Генри. - Если он узнает, он тебя убьет, – серьезно сказала сестра. - Не узнает. - Значит, ты не собираешься мне помогать? – спросила Джулия. - Джули, ты избалована и капризна. Через месяц ты захочешь другого мужа, и что прикажешь делать с нынешним? - Всегда можно стать вдовой, – быстро проговорила сестра и смутилась от изумленного взгляда Генри. – К смерти Жана я не имею никакого отношения. - Конечно, конечно, – ответил брат. - Если бы я знала, что надо устроить так, чтобы Ричард меня скомпрометировал, чтобы стать его невестой! – от отчаяния Джулия закусила губу. Генри расхохотался. - Джули, ты забыла, что была замужем! И бедняге Ричарду пришлось бы искать твою невинность в постелях всей английской и французской знати. Сестра поморщилась и резко встала. - Тогда я найду другой выход! И вышла из комнаты. - Бог в помощь! – пожелал ей Генри. – Но как чудесно получилось! – восхитился он результатом своей работы. – Больше всего удались рога, и ему они так к лицу. А соблазнить его маленькую жену не составит никакого труда. Она из России, из какого-то захолустья, я быстро смогу ее завоевать. А учитывая, что Ричард быстро рвет связи, думаю, месяца, чтобы натешиться с женой, ему хватит. Потом миледи заскучает, а я тут как тут. Верный и преданный, милый друг! – он расхохотался. Карета мерно покачивалась. - Ричард, спасибо. Это было великолепно, – благодарила Анна жениха, а тот лишь улыбался. - Вы меня так благодарите, словно я совершил что-то действительно заслуживающее благодарности. - Но как же? – возразила девушка – Вечер был замечательным. Они были в театре «Олд Вик». Ричард запомнил, что невеста хочет романтики, и решил отвезти ее в театр. Девушка пришла в такой восторг, что он почувствовал себя, чуть ли не волшебником. - Да, замечательный вечер, – согласился он, с нежностью глядя на Анну. Она робко улыбнулась. До свадьбы осталась всего неделя. Но девушка уже не страшилась этого, как прежде. Теперь она все чаще и чаще ловила на себя странные взгляды жениха, и он не отводил глаз. Ее сердечко начинало трепетать от осознания того, что она хотя бы нравится ему. Возможно, потом Ричард и полюбит ее, и она будет счастлива. «Люблю я его»?» - спросила Анна себя, бросая украдкой взгляды на него из-под ресниц, пока жених смотрел в окно. Карету тряхнуло на ухабе, и Анна очутилась в его объятиях. - Вы не ушиблись? – заботливо спросил Ричард, обнимая ее за плечи и помогая сесть удобнее. Теперь они сидели рядом, а не друг против друга. - Нет. Спасибо. А вы? – спросила она и повернула к нему голову. Ричард опустил глаза и, не отрываясь, смотрел на ее губы. Анна замерла в его руках. Он больше не целовал ее. И девушка сама не понимала, хочет ли она его поцелуев. Впрочем, от нее уже ничего не зависело, скоро Ричард станет ее мужем, и будет иметь право не только на поцелуи. Карету снова тряхнуло. - Со мной все в порядке, – прошептал Ричард. Анна чувствовала его дыхание на своей щеке, как он поправил выбившейся локон из ее прически. Она посмотрела на него, и затаила дыхание. Он все еще не сводил глаз с ее губ. - Я рада, что с вами все в порядке, – прошептала в ответ Анна, чтобы нарушить неловкое молчание. - Вы так заботливы, – тихо проговорил он и, наконец, поцеловал ее. Ричард целовал невесту трепетно, нежно, не давая выхода страсти. «Еще совсем немного, и ты будешь моей, - часто думал он, глядя на Анну. – Только моей». Она ответила на его поцелуй робко, потом смелее. Карета остановилась, и он оторвался от ее губ. Анна не смела поднять на жениха глаза. «Как я себя веду! – сокрушалась она. – Он мой жених, но я позволяю ему целовать себя. Или это прилично?» Окончательно запутавшись в своих чувствах и правилах хорошего тона, девушка не заметила, что Ричард уже вышел, и подал ей руку, чтобы помочь выйти из кареты. - Благодарю вас – сказала Анна и покраснела, встретившись глазами с женихом. - Вы очаровательно краснеете, – мягко проговорил Ричард, ласково глядя на нее.

Klepa: - Правда? – кокетливо спросила она, и рассмеялась, заметив его недоуменный взгляд. Ричард тоже засмеялся, когда понял, что невеста просто дразнит его. - Анна, вы невозможны! – покачал он головой и вошел вслед за ней в особняк сестер Уиндем. - Неугодно ли чаю? – спросила Анна. - С удовольствием, – отозвался Ричард, и, взяв ее за руку, добавил: – Анна, мне надо с вами очень серьезно поговорить. - Я слушаю вас, – с тревогой сказала невеста. – Пройдемте в гостиную. Но не успели они присесть, как вошел дворецкий и доложил: - Мисс, вас ожидает человек, назвавшийся вашим женихом. - Что? – изумление Анны было искренним, но все же ревность неприятно кольнула сердце Ричарда. Он недовольно посмотрел на дворецкого, тот едва заметно поежился от взгляда лорда Ардингли. - Разумеется, приехал. Я же здесь, – холодно сказал Ричард. - Ричард, прошу вас, – она сжала его ладонь и умоляюще посмотрела на него. Девушка была в отчаянии. Все только начало складываться удачно, и снова какие-то сложности. Она устала от этого. - Но с чего вы взяли, что тот человек мой жених? – обратилась она к Джекобсону. - Мисс, он так представился. Он приехал два часа назад, сейчас ждет в кабинете вашего возвращения. - А где тетушки? - Они уехали до его появления, – на лице дворецкого была такая мука. Старик не знал, как ему поступить. С одной стороны, он очень не хотел пускать в дом настырного молодого человека, с другой стороны, старые леди не отдавали распоряжений не принимать гостей. Джекобсон справедливо рассудил, что выставить назойливого гостя он всегда успеет, и потому впустил его. - Позовите его! – распорядилась Анна. Дворецкий ушел. - Какие еще сюрпризы вы мне приготовили? – зло спросил Ричард. - О чем вы? - Оказывается, у вас уже есть жених. Тогда позвольте спросить, кем являюсь я? Он встал и теперь нависал над нею, как скала. Анна тоже поднялась на ноги. - Я думаю, что произошло недоразумение. - Если это так, то оно сейчас выяснится. - Вы хотели о чем-то со мной поговорить, – напомнила она. - Поговорим после, – ответил Ричард. - Князь Алексей Суворов! – провозгласил Джекобсон. - Анна, как я рад вас видеть! – приветливо улыбнулся Алексей, он подошел к ней, и, поцеловав ей руку, продолжал удерживать ее ладонь в своей руке. – Почему вы так быстро уехали? И ничего мне не сказали? Я так скучал без вас. Князь смотрел только на Анну. - Алексей, мне право неловко, – смутилась Анна. – Позвольте вам представить моего жениха. Алексей удивленно огляделся и заметил высокого мужчину, который с плохо скрываемой неприязнью смотрел на него. - Лорд Ричард Ардингли, – представился он. - Князь Алексей Суворов. Анна, он ваш жених? – изумлено спросил Алексей. Девушка смешалась, и беспомощно посмотрела на Ричарда. - Да, и через неделю будет свадьба. И еще столько всего нужно сделать. Простите меня, моя дорогая, но я вынужден покинуть вас, – Ричард поцеловал невесте руку, а князю отвесил поклон: – Был рад знакомству! – и вышел стремительным шагом. - Простите, Алексей, я сейчас вернусь, – быстро сказала Анна и бросилась вслед за женихом. – Но вы даже не выслушали меня! – воскликнула она в отчаянии, видя, как он надевает пальто. - Не нужно так волноваться, Анна, – обманчиво спокойным голосом проговорил Ричард. – До свадьбы еще целая неделя, вы успеете разобраться, кто же ваш жених. И повернулся к открытой Джекобсоном двери. - Да вы трус! - Что? – он захлопнул дверь, и резко обернулся к Анне. Дворецкий счел за благо ретироваться. - А разве не так? – насмешливо спросила Анна и подошла ближе к нему. Она едва доставала ему до плеча и ей все время приходилось высоко задирать голову, чтобы смотреть прямо в его глаза. - Будь вы мужчиной, я вызвал бы вас на дуэль! – тихо прорычал Ричард. - Но я женщина, которая скоро, к несчастью, станет вашей женой, – проговорила Анна, и с некоторым удовлетворением заметила, как в его глазах мелькнула боль и обида. – Вы сами неоднократно говорили, по какой именно причине женитесь на мне. А Алексей меня любит. - Что ж… – протянул Ричард. – Коней на переправе не меняют, но женихов накануне свадьбы – вполне возможно. Она отшатнулась от холодности в его голосе. «Какая я глупая! – в отчаянии подумала Анна. – Зачем я только разозлила его. Мне безразличен Алексей, а Ричард…» Она оборвала мысль, не додумав ее, чтобы не стало еще больнее, чем уже было. - Вы сами понимаете, что это невозможно – сухо ответила Анна. - Тогда к чему весь этот спектакль? – зло спросил он. – Вам мало было представления на сцене «Олд Вик», и вы решили сыграть еще и дома? Ах, да, вы же какое-то время обучались искусству лицедейства. Что ж, роль вам удалась, мои поздравления. Прощайте! И не оборачиваясь, ушел. Анна прижала ладонь к губам, чувствуя, как по щекам побежали слезы. Что она наделала?! Кто тянул ее за язык? Он хотел признаться ей в чем-то важном. В чем? Не в силах совладать с чувствами Анна, прислонилась к косяку и заплакала. - Анна, он обидел вас? – обеспокоено спросил Алексей, которому надоело ждать в гостиной. Он слышал, как Анна и Ричард ссорились, но слов было не разобрать. - Нет, – всхлипнула она. – Господи, да зачем вы сюда приехали? Что вам здесь понадобилось? Да еще и назвались моим женихом! - Но я… – промямлил князь, виновато опустив голову. Анна с неприязнью посмотрела на него. - Но я не знал, что у вас появился жених! – нашел себе оправдание Алексей. - И что заставило вас назваться им? – от удивления Анна перестала плакать, и не сводила глаз с князя. - Анна, простите мою несдержанность, но я люблю вас! – горячо заговорил он, схватил ее за руки, и поцеловал сначала левую руку, потом правую, и снова левую, пока ошеломленная девушка не пришла в себя. - Оставьте меня в покое! – взвизгнула Анна и вырвала свои ладони из его цепких рук. – Вы утверждаете, что любите меня, а поступаете так, словно ненавидите! - Сжальтесь над бедным влюбленным! – Алексей был готов на коленях просить прощения, но, заметив его попытки, девушка остановила его. – Выходите за меня замуж! Я сделаю вас счастливой, клянусь вам! Анна сквозь слезы смотрела на князя, даже не зная, что предпринять или ответить ему. - Но меня скомпрометировал лорд Ардингли, – только и смогла вымолвить она и тут же пожалела о своих словах. Можно было сказать Алексею о том, что она выходит замуж по любви, а сейчас, узнав, что только для того, чтобы спасти свою репутацию, князь возобновит ухаживание. - Анна, мне все равно! – лицо Алексея просияло. – Я слишком люблю вас, ангел мой, чтобы сомневаться в вас. Она грустно улыбнулась. Один твердит о любви, не переставая, а другой не говорит, даже нравится ли она ему, или он женится только вынужденно. Анна вздохнула. - Тем не менее, замуж я выйду за Ричарда! – ответила она. Князь поник. - Но вы не любите его! - Вас я тоже не люблю, – возразила девушка. – Простите, Алексей, у меня был тяжелый день. Я очень устала. Где вы остановились? Этим вопросом она ясно давала понять, что его присутствие в этом доме нежелательно. - В отеле «У Брауна» в центре Лондона, – грустно ответил Алексей. – Я навещу вас завтра. - Не знаю, будет ли у меня время принять вас, – покачала головой Анна. – Скоро моя свадьба. Она попробовала улыбнуться, но улыбка вышла слишком грустной и неестественной. - Вы не рады венчанию? – тихо спросил князь. - Алексей, вы задаете слишком личный вопрос. - Но мы с вами друзья. В любом случае, я хочу, чтобы вы знали, я - ваш друг, – он поцеловал ей руку. – И всегда приду вам на помощь, чтобы не случилось. Помните это. И ушел. - Господи, помоги мне! – тихо прошептала Анна и снова расплакалась.

Klepa: - Сэр, вас ждет молодая леди. - Кто она? – спросил Ричард. Он был страшно зол. Появившийся жених Анны заставил его бешено ревновать. Но она не разу ни словом не обмолвилась об этом человеке. Неужели она любит его? Ричард скрипнул зубами. Как бы там ни было, она станет его женой. - Бригфилд, я же приказал, чтобы никого не пускали в мое отсутствие! – вспомнил он. - Простите, сэр, – виновато повесил голову дворецкий. – Но леди была так настойчива и уверяла меня, что вы будете счастливы ее видеть. У Бригфилда было такое удрученное лицо, что Ричарду стало жалко слугу. - Не волнуйся, старина! – похлопал он дворецкого по плечу. – Сейчас все выясним. Распорядись, чтобы принесли леди чаю, а мне виски. Дядя дома? - Нет, сэр. - Жаль… – пробормотал Ричард. Ему сейчас очень хотелось поговорить с дядей. Он прошел в гостиную. - Ричи! Леди откинула вуаль на шляпке, и очаровательно улыбнулась. - Джулия? – удивленно приподнял брови Ричард. - Ты рад мне? – спросила она и подошла ближе к нему, обвила его шею руками и подставила губы для поцелуя. - Здравствуй. - И это все? – кокетливо надула она губки. – Раньше ты здоровался со мной совсем иначе, – тихо прошептала она и потянулась, чтобы поцеловать его, но Ричард остановил ее. - Джулия, это «раньше» было так давно. Кроме того, я теперь почти женатый человек. - Ни за что не поверю, что Ричард Ардингли станет степенным мужем! – фыркнула Джулия. – Тем более ты еще не муж, – промурлыкала она и снова обняла его. - Прекрати! – он сбросил ее руки со своих плеч. – Джулия, я никогда не был груб с женщинами, поэтому просто прошу тебя, оставь меня в покое! «Мне надо о многом подумать», – добавил он про себя. - В покое? – в ее голосе появились истерические нотки. – После того, как ты меня цинично бросил? - Джулия, – Ричард поднял глаза к потолку. В этот момент вошла горничная с подносом. - Спасибо, Жанна. Девушка сделала книксен и ушла. - Я никогда не поверю, что ты давно помолвлен с этой пигалицей! – прошипела Джулия. - Я прошу тебя отзываться о моей невесте с уважением, – сквозь зубы проговорил Ричард. «Господи, сегодня женщины переполнили чашу моего терпения!» Он щедро плеснул себе в бокал виски и залпом выпил. - Дорогой, неужели ты забыл, как нам было хорошо вместе? – томно спросила Джулия и положила руку на его колено. - Джулия, прекрати! - Но если ты так хочешь жениться, почему ты не сделал мне предложение? Ричард расхохотался. - Чтобы потом носить ветвистые рога? Боюсь, моя голова просто раскололась бы под такой тяжестью! - Я бы никогда не изменила тебя! – горячо возразила она. - Обещай это кому-нибудь другому, – устало проговорил Ричард. Теперь его охватила апатия и огромное желание послать все к черту, но, вспомнив о свадьбе, а самое главное о своей невесте, он снова начал злиться. Что себе позволяет эта маленькая русская княжна? Да, он скомпрометировал ее, и даже готов спасти ее репутацию, чтобы жениться на ней. «Какой же я все-таки осел!» - решил он. - Но ты не можешь так просто отказаться от меня, – прошептала Джулия, все еще не веря, что он говорит серьезно. Ее, Джулию де Ламбаль, никогда не бросали мужчины. Это был страшный удар по ее самолюбию, и простить этого она не могла. - И все же тебе придется смириться с этим фактом. Она подошла к нему, и положила руки ему на грудь, Ричард устало смотрел на бывшую любовницу. - Через месяц ты еще прибежишь ко мне! А я подожду, пока ты наиграешься в примерного мужа. Но учти сидеть, сложа руки, я не намерена, – проговорила Джулия, быстро поцеловала его в губы и ушла. - Черт побери! – выругался Ричард и швырнул бокал об стену. На звук разбившегося стекла прибежал Бригфилд. - Что-то случилось, сэр? – спросил он. - Случилось, старина, случилось, – прошептал Ричард. – И теперь надо начинать все сначала. Чтоб этому Алексею Суворову провалиться в преисподнюю! Дворецкий счел за благо промолчать. Он знал, когда молодой лорд начинал бушевать, лучше просто поддакивать, и ни в коем случае не возражать. - Да, сэр. - Ох, Бригфилд, я такой осел. Дворецкий молчал. Ричард взъерошил свои волосы, и добавил: - Эту леди больше не пускать! Ни под каким предлогом. - Слушаюсь, сэр.

Тоффи: Не могу вспомнить, читала или нет я этот фик раньше. Сюжет, при беглом взгляде на иллюстрации и отдельные фразы, настолько необычен, что едва ли я могла забыть. Наверно, все-таки не читала. К сожалению, уже пора отключаться. Копирую себе на диск, чтобы почитать в свое удовольствие. Спасибо, Klepa!

Светлячок: Klepa пишет: «Какой же я все-таки осел!» - решил он. Становится всё интереснее.

Klepa: Тоффи, какой сюрприз. спасибо за теплые слова. Светлячок, то ли еще будет, оёёй

Klepa: Само венчание Анна помнила плохо. Все было словно в тумане. Свадебные хлопоты взяли на себя Ричард и тетушки. Анне приходилось только примерять свадебное платье и слушать болтовню портнихи, которая умудрялась говорить даже, когда рот был полон булавок. После ужасной ссоры Анна не находила себе места. Но сделать первый шаг она тоже не могла. Что-то удерживало ее от этого. На следующий день Ричард прислал ей цветы, но сам не приехал. Хотя невеста прождала его весь вечер, отказавшись идти с тетушками на прием к леди Брокколи. Старые леди, обеспокоенные бледностью Анны, пытались расспросить ее. - Энн, вы хорошо себя чувствуете? - Да, тетушка Элизабет, – подтвердила девушка. – Немного голова разболелась. - А как вам вчерашнее представление в театре? – робко поинтересовалась Пенелопа. - Замечательно, – ответила Анна. – Простите, я пойду к себе. Наверное, сказывается волнение перед свадьбой. Передайте мои извинения леди Брокколи. - Разумеется, – рассеянно глядя девушке вслед, пообещала Элизабет. Алексей приходил каждый день, но Анна отказывалась его принимать. Она никак не могла забыть его ложь, из-за которой они с Ричардом и поссорились. «Кто тянул меня за язык?» - в отчаянии кусала губы Анна и нервно расхаживала по комнате. Когда она слышала, что кто-то пришел с визитом, ее сердце замирало. Но появлялся Джекобсон и докладывал, что князь Суворов просит принять его. - Меня нет дома, – неизменно отвечала Анна. Ричард больше не присылал ей ни цветов, ни даже записки. Девушке в какой-то момент стало казаться, что она выходит замуж за призрак. Тем не менее, когда священник произнес: «Поцелуйте невесту!» - Анна очнулась ото сна. Горячие губы на миг прижались к ее рту, и тут же отпустили, заставив сердце сиротливо вздрогнуть. Она подняла глаза на Ричарда, тот лишь грустно улыбался. Он словно не замечал ее отчужденности и холодности. Свадьбу праздновали в доме лорда Горинга. Прием был долгим и утомительным. Анна устала улыбаться, принимать поздравления. Изредка она бросала робкие взгляды на человека, ставшего ее мужем. Ричард был спокоен и уверен в себе. Он вежливо отвечал на поздравления. Они не обменялись даже парой слов, хотя стояли все время рядом. Когда они танцевали, то оба молчали, избегали смотреть друг на друга. Они изображали счастливую пару, мило улыбались, приветствовали гостей держась за руки. Месяц был достаточный срок от помолвки до свадьбы, и все же некоторые леди решили, что все слишком поспешно. Уже в спальне Анну охватила паника. Тетушки не смогли ни о чем ей рассказать, так как обе были старыми девами. Элизабет посоветовала девушке думать об Англии. - Энн родилась в России, – возразила Пенелопа. «Думать об Англии и России» - в смятении вспомнилось Анне, когда Мэгги уже расшнуровала ее платье. После ванны, помогла надеть ночную сорочку и халат. - Какая вы счастливая, мисс, – проговорила Мэгги, расчесывая локоны Анны. - Почему? - Вам завидуют все девушки. «Это отличный способ избавиться разом от надоедливых вдовушек и мамаш, мечтающих выдать своих дочерей замуж», - пронеслись в ее голове слова Ричарда. «До свадьбы еще неделя, успеете разобраться, кто же ваш жених». - Ваш муж такой красавец. Анна прикусила губу, чтобы не закричать, что она не любит мужа! Или любит? Как же ей надоели собственные терзания и метания! Он хотел сказать ей что-то важное, но приехал Алексей. Потом эта ссора. Глупая, ненужная, она увеличила пропасть меж ними, которая только-только начала уменьшаться. «Ты сама виновата в том, что случилось, – назойливо прогнусавил внутренний голос. – Ты хотела выяснить правду? Выяснила?». Анна поежилась, на эти вопросы не хотелось отвечать. Дверь распахнулась, и вошел Ричард. - Мэгги, ты свободна. Служанка поспешила удалиться. Анна повернулась обратно к зеркалу и продолжила расчесывать волосы. - Приемы утомительная штука, – пожаловался муж, развязывал галстук, и небрежно бросил его на кресло. – А свадьба еще утомительнее, – подошел он ближе к ней. Анна старалась не смотреть на него. - Вы боитесь меня? – в его голосе не было насмешки. Ричард взял ее руку, и, поглаживая тонкое запястье, пристально посмотрел на нее. – Анна, вы боитесь меня? – повторил он свой вопрос. Девушка подняла глаза. - Я не боюсь вас. Но наша последняя встреча закончилась так печально, – вымолвила она. - Анна, простите меня – прошептал Ричард и прижался к ее руке губами. – Я сожалею о происшедшем. - Я тоже, – искренне ответила она, и улыбнулась, поднимая на него взгляд. – Прием был действительно очень утомительным. Я устала и хочу спать, – она встала с кресла. - Не торопитесь! – прошептал в розовое ушко Ричард. Анна почувствовала, как его руки обвились вокруг ее талии, и он прижал ее к себе. Девушка прикрыла глаза. «Думать об Англии и России. Господи, да я ни о чем думать не могу!» Анна обняла его за шею, тонкие пальчики нырнули в темные волосы. Ричард протягивал дорожку из поцелуев от розового ушка по нежной щеке к полуоткрытому рту. - Милая, прости меня.… Я ревновал…. Прости… – шептал он, целуя ее шею. Она облизала пересохшие губы, от его ласк и поцелуев подламывались колени. Она ухватилась за его плечи, чтобы не упасть. Услышав его шепот, ответила: - Я прощаю тебя… Владимир… Она даже не сразу поняла, что случилось. Только что Ричард был нежным и ласковым, а сейчас смотрел на нее с ненавистью. - Я же просил вас! – с горечью произнес он, и тряхнул ее за плечи. Сначала Анна испугалась, встретившись глазами с безумным взглядом мужа. Почему-то она вспомнила Саломею. Как она вернулась, чтобы отомстить за свое унижение. И когда месть свершилась, Владимир точно так же смотрел на нее, как смотрел сейчас Ричард. Зачем она снова все разрушила? Анна была готова расплакаться от обиды и отчаяния. Если бы они не были так похожи.… Она отвернулась, чтобы перевести дух, видеть его взгляд, полный ненависти и боли, было выше ее сил. Но потом взяла себя в руки. - Или вы сейчас же расскажете мне обо всем или… - Или что? – Ричард прищурился, лениво разглядывая ее. Было невероятным, что всего несколько минут назад от него исходила такая страсть, что она была готова сгореть вместе с ним. Что он искренне просил прощения за свою ревность и недоверие. А сейчас от него веяло могильным холодом. - Или вы проведете брачную ночь в гостевой! – выпалила она. Муж усмехнулся. Подошел к изящному столику, взял нож. Анна с волнением наблюдала за его действиями. Ричард порезал себе ладонь, откинул одеяло на кровати, и провел рукой по белоснежной простыне, на которой остались бурые пятна. - Чтобы слуги не сплетничали, – ответил он на немой вопрос Анны, которая не сводила с него глаз. - Доброй ночи, сударыня. И ушел. Анна бросилась за ним, но дверь закрылась перед самым ее носом. Она уткнулась лицом в гладкую поверхность и зашептала: - Зачем ты так меня мучаешь? Зачем? Ты это или не ты? Обессилев, она опустилась на пол и, прислонившись спиной к двери, заплакала. Он слышал ее плач, и просто стоял, прислонившись лбом к двери. Нет, не так. Все не так. Совсем не так….

Klepa: Во время церемонии и приема, Ричард думал о том, что должен рассказать обо все жене. Но что-то удержало его. Какая-то странная тревога. Он постоял еще немного, и резко развернувшись, ушел. Анна перестала плакать, услышав удаляющиеся шаги. Она, всхлипнув, поднялась на ноги, распахнула дверь – мужа в коридоре уже не было. Она хотела пойти к нему, но не знала расположения комнат в доме. - Боже помоги мне! – прошептала Анна. Анна плохо спала этой ночью, часто просыпалась, не сразу понимая, где находится. А, вспомнив, не могла сдержать слез. Утром она встала позже обычного. Мэгги пришла помочь ей одеться, и Анна заметила, как озорно блеснули глаза горничной, когда та убирала постель и увидела кровяное пятно на простыне. Анне стало не по себе от этого понимающего взгляда Мэгги. «Ничего не было, – грустно подумала она про себя. – Меня оттолкнул Владимир, меня не захотел Ричард». И прикусила губу, чтобы не расплакаться. - Не затягивай так сильно корсет! – прикрикнула она на горничную, и сразу же раскаялась в своем гневе, увидев помрачневшее лицо Мэгги. «Я злюсь не на нее, а на мужа. Боже, как они ходят в этих корсетах. Уже месяц в них хожу, а никак не могу привыкнуть». Анна поморщилась, корсет больно сдавил ребра. - Ослабь немного, – попросила она Мэгги. Горничная подчинилась. - Так, миледи? - Да, спасибо. - Лорд Горинг спрашивает, когда вы сможете его принять? - Я сейчас спущусь, – ответила Анна, сдерживаясь, чтобы не спросить у Мэгги, не видела ли она Ричарда. Когда Анна спустилась в столовую, ее ожидал лорд Горинг. - Доброе утро, Анна. - Здравствуйте, сэр Адам. А где Ричард? – спросила девушка, не считая нужным скрывать от дяди мужа, что меж ними произошла размолвка. Они присели на диван. Лорд Горинг внимательно посмотрел на бледную родственницу. - Он уехал. - Уехал? – Анна побледнела еще сильнее. – Но куда? Зачем? Почему он мне ничего не сказал? - Анна, дорогая, вы позволите мне так вас называть? – девушка кивнула. – Мой племянник очень сложный и скрытный человек. - Я уже догадалась, – тихо проговорила Анна. – Только если между супругами существуют тайны и недомолвки, вряд ли такую семейную жизнь можно назвать счастливой. Лорд Горинг покачал головой. - Я хочу, чтобы вы знали, я не одобряю его поведения. - Судя по всему, мой муж не нуждается в чьем-либо одобрении, – грустно улыбнулась Анна. Адам хмыкнул. - Вы правы, и все-таки постарайтесь понять его. Я прошу вас, не отталкивайте его. Девушка пожала плечами. - Я стараюсь понять, но у меня ничего не получается. Ричард скрытный человек. Скажите, он всегда был таким? Возможно, что-то заставило его измениться? Если вам что-то известно, умоляю, скажите мне! - К сожалению, моя дорогая, я не могу вам ничего сказать, – развел руками лорд Горинг. – Об этом Ричи должен рассказать сам. Анна согласно кивнула головой. - Да, вы правы. Простите мою настойчивость. А когда он вернется? - Обещал, что скоро. - А куда он уехал? Или это тоже тайна? – она улыбнулась, и на сей раз улыбка была не грустной, а веселой. «Ричард, ты все-таки осел!» - подумал дядя. - Нет, он уехал на конезавод. Лорд Горинг не стал говорить невестке, что Ричард пришел к нему домой рано утром. - Дядя, мне необходимо срочно уехать, – после приветствий сказал племянник. Адам рано вставал и уже позавтракал. - Ричи, ты с ума сошел? После брачной ночи вставать не свет, не заря! - Дядя! – сквозь зубы проговорил Ричард. - Что-то случилось? – обеспокоено спросил лорд Горинг. - Все потом, потом. Мне надо уехать. Вернусь либо сегодня поздно вечером, либо завтра рано утром. - Но куда ты собрался? - На конезавод. С приготовлениями к свадьбе я совсем забросил дела. - И считаешь, что для дел сейчас самое время? – скептически спросил дядя – А твоя жена знает о том, что ты ее покидаешь на весь день, а то и на всю ночь? - Нет. Я пришел просить вас о том, чтобы вы ей это сообщили. Адам едва не задохнулся от гнева. - Ты заслуживаешь хорошей взбучки! – прорычал он. - Дядя! – в голосе Ричарда появились умоляющие нотки. Он всю ночь глаз не сомкнул, вспоминая слова Анны. И все время ругал себя за то, что ушел, что позволил ревности возобладать над рассудком и любовью. - Ты так и не сказал ей, – догадался Адам. – Да ты с ума сошел?! – воскликнул он, когда племянник утвердительно кивнул. – Почему ты не сказал, что любишь ее?! Почему ты, черт возьми, не в постели с любимой женой, а собираешься в дорогу по делу, которое даже выеденного яйца не стоит? - Дядя, вы же знаете, как все сложно. Я вам уже говорил, – оправдывался Ричард, чувствуя себя маленьким мальчиком. - Ты болван! Хоть и мой любимый племянник, – остыв, проговорил Адам. – Раз ты хочешь уехать, возможно, оно и к лучшему. На свежем воздухе твоя голова проветрится, и ты поймешь, как глупо все скрывать.

Klepa: - Глупо? А если… - племянник не договорил, так как лорд Горинг подскочил к нему и закрыл его рот ладонью. - Не смей даже думать об этом, слышишь?! - Тогда помогите мне! – попросил Ричард. - Себе сможешь помочь только ты сам, – отступив на шаг, сказал дядя. – Но если моя помощь тебе нужна, что ж, я поговорю с Анной. Но мое мнение ты знаешь. - Спасибо! – поблагодарил племянник и, пожав руку, вышел. - Глупец! – проговорил дядя. – Неужели не видишь, что она любит тебя, так же, как ты ее? Почему чужие чувства так заметны со стороны, а сами мы даже не догадываемся о них? – грустно спросил себя лорд Горинг. – К Анне ехать еще рано, – сказал он, взглянув на часы. – Мартверс! – позвал он дворецкого. - Да, сэр. - Газеты еще не доставили? - Уже, сэр. - Отнеси их в мой кабинет. Я почитаю, и может, придумаю, как спасти брак Ричарда и Анны, пока они сами все не разрушили. А сейчас он сидит рядом с Анной и видит, как дрожат ее губы, как часто она моргает, пытаясь прогнать непрошенные слезинки. - А это далеко? – спросила девушка. - В трех часах езды отсюда, – ответил лорд Горинг. Они еще немного поговорили, и он откланялся. Весь день Анна не знала, чем себя занять. Она села писать письма сестрам, но, кроме слов приветствия и пары общих фраз о погоде, не смогла больше написать ни строчки. После разговора с дядей мужа Анна попросила Бригфилда показать ей дом. Дворецкий охотно согласился. Ему понравилась новая хозяйка. И хотя Бригфилд был дворецким лорда Горинга, тот охотно отпустил его к племяннику, зная, что между Ричардом и Бригфилдом тесная дружба. А сам взял на эту должность Мартверса. Старик с гордостью показывал особняк, в котором раньше жили родители Ричарда. - А что с ними случилось? – не удержалась от вопроса Анна, когда дворецкий показал их спальню. - Они уехали в Америку. - В Америку? – удивленно переспросила она. - Да. Отец сэра Ричарда, сэр Чарльз, любил приключения, он хотел и сына взять с собой, но сэр Адам не позволил ему. И оказался прав. Они утонули, так и не увидев Америки. - Какой ужас, – прошептала Анна. – А сколько лет тогда было Ричарду? - Он был совсем еще крошкой, лет пять-шесть, не больше. - Как грустно, – проговорила хозяйка. – И с тех пор он живет с дядей? - Да, к тому времени жена сэра Адама тоже умерла. Лорд Горинг уехал вместе с племянником в деревню. И меня взяли с собой, – с гордостью поведал Бригфилд. – А год назад мы вернулись в Лондон. - А сколько лет Ричарду? – полюбопытствовала Анна. - Двадцать семь, – ответил дворецкий. Сердце девушки бешено заколотилось. Столько же, сколько было бы сейчас Владимиру. - А какого числа он родился? – спросила она и прикусила губу. Она так расспрашивает слугу, но что ей остается делать, если муж не отвечает на вопросы, либо просто не разговаривает с ней и избегает ее. - Летом, миледи, – с улыбкой ответил Бригфилд, и, спохватившись, учтиво добавил. – Пойдемте, я покажу вам остальные комнаты. Они покинули спальню родителей Ричарда, в которой теперь никто не жил. «Летом? Владимир родился зимой, – вспомнила она. – Что же это за загадка такая, и что мне теперь делать, чтобы разгадать ее?» Анна рассеянно слушала болтовню дворецкого, изредка делая замечания относительного того, как слуги поддерживают порядок в доме. Она скучала по мужу, по его насмешкам, по его голосу. Зайдя в одну из гостевых комнат и заметив смятые простыни, дворецкий нахмурился. - Обязательно скажу миссис Джодж, чтобы здесь убрали. Анна догадалась, что именно в этой комнате провел брачную ночь ее муж. - Скажите об этом сейчас, – приказала хозяйка. - Да, миледи, – поклонился Бригфилд и вышел. Анна подошла к окну. Уже вечерело, а Ричард еще не вернулся. Она ощутила странное беспокойство. Анна еще раз огляделась. Не похоже, чтобы он провел только одну ночь в этой комнате. Она не выглядела временным пристанищем. На секретере стояли письменные приборы, на кресле лежал небрежно брошенный сюртук. Анна подошла к одному из кресел и взяла сюртук в руки. «Надо будет приказать, чтобы его почистили» - продумала она, заметив, что полы сюртука испачканы. Из кармана выпал платок. Девушка наклонилась, чтобы поднять его, и чуть не одернула руку. Платок был весь в каких-то пятнах, присмотревшись, Анна догадалась, что это пятна крови. Испуганная она выбежала из комнаты, едва не сбив с ног Нэнси, которая успела сделать книксен. - Простите, миледи. Анна не услышала ее слов, она сбежала вниз по лестнице, заглянула в гостиную, думая, что дворецкий там. - Бригфилд! – позвала она. Услышав шаги, Анна продолжала. – Почему платок весь в крови? Что с Ричардом? Он ранен? - Странно, что вы спрашиваете о МОЕМ платке у МОЕГО слуги, – услышала Анна насмешливый голос мужа. Она резко обернулась. От сердца отлегло, когда она увидела Ричарда целым и невредимым. - Где вы были? Чувственные губы Ричарда изогнулись в усмешке. - А вы скучали по мне? «Да! Да! Да! И я так жалею о том, что произошло, вернее, не произошло этой ночью», - подумала Анна, но вслух сказала совсем другое: - Я беспокоилась о вас. - Право, не стоило, – резко ответил он. «Беспокоилась обо мне? Мне не нужно беспокойство. Мне нужно, чтобы ты любила меня». Анна шагнула ему навстречу, но муж, вытянув руку, остановил ее. - Я считаю, что наш брак был ошибкой, но так как теперь ничего не исправить, предлагаю каждому жить своей жизнью. - Что? – жена непонимающе уставилась на него. Он видел, как исказилось от боли ее лицо, как в глазах появилась невыносимая мука. На миг Ричард раскаялся в своих словах, и хотел попросить прощения. Сказать, что он так не думает, как говорит, но следующие слова Анна остановили его порыв. - Я столько раз говорила вам, что нам не стоит венчаться! – ее голос звенел от гнева и с трудом сдерживаемых слез. – А теперь вы говорите, что наш брак ошибка?! Уж лучше бы я осталась обесчещенной, чем несчастной! Вы обещали сделать меня счастливой? – напомнила Анна. - А вы ответили, что счастье либо есть, либо его нет, – сухо сказал муж. На его лице не дрогнул не единый мускул, хотя сердце болезненно сжалось при вскрике Анны. - Я ненавижу вас! Ненавижу!!! И, подхватив длинные юбки, выскочила из гостиной. Прибежав в спальню, Анна упала на кровать и зарыдала. Нет, не быть ей счастливой. Никогда. И ни с кем. Ричард чертыхнулся. Он снова все испортил. Снова сказал не то, что на самом деле думал. «Глупая, я пытаюсь защитить тебя, но ты этого не понимаешь. Я сам уже ничего не понимаю». Он поднял окровавленный платок. - Бригфилд! – позвал он дворецкого. - Я здесь, сэр, – появился слуга. - Выброси это. - Да, сэр. - Постой, ты все слышал? Бригфилд замялся. - Простите, но вы так кричали, сэр, и миледи тоже была расстроена. - Расстроена? - Да, сэр, она весь день не находила себе места. - А что делала весь день моя жена? – поинтересовался Ричард. - Осматривала дом. - И все? Он видел, что дворецкий хочет что-то еще сказать, но не решается. - Бригфилд, старина, не тяни, – поморщился Ричард. – И без твоих экивоков хватает забот. Что еще случилось? - Миледи спрашивала о ваших родителях. Ричард напрягся. - И? Что ты сказал? - Правду, сэр, – с достоинством ответил дворецкий. Ричард облегчено вздохнул. - Молодец. - Спасибо, сэр, – Бригфилд позволил себе улыбнуться. Заметив его улыбку, Ричард расхохотался. - Иди, мошенник! - Слушаюсь, сэр.

Klepa: Прошло несколько дней. Анна и Ричард почти не виделись. Лишь изредка встречались в столовой за завтраком, потом муж уходил и возвращался поздно вечером, а несколько раз даже под утро. Прислуга бесшумно сновала по дому, боясь прогневать хозяев. Анна стала затворницей. Посещать приемы без супруга было неприлично, а попросить Ричарда сопровождать ее, Анна не могла. Она не хотела быть ему в тягость. Но ревность не давала ей покоя. Она сходила с ума от предположений, где он может пропадать целыми днями. Неужели роман с Джулией возобновлен? Или Ричард завел себе новую любовницу? Он ясно дал понять, что Анна его в данном качестве не привлекает. И от этого становилось еще тяжелее. Она с головой окунулась в домашние заботы, следила, чтобы в спальне мужа хорошо топили, чтобы его одежда была в полном порядке. С экономкой миссис Джодж у них сложились теплые отношения. Анна подолгу сидела в комнате Ричарда, когда его там не было. Она не решалась дождаться его там. И не могла уснуть, терзаемая ревностью и страхом за него. Лишь когда в коридоре раздавались его шаги, она спокойно засыпала. Если бы не тетушки, Анне не с кем было бы поговорить. С экономкой она не могла вести долгих и душевных бесед. Миссис Джодж была занята. Правда, с тетушками Анна тоже не была до конца откровенна, но визиты старых леди вносили приятное оживление в ее унылую жизнь. На несколько минут или часов Анна могла забыть о своем несчастном браке и позволить себе немного посмеяться над рассказами Элизабет, или послушать романтические воспоминания Пенелопы. Старые леди не задавали неприятных вопросов, прекрасно понимая, что племянница все равно не ответит. Так зачем тревожить и без того неспокойную душу? - Ты заметила, как бледна Энн? – спросила Элизабет по дороге домой. - Да. Но, возможно, это потому, что скоро появится малыш, – предположила Пенелопа. Сестра покачала головой. - Сомневаюсь. Но, может быть, все наладится. Лорд Горинг также наносил визиты, и с ним Анна могла говорить откровенно. Но всякий раз, когда она прямо спрашивала сэра Адама о Ричарде, тот ответствовал, что эти вопросы лучше задавать самому Ричарду. - Но он избегает меня! – в отчаянии воскликнула Анна и разрыдалась. – Простите, я не сдержалась. Лорд Горинг с болью в глазах смотрел на невестку. «Ох, и задам я ему! Все зашло слишком далеко, если Ричи будет действовать в том же духе, он скоро потеряет жену». - Дорогая, у него неприятности, и… - Но почему он не делится этим со мной? - Анна, я не знаю, – рассеянно ответил лорд Горинг. Анна уже смирилась, что любви мужа ей не добиться, и решила, что хотя бы дружба между ними возможна. Она устала перебирать в памяти все, что между ними было. Как он поцеловал ее первый раз, как делал предложение, каким он бывал добрым и ласковым, а потом вдруг без видимых причин становился чужим и колючим. Теперь Анна склонялась к мысли, что Ричард не рассердился на упоминание о Владимире, а лишь воспользовался этим, как предлогом для ссоры. Но зачем же он женился на ней? На этот вопрос Анна не могла найти ответа. Деньги? Он явно не нуждался, и дядя, даже если бы у Ричарда оказались чудовищные долги, хоть и поворчал, но выручил бы любимого племянника. Любовь? Подобное предположение просто смешно. И Анна отмела его сразу же, как оно пришло ей на ум. Положение в обществе? Тоже не то. Анну бросало в дрожь всякий раз, когда она встречалась глазами с ледяным взглядом мужа. Она не представляла, что должна сделать, чтобы все стало по-прежнему. Ричард словно не замечал ее, сухо приветствовал, а потом смотрел только в свою тарелку. Они сидели друг напротив друга за таким длинным столом, что для того, чтобы сказать о чем-то друг другу, им пришлось бы кричать. И поэтому они молчали. Лишь один раз муж обратился к ней, сердце Анны заколотилось в надежде, что ледяная стена даст трещину, и они смогут начать все сначала. Но, увы, Ричард сказал, что если ей захочется проехаться по магазинам, она может израсходовать любую сумму. Он не собирается стеснять ее в тратах. - Спасибо. Я как раз хотела купить новую муфту, – грустно проговорила она, не сдержав горестного вздоха. - Удачной покупки! – пожелал муж и направился в холл. - Подождите! – окликнула его Анна и подошла ближе. – А вы не составите мне компанию? - Простите, нет, – Ричард быстро поцеловал ей руку, это был первый раз, когда он прикоснулся к ней после брачной ночи. – У меня неотложные дела. И вышел стремительным шагом. Анна закрыла лицо руками, пытаясь остановить слезы. Она не нужна ему! Она купила муфту и кучу других полезных вещей. Поставила ему в комнату новый канделябр, надеясь, что Ричард заметит покупку. Анна ругала себя за нерешительность, сколько раз она хотела прийти к нему, поговорить обо всем. Но всякий раз останавливала себя, вспомнив, как исказилось его лицо, когда она, оговорившись, назвала его чужим именем. Ричард снова и снова сбегал из дома. Он бежал от себя, от жены, от своих чувств, и от своей же лжи.… В которой он окончательно запутался. Какая надежда звучала в голосе Анны, когда она просила составить ей компанию. А он отказался, испугавшись, что не сможет устоять. И все-таки не сдержался, поцеловал ее узкую ладонь и быстро ушел. Пока тонкий аромат ее кожи не заставил его окончательно потерять голову.

Klepa: Часть 3. Англия, 1842 год. Мой любимый, еще не поздно. Все исправить еще не поздно* ______________________________________________________________________________________________ * строчка из песни Софии Нижарадзе «Звезды». Анна ехала от тетушек в карете, и с трудом сдерживала слезы. Она так устала от холодности и отчужденности мужа. Они почти не разговаривали, не считая той короткой беседы, когда она попросила его составить ей компанию. Анна проглотила подступивший к горлу комок. Ричард больше не смотрел на нее с нежностью и грустью. Все-таки она не удержалась, и несколько слезинок скатились по ее бледным щекам. Алексей Суворов больше не появлялся. Анна решила, что он уехал из Англии. На свадьбе его не было по вполне понятным причинам. «Может, оно и к лучшему?» - грустно подумала Анна. - Приехали, миледи! – сказал кучер. Анна выбралась из кареты, и глубоко вдохнула морозный воздух. Смахнула слезинки с ресниц и вошла в дом. - О, миледи! – воскликнул, увидев ее Бригфилд. – Как вы во время. - В чем дело? – насторожилась Анна. Она услышала крики, доносившиеся из гостиной, и, не дожидаясь ответа дворецкого, Анна поспешила туда. - Ричард, если бы проводили состязание: кто упрямее ты или осел, бедному ишаку пришлось бы довольствоваться вторым местом! – кричал лорд Горинг. - Дядя! – воскликнул Ричард, увидев мелькнувшее в дверях бледное лицо жены. - Что дядя?! – вскипел Адам – Она имеет право знать! Неужели ты этого не понимаешь? - Что я имею право знать? – тихо спросила Анна, не сводя глаз с мужа. «Что я люблю тебя». Ричард смешался под ее пристальным взглядом. Адам обернулся. - Анна, простите, я не заметил вас. Вам достался самый упрямый из всех на свете мужей. - Но другого мне не надо, – тихо прошептала она, снова взглянув на Ричарда. - Разумеется, – с горечью сказал муж. – Другого пока не предвидится. - Ричи! – в голосе лорда Горинга послышались стальные нотки. Анна отшатнулась. - Простите, я не хотела помешать вашему разговору, – пробормотала она, и собралась уйти. Ричард шагнул к ней, но на полпути остановился. - Нет, я уже ухожу. Все, что я хотел сказать моему дорогому племяннику, я уже сказал, – лорд Горинг красноречиво посмотрел на Ричарда. Тот ухмыльнулся, заметив взгляд дяди. – Помучайте его, моя дорогая, – посоветовал напоследок Адам. – А мне, к сожалению, пора. И ушел, оставив супругов одних. - О чем вы спорили? И что я имею право знать? – Анна подошла ближе к мужу. Он избегал ее взгляда. - Ричард, ответьте мне! Это невыносимо, – прошептала она. – Вы уезжаете куда-то на весь день, а когда возвращаетесь, мы даже не разговариваем. Он виновато улыбнулся, и ее сердце защемило от его нежного взгляда. - Мне казалось, что вам в тягость мое присутствие. - Почему вы так решили? – спросила она, боясь спугнуть возникшее между ними доверие. Анна поймала себя на том, что дышит через раз. - Анна – Ричард взял ее за руки и усадил на диван – Я не могу сейчас вам все рассказать. Он с грустью смотрел на нее и улыбнулся в ответ, увидев ее робкую улыбку. «Глупец! Дядя прав, я осел, баран и глупец! Как я добьюсь ее любви, если избегаю ее? Какая простая мысль! Но как сложно иногда до нее додуматься». - Но почему? Вы не доверяете мне? – догадалась она. «Пусть не доверяет! Пусть. Но не отталкивай меня, пожалуйста» - молилась она про себя. - Хорошо, – согласился Ричард. – Я каждый день езжу на конезавод. Там не все ладно и необходимо мое присутствие. На самом деле, на конезаводе он бывал три-четыре раза в неделю, а в остальные дни занимался совершенно другим делом, о котором жене знать было не обязательно. - Но почему вы не берете меня с собой? - Я уезжаю рано утром и возвращаюсь поздно вечером. Боюсь, вам не под силу будет подобная поездка. Анна вздернула подбородок. - Вы забыли, что я выросла в деревне, и привыкла рано вставать. Более того, последние два года я управляла собственным поместьем, и весьма неплохо, – не удержалась она от искушения поддеть его. - Не думал, что в моей жене столько скрытых талантов, – задумчиво проговорил Ричард. Анна вспыхнула. – Не сердитесь! – попросил он. – Я просто ответил на вашу колкость, только и всего, - и очаровательно улыбнулся. - Вы невозможны! – улыбнулась в ответ жена. – Так вы возьмете меня с собой? - Раз вы так настаиваете, – сказал Ричард. – Жду вас завтра в пять утра в холле. Анна кивнула. - Хорошо. Утром в холле Ричарда ждала Анна, немного сонная, но старавшаяся держаться бодро. - Вы пунктуальны, – похвалил ее муж, спустившись вниз по лестнице. На что Анна зевнула. - Простите, не смогла сдержаться. - Ай-яй-яй! Тогда, может быть, вам лучше остаться дома? – спросил Ричард. - Нет! – поспешно ответила Анна и, опершись на предложенную ей руку, добавила: – Дома так скучно… - Вы думаете, что эта поездка вас развеселит? Простите, но мне некогда будет развлекать вас. Я еду по делам, а не за развлечениями. Анна остановилась посередине холла. - Зачем вы пытаетесь задеть меня? Зачем все время обижаете? Вы считаете меня такой изнеженной жеманной дурочкой? – в ее голосе слышалась обида. Ричард задумчиво посмотрел на жену. - Но если вам станет скучно… - С вами мне не может быть скучно, – ответила она. Он удивленно приподнял бровь. - Я настолько интересный собеседник? Она ответила ему, уже сидя в карете: - Настолько невыносимый собеседник! - Трогай! – приказал кучеру Ричард, и сел напротив жены. – Вы сказали, что я невыносим и потому интересен? - К чему столько вопросов? – загадочно улыбнулась Анна. «Тебе нравится дразнить меня. А что мне мешает делать то же самое?». - Вы так туманно выражаетесь, – сказал муж. - Как и вы, – не осталась в долгу она. Он лишь улыбнулся, признавая ее правоту. Карета мерно покачивалась, и Анна почувствовала, что ее неудержимо клонит в сон. Она не спала всю ночь, размышляя, что ей теперь делать и как вести себя с мужем. Эта поездка должна сблизить их, насколько возможно. Она вздрогнула, когда он, помогая ей сесть в карету, крепко сжал ее ладонь, и взволнованно взглянула на него, но Ричард ничего не заметил, погруженный в свои мысли. И снова ей пришлось немного задеть его, чтобы вывести из этого состояния задумчивости. Но он действительно был невыносим! Ночью Анна ворочалась с бока на бок и не могла понять поведения мужа. Он был загадкой. А она так надеялась, что после свадьбы все станет проще и легче. Но все оказалось еще сложнее. Теперь она уже отчаялась найти ответ на вопрос: «Почему Ричард и Владимир так похожи?» Близнецы? Братья? Ей теперь стало все равно. Она не Лиза, которая готова свернуть горы, лишь бы найти разгадку. Анне хотелось покоя и любви… Сейчас, сидя напротив мужа, и украдкой посматривая на него из-под полуопущенных ресниц, Анна вынуждена была признаться самой себе, что она лукавила, считая, что ей будет достаточно его дружбы. «Дружеский брак», - она чуть не рассмеялась над этой мыслью. Анна закрыла глаза, и откинулась назад. Ричард повернул голову. Теперь он мог спокойно любоваться ею, не боясь ее недоуменного или настороженного взгляда. Он долго думал, и теперь пришел к выводу, что нужно начать все заново. А объяснение? А объяснение подождет. Он не был уверен в верной реакции жены. Хотя дядя убеждал его, что, чем скорее Анна обо всем узнает, тем быстрее все наладится. Сам Ричард в это верил с трудом. Он совершил много ошибок, но самую главную пока не успел – благодаря Адаму, который вчера устроил-таки ему взбучку, и употреблял такие выражения, что Ричард только диву давался, где мог дядюшка их набраться. - Не твое дело! – ответил лорд Горинг. – А вот ты, если и дальше будешь вести себя так же глупо, потеряешь жену! Ты изумлен, мой мальчик? Скоро медовый месяц закончится, вас станут активно приглашать на балы и приемы. - Что вы имеете в виду? – напрягся племянник. - Только то, что она любит тебя! Неужели ты этого не видишь? - Нет. - Ричард, если бы проводили состязание: кто упрямее ты или осел, бедному ишаку пришлось бы довольствоваться вторым местом! А потом пришла Анна, и лорд Горинг покинул их дом. Ему стоило вчера большого труда не выказать свою радость, когда жена попросила взять ее с собой. «Начнем все сначала. И теперь уже наверняка!» Он улыбнулся, глядя, как мужественно Анна борется со сном, стараясь не упасть на сиденье. - Что? – очнулась она, когда муж подхватил ее на руки, и усадил рядом с собой, укрыв пледом. – Что вы делаете? – она сонно посмотрела на него. - Так гораздо удобнее? – тихо спросил Ричард. - Да, спасибо, – пробормотала Анна, стараясь держать голову прямо, но ей так хотелось спать, что она перестала сопротивляться и опустила голову на плечо мужа. - И почему мы с вами все время ссоримся? – спросила она, прежде чем провалиться в сон. - Не знаю, – честно ответил Ричард. Он задумчиво смотрел в окно кареты. Что же ему делать? Рассказать обо всем? Но не отдалится ли Анна от него еще сильнее, узнав правду? Он обнял жену за плечи, поправил чуть не упавший плед. Она зябко поежилась, и обняв его за талию, положила голову ему на грудь. Ричард с недоумением посмотрел на жену, и чуть слышно рассмеялся. Она недовольно что-то пробормотала, он понял, только то, что ей не нравится, что подушка трясется. Ричард подавил смешок, крепче обнял жену и поцеловал в висок. - Спи, мой храбрый воробушек. Он откинулся назад, усаживаясь удобнее, и, не выпуская из объятий Анну, задремал. …Ей было так хорошо, но кто-то настойчиво тряс ее за плечо. - Анна, просыпайтесь, мы приехали! – пытался разбудить жену Ричард. У него уже мелькнула в голове мысль поцеловать Анну и таким образом вырвать из объятий Морфея, но она открыла глаза и поинтересовалась: - Уже? Так быстро?

Klepa: Он не смог сдержать улыбку. - Конечно, быстро, вы спали всю дорогу. Только сейчас Анна поняла, что обнимает его, и, смутившись, убрала руки. - Я не заметила, как заснула, – пробормотала она. - Ничего страшного, – успокоил ее муж. – Что еще делать в дороге? Либо спать, либо разговаривать. - Вы снова сердитесь на меня? – спросила Анна, чувствуя, что его руки все еще обнимают ее. - Нет. Почему вы так решили? – его удивление было искренним, и у нее не было причин не верить ему. На сей раз. - Но вы так говорите, словно осуждаете меня за то, что я проспала всю дорогу? - Анна, – он убрал свои руки с ее талии, и, взяв ее лицо в свои ладони, пристально посмотрел в удивленно-распахнутые глаза. – Перед тем как уснуть, вы спросили меня, почему мы все время ссоримся? Жена кивнула. - Давайте на сегодня заключим перемирие? – предложил муж и нежно прикоснулся губами к ее рту. - После такой просьбы сложно отказать, – лукаво улыбнулась она. – Хорошо. Я согласна! И выразительно посмотрела на него, надеясь, что он без слов поймет немую просьбу поцеловать ее еще раз, но Ричард уже отвернулся. - Вот и славно, – помог он жене выбраться из кареты. Они наскоро перекусили и отправились на конюшни. Ричард показывал Анне лошадей, рассказывая про каждую, как она появилась у него. Жена весело смеялась, и не удержалась перед искушением поддеть его: - А вы говорили, что мне будет скучно? И хитро улыбнулась. Ричард усмехнулся: - Не ожидал, что рассказы о лошадях настолько вас увлекут. Она странно взглянула на него, и ничего не ответила. «Не рассказы, а рассказчик», - подумала Анна. За все время их знакомства она не видела его таким. Он всегда был уверен в себе, спокоен, даже когда в нем клокотала ярость. Но здесь он был и таким и не таким одновременно. Словно Ричард сбросил маску. Он успевал отдавать распоряжения, отвечать на сетования управляющего, и рассказывать Анне увлекательные истории. Когда она заметила его нежный взгляд, ее сердце бешено заколотилось. Ричард с удивлением и восхищением наблюдал за женой. Она живо интересовалась его делами. Познакомившись с управляющим, Анна задала ему несколько вопросов, вызвав недоумение у мистера Картера, и кривую усмешку у мужа. - Какой красавец! – не удержалась Анна от восхищенного возгласа, увидев черного, как смоль, коня. Благородное животное меланхолично жевало корм, и смотрело на них, не прекращая обедать. - Испанец? – улыбнулся Ричард. - Что? – не поняла она. – Его можно погладить? - Я бы вам не советовал, – сказал муж. – Испанец очень нервный, как все чистокровные жеребцы. Анна любовалась красивым животным. - Хотите прокатиться? – неожиданно спросил Ричард. - А вы уже покончили с делами? Он спрятал улыбку. - Да. - С удовольствием, только не на Испанце, – лукаво улыбнулась жена. Ричард рассмеялся. - Хорошо. Он велел оседлать для жены Принцессу, спокойную и покладистую лошадку, а для себя Вихря. Услышав эту кличку, Анна напряглась. - Вы сказали Вихрь? Ричард удивлено взглянул на нее. - Это редкая кличка? - Нет. Нет… я просто… – девушка смутилась. Они так хорошо провели время, мило беседуя, и он поцеловал ее, что позволяло надеяться, что все не так плохо. Что они еще могут быть счастливы. «Если исчезнут все тайны между нами», - подумала Анна и поежилась. - Он действительно Вихрь! – воскликнула она, едва поспевая за мужем на Принцессе. Ричард натянул поводья, чтобы подождать жену: - Готовы? - Да! – радостно ответила Анна. Она успела позабыть за светскими приемами и развлечениями, какое это счастье – нестись вскачь по бескрайней белоснежной пустыне. Они остановились на поляне и спешились. - Анна, вы простудитесь, – предостерег ее муж, когда она сняла капор. - Не простужусь. Не волнуйтесь! – упрямо возразила она, и дерзко посмотрела на него. Ветер играл с ее локонами. Ричард подошел ближе к жене, и надел ей на голову капор, завязал ленты. - Вот так гораздо лучше, – прошептал он, с трудом сдерживаясь, чтобы не поцеловать ее. «Вот вернемся домой…» - подумал он. Она кокетливо надула губки. - Так и тянет возразить, но я не стану этого делать. - Ценю вашу сдержанность, – проговорил муж, не сводя глаз с ее губ. Анну бросило в дрожь от его взгляда, она поспешила отвернуться. - Догоните! – крикнула она, воспользовавшись замешательством Ричарда, который помог ей сесть на Принцессу и о чем-то задумался. Он тихо рассмеялся, и, вскочив на Вихря, почти сразу же догнал беглянку. - Так не честно! – обиженно сказала Анна, когда муж поравнялся с ней. - Почему? Она уже хотела резко ответить, но, заметив улыбку на его губах, передумала и засмеялась: - Вихрь гораздо быстрее Принцессы. И вы этим воспользовались. - Давайте еще раз. - Хорошо. И пришпорила лошадь, Принцесса понеслась, напрягая все силы, но все равно, через несколько минут Вихрь и Ричард нагнали, и обогнали их. - Я выиграл! – низким голосом проговорил муж, и, подхватив за талию, снял жену с лошади. Чтобы не упасть, Анна обвила его шею руками. После прогулки ее щечки разрумянились, глаза сияли, как ему показалось, от счастья. Ричард не мог оторвать от нее взгляда. - Я хочу навестить Испанца! – объявила она, смущенная и взбудораженная от необычных ощущений. Ричард не отпустил ее, а на руках понес в конюшню. - Отпустите меня, – тихо попросила жена. - Вам не нравится? - На нас смотрят. Он повернул голову, и заметил двух конюхов, которые наблюдали за ними. - Вас смущает их внимание? Анна кивнула. - А мне все равно, – ответил Ричард. – Они скоро разойдутся по домам. Вы хотели навестить Испанца? – напомнил он, крепче прижимая ее к себе. Анна зарделась, чувствуя его дыхание на своей щеке. Ей было хорошо у него на руках, хорошо и вместе с тем неловко. В конюшне уже никого не было из работников. Только поздно вечером они должны были задать лошадям корм, а сейчас отдыхали после тяжелого рабочего дня. - Желание дамы выполнено! - насмешливо сказал Ричард, когда подошел к стойлу Испанца. Анна испуганно взглянула на мужа, встревоженная его голосом, и рассмеялась. Он со снисходительной улыбкой смотрел на нее. - Вы…. – она запнулась, потому что не могла подобрать подходящего определения. - Невыносим, – подсказал Ричард. - Да! – согласилась Анна. Он поставил ее на ноги. Она скинула капор, и возмущенно посмотрела на него. - Что с вами? Я снова вам не угодил? - Ричард, но… Как так можно! – возмутилась жена. – Вы постоянно меня изводите насмешками?! - Но вы отвечаете на них колкостями, – возразил он. - А что мне еще остается делать? Он внимательно посмотрел на нее. - Помните о нашей договоренности? Анна зарделась. - Помню. - Тогда не будем ссориться? - Не будем, – ответила она и с грустью посмотрела на него. Но муж повернулся к Испанцу. - К сожалению, нам нечем тебя угостить, – потрепал Ричард коня по холке. – Надо было что-нибудь захватить. Я же знаю, как ты любишь сладкое. Конь тихо заржал. Ричард похлопал себя по карманам, Испанец с ожиданием смотрел на него. - Нашел! Попробуйте дать ему сами. Может, он возьмет у вас, – предложил он жене. Она робко кивнула, и взяла сахар в руку, протянула ее Испанцу. Конь недоверчиво посмотрел на нее. - Вытяните ладонь так, чтобы она стала плоской, иначе он не сможет взять лакомство, – подсказал Ричард. Анна подчинилась, Испанцу нервно дернул ушами и аккуратно взял сахар с ее руки. - Получилось! – с восторгом сказала она, и захлопала в ладоши. Он с улыбкой наблюдал за Анной. - Вы никогда не кормили лошадей с руки? - Это было так давно, еще в детстве, - сказала она. Ричард смотрел на нее и любовался ею. Волосы пушистой волной спадали на плечи. - А как же мой приз? – опомнился он. - Приз? – не поняла Анна. – Какой приз? Они остановились у входа из конюшни. - Я догнал и обогнал вас, – напомнил Ричард и подошел ближе к ней. - Но мы не договаривались о призе заранее, – возразила Анна, пытаясь унять, бешено колотившееся сердце. - Значит, приз на выбор победителя. – довольно проговорил он и взял ее лицо в свои ладони. Анна сглотнула и внимательно смотрела в его глаза. Ричард вглядывался в ее лицо, и лишь когда она нервно облизала губы, поцеловал ее. Анна замерла, он целовал ее совсем иначе, чем раньше. Страстно и нежно одновременно, не давая ей глотнуть воздуха. Ричард обнял ее за талию, все крепче и крепче прижимая к себе. Она обвила его шею руками. Он, почувствовав, как ее губы шевельнулись в ответ, стал целовать ее медленнее и чувственнее. Девушка попробовала отстраниться. Муж решил, что она хочет оттолкнуть его, но Анна тихо прошептала: - Мне так удобнее, – и повернув немного голову, подставила губы для поцелуя. - Открой глаза! – попросил Ричард. Она подчинилась. Он стал наклоняться к ней, не отводя взгляда. Как зачарованная, Анна смотрела в глаза мужа, в которых была такая нежность, что ее сердце радостно вздрогнуло. Ричард целовал жену, сдерживая свою страсть, насколько это было возможно. Он с сожалением оторвался от ее губ. Анна уткнулась лицом в его плечо. - Что случилось? – тихо спросил он. Ее плечи стали вздрагивать, испуганный такой реакцией, Ричард приподнял ее лицо за подбородок, и с удивлением заметил слезы, дрожащие на ресницах. - Я вас чем-нибудь обидел? - Нет, – всхлипнула Анна и отвернулась. – Только… - она подняла на него глаза, полные слез. – Почему вы не всегда такой? - А какой я обычно? Он убрал пушистую прядь, закрывающую ее лицо, и ласково заправил локон за ушко. - Колючий, вредный и … чужой. Ричард ничего не ответил, а только прижал ее голову к своей груди и поцеловал в макушку. Анна прильнула к нему и закрыла глаза. - Вы устали? – заботливо спросил муж. - Нет! – поспешно возразила она, еле справившись с зевотой. Он негромко рассмеялся. - Вы забыли о нашем уговоре, и спорите. - Об этом мы не договаривались, – ответила жена.– Мы договорились не ссориться. А разве мы ссоримся? - и лукаво улыбнулась. Ричард нежно поцеловал ее в висок. - Если вы устали, мы можем остаться здесь. - Здесь? – она удивилась – Но где… - она покраснела, – Мы будем ночевать? «Мы? Она сказала мы!» Сердце Ричарда заколотилось, но он сдержал свою радость, и ответил: - У меня есть маленький домик. Но мы можем вернуться в Лондон. «В холодный и чужой город. И он утром снова уедет. А возьмет ли меня с собой? Вернуться в Лондон? Нет! Нет!» Она поморщилась. Ей было так хорошо в его объятиях, а от его нежного взгляда и прикосновений она таяла. Анне испугалась, что если они вернутся в Лондон, то исчезнет очарование и доверие, снова вернется холод и пустота. - Мы остаемся здесь? – спросил Ричард, внимательно наблюдая за женой. - Да! – ответила она и счастливо улыбнулась. - Уже поздно, пойдемте. Муж взял ее за руку, они вышли на улицу, обогнули конюшни, и Анна увидела небольшой дом. Ее сердце замерло. Она покорно шла за мужем, и старательно отгоняла мысли, которые настойчиво лезли в голову. «Как мы будем спать? Он уйдет? Или останется?». Анна никак не могла понять, что больше всего ее тревожит – то, что муж оставит ее снова одну, или то, что не уйдет и останется с ней? - Проходите! – слегка подтолкнул Ричард жену, которая, задумавшись, не заметила, что стоит уже на пороге дома. – Я сейчас растоплю камин. Пока Ричард разводил огонь, Анна огляделась. В домике была всего одна комната, в которой были камин, стол, два стула. Она подошла к занавеске и отдернула ее. - Я забыл вас предупредить, что кровать здесь всего одна, – с легкой насмешкой проговорил муж. – Но я могу переночевать в домике управляющего. Анна нервно теребила в руках ленточки капора, потом сняла его. - Позвольте вам помочь, – предложил Ричард, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. Жена покорно дала снять с себя плащ, подбитый мехом, и теперь стояла около камина, не зная, куда деть руки, и пряча глаза. Ричард с улыбкой наблюдал за смутившейся Анной, и, сжалившись, пришел ей на помощь: - Вы голодны? - Немного, – призналась она. В ее глазах была благодарность. Спрятав улыбку, он ответил: - Я сейчас вернусь. И вышел стремительным шагом. Анна быстро подошла к кровати, чувствуя, как ее щеки заливает краска стыда. Она прижала прохладные ладони к лицу. «Я…. Я не знаю. Я ничего не понимаю. Что со мной? От его поцелуев у меня подламываются колени, и хочется…» Она оборвала мысль, не додумав ее до конца. Добыв провизию, Ричард не сразу вернулся в домик, а еще немного постоял на крыльце, вглядываясь в ледяное синее небо. Он хотел дать Анне время побыть наедине с собой, разобраться в чувствах и понять, чего именно она хочет. Потом глубоко вздохнул и открыл дверь. - А вот и я! – весело проговорил он, делая вид, что не замечает немного испуганного взгляда жены. Анна уже сидела возле стола и с жадностью накинулась на еду. - Свежий воздух пошел вам на пользу, – проговорил Ричард, глядя, как Анна уплетает за обе щеки хлеб с сыром, и запивает вином, разбавленным водой. Она только рассмеялась. - Я сама не ожидала, что так проголодаюсь. Они болтали о каких-то пустяках и весело смеялись, вспоминая проведенный вместе день. Анна с тревогой поглядывала на мужа. Ричард словно не замечал ее косых взглядов. Он напряженно наблюдал за женой, видя, как стыдливость и желание борются в ней. Он поднялся и подошел к ней. Анна тоже встала на ноги и не сводила с него глаз. - Анна, я не собираюсь ни к чему вас принуждать, – начал он. – Я могу уйти, вам не будет страшно одной? Она молчала. Ричард взмолился про себя «Не молчи! Скажи мне?! Я так больше не могу! Я больше не выдержу!» Анна не могла решиться, только когда отчаявшейся дождаться ее ответа, муж сделал шаг по направлению к двери, она прошептала: - Не уходи. Ричард с минуту молчал, всматриваясь в ее лицо. Она сама обняла его за шею и повторила: - Не уходи. Она понимала, что он хочет ее оставить вовсе не потому, что она не нужна ему. А потому что не хочет ни к чему ее принуждать, хотя и был ее законным мужем. Ричард сам только что об этом сказал. И все же Анна не могла решиться, пока не увидела, что он действительно уйдет, если она не остановит его. И она остановила.

Klepa: - Я не уйду, – низким голосом ответил муж, и приник к ее губам, целуя ее, лаская губы языком. У Анны закружилась голова, она крепче обняла его за шею. Ричард запустил пальцы в ее золотистые волосы, лаская ладонью затылок. Она выгнулась ему навстречу, прижимаясь к нему всем телом. Ричард, не прекращая целовать ее, пытался нащупать застежку, крохотные пуговички послушно раскрылись под его нетерпеливыми пальцами. Он медленно потянул платье вниз. Анна всхлипнула, когда муж поцеловал чувствительное место за ушком. - Тшш, – прошептал он, целуя ее шею, лаская ладонями полуобнаженную спину и плечи. Анна еще сильнее выгнулась, и тихо застонала, когда Ричард начал покрывать быстрыми поцелуями ее плечи, шею и грудь. Он снова поцеловал ее в губы, гладя соблазнительные холмики, круговыми движениями ладони, дразня набухшие соски пальцами. Он с радостью ощутил ее ответ, Анна дерзко и бесстыдно целовала его, прижимаясь грудью к его рукам. Тонкие пальчики пытались справиться с пуговицами на его рубашке. Пальто и сюртук он давно уже снял. Анна почувствовало, как ее тело становится мягким и податливым, тающим под мужскими руками и губами. Она стянула с него рубашку, пьянея от собственной смелости и безрассудства. Робко прижалась губами к гладкой коже. Ричард снова начал целовать ее шею, спускаясь поцелуями все ниже и ниже. Он поцеловал по очереди напряженные соски, и остановился, дразня дыханием сморщенные ягодки. Анна со стоном притянула его голову к своей груди, запустив тонкие пальчики в темные волосы. Муж жадно втянул в рот чувствительную вершинку. Анна застонала громче. Она ласково перебирала его волосы. Перед глазами всё плыло, колени подламывались. Ричард подхватил жену на руки, и отнес на кровать. Бережно снял платье. Он так жадно смотрел на нее, что у Анны перехватило дыхание. Она облизала пересохшие губы. «Я смотрю на полуобнаженного мужчину, и позволяю ему разглядывать меня» - опомнилась она. «Но он твой муж» - возразил внутренний голос. - Ты такая красивая, – восхищено проговорил Ричард, лаская ее взглядом. Анна покраснела, но не отвела глаз. Сквозь призрачную пелену она увидела, как он опустился на колени около постели, и стянул с нее кружевные панталончики. От вида прекрасного обнаженного тела у него перехватило дыхание. Он поцеловал ее плечо, нежный сгиб локтя. И поднял голову, Анна пристально смотрела на него, Ричард ласково провел рукой по ее животу, жена не отвела взгляда. Его прикосновения были приятны, но она инстинктивно чувствовала, что это еще не все. Муж не сводил с нее глаз, а его рука уже переместилась на шелковистое бедро, погладила внутреннюю сторону бедер, и, наконец, дотронулась до бутона ее женственности. Анна испугано свела колени, но руки мужа нежными прикосновениями сломили ее сопротивление, и теперь Ричард ласково гладил пухлые складки пальцами. - Ох, Ричард! – только и смогла она вымолвить, с тревогой и страстью глядя на него. Муж ничего не ответил, но его взгляд нежный и страстный заставил ее затрепетать. Он терпеливо готовил ее к первому вторжению, поцеловал вздрагивающий животик. Анна застонала, когда Ричард прикоснулся языком там, где только что были его пальцы. От дерзких ласк она начала извиваться, пораженная шквалом эмоций, которые захватили ее от прикосновений умелого языка, горячих губ. - Разве это прилично? – выдохнула она. - Тебе нравится, что я делаю? – тихо спросил муж, пристально глядя ей в глаза и продолжая ласкать ее пальцами. - Да, – еле слышно ответила она. - Тогда прилично, – невозмутимо ответил Ричард, и поцеловал ее в губы. Анне казалось, что весь мир исчез, и остались только она и Ричард, его руки, его губы, тепло его тела. Он отстранился от нее, Анна протестующе застонала. Он поднялся на ноги, скинул с себя брюки, и лег рядом с женой. Она лежала, закрыв глаза, и прерывисто дышала. Ричард прижал Анну к себе, нежно поцеловал в висок, снова приникая губами к ее рту. Напряженная плоть коснулась шелковистого бедра, но Анна, одурманенная ласками, не обратила на это внимания. Он с трудом сдерживался: ее тихие стоны, робкие прикосновения возбуждали его больше, чем самые изощренные ласки. Он заставил ее обнять себя за шею. - Сейчас будет немного больно, – прошептал Ричард. Ее глаза расширились от удивления и страха, в немой мольбе смотрели на него. – Это неизбежно, – проговорил он. – Но потом тебе будет хорошо, я обещаю, – и одним сильным движением проник в ее тело, и замер. Анна зажмурилась. - Тебе больно? – обеспокоено спросил муж. - Нет, – изумленно ответила она и открыла глаза. Ее обдало жаром от его взгляда. – Мне не больно. Мне хорошо, – прошептала жена и поцеловала его в плечо. Ричард подался вперед, Анна тихонько ойкнула и приподняла бедра ему навстречу. Они взлетели к звездам, парили над грешной землей и вместе рухнули в море удовольствия. - Ричард! – выдохнула жена в пик высшего наслаждения. - Анна – услышала она в ответ. На какой-то миг окружающий мир перестал существовать. Она лежала в сладком забытьи в крепких объятиях мужа. Ричард ласково поправил ее волосы. «Ты моя маленькая». Не удержался и легко поцеловал ее в губы. Когда Анна открыла глаза, на нее с нежностью смотрел муж. - Как ты? – спросил Ричард. - Хорошо, – хрипло ответила она. – А ты? – робко спросила жена и в смущении отвела глаза, заметив его довольную улыбку. У нее вырвался вздох облегчения, когда она обнаружила, что они оба лежат под одеялом. - Тоже хорошо, – ему стоило большого труда, чтобы не расхохотаться. Но Ричард понимал, что своим смехом может либо обидеть ее, либо еще больше смутить. Он поцеловал жену в губы и, крепко прижав к себе, сказал: - А теперь спать. Завтра тяжелый день. - А на завтра мы тоже заключим перемирие? – лукаво спросила Анна. Ричард расхохотался, и, перевернув ее на спину, склонился над нею. - А ты все еще хочешь ссориться? Она в смущении отвела глаза, но потом дерзко посмотрела на него. - Если мы будем так же мириться, то…. Она не успела договорить, потому что муж прервал ее речь поцелуем. - Но можно и, не ссорясь… - он замолчал - … вот так мириться! – и подмигнул. Анна надула губки и капризным тоном ответила: - Об этом поговорим завтра. У меня глаза слипаются – и уютно устроилась у него на плече. Ричард еще немного посмотрел на спящую жену, потом долго прислушивался к ее ровному дыханию, и не заметил, как заснул сам. Анна проснулась рано утром, и, приподнявшись на локте, стала разглядывать мужа. Он показался ей таким трогательным. Взрослый сильный мужчина во сне выглядел совсем мальчиком. Нежность захлестнула ее, и Анна ласково провела пальцем по его бровям, линии носа, по губам, ямочке на подбородке. Ричард открыл один глаз, и хитро улыбаясь, спросил: - Теперь ты поняла, какое сокровище тебе досталось? От возмущения Анна чуть не задохнулась, и шутливо ударила его по плечу. - Тоже мне сокровище! – фыркнула она. - А ночью мне казалось совсем иначе, – проговорил муж. Анна, смутившись, отвернулась. - Нам пора вставать? - Можно не вставать, а провести весь день в постели, – усмехаясь, ответил Ричард, заложив руки за голову. Она бросала на него робкие взгляды. И заметив на его лице самодовольную улыбку, не выдержала: - Ты невозможен! – выпалила жена, и села в постели, позволив ему любоваться полуобнаженной спиной, потому что все остальное скрывало одеяло, которое Анна прижимала к себе как щит. - Анна, скажи что-нибудь новенькое! – хохотнул муж и замолчал, ласково проведя ладонью по обнаженной коже. Она повернула к нему голову. - Сейчас же светло, – робко возразила она, когда Ричард попробовал отодвинуть одеяло. - И что? – поинтересовался муж. - Пора вставать! – упрямо повторила Анна, стараясь не обращать внимания на его руки, ласкающие ее спину, и не оставляющие попыток проникнуть дальше. - Еще не пора, – тихо прошептал Ричард и тоже сел на постели, обнимая одной рукой жену за плечи, а другую запустив в ее волосы, заставляя ее повернуться. Анна послушно прильнула к нему. Он опрокинул ее на кровать, подмял под себя, прижался горячим ртом к ее губам, лаская руками нежные холмики с розовыми вершинками. Анна забыла о том, что несколько минут назад хотела встать, полностью отдавшись во власть мужа, смело и безрассудно отвечая на его ласки. Ричард терял голову, когда она нежно звала его по имени. Он был нежным и заботливым, понимая, как, наверное, болит ее впервые раскрывшейся бутон. Но жена снова удивила его, в ней оказалось столько ранее не выказанной страсти и чувственности, что он забыл об осторожности и нежности, дерзко и бесстыдно лаская ее. Когда муж вошел в нее, Анна замерла, ожидая боли, которой не было вчера. Но она так и не появилась. Ослепительный миг освобождения заставил содрогнуться всем телом и сладко застонать от невозможности сдержать чувства. Немного придя в себя, Ричард обнял жену. Анна хихикнула. - Что тебя так развеселило? – полюбопытствовал муж. - Тетушки! – смеясь, ответила она и повернула голову к нему. – Они мне сказали, что надо думать об Англии и России. Я только об этом вспомнила! – и захохотала в голос. Ричард засмеялся вместе с ней. - Я хочу, чтобы ты думала только обо мне, – перестав смеяться, прошептал он в розовое ушко. - Я хочу того же, – ответила жена. - Думать обо мне? – невинно поинтересовался Ричард. - Чтобы ты думал обо мне! – воскликнула Анна возмущенная его непонятливостью. - Я думаю…. думаю…. постоянно думаю… только о тебе… - шептал он между поцелуями. - Я тоже, – прошептала в ответ жена. Ричард крепко поцеловал ее в губы. - Как ни жаль, но пора вставать. - Хорошо. Когда Анна и Ричард вернулись с конной прогулки, к ним подошел мистер Картер. Анна, чтобы не мешать разговору мужа с управляющим, у которого был взволнованный вид, удалилась навестить Испанца. - Любишь ты сладкое! – пожурила она коня. Тот довольно фыркнул, беря сахар с ее ладони. - Анна! – услышала она голос Ричарда. - Я здесь. - Собирайся. Мы срочно возвращаемся в Лондон. - Что случилось? – спросила она. Ричард отмахнулся. - Потом, потом. Сейчас распоряжусь насчет кареты. - Ричи! – окликнула она его. Муж обернулся, подошел к ней, и, обняв за плечи, прижался лбом к ее лбу. - Все будет хорошо. Все будет замечательно. Я тебе обещаю, – прошептал он, быстро поцеловал ее в губы и ушел. Анна удивлено смотрела ему вслед. Всю дорогу они молчали. Муж погрузился в невеселые думы, а ей не хотелось его тревожить ненужными расспросами. Придет время, и он ей все объяснит и расскажет. Анна обняла Ричарда и, положив голову ему на плечо, задремала… Ричард привлек к себе жену, поцеловал в висок, и стал наблюдать за сменой пейзажа за окном. «Все было так хорошо, и …» - он прикрыл глаза ладонью, другой рукой сильнее обнимая задремавшую Анну. Проснулась она оттого, что ее куда-то несли. - Мы уже приехали? – сонным голосом спросила она Ричарда, сильнее обнимая его за шею. - Да, милая, спи. Он отнес ее в спальню, уложил на постель. - Ты куда? – Анна удержала его за руку. - У меня срочное дело, - виновато улыбнувшись, проговорил Ричард. - Когда ты вернешься? - Скоро, – пообещал муж. – Ты соскучиться не успеешь! – засмеялся он. Анна поднялась с постели и подошла к нему. - Ты не хочешь мне обо всем рассказать? Что случилось? Что-то с сэром Адамом? Он взял ее лицо в свои ладони, и пристально глядя в глаза, прошептал: - Просто верь мне. - Я верю, – прошептала в ответ Анна, и потянулась к его губам. Ричард поцеловал ее и ушел.

Klepa: Анна зябко поежилась. Он целовал ее с каким-то безудержным отчаянием. Она подошла к окну, и стала наблюдать за экипажами. Он снова ушел и оставил ее мучиться вопросами, на которые так и не пожелал дать ответа. Она чуть не шепнула ему: «Я люблю тебя». Но она не хотела признаваться в любви первой. Анна вспоминала вчерашний день и прошедшую ночь. И хотя щеки у нее порозовели от смущения, сердце радостно заколотилось при воспоминании о ласковом и нежном взгляде Ричарда. Но снова между ними встали какие-то тайны и недомолвки. Анна немного почитала, затем решила пообедать. Время было уже позднее, а Ричард все не возвращался. Не находя себе места от беспокойства, она спустилась вниз и увидела Бригфилда, который что-то объяснял молодой леди. - Его нет дома, – повторял дворецкий. - Я знаю, – ответил мелодичный голос. – Я хочу поговорить с леди Ардингли. - Ее тоже нет дома, – не моргнув глазом, солгал Бригфилд. Анна хотела незаметно удалиться, но гостья уже заметила ее. - Леди Анна! – окликнула она хозяйку дома. Анне подошла ближе. - Маркиза Джулия де Ламбаль? – удивилась она, и ревность булавкой вонзилась в сердце. Джулия ослепительно улыбнулась. - Мне необходимо с вами поговорить. Леди Ардингли сделала знак Бригфилду, чтобы тот пропустил гостью. - Но, миледи, – возразил дворецкий. – Сэр Ричард запретил впускать в дом эту особу. Анна задумалась. С одной стороны, ей не хотелось разговаривать с Джулией. Но с другой стороны, выставить гостью было бы невежливо. Джулия смотрела на соперницу испытывающим взглядом. Анна жестом пригласила маркизу войти. - Благодарю вас. Они прошли в гостиную. - Не угодно ли чаю? – спросила Анна, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. Она великолепно помнила, при каких обстоятельствах впервые столкнулась с Ричардом. И ревность к Джулии вспыхнула с новой силой. Анна даже не подозревала как это мучительно – видеть пусть уже и бывшую, но соперницу. - С удовольствием, – ответила Джулия, изящно присаживаясь на диван. - Спасибо, Джейн, – поблагодарила Анна, когда горничная принесла поднос с чайником и, поставив его на столик, удалилась. Хозяйка дома собственноручно разлила напиток по чашкам. Джулия наблюдала за соперницей, и не могла не признать, что Анна красива. «Но ей не хватает шарма», - подумала маркиза. - Я вас слушаю, – любезно проговорила Анна, передавая гостью чашку. - Вы не верите, что я могла просто нанести вам визит и поздравить с удачным замужеством? – удивленно приподняла брови Джулия. Она сделала глоток ароматного напитка, и бесшумно поставила чашку на блюдце. - Я принимаю ваши поздравления, – с достоинством ответила Анна, стараясь не выдать своих истинных чувств к гостье. Две недели Ричард уходил на весь день. Теперь она знала, что он бывал на конезаводе. И все же ревность не давала ей покоя, а сомнения во взаимности своих чувств тяжелым камнем лежали на сердце. Зачем пришла Джулия? Вести светские беседы? Но спрашивать прямо о цели визита Анна не хотела, чтобы не показать сопернице смятение и неуверенность в себе. - Принимаете? – изогнула бровь Джулия. Анна удивлено посмотрела на нее. - А я хотела выразить вам также свое сочувствие. - Я вас не понимаю, – ответила леди Ардингли. Джулия поднялась на ноги, Анна тоже встала. - Вы же знаете, какая репутация у Ричи. – насмешливо проговорила маркиза, специально назвав Ричарда уменьшительно-ласкательным именем, чтобы подчеркнуть, насколько близкими были их отношения. Анна вздернула подбородок. - Я по-прежнему не понимаю, к чему вы клоните. - Он все равно вернется ко мне! – вскричала Джулия, взбешенная сдержанностью и спокойствием Анны. - Вот как? – маркизе показалось, что в голосе соперницы прозвучали насмешливые нотки. - Конечно, вы пока для него новая крепость, – взяла себя в руки Джулия. – И он будет испытывать к вам интерес, но скоро, поверьте мне, этот интерес угаснет. И вы наскучите Ричарду. - Я не желаю обсуждать с вами моего мужа, – ответила Анна. - Стоит мне поманить его, и он примчится ко мне, где бы и с кем бы он ни был! – сказала Джулия, сверкая глазами от ярости. Анна побледнела. - Так записка была от вас, – прошептала она тихо-тихо, но соперница услышала ее слова. - Да! Леди Ардингли еще сильнее побледнела, острые ноготки вонзились в нежные ладони. «Я не заплачу, – твердила Анна. – Я не доставлю ей такого удовольствия». - Тогда почему вы здесь? – спросила она, немного придя в себя. Джулия лениво улыбнулась и томно проговорила: - Я вам уже говорила. А будить его не хотелось, он так устал, бедняжка. - Убирайтесь! – глухо проговорила Анна, перестав заботиться о приличиях. - Вы гоните меня? – удивление Джулии было искренним. - Вон! – повторила леди Ардингли. - Что ж, я уйду, – сказала маркиза де Ламбаль, и направилась к выходу. – Но вы запомните мои слова: стоит мне поманить Ричи хоть пальцем, он бросится ко мне, забыв обо всем на свете. И еще, – она обернулась около самой двери. – Помните ковер в гостиной лорда Горинга? Анна непонимающе посмотрела на нее, мечтая лишь об одном, чтобы неприятная гостья поскорее ушла. - Красивый персидский ковер, – продолжала Джулия. – Он очень мягкий, – многозначительно добавила она. Анна почувствовала, как ей стало тяжело дышать, но она нашла в себе силы ровным голосом сказать: - В этом доме вас больше никогда не примут. Маркиза засмеялась. - Вы думали, что наши отношения давно закончились? – на ее лице появилось огорчение. – Но вы ошибались! То, что вы видели на балу у леди Брокколи, была всего лишь размолвка двух любящих друг друга людей. Анна схватилась за спинку кресла с такой силой, что побелели костяшки пальцев, как сквозь туман до нее доносились гадкие слова Джулии, которым она отказывалась верить, но все равно слушала, не в силах произнести ни звука, чтобы прекратить эту пытку. - А женился на вас Ричи, потому что он слишком благородный человек, – в ее голосе появилась досада. – Но наши отношения продолжаются! Леди Ардингли заставила себя посмотреть на улыбающиеся лицо соперницы. - Отчего же вы пришли ко мне, и говорите об этом? Если вы так уверены в чувствах Ричи? Анна мысленно аплодировала себе. Ее голос был спокойным и уверенным, на лице не было и тени той боли, от которой сейчас разрывалось ее сердце. - Я не хочу, чтобы вы питали лишний иллюзий, – резко ответила Джулия. Она видела, с каким достоинством держится соперница, и это разозлило ее окончательно. Она ожидала, что Анна впадет в истерику, или убежит от Ричарда. «Всему свое время, – успокаивала себя маркиза. – Это только первые семена, упавшие на благодатную почву». - Я восхищаюсь вашей добротой ко мне, – и снова Джулии показалось, что Анна надсмехается над нею. – А теперь уходите! Маркиза торжествующе улыбнулась. - Мне теперь здесь нечего делать. Я все вам сказала. И ушла. Анна сильнее схватилась за спинку кресла и зажмурилась. Предательская влага потекла по щекам, оставляя мокрые дорожки. - Как он мог? – простонала она. – Срочные дела в Лондоне? Теперь я знаю, что это за дела. Она прижала руки к груди, пытаясь хоть немного успокоить болезненно сжимающиеся сердце. - Как больно…. Как невыносимо больно… И выбежала из гостиной.

Klepa: - Ты правду говоришь? – строго спросил Ричард невысокого человечка с бегающими глазками. - Сэр, когда же я вас обманывал? – возмутился собеседник. – Вы же мне за правду платите, а не за ложь. Ричард хмыкнул. - И то верно. - Простите, коли, что не так, – замялся собеседник, теребя в руках шляпу с вороньим пером. – Я знаю, у вас свадьба была недавно, но, сами понимаете… - Да не оправдывайся ты! – поморщился Ричард – Если, что еще узнаешь – сообщи немедля. - Да, сэр. Ричард вернулся домой, немного успокоенный встречей. - Где миледи? – спросил он Бригфилда, когда тот открыл ему дверь. - Ушла, сэр. - Давно? - Часа два назад. - Хорошо. Я буду в кабинете. Бригфилд проводил его глазами, хотел окликнуть и сказать, что приходила маркиза Джулия де Ламбаль, и после ее визита леди Анна ушла из дома. Но у старика не повернулся язык. Он помнил, что хозяйка строго-настрого запретила ему хоть словечком обмолвиться о визите Джулии. - Или при всей моей симпатии к вам, я найду способ вас уволить, – пригрозила Анна обескураженному дворецкому. Старик винил себя, что послушался хозяйку и не выставил неприятную гостью вон. Он видел, что после визита этой странной леди Анна плакала. А потом отправилась в неизвестном направлении, сказав, что к вечеру вернется. Так и не решив, что лучше – сказать или промолчать, – Бригфилд отправился на кухню, поболтать с миссис Додж. Ричард разложил бумаги на столе. Он никак не мог сосредоточиться, задумчиво посмотрел в горевший камин. «Чертовщина какая-то! Ничего не проясняется!» Потом все его мысли заняла жена, и на душе потеплело. Она так забавно обиделась на него, когда он уходил. Ричарду было приятно, что Анна беспокоится о нем, это позволяло надеяться, что со временем ее чувство перерастет в нечто большее. Но куда же она отправилась? Он склонился над бумагами, потом убрал документы в стол и вышел. Он пересек холл, и, заметив, что в гостиной кто-то есть, заглянул туда. В кресле, закрыв лицо руками, сидела Анна. - Где ты была? - У тетушек, – ответила она, не убирая свои ладони от лица. – Я устала, и пойду спать, – она встала и пошла к двери. - Анна, что с тобой? – Ричард обнял ее за плечи, но жена вырвалась из его объятий. - Не смей прикасаться ко мне?! Никогда! Анна набралась смелости, чтобы посмотреть на него. Она так боялась увидеть в его глазах насмешливое понимание и сочувствие, но к ее удивлению, на лице Ричарда было изумление и непонимание. - Да что с тобой? У Ричарда появилось чувство, что стряслась беда. Он еще не знал, откуда она, и кто тому виной, но уже знал, что она пришла и неотвратима, как смерть. На какой-то миг ему показалось, что он не узнает жену, что она говорит слова совершенно из другой роли. Роли? Почему появилось чувство, что они на сцене? - Вы говорили…. Вы! Холодное, безликое обращение. Вместо теплого и родного – ты! - Вы говорили, – продолжала Анна, – что каждый из нас волен жить своей жизнью. Я согласна на это условие. Отныне я не стану расспрашивать вас о ваших делах, и надеюсь, что вы моими также воздержитесь интересоваться. Она выпалила свою тираду на одном дыхании, взглянула на потрясенное лицо мужа, и не в силах больше находиться с ним в одной комнате, подхватила длинные юбки и выскочила из гостиной. Ричард стоял как оглушенный. Что с ней случилось? Почему она вдруг стала такой холодной и неприступной? До возвращения в Лондон она улыбалась, а сейчас в ее глазах блестели слезы. Он побежал за ней. - Анна! – закричал он. В холл выбежал испуганный Бригфилд. - Миледи в своей комнате, сэр. Ричард кивком поблагодарил дворецкого, и торопливо поднялся по лестнице. - Анна, откройте! – он постучал, в ответ была тишина. - Давайте поговорим. Он сам сбился с «ты» на «вы», неосознанно выстраивая между ними стену, за которой можно было спрятаться друг от друга. - Вы можете мне объяснить: что случилось? Почему вы так переменились ко мне? – в его голосе слышалась мольба. Анна чуть не поддалась ласковому и умоляющему голосу мужа и не открыла дверь, но, опомнившись, отступила на шаг назад. Нет, она больше не поверит в его нежность, она больше не позволит ему играть ее чувствами. - Я не хочу с вами разговаривать! - Я вышибу эту дверь, если вы сейчас же не откроете! – потерял терпение Ричард, и для убедительности ударил кулаком в косяк. - Не надо так стараться, – холодно ответила жена, и распахнула дверь. – Проходите! – а сама собралась уйти. - Стойте! – остановил ее Ричард, схватив за руку. – Я хочу поговорить с вами, а не с вашей комнатой. - Пустите! – Анна вырвала свою руку, и, набрав побольше воздуха в грудь, стараясь выглядеть спокойной, ответила. – Ничего не случилось. Все, как прежде! - Как прежде? – отшатнулся муж. – То есть, как прежде, до поездки на конезавод? - А что эта поездка изменила? Он непонимающе уставился на нее. - Ах, да, – сделала вид, что вспомнила, Анна. – Вы стали моим законным мужем. Что ж, теперь вы не сможете со мной развестись по причине не состоявшегося брака. - Так вы только поэтому… - потрясенно проговорил Ричард. - Да! Она видела, какую боль причиняет ему своими словам, но не могла уже остановиться. И чтобы скрыть и спрятать свою обиду, продолжала лгать, вдохновенно и правдоподобно. Анна сама слабо верила в свои слова, но, судя по взгляду, которым наградил ее муж – он поверил. - Я не думал, что вы настолько циничны и расчетливы, – сквозь зубы проговорил Ричард, с трудом сдерживаясь, чтобы не схватить ее за хрупкие плечи и не тряхнуть со всей силой, как бесчувственную куклу. А такая она и есть! Бесчувственная кукла! - Что ж… теперь вы вольны в своих поступках, как и я. Анна покачнулась. - Я рада, что мы пришли к взаимопониманию. Они стояли друг напротив друга и молчали. Обидные, колючие слова уже сорвались с губ, и назад их было не вернуть. В коридоре показалась горничная, которая несла корзину с цветами. - Куда прикажете поставить, миледи? – спросила Жанна. Во взгляде Ричарда мелькнула ревность. - Как быстро вы обзавелись поклонником, – не удержался от ехидного замечания муж, когда горничная, не дождавшись ответа хозяйки, поставила корзину на столик, и удалилась. Анна ничем не выказала своего удивления, а протянула руку, чтобы взять карточку, но муж опередил ее. - «Самой прекрасной леди на свете», - прочитал он, и, поморщившись, добавил: – Ваш поклонник не отличается оригинальностью. Жена молчала. - Да, кстати, – опомнился Ричард. – Помнится, давеча вы говорили о скуке? Неужели такой щедрый кавалер дает вам скучать? Он указал рукой на роскошный букет. Анна отвернулась. - Я не желаю больше с вами разговаривать. Мы же договорились больше не интересоваться делами друг друга. Ричард хотел напомнить о другой их договоренности, при воспоминании о которой грудь словно сдавил железный обруч. Но он смолчал. - Я уйду, а он, – муж кивнул на букет, – останется. Доброй ночи! – захлопнул дверь. - Доброй ночи, – прошептала Анна в ответ и упала на кровать, захлебываясь в слезах. Она так правдоподобно лгала ему, что потом сама поверила в свою ложь. Но сердце, ее бедное, истерзанное ревностью и болью сердце, не хотело в это верить. - Я люблю его, – шептала Анна в темноте спальни, ища Ричарда рядом с собой. Всего за одну ночь она привыкла спать в его объятиях. О! если бы она узнала об его измене до поездки на конезавод, ей было бы во сто крат легче. Пока она не знала, каково это быть вместе с ним. А теперь Анна не могла заснуть, бесконечно перебирая в памяти минуты недолгого счастья. И сердце болезненно сжалось, а из глаз покатились слезы, когда она поняла, что и Джулию он так же целовал, и ласкал, и шептал ей разные нежности. - Нет, нет, – беззвучно шептала она искусанными губами. Наконец провалилась в спасительные объятия Морфея, которые защитили ее от боли и терзаний.

Klepa: Рано утром Анна спустилась в столовую и велела подавать завтрак. - Бригфилд! – позвала она дворецкого. – Сэр Ричард уже завтракал? - Нет, миледи. Сэр Ричард еще не возвращался. Анна постаралась скрыть свое волнение. - Он вчера ушел, и… - старик осекся, заметив удрученное лицо хозяйки. – Простите, миледи. - Ничего, – тихо прошептала Анна и побрела в столовую. «Красивый персидский ковер. Он очень мягкий». От боли и отчаяния Анна готова была кричать. Она сама сказала Ричарду, что не станет чинить препятствий его изменам. Но она не ожидала, что он так быстро и явно воспользуется ее разрешением. Он был с Джулией! Сердце словно обожгло огнем. Всю ночь был с нею! «Не думать! Не думать! – приказала Анна себе. – Не вспоминать! Забыть!». К ее удивлению, муж вернулся домой около пяти вечера, и заперся в своем кабинете. Он не искал с нею встреч, и это с одной стороны, спасало ее от новой боли. А с другой, Анне так хотелось увидеть мужа. Но она сдержала свой порыв, не зная, что в кабинете Ричард вместо того, чтобы работать с бумагами, просматривать расходные книги, мерил шагами комнату. Метаясь по ней как зверь в клетке. Кто этот таинственный поклонник, который вчера прислал его жене цветы? И почему она так резко переменилась к нему? Неужели ей было с ним плохо? Ричард зарычал от бессилия. Да, он мог заставить жену быть с ним, но зачем? Если Анна ясно дала понять, что не хочет с ним никаких отношений? А какой она была ночью…. Той единственной ночью…. Как утром сияли ее глаза, а распухшие от его поцелуев губы улыбались…. Он глухо застонал, взял в руки приглашение и отправился на поиски жены. Сейчас он был готов увидеть ее, и сдержать свои истинные чувства. Анна провела весь день в библиотеке, читая любимого Шекспира и пытаясь успокоиться. Таинственный поклонник больше не напоминал о себе. Анна о нем и думать забыла. От чтения ее отвлек муж. - Собирайтесь! – бросил он, заглянув в библиотеку. - Куда? - Мы приглашены на прием к леди Брокколи, – показал ей приглашения Ричард. – Нас теперь будут всюду приглашать. Анне показалось, что в его голосе была досада. - Я не пойду, – ответила жена. – У меня болит голова. Мысли о том, что он не ночевал дома, и был неизвестно где, причиняли боль. Вернее, она догадывалась, с кем он был. Но от этого легче не становилось. - И, тем не менее, я жду вас через час в холле, – отрезал Ричард. – Или я отвезу вас на прием в том, во что вы будете одеты на тот момент. Анна вскочила на ноги, и подошла к нему. - Вы… не посмеете! - Хотите в этом удостовериться, сделайте, как я сказал, и узнаете, посмею я, или нет. От его ледяного взгляда ее бросило в дрожь. - Вы же хотите встретиться с вашим поклонником, – поддел Ричард жену. Она удивленно посмотрела на него, а потом загадочно улыбнулась. - Конечно. - Жду вас через час, – повторил муж. – Часа вам хватит? Анна, ничего не отвечая, ушла. «Что же ты делаешь?» - простонал он. Вчера, ошеломленный ее обидными словами, Ричард не находил себе места. Он только хотел ей во всем признаться. Сказать, как сильно любит ее, как сожалеет о всей той боли, что успел ей причинить. Но она вдруг понесла вздор. Мерзкие, гадкие слова произносили губы, которые он целовал прошлой ночью, с которых срывались сладкие стоны. Он сжал кулаки, вспомнив, как нежно Анна звала его, какой веселой и беззаботной она была с ним позавчера. Неужели это все было только игрой? Ричард отказывался в это верить. Он бы почувствовал фальшь. Или нет? Или не догадался бы о ее лжи? Ослепленный ее улыбкой, сиянием красивых глаз, звуками чарующего голоса, податливостью нежного тела? Но ей было хорошо с ним! В этом Ричард был абсолютно уверен. Что же случилось за те несколько часов, пока он отлучался из дома? Ровно через час Анна была готова. Она внимательно рассматривала свое отражение в зеркале. Оттуда на нее смотрела прекрасная незнакомка, которая мягко улыбалась, и казалось, светилась каким-то внутренним сиянием, золотистые волосы уложены в замысловатую прическу, несколько прядок кокетливо спадали на нежную шею. «Никто не догадается, что я плакала», - подумала она и горестно вздохнула. «Вы же хотите встретиться с вашим поклонником», - вспомнила она слова мужа. Какого труда ей стоило не закричать в ответ: «А вы так жаждете встретиться со своей любовницей, что готовы терпеть мое общество!» – но она сдержалась. Ричард не должен догадываться, что она знает о его измене, не должен догадываться о ее боли. Когда Анна подошла к лестнице, она увидела ожидающего ее мужа. У нее перехватило дыхание, каким близким и далеким он был сейчас. Ричард подал ей руку и помог преодолеть последние ступеньки, потому что Анна почувствовала легкую дурноту. Она совсем не была уверена в том, что ей хватит выдержки находиться с ним рядом. А еще наверняка, на приеме будет Джулия…. И к встрече с ней Анна пока была не готова. Ричард еле сдержал возглас восхищения, когда увидел жену, спускающуюся по ступенькам, он подошел к подножию лестницы и подал ей руку, не ожидая, что она примет его помощь. Но Анна ухватилась за его ладонь как за соломинку. Ричарду показалось, что она неестественно бледна. - Вам нехорошо? – обеспокоено спросил муж, когда Анна, оступившись, упала в его объятия, он непроизвольно привлек ее к себе. - Я же просила вас, не прикасаться ко мне, – прошептала она дрожащим от волнения голосом, и отрицательно покачала головой. – Мне уже лучше. Ричард помог ей надеть меховую накидку, и, взяв ее под локоть, подвел к ожидающей их карете. - Дорогая, – он произнес это таким непередаваемым тоном, что Анна высоко подняла голову. Она испугалась, что расплачется от холодности, прозвучавшей в его голосе. – Мы будем изображать счастливую супружескую пару, – процедил сквозь зубы Ричард. – Учитывая ваш актерский талант, это будет нетрудно. Она хотела возразить, но передумала. - К кому мы едем? – спросила она, когда уже сели в карету. - Вы запамятовали? – приподнял брови Ричард. – К леди Брокколи, – снисходительно ответил он и повернул голову к окну, всем своим видом показывая, что не расположен к беседе. Анна тоже отвернулась к окну, и радовалась, что полумрак в карете скрывает ее лицо. - Улыбайтесь! – приказал Ричард, когда они поднимались по огромной лестнице. - Лорд и леди Ардингли! – объявил о них дворецкий. Анна и Ричард шагнули в зал. - Улыбайтесь! – повторил муж, и больно сжал ее локоть. - Если вы будет причинять мне боль, я не смогу улыбаться, – сказала Анна, старательно растягивая губы в улыбку, и приветливо кивая знакомым. - Вы же актриса, – поддел ее Ричард, на его лице была открытая и искренняя улыбка. - Вы постоянно будете напоминать мне об этом? – не выдержала Анна и снова кому-то улыбнулась. - Мы должны поздороваться с хозяйкой дома. Ведите себя прилично, – прошептал он. - Да как вы смеете! – Анна чуть не задохнулась от возмущения. Но они уже подошли к Мадлен, которая разговаривала с лордом Брокстоном. - О! – воскликнула леди Брокколи, при виде супругов Ардингли. – Как я рада, что вы приняли мое приглашение. - Я счастлив, что наш первый визит оказался именно к вам, несравненная Мадлен, – галантно произнес Ричард и поцеловал ей руку. - Ох, сэр Ричард, вы все такой же проказник! – пожурила его зардевшаяся от смущения леди Брокколи. – Присматривайте за ним, дорогая! – посоветовала она Анне. - Конечно, – согласилась та и заулыбалась. Все рассмеялись, словно услышали что-то смешное. Объявили вальс. Ричард хотел пригласить Мадлен, но та, кокетливо наклонив голову, попросила его: - Пригласите свою жену. Мне так нравится смотреть, как вы танцуете вместе. Анна вздрогнула, но ничем более не выдала своего состояния. - Если так угодно хозяйке дома, – проговорил Ричард, и обольстительно улыбаясь, повел жену в круг вальсирующих пар. - Улыбайтесь! – сквозь зубы приказал он. – Мне придется постоянно напоминать вам об этом? – сердито спросил Ричард, уверенно ведя Анну в танце. - Вас так заботит, что о нас подумают остальные? – насмешливо спросила жена, и очаровательно улыбнулась. Ричард чуть не сбился с ритма. Ее улыбка была такой искренней и счастливой, что он на миг поверил, что это действительно так. - А вы так жаждете стать героиней сплетен и пересудов? Однажды вы этого избежали, моя дорогая, – не скрывая сарказма, произнес муж. – Хотите попытаться еще раз? Анна кокетливо наклонила голову, и звонко рассмеялась. Рядом танцующие пары с завистью смотрели на них: таких красивых и очень счастливых. - Вас рассмешил мой вопрос? – спросил Ричард, на его губах была улыбка, но в глазах – ярость. Анна в смятении отвела взгляд. - Вы же хотели, чтобы мы выглядели счастливой парой. Этим я и занимаюсь. - Чем? – не понял Ричард, чуть не задев рядом танцующих Джулию де Ламбаль с графом Квенстоном. - Играю роль вашей счастливой супруги, – резко ответила Анна. Она заметила, каким взглядом посмотрела Джулия на ее мужа – собственническим и ревнивым. Но Ричард не обратил на маркизу никакого внимания, его взгляд был прикован к лицу жены. - Роль вам по зубам, – насмешливо сказал он. – Вы отлично справляетесь. - Благодарю вас. Надеюсь, когда зрителей не будет, я не должна буду продолжать этот фарс? - Отчего же? – осведомился Ричард. – Я всегда тяготел к театральным представлениям. Ее глаза засверкали то ли от гнева, то ли от слез. - Давайте помолчим, – попросила Анна и ласково улыбнулась ему. Ричард хотел возразить, но, увидев умоляющие глаза жены, сдался. - Молчание – золото, – пробормотал он. «Воистину, это так», - грустно подумала Анна.



полная версия страницы