Форум » Альков » "Разве время лечит?", драма (часть 2) » Ответить

"Разве время лечит?", драма (часть 2)

Klepa: Название: Разве время лечит? Автор: Klepa Жанр: драма Иллюстрации: Анн@ Герои: Анна, Владимир, Лиза, Миша и несколько дополнительных персонажей. Отказ: не ищу коммерческой выгоды. Размещение рассказа вне форума только с согласия автора Примечание: огромная благодарность Gata Blanca за помощь в правке первых глав. Примечание2: новое пишется очень медленно, поэтому решила выложить старенькое Время написания: 2005 год начало здесь

Ответов - 33, стр: 1 2 All

marusya: Klepa, давно читала этот фанфик. Помнится сидела до 4 утра (решила почитать немного перед сном ) Мне очень понравилось. ВовАнна И всё-таки в конце я надеялась на реабилитацию Миши. Думала, что узнав об общем ребёнке, он останется с Лизой... Получилось здорово

Klepa: marusya, спасибо за теплые слова.

Klepa: Анна ехала по дороге. Слезы высохли. Она не могла поверить, что снова смогла уйти. Она видела Владимира на крыльце, видела, как он напрягся, словно пантера перед прыжком: одно слово, одно движение и уже ничто не смогло бы остановить его. Но ее взгляд упал на фотографию детей прикрепленной на панели автомобиля. И она нашла в себе силы повернуть ключ зажигания, и уехать. Мельком она заметила потерянное лицо Владимира. - Я люблю тебя, но иначе не могу – прошептала она, зная, что сердцем он услышит ее слова. Маленькое «Пежо» сорвалось с места и понеслось на встречу судьбе. В квартире было тихо. Анна удивилась, дети должны быть уже дома. - Привет! – прокричала она – Ау? Кто-нибудь дома есть? - Мама, а где ты была? – спросила Ксюша. Появление матери немного успокоило девочку. - Ксюш, а ты одна? – спросила она и сняла легкий пиджачок. - Да. Мама, а где ты была? - Ездила по делам – уклончиво ответила Анна. «Лгунья из тебя знатная получается» - похвалил ее разум. Сердце тяжело вздохнуло, так что разжалобило бы, даже камень. Анна смотрела на дочь: «Девочка, я это сделала ради тебя. А вдруг я ошиблась? Владу будет лучше со своим настоящим отцом. Миша его в последнее время не выносит». «А как же Ксюша? А другие дети Владимира?» – тут же спросил разум. «Вот о них я и думала» - ответила Анна сдерживая слезы. Она отвернулась, железная рука рассудка сжала сердце, не давая ему погибнуть от невыносимой боли… но было не только больно, воспоминания мучили, но и странным образом успокаивали. Не только долгом единым жив человек! - Мам, что случилось? – Ксюша подошла и тронула ее за плечо. - Ничего – успокоила Анна дочь и взяла себя в руки – А где Влад? Девочка замялась не зная, что сказать, Анна видела, что дочь покрывает брата, раньше она всегда делала вид, что верит словам Ксюши, когда та сочиняла целые истории, чтобы не выдавать Влада, но что-то в глазах дочери заставило ее настоять на своем. - Ксения, где Влад? - Мамочка, а ты не устала – залебезила Ксюша надеясь отвлечь мать от опасной темы. Она сама до конца не разобралась в своих ощущениях и не знала, что хуже сказать маме правду или утаить ее. - Ксюш, где Влад? - Он с друзьями гуляет – ответила дочь и посмотрела на Анну невинными глазами. Та укоризненно покачала головой. - Зачем ты врешь? Где Влад? И кстати, я не видела машину папы в гараже? Ксюша побледнела. - Так он взял машину Миши – поняла Анна – Куда он поехал? - Мам, я не знаю. - Куда? – повторила вопрос Анна - Куда он мог поехать, у него нет прав. Наверное, перед какой-нибудь девочкой хочет покрасоваться? Дочь смотрела на Анну. - Ксюш, я не буду ругаться. Ты мне только скажи, куда поехал Влад, чтобы я не волновалась – мягко попросила Анна. Девочка молчала, не зная, что сказать матери. Она боялась за Влада, он хорошо водил машину, но все же опыта у него было маловато. - Он поехал к одной девочке – выпалила она. У Анны вырвался вздох облегчения. «Слава богу – подумала она – А то я уже решила, что опять повздорил с бабушкой». Независимый характер мальчика иногда очень раздражал ее свекровь. Та была властной женщиной и вертела мужем и сыном, как хотела. С Анной Зинаида Михайловна придерживалась ровных корректных отношений, но с внуками не сильно церемонилась, при этом Анна знала, что в глубине души свекровь любит обоих, но на деле показывала большую любовь к Ксюше, чем к Владу. Родители Миши не знали, что мальчик на самом деле не внук им. - Когда он вернется? Анна прошла в гостиную. - Не знаю – пожала плечами Ксюша – Он сказал, что едет за город – и зажала рот рукой, Влад просил не говорить, куда и к кому он поехал. Она расспрашивала брата, почему нельзя сказать обо всем маме. - Потому что если мама узнает к кому я еду, она ни за что меня не пустит. Ксюша ничего не понимала. Они приехали домой на машине дедушки. Дед как всегда шутил и балагурил, дети смеялись до слез. Мамы дома не было, и они решили посидеть в гостиной, посмотреть какой-нибудь фильм. Вдруг раздался телефонный звонок, Влад поднял трубку мобильного телефона, побледнел и вылетел из комнаты, Ксюша побежала за ним. - Ты где? Почему ты не пришла? – он замолчал, и слушал, что отвечает собеседник – Где это? После поворота налево? Да я понял. Я скоро приеду – нажал отбой и бросил побледневшей Ксюше – Я поеду на папиной машине, маме не в коем случае не говори, куда я поехал. - Почему? А куда ты едешь? Девочка испугано смотрела на Влада. - Я, кажется, начинаю понимать, почему Таня не пришла на свидание, мне надо поговорить с ней. - Это она звонила? – догадалась Ксюша. - Да, она – ответил брат быстро обуваясь – Ее отец не пустил, Таня сама ничего не знает. - И где она? - На даче, с бабушкой. - Ты поедешь за город – ужаснулась Ксюша. - Да – ответил Влад. - Владик, но ты не очень хорошо водишь, давай я поеду с тобой – предложила девочка. Ей было спокойнее, если бы брат был рядом. - А ты водишь лучше? – насмешливо переспросил Влад. Но сестра смотрела на него таким испуганным взглядом, что юноша оставил иронию и обнял ее. - Обезьянка, все будет хорошо. Просто я хочу поговорить с Таней. - Но почему нельзя поговорить, когда она вернется? - Потому что ее отправили на дачу из-за меня, и я хочу знать, почему ее отец так боится нашей встречи. - Подожди маму, она тебя отвезет – упрашивала Ксюша его – Она тебе не откажет в помощи. - Нет – ответил Влад – Я не могу и не хочу ждать, я должен все узнать сегодня и как можно раньше. Схватил ключи со столика в прихожей, чмокнул сестру в щеку и вышел хлопнув дверью. Ксюша осталась одна. Ей было страшно, впервые в жизни ей было так страшно. Хотелось броситься к телефону и позвонить маме, выплакаться ей, услышать ее добрый ласковый голос, который скажет, что с Владом все будет хорошо, что ничего не случится, что все мальчишки без царя в голове. «Я паникерша» – решила девочка, немного успокоилась, но потом снова занервничала. Поэтому, сейчас отвечая на вопросы матери, она изо всех сил старалась спрятать свой страх за брата, и все-таки не удержавшись, бросилась в объятия Анны. - Ксюша, что с тобой? – удивленно спросила Анна обнимая дочь – Почему ты плачешь? Тебя кто-то обидел? - Я боюсь за Влада – призналась девочка и подняла заплаканное личико. - Правильно, делаешь, что беспокоишься о брате. Он вернется, я ему всыплю по первое число – ответила мать – Машину взял без спросу. Не переживай он будет жив – успокоила Анна дочь и улыбнулась. Но в душе появился холодок. Что-то случится с ее ребенком. На гастролях она всегда знала, что с детьми. Анна чувствовала их кожей, что с ними, когда им хорошо - ей было спокойно и радостно, когда было плохо - грустно и невыразимо больно. А сейчас было странное чувство радости и боли. Она подумала, что это из-за …. Анна постаралась взять себя в руки, не надо. Не надо думать сейчас о Владимире, не надо. Но она ничего не могла с собой поделать, мысли о нем буквально преследовали ее. Она закрыла глаза. Может быть, зря она не позвала его утром, она видела смятение на его красивом лице, одно слово, одно движение и он бы бросился к ней, и у нее не хватило бы духу оттолкнуть его. Они были бы вместе. «Хватит» - приказала себе Анна. - Ксюша, я буду не сильно ругать Влада – пообещала она дочери. Девочка грустно улыбнулась и вытерла слезинки. - А как ее зовут? – между делом спросила Анна. Ксюша вздохнула. - Это тоже тайна? – догадалась мать – Хорошо, не говори, тайны надо хранить. - Он почему-то сказал, что ты будешь сердиться – решила прощупать почву Ксюша, прежде чем открыть всю правду. Как только она начала этот разговор, ей сразу же стало легче, было ощущение абсолютной правильности того, что она сейчас говорит, делает, что это пойдет на пользу Владу, а не во вред. - Странно – пробормотала Анна – Раньше он ничего не скрывал от меня. Она улыбнулась. Наверное, сын впервые влюбился по-настоящему, и теперь скрывает от матери, чтобы не казаться маленьким. - Ее зовут Таня Корф – выпалила на одном дыхании Ксюша – Она сейчас живет на даче с бабушкой, Влад поехал к ней. Она не пришла на свидание, ее отец не пустил. - Как? Как зовут девочку? – бледнея переспросила Анна, улыбка сползла с ее лица. - Таня Корф – повторила дочь – Мама, что с тобой? Присядь. Анна опираясь на руку дочери опустилась на диван. Таня Корф. Ну, конечно же. Кто же еще? Господи, она увезла сына из России, чтобы детская симпатия не переросла в нечто большее. Шесть лет назад им просто повезло, что они уехали в Англию. А теперь выясняется, что Влад все-таки каким-то образом виделся с Татьяной. Владимир узнал об этом, и не пустил дочь. Анна поблагодарила бога за то, что свидание детей не состоялось. Но оно еще может состояться, в ужасе Анна вскочила и побежала в спальню. «Почему он ничего мне об этом не сказал? Да где же этот листок?! – думала она лихорадочно перебирая бумаги – Я даже не знала, что они виделись. Господи, а откуда Владимир знает, что Влад его сын? – задала она себе запоздалый вопрос – Откуда он знает? Они похожи, но тогда получается, что Влад виделся с отцом? Но где? Когда?». Анна не могла больше думать, голова кружилась от вопросов, мыслей. Наконец, она нашла нужный листок. - Ксюша – позвала она дочь – Я уезжаю. Котенок, не бойся, с Владом все будет хорошо. - Мама? – девочка готова была снова расплакаться – Что случилось? Почему вы все уезжаете? А я? Секунду Анна решалась. - Хорошо, поехали вместе, только ты посидишь в машине. - Да, конечно – Ксюша взлетела на второй этаж – Я сейчас, только переоденусь. - Давай быстрей – поторопила дочь Анна. «Куда ты собралась? – спросил разум – ты с ума сошла?». «Нет, но я должна остановить их». «Зачем ты лжешь – пригрозил ей разум – Ты просто хочешь увидеть его». - Да, хочу – прошептала Анна. Она не знала, какой именно помощи ждет от Владимира, но знала, что сейчас только он сможет помочь. Они должны либо рассказать правду детям, либо придумать, как разлучить их навсегда.

Klepa: Владимир сидел перед компьютером и смотрел в монитор. Цифры расплывались, он моргнул, числа приобрели четкие очертания. Он пытался работать, но не мог. Из приемной доносились голоса, Владимир поморщился. Сейчас он никого не хотел видеть. Он сказал Полине, что его нет. Ни для кого. Крики становились все громче, уже можно было различить два голоса, которые яростно о чем-то спорили. «Странно – подумал он – Мне кажется, я узнаю второй голос. Но нет, я просто грежу. Она ясно дала мне понять, что долг превыше любви, и все же…». Голоса из приемной мешали сосредоточиться, Владимир не выдержал, и распахнул дверь: - Что случилось? – недовольным голосом спросил он у Полины. - Владимир Иваныч, я говорю госпоже Репниной, что вы заняты, но она и слышать ничего не хочет – оправдывалась секретарша не забывая при этом стрелять глазками. Она еще надеялась, что шеф клюнет на ее авансы. Он повернул голову и встретился с прямым взглядом синих глаз. - Владимир – Анна подошла к нему, стараясь говорить спокойно – Мне необходимо поговорить с тобой. Это очень срочно и важно. Секунду он пристально смотрел на нее, пытаясь угадать причину ее визита. Утром Анна ясно дала ему понять, что никакого продолжения быть не может и тем не менее она здесь. Зачем? Что заставило ее поменять казалось такое твердое решение. - Хорошо – ответил Владимир и посторонился – Проходи. Анна прошла внутрь кабинета. - Меня ни для кого нет – бросил он Полине, и закрыл дверь. Девушка фыркнула. «Тоже мне! Меня ни для кого нет! А сам сразу же принял эту белобрысую. Нет, я все-таки уволюсь. Совершенно не замечает меня. Разве это шеф, который не обращает внимания на свою секретаршу? Тем более красивую». - О чем ты хочешь поговорить? – нарочито спокойным тоном спросил Владимир. Они старались не смотреть друг другу в глаза. - О Владе и Тане. Она пыталась держать себя в руках, но как это было трудно, хотелось кинуться к нему на шею, в надежные объятия, и … «Спустись на землю» - холодно приказал разум. Сердце подчинилось. - Присаживайся – предложил он, обошел стол и сел в кресло. «Хороша?» – издевательски спросил внутренний голос. «Красива». Мягкие золотистые локоны спадали на хрупкие плечи, нежные губы грустно улыбались, только вчера она была в его объятиях, только вчера они были вместе, единым целым … Анна присела, теперь между ними был стол и можно посмотреть друг на друга. Можно на краткий миг сбросить маски. «Я так рад тебя видеть. Я скучал» - сказали серые глаза. «Я тоже скучала» - ответили ее. Всего лишь вчера они были вместе, а сейчас между ними, пропасть, которая гораздо большая, чем этот стол …. Всего лишь вчера они не сдерживались, не притворялись, а сейчас маски снова надеты … Тонкая нить непроизнесенных слов сплеталась в вензель отношений, не отпуская своих рабов, не говоря им, не намекая об участи, которая их ждет. Дразня возможностью выбора, только давая призрачный шанс на счастье. Они не могли отвести глаз друг от друга, на мгновенье забыв обо всем ... Громкий звонок селектора заставил их вздрогнуть и надеть привычные маски. - Владимир Иваныч, вам принести чай? Полина говорила низким волнующим голосом, но Владимир только криво усмехнулся и закатил глаза, Анна понимающе улыбнулась. - Ты будешь чай? - Да. - Два чая. Вошла секретарша, но вошла как королева, бросила уничтожающий взгляд на Анну, та сделала вид, что ничего не заметила и спокойно рассматривала свои ногти, полностью поглощенная этим занятием. Полина повернула голову, посмотрела на Владимира, призывно улыбнулась и поставила поднос на стол, нагнулась ниже, чем это требовалось и спросила: - Что-нибудь еще принести? - Нет – холодно отрезал Владимир. Он оценил все старания девушки, но попадаться на удочку не собирался. Полина встретилась с презрительным взглядом серых глаз и вся внутренне съежилась. «Будет буря - подумала она – Шеф в ярости, хотя и не показывает этого». Она вымученно улыбнулась и вышла, плотно прикрыв за собой дверь. Однажды, она так не сделала, и ей здорово потом влетело, поэтому теперь Полина придерживалась мнения, что собственные нервы дороже любопытства. «Он меня уволит» – решила она и погрустнела. Она уже привыкла к новому месту работы, да и от дома не далеко, и в службе безопасности появился новый сотрудник: Никита, высокий, атлетического телосложения, с лицом, словно вырубленным из скалы, и он уже несколько раз звал ее в кино, а она все отказывалась. Хотела поймать рыбку покрупнее. Полина постучала по столу, все решено, если Никита снова позовет ее куда-нибудь, она не станет отказываться. И откуда-то она знает эту белобрысую? Так и не вспомнив, почему ей знакомо лицо госпожи Репниной Полина приступила к работе, параллельно обдумывая как завлечь в свои сети Никиту. Анна молча наблюдала, как Владимир разливает чай. Появление секретарши развело наваждение: лица снова стали непроницаемыми, глаза выражали только интерес и ничего более, словно не было этого бессловесного разговора, словно не было сумасшедшей сладкой горькой ночи … - Тебе с сахаром? - Нет, спасибо. Случайно коснулась его руки, когда брала чашку, по телу пробежал ток. От ее взгляда не ускользнуло, что он тоже вздрогнул. Анна судорожно сглотнула. - Я хотела тебя спросить: откуда ты знаешь, что Влад твой сын? Ты виделся с ним? - Да. - Но где? Когда? - Он пришел ко мне на работу. - На работу? – переспросила Анна – Я ничего не понимаю. Зачем? - Он пришел как курьер. - Опять Славке помогал – догадалась она – Владимир, куда ты увез Таню? - Что случилось? – напрягся он. - Дело в том, что Влад поехал к ней, поэтому я пришла к тебе. Нам надо остановить детей, они симпатизируют друг другу, а этого никак нельзя допустить. - Как он узнал, где Таня? – спросил Владимир. - Мне дочь сказала, что девушка позвонила Владу. - Как? Я же забрал у нее телефон. Он задумался. - Я дурак – хлопнул себя по лбу Владимир – Забрал телефон у старшей дочери, и совершенно забыл, что у двойняшек тоже есть мобильные. - Что будем делать? Шесть лет назад у меня была возможность увезти Влада из России, и я ей воспользовалась. Теперь они уже взрослые, надо либо рассказать обоим все, либо подумать, как разлучить их навсегда. Владимир внимательно посмотрел на Анну.

Klepa: Таня сидела на дереве, надежно скрытая в густой зелени от постороннего взгляда и всматривалась вдаль. Она еле отвязалась от бабушки, та ни за что не хотела отпускать ее одну, но Тане все же удалось уговорить отпустить ее прогуляться к старому дереву. С детства Таня обожала это дерево: огромное, высокое, ветвистое. Она лазила по нему как обезьянка, и ни разу не упала. Наконец, показалась машина темно-красного цвета, девушка легко спустилась на землю. Из машины вышел Влад. - Привет. - Привет – поздоровалась Таня. Им стало неловко. - Как дела? – начал разговор Влад, чтобы хоть что-то сказать. Он смущался под пристальным взглядом ореховых глаз. Яркий солнечный луч, бьющий прямо в глаза мешал хорошенько рассмотреть девушку. На ней были коротенькие шортики, и маечка завязанная узлом, каштановые волосы спадали на плечи. - Хорошо – Таня покраснела и отвернулась. Откровенное восхищение в его глазах почему-то смутило ее, хотя она была не из робкого десятка – Как ты доехал? - Нормально. Таня, я ничего не понял из твоих объяснений по телефону. Почему ты не пришла? - Меня отец не пустил. Узнал к кому я иду на свидание, и запретил, отнял ключи, потом родители мобильный спрятали. - А как же ты сегодня смогла позвонить? – удивился Влад. Девушка хитро улыбнулась и подмигнула ему. - У Ваньки и Маньки есть телефоны. Я так долго не звонила, все вспоминала твой номер. Я помнила, что 792-15, а дальше цифры забыла. - И ты вспомнила? - Нет. Просто написала список возможных вариантов и обзвонила всех. - Всех? - Почти. - Ну ты даешь. Ему польстило, что Таня приложила столько усилий, чтобы все-таки найти его. - Где-то на пятидесятом звонке я нашла тебя. Юноша молчал, в его глазах было восхищение и радость. Таня засмеялась. - Я очень настойчивая. - Я тоже – и подмигнул ей в ответ. Снова повисла неловкая пауза. - Влад, я не понимаю, почему папа не пустил меня к тебе – уже с серьезным лицом сказала Таня. - У меня есть кое-какие предположения. - Какие? – с любопытством спросила девушка. Они присели на поваленное дерево. - Шесть лет назад родители увезли меня в Англию – начал юноша. - И что с того? – не поняла она – Ты же говорил, что твоей маме предложили роль в мюзикле, и поэтому вы уехали. - Да, это так – подтвердил Влад – Но Таня, они так испугались, когда Ксюшка, это моя младшая сестра, проболталась, что мне очень понравилась девочка – он слегка запнулся, но взгляда не отвел, девушка почувствовала, как предательский румянец заливает щеки – И что ее зовут Таней Корф. Мама стала белее простыни, да и папа тоже, когда услышал твое имя, как-то странно повел себя. Я не понимаю: почему? Чего они так испугались? - Мои родители вели себя точно так же – проговорила Таня прижав ладони к горевшим щекам – Папа просто побелел, услышав твое имя, и мама тоже. Влад, ты что-нибудь понимаешь? - Нет. Но я слышал еще тогда, как мама сказала отцу, что роль в мюзикле как нельзя кстати. Девушка недоуменно посмотрела на него. - Мне папа пытался объяснить, почему он не пустил меня к тебе. - И что он сказал? – нетерпеливо спросил Влад. - Я не стала его слушать – ответила Таня – Сначала, мне было больно, а потом стало обидно, и я не хотела с ним разговаривать. - Интересно, что же такого мог тебе сказать твой отец – пробормотал юноша. - Влад, я не знаю. Мне теперь стыдно. - Почему? – удивился он. - Понимаешь, у нас всегда были очень хорошие отношения, а тут я повела себя как маленькая. Кричала в машине песни, чтобы не слушать его слова, а потом просто убежала. - Хорошие отношения – задумчиво проговорил Влад – У меня никогда не было взаимопонимания с отцом. Мне всегда как-то неловко. - Неловко? – переспросила девушка – Как с отцом может быть неловко? - Не знаю. Неудобно с ним, понимаешь? Дискомфортно. Вот с мамой и Ксюшкой мне хорошо, а с ним … Не могу я поговорить с отцом откровенно, не могу. Все детство бабушка твердила мне: Ты прямой потомок князей Репниных и веди себя соответственно. А мне всегда хотелось сделать что-нибудь эдакое: пукнуть, когда у нее гости, закричать, когда все наслаждаются классической музыкой, спеть какую-нибудь уличную песню, когда слушают оперу. - Ты оказывается хулиган – улыбнулась Таня – А мне легко общаться с папой, даже иногда проще, чем с мамой. С Маней и Ваней мне тоже легко, но они заняты собой, им никто кроме друг друга не нужен. Они отсутствие родителей замечают не сразу, когда те уезжают в командировки. - У меня мама часто уезжает на гастроли, и тогда мы остаемся с папой, но он постоянно на работе. С нами больше занимается мамина мама, Людмила Сергеевна. Я ее очень люблю, а бабушку с папиной стороны не очень. Мы с ней постоянно ругаемся. Знаешь – разоткровенничался Влад – Мне иногда кажется, что бабушка и папа боятся меня? Таня внимательно слушала его, не перебивая, внимая каждому слову. Потом когда он закончил, сказала: - Какие сложные отношения у вас в семье. У меня просто: мама, папа, брат с сестрой, бабушка, они с дедушкой в разводе, но и с ним мы тоже общаемся. Тоже иногда ссоримся, ругаемся, но мне ни разу не было, как ты говоришь, неловко. Они немного помолчали. Ласково подул ветер, и немного растрепал каштановые волосы Тани. - Что будем делать? - Влад, я не знаю – пожала плечами девушка – Можно поехать к моему отцу и прямо спросить его обо всем. Юноша с недоверием посмотрел на нее. - А ругать не будет? - За что? – удивилась Таня. - Он же специально увез тебя, чтобы мы не встретились. Она смешно наморщила носик. - Надеюсь, что если и будет ругать, не забудет объяснить почему. Они рассмеялись, неловкость ушла, пропала, рядом сидела родная душа. В шестнадцать лет это звучит смешно, но казалось, что они знают друг друга всю жизнь, и можно не боятся быть самими собой, не надо притворяться, что ты сильнее, спокойнее, рассудительнее, бесшабашней, чем есть на самом деле. Смех резко прекратился, когда Таня случайно наклонилась к нему, и Влад почувствовал еле уловимый запах шампуня исходящий от ее волос. Он немного отпрянул назад, девушка смотрела в серые глаза и смутившись отвернулась. - А я, правда, тебе тогда понравилась? – тихо спросила Таня не поднимая глаз. - Да, очень – так же тихо ответил Влад. - Ты мне тоже нравишься – сказала она и повернула голову – А сейчас? - Что сейчас? - А сейчас я тебе нравлюсь? - Да – и начал медленно наклонятся к ней, с замиранием сердца она смотрела на него, еще мгновение и он ее поцелует … - Айка! Вот ты где! – воскликнули Маня и Ваня. Девушка и юноша отпрянули друг от друга, краснея под любопытным взглядом прибежавших подростков. - Тебя бабушка зовет – сказала Маня. - Зачем? – немного запинаясь спросила сестра. - Пора обедать – ответил Ваня – Привет, а ты кто? Я тебя ни разу здесь не видел? – спросил он у Влада. Юноша встал и с некоторым удивлением заметил, что Ваня не намного его ниже, даже почти одного роста. - Я приехал к вашей сестре. Меня зовут Влад. - Меня Ваня, а это моя сестра Маня. Маня стрельнула глазами на Таню, та согласно кивнула. - Ваня, пойдем – сказала девочка и потянула брата за рукав. - Нам надо привести Айку, а что мы скажем бабушке? - По дороге придумаем – отмахнулась Маня – Приятно было познакомиться – учтиво кивнула она Владу и увела брата за собой, успев перед этим шепнуть сестре: - Это он? - Да – одними губами ответила Таня. - Ты вернешься домой? - Мы сейчас уедем. - Пока – прошептала она и добавила громче – Ваня, пошли бабушка уже заждалась. - А Таня? - А сестрица придет позже. Таня и Влад проводили их глазами, еще мгновение и подростки скрылись за густой листвой рядом растущих кустарников. Еще долго были слышны голоса двойняшек, которые яростно спорили, что будут говорить бабушке. - Поехали? – спросил Влад. - Да – ответила Таня – А у тебя есть права? - Нет, но сюда я добрался нормально, скорость не превышаю, и потом мне никто не дает шестнадцати, все говорят, что я выгляжу старше. Так что не волнуйся доедем нормально. Ты знаешь как ехать? – спросил он садясь за руль. Уверенный тон юноши успокоил ее. - Да – Таня назвала адрес. - А как тебя назвала сестра? - Айкой. - Это от Тани? - Не знаю, меня папа так зовет и мне очень нравится. - Мне тоже – ответил Влад и улыбнулся девушке. Таня улыбнулась в ответ.

Klepa: - Я пытался поговорить с дочерью, но она не стала меня слушать – сказал Владимир. - Я даже не знала, что они виделись – прошептала Анна. - Я сам узнал совершенно случайно. Он рассказал как Влад пришел к нему на работу, как вечером не пустил Таню на свидание, узнав к кому она идет. - А как ты понял, что Влад твой сын? – спросила Анна выслушав его до конца. - Он очень на меня похож. Я спросил как зовут его мать – Владимир улыбнулся – И у меня не осталось никаких сомнений. Она внимательно слушала его, и смотрела своими удивительными глазами, такими синими, бездонными в них можно утонуть… и он тонул... Любовь проскальзывала в каждом жесте, хотя они и старались вести себя сдержанно, но иногда взгляд задерживался дольше, чем это полагалось, и было невозможно оторваться друг от друга. Только стол мешал прикоснуться, протянуть руку и поправить выбившийся локон все время падающий на ее лицо. Только стол мешал подойти ближе к нему, погладить волосы, прижаться, забываясь в кольце его сильных рук. Вчера… какое оно близкое, и такое уже далекое… еще вчера …. - Нам надо остановить их – решительно сказала Анна и встала – Если они уже встретились, то рассказать им правду, если еще нет, то не допустить их встречи. Я все время звоню Владу на мобильный телефон, но он выключен. - Я отвез Таню к теще за город. - Съезди туда, поговори с дочерью, а я постараюсь дозвониться Владу. - Я думаю, он уже там – покачала головой Владимир. - Почему ты так решил? - Во сколько он уехал? - Около десяти утра. - Тогда Влад давно уже там, и, скорее всего, уже увиделся с Таней, хотя я просил Марью Алексеевну ни куда не пускать внучку. Нам надо ехать вместе. - Вместе? Как ты себе это представляешь? – спросила Анна – Я поеду с тобой к твоей теще. Бред какой-то. - Почему же? – улыбаясь спросил Владимир – Очень логично. - Что же здесь логичного? - Анна, нам надо обоим поговорить с сыном, а с Айкой я поговорю сам. - Владимир – покачала она головой – Я не знаю, как быть. Если я скажу Владу, что Михаил не его отец, я не знаю, как он на это отреагирует. Он может сбежать, или совершить какую-нибудь глупость. - Анна, ты не поняла. Мы поговорим вместе. И оставлять Влада без отцовской поддержки я не собираюсь. - Вряд ли твоя жена будет в восторге от такой перспективы – прошептала она. - Лиза знает, что Влад мой сын. - Знает? – удивилась Анна – И ты об этом так спокойно говоришь? Она простила тебя? - Она все знала с самого начала – тихо ответил Владимир. - С самого начала? Тебе повезло, она действительно тебя любит – прошептала Анна. - Да, любит – согласился он и замолчал. Анна подняла глаза и встретилась с теплым взглядом, помимо воли слова сорвались с губ: - Не надо, я тебя прошу, не надо. Молчи. Синие глаза смотрели с мольбой, тщательно скрывая истинные чувства, Владимир отвернулся. Трель мобильного телефона отозвалась в душе Анны страхом. Она одернула себя, зачем бояться телефонного звонка. Но, видя как бледнеет Владимир, слушая его скупые ответы, почувствовала себя дурно, ей пришлось опереться на стол. - Да, это я. Что???? – его лицо вытянулось – Вы уверены? Да, конечно. Да я знаю его мать, да мы скоро приедем. Нажал отбой, и медлил, глядя на Анну не зная как ей сказать. - Владимир что случилось? – как будто чужим голосом спросила Анна. Он обошел вокруг стола, обнял ее за плечи и тихо сказал: - Ты только не волнуйся, Таня и Влад попали в аварию. Она дернулась, но руки Владимира не дали ей упасть. Ужас не помещался в синих глазах. «Мальчик мой. Владик». Глаза наполнились предательской влагой, Анна смотрела на него ища поддержки и нашла ее. Владимир с силой прижал ее к себе, она всхлипнула и прижалась щекой к его груди. - Все будет хорошо – шептал Владимир – С ними будет все хорошо, я тебе обещаю. «Айка! Маленькая моя доченька». Анна слушала его слова и горячо молилась про себя. - Что тебе сказали? – спросила она, глаза блестели от недавних слез, но она уже полностью пришла в себя, не давая страху подступить слишком близко. - Они в реанимации. Нам надо ехать в больницу. - Да, да конечно – она выскользнула из его объятий. «Господи за что? За что? Зачем ты хочешь лишить меня дочери или сына?». Анна сделала шаг по направлению к двери, но вдруг голова закружилась и она чуть не упала. - Тебе плохо? – спросил Владимир подхватывая ее. - Немного голова закружилась – виновато улыбнулась она - Ты сможешь идти? - Да – подтвердила Анна и снова оступилась. Слабость и страх победили, она обессилев, опустилась в кресло. Моему малышу плохо, ему больно, страшно, а я не могу сделать шагу, чтобы не упасть. Слезы брызнули из глаз. Владимир подошел к ней и подхватил на руки. - Что ты делаешь? – возмутилась Анна, на миг перестав плакать и уперлась руками в его плечи – Немедленно поставь меня! Но Владимир не обращал внимания на ее вопли, пошел к двери. Она перестала сопротивляться, в его объятиях было так спокойно, надежно, она положила голову на его плечо. Владимир почувствовал, что шея становится мокрой, и тихонько поцеловал ее в висок, она всхлипнула сильнее прижавшись к нему. Он прошептал: - Если ты будешь идти сама, мы до машины дойдем к завтрашнему утру. Так что не спорь. Анна кивнула и подняла голову. Он открыл дверь. - Полина – обратился Владимир к изумленной девушке – Меня сегодня не будет, и завтра, скорее всего тоже. Если что я на мобильном, но возможно скоро выключу его, потому что еду в больницу. Будет что-то срочное, обращайся к замам, поняла? Секретарша кивнула и, открыв рот смотрела на него. Она ни как не ожидала увидеть своего шефа с чужой женщиной на руках. - Полина, тебе все ясно? – повторил вопрос Владимир совершенно не смущаясь. - Да – пролепетала девушка. - Хорошо. Анна не знала, куда девать глаза от пристального взгляда секретарши. - Поставь меня – попросила она, когда они зашли в лифт. - А ты уверена, что сможешь идти сама? - Да. Владимир опустил ее на пол, поддерживая ее за талию. - Мне лучше. Спасибо – сказала Анна и вырвалась из кольца его рук. Он отпустил ее. В душе шевельнулось разочарование, что он так легко сдался ее, но подняв глаза Анна увидела такое же сожаление в глазах Владимира. «Иначе нельзя, ты же знаешь». «Да, знаю, но иногда не могу сдержаться». Анна отвернулась и смахнула остатки слез. - Я приехала с дочерью, думаю ей пока не обязательно знать, что случилось с братом. Владимир молча кивнул, стараясь не думать, что случилось с детьми. С обоими детьми. Его детьми.

Klepa: - С ними все будет хорошо, правда? – ее рука сжала его запястье с такой силой, что наверняка будет синяк. - Будет все хорошо, я тебе обещаю – повторил Владимир. - А если твое обещание будет не выполнимым? – прошептала Анна. Они вышли из лифта и шли по просторному холлу. - Не смей так думать! – он легонько встряхнул ее за плечи – С Айкой и Владом все будет хорошо, слышишь? - Нет, им плохо, больно, они умрут – начала захлебываться в истерике Анна. Владимир легонько ударил ее по щеке, она испуганно ойкнула, но из глаз пропал странный блеск, и появилось осознание происходящего. - Достаточно? - Да, спасибо – совсем другим тоном ответила Анна. Истерика отпустила ее, и она облегченно вздохнула. - Мама! Этот крик заставил их обернуться, через стоянку бежала Ксюша. - Ты куда? – спросила девочка подбежав ближе. - Ты думала я без тебя куда-нибудь уеду – сказала Анна с улыбкой глядя на дочь – ты на машине? – повернулась она к Владимиру. - Да, лучше поехать на моей. Я знаю дорогу. - Я тоже за рулем – возразила она. - А ты сможешь сейчас ехать? Анна задумалась. - Хорошо, поехали на твоей – согласилась она – Ксюша, пойдем. Девочка с некоторой опаской поглядывала на незнакомого мужчину, с которым мама вела себя достаточно свободно. Кто же это? Ксюша терялась в догадках, поэтому повела себя как маленькая и резко ответила: - К незнакомым дядям в машину не сажусь. Анна ахнула. - Ксюша, я поеду с тобой. У Владимира защемило сердце девчушка была так похожа на Анну, такая же маленькая, золотоволосая, и хрупкая. Он присел на корточки: - Меня зовут Владимир Корф, а тебя? - Ксюша Репнина – пролепетала она. - Теперь поедешь? - Да – и совсем засмущавшись спряталась в объятиях матери. И не видела тревожного взгляда, которым обменялись взрослые. - А куда мы едем? – с любопытством спросил Ксюша устраиваясь на мягком сиденье. Болтовня девочки отвлекала от трагедии, заставляя их держать себя в руках и не впадать в истерику и панику. - Приедем, и узнаешь – уклончиво ответила Анна. Девочка на миг успокоилась, а потом занервничала. Когда они ехали сюда ее мучил вопрос, а к кому они едут. Кто этот мужчина, который уверенно ведет машину и не говорит ни слова. Ксюша подняла лицо и увидела такое же напряжение на лице матери. Что случилось? - Мама, мы едем к Владу? – догадалась она. Взрослые вздрогнули и снова обменялись быстрыми взглядами. Ксюша заметила страх, только сейчас она почувствовала огромное напряжение. Они чего-то боялись, что-то скрывали от нее. Губки задрожали и на глаза навернулись слезы. - Мамочка, не молчи – прошептала девочка. Анна только сильнее прижала к себе девочку, сама еле сдерживая слезы, поцеловала мягкие каштановые волосы, которые пахли детским шампунем. - С ним все будет хорошо. Ксюша зарыдала уткнувшись в материнскую грудь. В зеркале заднего вида Владимир видел, как мать и дочь обнявшись тихо плачут, он отвернулся. Девочка в очень тяжелом состоянии. Парню повезло больше. Эти слова с разными интонациями звучали у него в голове. Его Айка попала в аварию. Его сын был с ней. Получается, что он может потерять одного из них. Или даже обоих. Какого черта он не приехал вчера и не поговорил с Айкой. Зачем он поверил Марье Алексеевне, что девушке стало лучше. Они наверняка ехали ко мне. Господи, помоги им, и нам тоже – молился он про себя. - Тихо, тихо – ласково шептала Анна, мягко покачиваясь из стороны в сторону – Все будет хорошо. Тихо моя хорошая храбрая девочка. - Это из-за меня. Я не должна была его пускать – как заклинание повторяла девочка. - Ты не в чем не виновата, Владик такой упрямый – успокаивала дочь Анна. Постепенно усталость победила и Ксюша заснула. - Спит? – спросил Владимир. - Да. Долго мы еще будем стоять в этой пробке? – взмолились Анна. - Не знаю. - Как это произошло? - Мне ничего не сказали. Сначала спросила мое имя, потом назвали больницу и спросили, не знаю ли я родителей мальчика. Анна кивнула и смотрела в окно. - С ними все будет хорошо – повторял как заклинание Владимир. - Да, все будет хорошо. Наконец, они подъехали к больнице. Охранник не хотела их пускать, но потом сжалился и пропустил, предварительно проверив документы. Глянул на Анну: - Автограф дадите? - Парень, нам сейчас малость не до того – резко сказал Владимир. Молодой человек не обиделся: - Виноват, извините – и вернул Анне паспорт. - Спасибо – поблагодарила она. Они подъехали к корпусу, и вышли из машины. На встречу им шел Миша, его лицо было мрачным.

Klepa: Миша не успел разглядеть лица мужчины, который привез его жену. Он был слишком далеко от них, а когда подошел ближе тот уже скрылся в корпусе. Из машины вышла Анна, он медленно двинулся к ней. Миша уже жалел об их утренней ссоре. Скандал был ужасным, Анна снова плакала. Он снова довел жену до слез. Было стыдно, но он ничего не мог с собой поделать. Одна мысль о том, что она может уйти преобладала над остальными и он срывался, начинал снова доводить ее придирками и тем самым подталкивал к разрыву, но не мог остановиться. В его голове была лишь одна мысль не отпустить ее, не остаться без нее. Хотя сам поступал с ней…. Об этом думать не надо. Но, сейчас увидев, как Анна выходит из чужой машины, совершенно не похожей на такси он снова стал заводиться. Миллиарды вопросов терзали мозг: кто это? Почему Анна приехала с ним? Откуда она его знает? Как давно они знакомы? И почему он приехал с ней в больницу, к ее сыну? Или это …? Мысль была настолько дикой и абсурдной, что разум тут же отверг ее. Миша ехал сюда с твердым намерением поддержать жену и воздержаться от упреков, что Влад не его сын. Ему позвонили из больницы, когда он только собирался садиться в самолет. Вылет задержали на несколько часов, Миша довольно улыбнулся вспоминая как провел время до отлета. Узнав о трагедии он отменил поездку, отправил вместо себя своих замов, а сам поехал в больницу беспрерывно набирая мобильный Анны, но тот не отвечал … Анна нагнулась и тронула дочь за плечо. - Ксюша, просыпайся, мы приехали – тихо позвала она. - Почему у тебя выключен мобильный? – спросил Миша подойдя совсем близко к ней. - Миша? – Анна обернулась и удивленно спросила – А как ты здесь очутился? Ты все уже знаешь? - Я только приехал. И первое что я увидел тебя, моя радость и неизвестного мужчину – добавил он тихо, но Анна поняла, что муж в ярости. Она представила насколько увеличится эта пока еще сдерживаемая ярость, когда Миша увидит с КЕМ она приехала. - Выключен? – переспросила Анна скрывая беспокойство. - Да. Я тебе набирал безостановочно, но мобильный выключен. Она порылась в сумочке: - Действительно, выключен. Наверное, когда я Владу последний раз набирала, случайно выключила. Владимир вышел из корпуса. «Это ее муж» – весело констатировал внутренний голос. «Вижу». Раньше ее муж был чем-то абстрактным, Владимир видел его на фото в прессе, но и тогда он был всего лишь фотографией, а сейчас перед ним стоял живой человек, который повернул голову и теперь очень внимательно смотрел на него. Миша почувствовал чей-то пристальный взгляд и обернулся. Удивление в карих глазах сменилось яростью, он больно схватил Анну за руку и прошипел: - Случайно или специально, особенно учитывая с кем ты приехала. Хоть бы постыдилась, с дочерью ездить к любовнику – он показал глазами на девочку, которая медленно просыпалась. Анна вздрогнула. Ей не хватало сейчас только безобразной ссоры между Мишей и Владимиром. Она лихорадочно думала, что сказать мужу, чтобы он успокоился. Оправдываться она не собиралась, и говорить правду тоже. Ситуацию спасла Ксюша. - Папа – девочка вылезла из машины и кинулась к Мише – А что ты здесь делаешь? Он отпустил руку Анны. - Ксюша, а вы как здесь оказались? - Нас привезли – простодушно ответила дочь. - Я вижу – саркастически заметил Миша – И кто же вас привез? Анна уловила в голосе мужа, что еще немного, и он сорвется, она дернула его за руку. - Миша, я тебя умоляю, не устраивай сцен. Я тебя очень прошу. Нам надо как можно скорее узнать, что случилось с Владом и Таней. - Мне тоже интересно знать, что с ними. Но больше меня волнует, что стало с машиной. Миша специально говорил ужасные вещи, жестокие слова слетали с губ, прежде чем он понимал, что говорит. В его голове звучало только одно слово. Рогоносец! Дурак! Поверил ее словам, что она не видится с отцом Влада. Безумная ревность заглушала голос совести: «Что ты делаешь?! Анне сейчас плохо, Влад неизвестно жив или нет, а ты толкуешь про какую-то железку, которая не стоит, даже слезинки твоей жены». - Как ты можешь так говорить. – ахнула Анна, и две слезинки скатились по ее бледным щекам. Владимир подошел ближе, он видел, как побледнела Анна после слов мужа, что тот сказал Владимир не услышал, но захотелось ударить его, когда он увидел что щеки Анны мокрые от слез. От него также не ускользнуло, как Миша положил руку на талию жены и привлек ее к себе. Анна стояла в некотором ступоре, приходя в себя после слов мужа. - Мы с вами не знакомы – обратился он к Мише – Владимир Корф. Но руки не протянул. Просто смотрел пронизывающим взглядом. Анна с тревогой смотрела на Владимира, не понимая, что он добивается, знакомясь с Мишей. Она надеялась избежать скандала. - Почему же незнакомы? Я вас отлично знаю – не удержался Миша. Владимир вопросительно приподнял бровь. - Я вас не знал, но я страдал по вашей вине – тихо пропел Миша. - Миша, прекрати этот спектакль – попросила Анна. Она видела, что еще секунда, и она не сможет их удержать. Ее душа рвалась к сыну, но и допустить страшной ссоры она не могла тем более понимая, что она тому причиной. Анна умоляюще посмотрела на Владимира беззвучно прося его не поддаваться провокации. Он едва заметно кивнул головой. Михаил замолчал. Он заметил их немой разговор, и это больно ранило его. - Михаил Репнин. Взгляды скрестились, казалось, в воздухе блеснули клинки шпаг. «Она моя и ты не сможешь ее отнять у меня». «Она твоя по другой причине». Атмосфера накалялась, мужчины смотрели друг на друга не скрывая ненависти. «Какого черта ты здесь делаешь?». «Какая теперь разница». Ксюша смотрела на взрослых. Чувствуя опасность, и желая спрятаться от нее, девочка прижалась к матери. Она так устала за сегодняшний день, что уже ничего не понимала, крохотное забытье в машине не принесло бодрости, а только еще сильнее измучило ее. Зачем они приехали в больницу? Что с Владом? И почему папа с такой ненавистью смотрит на Владимира Корфа? Она вздрогнула. Корф? Но такая фамилия у Тани. - Владимир, что-нибудь удалось узнать? – с тревогой спросила Анна обнимая Ксюшу. Она задала вопрос, надеясь отвлечь их друг от друга и напомнить по какой причине они здесь. - Мне ничего конкретного не сказали, только то, что они оба в реанимации – ответил Владимир повернувшись к ней - Родителей и родственников просят срочно подняться на третий этаж. Пойдемте. Они вошли в здание, поднялись на третий этаж и прошли в просторный холл. Около окна стояла Лиза. Увидев мужа она кинулась к нему. - Володя. Ты уже здесь – и осеклась увидев троих людей идущих сзади. На мужчину и девочку Лиза не обратила никакого внимания, ее взгляд был прикован к золотоволосой женщине, та тоже смотрела на нее. Соперница! Сердце обожгла боль. Вот та с кем она борется уже семнадцать лет и никак не может победить, даже горе объединяет их. Лиза никогда не видела ее, только знала имя. Анна. Так звали ее кошмар в течение семнадцати лет. Теперь увидев ее, Лиза с удивлением поняла, что это певица Анна Платонова. Но муж ни разу не выдал себя, когда видел ту по телевизору, или слышал по радио. Со щемящей тоской в груди Лиза признала, что Анна очень красива. Анна смотрела на жену Владимира, и знакомое чувство вины поднялось со дня души. Но она не поддалась этому чувству, она была виновата перед Лизой, только в том, что не устояла и не оттолкнула, что родила сына. Но сделала все, что Владимир никогда об этом не узнал. Судьба решила иначе… Анна прикрыла глаза вспоминая прошедшую ночь… она не чувствовала себя виноватой. «Но ты уводишь у нее мужа - возразил разум – Тебе не стыдно за это?». «Я не увожу его - грустно ответила она – Мы не можем быть вместе, ты это знаешь. Но и отказаться от крохотной крупицы счастья я не могла. Сама судьба привела нас на то же место, в одно и тоже время». «Судьба? – насмешливо осведомился разум - А может ты хочешь себя в этом убедить?». «А как иначе объяснить то, что мы встретились через семнадцать лет там же. Я не могла оттолкнуть его, не могла… мне стоило огромного труда уйти утром, а ты говоришь о стыде и совести?». Разум замолчал, а сердце сладостно сжималось от воспоминаний, но горечь на губах отрезвляла, не давая поддаться магии прошлого, возвращая в настоящее. Мой мальчик, что с моим мальчиком? Лиза сделала над собой усилие, и вежливо улыбнулась. Анна грустно улыбнулась в ответ. Женщины заключили негласное соглашение между собой. Сейчас важнее дети. Сейчас они, прежде всего, матери, а не жены и возлюбленные. - Мамочка, а что с Владиком? – тихо спросила Ксюша. Сейчас она растеряла весь свой подростковый пыл и чувствовала себя маленькой девочкой, которой больше всего хотелось забраться под одеяло на кровать и сидеть там никуда не высовываясь. - Сейчас мы все узнаем, иди, посиди в кресле. Девочка покорно пошла и села в кресло, не сводя тревожного взгляда с взрослых. - Я не понимаю зачем мне здесь находиться – прошипел на ухо жене Миша – Я не родитель, и даже не родственник. Или отчим считается кровным родственником – медленно растягивая слова проговорил он, наслаждаясь болью появившуюся в синих глазах от его слов. Он смотрел только на жену, жалея что не может сейчас задать все томящие его вопросы. Он не смотрел в сторону Владимира, боясь не сдержаться и наговорить кучу гадостей человеку, которого ненавидел, вернее возненавидел. Раньше он был где-то далеко, за гранью их семьи, а теперь он близко и Анна обратилась за помощью именно к нему, к отцу своего сына, а не к мужу. Напрасно совесть говорила, что ты уехал в командировку, откуда Анна могла знать, что ты в России, что они могли встретиться случайно. Нет, не случайно. Миша знал это, он заметил, какими взглядами обменялись Владимир и Анна, когда тот подошел к ним. Нет, они были вместе, совсем недавно, не семнадцать лет назад, а совсем недавно. А может он уже давно рогат! И скорее всего рога ветвистые. Миша повернул голову и бросил беглый взгляд на соперника. Тот не замечая убийственного взгляда обнимал Лизу и успокаивающе гладил ее по спине. - Миша что ты говоришь? – поразилась Анна. Она понимала, что муж говорит правду, что он прав, но от этого становилось еще хуже. Сейчас ей нужна была поддержка, она с горечью смотрела на Лизу, которая с полным на то правом обнимала Владимира и что-то шептала ему на ухо. Анна отвернулась. - Тебе больно, да? – не унимался Миша – Мне тоже было больно, когда я увидел вас вместе. Почему ты приехала с ним? Миша повернулся к жене. Та смотрела на вторую пару, боль и отчаянии в ее глазах сказали ему все остальное. На мгновенье Владимир повернул голову, чувствуя, что на него смотрят. Анне он едва заметно подмигнул и улыбнулся, краешками губ, она только покачала головой, боковым зрением видя, что Миша не сводит с нее глаз. На Мишу Владимир смотрел как сквозь пустое место. Почему-то этот человек вызывал у него негативное отношение. «Ты просто ревнуешь к нему - констатировал внутренний голос – Ревнуешь, потому что он имеет право обнимать ее, когда захочет». «Да, я ревную» – признал Владимир. Еще утром она была рядом. Еще какой-то час назад он держал ее на руках, а она плакала, уткнувшись в его шею, а теперь они снова в масках, снова играют роль, тем более главные зрители стоят рядом и напряжено следят: не сфальшивят ли они, не выдадут ли себя… Анна не испытывала ни малейшего чувства вины за то что изменила мужу, единственное о чем она жалела, о том что прошедшая ночь была не вечной… - Ты мне так и не ответила. Голос Миши вернул ее на землю. - Влад поехал к Тане, мне надо было узнать, где находится девочка, чтобы остановить сына. Но я не успела – устало прошептала она, и беззвучные слезы покатились по щекам. На миг Миша раскаялся и обнял жену привлекая к себе, Анна тихо плакала, уткнувшись в плечо мужа, стараясь не думать о том, что было еще утром… всего несколько часов назад…. - Сейчас должен выйти доктор – громко сказала Лиза. Илья Петрович вышел из дверей реанимации и подошел к ожидавшим его людям. Он устало с какой-то отстраненностью заметил, что одна пара только, что ругалась, а вторая не в ссоре, но между ними чувствуется напряжение. Но сейчас они всматривались в лицо доктора, ожидая чуда, сейчас они были просто родителями с побелевшими от страха и волнения лицами. - Вы родители детей попавших в аварию? При этих словах Миша вздрогнул. В очередной раз вспомнив, что он здесь никто. Анна тихо пожала ему руку. Ей сейчас была нужна любая поддержка, даже мужа … - С мальчиком более-менее все ясно – начал доктор – Сломано пара ребер, сотрясение мозга, через месяц бегать будет. Анна облегченно вздохнула и обменялась взглядом с Владимиром. - А что с девочкой? – с трудом выговаривая слова спросила Лиза. Она испытала облегчение оттого, что Влад несильно пострадал, но Таня волновала ее больше. - С девочкой гораздо хуже – покачала головой врач – По ней пришелся основной удар. Лиза с тревогой схватила мужа за руку, чувствуя его ответное рукопожатие говорящее: я с тобой, все будет хорошо. Она с ужасом ждала приговора врача. - Мне можно увидеть сына? – спросила Анна. - Нет, ему придется несколько дней провести в реанимации. Она ахнула, но доктор поспешил успокоить ее: - Это необходимо, все-таки авария это не прогулка на лодке по реке. - Кто виноват в аварии? – спросил Миша. Анна вспомнила его слова, что его больше волнует, что стало с машиной, чем что с детьми. Она отпустила его руку.

Klepa: - Я был на месте катастрофы – ответил Илья Петрович – Виноват тот, кто врезался. Это установлено экспертизой. Вы должны быть благодарны парню, если бы не он, они вообще не выжили. Я очень удивился увидев за рулем мальчишку. Я удивляюсь как он умудрился развернуть машину так, что удар пришелся по касательной. Но все равно удар был очень мощным. И главное, когда успел, потому что сами понимаете на МКАДе это вам не 40 км/ч. Анна и Лиза всхлипнули зажав рот рукой. Перед глазами мелькали кадры произошедшей аварии, хотя их там не было, они почти ясно увидели, как все было. - Что с девочкой? - Девочке необходимо срочное переливание. - Хорошо. Я готов – ответил Владимир. - Сначала необходимо сделать анализы. Какая у вас группа крови? - Первая. - Не подходит. Нужна четвертая. - Лиза тогда ты иди. - У меня вторая – прошептала жена в замешательстве прижимая ладонь к губам. - У меня четвертая – подал голос Миша. Лиза повернула голову на голос и впервые посмотрела на спутника Анны. - Не может быть – зашептала она – Не может быть. Миша тоже смотрел на нее, и с удивлением начал понимать, что знает эту женщину, что когда-то видел ее. Он упорно искал в памяти, откуда ему знакомо ее лицо, когда только увидел ее сегодня, совершенно не обратил на нее внимания, все его внимание было сосредоточено на Анне, а теперь он вспоминал. Узнавание пришло как вспышка. Семнадцать лет назад!!! Она отпустила Владимира одного в пансионат, потому что надо было доделать работу и повесить шторы в ресторан. Владельца звали Михаил Репнин. Как же она раньше не догадалась, что Влад Репнин имеет к нему отношения. Открытие, брызги шампанского и безумно страстное танго, после которого ее закружил водоворот чувств. Лиза знала, что ей нельзя пить много шампанского она почти моментально от него пьянела, но Миша был таким очаровательным собеседником, так божественно танцевал, что она на миг забыла мужа. В их отношениях наступила трудная пора, они несколько охладели к друг другу. Владимир уехал без нее, когда она звонила, Лиза чувствовала, что муж что-то скрывает, что-то не договаривает. Она предпочла тогда сделать вид, что все в порядке. Утром они расстались без всякого сожаления. Именно поэтому, когда Лиза узнала, что Владимир изменил ей, она смогла его понять, ведь сама поступила также. Тогда же она поняла, что будет любить мужа не смотря ни на что, но ей и в голову не приходило, что ее старшая дочь не от него. Ночь с Мишей была ошибкой, ее единственной ошибкой за три года брака и теперь последствия этой самой ошибки настигли ее сейчас. Миша тоже все вспомнил и стоял на месте не зная что сказать. Владимир и Анна смотрели друг на друга подыскивая слова и не могли найти. Они стояли как актеры в финальной сцене Ревизора Гоголя, только это не сцена, а жизнь. Не опустится занавес, зрительный зал не взорвется аплодисментами, и актеры уставшие, но довольные не выйдут на поклон, позволяя зрителям самим додумать финал, что было дальше, за той чертой куда не проникает свет и писатель нарочно или случайно не осветил этот мрак. Нет, им придется реагировать сейчас, не дожидаясь отсрочки. Нельзя будет нажать паузу как на кассете и отложить эмоции, подумать в тишине, решить как отнестись, нельзя будет отмотать пленку назад или вперед, чтобы вспомнить, что было до этого, или чтобы узнать, что случилось после…. Не в силах поверить в происходящие они молчали. Притихшая Ксюша сидела в кресле … она все слышала… ей было жутко… шок сковал чувства девочки, но она повзрослела в этот миг и четко видела как трудно взрослым, что они не знают как реагировать, что они не понимают как должны к этому всему отнестись… - Пойдемте – прервал затянувшиеся молчание Илья Петрович – Поговорите после. Нам надо спасти девочку. - Да, да, конечно – растерянно согласился Миша и пошел за доктором бросил взгляд на Анну, но та отвернулась. Владимир медленно повернулся к Лизе. - Дорогая моя женушка объясни мне, пожалуйста, почему моей дочери не подходит моя группа крови. - Не может быть – все еще шептала она – Не может быть. - Но факты вещь упрямая! Слова мужа били как хлыст. Она понимала, что он прав, что он тысячу раз прав. - Я была уверена, что Таня твоя дочь – прошептала Лиза, прекрасно понимая какое это жалкое оправдание. - Но теперь выясняется что не моя – горько усмехнулся Владимир. - А ты сам, что ли без греха? – на миг, отчаяние потерять мужа, превозмогло отчаяние потерять дочь, Лиза вскочила – У тебя тоже есть сын! Он появился от непорочного зачатия? Владимир крепко схватил жену за руку и прошипел ей в лицо: - Но меня этим ребенком не пытались удержать. - А ты если бы тогда знал, что Таня не от тебя, ты бы ушел? - Да!!!!!!!!!!! В его голосе было столько боли, что Лиза отшатнулась от Владимира. - Прекратите – накинулась на них Анна – Вы в больнице, вашей дочери плохо. А вы выясняете отношения как торговцы на базаре. Стыдно! Владимир не говоря больше ни слова, вышел из холла. Лиза устало опустилась в кресло, и залилась слезами. К Анне подошла Ксюша и обняла ее. Жизнь проехалась по ним асфальтирующим катком, и словно посмеивалась в углу: и что вы теперь будете делать? - Мне искренне жаль, что все так вышло – проговорила Анна спустя какое-то время. - Вы жалеете меня? – с удивлением спросила Лиза и подняла заплаканное лицо – Я не нуждаюсь в вашей жалости. - Мне вас не жаль – ответила Анна – Мне жаль нас, всех, четверых. Какими мы были глупыми в молодости. Вы так не считаете? - Я считаю, что если бы не было вас – начала Лиза и осеклась увидев испуганный взгляд Ксюши. - Я не виновата перед вами – с достоинством сказала Анна. - Не виноваты? – от удивления Лиза открыла рот – А не вы ли начали роман с женатым мужчиной? - Ваши обвинения уместны – согласилась Анна – Но … - она замолчала – Я не уводила у вас мужа, и не собираюсь этого делать. Вы сами разрушили свой брак каждый день убирая по кирпичику и однажды потеряв опору он рухнет. Как и мой брак с Мишей – добавила она совсем тихо, но Лиза и Ксюша услышали ее слова. - Я должна пожалеть вас – с горечью уточнила Лиза – За то, что вы разрушили мою жизнь. - Я не понимаю вас. Я сделала все, чтобы не видится с Владимиром, я ничего не сказала про ребенка, я увезла сына, как только поняла, что он начинает общаться с вашей семьей. - Вы ушли! Но остались в его сердце – в отчаянии закричала Лиза – Вы никуда не уходили, вы всегда стояли между мной и мужем, все семнадцать лет. Боль отталкивалась от стен, и обволакивала их туманом, не давая возможности увидеть, что под ней, что скрывает боль… - Простите меня – прошептала Анна – Но я искренне старалась забыть его. - Но не смогли? Анна ничего не ответила, отвернулась, прижимая к себе дочь, которая стояла замерев слушая их разговор. - Вы до сих пор любите его – ахнула Лиза. - Я повторяю, что не собираюсь уводить у вас мужа – ответила Анна. - Какая горькая ирония – прошептала Лиза – Наши дети влюбились друг в друга. Ваш сын и моя дочь. Моя дочь от вашего мужа. Муж не простит мне этого обмана. Вы говорите, что не собираетесь уводить у меня мужа, но он сам уйдет к вам. Сам… Анна молча смотрела на Лизу и не знала, что сказать. - Вы ненавидите меня? – тихо спросила она. - Нет – ответила Лиза немного подумав – Но и сказать, что я рада нашему знакомству и встрече не могу. - Сейчас важнее дети. - Согласна. Пожалуйста, уйдите, дайте мне возможность побыть одной – прошептала Лиза закрывая лицо руками. Анна кивнула и тоже ушла. Ксюша присела на кресло. Ей не хотелось идти с мамой, она решила подождать папу. В голове девочки был хаос. Таня ее сестра по отцу, а Влад по матери? Какой кошмар. Анна хотела увести дочь с собой, чтобы поговорить с ней, но та так жалостливо смотрела на нее, что Анна решила поговорить с Ксюшей потом. Она знала, что у дочери при всей ее непоседливости, болтливости и порывистости очень трезвая головка. Сейчас надо дать ей время придти в себя, а потом Ксюша выслушает ее спокойно и не прерывая.

Klepa: Часть 3. Вечная любовь - верны мы были ей Но время - зло для памяти моей Чем больше дней Глубже рана в ней Все слова любви в измученных сердцах Слились в одно преданье без конца Как поцелуй И всё тянется давно Я уйти не мог прощаясь навсегда Но видит Бог, надеюсь, жду когда Увижу вновь эту мою любовь И дам я клятву вновь Вечная любовь вся выпита до дна И путь один сквозь ад ведет она Минуя мрак и туман, туман, обман Вечная любовь - верны мы были ей Но время - зло для памяти моей Чем больше дней Глубже рана в ней Все слова любви - безумный крик сердец Слова твои и слёзы наконец Приют для всех Уже прожитых утех Зорька рассветёт и в сумраке ночном Умрёт, уйдёт, но оживёт потом И всё вернёт блаженный летний зной Извечный летний зной Вечная любовь, живут чтобы любить До слепоты и до последних дней Одна лишь ты, жить любя Одну тебя навсегда Что время не воротишь О, нет! Былое не исправишь. О, нет! Никто не разгадает секрет Куда девалось столько лет. Владимир стоял на крыльце и курил. Впервые за семнадцать лет. Стрельнул сигарету у проходившего мимо мужчины и закурил. Выпустил струйку дыма изо рта и смотрел, как она растворяется в воздухе. Анна спустилась вниз, на крыльце она заметила Владимира и подошла к нему. - Анна, я хочу побыть один. И больше ни слова, ни эмоции. Все скрыто броней. Анна согласно кивнула, но уйти не могла. Она видела внутреннюю борьбу, и всю боль, которая скрыта от посторонних глаз, но она не могла оставить его сейчас. Известие о том, что Таня дочь Миши потрясла ее, но больше Анну волновала реакция Владимира. Она видела, как он любит девочку, и понимала как трудно ему сейчас. слова врача о том, что с Владом все в порядке немного успокоили материнское сердце, и все ж нервы были натянуты как струны, переживая за сына и думая обо всем, что случилось за эти дни… Его взгляд был устремлен вдаль, куда-то за горизонт… «Таня не моя дочь» - эта фраза звучала в голове как заклинание, как проклятье. Почувствовал как Анна положила руку ему на плечо, обернувшись встретил ее сочувствующий взгляд. - Аня, не надо – тихо прошептал Владимир. Она отвела глаза. Она старалась не думать о муже. Анна постепенно стала осознавать, что Миша тоже изменил ей семнадцать лет назад, но ни словом, ни делом не признался в этом. Скорее всего, он об этом просто забыл, а про ее измену говорил постоянно. Они расстались на тот момент, и она считала себя свободной, но Миша придерживался другой точки зрения. Двойные стандарты отношения к одному и тому поступку, совершенному мужчиной или женщиной раздражали. Особенно, когда их применяют по отношению к тебе самой. - Давай сядем – предложила Анна и они присели на скамейку. Они сидели и не говорили друг другу ни слова. Все слова уже сказаны, вся правда открылась. Но что делать с этой правдой? Младшие дети ни в чем не виноваты, и старшие тоже. - Таня и Влад не родные – сказала спустя некоторое время Анна – Хорошо, что ты не успел сказать девочке, что Влад ее брат. А то бедняжке было бы двойное потрясение. Лицо Владимира исказила боль. - Я хочу побыть один – упрямо повторил он. Но она не могла уйти. Она видела, что ему плохо. Анна молча обняла его за плечи, Владимир хотел скинуть ее руку, ему не хотелось быть слабым, но вместо этого положил голову ей на колени. Анна ласково провела по его волосам, ее захлестнула нежность, и она стала утешать взрослого сильного мужчину, так же как утешала его сына, когда тот разбивал коленки и ни за что не хотел показывать свою слабость. Сейчас разбиты не коленки, а судьбы. Не только осознание того, что его любимый ребенок на самом деле не его терзали израненную душу, но и бесконечное если…. Если б Лиза не была беременна, он бы не остался. Если бы Анна знала, что Влад его сын, она не вышла замуж за Репнина. Если бы….. слово «если» кружило над ними как коршун. - Анна тебе не кажется, что в жизни слишком много если? – спросил Владимир. Он поднял голову и теперь сидел прямо. Анна видела, как странно блестели его глаза, и отвернулась, заметив боковым зрением как Владимир что-то смахнул с ресниц. - К чему ворошить прошлое? – пожала плечами она, сама еле сдерживая слезы – Теперь все так переплелось, что нам никогда не распутать этот комок лжи. - Ты говорила, что у нас нет выбора? - А ты ответил, что выбор есть всегда – грустно подтвердила Анна, и улыбнулась – Но что поменялось оттого, что теперь ты знаешь, что Таня не твоя дочь? Он снова напрягся погруженный в воспоминания, перед глазами мелькали кадры: вот он берет Таню на руки, ее первая улыбка, первый раз она четко сказала: папа, а вот она уже бегает, собирается на свидание, веселый беззаботный девичий смех звенит в доме… Владимир повернулся к ней и хотел что-то сказать, но Анна опередила его: - Нет. Он не стал настаивать. Слишком много событий произошло за короткое время: он узнал о Владе, они встретились через столько лет, дети попали в аварию. А прошло всего три дня… - Мне кажется, за эти три дня мы прожили жизнь – прошептал Владимир. - Ты прав, но ничего не изменишь – покачала она головой. - Потому что ты не хочешь ничего менять – внезапно разозлился он. Злость была спасением в океане боли, и Анна сначала опешила от его восклицания, а потом поняла, что это всего лишь маска. Очередная маска. Сколько же масок они поменяли за сегодняшний день? - А что изменилось? Что? Оттого, что мы сейчас будем перебирать бесконечное если ничего не изменится? Пойми это! – постепенно Анна начала кричать – Да, я понимаю, что если бы тогда знала о том, что беременна от тебя, я бы не вышла замуж за Репнина, а если бы Лиза не была беременна ты бы к тому времени ушел, и возможно, через год после нашей встречи ты нашел меня и мы были бы вместе – в ее голосе звенели слезы – Но так не случилось! Все сложилось иначе! И теперь я не знаю, как рассказать Владу правду, а каково будет Тане, ты об этом подумал? А младшие? У тебя еще двойняшки, а у меня Ксюшка. Им сейчас по четырнадцать лет самый сложный возраст, и травмировать детскую психику разводом я не хочу. - Успокойся – Владимир обнял ее, сначала Анна сопротивлялась, потом притихла в его объятиях – Ты права… права… Но от осознания ее правоты легче не становилось, только сильнее пружина боли сжалась в груди. Она подняла заплаканное лицо и тихо-тихо прошептала. - Прости меня. - За что? - Я не должна была тогда от тебя убегать, может все сложилось бы иначе. Анна положила голову ему на плечо, и закрыла глаза ни о чем, не думая, ничего не чувствуя, ничего не желая, только бы просидеть вот так до конца жизни… а еще лучше тысячелетия. Владимир не стал ничего отвечать только сильнее прижал к себе. «А она права» - ехидно заметил внутренний голос. «Только что теперь от ее правоты?». «А ничего – жестоко ответил голос – Я тебе говорил, что ваш общий ребенок ничего не изменит». «Таня не моя дочь….». «И что с того? Ты стал меньше любить девочку, потому что она не твоя кровь и плоть?». «Не говори глупостей! Конечно, нет. Но осознание того, что все могло бы пойти совершенно иначе… не дает мне покоя». «А ты перестать оглядываться – приказал внутренний голос – Лиза тебя любит, она изменила, ты тоже. Вы квиты». И расхохотался каркающим смехом как семнадцать лет назад. «Любит? И потому изменила?». «А ты вздумал ревновать???? Ты же сам говорил, что не любишь ее, а теперь хочешь упрекать жену в измене?» - потрясенно вопрошал внутренний голос. «Нет! Но если бы….». «Прекрати!!! Хватит оглядываться назад! Теперь главное, чтобы Айка поправилась». «Но…». «И никаких но!». «Ты тогда сбежала, и вот что получилось» - холодно констатировал разум. «Не терзай меня еще сильнее» - взмолилось сердце. «Ты сама себя наказала!». «Да, наказала…. А за одно и Владимира, его жену и собственного мужа…». Сердце разрывалось от боли… - Пойдем – сказала Анна и встала. В лифте они стояли в разных углах кабинки, и не смотрели друг на друга. - Я думаю, что нам лучше не видеться – сказала Анна и посмотрела на Владимира. - Хорошо – согласился он – Если ты… - Нет – снова ответила она и улыбнулась, Владимир кивнул. В холле сидели Лиза и Ксюша. Девочка спала. - Врач еще не выходил – сказала Лиза и с горечью посмотрела на Анну и Владимира. Они просто шли рядом, даже не прикасаясь к друг другу, но невидимые нити связывали их сильнее обручальных колец, и документов. Лиза отвернулась, чтобы не были видны покрасневшие от слез глаза, сейчас ей хотелось, как никогда выглядеть сногсшибательно… но, заметив свое отражение в стеклянных дверях, поняла, что ее вид далек до совершенства. Владимир сел около жены. Лиза ничего не спрашивала, она прекрасно знала, что сейчас никакого разговора не будет, да и не получится. Она надеялась поговорить с мужем в машине. Только что она ему скажет? Дорогой, прости я не знала, что Таня не твоя дочь? Так она это уже говорила. Лиза постепенно приходила в себя. Она совсем забыла о той ночи, она спрятала это в самый дальний уголок сознания, а теперь безжалостный луч все осветил, через столько лет. Что теперь будет? Поймет ли ее Владимир? Простит ли? Анна присела возле дочери, Ксюша сонно посмотрела на нее и пробормотала: - Папа еще не вернулся? - Нет, солнышко. - Разбудишь меня – попросила девочка. - Конечно. Тяжело вздохнув Ксюша положила голову матери на плечо и закрыла глаза. Анна погладила золотистую головку и поцеловала в макушку. «Ты моя храбрая девочка – подумала она с нежностью глядя на дочь – Не плачешь, не устраиваешь истерики. Что мне теперь делать? Как вести себя с Мишей? Что мне сказать Владу? И как мне все объяснить тебе?». «Как мне все рассказать Тане? - подумала Лиза – Она обожает Владимира. Как мне сохранить мужа и дочь?». Лиза заметила как иногда Анна и Владимир обмениваются тревожными взглядами. Она с болью в сердце думала, что его первенец от другой женщины, и она так близко, совсем рядом…. И она любит его, но самое страшное, что он тоже ее любит. «Я не отбивала у вас мужа». Вспомнились слова Анны. «Не отбивали… но он сам уйдет к вам. Сам…». Лиза закрыла глаза и молилась о дочери, она не даст Владимиру отвернуться от Тани. Он воспитал ее, и он ее отец. «А Миша?». «Это ошибка молодости!». «Хороша ошибочка – ерничал внутренний голос – Что теперь всем весело». Ее девочка влюбилась в сына Владимира. Зачем? Почему? Не встретились бы дети, родители так бы и не узнали кто чей ребенок…

Klepa: Из-за дверей вышел доктор. Все трое вскочили, кроме Ксюши, которая мирно спала в кресле. - Доктор? - Все хорошо – устало ответил Илья Петрович – С девочкой все в порядке, насколько это возможно в ее состоянии. Лиза робко улыбнулась мужу и обняла его за шею, Владимир погладил ее по голове и прошептал: - Все хорошо, а ты боялась. Она только всхлипнула, и замотала головой. То, что муж не оттолкнул ее, а поддержал, вселяло надежду. «Может у нас все наладится?». «Ты с ума сошла? - грубо спросил внутренний голос – Он любит другую, а ты надеешься, что у вас все наладится?». «Но он так же любит детей, а двойняшки его дети». Внутренний голос ничего не ответил. «Не смей осуждать меня!». Голос молчал… - Я могу видеть дочь? - Нет. - Скажите, а с мальчиком все в порядке? – спросила Анна. - Не волнуйтесь, все в норме. Мы сделали все возможнее, теперь должно пройти время - поспешил успокоить доктор встревоженных родителей. Из-за дверей показался Миша. Он был бледным. - Я советую поехать вам домой – сказал Илья Петрович – Ваше присутствие ничего не изменит, а вы уже падаете с ног от усталости – упрекнул он Лизу и Анну – Езжайте домой, если будут какие-то изменения, вам сообщат. - Я никуда не поеду – упрямо сжав губы пробормотала Лиза – Я хочу быть здесь, рядом с дочерью. - Лиза, тебе надо отдохнуть, перелет, ты сама можешь слечь – начал уговаривать жену Владимир – Поехали. Спасибо доктор – пожал руку Илье Петровичу. Владимир бросил взгляд Анне, она грустно улыбнулась и покачала головой, он взял жену под руку и увел за собой. - Ты хочешь быть на ее месте? – язвительно спросил Миша проследив за взглядом Анны – А со мной даже не попрощался – в голосе мужа слышалось осуждение. - Как ты мне надоел! – вырвалось у нее – Не смей закатывать скандал при Ксюше и в больнице! Совсем совесть потерял? Муж только хмыкнул. Пока у него брали кровь, он все пытался представить, что он спасает свою дочь. Свою дочь? Свою дочь! О которой ничего не знал столько лет. И не узнал бы, если бы Влада не угораздило влюбиться в нее. Миша так и не понял, как он относится к тому, что у него вдруг появился еще один ребенок. Но это ничего не меняет! Развод он не даст! Анна немного покачнулась, снова закружилась голова, она оперлась рукой на спинку кресла и тронула спящую девочку за плечо - Ксюшенька, доченька – мягко позвала Анна. - Хоть ребенка пожалела бы – упрекнул ее Миша – Дай ей поспать. Анна не обращала никакого внимания на мужа. Ксюша открыла сонные глаза и сразу же вскочила: - Мама, папа я готова. Пойдемте – взяла родителей за руки, словно боялась, что они разбегутся. - Где машина? – спросил Миша. - Она на стоянке осталась. - Какой стоянке? - Возле работы Владимира – как можно спокойнее ответила Анна. - Ты к нему ездила на работу? - Папа! – умоляюще посмотрела Ксюша на отца – Не ссорьтесь. Пожалуйста. Что с Владиком? – спросила она повернувшись к Анне. - Он идет на поправку. Взгляды встретились: синие смотрели спокойно, а карие начали метать молнии. Но просьба дочери достигла цели, и они сдержались. - Сейчас поймаем такси. В такси Ксюша сидела между ними. Девочка взяла родителей за руки и в какой-то момент скрестила их ладони, удерживая своими ладошками, не давая им разомкнуть рукопожатие. Так они и ехали молча всю дорогу. Веселый таксист пытался разговорить пассажиров, но после нескольких односложных ответов оставил всякие попытки начать беседу. Ксюша испуганно смотрела то на маму, которая была бледнее обычного и смотрела в окно так внимательно, словно там можно прочесть будущее, то на отца, который просто сидел закрыв глаза. Как только они вошли в квартиру Миша сказал дочери: - Ксюша, иди в свою комнату. - Но папа… - Ксюша, я сказал иди в свою комнату – повысил он голос – Изволь слушаться. Мне надо поговорить с мамой. - Вы будете ссориться – слезинки покатились по бледным щекам девочки – Вы снова будет ссориться! И кричать на всю квартиру!!! Владик в больнице! А что будет со мной? Мама – обратилась Ксюша к Анне – Ты же мне обещала, что вы не расстанетесь с папой – Анна хотела что-то ответить на выпад дочери, но та перебила ее - И что же получается? Вы будете ссориться!? И снова кричать друг на друга, а мой брат лежит в реанимации, ему плохо, к нему даже не пускают, а кто поможет мне, пока вы тут будете ссориться. - Тихо, тихо, моя золотая – Анна обняла дочь. Ксюша всхлипывала, потом вырвалась из объятий матери. - Я вас ненавижу! Обоих! – и убежала по лестнице наверх. - Ксюша – Анна хотела побежать за дочерью, но Миша остановил ее. - Не надо. Она сама успокоиться. А нам надо поговорить. - Она сказала, что ненавидит нас – прошептала Анна и присела на диван – Господи, до чего мы довели собственную дочь. - Она просто испугана, и у нее начинается истерика – отмахнулся Миша. - Я пойду к ней. - Нет – муж схватил ее за запястье и усадил к себе на колени. - Миша, тебе надо полежать, у тебя брали кровь, ты тоже устал, давай поговорим завтра – взмолилась Анна. Ей хотелось побыть одной, подумать в тишине обо всем, и помолиться за своего сына, успокоить дочь. - Нет, мы поговорим сегодня – упрямо сжал губы Миша. - Она права – тихо прошептала Анна – Мы не можем и десяти минут провести вместе, чтобы не поссориться. Что с нами происходит? Она попыталась встать, но муж только сильнее прижал ее к себе. Анна сидела спокойно, прикосновения Миши не вызывали ни какой реакции: ни негативной, ни позитивной. Она решила переждать его гнев, а то, что он снова разозлился, Анна поняла сразу же, как они вошли в дом. Она отвернулась, чтобы не видеть рассерженное лицо мужа. «Потому что ты не хочешь ничего менять» слова Владимира болью отзывались в душе. Он прав. Она боится поменять свою жизнь, боится, что детям будет плохо, но куда уже хуже, если младшая дочь говорит, что ненавидит родителей за ссоры. - Это надо у тебя спросить? - У меня? Почему у меня? - Потому что если бы ты семнадцать лет назад…. Анна почувствовала как холодная ярость начинает клокотать внутри нее, она с силой толкнула Мишу и вырвалась из его объятий. - А ты?! – зазвенел ее голос. - Что я? – прикинулся невинным и не понимающим Миша. - Ты?! Отравил мне столько лет упреками, а сам… сам изменил мне. - Мы на тот момент расстались – невозмутимо ответил муж. - Только когда я тебе сказала, что была с Владимиром, ты почему-то назвал это изменой, а теперь, когда выяснилось, что ты был с Лизой это изменой, не считается? - Нет. Анна открыла рот не в силах вымолвить не слова. - Ты… ты … ты чудовище! - Да! А ты моя красавица ни куда от меня не денешься – зло прошипел Миша, обнял за талию и привлек к себе – Развод я тебе не дам! А то, что Таня моя дочь, мне плевать. Поняла? Жена выставила перед собой руки и уперлась в его грудь. - Не смей прикасаться ко мне! - Буду и имею на это право – слегка укусил ее за мочку уха – Ты моя жена! - Ублюдок! Пощечина подействовала отрезвляюще, рука звенела от удара. - Можешь называть меня как хочешь, но это ничего не изменит – холодно ответил Миша и вышел из комнаты. Анна присела на диван, сжала подушку в руках и разрыдалась. Она может нанять лучших адвокатов и выиграть иск, но Миша мог отсудить дочь. Рисковать Анна не могла, а играть наверняка, не имея козырей не было смысла. Тем более Миша может и Влада отсудить. По документам он его отец. «Я в ловушке» – промелькнуло в голове. - Мама. Она подняла лицо. Перед ней стояла дочь. - Ксюшенька, прости меня, прости меня. - Мамочка – по щекам девочки тоже текли слезы. Мать и дочь обнялись. - Солнышко, я обещала тебе не расставаться с папой, и я сдержу обещание – прошептала Анна в золотистые волосы. Ксюша зажмурилась, слушая как бьется мамино сердце, и стало так спокойно. Мама рядом, она все может и никогда не обманывала свою дочь, но за сегодняшний день девочка повзрослела. Теперь многое в отношениях родителей ей стало понятно. Почему папа так часто ругает Влада. Почему брату так трудно общаться с отцом. - Прекратите всемирный потоп – рявкнул Миша появившись на пороге. Его раздражали женские слезы. Он был в бешенстве, а теперь его гнев остыл. В последнее время дела шли плохо, и он все чаще и чаще срывался на близких. Но больше всего его задевал Влад. Он не мог простить ему внешнее сходство с отцом. - Хватит, хватит – уже мягче добавил он, обнял жену и дочь. Ксюша прижалась к отцу, простив ему все обиды, Анна обняла мужа, но запомнила его слова, о том, что на Таню ему плевать. Она снова похоронила свое сердце, оставив любовь в пансионате, но Анна чувствовала, что задыхается в браке с Мишей. «Скорей бы гастроли – подумала она – Как только Влад поправится, я сразу же уеду с ним и Ксюшей на курорт, без Миши». Уже поздно вечером, когда они уже легли спать. Анна лежала рядом с мужем и не могла заснуть, Миша уснул сразу же, а она все ворочалась в постели. Мысли не давали покоя, бесконечные вопросы без ответа, потому что время не воротишь, былое не исправишь. Анна тихо плакала, уткнувшись в подушку, вцепившись зубами в одеяло. От собственного бессилия хотелось кричать на весь мир. Она любит, она любима, а счастья нет, потому что одна крошечная ошибка перечеркнула все дальнейшее будущее. Если бы она знала, чем обернется ее побег, если бы она знала о своей беременности… если бы…..

Klepa: Молчание двух людей в машине угнетало, казалось, что тишина стоит стеной между ними с каждой минутой увеличивая пропасть разделяющую их… - Володя, нам надо поговорить – не выдержала Лиза. - Хорошо – согласился муж и не отрывая взгляда от дороги продолжил – И о чем ты хочешь поговорить? - Обо всем. О Тане, о нас. - Лиза я … - начал Владимир, но звонок мобильного прервал его – Алле, Полина я же тебе сказал обращайся к замам. И что? Я не могу приехать – он замолчал и слушал, что отвечает секретарша – Дай ему трубочку. Макс, в чем дело, почему вы не можете обойтись без меня? При чем тут моя подпись? Макс, у меня дочь в аварию попала. Я с женой еду из больницы домой – он снова замолчал – Хорошо, раз это так важно и без меня совсем никак не обойтись я приеду через полчаса, только Лизу домой завезу. «Он не хочет говорить». - У тебя работа всегда на первом месте – упрекнула его жена. - Лиза, я никогда не скрывал то, что работа занимает важное место в моей жизни. Она покачала головой, но ничего не сказала. - Когда ты приедешь? - Как только решу вопросы, которые без меня не могут быть разрешены. - Ты хочешь избежать разговора, ведь так? – в ее голосе слышались слезы. - Лиза, я не хочу избегать разговора, я просто считаю, что нам надо подумать и решить все для себя, а потом уже говорить друг с другом. - По-моему ты все уже решил – прошептала Лиза. - И что я по-твоему решил? – вопросом на вопрос ответил Владимир и повернулся к жене. Взгляды встретились: ореховые глаза смотрели с болью и мольбой, а серые с жалостью и грустью. Светофор замигал и загорелся зеленым светом. Владимир снова сосредоточил все внимание на дороге. - Хорошо, поговорим, когда приедешь домой. «Только я думаю, что ты уже сегодня уйдешь – с горечью подумала про себя Лиза – Ты не сможешь забыть, что остался из-за Тани со мной, а теперь ты знаешь, что она не твоя дочь. Я должна быть благодарна хотя бы за то, что ты не перенес эту вину на девочку. Хотя может ты еще все не до конца осознал?». «Ты ждешь, что я сейчас с порога начну требовать развод – усмехнулся Владимир бросив взгляд на жену, которая смотрела прямо перед собой – Плохо же ты меня знаешь. С тобой я могу расстаться, но с двойняшками – нет. И с Таней тоже». Он припарковался и Лиза вышла из машины. - Я скоро приеду – и уехал. Она с грустью посмотрела вслед удаляющемуся автомобилю. «Ты не вернешься…». Лиза медленно побрела домой. Пустая квартира встретила ее мертвой тишиной. В каком-то отупении она ходила по комнатам не в силах найти себе места. Не выдержав больше одиночества и гнетущей тишины опустевшего дома: старшая дочь в больнице, младшие на даче с бабушкой, а муж… муж уехал на работу по каким-то срочным делам и как подозревала Лиза уже не вернется к ней. Она огромным усилием воли сдержала слезы, быстро переоделась и вышла на улицу. Теплый летний вечер встретил ее легким ветерком. Лиза шла по улицам совершенно не думая куда она идет, ей было все равно. Таня…. Как ей все рассказать? Как сказать дочери, что человек, который ее воспитал, которого она считала всю свою жизнь отцом не ее отец. Как объяснить это шестнадцатилетней девочке так, чтобы она это все верно поняла и не возненавидела их? Или еще страшнее не стала бы винить себя в разладах между родителями. «Может скрыть все» – подумала Лиза. Владимир вряд ли будет афишировать настоящее положение вещей. И скоре всего согласится с женой в том, что пока правда подождет. Но Лиза понимала, что другая правда может «всплыть». Если Таня узнает, что Влад сын Владимира, она будет думать, что они брат и сестра, а она влюбилась в него, даже если это еще не окрепшее чувство не перерастет в нечто большее. Все равно это может оставить неизгладимый след в душе девушки. Лиза в отчаянии кусала губы. Миша… он беспокоил ее. Она совершенно забыла о нем. Теперь Лиза жалела, что не устояла перед искушением. В том, что она сможет договориться с мужем, Лиза не сомневалась, Владимир никогда не пойдет против Тани, но Миша… он был какой-то странный, она заметила как он обращается с Анной, и в какой-то миг пожалела ту, которая всю жизнь стояла между ней и мужем… Владимир… сердце болезненно сжалось.. что ей теперь делать? Она его любит до самозабвения, даже про дочь не вспомнила, когда увидела его рядом с Анной. Лизе стало стыдно, она совершенно не подумал в тот момент про своего ребенка, а озаботилась своим внешним видом. С какой-то отстраненностью она поняла, что девочка ей чужая. Да, она ее выносила, выкормила, она любит ее, но близких отношений у матери и дочери никогда не было. Таня рассказывала все отцу, а не матери. Лиза вся была в работе, в карьере, теперь у нее свой салон штор, это отнимало много времени и сил. Поездка в Словению сорвалась, и она смогла приехать в больницу. Владимир тоже много работал, но для Тани и Мани с Ваней всегда находил время. Лиза привыкла на любой вопрос детей говорить: спроси у папы. Она любит своих детей, но не всегда понимает их. Когда Ванька закурил Лиза накричала на него, и мальчик стал курить на зло, Владимир узнав об этом, просто дал сыну деньги на хорошие сигареты. Лиза потом долго спорила с мужем, но через неделю обнаружила, что сын больше не курит. Ему стало неинтересно. Отец никак не реагирует, а мама почему-то тоже перестала ругаться, если чувствовала запах сигарет. Лиза думала, думала… Владимир всегда ставил на первое место своих детей, но у него есть еще один ребенок... Влад. Первенец! и мальчик так похож на него… как это не заметила Таня? Удивлялась про себя Лиза. Она уже давно гуляла и здорово устала, заметила симпатичное кафе, зашла в него. Присела за столик, заказала чай и круассан. Лиза не смотрела по сторонам устремив задумчивый взгляд в окно, где веселые воробьи плескались в луже, после вчерашней грозы. Высокий загорелый мужчина с пронзительными зелеными глазами не сводил с нее глаз, но Лиза ничего не замечала погруженная в свои мысли и переживания. Звонок мобильного вывел Лизу из состояния задумчивости, она нажала зелененькую кнопочку. - Алле. Да мам. С Таней все в порядке, относительно в порядке – добавила потом Лиза – Что? Нет, к ней не пускают, она пока в реанимации. Мама, нет, не надо. Оставайся лучше с двойняшками. Мама – проговорила Лиза и замолчала – Мама – добавила она чуть не плача. - Что случилось? – обеспокоено спросила Марья Алексеевна. Она звонила зятю, но тот был на работе и сообщил теще о трагедии. Бедная женщина не могла найти себе места от тревоги, когда поняла, что Таня сбежала. Она звонила Владимиру, но тот не подходил к телефону, Марья Алексевна набрала номер дочери, она знала, что Лиза улетела в другую страну, но надеялась, а вдруг та сможет ответить на звонок. Марья Алексевна дозвонилась Лизе, но этот звонок еще сильнее встревожил ее. Таня попала в аварию, вместе с Владом. Марья Алексеевна уже хотела ехать в больницу прихватив двойняшек с собой, но от волнения подскочило давление, и она побоялась садиться за руль. Полчаса назад звонил Владимир и сказал, что с Таней все хорошо. Марья Алексеевна слышала какие-то новые нотки появившиеся в голосе зятя, когда он говорил о дочери. Сначала она решила, что это из-за трагедии, но потом подумала, что что-то еще случилось. Она позвонила дочери, и теперь слушала Лизу, которая стала захлебываться слезами, без конца повторяя: - Мама.. ах.. мама. - Хватит всхлипывать! С Таней все хорошо, она поправится – убедительно заявила Марья Алексеевна стараясь, чтобы тон был не слишком резким. - Мама – безжизненным голосом ответила Лиза – Я не могу тебе этого сказать по телефону. Нам надо будет встретиться. Давай я к тебе приеду. - Лиза, что еще случилось? – тихо-тихо спросила мать. - Мама все при встрече. Сегодня не получится, мне надо поговорить с Владимиром, я приеду завтра утром. Но сначала навещу Таню. Поцелуй за меня Маньку с Ванькой. Сейчас ни с кем не хочу говорить. Прости. Пока – и нажала отбой. Слезы закапали, попадая в чай, и оставляя мокрые дорожки на щеках. Лиза отложила телефон в сторону и смотрела в чай. - Не хорошо, чтобы такая красивая женщина сидела в одиночестве, да еще и плакала. Лиза сначала не поняла, что это обращаются к ней. Она подняла глаза и наткнулась на участливый взгляд пронзительных зеленых глаз. Казалось, они проникают в самую глубину ее души, освещая все то, что мы так тщательно скрываем от окружающих, чтобы не быть слабыми и задетыми за живое. Она ничего не ответила, просто отвела глаза. Но мужчина не сдавался, он пододвинул стул к ее столику и сел напротив. Он больше не пытался завязать беседу, просто сидел и смотрел на нее. Увидев как побледнела бабушка Манька слегка заикаясь спросила: - Таня…Таня… умерла? - Не говори глупостей! – ответила Марья Алексевна и добавила уже мягче – С Таней поправится. Идите с Ваней наверх, с Танюшкой все будет хорошо. - А что с Владом? – решилась спросить Манька. - С ним тоже все в порядке. Дети, ободренные новостями о сестре, послушно пошли наверх. Марья Алексевна вышла на крыльцо, присела на ступеньку, и задумалась. Она знала кто такой Влад. Это она забирала Таню из школы шесть лет назад, и очень удивилась увидев мальчика, ровесника Тане. Который как две капли воды был похож на.. ее зятя, когда тот был совсем маленьким. Марья Алексевна была дружна с родителями Владимира. Она рассорилась с Иваном Корфом, когда узнала, что он покрывал ее мужа. Марья Алексевна так и не смогла простить ни Петра, ни Ивана. Она порвала все связи с Корфами. И каково же было ее удивление, когда ее дочь влюбилась в сына Ивана. Марья Алексевна была мудрой женщиной, и не стала поднимать шум. Она честно предупредила Лизу, чтобы та не обольщалась на счет Владимира, но ее дочь была по уши влюблена в него и не слушала мать. Марья Алексевна обомлела, когда увидела Владимира. Последний раз она видела его восьмилетним мальчиком, а сейчас это был взрослый человек со сложившемся характером, знающим чего он хочет и умеющим добиваться своего. И это в двадцать два года. Владимир ни чем не напоминал своего отца, он был похож на мать. Это внешнее сходство с женщиной, которую Марья Алексевна всегда уважала, примирило ее с зятем. Она очень жалела, что Вера приняла сторону мужа и тоже прекратила всякое общение с Марьей Алексевной. Владимир не узнал в будущей теще близкую подругу матери. Несколько лет назад совершенно случайно Марья Алексевна узнала, что Владимир ненавидит свою мать. Она долго не могла понять почему. Прямо спросить об этом она не могла, не те у них были отношения, но узнав зятя поближе Марья Алексевна поняла, что начинает уважать и восхищаться этим человеком. Он не сломался, когда судьба здорово дала ему в нос, и не озлобился, что тоже не маловажно. Про Веру Марья Алексевна ничего не знала. На любые косвенные вопросы о матери Владимир ничего не говорил, только скрипел зубами и всем своим видом показывал, что ему этот разговор не приятен, а задавать прямые вопросы Марья Алексевна не хотела. Так как видела, что Владимир переживает из-за родителей. Отец умер, когда ему было двадцать три года. Марья Алексевна потрясенно смотрела на мальчика. Она помнила Владимира в его возрасте. Она потом осторожно расспросила внучку о мальчике. Та ничего интересного ей не сказала, только назвала фамилию, имя и шепнула по секрету, что он ей очень нравится. Женщина испугалась, она подумала, что это сын Владимира. Но потом успокоилась, когда узнала, что мальчик с родителями уехал в Англию. Вчера, когда она слышала ссору зятя и внучки, она поняла, что не ошиблась и Влад действительно сын Владимира. Она не подала вида, что ей все известно. Иногда молчание не просто золото, а платина хранящая покой дорогих нам людей.

Самсон: Клеп, пока только пробегаю глазами по страничкам, вспоминая сюжет и героев, но вот как только случится свободное время, как перечитаю все от начала до конца, и будет мне щастье

Светлячок: Интересный фик. Я только начла читать. Вовоанну не люблю, но у тебя они очень славные ребята получаются

Klepa: Самсош, щастье должно наступить . Светлячок, мурси за отзыв. угу, славные я их лублу, как же не сделать их славными .

Klepa: - Почему вы так на меня смотрите? – не выдержала Лиза. - Потому что я люблю смотреть на красивые лица – низким голосом ответил мужчина. - Простите, но я не хочу ни с кем разговаривать – пропустила мимо ушей комплимент Лиза – Я хочу побыть одна. Мужчина покачал головой, и взял ее ладонь в свою. Лиза дернулась. - Что вы себе позволяете?! - Пока еще ничего. - Вы хам! - Вы не первая кто мне это говорит – и улыбнулся, от улыбки вокруг его глаз появились лучики морщинок, но они не состарили его. Наоборот придали его лицу озорное выражение, которое бывает у мальчишек, когда они задумывают какую-нибудь шалость. Лиза улыбнулась в ответ. - Я вижу, что вам плохо. Я хочу помочь вам – серьезно сказала мужчина – Что у вас случилось? - А вы психотерапевт? – спросила Лиза бесцветным голосом, улыбка пропала с ее лица, словно ее и не было. - Нет. Как вас зовут? - Лиза – ответила она и снова отвела глаза. Ее ладонь по-прежнему лежала в его руке. И теперь его пальцы мягко гладили ее руку. Лиза поняла, что ей не хочется вырывать свою руку из его теплой ладони. - Лиза – медленно повторил он – У красивой женщины – красивое имя. Лиза почувствовала, что краснеет. - Викентий – представился он - Лиза, что у вас случилось? Она сдалась, она сейчас так нуждалась в сочувствии и участии. Сначала Лиза говорила медленно, с заминками, потом все быстрее и быстрее. Неожиданно для себя самой она рассказала ему все. Абсолютно все: и про измену Владимира, и свою собственную, и что у ее мужа есть сын, что ее дочь влюбилась в этого мальчика, и муж думал, что будет греховная связь, и об аварии, как она узнала, что отцом ее ребенка является другой человек и дети не родственники. - Я не знаю, что вам сказать – ответил Викентий, когда Лиза закончила – Но знаю одно. Вы выбрали самый низкий из всех способов, чтобы удержать мужа. Она хотела возразить, но он жестом остановил ее: - Лиза, не смотрите на меня словно я вам враг, это не так. Я попробую объяснить поведение вашего мужа. Должно быть у него сильный и ровный характер, раз он не сорвался на вас и девочке, после того как все узнал. - Есть еще двойняшки – напомнила Лиза. - Лиза, удерживать мужчину, который вас не любит, более того любит другую, разве в этом есть смысл? В ее глазах задрожали слезы. - Я люблю его. - Любите? – переспросил Викентий и его лицо приобрело жесткое выражение – А мне кажется, вы любите не его, а себя. Если бы вы его любили, вы бы не стали его удерживать. - Я не держу его – устало отбивалась она – Он уйдет, я это чувствую. - Нет. Сам не уйдет. - Потому что она не свободна! – в отчаянии воскликнула Лиза. Он покачал головой. - Нет не поэтому. Он все равно чувствует себя виноватым перед вами, перед старшей девочкой, перед младшими детьми. - А перед Таней почему? – не поняла Лиза. Она вообще не понимала почему не уходит, а слушает Викентий и ждет от него помощи. Реальной помощи. Лиза удивленно заморгала, она никого никогда не любила, кроме Владимира. Она никогда ни с кем не была близка кроме него, если не считать одной единственной ночи с Мишей. Возможно, тогда ею двигало не только желание, но и любопытство: а как это будет с другим? Может судьба уже тогда делала ей предупреждение. - Вы говорите, что он обожает девочку – она согласна кивнула – Известие о том, что он не ее родной отец будет для нее ударом, и он чувствует себя виноватым в том, что не смог уберечь ее от боли. Я знаю о чем говорю. Лиза удивленно взглянула на него. Викентий отвел глаза и задумчиво смотрел в окно. - Я сам воспитал ребенка, который был мне ни кем. Но я знал, что я ему не отец, но скрыл это от самого мальчика. А он когда узнал, так и не простил мне обмана. Я до сих пор чувствую свою вину перед ним. - А что с ним теперь? – тихо спросила Лиза. - Он погиб. С тех пор я стараюсь просить прощения, или делать поступки, от которых слишком много зависит до того момента, как становится поздно. Слишком поздно. Лиза, я вас умоляю – его взгляд стал мягче – Я вас очень прошу, отпустите его. - Кого? – не поняла она прекрасно понимая о ком говорит Викентий. - Отпустите мужа – попросил он – Так вы сохраните отца своих детей. - Я его не держу – повторила Лиза. - Держите. - Нет – упрямо сказала она. - Лиза, я вас понимаю – его рука стала поглаживать ее запястье от чего она внутренне задрожала – Вы боитесь остаться одна, вы боитесь, что дети не простят вам этого, но если вы сохраните с мужем хорошие отношения, дети не сильно пострадают. Гораздо хуже, что они видят ваши псевдосемейные отношения. - Почему псевдо? – не согласилась Лиза – Мы редко ругаемся. - Лиза – он наклонился совсем близко к ней – Семья, где нет любви между родителями вряд может именоваться таковою. Ее глаза наполнились слезами. - Я не могу – прошептала она в бессилии – Я слишком его люблю. - Так докажите эту любовь – жестко ответил Викентий – Поймите, рано или поздно даже чувство долга может закончиться, хотя у вашего мужа оно наверное безмерно. Дайте ему шанс на счастье. - Она не свободна. - Это уже будут его и ее проблемы, а не ваши. - А почему я должна вас слушать? И какое вы имеете право вмешиваться в мою личную жизнь? Он успокаивающе погладил ее руку. - Лиза, не надо так нервничать. Одна вы не останетесь. Ореховые глаза удивленно распахнулись. - Это я вам обещаю – и не отводя взгляда поцеловал ее ладонь. Лиза хотела что-то еще возразить, но не могла завороженная зелеными глазами, в которых была нежность. Она почувствовала, как внутреннее напряжение долгих лет отпускает ее, что ему нужна только она, и больше никто другой. Что Викентий будет с ней до конца дней и примет ее детей, и поможет разобраться в сложных, запутанных отношениях с мужем. Что он знает ее всего несколько минут, но уже любит. Лиза поняла, что любовь действительно бывает разной, и чувство благодарности к нему стало уступать место какой-то пронзительной нежности. Словно кто-то внутри нее сказал: «Вот оно. Твое! Настоящее! Постоянное. И больше ничье. Он будет с тобой всегда!» - Викентий вы меня торопите – смущаясь как шестнадцатилетняя девушка прошептала Лиза. - Лиза, я буду ждать ровно столько сколько потребуется – пообещал он и она знала, что он сдержит обещание. - Сколько вам лет? – вырвалось у нее – Ой, простите. - Не стоит извиняться. Мне пятьдесят. - Не может быть. - Может перейдем на ты? - Хорошо. Мне тридцать семь. - Это в сущности не важно – ответил Викентий – Я тебя провожу – не терпящим возражений тоном сказал он. Лиза только кивнула.

Klepa: Я не буду больше плакать И не буду больше звать И слеза не будет капать Нечего теперь терять Ты уходишь не на мгновенье Ты уходишь навсегда Меня терзают сомненья Как я буду без тебя? стих автора Владимир вернулся домой очень поздно. Оказалось, что неожиданно приехал давний партер его фирмы, и очень хотел пообщаться именно с генеральным директором, а подождать не мог, потому что в Москве был проездом. Требовалась подпись Владимира на некоторых документах. Работа помогла отвлечься от проблем. Витрины мигали разноцветными огнями, фонари ярко светили, а в душе был мрак, кромешная мгла. Он припарковался, поздоровался с охранниками, и вошел в подъезд. - Привет. - Привет – отозвалась жена и странно посмотрела на него. - Что не так? – не выдержал ее взгляда Владимир. - Володя, нам надо поговорить – и прошла в комнату. - Лиза, я думаю, что мы должны рассказать Айке всю правду. Разумеется, когда она поправится. - Да, ты прав – согласилась Лиза и повернулась к мужу лицом – Володя, скажи мне, только честно ты жалеешь о годах прожитых со мной? - Лиза к чему такие вопросы? – устало спросил Владимир и опустился в кресло. - Ты ее любишь – констатировала она, не обращая внимания на его вопрос – А я глупая – прошептала Лиза – Пыталась тебя удержать, и сейчас ты физически со мной, но мысленно с ней. Ореховые глаза смотрели прямо, Владимир отвернулся. - Лиза, я не понимаю, что ты хочешь от меня услышать? Заверения в вечной любви и преданности? Она молча ждала, что он скажет дальше. - Прости, я не могу лгать, даже во спасение. - Да – с горечью согласилась жена – Ты лгать не умеешь, что не помешало тебе скрыть от меня свою измену. Лиза понимала, что говорит не совсем то, что хотела сказать, но ей хотелось знать все до конца, чтобы отрезать раз и навсегда. Разговор с Викентием помог посмотреть на отношения с мужем под другим углом. - Лиза, я хотел тебе рассказать все с самого начала, но… сначала я напился, потом мы с тобой были близки – в этот момент жена отвела глаза, Владимир хмыкнул – Значит, ты сделала это, чтобы забеременеть? - Я слишком любила тебя… - Нет. Лиза это подло! Удерживать ребенком. - Ты злишься на меня? - Нет – покачал головой муж – А потом мы с тобой не могли поговорить, потому что: то ты, то я возвращались очень поздно. - Потом была беременность – продолжила за него Лиза – И ты не стал тревожить жену в положении. - Да. Надо было сразу с тобой поговорить, надо все делать во время. Чувство, что время бесконечно заставляет людей забыть, что после некоторых поступков назад не вернешься. Они замолчали… в этом молчании не было больше ни боли, ни разочарования, ни гнетущей пустоты. В этом молчании было: прощение, сожаление. - Я отпускаю тебя – прошептала Лиза – Я не буду больше тебя удерживать ни детьми, ни долгом. Я дам тебе развод. Владимир потрясенно смотрел на жену. - Лиза… я.. - Ничего не говори – попросила она – Будь счастлив – в ее глазах дрожали слезы – Она тебя любит, ты ее тоже, я желаю вам счастья. Только не оставляй Таню с двойняшками. Он подошел к ней и положил руки на плечи. - Ты достойна гораздо большего и лучшего чем я могу тебе дать. Она замотала головой. - Уходи, пожалуйста. Владимир замялся с одной стороны Лиза была ему не чужой, но с другой стороны если он сейчас останется она может подумать, что все будет по-прежнему. Поэтому он сжал ее плечи, прошептал: - Прости. И ушел. Хлопнула дверь. Лиза обернулась, слезы застилали взор, она ничего не видела перед собой. С трудом она нашла визитку, которую ей дал Викентий. У нее хватило только сил набрать номер и прошептать: - Приезжай. Ты мне нужен. Утром Миша вел себя как ни в чем не бывало, только помрачнел как туча увидев, что жена бледна и совершенно не хочет разговаривать. - Дорогая, смирись с настоящим положением вещей – сказал Анне муж. Она молча продолжала есть. Ксюшка уже убежала гулять. Попросив только, чтобы Анна взяла ее с собой, когда поедет к Владу. Погода стояла чудесная, солнце ярко светило, птички пели. - Поедешь навещать своего сына? – спросил Миша. - Да – ответила Анна. на ее лице не дрогнул ни один мускул, но в душе кипела злость. «Как он смеет так со мной обращаться!». Анна лихорадочно искала выход, и не видела его. На всякий случай она решила сходить к семейному адвокату и проконсультироваться с ним, что она может потерять в случае развода. Если деньги, то она готова заплатить любую сумму только бы избавиться от мужа. Даже если он захочет все ее состояние, она сможет в короткие сроки восстановить свой капитал. Ее карьера сейчас на взлете несколько месяцев гастролей и она снова будет состоятельной женщиной. Если же у Миши есть хотя бы малейший шанс отнять у нее детей, а Анна не сомневалась, что теперь о хороших, даже ровных отношениях с мужем можно только мечтать, она не станет рисковать, а будет искать другой выход. Миша начнет беситься из-за того, что она будет ездить к сыну в больницу, при чем больше его будет бесить вероятность встречи Анны с Владимиром, чем то что она навещает Влада. - Миша я считаю, что ты не должен так говорить. - Как? – задиристо спросил он. - Ты воспитал Влада, и он считает тебя своим отцом. - А это когда-то имело значения? - Миша, прекрати злиться! – попросила Анна прекрасно понимая, что к ее мольбам он будет глухим. - Анечка – пропел муж – Я не злюсь, я в бешенстве! Ты, наверное, специально попросила сына попасть в аварию, чтобы было куча причин встречаться с его отцом. Анна сидела как оглушенная даже не зная что сказать. - Миша ты в своем уме?! – наконец взяла себя в руки Анна – Что за чушь ты несешь?! – она вскочила из-за стола – Ты думаешь, что я стала бы так рисковать собственным ребенком? Да ни один мужчина не стоит этого! - Ну почему же – не унимался Миша – Он красив, он отец твоего ребенка, ты его любишь, вы с ним были недавно снова вместе, и почему бы не рискнуть сыном? Она застыла на месте пытаясь унять бешено колотившиеся сердце. Если Миша догадался. Что она совсем недавно была вместе с Владимиром, ее жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Муж отравит ей все существование. - С чего ты взял? – спросила Анна зная, что сознаваться нельзя ни в коем случае. Ее честность семнадцать лет назад принесла только боль и неудовлетворение. - Милая – обманчиво ласковым голосом сказал Миша и подошел к жене почти вплотную – Я слишком давно тебя знаю, и прекрасно знаю, как ты себя ведешь. Тебе не надо лгать – прошептал он ей в самое ухо – Я уехал в командировку, его женушка тоже куда-то смоталась вот вы и встретились, но случилось несчастье с детками – на его лице появилось участливое выражение – И вам пришлось прервать приятное занятие. Мне только одно не ясно, зачем ты с собой Ксюшку потащила? – уже злым голосом спросил он. - Ты сам ответил на свое обвинение – с достоинством ответила Анна. Вчера она была подавлена: трагедией с Владом и Таней, новостью, что Таня дочь Миши, и она не могла отразить удары, которыми буквально осыпал муж. Сейчас она уже приняла решение, осталось только подождать. - И как же? - Ты думаешь, что я поехала к любовнику с дочерью? – презрительно спросила жена – Между нами ничего не было! И прекрати этот бессмысленный разговор, мне пора ехать к сыну. Кстати, он считает отцом тебя, и тебе было бы тоже не плохо навестить его! - Так к нему же не пускают – отмахнулся Миша. - А к дочери? - К какой дочери? - К Тане! И не делай вид, что ты не помнишь кто это такая. - Анечка, я тебе уже ответил, что на Таню мне чихать. А вот на тебя мое золотце, нет. И учти, если я узнаю, что ты была с отцом Влада, я его убью – тихо прошептал он. Анна обернулась и увидела в карих глазах странный блеск и решимость. - Ты это говоришь серьезно? - Абсолютно! - У тебя кишка тонка – парировала Анна, а сама внутренне дрожала, но она давно поняла, что показывать страх нельзя ни в коем случае. - Хочешь проверить? – шепотом спросил муж – Анечка, я тебя никуда не отпущу, а если захочешь уйти отниму детей и за одно жизнь твоего любовника. Ты знаешь, какие у меня связи, поэтому супружество со мной меньшее из зол. - Я бы так не сказала – на миг забыв о своем страхе съязвила Анна. Он схватил ее за плечи. - Чем остаться одной-одинешенькой. - Ты даже Ксюшу не пощадишь? – спросила она не чувствуя боли от его рук. - А что станет с девочкой? Она будет жить со своим отцом, а не с матерью, которая ведет себя как проститутка. А за это ты мне заплатишь – прошипел Миша вытирая плевок с лица. Он давно уже ушел, а ее трясло словно все было только что. - Мама, мы поедем к Владику? – спросила Ксюшка – Мама, что с тобой? – испугалась девочка. Она почти всю ночь не спала. Все думала, думала, думала. О маме, о папе, о Владе, о Тане. - Мама, а Влад не папин сын? Анна вздрогнула. - Ксюшенька, я тебе все расскажу, но не сейчас. хорошо? Дочь хотела возразить, но потом передумала и согласна кивнула. - Хорошо, потом так потом. Но я права? - Бедная ты моя девочка – прошептала Анна и прижала Ксюшку к себе. - Мам я уже большая и многое понимаю. - Вот из-за этого мне и страшно – призналась мать. - Почему? – удивилась девочка. - Потому что многие вещи понимаешь уже будучи совсем взрослым человеком, а когда это понимание приходит еще в юности, даже в отрочестве значит детство уже закончилось. Анна грустно улыбнулась дочери. - Мама – сказала Ксюша, когда они сели в машину. - Что зайчонок? - Ты любишь папу? - Ксюша, я … - Ты не говори кучу не нужных слов – перебила ее девочка – Скажи мне честно: ты любишь папу? - Нет – решилась сказать правду Анна и теперь смотрела на дочь ожидая ее приговора. - Мне кажется, он тебя тоже не любит – задумчиво проговорила Ксюша. - Ксюшенька, не смей винить себя в наших ссорах, слышишь? - Мама, я не виню ни себя, ни Влада, ни вас. Но если вы не любите друг друга то почему до сих пор вместе? Ксюша рассуждала как взрослый человек, она повзрослела за вчерашний день. Наивное детское восприятие отношений между людьми, окружающего мира ушло безвозвратно, наверное так уходит детство. Анна обняла девочку, прошептала в золотистую макушку. - Ксюшенька, прости меня. Прости, что твое детство так резко закончилось, я так хотела, чтобы вы с Владиком не мучились как я в вашем возрасте. - А что было с тобой, когда тебе было четырнадцать-шестнадцать лет? – с любопытством спросила Ксюша. Анна редко бывала дома подолгу и откровенные разговоры между матерью и дочерью случались нечасто, но Ксюша обожала слушать что-то о детстве мамы, о ее юности, о том как она познакомилась с папой, как развивались их отношения. Конечно, всего Анна не рассказывала дочери, слишком мала была еще девочка для некоторых вещей, но в остальном, что можно было рассказать не шокируя ее, Анна рассказывала. Анна остановилась на светофоре. - Мой отец ушел к другой женщине. - И ты переживала? - Конечно, мне казалось, что это из-за меня. А мама… - Анна замолчала – Мама вообще забыла про меня. Она плакала, страдала, умоляла не бросать ее, но совершенно не замечала, что я тоже нуждаюсь в сочувствии. Она потухла, когда ушел отец, и я поклялась, что не буду разрушать чужую семью, особенно если там есть дети. Я слишком хорошо помню, как было плохо маме и мне… Она замолчал погруженная в воспоминания. когда родился Влад Анна рассказала всю правду матери, но та осудила дочь, и кричала о том, что отцом ее внука является Михаил Репнин, и ни о какой безумной любви и страсти она и слышать ничего не хочет. В какой-то момент после рождения сына, уже когда Миша принял его как своего собственного ребенка, Анна хотела подать на развод, так как считала что это бесчестно по отношению к Мише, но мать отговорила ее, и Анна послушалась, тем более чувство вины превалировало над любовью, и она похоронила свое сердце, похоронила в угоду матери, которая сказала, что если Анна разведется с Мишей и сойдется с Владимиром, она проклянет дочь. - А ты любишь его? Да? – тихо спросила девочка. - Кого? Вопрос дочери вывел ее из состояния задумчивости. - Отца Влада – спокойно ответила Ксюша. Анна замолчала. - Доченька не осуждай меня – попросила она. Любопытство в глазах Ксюши потухло уступив место грусти. Светофор загорелся зеленым светом, и машина плавно тронулась с места. - Мама – сказала Ксюша – Я всю ночь думала. - О чем? Они уже припарковались и шли к корпусу больницы. - Мама – Ксюша повернулась лицом к Анне – Если ты и папа разведешься, я останусь с тобой. - Ксюша, я и папа… - Ты и папа ненавидите друг друга – констатировала дочь – И я поняла, что родители тоже люди. Дети эгоистичны, и думают только о себе, а я теперь многое понимаю и вижу. Мама, если ты разведешься с папой я капризничать не буду – выпалила она на одном дыхании. - Ксюша, если бы все было так просто – покачала головой Анна – Спасибо тебе моя золотая. - Мамочка – прижалась девочка к ней – Я тебя очень люблю, и папу тоже. Но в последнее время я не могу находиться рядом с вами, когда вы вместе, мне больно и грустно. - Прости нас – прошептала Анна – Я так часто прошу у тебя прощения – и улыбнулась. Ксюша озорно улыбнулась в ответ. - Я не против. Смех серебряным колокольчиком нарушил тишину больничного подъезда. - Оптимистка ты моя. - Да, мам. Они нашли доктора. - Состояние удовлетворительное, но к нему пока еще нельзя. Мальчик пришел в сознание, но сотрясение мозга это вам не синяк. Скоро переведу и девушку и юношу в боксы и вы сможет их навещать. - Доктор, а записку ему можно передать, чтобы он знал, что я и Ксюшка здесь – спросила Анна. Илья Петрович задумался. - Хорошо, я попрошу медсестру она ему прочтет. Обрадованные Анна и Ксюша быстренько написали записку с приветами и пожеланиями скорейшего выздоровления, и отдали улыбающемуся врачу. - Дочка на вас так похожа – не удержался он глядя на них – Я даже не сразу понял, что вы мать и дочь, сначала подумал старшая сестра.

Klepa: Анна улыбнулась и ответила: - Доктор, вы мне льстите. - Нисколько. Думаю дня через два Влад уже будет в боксе – уже серьезно добавил он – А теперь разрешите откланяться, мне надо к больным. - Да, да конечно. Спасибо. Владимир шел по коридору и заметил ее… она стояла одна у окна. Такая маленькая, грустная. - Привет. Этот голос она бы узнала из тысячи. Анна медленно обернулась, перед ней стоял Владимир. - Привет – слегка запинаясь ответила она. Ксюша ушла в туалет и скоро должна была вернуться. - Как Влад? – спросил он. - Нормально. А как Таня? - Тоже хорошо. Анна нервничала под прямым взглядом серых глаз, она просила его больше не видится, но сердце не хотело ничего слушать, душа тянулась к любимому человеку. - Аня – Владимир взял ее руку и прижал к своей щеке. - Володя – прошептала она и попыталась вырвать свою ладонь из его ладони – Не надо – взмолилась она, почувствовав прикосновения его губ к внутренней стороне ладони – Зачем мучить себя и меня? - Я развожусь с Лизой. Анна удивленно смотрела на него. - Я … я… - Мы расстались. - Это из-за меня? – ахнула Анна. Она вспомнила слова его жены: «Он сам уйдет к вам… сам…» - А как же двойняшки и Таня – опомнилась она. - Аня, я уже пожертвовал собой ради одного ребенка и что же? – горько усмехнулся он – Этот ребенок оказался не моим. - Ты жалеешь об этом? - Я жалею о том, что не проснулся, когда ты уходила. Не в силах выдержать его взгляд Анна отвернулась. - Мне казалось, что я поступаю правильно. - Мне тоже так казалось, что я все делаю правильно. Анна, может хватит хоронить себя? - А как же Ксюша? Влад? Таня? Двойняшки? - Аня, дети вырастут, а с чем останемся мы? Он смотрел на ее губы, отчаянно желая поцеловать ее и понимая, что в больнице этого нельзя сделать, хотя в коридоре никого не было. Не в силах более устоять перед искушением Владимир привлек ее к себе и поцеловал алые губы. Внутри что-то лопнуло. Анна поняла, что больше не сможет оттолкнуть его от себя. Не сможет больше лгать и притворяться. Она целовала его забыв обо всем на свете, что рядом могут ходить люди, что скоро вернется ее дочь. Сейчас были только его руки и губы. - Этот аргумент тебя не убедил? – спросил Владимир некоторое время спустя. Анна подняла на него глаза и ответила: - Володя, я боюсь. - Чего? Что детям будет плохо? Когда Таня и Влад поправятся, мы расскажем всю правду, а пока она подождет, хотя твоя дочь обо всем догадалась. Она кивнула. - Думаю, она не станет вредить брату, и помолчит. Хотя девочкам трудно хранить секреты. Маньке с Ванькой кроме них самих больше никто не нужен, они нас с Лизой по большей части игнорируют. Мы как номенклатурные работники, вроде есть, только зачем не понятно – его глаза смеялись, а на губах была улыбка. - Как ты так можешь говорить про детей? – шутливо упрекнула его Анна и легонько шлепнула по плечу. - Аня – улыбка исчезла с его лица – Я люблю тебя, я хочу быть с тобой, хочу, чтобы наш сын знал обо всем. Я хочу каждое утро видеть тебя рядом, я хочу знать, что когда еду домой. Меня дома ждешь ты. - Если бы было все так просто – прошептала в отчаянии Анна, и прижалась к его груди, закрыв глаза. - А чего ты боишься? Своего мужа? – в голосе Владимира слышались насмешливые нотки. Анна кивнула. - Он мне сегодня сказал, что если мы будем вместе, он заберет у меня детей. - Не имеет права, для того, чтобы лишить тебя материнских прав, ему придется доказать, что ты наркоманка или алкоголичка, или что у тебя не все дома. - Возможно, но испортить нам жизнь он сможет, и еще он сказал… - Что еще придумал твой чудесный муж? – спросил он поправляя непослушный локон. - Не иронизируй! Он сказал, что убьет тебя – прошептала Анна и испуганно смотрела на Владимира. - Убьет? – переспросил он – У него есть оружие. - Насколько я знаю, нет, но у него очень большие связи. - Ну я тоже не вчера родился – пробормотал Владимир – Хорошо. Я прощупаю почву насколько он может быть реально опасен. - Володя, я боюсь, что он не в себе – призналась Анна – И что может совершить любой поступок. - Тогда ты сегодня же поедешь ко мне вместе с девочкой, и не возражай. Не хватало только, чтобы этот горе муж и папаша, что-то сделал с вами. - Нет, я никуда не поеду – замотала головой Анна – Пока он уверен, что мне от него никуда не деться, он ничего не будет делать. - Я не могу тебя отпустить – прошептал он зарывшись лицом в золотистые локоны. - Давай выждем. Ты все выяснишь, а я пока буду играть роль покорной жены. - А ты сможешь? - Да – ответила Анна – Я люблю тебя – поцеловала его и оттолкнула от себя – А теперь уходи, скоро Ксюша придет. - Держи – Владимир протянул визитку – Я теперь живу за городом, если будет малейшая опасность приезжай даже не раздумывая, охранников я предупредил. Ты меня поняла? - Да – и улыбка осветила ее лицо. Было так приятно, что о тебе заботятся, переживают, но самое главное любят. Владимир ушел с чувством какой-то смутной тревоги, но и неволить ее он тоже не мог. Она взрослый человек и все решает сама. Только теперь ей не сбежать от него, и от любви тоже. Вечером, когда Миша пришел с работы, Анна и Ксюша сидели в гостиной и смотрели телевизор. - Ездила к сыночку-то? - Да – спокойно ответила Анна. - И как самочувствие? - Хорошо. - Пап, отойди ты экран загораживаешь – попросила Ксюша. - Доченька, а скажи-ка мне, а наша мама там ни с кем не виделась. Девочка еле заметно вздрогнула, но Миша смотрел в другую сторону и ничего не увидел. - Нет – твердо сказала она. - Ты уверена? - Пап, я никуда от мамы не отходила, и никого рядом с ней не видела, кроме врача – солгала Ксюша. Она видела мать с Владимиром, но решила ни за что не признаваться в этом отцу. Если раньше девочка была за сохранение семьи, то теперь она хотела только остаться с мамой.

Светлячок: Викентий больно на Шона Бина похож Теряюсь кому больше тогда повезло

Klepa: Светлячок пишет: Викентий больно на Шона Бина похож Теряюсь кому больше тогда повезло мы так с Анной решили, которая коллажики делала, должно ж у Викентия быть лицо, сошлись на Бине .



полная версия страницы