Форум » Альков » "Ангел-хранитель" (юмор/детектив/мистика) » Ответить

"Ангел-хранитель" (юмор/детектив/мистика)

Gata: Название: «Ангел-хранитель» Жанр: юмор/детектив/мистика Персонажи: Ольга, Саня, Вова, Писарев и призрак ИИ

Ответов - 12

Gata: * * * Терпеть не могу заниматься любовью на лоне природы. Может, кому-то и доставляет удовольствие, когда песок или муравьи набиваются, куда не надо, но я не принадлежу к числу таких экстремалов. К сожалению, Сашка склонен предаваться плотским радостям как раз где-нибудь поближе к земле, и хоть выезжаем мы обычно на его джипе, салон авто в качестве любовного полигона категорически не рассматривается. - А если Машка найдет твой волос? Машка – его жена. Дочка депутата Госдумы, но и это не самое плохое. Она ревнива, как сто Отелло. Или даже тысяча. И не имеет значения, что я не блондинка, как предыдущая Сашкина подружка, из-за которой он однажды влип и теперь на всю жизнь напуган. - Ты не представляешь, какой у Машки нюх, - говорит Сашка, делая страшные глаза. А я представляю, как его жена с лупой ползает под сиденьями, обнюхивая каждую пылинку, и меня разбирает смех. Приходится даже зажимать ладонью рот, чтобы Сашка не подумал, что я потешаюсь над его способностями – весьма скромными, кстати, но это, как вы понимаете, не подлежит критике. В тот день мы заехали дальше обычного, потому что весь берег реки был плотно усеян влюбленными парочками, а в глубине леса царила благостная тишина, пахло дикими цветами, и прохлада – натуральная, не из кондиционера - приятно щекотала кожу. Но мысль о муравьях отравляла мне всю радость бытия. Никакого пледа Сашка, конечно, с собой не взял. «Зачем? Ты погляди, какая роскошная трава!» Обычно я веду себя покладисто, потому что при всех его недостатках – ревнивой жене и любви к загородным прогулкам – Сашка мне нравится, а ссориться по мелочам неохота. Но в тот день мое терпение лопнуло, и я потребовала от милого внести разнообразие в наш обычный сценарий. В конце концов, не одной же моей спине наслаждаться муравой и муравьями! Сашка недолго сопротивлялся и скоро впал в нирвану, а я – в тоску, думая, что мне нирвана в этот раз не светит, как, впрочем, и в прошлый, и в позапрошлый, и что Сашка никогда не разведется со своей Машкой, и вообще - не пора ли мне его бросить и начать искать что-нибудь во всех отношениях более перспективное. И тут я увидела ноги. Из кустов на краю полянки торчали ноги в мужских ботинках. Я почему-то с первого взгляда на эти ноги поняла, что они не могут принадлежать живому человеку. Конечно, там мог валяться и пьяница, но, сколько я ни навостряла уши, так и не услышала обычного в таких случаях храпа. Неожиданно ноги исчезли. Только что были – и вдруг резко перестали быть. Мне стало так интересно, что я слезла с Сашки и, пригибаясь за кустами, устремилась вслед этим ногам, которые вместе с остальным туловищем скользили по густой траве, влекомые куда-то двумя парнями в черных джинсах и футболках. Парни явно торопились, и потому не заметили, что из кармана их ноши что-то выпало, а я не поленилась наклониться и подобрала тоненькую кожаную книжицу. Рассматривать мне ее было некогда, прятать некуда. Зажав книжицу в ладони, я поспешила дальше. Скоро между деревьями забрезжил просвет, парни вынырнули на берег, который в этом месте был довольно глух и обрывист, привязали к телу приличных размеров камень и сбросили в воду. Больше смотреть было не на что, и я почла за самое разумное удрать, пока парни меня не обнаружили. С их деловитостью им бы не составило никакого труда отправить за неизвестным покойником десяток голых любопытных девиц. «Только зачем им нужно было тащить его к реке, не проще ли оставить в лесу? – задалась я вопросом и сама себе ответила: - Потому что они не хотели, чтоб его нашли!» А нас с Сашкой не прикончили, наверное, потому что, во-первых, мы занимались любовью и ничего вокруг не видели (по крайней мере, факт собственно убийства прошел мимо моего внимания), а во-вторых, еще два трупа и джип спрятать гораздо сложнее. Вспомнив о Сашке, я задумалась, как стану объяснять, почему бросила его посреди нирваны и отправилась нагишом гулять по лесу, но объяснять ничего не пришлось. Милый даже не заметил моего исчезновения. Поглядев, как он сладко спит на полянке, дрыгая во сне голой ногой, по которой снуют муравьи, я рассвирепела (дрыхнуть в то время, когда на глазах у твоей девушки опасные преступники прячут концы в воду!!!), и окончательно поняла, что не люблю Сашку. Я растолкала его и потребовала, чтобы он вернул меня в цивилизацию. Сашка пытался артачиться, но я была непреклонна. - Ты хочешь меня бросить? – спросил он тоскливо, высаживая меня за три квартала от моего дома (вдруг Машка пронюхала о моем существовании и караулит на пороге?!). - Я подумаю над этим и сообщу тебе свое решение, - я помахала ему ручкой и отправилась домой нежиться в джакузи. Трофей, подобранный на месте преступления, я еще на полянке сунула в сумочку, а после джакузи и кофе с пирожным (ненавижу диеты!) спокойно его рассмотрела. Это был паспорт на имя Ивана Ивановича Корфа, которому, если верить записи в графе о дате рождения, должно было через два месяца исполниться шестьдесят лет. На фото о чем-то грустил (наверно, о том, что не придется справить юбилей) лысый старичок с аккуратной бородкой и добрыми глазами. Я чуть не прослезилась, так мне стало жалко этого старичка. Наверно, у него есть семья – жена, дети, внуки, которые его ждут и волнуются, а он лежит на дне реки и не может им даже позвонить. «Но я-то могу!» - осенило вдруг меня. По адресу, указанному в паспорте, я пробила в компьютере телефон и уже взяла в руки трубку, но в последний момент передумала. Неизвестно, какой мне окажут прием родственники покойника. Пусть им об убийстве сообщат те, в чьи обязанности это входит - наши доблестные органы милиции. Лейтенант или капитан (не разбираюсь в звездочках на погонах) выслушал мой рассказ почему-то со скептической улыбкой. - И что же вы делали на той полянке, Ольга… - он заглянул в мой паспорт, - Адамовна? - Загорала. - В лесу? – хмыкнул он. - Разве вы не знаете, что под прямыми солнечными лучами загорать вредно? – огрызнулась я. Совершенно очевидно, он мне не верит. Ну и к черту! Встану сейчас и уйду, пусть ловят преступников без меня. - Девушка, здесь не принято шутить, - он, кажется, на меня рассердился. Вот дурак-то! - Я и не шучу. Откуда это, по-вашему, взялось? – я бросила трофейный паспорт на стол, капитан или лейтенант раскрыл его, посмотрел, нахмурился и передал помощнику. Тот тоже посмотрел и присвистнул. Старичок-то был не простой, а чуть ли не олигарх, и с некоторых пор числился в розыске как без вести пропавший. Больше трех недель. Я удивилась, потому что труп мне показался, хоть и издалека, довольно свеженьким. - Это легко объяснимо, - пробормотал капитан или лейтенант, оказавшийся майором (так к нему обращался помощник). – Его похитили и, наверно, пытали, а когда поняли, что им ничего от него не получить, убили. И, наконец, стал спрашивать меня о том, как выглядели те два парня в джинсах и футболках. Одного я запомнила хорошо – он был чернявый, смазливый, а на предплечье готической вязью синело имя «Сережа». Милицейские переглянулись. - Снова Песец, - сказал помощник. - Какой песец? – заинтересовалась я. - Этот песец на шапку не годится, - ответил майор. – Его зовут Сергей Писарев, он бандит и убийца, а прозвище получил за любимую присказку «северный песец». - Если вы всё о нем знаете, почему не арестовали до сих пор? - Знать и доказать – разные вещи! – вздохнул помощник. – На каждого покойника работы Песца приходится по три-пять трупов свидетелей. Кстати, и вы будьте осторожнее. - Откуда ваш Песец про меня узнает? – я и не подумала пугаться. - Разве вы не в курсе, как у нас течет? – осведомился майор тоном, каким я сообщила ему о вредности прямого ультрафиолета. Что ж, один – один. Майор как в воду глядел. Через два дня у меня дома раздался телефонный звонок. Определитель номера расписался в беспомощности, а трубка квакнула незнакомым мужским голосом: - Дура, если не заберешь свою заяву из ментовки, жди северного песца! - Это Сережа? – томным голосом спросила я. Трубка поперхнулась и, сочно выругавшись, разразилась короткими гудками. С этого момента мне следовало, как советовал помощник майора, быть осторожнее, но я решительно не понимала, в чем это осторожничанье должно выражаться. Запереться в квартире и ждать, трясясь от страха, через какую щель настигнет меня северный песец? Ну уж дудки! На следующее утро я, как ни в чем не бывало, вышла из дому, но не успела свернуть за угол, как меня кто-то схватил за шиворот и, приподняв над землей, протащил несколько метров. Я не успела ни удивиться, ни возмутиться, но услышала, как о стену дома (напротив того места, с которого меня так бесцеремонно сдернули) с глухим стуком ударился какой-то предмет, похожий на мелкий камешек. Меня тем временем потащили дальше, а рядом раздался новый шлепок, за ним еще и еще, будто кто-то палил по стене из скорострельного пистолета, как в американских боевиках, которые я терпеть не могу, но которые обожает Сашка, и тут я запоздало догадалась, что стреляли не по стене, а в меня. Не скажу, чтобы это открытие было приятным, однако куда больше меня занимал вопрос, кто был мой таинственный спаситель, и первым делом, когда он, наконец, поставил меня на твердую землю, я попыталась его разглядеть. Не тут-то было! Ни рядом со мной, ни надо мной не оказалось ни души. Будто я сама по себе взмыла в воздух и пролетела от угла моего дома до безопасного соседнего скверика! Грустя, что у меня, наверно, начинается шизофрения, я поплелась в сторону метро. Шеф впадает в бешенство, когда кто-нибудь опаздывает, а мне этим утром не хватало только его истерик. В толпе, скучившейся по краю перрона, я не сразу поняла, что меня толкают, а когда поняла, было уже поздно – я летела головой вниз, прямо под колеса стремительно надвигавшегося поезда. Вопль толпы на перроне слился с моим собственным воплем, огни локомотива оскалились злорадной ухмылкой Песца, и вдруг две невидимые руки подхватили меня и, перенеся через вагоны и головы, бережно опустили в центре перрона. Взволнованно кудахтавшая толпа немедленно меня окружила, а я рыскала глазами в поисках того, кто снова меня спас, и здесь, в полумраке метро, мне повезло больше, чем на свежем воздухе – я увидела голубоватые очертания человека, парившего в паре метров надо мной. Мы с ним никогда не были знакомы, но я его узнала! - Иван Иваныч? Он мне ответил отеческой улыбкой. - Это моя сестра, - вынырнул из толпы Сергей Писарев. – Видите, она не в своем уме: то хотела покончить с собой, то разговаривает с воздухом. Не волнуйтесь, я сейчас отвезу ее к врачу. Ага, так я с ним и поехала! Только ведь он, пожалуй, от меня не отвяжется. - Не бойтесь! – подмигнул мне Иван Иваныч и, похлопав Песца по карманам, вытряхнул оттуда пистолет, что сразу заинтересовало дежурного милиционера, и пока Песец с ним объяснялся, я выбралась из метро и потрусила обратно домой. Достаточно с меня на сегодня острых ощущений! Нежась в джакузи с бокалом мартини в руке (нужно же было как-то вознаградить себя за перенесенные испытания), я думала о том, каким милым и чудесным стариком оказался Иван Иваныч Корф. Вернее, его привидение. Звонок в дверь вывел меня из состояния послестрессовой неги. Ворча, я завернулась в махровый халат, взяла на кухне чугунную сковородку (если это пожаловал настырный Песец, то огрею его так, что он отсюда увидит северное сияние!) и пошла открывать. На пороге стоял молодой красавец брюнет с умопомрачительной ямочкой на подбородке. - Здравствуйте! – произнес он бархатным баритоном, от которого у меня сладко заныло в груди, и не только в груди. – Вы Ольга Адамовна Калиновская? - Да, - пролепетала я. Если это дружок Песца, то я согласна пасть его жертвой! - А я – Владимир Корф, - представился он, вручая мне роскошный букет. Я вспомнила, что мои руки заняты сковородкой, и сунула ее куда-то в тумбочку для обуви. - Я вам помешал? - Ничуть, - улыбнулась я, думая, достаточно ли привлекательно выгляжу с мокрыми волосами и в банном халате. – А вы, случайно, не родственник…? - Я его сын, - ответил гость. - Мне очень жаль, - пробормотала я. Гость махнул рукой. - Мы с отцом давно были не в ладах, и он даже грозил переписать завещание на мою сводную сестру… - Так, может быть, вы и заказали его убийство? – спросила я, прищурившись. - В таком случае, вы сейчас беседуете с убийцей, - усмехнулся он. - Мне не впервой, - небрежно бросила я. – Что вы хотите – чай или кофе? - Бренди. Нашлось и бренди. Мы с Владимиром уселись в гостиной, и я по его просьбе рассказала, как подлые бандиты разделались с трупом его отца. - Спасибо вам, - сказал мне молодой Корф. – Если бы не вы, моего бедного старика так никогда и не нашли бы, а он, хоть и был брюзгой, не заслуживал стать кормом для рыб. «Если бы не твой отец, - хотела я сказать вслух, - мы бы никогда с тобой не познакомились». С того самого момента, как этот брюнет появился в моей квартире, я думала только об одном – чтобы заняться с ним любовью. Как оказалось, он думал о том же самом, потому что вдруг встал, шагнул ко мне, и я глазом моргнуть не успела, как на нас обоих не осталось ни нитки, а потом… Вот это была феерия! Ленивая Сашкина фантазия не смогла бы изобрести и десятой доли тех чудес высшей акробатики, которую мне продемонстрировал новый любовник. Я тоже показала, что кое на что способна и не растратила пыл в загородных вылазках. Одним словом, когда мы очнулись, за окнами стояла уже глухая ночь. Мы закурили одну сигарету на двоих и стали строить догадки, кто мог нанять Песца. Явных врагов у Ивана Иваныча, по словам Вовки, не было, но конкуренты – публика подлая и непредсказуемая. - Какая же я дура! – хлопнула я себя по лбу. – Ведь можно спросить твоего папу! Вовка посмотрел на меня, как на сумасшедшую, и был по-своему прав. - Девочка умница! Напрасно, сынок, ты ей не веришь, - раздалось откуда-то от окна, и призрак Ивана Иваныча, фосфоресцируя в ночной темноте, вплыл в комнату. Вовка ошалел и чуть не свалился с кровати. Я показала ему язык и, прикрывшись простыней (неловко было как-то перед пожилым человеком, хоть и привидением), обратилась к Ивану Иванычу с вопросом: - Вы знаете, кто заплатил Песцу за ваше убийство? - Имени я не слышал, но этот парень часто звонил по одному телефону, мне удалось подсмотреть номер, - и Корф-старший назвал номер, показавшийся мне знакомым. - Это же Сашкин телефон! – теперь ошалела и я. Как впоследствии выяснилось, по телефону Песец общался действительно с Сашкой, который просадил в казино кучу денег, выделенных ему тестем на развитие бизнеса, и решил залатать дыру в бюджете за счет несчастного Ивана Иваныча. Старика похитил расторопный Песец и больше двух недель держал на пустом складе (куда предполагалось доставить товар, так и не закупленный по причине Сашкиной растраты), по-доброму уговаривая (применять жесткие меры запретил опасливый заказчик) подписать документы о переводе с одного счета на другой каких-то жалких пятисот тысяч долларов. Но Иван Иваныч упрямился, не желая расставаться с кровными, а потом, к великому разочарованию бандитов, внезапно умер от сердечного приступа. Незадачливым похитителям пришлось прятать тело в лесу. Сашкин джип тогда на полянке Песец, конечно же, заметил, но не узнал, потому что Сашка обычно приезжал к нему на встречи на «ягуаре» жены. На суде мои показания и улики, собранные майором, не оставили камня на камне от защиты Сашкиного адвоката. Песец злобно таращился на меня из-за решетки, но Иван Иванович отвесил ему пару подзатыльников, и тот сразу скис. Мы с Вовкой встречались еще полтора года, и раз сто за это время ссорились вдрызг, и все сто раз Иван Иваныч нас мирил. А сегодня, представьте, день моей свадьбы – я стала Ольгой Корф. И хоть характеры мой и мужа далеки от идеальной совместимости, я совершенно спокойна за наше будущее - потому что у меня есть ты, мой дорогой невидимый свекор! Конец.

Роза: Gata пишет: Мне стало так интересно, что я слезла с Сашки и, пригибаясь за кустами, устремилась вслед этим ногам, которые вместе с остальным туловищем скользили по густой траве, влекомые куда-то двумя парнями в черных джинсах и футболках. Когда я представила эту сцену как на экране, просто утирала слезы Gata пишет: - Ты хочешь меня бросить? – спросил он тоскливо, высаживая меня за три квартала от моего дома (вдруг Машка пронюхала о моем существовании и караулит на пороге?!). А какие могут быть сомнения, парниша. Протри глаза Gata пишет: взяла на кухне чугунную сковородку (если это пожаловал настырный Песец, то огрею его так, что он отсюда увидит северное сияние!) Рыдаю уже Gata пишет: На пороге стоял молодой красавец брюнет с умопомрачительной ямочкой на подбородке. - Здравствуйте! – произнес он бархатным баритоном, от которого у меня сладко заныло в груди, и не только в груди. – Вы Ольга Адамовна Калиновская? - Да, - пролепетала я. Если это дружок Песца, то я согласна пасть его жертвой! Гата, большое тебе спасибо, что выложила этот рассказ. Я его очень люблю Фарс, юмор - тут ты уделаешь кого угодно

Gata: Роза пишет: Фарс, юмор - тут ты уделаешь кого угодно Самое главное - пишется легко

Olya: Гата Давно сохранила у себя этот рассказ, и все забывала прочесть. Валяюсь и икаю от хохота. Gata пишет: Ворча, я завернулась в махровый халат, взяла на кухне чугунную сковородку (если это пожаловал настырный Песец, то огрею его так, что он отсюда увидит северное сияние!) Gata пишет: - И что же вы делали на той полянке, Ольга… - он заглянул в мой паспорт, - Адамовна? Вот это меня очень заинтересовало Я думала, отчество Адамовна - пошло уже со времен, когда ее Роза в первый раз сыграла... А выходит раньше? Спасибо

Алекса: Olya пишет: Я думала, отчество Адамовна - пошло уже со времен, когда ее Роза в первый раз сыграла... А выходит раньше? Мне Роза говорила, что когда думала над отчеством для своей пани, вспомнила этот рассказ Гаты и взяла за основу Рассказ очень смешной

Olya: Алекса пишет: Мне Роза говорила, что когда думала над отчеством для своей пани, вспомнила этот рассказ Гаты и взяла за основу У меня мелькнула эта мысль. Отчество - замечательное, с другим Ольгу не представляю. Как все-таки странно - когда Гата писала этот рассказ, она вряд ли и мысль могла допустить, что скоро они с Розой создадут новый канон , а отчество забила в десятку.

Алекса: Olya пишет: она вряд ли и мысль могла допустить, что скоро они с Розой создадут новый канон Меня это тоже потрясло Граф еще не знал, чем обернется для него имя "Ольга Адамовна"

Светлячок: Гата, я хохотала как ненормальня Классная история Раз Бени в этой истории не предполагалось, можно сказать я получила кайф от КорфОли Алекса пишет: Граф еще не знал, чем обернется для него имя "Ольга Адамовна" Это полный отпад

Gata: Спасибо за отзывы! Приятно, что эта моя "хулиганка" вам понравилась. Только не спрашивайте, откуда и почему я взяла это отчество :) Наверно, третьим глазом в будущем прочитала

Роза: Gata пишет: Наверно, третьим глазом в будущем прочитала Мне понравилось и я запомнила

Ninel: Смеялась пока читала и стекло дрожали. Вроде бы начинается не совсем весело, но не возможно сосредоточиться на серьёзе и рот сам расплывается в улыбке. Написано очень задорно. Автор не оставляет ни одного шанся для хмурого лица. Ольга в фанфике мне чем-то напомнила Лизу в сериале. В момент ночёвки с Михаилов в придорожной гостинице. Прочитала ваши комментарии и удивилась. Вот эта Ольга как раз очень хороша в паре с Владимиром. Они тут парочка - гусь да гагарочка.

Gata: Ninel пишет: Вот эта Ольга как раз очень хороша в паре с Владимиром. Они тут парочка - гусь да гагарочка Именно этого эффекта когда-то автор и добивался Ninel, спасибо за отзыв, рада, что понравилось Люблю создавать читателям хорошее настроение, хоть и не всегда получается.



полная версия страницы