Форум » Альков » Сладкая пытка » Ответить

Сладкая пытка

ЛедиСтерва: Название: Сладкая пытка Автор: ЛедиСтерва Жанр: эротическая зарисовка с элементами детектива. Ретинг:R Герои: Владимир Корф, Михаил Репнин, Цесаревич, Петр Долгорукий, Рада в эпизоде третье отделение полиции. Сюжет: незадолго до свадьбы, Анна была похищена по дороге в Петербург.

Ответов - 2

ЛедиСтерва: В кабинете Корфа, стояла напряженная обстановка. Владимир сидел за столом и смотрел в одну точку. Князь Репнин ходил из угла в угол и сыпал проклятьями. Петр Михайлович Долгорукий сорвавшись на крик, обвинял Владимира во всех смертных грехах: - Права была Марья Алексеевна, когда говорила, что от вас Корфов одни неприятности! Мало того, что вы нарушили все приличия, настояв на том, что бы Анна, до свадьбы оставалась в вашем поместье. Так теперь еще и ее похищение! Вы безответственный человек барон! Когда Анна найдется, я буду настаивать на расторжении помолвки! -Успокойтесь Петр Михайлович, Владимир не виноват. К тому же на поиски Анны кинуты лучшие люди третьего отделения. Бенкендорф лично занимается этим делом. – сказал князь Муранов, он же наследник Российского престола, прибывший в поместье друга, как только узнал о несчастье. За неделю до свадьбы, Анна отправилась в Петербург на примерку свадебного платья. Она настояла на том, чтобы Владимир остался в поместье, потому как видеть невесту в платье до свадьбы плохая примета. И не вернулась… Поначалу решив, что это очередной розыгрыш невесты, Владимир подождал до утра и лишь тогда отправился в городской особняк, в полной уверенности, что Анна там. Но слуги сказали, что она не появлялась. Не появлялась она и у модистки. Не на шутку перепугавшись Владимир обыскал весь город, и отправился к цесаревичу, просить о помощи. Наследник, зная всю историю этих влюбленных, сразу же поручил дело, лично Александру Христофоровичу. И вот теперь, они сидели в кабинете барона, ожидая хоть каких нибудь новостей. - Это все нереально. – сказал Репнин. - Скажите мне, что это просто сон! -Если бы это был сон, то в графине не закончилось бы бренди…- ответил Владимир, устало переворачивая графин, и безразлично наблюдая как из него выливаются последние капли янтарной жидкости. - Вы так говорите, как будто в данной ситуации, это ваше самое большое несчастье! – взревел Долгорукий. Но Владимир проигнорировал его выпад, задумавшись о чем то своем. - Князь, - обратился к Петру Михайловичу, Александр:- Люди Бенкендорфа, опрашивают всех по дороге в Петербург, не могла же карета провалится сквозь землю. К вечеру мы будем знать, куда она свернула или что случилось. В кабинете, воцарилось молчание, каждый углубился в размышления, пытаясь угадать, какое еще несчастье могло свалится на их головы. Вдруг барон, встал и попросив не ждать его к ужину, покинул кабинет на ходу зовя Григория, чтобы тот седлал коня. - Каков наглец! Вы это видели?! У него пропала невеста, а он собрался на прогулку! - Да замолчите же вы князь! _ не выдержал Репнин, забыв на секунду, что говорит с будущим тестем, - Нам всем сейчас нелегко. Когда она увидела барона, галопом въезжающего в табор, ее сердце заколотилось. Неужели он так хотел ее, что не стал дожидаться ночи? Она подбежала к всаднику, жадно охватывая взглядом его ноги, грудь, лицо. Глаза цыганки сияли. - Мой господин оказал мне большую честь, приехав ко мне дотемна. - У тебя есть то, что мне надо, я за этим и явился, - ответил он. Рада с гордостью провела Корфа к своему фургончику, сочувственно поглядывая на других цыганок, занятых приготовлением пищи. Она задирала нос даже больше, чем в тот день, когда уложила с собой в постель цесаревича Александра. Корф остановился, увидев молодого цыгана, который вел с реки лошадей. Мужчины разглядывали друг друга с ничего не выражающими лицами, но каждый в глубине души бросал вызов сопернику и чувствовал ответную враждебность. С каким наслаждением Владимир приставил бы нож к горлу цыгана, требуя назвать место, куда увезли девушку. Но он знал, что получит его от Рады, и незачем было расходовать ярость на парня, если ждут более опасные враги. Когда-нибудь они еще сойдутся с этим красавцем, и тогда одному из них не миновать смерти. Пустив Грома пастись среди густой сочной травы, Корф поднялся по ступенькам в жилище Рады. Большую часть фургона занимала постель, и, когда глаза Владимира привыкли к темноте, он увидел, что цыганка уже лежит на покрывалах. - Зажги лампу, - попросила она, и вскоре красные отблески заиграли на жестких чертах лица и широких плечах ее любовника. Проворными пальцами Рада расстегнула верхнюю часть наряда, и глазам мужчины открылись крепкие круглые груди, такие же искушающие, как яблоки в райском саду. Широко раскинув ноги, цыганка медленно, сантиметр за сантиметром, поднимала подол своей красной юбки, пока не оказалась обнаженной до пояса. Она с восторгом заметила, что барон Корф не остался равнодушным к этому зрелищу. Любовники сбросили с себя всю одежду. Один только вид могучего, жилистого тела Корфа пробуждал такое неистовое, почти болезненное желание в цыганке, что ей хотелось кричать. Взгляд Рады застыл между ног Владимира наблюдая мощь мужского естества. Она придвинулась ближе, дразня и лаская его теплым легким дыханием, призывая и отдаваясь грубой силе. Губы молодой любовницы приоткрылись. - Этого хотел мой барон? - спросила она. - Нет. - Корф рывком поднял ее на ноги, затем очень осторожно начал расстегивать серьгу, продетую у нее между бедер. Цыганка застонала от его прикосновений, чувствуя, как пальцы мужчины раздвигают крошечные завитки волос и высвобождают ее плоть. Владимир приподнял женщину так, чтобы она смогла обвить ногами его талию, и кончиком языка прикоснулся к ее губам. Теперь он ласкал ее везде, возбуждая все больше с каждым движением. Мужчина жестко и глубоко целовал послушный рот Рады, потом, внезапно оторвавшись, спросил: - Этот цыган - твой брат? Ей потребовалось несколько секунд, чтобы отвлечься от своих ощущений. - Нет, он мне не брат. - Может быть, любовник? Ей не хотелось сейчас разговаривать. - Нет, нет, не беспокойся, мой барон, он не испытывает ко мне никакого желания. - Должно быть, предпочитает барышень, - заметил Корф, и тут Рада все поняла. Ну что ж, он получит то, к чему стремится, но не сразу и только сполна заплатив. Выпрямив стройные смуглые ноги, цыганка сказала: - Я ведь уже говорила, что не знаю куда ее увезли. Владимир Корф улыбнулся про себя, подумав, что непременно добьется своего и вырвет у любовницы этот секрет. Теперь он лежал на кровати, притянув Раду к своей груди, и ласкал ее горячее, влажное лоно, не проникая внутрь. Она попыталась рукой направить его, но он задержал ее, продолжая нежно массировать и сжимать складки плоти. - Я правда не знаю куда…, - упрямо прошептала женщина. - Тихо, - зажимая ей рот поцелуем, пробормотал Владимир. Он перевернул ее на спину и обхватил ее ноги своими. Не в силах переносить дольше эту пытку, цыганка проговорила: - Кажется, ее увозил Долгорукий отец… Вознаграждение последовало немедленно. Поднявшись на руках, любовник трижды глубоко проник внутрь нее, и Рада вскрикнула от наслаждения. Вдруг Корф отодвинулся и произнес: - Давай выйдем наружу, уже стемнело. В этом фургончике я чувствую себя, как в западне. Рада понимала, что любовник ведет с ней жестокую игру. Проклятый барон возбуждал ее до такой степени, что она продала бы ему и свою душу. Завернувшись в шаль, цыганка выскользнула из дверей. Владимир следовал за ней обнаженный. Ему нравилось ходить без одежды, и он не чувствовал при этом своей незащищенности или стыда. И в естественности такого поведения тоже скрывалась животная суть Владимира Корфа. На берегу реки любовник уложил Раду в высокую мягкую траву, продолжая ласкать самые нежные участии ее тела. Напряжение нарастало, пока не сделалось невыносимым. - Ее увезли на запад отсюда, - выдохнула цыганка. Его пальцы скользнули от затвердевшего соска через живот женщины к набухшему бутону между ее ног, нежно сжимая его. Рука Рады ответила Корфу тем же, сдвигая кожу на его мощном орудии. Она умела довести мужчину до беспамятства, зная, как доставить неописуемое наслаждение и заставить молить о пощаде. Цыганка выгнулась навстречу глубоким проникающим движениям Владимира, она уже перестала что-либо соображать, когда он снова остановился и произнес: - Милая, ты знаешь, в фургончике все-таки было лучше. Рада почувствовала, что сейчас сойдет с ума, Корф доводил ее до самых вершин, только чтобы снова сбросить вниз. Она сдалась. - Охотничий домик Долгоруких! - выкрикнула женщина, и любовник грубо вошел в нее, зная точно, когда она достигнет пика. Затем терпеливо дождался ее возвращения. Вместе со способностью воспринимать окружающее к цыганке пришла мысль, что барон сам так и не испытал высшего наслаждения. Но Рада знала, что он и не хотел сейчас удовлетворения, и она стала ему не нужна после того, как назвала место. Владимир отнес женщину в повозку, положил на постель, оделся и, не произнеся ни слова, ушел. А в это время, лучшие люди третьего отделения во главе с графом Бенкендорфом, усталые и злые, прочесывали маленькие деревушки, пытаясь добиться хоть каких либо результатов. Совершенно не подозревая, о том, что князь Долгорукий договорился с цыганами о похищении собственной дочери, не желая видеть ее женой молодого барона Корфа.

ЛедиСтерва: Владимир, подгонял коня, спеша к охотничьему домику. Сейчас было не время, для раздумий. Потом, он все выяснит, потом. Сначала нужно спасти Анну. Вырвать ее из рук, цыганского стража и вернуть домой. А кто и зачем ее похитил, пускай расследуют люди Бенкендорфа. Главное, вернуть ее. Стали неважны, мелкие ссоры, обиды и капризы. Он спешил на помощь к Анне, к той которую поклялся оберегать и защищать, а Владимир Корф всегда держал свои обещания и клятвы. В охотничьем домике, возле камина сидело двое. Мужчина и женщина. Он был широк в широк в плечах и по своему красив, какой то дикой, суровой красотой. На его фоне, миниатюрная блондинка, казалась маленьким эльфом, заворожено глядящим на своего похитителя. Пламя от огня отражалось в ее глазах, неотрывно глядевших на мужчину. Сейчас им не нужны были слова. Его губы на ее лице повели медленное обольщение. Он целовал виски женщины, ее брови и очень нежно - веки. Прикосновения обжигали ее кожу, затем он принялся-слегка покусывать мочку ее уха, и у нее перехватило дыхание, когда кончик языка мужчины обвел по контуру ее губы. Он снова приподнял всю шелковистую волос женщины и, целуя ей шею, расстегнул и снял жесткий воротничок. Глаза мужчины продолжали порочную игру, впиваясь в ее рот. Он соблазнял ее и взглядом, и губами, и руками. Захватив пухлую нижнюю губку женщины, Он наслаждался ею, как спелой вишней. Его ловкие пальцы незаметно расстегнули платье, теперь ничто не преграждало им дорогу к нежной груди. Легко касаясь бархатистой кожи, он пробуждал в женщине неизведанные прежде чувства. Постепенно она начала понимать, что с ней происходит. Она сидела на коленях мужчины, его рука ласкала ей грудь, а его губы - все ее тело, она тоже была возбуждена. Ему все это доставляло такое наслаждение. Он был, смел и опытен, он любит повелевать и вскоре узнает все тайны ее тела. Он настойчиво, хотя и нежно, сдвигал платье все ниже с ее плеч, пока оно не упало на пол. Задыхаясь, она следила за его руками. Теперь настала очередь кружевного белья, и она почувствовала, как что-то твердое и пульсирующее прижимается к ее бедрам. Руки мужчины не останавливались, пока она не оказалась в одних чулках и подвязках. Он с трудом удерживал себя, та игра, что требовала силы и скорости, была сейчас не для него. Он хотел получить все - ее тело и душу. Он знал, как разжечь огонь страсти, когда начал шептать ей на ухо бесстыдные слова, в то время как его рука скользила по бедру и животу женщины, отыскивая самое тайное, самое интимное место, средоточие ее чувственности. Нежно и настойчиво мужчина продолжал раздвигать ее ноги, пока его рука не скользнула между ними. – Девочка моя - прошептал он, - Ты и представить себе не можешь, как часто я рисовал себе тебя, с того самого момента, когда впервые увидел тебя в таборе, я медленно сходил с ума…. Она спрятала лицо на шее мужичины. Его палец проник вглубь ее лона, и женщина задохнулась! Легчайшими движениями он гладил и ласкал ее, пока она не взмолилась: - Хватит! - Нет, если я остановлюсь сейчас, то ты не будешь удовлетворена. У твоего тела, так же, как у моего, есть свои желания. Надо довести любовную игру до конца, тогда ты сможешь испытать высшее наслаждение. Отдайся мне полностью, и я приведу тебя в рай. Женщина посмотрела мужчине в глаза и увидела там свое отражение. «Я уже стала частью него самого, - подумала она. - Я нужна ему». В это игре надо идти до конца, отдаваться полностью, не диктуя никаких условий! Подняв женщину на руки, Он уложил ее на меховую накидку и, зачарованный, несколько секунд любовался бархатистой кожей возлюбленной. Она игриво поставила ноги ему на грудь. Медленными дразнящими движениями он снял с нее один чулок и, не спеша избавиться от второго, принялся перебирать шелковые завитки между ее бедер. Она изогнулась навстречу его пальцам. Казалось, женщина провоцировала мужчину на более быстрые, решительные действия. Перевернувшись на живот, она потерлась о шелковистый мех. Это зрелище сводило его с ума, темные локоны жарким потоком струились по подушке, и он начал торопливо срывать с себя одежду. Его желание достигло такой силы, что уже причиняло ему боль, он стремился всем своим телом почувствовать мягкость и податливость тела столь желанной им женщины. Он сел на нее верхом и покрыл поцелуями ее спину, его ладони охватили груди женщины. - Повернись, - Нет, - смеясь, отвечала она, - у тебя такая жесткая шкура. - Сейчас тебе захочется еще большей жесткости, - хрипло пообещал он. Потершись ягодицами, женщина с восторгом услышала его стоны. Одним рывком он перевернул ее заглянув ей в глаза и опалив своим пламенем страсти. Гладкая кожа мужчины отливала темной медью, темные волосы покрывали его грудь. Она притянула к себе его голову, чтобы соединить их губы. Он больше не сдерживался - его поцелуи из нежных превратились в жаркие, требовательные, его рот стал жадным и грубым. Она сейчас не уступала ему в силе страсти, ее губы становились все более чувственными и жаждущими. Она позволила его языку проникать так глубоко, как он хотел, пробуя ее вкус. Разум покинул любовников, женщина дрожала, она была готова ко всему. Мужчиной руководила слепая, животная сила. Он раздвинул нежные складки плоти между ее ног и одним движением наполнил ее. Глаза женщины расширились от наслаждения. Его движения так возбуждали ее, что она невольно вскрикнула. Их близость была схожа с соединением жара и холода, любви и ненависти, жизни и смерти. Ощущения, зарождавшиеся так глубоко, уносили прочь все слова, все мысли. Это был смерч, шторм в океане. То, что чувствовали любовники, все нарастало, накатывало, вздымалось волнами, пока их не выбросило на берег. Их общий оргазм был слишком сильным, слишком захватил мужчину и женщину, чтобы они могли как-то сдерживаться. Крики, стоны, поцелуи - все смешалось. Страсть не была разрушительна. Она лишь рождала наслаждение и радость. В дверном проеме мелькнула тень, уходящего барона. Картина минуту назад, представшая его взгляду, перевернула всю его жизнь. Она, даже не заметила его прихода. Анна была поглощена любовной игрой с цыганским отродьем. И эту женщину, он барон Корф, собирался взять в жены? Болван, Корф, какой же ты болван! Отец, был прав, Анна превосходная актриса, она великолепно сыграла неприступную, ранимую, благородную девушку. А он дурак, ей поверил. А ведь внутренний голос, предупреждал, что если она так быстро смогла забыть Мишеля, и принять его предложение, то ее чувства не могут быть настоящими. Но если, она лишь хотела получить титул, выйдя за него замуж, то почему не отозвала помолвку, после того, как узнала, что она княжна Долгорукая? Ведь однажды, она уже с легкостью возвращала ему обручальное кольцо? Ответа, на эти вопросы у Владимира не было, но он и не хотел их знать. С этого момента Анна, нет не Анна, княжна Анастасия Долгорукая, перестала существовать для него. Владимира душила ярость, переходящая в тупую боль в сердце и злость на самого себя. Вернувшись в поместье, он обнаружил, что за его отсутствие обстановка в кабинете, только обострилась. К Мишелю приехала сестра, узнать есть ли новости об Анне. Увидев ее, Петр Михайлович, устроил скандал, обвинив, отсутствующего барона, в бесчестности, непорядочности и связях с особами, которые покрыли позором семью Долгоруких. Александр, еле сдерживая собственный гнев, пытался отговорить Репнина, вызывать князя на дуэль. Натали стояла, опираясь о стол, из последних сил сдерживая слезы, пытаясь словами остановить это безумие. Владимир вошел, как раз в тот момент, когда князь Долгорукий торжественно клялся наследнику престола, что как только найдется, он приложит все силы, чтобы отговорить ее от свадьбы. - Вам не понадобится, тратить свои силы, Петр Михайлович. – невозмутимо произнес барон. – Я отзываю помолвку. Ваша дочь, в полной безопасности, по видимому она решила, пару дней пожить в вашем охотничьем домике, но забыла нас предупредить. Выбор причины, по которой свадьба не состоится, я оставляю за вами. Затем отвернувшись, от онемевшего от удивления несостоявшегося тестя, обратился к Репнину: - Мишель, я смею просить твоего разрешения, сопроводить твою сестру в путешествии по Италии, если Наталья Александровна не против? - Владимир, не принимай поспешных решений, я, безусловно, доверю тебе сопровождать мою сестру в путешествии, однако, я не думаю, что сейчас ты способен правильно оценить ситуацию. Завтра вернется, Анна, вы все обговорите и забудете это маленькое недоразумение. - Нет Мишель. Завтра ничего не изменится. Недоразумением была, моя помолвка. Я думаю, мне стоит уехать на какое-то время.- горько усмехнулся Владимир, и повернувшись к Натали, повторил вопрос. – Вы не против моей компании, во время поездки Наталья Александровна? Натали, с трудом обретя способность говорить, прошептала: - Нет, Владимир Иванович, я буду рада вашему обществу, моя компаньонка не очень хороший собеседник, и я буду благодарна, если в скрасите мне компанию. Однако Мишель, прав, обдумайте еще раз ваше решение. Барон, наклонился и поцеловал ей руку: - Думать, не о чем, Натали. Завтра же после обеда, отправимся в Петербург, а оттуда в Италию. Прошу прощения, я очень устал, дом в вашем распоряжении. Сегодняшним вечером, будьте здесь за хозяйку. -Петр Михайлович, не смею вас больше задерживать. Князь Репнин, Ваше Высочество, прошу меня извинить. Встретимся за завтраком. С этими словами, он покинул кабинет. Следом за ним, вышел Князь Долгорукий изрыгая проклятья в адрес всех Корфов. Натали, сославшись на необходимость, отдать распоряжения насчет ужина оставила недоумевающего брата в обществе, уставшего цесаревича. - Ну, что ж Мишель, думаю, я знаю кто займет пост нового посла в Риме, - задумчиво произнес Александр. – Если я не ошибаюсь, а интуиция меня подводит редко, Вы не захотите пропустить свадьбу собственной сестры и лучшего друга? КОНЕЦ!



полная версия страницы