Форум » Альков » Украденная ночь длиною в жизнь » Ответить

Украденная ночь длиною в жизнь

ЛедиСтерва: Название: Украденная ночь длиною в жизнь Автор: Aleks-M. Соавтор: ЛедиСтерва. Рейтинг: R Герои: Владимир\Натали, Анна Сюжет: Им была дана только одна ночь... Но и этого оказалось достаточно, чтобы их жизнь изменилась навсегда...

Ответов - 6

ЛедиСтерва: - Мы должны остановиться... – пробормотала она между поцелуями. - Я знаю. – ответил он, отрываясь от ее теплых, влажных, таких притягательных губ. Затем вновь припал к ним, продолжая пить сладость ее уст. Это было самое настоящее сумасшествие. Они не знали друг друга... они забыли даже свои имена. Ведь страсти, не нужны имена. Она просто поглощает, затягивает в омут, не позволяя вернуться назад... Он прижал ее к стене, продолжая неистово целовать. Она закрыла глаза, полностью отдавая себя его ласкам. Она чувствовала его губы на своем лице. Он целовал ее виски... щеки... веки. Она сжимала его мощные плечи, цепляясь за него, словно ища спасения. Ее губы приоткрылись в немой мольбе... И он откликнулся на ее зов. Его язык скользнул в тепло ее рта. Из ее груди вырвался стон... стон страсти... стон желания. Его руки ласкали ее тело. Одной рукой он сжал ее грудь и большим пальцем водил по соску, который через мгновение затвердел, превратившись в маленькую горошину. Другой рукой он обхватил ее талию и прижал к себе. Она почувствовала силу его тела...ощутила его желание. Вот его губы опустились на ее шею. Слегка покусывая кожу, он целовал ее шелковистую плоть... затем нашел бьющуюся жилку и стал водить по ней языком. Она откинула голову назад, принимая его дерзкие ласки. Ее руки взметнулись вверх, и она зарылась пальцами в его волосы. Они щекотали ладони, доставляя неземное наслаждение. Вот рука, обнимавшая ее, начала опускаться ниже... Через секунду кожу на бедре обожгло его прикосновение. Он расстегнул несколько нижних пуговиц ее платья, чтобы позволить своей ладони скользнуть между ее бедер. Она вздрогнула, ощутив его руку, ласкающую ее там. И еще сильнее вцепилась в его плечи. Он нежно водил рукой у ее естества. Она шире расставила ноги, изнемогая от желая... и вот его палец скользнул внутрь... - Ах...– слетело с ее губ. Его палец погружался в нее, заставляя трепетать все тело. Она едва держалась на ногах... Если бы его тело не прижимало ее так сильно к стене, то она бы рухнула на пол. Он ускорил свои ласки, доводя ее до безумия... - Тебе нравиться? – прошептал он хриплым, полным истомы голосом. - Да... да...– выдохнула она в ответ. И через минуту мир для нее разлетелся на миллион осколков. Ее тело забилась в безумном танце экстаза. Она закричала не в силах вынести этого блаженства... Она сжала его плечи, и ее ногти впились в его спину. Он подхватил ее под ягодицы, и она обвила своими ногами его талию. Он зарылся в ложбинку между ее грудей. Ее руки начали опускаться все ниже и ниже... Он почувствовал, как ее ладошка легла на выпуклость его брюк... С его губ сорвался то ли стон, то ли рык. - Только не здесь... Где спальня? Она слегка кивнула головой в сторону соседней двери. Не разжимая своих объятий, он понес ее туда. Все было словно во сне... Ей казалось, что она видит себя со стороны. Где-то в сознании мелькнула мысль, что они поступают не правильно, но остановиться уже не было сил... Она слегка вздрогнула от прикосновения своей разгоряченной кожи к холодным шелковым простыням. Он продолжал осыпать ее поцелуями. пылкими... требовательными. Казалось еще чуть-чуть, и она не выдержит этой сладостной неги. На мгновение, он, отстранился от нее, а она, испугавшись, что он покинет ее, только сильнее притянула его к себе. В ответ она скорее почувствовала, нежели увидела улыбку на его губах. Он медленно освобождал ее тело от одежды. Пуговица за пуговицей... Она чувствовала его дыхание на своем животе... И вот уже его губы приникли к ее груди. Он обвел ее сосок языком, а затем вобрал в себя. Она запустила руки в его волосы, нервно теребя их... Ее тело извивалось под ним, доставляя ему необычайное наслаждение... Как же ей мешала одежда прикасаться к нему. Она попыталась стянуть с него рубашку, но руки, словно не были подвластны ей... Через мгновение он сам сорвал с себя рубашку, и комната наполнилась стуком падающих на пол пуговиц. Звук расстегивающейся молнии разрезал ночную тишину. Он отбросил свою одежду в сторону... туда, где уже лежало ее платье. Наконец она смогла прикоснуться к нему. Ее руки легли на его грудь. Она почувствовала биение его сердца под своей ладонью... это так напоминало ее собственное. Она закрыла глаза. - Посмотри на меня... – прошептал он. Она попыталась рассмотреть его лицо, но сумрак, укрывавший комнату, не позволял ей сделать этого. Только блеск его глаз прорезал тьму. Они горели пламенем... пламенем, в котором она готова была сгореть... Он вновь завладел ее ртом. Его руки блуждали по ее телу, опаляя своим прикосновение то грудь, то бедра... Он растягивал удовольствие, пытаясь подарить ей как можно больше сладостных минут. Но постепенно он начинал терять над собой контроль. Ее прикосновения разжигали огонь в крови, ее поцелуи лишали воли. Не было ничего, кроме ее ласк.. Но и она не могла больше ждать. Она хотела слиться с ним воедино, ощутить его в себе, полностью принадлежать ему... - Пожалуйста... – сорвалось с ее губ. Он понял ее мольбу. Он желал этого не меньше. Одним мощным толчком он проник в нее... Лунный свет робко озарил два обнаженных тела, сплетенных в извечном танце страсти. Они были так прекрасны, что луна невольно залюбовалась ими. Красивый мужчина с таким томлением смотрел на женщину, что можно было просто утонуть в его взгляде... Глаза же женщины сияли... сияли каким-то внутренним светом... светом, которому позавидовала сама луна. Вдруг, в лунном свете что-то блеснуло... блеснуло на правой руке мужчины... Кольцо... кольцо на безымянном пальце... Еще мгновение, и луна, устыдившись, спряталась за небольшое облако, решив оставить людей одних, не мешать их любви. Вот только одно ускользнуло от вездесущего света луны - на безымянном пальце женщины никогда не было кольца...

ЛедиСтерва: Он проснулся задолго до рассвета... На его плече покоиться ее голова, а он все никак не может поверить, что все это было на самом деле, что это не игра его воображения. Она пошевелилась. и неосознанно потерлась своим бедром о его ногу. Его тело мгновенно напряглось. Желание словно волной накрыло его. Руки еще сильнее прижали ее податливое тело к себе... ее волосы защекотали грудь. Он начал ласкать ее тело под тонким шелком покрывала. Он осыпал ее волосы легкими поцелуями, призывая из мира грез. С ее губ слетел тихий вздох... Она подняла голову и встретилась с ним взглядом. - Привет – прошептал он. - Привет– повторила она и, нагнувшись, впилась в его губы безудержным поцелуем. Ее язык проскользнул внутрь и переплелся с его... Он притянул ее к себе, одной рукой обнимая за талию, а другой - лаская лицо. Вот она поднимает руки, и, дразня, проводит ладонью по его груди, выводя пальчиками неведомые рисунки. Его тело вздрагивает от ее нежных, воздушных, едва ощутимых прикосновений. Она открывается от него, но всего лишь на секунду, чтобы сказать: - Если это сон, то я не хочу просыпаться...- то ли прошептала, то ли простонала она. Но он не дает ей договорить, захватив в плен ее уста. Ее грудь прижимается к нему... Его руки поглаживали ее спину, пробегая кончиками пальцев вдоль позвоночника. И тут волна наслаждения накрыла их с головой. Он переворачивает ее на спину, нависая над ней... Он всматривается в ее глаза, затянутые пеленой страсти, в подрагивающие от сладкой истомы губы. Она было словно кусочек воска в его умелых руках. Он покрывает поцелуями каждый кусочек ее тела, впитывая в себя ее силу... ее желание. Ее дыхание сбилось... сердце готово вырваться наружу. Их пальцы переплелись, слившись воедино. Вот его губы опустились на ее грудь. Она выгнулась к нему на встречу, словно моля не прекращать эту сводящую с ума пытку... Вся комната наполнилась каким-то дурманом... Они погружаются в негу страсти с головой... Его руки поглаживают внутреннюю сторону ее бедер. Она больше не контролировала свое тело... оно жило отдельно от разума. Сами собой ее ноги согнулись в коленях, а затем обхватили его тело. Другого приглашения ему и не надо было. Она почувствовала его плоть у своего истока... и в следующий миг он вторгся в нее, вызвав чувственный возглас, вырвавшийся из ее груди. Он медленно погружался в нее все глубже и глубже. Ее волосы разметались по покрывалу... на коже выступили капельки пота. Воздух наполнился их срывающимися с губ вздохами... вздохами страсти... трепета... мольбы. Она не уступала ему... быстро поймав ритм, она подстроилась под него. Они двигались в бешеном танце так, словно их тела были созданы друг для друга. Их страсть пылала... Языки этого пламени ласкали их, увлекая куда-то в другой мир. Мир безудержной страсти, необузданного желания, жаждущей плоти и мириад взрывающихся звезд...

ЛедиСтерва: Солнечные лучи ласкали ее лицо, упрашивая приоткрыть глаза. Она жмурилась, пытаясь спрятаться от света, наполнившего всю комнату. “Доброе утро” – будто шептали они. Как же ей не хотелось, чтобы начинался этот день. День, в котором уже ничто не будет так, как прежде. Эта ночь изменила их... изменила ее... Навсегда. Его рука покоилась на ее бедре... она чувствовала его дыхание на своих волосах. Он пошевелился. Она подняла голову и посмотрела на него. “Как же он красив,– подумала она, - как же мне хорошо с ним. Как я могла жить до него... и как же я теперь смогу жить без него?” Высвободившись из его объятий, она накинула на плечи халат и направилась в ванную. Холодный душ прогнал остатки ночного дурмана... Она стояла перед зеркалом и расчесывала мокрые волосы, когда совесть, еще несколько часов назад молчавшая, напомнила о своем существовании: “Ну что? Ты еще можешь смотреть себе в глаза? Тебе не противно? Отчего же ты молчишь?” - А что я могу сказать? “Ну хотя бы, что тебе жаль.” - А если это не так? Что, если я не жалею. “ Эгоистка... А ты подумала о нем? Что если сожалеет он?” - Я не собираюсь разбивать ничью семью. “Неужели? А что, по-твоему, ты вытворяла ночью?” - Это было помутнением рассудка... минутной слабостью. “Ну и какого это - поддаться слабости?” - Этого больше никогда не повториться. “Лжешь... Ты хочешь его, и ничто не поможет побороть твоего желания.” - Я справлюсь. – проговорила она так, словно хотела в этом убедить кого-то... но вот только кого? Она остановилась в дверном проеме, рассматривая его. Он словно почувствовал ее взгляд и открыл глаза. На его губах появилась сонная улыбка. Он слегка приподнялся и сел в кровати, расправив сбившуюся у ног простыню. - Доброе утро – услышала его низкий, с легкой хрипотцой голос. - Уже день – поправила она и подошла к окну, тем самым, отвернувшись от него. - Что-то не так? – спросил он, уловив холодные нотки в ее голосе. - Да. Тебе лучше уйти... – сказала она, не поворачиваясь к нему лицом. - Почему? – обманчиво спокойным голосом спросил он. Она глубоко вздохнула и, повернувшись, наткнулась на его изучающий взгляд. Его синие глаза приковывали. Где-то в их глубинах еще плескалась страсть, и все еще тлел озорной огонек. Она опустила глаза, и ее взгляд заскользил по его бронзовой от загара груди. Еще несколько часов назад она прикасалась к ней не только руками, но и губами. Ее стало затягивать в омут страсти... Она махнула головой, чтобы избавиться от этого наваждения. - Почему? – повторил он свой вопрос, не догадываясь о том, что происходит с ней в эти минуты. - Потому...- проговорила она и направилась к двери. Но он оказался ловчее и, спрыгнув с кровати, преградил ей дорогу. Она хотела обойти его, но он схватил ее за плечи. Попыталась оттолкнуть, но он был сильнее. - Объясни – потребовал он, все еще сжимая ее плечи. - Неужели ты сам не понимаешь? – спросила она и кивнула на его правую руку. Он проследил за ее взглядом и увидел кольцо... обручальное кольцо на своем пальце. Как же он мог забыть о своей жене? А ведь забыл... совсем забыл о ней, будто ее и нет вовсе. Он перевел взгляд на нее. В ее зеленых глазах стояли слезы. Она не думала о том, что он стоит сейчас перед ней обнаженным... Она ждала его реакции. Вот сейчас он опустит руки, оденется и уйдет... уйдет из квартиры, из ее жизни... навсегда. Но нет! Вместо этого он притянул ее к себе и сжал в объятиях. Она уткнулась ему в грудь и закрыла глаза. Этого оказалось достаточно, чтобы слезы прозрачными ручейками заскользили по ее щекам. - Я не оставлю тебя. – уверенным голосом проговорил он. - Ты должен. – прошептала она и тут же испугалась своих слов. Он отстранил ее от себя и заглянул в заплаканное лицо. Затем взял его в свои ладони, наклонился и поцеловал. Нежно... успокаивающе. Он легонько провел кончиком языка по ее сомкнутым губам, упрашивая их приоткрыться. Но она только плотнее сжала их, пытаясь сопротивляться уже вспыхнувшему в крови желанию. - Пожалуйста... – прошептал он. Она посмотрела на него. В его глазах было столько мольбы, страсти, трепета. Она чувствовала, что он хочет ее, не меньше чем она его. Но как же быть? Это всего лишь поцелуй... последний поцелуй... И она сдалась. Он уловил тот миг, когда она капитулировала, и припал к ее губам вновь. Из его груди вырвался радостный стон, когда она приоткрылась на встречу его требовательному языку. Она, пробежав пальчиками по его груди, обняла за шею и теснее прижалась к нему. Одной рукой она гладила его спину, другую запустила в его волосы. Его руки исследовали ее тело. Ненадолго задержались на поясе, и через мгновение халатик соскользнул с ее плеч. Он слегка приподнял ее и понес к кровати, не переставая целовать. Опустив ее на шелковые простыни, он прилег рядом. Его руки гладили ее тело, пробуждая в нем желание. От его умелых прикосновений она вся затрепетала... Но совесть вновь решила напомнить о себе: “Я же говорила! Ты не сможешь устоять.” Мгновенно ее рассудок прояснился, и смысл происходящего раскаленными иголками начал вонзаться в разум. - Нет! – почти прокричала она. Оттолкнув его, она спрыгнула с кровати и стянула за собой простыню. Прикрываясь ей, чтобы скрыть наготу, она продолжала повторять: - Нет... нет... нет... Она отвернулась, пытаясь усмирить дрожь, завладевшую всем ее телом. Он тоже поднялся с кровати и тихо подошел к ней сзади. Попытался обнять ее, но от его прикосновения она сжалась и как пружинка отскочила в сторону. - Что случилось? – он никак не мог понять, почему она ведет себя так странно. - Ты женат! – выкрикнула она, но ее голос сорвался, и уже чуть тише она добавила, - неужели тебе этого мало? Он молчал. Лишь вновь попытался обнять. Силы покинули ее, и она погрузилась в его объятия. Хотелось плакать, но слез уже не было... Сколько они так простояли, никто из них не мог сказать: миг? минуту? или больше? Но, немного совладав с собой, она прошептала: - Пожалуйста, уйди... уйди, пока можешь. Если останешься, то ты пожалеешь об этом решении. Наша связь ничего хорошего нам не принесет. Возможно не сразу, но все же ты начнешь раскаиваться и сожалеть, но будет поздно что-то изменить и вернуться назад... -Никогда! – он прервал поток ее слов. – Никогда, слышишь? не пожалею о том, что встретил тебя... о том, что мы провели эту восхитительную ночь. Я найду выход. От этих слов она слегка вздрогнула и, подняв голову, посмотрела прямо ему в глаза. - Да? Что же ты сможешь предложить? Встречи урывками в отеле или у меня на квартире?- она замотала головой и опустила глаза. – Нет. После этого нам будет противно смотреть на себя в зеркало. Он приподнял ее лицо за подбородок, тем самым, заставляя посмотреть на себя: - Я хочу быть с тобой. - А как же твоя жена? Ты о ней подумал? – с горечью спросила она. - Я разведусь, - в его голосе было столько уверенности, что она ни на секунду, ни на миг не усомнилась в его словах. Она высвободилась из его объятий и отошла на шаг назад. Как бы ей хотелось согласиться с ним, но она не могла... Перед ее глазами все еще стояло лицо матери, когда отец сообщил ей, что уходит к другой. В этот день ее мать умерла. Нет не физически – духовно... Она никогда не простит себе, если разрушит его семью и причинит боль другой женщине, пусть она никогда и не видела ее. Но счастье, полученное за счет чужого горя, не принесет радости. Ее постоянно будут мучить угрызения совести, которые омрачат каждую минуту, которую она будет проводить с ним. Она замотала головой. Ее каштановые волосы взметнулись в воздух и вновь опустились на плечи. - Нет. Зачем тебе это? Ты ведь даже ничего не знаешь обо мне! - Знаю. Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь. – Он сделал шаг и оказался в сантиметре от нее. Она же, не отрываясь, смотрела на него. - Например, когда я вот так смотрю на тебя, твои щечки начинают постепенно краснеть. Когда я прикасаюсь к тебе, - он провел костяшками пальцев по контуру ее лица, - твое тело отзывается на мои ласки. В твоих глазах я вижу отражение целого мира. В твоем голосе слышу самые прекрасные мелодии. В твоих поцелуях я чувствую вкус жизни. – он нагибался к ней все ближе и ближе... Еще миг и их уста сольются в поцелуе... Но в последний момент она отвернула голову и его губы скользнули по ее щеке. Но это не остановило его. Он притянул ее еще ближе к себе, продолжая покрывать легкими, дразнящими поцелуями ее лицо. Она, упершись кулачками ему в грудь, пыталась освободиться. Но так тяжело было сражаться с ним, а еще тяжелее бороться с собой... - Прекрати...- с трудом проговорила она, - это всего лишь игра... игра, в которой нам не суждено одержать победу. - Ты ошибаешься – проговорил он, на секунду оторвавшись от нее. - Нет. Ведь тебе дорога твоя жена, - она едва смогла выдавить из себя эти слова. – Остановись на секунду и подумай о ней! В комнате воцарилась тишина. Давящая, угнетающая тишина... В эту секунду каждый из них думал о своей судьбе... Она решила, что если сейчас он вновь заявит, что хочет быть только с ней, то пусть так и будет. Они справляться с этим. Вдвоем они смогут все преодолеть... Только он должен быть уверен, что хочет этого. А он спорил сам с собой. Перед глазами возник образ жены. Милое, такое родное лицо с большими светло-голубыми глазами, нежной улыбкой озаряющей лицо и маленьким, слегка вздернутым носиком. Когда она чем-то была не довольна, то слегка морщила его, от чего становилась похожа на эльфа. Она была одной из тех женщин, от которых веяло теплом и семейным уютом. Он так любил иногда просто наблюдать за ней... то, как она поправляет свои светлые волосы, как порой задумчиво смотрит куда-то. Она любит его своей тихой любовью, а он... Ведь он был счастлив с ней, его все устраивало... Так что же изменилось?..

ЛедиСтерва: Так что же изменилось?.. Изменился он. Он устал. Устал давать не получая ничего в ответ. Его жена была нежным, почти эфемерным созданием, которое нужно беречь и любить. Нельзя сказать, что она ничего не давала в замен, но ему было мало. Но как же часто за последние полтора года в душу закрадывалось ощущение того, что он вымаливает у нее тепло или ласку. Обнимая в руках женщину, благодаря которой он узнал каким радостным и красочным бывает мир, он пытался вызвать в памяти момент, когда его жена проявляла инициативу, лишний раз прикоснуться, поцеловать. У него была идеальная жена. Она не донимала его расспросами, что и как у него на работе, ограничиваясь лишь тем, что он сам ей рассказывал. Она не спорила с ним. Его всегда ждал готовый ужин, в доме было уютно…но холодно. Жена никогда не устраивала ему сюрпризов, не звонила лишний раз, просто, что бы сказать что – любит. Она- замечательная женщина, ему казалось что он нашел совершенство. Женщину, ради которой он станет рыцарем, защитником, всемогущим волшебником, исполняющим каждое желание своей принцессы. А оказалось, что он просто мужчина. Мужчина из плоти и крови, которому нужно, что бы с ним спорили, которому хочется, чтобы в него вдохнули жизнь. Потому как сам, ощущал себя бронзовой статуей. Даже в минуты наивысшей близости с женой, он был вынужден сдерживать свою страсть, боясь утомить ее, испугать и быть отвергнутым. Когда то давно, еще в начале их брака, он однажды приехав домой в обед, залюбовался женой и не выдержав, обрушил на нее лавину своей страсти, прямо в столовой и…нет он не получил отказ, всего лишь непонимание. Он не разлюбил ее, просто с тех пор, что бы не пугать своего эльфа он решил изменить себя. Стать сдержанным, достойным, заботливым мужем. И он им стал. Стал и почти сам в это поверил. Пока не повстречал ту, которая замерла в его руках, ту которая оживила бронзовое изваяние, ту от близости которой кровь быстрее бежала по венам. Ту, рядом с которой так радостно и легко дышать полной грудью. И это не страсть и вожделение. Эта женщина покорила его своей добротой и отзывчивостью. Живым умом и чувством юмора, нежностью и заботой. Она не боялась с ним спорить, подшучивать над ним. Она возродила в нем его настоящее я, и приняла его, таким, какой он есть. С ней он мог не быть идеальным, не был обязан всегда быть лучшим, он не боялся показаться слабым, потому как знал, что она все равно будет рядом. В те моменты, когда усталость накрывала его с головой, и окружающее теряло свой смысл, лишь одним прикосновением руки и светом столь прекрасных зеленых глаз, она как будто вдыхала в него силы и уверенность в завтрашнем дне. А те мгновения, которые, он пережил вместе с ней прошлой ночью, переродили его заново. Ему теперь казалось, что если ему придется еще хоть раз проснуться без нее, он просто умрет. Он не хотел отпускать ее. Да чувства к жене не шли, ни в какое, сравнение с теми чувствами, которые он испытывал к этой женщине. Он был готов развестись. Ради того, чтобы быть рядом с ней, он был готов на все. Но он слишком хорошо знал ее, она бы ему не простила, что ценой их счастья станет печаль другой женщины. Она не простит ему, того, что он так легко отказался от своего брака. Он не мог так с ней поступить... Его руки соскользнули с ее плеч. Он отошел от нее... Она поняла что проиграла. Она отвернулась и произнесла: - Уходи. И забудь обо всем этом, - она кивнула в сторону кровати... и через секунду скрылась за дверью.. Он не пытался остановить ее, только с какой-то грустью смотрел ей вслед. Разум твердил, что он поступает правильно, а сердце... оно предательски дрогнуло. Но как всегда разум одержал победу. Он начал одеваться... Закрыв за собой дверь ванной, она прислонилась к ней спиной. Она могла прогнать его, но смотреть, как он собирается – это было выше ее сил. Даже через закрытую дверь до нее доносились шорохи одежды и его шаги. - Ну скорее бы он ушел... “Молодец девочка... Знаешь, а ведь у меня были сомнения.”- услышала она ехидный голосок своей совести. - Оставайся при них же... “Ну, ну... не надо злиться на меня. Ведь он сам решил вернуться к жене. Видно она для него гораздо важнее тебя.” - Замолчи. – она обхватила голову руками, пытаясь унять этот противный голос. Через несколько минут она услышала тихий стук в дверь. - Я ухожу, но перед этим должен сказать тебе кое что очень важное, - он на миг умолк, надеясь, что она все же откроет дверь. Но ответом ему была только тишина. Он прислонился к двери и прошептал: - Я люблю тебя.- как порой тяжело произнести эти слова. Они застревают где-то там внутри и просто невозможно их выдавить из себя. Но только не сейчас... Сейчас эти слова легко слетели с его губ, ведь вместо него говорило его сердце. Через мгновение хлопнула входная дверь. Он ушел... ушел, так и не узнав, что по ту сторону двери, опустившись на холодный кафельный пол, молодая женщина повторяла, словно в бреду снова и снова: - Я люблю тебя…я все равно люблю тебя…. Сколько она так просидела, она не знала. Но вот она поднялась с пола и, стянув с себя покрывало, залезла под душ и включила воду. Струйки воды бежали по ее телу смывая воспоминания о его прикосновениях. Напряжение, сковывающее ее тело, постепенно проходило. Она расслабилась и на нее сразу же свалилась такая усталость, что она едва устояла на ногах. Обернув влажное тело большим махровым полотенцем, она вышла из ванной. С трудом добравшись до пастели она присела на ее край и начала осматриваться по сторонам, словно хотела что-то найти. “Он исчез навсегда, не оставив тебе ничего на память.” – ликовала совесть - Я знаю... знаю... – отвечала она. Затем опустила голову на подушку и через минуту погрузилась в вязкую пустоту. Проснулась, когда за окном уже была ночь. Рядом никого не было. Он ушел... ушел еще днем. Она уткнулась лицом в подушку и зарыдала... зарыдала от внутренней боли, от одиночества, от горя. И вдруг ее сердце, заглушая голос разума, воскресило картину из далекого детства. Тот день, когда ушел отец. Как навсегда потухли глаза ее матери, но сегодня она смогла осознать, то, что увидела в глазах отца – нежность и боль. Она вспомнила, его слова о том, что любовь не может существовать как данное, что ее нужно подпитывать вниманием, теплом и доверием, на протяжении всей жизни, что человека нужно принимать таким, какой он есть. Эти слова стали ее жизненным кредо. И только сейчас, она смогла понять, о чем говорил отец, прося прощение у матери за то, что не смог стать тем человеком, которого та любила. Извинялся за то, что не может дать ей невозможное. Приподнявшись, она обняла подушку, все еще хранившую тепло и запах мужчины. Как будто он не уходил. Этой ночью, она стала старше на любовь. И мысленно обняв любимого, она сказала вслух то, что побоялась сказать из-за двери ванной комнаты: -Я тоже люблю тебя. Береги себя. Не сгуби себя. Она уткнулась лицом в подушку, чтобы скрыть слезы, текущие по ее щекам и разрывающие ее сердце. Лунный свет постепенно наполнял всю комнату... Но, добравшись до кровати, лучики замерли. Они осветили девушку, чьи плечи сотрясались от рыданий. “Отчего она плачет?” Но луне не нужны объяснения. Она поняла все. Ей довелось многое повидать. Она была свидетельницей не только пылких признаний, страстной любви, но и ссор, разрывов и разлук. Она знала, что жизнь людей не усыпана лепестками роз, скорее их путь выстлан шипами... И вот эта девушка, еще вчера казавшаяся счастливее всех на свете, теперь оплакивала свою судьбу... Луна озарила ее голову, пробежалась по волосам, словно пытаясь погладить их и успокоить ее. “Ну тише... тише, - будто шептало она, - не стоит плакать. Ведь впереди тебя ждет много счастья. Счастья с тем, кого ты любишь. Он твоя судьба, а от судьбы не убежишь. Она все равно настигнет тебя, поймает в свои сети и больше никуда не отпустит... Ты оплакиваешь потерю любимого? Не стоит, он ведь отдал тебе частичку себя... Она теперь в тебе и всегда будет рядом. Береги ее...” Но девушка не слышала этих слов, продолжая заливаться горькими слезами. Луна же постепенно начинала клониться к горизонту, при этом загадочно улыбаясь...

ЛедиСтерва: Вернувшись домой, он не встретил ни упреков, ни вопросов. В идеальной квартире, его встретила – идеальная жена. Все было так же, как и всегда. За исключением того, что теперь он не чувствовал вкуса еды, не слышал слов, которые слетали с губ его жены, воодушевленно о чем то рассказывающей. Ему стало все равно. Он смотрел на нее, своего сказочного эльфа, и пытался найти ответы на, казалось бы, простые вопросы... -Почему ты согласилась стать моей женой? Этот вопрос, слетел с его губ прежде, чем он осознал, что именно он, не давал ему покоя столь долгое время. - Ты все решил за меня. Тогда, когда прошла пора первой любви, окончившись горечью предательства, ты как вихрь ворвался в мою жизнь. Я боялась всего, казалось, даже дуновение ветерка сможет меня сломать. Но ты был рядом. Такой сильный, уверенный. Наш брак, казался закономерным итогом, последним штрихом к тому, что ты создал для меня. Супружество принесло мне, долгожданный покой и уверенность. Тогда, я наверно и полюбила тебя. Я всегда буду тебе благодарна. За все. За твою заботу, за нежность, за мою галерею и за гармонию в душе. Я создала тебе уютный дом, в который ты мог бы вернуться после тяжелого дня. Старалась не волновать тебя лишний раз, ведь ты и так взял на себя решение всех задач. Иногда мне кажется, что тебе этого мало. Мне грустно... грустно оттого, что не могу дать тебе и половины того, что ты подарил мне. Я часто думаю, что же мне сделать, чтобы отблагодарить тебя... Но не могу придти к какому либо решению. - Тогда, позволь мне, в последний раз решить за тебя. Эпилог. Сидя в после родовой палате, он вглядывался в зеленые глаза, черноволосого мальчугана и благодарил судьбу - за возможность обрести то, что казалось навсегда потерянным, за еще один шанс ухватится руками за счастье и больше не отпускать его. Он перевел взгляд на женщину, мирно спящую, невероятно прекрасную и такую любимую. Он так долго шел к ней. Слишком долго. И на этот раз, он не уйдет. Блики заходящего солнца, выплясывали только им известный танец на ее лице. Она открыла глаза и увидела самую прекрасную картину, в своей жизни: отец и сын в лучах уходящего дня. Её душа, больше не хотела слушать доводы разума, она просто была счастлива. Она больше не отпустит его. Зеленые глаза встретились с синими. Слова им были не нужны. Бесконечная радость наполнила пространство, по которому эхом пронеслись всего три слова - Я люблю тебя… Конец.

Gata: Не очень люблю ситуации, когда мужчина уходит из семьи к другой женщине, но бывает и так, что остаться - гораздо разрушительней для всех. Вспоминаю из Талькова: Да, я бы мог, конечно, отпустить Тебя, но это не поможет Чужому горю, ведь простить Меня мой дом уже не сможет. Расстаться можно и любя, Боль рассосется понемногу, Но только, обманув себя, Мы обмануть не сможем Бога... Веруня, спасибо за эту душевную вещицу с клубничным ароматом и за то, что в ней нет сильно пострадавших



полная версия страницы