Форум » Альков » Надежда, Вера и Любовь. » Ответить

Надежда, Вера и Любовь.

ЛедиСтерва: Название: Надежда, Вера и Любовь. Автор: ЛедиСтерва Жанр: Зарисовка по мотивам БН. Мелодрама. Рейтинг: PG-16 Герои: Владимир Корф, Елизавета Долгорукая. Упоминаются: Мария Алексеевна, Иван Иванович, Андрей и Наташа Долгорукие, Михаил Репнин,Сонечка, Забалуев, Анна, прислуга. Примечание 1: Цитата, с которой начинается фанфик, взята с разрешения автора - Klepa Примечание 2: В фафике использованы, частичные и немного переделанные текста песен: Дельфин - "Надежда", И. Шотт - "Нежно", куплет песни "Еще один день", исполнитель к сожалению не известен и песня из кинофильма "Гардемарины" в качестве эпилога.

Ответов - 8

ЛедиСтерва: Владимир открыл самый нижний ящик стола и из-под стопки бумаг достал пожелтевший от времени листок. Он помнил каждую буковку, каждую запятую…. Глупец! Разозлившись на собственную сентиментальность, Владимир свернул письмо в трубочку и поднес к свече. Сжечь? Рука безвольно повисла в воздухе. Барон закурил трубку и предался воспоминаниям. Он помнил не только каждую строчку письма, он помнил каждую черточку автора. Он помнил, как загорались ее глаза, когда она смеялась. Помнил, как не мог не ответить улыбкой на улыбку. Ее голос до сих пор слышится ему. Не единожды он просыпался по ночам от того, что ему мерещился ее нежный шепот, те слова, которые она прошептала тогда, в их последнюю встречу…. я буду ждать…я люблю тебя…. Столько лет он жил воспоминаниями, они согревали его холодными ночами в горах, когда казалась бы отчаянье охватывало его. Он держался за тонкую нить сохранившихся в памяти образов, он должен вернутся, ведь ОНА ждет его. Каждый раз после боя, он закрывал глаза, и ее лицо вставало перед ним, затмевая и стирая весь ужас окружающего мира. Ее письма стали его талисманом, он хранил их в нагрудном кармане и ни пуля, ни вражеский штык не посмели потревожить их. Среди своих друзей по оружию, он слыл заговоренным, но Владимир знал, это ее любовь хранит его. За годы, проведенные на войне, он почти смог простить отца. Понять своего родителя он никогда не сможет, но принять таким, какой есть - научится. Воочию, убедившись, как хрупка и коротка жизнь, Владимир переоценил все, чем он жил раньше. И лишь, единственное, осталось неизменным. Его любовь к ней. Юношеское восхищение переросло в глубокое всепоглощающее чувство. Кто бы мог подумать, что красавец, лихой поручик Корф, любимец женщин, окажется однолюбом. И вот он вернулся. Вернулся героем, что бы она и отец могли им гордится. Но то, как его встретили родные края, повергло его на грань отчаянья. Там на Кавказе, он жил надеждой и находил в себе силы к противостоянию. А здесь, в стенах родного дома… у него опустились руки. Владимир, поднялся и подошел к окну, попутно захватив со столика бокал с коньяком. В голове пронеслись строчки, которые сочинил его однополчанин: Не осталось ни сил, ни ощущения боли, Тоской изъедена душа, и присыпана солью, Все катится в пропасть, причем уже не в первый раз, И равен нулю, смысл дружеских фраз. Все кому-то подарено, потерянно продано… И сердце кровью облитое, за ужином подано, Осталась только грязь на дне карманов одежды, И какое – то чувство, что–то вроде Надежды… Он вспомнил, как, не успев переступить порог, столкнулся с Доктором Штерном… Попросить прощения у отца он уже не успел. Дальше удары судьбы посыпались как из рога изобилия. Марья Алексеевна начала тяжбу с поместьем, но это теперь не его забота, отец завещал поместье Анне. Анна же попросила освободить ее дом после 9го дня. Но самым тяжелым, для Владимира оказалось известие, о том, что Лиза, его Лиза, уехала в Московское поместье, готовится к свадьбе с польским графом Гагаринским. Он до последнего не верил этому, но Сонечка, честнейшее создание в Двугорском уезде, разбила его робкие надежды, подтвердив слова княгини Долгорукой. Единственное, на что хватило сил у Владимира, это написать письмо своему верному другу Михаилу Репнину, о своем возвращении в столицу в скором будущем, с просьбой проследить за приготовлением городского дома к его возвращению. Ты изначально один и даже если есть друг, Он не увидит всех бед на ладонях твоих рук, Он за тебя не станет смелым, если ты оторопел, И за тебя сказать не сможет то, что ты сказать хотел. Он может только помочь, если что-то не так, Когда глаза твои застелит безысходности мрак, Когда слезы ровно делят на три части лицо, И не осталось надежды на себя самого… Безумно одинокий и измученный барон Владимир Корф, продолжал стоять у окна. У него не осталось семьи, его лишили родового гнезда, у него отобрали его любовь. Но зашедшая в кабинет девушка, видела лишь гордо расправленные плечи и величественную осанку. Ничто не выдавало того, какие отнюдь не веселые мысли кружили у него в голове Надежда будет уходить, и возвращаться много раз, Всегда держа на расстоянии заветный алмаз, Я без надежды убит, тоской на вылет прострелян, Потому что я надеялся, а не был уверен… Не знала она и того, что в эту минуту скупая мужская слеза, впервые за много лет текла по щеке молодого офицера.

ЛедиСтерва: Елизавета Петровна Долгорукая, противилась помолвке с графом Гагаринским изо всех сил. Приводила все мыслимые и не мыслимые доводы. Но Мария Алексеевна, оставалась непреклонна в своем решении сосватать свою старшую дочь за польского графа. После второго побега дочери, княгиня вызвала Лизавету в кабинет, где показала письмо старого барона Корфа, в котором тот писал о невозможности свадьбы Елизаветы Петровны со своим сыном Владимиром, по причине гибели последнего. Нежная, невинная и чистая душой, она не могла и подумать о том, что Иван Иванович, согласится еще не на такой обман, лишь бы княгиня Долгорукая повременила с тяжбой. Несколько строчек, написанных безжизненным, сухим, официальным тоном подкосили колени у молодой княжны. Упав в кресло, она не заплакала. Ее глаза оставались сухими, не смотря на то, что сердце разбилось на много маленьких осколков, которые острыми лезвиями впивались в душу, причиняя почти физическую боль. Мир перестал существовать для нее. Он был не нужен ей, если в нем не было Владимира. В тот день она согласилась на брак, с графом, горя желанием поскорее уехать в Москву, что бы не видеть вокруг себя места, где каждое деревце напоминало о любимом. Все о чем она попросила маменьку, это перед отъездом простится со старым бароном, которого привыкла считать свекром. В ожидании Ивана Ивановича она оглядывала стены кабинета, как будто прощаясь с любимым, вспоминая ту единственную ночь, перед его отъездом на Кавказ, которую они провели в объятьях друг друга на шкуре медведя перед камином. Закрыв глаза, она вспоминала как блики огня играли в черных как смоль волосах Владимира, как в его бездонных глазах цвета стали отражалась нежность и ответная любовь. Ее ладони как будто вновь, ощутили жар его атласной кожи и силу напряженных от еле сдерживаемой страсти мускулов на его спине… Анна, как не кстати заиграла на рояле и Лизавете вспомнились куплеты из запрещенного романс, который она слышала в цыганском таборе, как раз в то утро расставания… Остыл твой дом, и все о чем мечтала… Пусты слова, и снова все сначала… ….. Забыть как сон, бесконечной ночи, Кто виноват уже не важно… … Одна ночь как жизнь и только шепот горячих губ, нежно…. нежно.. За что мне эта боль? Кто же выдумал эту роль?... нежно..нежно… …. Нарисуй рассвет и соленый ветер, И слез моих никто не заметит…. …. Но я живу и знаю рядом где то, Твои следы, твое дыхание… Не надо обещаний, последний выстрел последних желаний, Оставь мне на прощание, твой смех, мой грех и я поверю в любовь! Я повторяю вновь… Одна ночь как жизнь и только шепот горячих губ, нежно…. нежно.. За что мне эта боль? Кто же выдумал эту роль?... нежно..нежно… Не в силах больше находится в поместье Корфов, она в слезах выбежала из кабинета, буквально на пару минут разминувшись с Григорием, который пришел сообщить радостную новость, после месячного молчания, пришла весточка с Кавказа, барчук возвращается домой.

ЛедиСтерва: Спустя неделю, княжна Елизавета Петровна Долгорукая, после официальной помолвки, и подписания документов о приданом отбыла в Москву, готовится к свадьбе. Через пару дней в Пскове, к ней должна была присоединится, Натали, жена старшего брата Андрея. Но она от чего то задерживалась, и оставшись один на один со своими мыслями Лиза, была на грани истерики. В каждом темноволосом офицере ей мерещился Владимир. Ночами ее преследовали сны из воспоминаний. Вот они с Владимиром скачут во весь опор по весеннему русскому полю, вот он дарит ей букет полевых цветов. Владимир склоняющийся к ней для поцелуя, на фоне закатного неба. Вот он прокрался как Ромео, к ее окну что бы пожелать спокойной ночи и подарить алую розу, сорванную в ее же оранжерее. И конечно же их ночь. Ночь полная обещаний и клятв, ночь полная любви, надежды на скорое возвращение и веры друг в друга. Однажды проснувшись в слезах, Лиза долго не могла заснуть. Ей хотелось выть от обиды на то, что она еще жива, когда его больше нет. И склонившись над столом, росчерком пера, стала перекладывать свою боль на бумагу. Открываю глаза, еще раз, еще один день Для меня, без тебя, наступает час Снова наступает миг, музыка уж едва звучит, Надо снова жить, надо заново построить мир, Надо быть другой, и тебя уже не будет рядом Не узнаешь, не встретишься со мною взглядом. Расспыпаюсь, не радуюсь и не скучаю, Ждать или не надеяться знаю, не имею права… Довести свое стихоплетство, до конца ей было не суждено. Дверь в ее комнату с шумом открылась, и ее взору предстала растрепанная Наташа. - Лизонька, как хорошо, что ты не спишь. У нас для тебя есть новости. Накинь халат, сейчас Андрей с Мишелем, моим братом, ты его должна знать, все тебе расскажут. Михаил Репнин, конечно же она его знала. Он был лучшим другом Владимира, они много раз втроем выезжали на конные прогулки. А в Петербурге, часто коротали время за беседой, если Владимир задерживался в казармах. Тупая боль, вновь сковала ее сердце, но она заставила себя улыбнуться. Вскоре, в комнату вошли мужчины, Михаил зачем то держал в руках графин с бренди, Андрей, казалось, нервничал еще больше, чем в день свадьбы. - Лиза, ты лучше сядь. – охрипшим голосом начал он. И подождав, пока она сядет, продолжил: - Лиза, Владимир жив! Когда княжна очнулась от обморока, она выслушала о событиях последних дней, о возвращении Владимира, о тяжбе с поместьем, об обмане и смерти старого барона, о том, что Анна со своим будущим супругом Забалуевым, предводителем местного дворянства обвинили маменьку в убийстве, что бы спасти поместье. Все происходящее казалось Лизе сном, и лишь одна мысль словно птичка, закованная в клетку, билась у нее в голове, Владимир жив… он жив… Воспользовавшись, сложившимися семейными обстоятельствам и ввиду ареста матери, она написала записку графу Гагаринскому о расторжении помолвки, и тотчас отправилась в обратный путь. И вот она вновь в кабинете, в поместье Корфов. Владимир неподвижно стоит у окна, и как будто не замечает ее присутствия. Стараясь ступать как можно тише, она подошла к нему. Обняла руками за талию и склонив голову ему на плечо, едва слышно прошептала: - Владимир…

ЛедиСтерва: Его имя произнесенное, столь дорогим его сердцу шепотом и прикосновение ее рук, вывели барона из забытия. Он боялся пошевелиться, что бы не спугнуть видение. - Лиза? - Здравствуй любимый, как же давно мы не виделись… Он медленно повернулся и прижал ее к груди, зарывшись лицом в волосы любимой. - Лиза, Лизонька. Девочка моя. Господи, как же я соскучился. Но как? Ты здесь? А твоя свадьба? Лиза подняла голову, заглянула в глаза любимого и увидела на щеке Владимира, влажную дорожку от слезы. Сердце екнуло, замерло на миг и вновь застучало с каждым ударом все быстрее. Она провела пальчиком по его щеке и принялась покрывать поцелуями его лицо. - Никакой свадьбы не будет. Владимир, Володя, Володенька, милый, любимый мой. Прости меня я не знала, я думала что ты умер, твой отец, он… он прислал записку, где сказал что тебя больше нету. Мне было все равно, пойми меня…. - Тише, тише, любимая моя. Лизонька. Какой же красавицей ты стала. Потом все потом. Главное что ты рядом, я тебя никому не отдам. Слышишь меня? Не отпущу больше и не отдам… Он накрыл ее губы своими. Лиза ждала, нет жаждала этого поцелуя. Она знала, каким сладостно – восхитительным теплом разольется он по всему телу. И приоткрыла рот навстречу его неторопливым ищущим губам. Робко прикоснулась языком к кончику его языка. Владимир глухо застонал, и губы его стали настойчивее, а рука скользнула по обнаженному плечу. Он зарылся лицом ей в шею, бормоча какие то несвязные слова и осыпая страстными поцелуями, а пальцы тем временем расстегивали пуговицы ее платья. Владимир снова припал к ее губам. Лиза пальчиками перебирала его густые, темные волосы. Он же нежно и чувственно гладил ее щеку кончиками пальцев, а твердые губы становились все более дерзкими и требовательными… Наконец он слегка отстранился и продолжал с нежностью смотреть на нее сверху вниз, очерчивая указательным пальцем ее пылающие, припухшие от поцелуев губы. - Лиза, я люблю тебя. Я безумно люблю тебя. Я не смогу без тебя… Его хриплый шепот, находил отклик в самых потаенных уголках ее сердца. - Володя… - Лиза. Я хочу чтобы ты стала моей женой. Я хочу каждое утро просыпаться, рядом с тобой, любить тебя, оберегать. Я хочу, что бы у нас были дети, я буду исполнять все ваши капризы….Лиза… - Да. Любимый мой. Да. Я больше никогда, никуда от тебя не уеду. Я подарю тебе сына. Я хочу каждый вечер засыпать у тебя на плече, и первое что видеть утром это твои глаза… Владимир подхватил невесту на руки, и понес в спальню. Бережно, нежно опустил он ее на широкую кровать. Потом выпрямился, сбросил на пол одежду и улегся на постель рядом с Лизой. Откинув волосы с ее раскрасневшегося лица, он осыпал его мелкими легкими поцелуями. - Девочка моя…. Владимир любовался каждым изгибом ее тела, открывавшимся его взору, пока он умело, с доводящей до исступления неторопливостью снимал с возлюбленной один предмет одежды за другим и осыпал ее поцелуями и ласками. А когда он стянул шелковые чулочки с ее длинных стройных ног, в нежном шепоте, восхвалявшем красоту ее тела, звучало такое искреннее восхищение, что Лиза не могла даже вообразить, что такие слова способны сорваться с губ мужчины. Владимир крепко прижал Лизу к себе. Она откинулась на подушки, открывая плавный изгиб шеи его ищущему рту. Губы их слились. Поцелуй пронзал страстью и сладостной нежностью, а руки Владимира продолжали скользить по ее телу. Губы Владимира скользнули по ее щеке к уху, кончик языка защекотал мочку. Теплое дыхание ласкало ее лицо. Владимир отпустил ее плечи, руки гладили грудь, обвились вокруг талии. Пальцы ласкали шелковистую впадинку между бедрами, от чего по всему телу Лизы разлилось жаркое пламя. - Кожа у тебя как бархат… - шептал Владимир. Погладил ладонью живот и сдвинул ладонь на шелковистый холмик волос. Он наклонился и так крепко поцеловал ее в губы, что Лиза едва не задохнулась. Обхватив его голову руками, она еще ближе притянула его к себе, хотя это казалось, уже невозможно. - Владимир… - взмолилась она. – поцелуй меня… вот здесь, - и она сдвинула его голову к груди. Он осыпал нежно круглившуюся плоть мелкими легкими поцелуями. Затем его язык начал очерчивать линии груди и соска, и Лиза содрогнулась от желания. А почувствовав, как его губы сомкнулись на соске, словно со стороны услышала свой собственный сладострастный стон. Он нежно прикусил сосок зубами, потом слегка приподнял голову и начал играть с ним языком. Лиза вцепилась пальцами ему в плечи – под гладкой кожей перекатывались твердые мускулы. Она совсем уже расхрабрилась – погрузив кончики пальцев в волосы у него на груди и начала гладить и перебирать их, с любопытством обследуя маленькие коричневые соски. И с восхищением отметила, как участилось его дыхание. - Лиза, какая же ты сладкая… - прошептал Владимир, а его пальцы ощутили теплую влагу между ее бедрами. Она ответила томным вздохом. Владимир наклонился и в поцелуе, которым он впился ей в губы, чувствовался оттенок торжества. Он приподнялся над ее телом и обрел сокровище, которое искал. Погрузил всю свою силу в ее мягкую плоть и слегка нажал. Но движения рук, лежавших на его спине, и приподнятых бедер, обхвативших его тело, побуждали его не медлить более. Они любили и принадлежали друг другу, тела воссоединившись, казалось уносились в неизвестном направлении, затягивая в водоворот блаженных ощущений, и в какой-то момент одновременно взорвавшись, рассыпались радужными брызгами сладостной неги... В ту волшебную ночь, после долгой разлуки, встретились двое влюбленных. А на небе зажглись три звезды: Надежда, Вера и Любовь, которые сопутствовали барону и баронессе Корф на протяжении их долгой и счастливой жизни. Как жизнь без весны, весна без листвы Листва без грозы, и гроза без молнии. Как годы скучны, без права любви Лететь на призыв или стон, безмолвный твой. Так годы скучны, без права любви Лететь на призыв или стон, безмолвный твой. Увы, не предскажешь беду, За миг я удар отведу, Пусть голову сам, за это отдам Гадать о цене, не по мне, любимая. Дороги любви, у нас не легки, За то к нам добры, белый мох и клевер. Полны соловьи счастливой тоски, И весны щедры, возвратятся на север к нам. Полны соловьи счастливой тоски, И весны щедры, возвратятся на север к нам. Земля, где так много разлук, Сама повенчает нас вдруг, За то, что верны мы птицам весны Они и зимой нам слышны, любимый мой.

Gata: Верунь, спасибо за счастливую историю про В и Л До сих пор испытываю к этой паре особенную нежность. Из твоей истории можно было бы сделать большой-пребольшой роман :) Но так, в формате короткого рассказа, даже лучше - успеваешь и поволноваться за героев, и порадоваться за них к финалу, и при этом не ждешь томительно проды - всё сразу, к полному удовольствию ЛедиСтерва пишет: Сонечка, честнейшее создание в Двугорском уезде Эта характеристика меня донельзя позабавила ЛедиСтерва пишет: Анна со своим будущим супругом Забалуевым, предводителем местного дворянства обвинили маменьку в убийстве, что бы спасти поместье Вот тот случай, когда искренне сочувствуешь МА (если она, конечно, и вправду не причастна к смерти старого барона) и желаешь ей удачи в тяжбе с поместьем - уж Вова бы нашел средство вытребовать именьице в качестве приданого за Лизой :))))

ЛедиСтерва: Gata пишет: Верунь, спасибо за счастливую историю про В и Л До сих пор испытываю к этой паре особенную нежность. Из твоей истории можно было бы сделать большой-пребольшой роман :) Но так, в формате короткого рассказа, даже лучше - успеваешь и поволноваться за героев, и порадоваться за них к финалу, и при этом не ждешь томительно проды - всё сразу, к полному удовольствию У этого фика оч интересная история. Читая Клепины "Души наизнанку" одно описание так врезалось в мое созание, так сильно задело за живое...что с разрешения автора я именно с него начала этот фик...так что бы В и Л как можно быстрее были вместе

Gata: ЛедиСтерва пишет: У этого фика оч интересная история. Читая Клепины "Души наизнанку" одно описание так врезалось в мое созание, так сильно задело за живое...что с разрешения автора я именно с него начала этот фик...так что бы В и Л как можно быстрее были вместе Верунь, спасибо еще раз и тебе, и твоей музе Клепе за такую сладкую ВовЛизу! Сколько волнительных и приятных сердцу воспоминаний!

Ифиль: ЛедиСтерва пишет: Через пару дней в Пскове, к ней должна была присоединится, Натали, жена старшего брата Андрея. Но она от чего то задерживалась, и оставшись один на один со своими мыслями Лиза, была на грани истерики. ы-ы-ы)) Мой родной городок! ЛедиСтерва пишет: о том, что Анна со своим будущим супругом Забалуевым, предводителем местного дворянства обвинили маменьку в убийстве, Вот так вот ты с Анной! ЛедиСтерва пишет: В ту волшебную ночь, после долгой разлуки, встретились двое влюбленных. А на небе зажглись три звезды: Надежда, Вера и Любовь, которые сопутствовали барону и баронессе Корф на протяжении их долгой и счастливой жизни. Как все-таки мало счастливых историй про Вов/Лизу! Замечательная подборка стихов!



полная версия страницы