Форум » Альманах » Рассказы от Falchi » Ответить

Рассказы от Falchi

Falchi: Рассказы от Falchi Автор: Falchi Жанр: разный Герои: все из БН Рейтинг: PG и ниже

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Falchi: Девочки, спокойно, я понятия не имею кто Нюрин жених. Да это и не важно, главное что с Владимиром расстались окончательно и бесповоротно. Кстати, это финал рассказа)) Светлячок пишет: Она ничего не делает просто так. Пришлёпала убедиться, что Вове без нее хуже, чем ей без него? Ну почему? Анне тоже может улыбнуться счастье, к тому же она бывает искренна и ей смысла нет терзать Вовочку сейчас.

Lana: Жених - Фыфкин))))А я уж на продолжение губу раскатала Только по-мне, Анне не надо было приходить, так уж совесть мучила из-за недосказанности, письмо бы ему написала. Мало ли наследник прав, и Вова дома ее портрет в красный угол поставил и поклоны земные на него бьет. Но, раз конец, значит и правда Аня счастлива с женихом, а увидеться пришла потому что, Владимир какая-никакая, а семья. Все довольны, все счастливы, особливо я за ВовНату

Gata: Чуть не прослезилась над прощальной сценой вованны. Не шучу, чесслово :) То есть никакой уже не вованны, а Вовы и Нюры. Оба - просто ангелы понимания. Как у Чехова - объяснение в нелюбви сделало их во сто крат счастливей любовного Наигрались с памятью, и убрали с глаз долой. Надо жить будущим. А Саня, по ходу, так и остался у всех двугорских выходцев семейным психотерапевтом ))) Рита, спасибо! И за саму историю, и за то, что не оправдала наших опасений, что Нюренция может осложнить начавшую налаживаться Корфову житуху Светлячок пишет: Представить это хилое существо с затянутыми узлом волосами рядом с нежно мной любимым графом - страшный сон Если эта блоха попытается приземлиться на рукав графского мундира, Беня ее стряхнет щелчком пальца на какой-нибудь кактус :)


Светлячок: Falchi пишет: Девочки, спокойно, я понятия не имею кто Нюрин жених Так ты же не указала имена, явки, пароли. Я заволновалась. Falchi пишет: Ну почему? Анне тоже может улыбнуться счастье, к тому же она бывает искренна и ей смысла нет терзать Вовочку сейчас. Как она умеет улыбаться и терзать я помню. Правильно - пишите письма. Наша бумажная промышленность работает хорошо (с) Falchi пишет: Кстати, это финал рассказа)) Уже? Очень хорошо написано и я губы раскатала дальше читать. Gata пишет: Если эта блоха попытается приземлиться на рукав графского мундира, Беня ее стряхнет щелчком пальца на какой-нибудь кактус :) Ваня, я ваша навеки (с)

Falchi: Lana пишет: Анне не надо было приходить, так уж совесть мучила из-за недосказанности, письмо бы ему написала. А мне кажется, это было бы немного нечестно или выглядело так, будто она струсила. Потом когда смотришь человеку в глаза говорить легче и легче понять что он думает по поводу твоих слов. Gata пишет: Как у Чехова - объяснение в нелюбви сделало их во сто крат счастливей любовного Вот, ППКС! Гатита знает, как я люблю Чехова Светлячок пишет: Так ты же не указала имена, явки, пароли. Я заволновалась. Свет, ну ты что? Как вообще можно было такое обо мне подумать. Нюра и Беня - ну не шути так пожалуйста Спасибо за отзывы!

Роза: Falchi пишет: Нюра и Беня - ну не шути так пожалуйста Я такое даже шуткой не восприму. Falchi, жаль что так быстро закончилась эта история. Но ты права - всё сказано и герои нашли своё счастье. Дальше было бы "все счастливые семьи счастливы одинаково...".

Falchi: Откровенно говоря, планировался еще эпилог с участием Наташи, но я затормозмла слегка на предмет его надобности

Четвёртая Харита: Пропустила два последних отрыка. Очень понравился третий. Falchi пишет: Владимир в ожидании разглядывал гостиную, пробегая глазами по знакомым, расставленным в почти немецком порядке предметам мебели. Либо Мишка не выпускает супругу из спальни больше чем на полчаса, либо у них слуги - мечта хозяйки. Потому как большего художественно приготовленного кавардака, чем в комнате у Лизаветы не было нигде. И его она привносила в любое помещение . Falchi пишет: Владимир точно знал, что без своего любимого предмета гардероба Натали никогда никуда не выходила. Ну как можно не любить Натали. Женщина до кончиков ногтей . На этой фразе я выпала в осадок: Falchi пишет: Тебе уже предложили что-нибудь выпить? – Ты знаешь, Миш, как-то не хочется, Что же Натик-то творит. Любимый кем-то Вовочка и без бокала. Нонсенс . Falchi пишет: – Володя, я давно хотел с тобой о ней поговорить, - Мишель оставил последнее замечание Корфа без ответа, - Скажу тебе честно, мне не нравятся твои ухаживания за ней. Настоящий брат с их мужской логикой. Значит, ему компанию с Вовочкой водить можно и по тюрьмам мыкаться, а девушка прогулялась и всё, уже лезем в бутылку. Falchi пишет: Репнин на секунду изменился в лице, окинул взглядом подарок, затем вновь в упор посмотрел на барона: – Потому что я слишком хорошо тебя знаю, чтобы поверить в то, что ты так быстро забудешь женщину, ради которой готов был перевернуть весь мир. – Да отчего же другое? – Корф повысил голос, - Разве ты не был готов ради нее бежать на край света, не рисковал своей честью, свободой, жизнью? Не дрался из-за нее на дуэли с лучшим другом? Не сходил с ума от ревности, когда узнал про ее жертву во имя вашей любви? И все же ты понял, что ваши чувства не были настоящими и теперь ты любишь другую. Смею надеяться, искренне. Так почему ты отказываешь в этом мне? Если серьёзно (у меня просто настрой не располагает к серьёзностям, но я честно постараюсь), то здесь правы оба из-за разницы характеров и, не знаю как сказать точнее, отношению к любви. Михаил очаровывается постепенно, медленно. Это было и в отношениях с Анной и с Лизой(сейчас я посмотрела, говорят их быстро слепили. Это не так ИМХИО, наоборот медленней даже чем МишАнну. В той он сразу разглядел женщину, даже не подумав узнать какой она человек, а в Лизе наоборот. Сначала присматривался к её человеческим качествам, а потом, поняв что она из себя представляет, увидел женщину. По-моему это ценнее.) Владимир же основывается на ярких впечатлениях. И Натали тоже, но из-за положения в которое попали, они словно оказываются в чужой шкуре и ещё и поэтому так тянули с признаниями. Но по счастью опять же Корфа торкнуло на спектакле и неожиданно оказалось, что они за это время успели стать дорогими друг другу людьми. Им просто невероятно повезло, потому как в любом другом случае ИМХИО подменяли счастье впечатлениями и гонялись бы за ними без конца. ИМХИО именно это было у Корфа и Анны и у Алекса с Натали. Считается, что Владимир хорошо знал Анну, её достоинства и недостатки, но судите сами. Нормального мальчика отдавали в корпус ещё в раннем возрасте и приезжал он только на каникулы, на очень короткий период, чтобы узнать такого закрытого и погружённого в себя человека как Анна. Потом Кавказ, Индия и т.д. Жил он в основном в Петербурге, в то время как Аннушка в деревне. Опять же ИМХИО, но Корфу здесь ещё нет 25 по характеру. Значит, каким образом он мог её особенно знать? Анна - не Натали, у той всё на глазах общественности, достаточно вспомнить, что её отношения с Андреем прилюдно обсуждали при ней же все начиная от Нарышкиной и зканчивая императрицей. С Анной такое просто невозможно, т.е. даже общие вещи о ней Владимиру было выудить трудно не то, что узнать о её душевных переживаниях на которые господа сценаристы вообще плевали с высокой колокольни. Поэтому опять же ИМХИО, но Анна являлась для Корфа тоже ярким впечатлением(ну, точнее яркой любовью в этом смысле). Про Алекса и Нату всё ясно. В общем ребятам (т.е. Владимиру и Натали) просто повезло, что они равны по положению и в каком-то смысле не чужие друг другу люди, которые могут позволить себе не думать о внешних факторах. Может социальное неравенство и хорошо в сериале, но в жизни в тяжёлых ситациях найти общий язык с человеком чувствующим себя на равных легче, это происходит на автомате в силу воспитания, общих жизненных ценностей, понимания своего долга и т.д.. Т.е. если совпадают вышеперечисленные факторы, то человек автоматически становится словно родным. А там уже либо любит, либо нет - это зависит исключительно от самих людей. Т.е. я говорю не о подходящести по определённым критериям, невозможно заставить полюбить пустой набор каких-то качеств, а о том что уровень старта отношений выше, чем с внешними заморочками. Ой, Рита, прости засранку, развела тут монологи. Больше не буду. Спрячу под кат. Falchi пишет: Она совершенство, идеал, достойный восхищения, мы оба кинулись в этот омут с головой, чуть не переубивали друг друга, не спрашивая, чего она хочет на самом деле. Этот факт меня несколько смутил. Так он по-прежнему воспринимает Анну идеалом, а себя просто невписывающимся в нужные рамки? Falchi пишет: Только рядом с ней я осознал, что любовь не должна приносить страдания, наоборот, давать новые силы, побуждать радоваться каждому новому дню, не оглядываясь на то, что было. Любовь не пламя, которое сжигает все на своем пути, и если я не кричу всем и каждому о своих чувствах и не вызываю на дуэль всех подряд, это еще не значит, что я не люблю… Рита, спасибо за фразу. Я чуть не разревелась, когда читала. Согласна абсолютно с каждым словом. Falchi пишет: – Ну, извини, извини, - княжна обняла его за шею, - Новые шляпки были просто загляденье, я не могла оторваться! – А, то есть шляпки тебе дороже меня? – Владимир в нетерпении покрыл шейку возлюбленной поцелуями, - Право слово, мадемуазель вы неисправимы. – Ты знаешь, с точки зрения пользы, шляпки, безусловно, выигрывают. Лето в этом году обещали дождливое Falchi пишет: Натали негромко охнула, все так же не отрываясь смотрела Корфу в глаза, будто пытаясь понять взаправду ли это, затем быстро перевела взор на кольцо: – Какое красивое! – вдруг воскликнула она – замешательство тут же сменилось восторгом, - И мой любимый изумруд! Спасибо, Володя, спасибо! – Наташа, - с легкой укоризной заметил барон, - Я жду вашего решения. Или мне нужно встать на колени? – Ни в коем случае! Терпеть не могу мужчин, встающих на колени. А насчет моего ответа, - в зеленых глазах княжны запрыгали лукавые искорки, - Я же должна еще подумать… Falchi пишет: Еще немного, еще совсем чуть-чуть, и она войдет в этот дом – красивая, сияющая, щебечущая точно весенняя птичка и навсегда будет с ним, навечно станет его женой. Очень смеялась. По-моему такой реакции на кольцо на пальце ещё никто не описывал. Нравятся мне их диалоги безумно. Твоя Натали пожалуй одна из немногих в фиках(да этих Наток по пальцам одной руки можно пересчитать), которая отвечает моему видению героини. Не зануда и совсем ещё молодая девушка, которая сможет развеселить любимого. (Вот кто как, а я считаю это одним из главных качеств в женщине вообще. Кстати, поэтому ещё люблю и сериального Лизка. Мишка с неё просто угорал, судя по всему) Даже забываешь, про эти все стенания в конце сериала. P/S Закругляюсь, иначе бедный автор захочет прибить читателя со столь буйными излияниями. В качестве небольшого оправдания могу сказать только, что у мну сейчас Античное право, а это дико скучная вещь. Но придётся потерпеть ещё разок. Напишу о ВовкоАннушкином разговоре.

Falchi: Ого, Даш! Огромное спасибо за такой отзыв, мне очень приятно Я отвечу по-тихоньку ближе вечеру, на работе мысли не сформулировать в нужном ключе.

Четвёртая Харита: Часть вторая моего жуткого отзыва. я его сама пугаюсь когда вижу . Могу сказать точно Рита - ты отожгла. Falchi пишет: Корф склонился к ее руке и тут же заметил на безымянном пальце тонкое золотое колечко с бриллиантом. Прежде такого украшения у нее никогда не было. Да мы знаем . Вовочка у нас не поклонник бриллиантов, то аметисты, то изумруды. Не видать Натке элемента С, как своих ушей. Ну и ладно, значит на цирконы перейдёт. А поскольку не было и при ИИ, то видимо отторжение алмазов - наследственное. Аннушка же - бриллиант чистой воды, вот они и не сошлись характерами. Falchi пишет: – Разумеется, я с вами согласна и очень устала выслушивать все эти предположения и наставления. Но не так давно цесаревич рассказал мне, что у вас серьезные намерения к княжне Репниной и возможно вы скоро поженитесь. Я очень обрадовалась, подумала, что вы нашли свое счастье и, наконец, всем будет ясно, что между нами более ничего нет. Однако вместо этого Александр Николаевич стал убеждать меня поговорить с вами, вернуть пока не поздно… Ай да Алекс, ай да сукин сын. Заботливый он наш. Вовику Натку до свадьбы выпускать из дому нельзя, а то может и без невесты остаться. Саня ж у нас страшно убедительный чел... Falchi пишет: С самого начала между нами все было неправильно и то, что мы создали, не имело будущего. С этим согласна. С танца Саломеи всё приняло извращённую форму и если поначалу, до танца мне хотелось ВовАнны, то потом нет. А если серьёзно, то замечательно что они избавились от горечи последней встречи. И мне, например, не нужно продолжения. Главное что они теперь оба живые люди в полном смысле этого слова. Вот разговор с Анной был должен произойти, потому что что бы не было они - близкие люди и нести этот груз на сердце всегда слишком жестоко как по отношению к ним самим так и по отношению к их половинкам. Правда Корф для меня здесь неожиданный, взрослый что ли. В сериале он тоже стал таким в конце, но тогда нависла такая безнадёжность, что даже хэппи-энд МишЛизы меня не радовал.

Gata: Falchi пишет: Откровенно говоря, планировался еще эпилог с участием Наташи, но я затормозмла слегка на предмет его надобности С точки зрения литературной композиции, вроде бы, не нужно. Но, Ритуль, ты же понимаешь, с каким удовольствием мы бы почитали

Falchi: Название: «За пять минут до рассвета» Автор: Falchi Рейтинг: PG Жанр: зарисовка, альтернатива Герои: Владимир/Ольга Владимир откинулся на спину, коснулся затылком смятой подушки и неторопливо заложил руки за голову. По потолку медленно проплывали тени от зажженных свечей. Он глубоко вздохнул: в комнате было жарко, даже немного душно. Декабрь выдался холодным и слуги не жалели дров для хозяйской спальни - огонь в камине горел не переставая целый день и почти весь вечер, отчего к полуночи, в ней стало так трудно дышать, что хотелось даже открыть окно, несмотря на поднявшуюся метель. – Пить хочется, - требовательно пробормотал рядом капризный женский голос, - Барон, налейте мне вина. Корф обернулся на соседнюю подушку, слегка усмехнулся. Пани Калиновская, оказывается, тоже уже не спала. Ни слова не говоря в ответ на ее просьбу, барон протянул руку к ее лицу, запустил пальцы в длинные сбившиеся после минувшей ночи волосы. Красоту русых локонов полячки он заметил еще давно, на том памятном балу у Потоцких, и, находясь в его поместье последние несколько дней, она также ничуть не смущалась распускать их, отчего все больше походила на дикую лесную кошку или мифическую колдунью, но лишь сегодня перебирая их в своих пальцах и осыпая поцелуями он по-настоящему почувствовал невероятную будоражащую силу их притяжения. Ольга тряхнула головой, точно отталкивая от себя его руку, затем лениво приподнялась на локте: – Я хочу пить, - повторила она уже громче, - У вас здесь так жарко. – Proszę, pani, - Владимир протянул Калиновской бокал вина, - Не могу позволить дорогой гостье умереть от жажды. Ольга перехватила хрустальную ножку фужера и с жадностью преподнесла его к губам. Сделав пару глотков, отставила бокал в сторону и вновь перевела взгляд на барона. Одна крохотная капелька вина так и осталась на ее нижней губе, подрагивая в отблеске пламени свечей. – Какая у вас обольстительная родинка, - Корф перевел взгляд с ее рта на наполовину прикрытую одеялом грудь, - Странно, что не замечал ее раньше. – И вовсе не странно, мои платья достаточно сдержаны, - теперь пани сама провела ладонью по волосам, - Я не принадлежу к числу тех женщин, которые раскрывают мужчинам все свои секреты сразу. Владимир снисходительно улыбнулся, тоже налил себе вина. Минувшей ночью он занимался любовью с Ольгой Калиновской. Это то, что сначала было неожиданным и безумным, потом наполнилось острым наслаждением, сменилось секундной растерянность и, наконец, уступило место расслабленности и успокоению. Вчера вечером дикая кошка одержала верх: раззадоривающая, временами то утихавшая, то вновь вспыхивающая страсть, которую пробуждала в нем эта женщина, вырвалась наружу, когда дерзкая пани как обычно без приглашения зашла к нему в кабинет, дразнила и с наслаждением злила его, ударяя по самому больному, когда склонилась губами к его губам, одновременно, будто невзначай спустив платье с плеча. Вызывающая самоуверенная дерзость словно свела его с ума, он до синяков сжал ее руки, надеясь посильнее встряхнуть, вышвырнуть ее вон, оттолкнуть и никогда не позволять быть столь близко, но вместо этого притянул к себе и впился поцелуем в полуоткрытые губы. Ольга точно все знала и ждала его, не мешкая не секунды ответив на поцелуй. Платье треснуло по швам и упало к ее ногам, через пару минут за ним отправился сюртук и рубашка барона. Еще мгновение и их обоих захватил сумасшедший вихрь, такой же невероятный как и то, что происходило между ними сейчас, пьянящий, стирающий из памяти и сознания все кроме охватившей обоих страсти. О чем думала Ольга теперь, Владимир не знал, но самому ему было легко и спокойно. Дурманящая красота пани пару часов назад сводившая его с ума, теперь казалась просто приятной и пикантной, ее острый язычок, еще вчера доводивший до бешенства, забавным дополнением к ее красоте, а совсем недавно казавшаяся преступной тяга к ней понятной и естественной. Давно уже ему не было так хорошо с женщиной, - настоящей, чувственной, искушенной любовницей так умело заманившей в свои сети, и вместе с тем такой непредсказуемой и непокорной, пробуждающей одним своим взглядом все новый и новый жгучий интерес. – Признайте, барон, что я победила, - словно угадав его мысли, прошептала Ольга, - Вы не смогли устоять передо мной. – Осмелюсь предположить, вы тоже не разочарованы, - отозвался Корф, - Может, сойдемся на ничьей? – Вы замечательный любовник, Владимир, - нарочито равнодушно проговорила Калиновская, - Но соблазнила вас я. Признайте поражение и примите его с честью. Барон беззвучно рассмеялся, приподнялся на локте, несколько секунд пристально смотрел в насмешливое лицо полячки: – Что вам нужно, Ольга? – Простите? – кокетливо изогнула бровь пани. – Я не дурак и не слепец, мадемуазель, - ответил Владимир, - И прекрасно понимаю, что вы забрались ко мне в постель не из великих чувств. Это была ваша очередная игра, которой я поддался. Теперь я хочу знать, зачем вы ее затеяли? Калиновская лениво потянулась на постели, придвинула сползшее с груди одеяло: – До чего же вы предсказуемы, господин барон, - язвительно отозвалась она, - Как и все мужчины, едва отойдя от страсти тут же начинать упрекать женщину в коварстве. Может, мне просто было скучно в поместье, а вы интересны и привлекательны, - Ольга вновь преподнесла к губам бокал с вином, затем подала его любовнику, - К тому же между нами так много общего. – Вы находите? – Корф отпил из предложенного фужера, - Пока у нас с вами только общая постель. Но и это, боюсь, ненадолго. – Ну отчего же только постель? Мы с вами оба с разбитым сердцем утоляем боль в вине и страсти. Вы любите другую женщину, которая вас отвергла, я люблю мужчину, с которым не имею права быть вместе. Чем не начало для романа? –пани улыбнулась очаровательной улыбкой, - Мы могли бы быть прекрасной парой. – А с чего вы взяли, что у меня разбито сердце? – невозмутимо ответил Владимир, - Я спокоен и счастлив, живу в своем поместье, веду хозяйство, пью вино, встречаю гостей и получаю удовольствие от такой жизни. – Не морочьте мне голову, барон, - прервала его Калиновская, - Совсем недавно вы дрались на дуэли со своим лучшим другом. Из-за женщины, - она понизила голос, - Из-за Анны… Корф резко отставил бокал, правая скула его слегка дернулась и напряглась – всего на секунду, но от Ольги не укрылась его реакция на неожиданно произнесенное ею имя, и она тут же еле заметно улыбнулась, довольная произведенным эффектом. – Ну и что с того? – Владимир уже успел взять себя в руки, - Когда-то я дралcя на дуэли с самим наследником престола. Кажется, из-за одной прекрасной польской пани… Однако не любил ее ни секунды. – Нет, не смешивайте эти две дуэли. Прекрасная польская пани вас мало интересовала, вам важнее было удовлетворить свое оскорбленное самолюбие. Из-за нее вы стрелялись с цесаревичем, но никогда бы не стали целиться в своего единственного друга… Знаете поговорку? – Ольгин голос стал вдруг мягким и бархатным, - Мужчина все может отдать верному другу - все, только не ту женщину, которую любит. Я сразу поняла, что ваше сердце занято. – Ваша проницательность вас подвела, мадемуазель. – Бросьте притворяться! – Ольга положила руку Владимиру на плечо, - Вы можете швырять перчатку в лицо хоть самому черту, если не поделите с ним дамскую юбку, но любить будете только вашу маленькую очаровательную птичку со сладким голосом и миловидным носиком… В этом мы с вами тоже похожи, - пани придвинулась еще ближе, склонилась к лицу барона, - Я могу делить постель с вами, но всю жизнь останусь верна сердцем Александру. – Моя любовь Анне не нужна, - отрезал Владимир, снимая руку Ольги со своего плеча, - Вы были счастливы с наследником хотя бы краткие мгновения, мне же никогда не испытать подобного с любимой женщиной… Кстати, еще одна причина по которой я не послал вас вчера вечером к черту. – Да, я была счастлива, - пани отодвинулась в сторону, приподнялась на подушках, - Пока вы все не разрушили. Ваш минутный порыв и непроходимое упрямство стоили мне слишком дорого. Когда мужчины меряются силами и доказывают друг другу свое превосходство, чувства женщины их интересуют меньше всего. Мне жаль Анну, представляю, как ей тяжело было пережить дуэль. – Мы бы не смогли решить сложившуюся ситуацию иначе, - угрюмо ответил барон, - Никто не хотел отступать. – А спросить любимую женщину, чего она хочет, вы оба не пробовали? Уверена, вы сцепились как два петуха в надежде, что Анна кинется на шею выигравшему в вашей с князем драке только за то, что счастливчик стал победителем. Но любовь женщины не приз, ее нельзя просто взять и вырвать из рук противника. Ее надо заслужить. – Бог мой, пани, - с сарказмом воскликнул барон, - Где ж вы были раньше с вашими советами? – Не иронизируйте, вы знаете, что я права. – Дуэль была единственным выходом. И я, и Репнин так считали. – И что же вам дала ваша дуэль? Что вы сделали, чтобы добиться расположения Анны? Чуть не пристрелили ее возлюбленного? Жаль, не убили, она бы оценила. Отпустили ее в Петербург, помахав вслед платочком? Ради этого нужно было затевать кровавые игры и мучить себя и окружающих? Как благородно! А главное, так действенно в борьбе за ее сердце, – Ольга снова повернулась к Корфу, приблизилась к нему, почти прижавшись губами к уху - Вы неудачник, Владимир. Вы самый большой неудачник из всех кого я когда-либо видела. Рот барона скривился в усмешке, через мгновение его ладони крепко сжали локти пани, а сама она вновь оказалась в его объятиях: – И это говорит мне женщина, еще несколько дней назад готовая наложить на себя руки из-за того что навечно отвергнута любимым? – спросил он крепко придавив ее к кровати и нависнув всем телом. Глаза Калиновской сузились: – Принято. Ничья, - прошептала она, не пытаясь вырваться, - Значит, вы признаете, что между нами гораздо больше общего чем вам того хотелось бы? – Что вам нужно? - повторил Корф свой давний вопрос. – Давайте заключим сделку. Вы везете меня в Петербург и устраиваете встречу с Александром. А я помогаю вам с Анной, - освободив руку из его захвата, Ольга провела ладонью по щеке барона, - Все остальное, столь понравившееся вам сегодня ночью, также входит в условия. Пока нам обоим не наскучит. Владимир нахмурился, отпустил второй локоть польки, позволяя ей выбраться: – Не вздумайте приближаться к Анне, - глухо произнес он, - Иначе я собственноручно сверну вам шею. – Я не сделаю ей ничего дурного, - рассмеялась Калиновская, - Просто помогу понять, что она вас на самом деле любит. Вам нечего беспокоиться за вашу прелестницу. Женщина опасна для женщины только тогда, когда они обе влюблены в одного кавалера. Но я на ваше сердце не претендую. – Вы же понимаете, что ваши отношения с наследником обречены, он скоро женится, - Владимир вмиг переменил тему разговора, - Вы ничего не добьетесь. – А это уже моя забота, - Ольга нежно провела пальчиком по его губам, - Я могу на вас рассчитывать? Барон не ответил, только проследил взглядом за ее движением. Стоило ручке пани коснуться его, как дыхание участилось, и он вновь безотчетно потянулся к ней, целуя обнаженное плечо и шею. – Вот и прекрасно, - томно улыбнулась пани, ловко уворачиваясь от его губ, - Велите заложить карету к десяти утра. И ни капли не смущаясь, Калиновская выскользнула из постели, сдернула со стула покрывало и, завернувшись в него с головы до пят, направилась к двери. – Далеко собрались в таком виде? – полюбопытствовал барон, наблюдая за любовницей. – В свою комнату, собирать вещи. Я должна быть неотразимой, когда увижусь с Александром. Корф усмехнулся, проводил ее взором и растянулся на кровати. Рассудок отказывавший ему сегодня весь день вновь прояснился. Полежав в постели еще с полминуты, он поднялся, натянул брошенный неподалеку халат и направился к письменному столу. Быстро вытащил из ящика лист бумаги, обмакнул перо в чернила. Испещрив несколько страниц, он вдруг мгновенно скомкал их, швырнул в полыхавший камин. Затем встал из-за стола, налил себе еще один бокал вина, прошелся туда-сюда по комнате. За окном занимался рассвет, воющая всю ночь метель стихла, сменившись дрожащим на зимнем ветру затишьем. Барон постоял посреди спальни еще с четверть часа, потом опять вернулся к бюро, снял с него колокольчик. На звонок в дверях комнаты появилась лохматая голова разбуженного Григория. – Звали, барин? – пробасил он сиплым от недавнего сна голосом. – Звал. Вели Варваре накрывать завтрак и приготовь к десяти часам карету. Мы с мадемуазель Калиновской сегодня уезжаем в Петербург…

Алекса: Рита, мне очень нравится как ты пишешь. Есть любимые твои фанфики в моей личной коллекции. Я не критикую, я только скажу своё мнение о прочитанном. Этих героев я не понимаю и не принимаю. Даже, как крайнюю степень проявления их характеров. Оба ведут себя недостойно своей любви. Понимаю, что есть авторский взгляд, но всё во мне сопротивлялось, когда я читала фанфик.

Falchi: Алекса пишет: Есть любимые твои фанфики в моей личной коллекции. Любопытно, какие? Алекса пишет: Этих героев я не понимаю и не принимаю. Даже, как крайнюю степень проявления их характеров. Оба ведут себя недостойно своей любви. Ну да, я хотела подчеркнуть циничность и беспринципность обоих. В свовокупности со страстной тягой друг к другу. Сначала хотела в шапке ставить аут, потом передумала. В конце концов что есть не ООС в фиках.

Алекса: Falchi пишет: Любопытно, какие? У меня в мобильник закачаны "Одно мгновение", "Рождество" и "Острый край". Falchi пишет: Ну да, я хотела подчеркнуть циничность и беспринципность обоих. В свовокупности со страстной тягой друг к другу. Разве Оля и Владимир были циничными в сериале? Там я видела другие их крайности. Сексуальный подтекст был, не спорю. Возможно, даже у Владимира он был сильнее всего к Ольге. Тут я субъективна. Но Оля не стала постелью добиваться своих целей. Ей было достаточно упасть в обморок. Falchi пишет: В конце концов что есть не ООС в фиках. Объясни, пожалуйста, что это означает? Я такого сокращения не знаю.

Эйлис: Алекса пишет: Объясни, пожалуйста, что это означает? Я такого сокращения не знаю. OOC - "Out Of Character" - описание главных героев не соответствует каноническим представлениям о них. Другими словами персонажи фика ведут себя совсем не так, как можно было бы ожидать исходя из их описания в каноне.

Falchi: Алекса пишет: Разве Оля и Владимир были циничными в сериале? Возможно я не совсем верно выразилась. Обоим как мне кажется было свойственно идти по трупам для достижения своей цели, в этом они беспринципны. И оба хорошо чувствуют друг друга, оба как раскрытые книги, нечего прятать друг от друга, на этой почве у них блестящее взаимопонимание, которое делает их союзниками. Алекса пишет: У меня в мобильник закачаны "Одно мгновение", "Рождество" и "Острый край" Первый и мой самый любимый. Второй - позор в моей биографии ибо откровенно заказной и такой сахарный, что запить хочется.

Тоффи: Falchi пишет: я хотела подчеркнуть циничность и беспринципность обоих Falchi, вы, наверное, очень не любите этих героев? В "Остром крае" мне казалось, что вы к Владимиру относитесь с симпатией. Falchi пишет: Второй - позор в моей биографии ибо откровенно заказной и такой сахарный, что запить хочется Не знаю, о каком фике идет речь. Заказчику не понравилось? Если понравилось, то какой же это позор

Falchi: Тоффи пишет: Falchi, вы, наверное, очень не любите этих героев? Вовсе нет. Своих героев я люблю всех без исключения,

Тоффи: Falchi пишет: Вовсе нет. Своих героев я люблю всех без исключения В таком случае простите за вопрос. Я не думала, что любимых героев можно изображать в настолько неприглядном виде, но, если таков авторский взгляд, я не спорю. К Ольге равнодушна, хоть однажды писала про нее на конкурс. За Владимира только немного обидно, но тот, которого я люблю, предан Анне.



полная версия страницы