Форум » Альманах » Рассказы от Falchi » Ответить

Рассказы от Falchi

Falchi: Рассказы от Falchi Автор: Falchi Жанр: разный Герои: все из БН Рейтинг: PG и ниже

Ответов - 116, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Светлячок: Угу, танцульки организовал не убийца, а обычный подлец.

Царапка: Этого недостаточно для обвинения в подлости, т.к. является обычным, средним поступком для людей его сословия.

Светлячок: Тебе не достаточно, мне более чем. И не забывай после своих слов писать - ИМХО. Потому как твое мнение особо субъективно.


Роза: Царапка, Светлячок , китайское предупреждение от админа. Хватит затевать несанкцонированный митинг. Для обсуждения персонажей БН есть отдельные темы.

Falchi: Название: "Места для поцелуев" Жанр: виньетка в двух частях Герои: Михаил, Рада, 21 век Примечание автора: В подарок Свете-Лане о том, что нам обеим очень дорого. Выражаю благодарность нашему клубу и моим партнерам по ролевой "Десант на Амазонку", благодаря которой родилась пара, ставшей для нас чем-то очень родным и глубоко личным 1 Рада тихонько ойкнула и машинально сунула палец в рот – обожглась. Духовка уже нагрелась и раскалилась, подготовленная лазанья с пармезаном, монтазио и моцареллой стояла на столе. Рада глянула на часы: через тридцать минут уже будет готово. Прихватив противень на этот раз уже полотенцем, поставила его в духовку и захлопнула дверцу. Залезла в холодильник, выудив несколько свежих огурцов и помидоров, пока мыла под струей ледяной воды, зажала между плечом и ухом телефонную трубку – надо бы поторопить Мишку, все-таки почти десять вечера. На том конце провода молчали, Рада уже переместилась на кухонную доску, а Репнин все не отвечал. «Как всегда швырнул мобильник куда-нибудь в бардачок, найти не может», - мелькнуло у нее в голове, пока она выслушивала длинные монотонные гудки. Наконец, ей ответили, правда, вместо знакомого голоса раздался какой-то треск: - Мишка, привет, - Рада слегка удивилась посторонним звукам в телефонной трубке, - Ты скоро? Я ужин готовлю. Треск немного прекратился: - Я долго еще, - голос в трубке ей показался каким-то напряженным, - Так получилось, поздно вернусь. - Поздно? – нож, нарезающий помидоры замер в ее руке, - Ты что, еще на работе? - Да, запарка здесь, ну ты понимаешь, - шум вдруг снова усилился, - Раньше двух вряд ли вырвусь, не жди меня, ложись спать. - Миш, я… - начала было Рада. - Слышно плохо, котенок. Всё, целую, пока! - Пока, - растерянно ответила девушка уже пикающим в трубке коротким гудкам. На автомате дорезав овощи, высыпала их в салатник, сложила в мойку нож и доску. Слегка вздохнув, присела за стол, поковыряв пальцем в подсвечнике, перевела взгляд на висящее рядом вечернее платье – то самое, которое они вместе купили в Бразилии. Вот тебе и романтический ужин при свечах и продолжением с участием нового белья от Виктории Сикретс. «Ну а чего ты хотела?» - усмехнулась она про себя, - «Знала же, с кем живешь. Устраивать сюрпризы человеку с такой работой все равно, что полагаться на прогнозы погоды в интернете». Выключила пискнувшую духовку с несостоявшимся ужином, погасила на кухне свет, убрала в шкаф платье. Прятать его на место было почему-то обиднее всего, она так хотела сегодня быть красивой, тем более что с этим нарядом у них у обоих было связано столько воспоминаний об их знакомстве и первой ночи в отеле Рио. «Подумаешь, всякое бывает, завтра оденешь ты это несчастное платье и Викторию Сикретс. И ужин тоже приготовить несложно, - утешала себя Рада, свернувшись клубочком под пледом на диване и бесцельно щелкая пультом от телевизора, - Первый раз что ли. Главное, чтобы с ним все было хорошо». С Мишкой они жили вместе около года. Рада сама удивилась тому, как легко и просто она приняла предложение Репнина переехать к нему, и уже в самолете Рио-де-Жанейро-Москва прижавшись щекой к его плечу представляла, как будет собирать вещи и как ей совсем не страшно перебираться из теплого семейного гнездышка к мужчине, которого она знала немногим больше месяца, ибо самой ей казалось, что с Мишкой они знакомы едва ли не целую жизнь. Страшнее было уговорить отца отпустить ее к чужому для их семьи человеку, да еще с такой работой и такой репутацией. Здесь она могла надеяться только на брата, который должен был ее поддержать и суметь убедить отца, что Репнин – классный парень и что их ненаглядная Тагарни будет за ним как за каменной стеной и вообще он ее Ромео и лучше она нигде не найдет. Сам Ромео волновался не меньше, если и не больше ее. Это она поняла, когда Михаил по дороге в дом цыганского барона не проронил ни слова, медитируя на лобовое стекло, а прежде чем выйти из машины скурил три сигареты подряд. Первое в жизни знакомство с родственниками любимой женщины, да еще настолько притязательными. Впрочем, у цыганской принцессы других отца и брата быть не могло, такое сокровище нужно беречь и охранять. Самый главный вопрос отца: «А чего тогда не женишься?» Рада предусмотрительно взяла на себя, не дав Мишке открыть рот, заверив родителя, что сама не хочет торопиться и им нужно время, украдкой глянув при этом на своего рыцаря, который тут же слегка побледнел и вжался в диван. От слова «ЗАГС» Двугорского Казанову все еще слегка потряхивало, ей-то это прекрасно известно, а вот отцу знать совершенно необязательно. Уже на следующий день, заручившись-таки цыганским благословением и с чемоданом в багажнике Мишкиного автомобиля, они приехали в его квартиру. Знакомство с жилищем неожиданно началось со спальни, а точнее с его постели, гораздо большей, чем она себе представляла. Семейные разборки отняли много времени, в результате чего они больше недели были вынуждены встречаться в парке урывками, как школьники, что не могло не сказаться на их общем желании уединиться-таки от внешнего мира. Рада никогда не была робкой девушкой, но с ним она вообще теряла всякий стыд и даже сейчас слегка краснела, когда вспоминала, как набросилась на него, едва за ними закрылась дверь квартиры. Мишка действовал на нее не просто возбуждающе, он сводил ее с ума, рядом с ним она теряла и ориентацию во времени и в пространстве, с особым удовольствием отмечая про себя, что с ним происходит тоже самое. В квартире все напоминало о нем – его комната, его ванная с темно-синей плиткой, его рубашки, его любимые затертые до дыр джинсы и такая же потертая серая куртка, в которой он лазил по амазонским дебрям и ей же он укрывал любимую от холода после кораблекрушения и от огня во время перестрелки. Раде было страшно любопытно и поначалу волнительно касаться его вещей, в то же время ей льстило, что такой убежденный холостяк открыл ей двери своего дома и позволил чувствовать себя в нем хозяйкой. Дому убежденного холостяка женская рука, безусловно, требовалась, поскольку полигамно живущий мужчина с работой агента Интерпола не способствовали созданию уюта. Рада начала с мелочей как то: полить наполовину завядшую бегонию, выгрести из морозилки просроченные пельмени и выкинуть сломанные наушники плеера пятилетней давности и постепенно осваивалась в новой роли. И, как оказалось, ждать любимого мужчину с работы, готовить ему ужин и встречать по вечерам на чистой кухне в обтягивающей футболке и без макияжа – это страшно приятно и соблазнительно. Как она и подозревала, Мишка все-таки оказался романтиком. По вечерам и в реже чем хотелось бы случавшиеся выходные он водил ее гулять по самым потаенным городским улочкам и паркам, о существовании которых она, коренная москвичка, даже не подозревала, покупал билеты в кинотеатры, не гламурные с громкими премьерами, а маленькие и уютные, крутящие старые забытые киношедевры или почти никому неизвестный арт-хаус. Иногда утром, проснувшись, она обнаруживала на столике у кровати букетик нежных свежих цветов, за ними он бегал на рассвете в круглосуточный магазин в другой квартал. Или там же стояла вазочка с экзотическими фруктами, с обязательным участием тамарилло, который, по ее собственному признанию стал самым любимым с того момента как она закусывала им коктейли на палубе. Еще она находила рядом со своей подушкой маленький пакетик с ее любимыми духами, причем именно тогда, когда они вот-вот должны были закончиться или медную цепочку с застывшей слезой янтаря. Сначала Рада удивилась такому выбору, но едва примерив кулон, увидела, что он идеально подходит к ее глубоким карим глазам и темным волосам. Так подобрать украшение любимой мог только ее Мишка. А потом она прочитала в интернете, что янтарь издревле считают магическим камнем, который носили ведьмы. И тогда поняла скрытый смысл - Репнин ведь всегда называл ее цыганской колдуньей, взявшей в плен его сердце. Однажды вечером она как обычно готовила ужин, когда Мишка вернулся с работы. «Привет, мой хороший, - обернулась к нему Рада, - Ты сегодня раньше?» «Да, выбрался наконец-то, - Михаил стянул через голову свитер, бросив его на ближайший стул, - Достало всё, уволюсь к чёрту». «Ни за что не поверю, - усмехнулась Рада, - Ты жить не можешь без того, чтобы не совершать каждый день какой-нибудь маленький подвиг. У тебя же такая благородная работа». «Угу, издеваешься, - Мишка захватил с тарелки порезанный болгарский перец и отправил его в рот, - Очень благородная. Одни бандиты борются с другими». «Проголодался?» - Рада сменила тему. «Безумно, - Репнин приблизился к ней, обнял за талию, зарывшись лицом в мягкие волосы на затылке, - Особенно вот по этому, - и он принялся покрывать ее шею поцелуями, - Восемь часов подряд без моей Тагарни страшнее любого голода». «Миш, подожди, - рассмеялась Рада, пытаясь увернуться от его поцелуев, - У меня картошка сгорит». «А это что за фигня?» – Михаил разжал объятия и кивнул головой на подоконник, где лежал чуть помятый листок бумаги, на котором угольным карандашом была нарисована Рада – совершенно без одежды, она полулежа расположилась на диване и смотрела с портрета сияющими темными глазами. «Это? – девушка мельком взглянула на обрывок, - Рисунок. Красиво правда?» «Обалдеть как красиво, Плэйбой отдыхает. И какой умник запечатлел тебя в таком виде?» «Да какая разница, это же просто рисунок, – вспыхнувшая в секунду Мишкина ревность, помноженная на запредельное чувство собственности развеселили ее, выглядел он и вправду очень забавно и она не смогла отказать себе в удовольствии еще немножко его подразнить, - Ты что-то имеешь против искусства?» Михаил все больше заводился: «То есть, по-твоему, нормально позировать без одежды постороннему мужику на радость его сексуальным фантазиям, которые он прикрывает каким-то там искусством?» «Миш, но когда натурщица позирует художнику, а он ее рисует это нормально и это действительно называется искусством», - девушка уже с трудом сдерживалась от смеха. «Значит, ты так считаешь? Ну что ж, вопросов больше не имею», - и, захватив скинутый свитер, он быстро ушел из кухни. Рада не стала его догонять, дождалась, когда картошка дожарится, поставила на стол тарелки и зашла в комнату. Мишка сидел на диване и смотрел по телевизору футбол с таким каменным лицом, будто там показывали не матч Челси-Манчестер Юнайтед, а как минимум седьмую симфонию Шостаковича. Постояв пару секунд на пороге и полюбовавшись зрелищем Тагарни тихонько приблизилась к нему и, забравшись рядом, уткнулась носом в шею: «Миш, пойдем ужинать, – шепотом позвала она его». «Не хочу, - мрачно ответил Репнин, не отрываясь следя за проходом Лэмпарда в штрафную, словно от этого сейчас зависела его жизнь». «А хочешь, я расскажу, кто нарисовал мой портрет?» - так же негромко продолжила она. «Нет», - Мишка стал еще мрачнее, а Лэмпард так и не забил, заработав всего лишь угловой. «А я всё же скажу, - Рада говорила медленным вкрадчивым шепотом, - Это моя давняя подруга. Она учится в Строгановке и попросила меня позировать ей, чтобы подготовить работу для зачёта. Один из набросков оставила мне на память, а вообще их было штук двадцать. Как видишь, никакого постороннего мужика нет и в помине. Надеюсь, к женщине ты ревновать меня не будешь». Слушая ее рассказ, Репнин начал непроизвольно улыбаться, видимо осознав, каким только что выглядел идиотом: «Ты раньше не могла мне сказать? Хотя все равно получается какое-то извращение. Одна девушка получает удовольствие от рисования другой обнаженной». «Господи, Мишка, - рассмеялась Рада, - Художники смотрят на это совсем по-другому. Это у тебя только один секс на уме! – она легонько шлепнула его по лбу, - Какой ты у меня неотесанный. Надо будет сводить тебя как-нибудь в музей». От перспективы похода по музеям Репнин тут же поменялся в лице: «А может лучше в кино? Радость моя, я не имею ничего против искусства, просто последний раз, когда я был в командировке в Мадриде, наша судмедэксперт, милейшая женщина, оказалась большой поклонницей живописи и потащила меня в Прадо. На мою беду первым мне попался зал Рубенса. После его «Трех граций» я потом всю ночь спать не мог. И как ты понимаешь не от сексуального перевозбуждения». «Всё, всё, я поняла, - сдалась Рада, - Мы идем в кино». Придвинулась к нему еще ближе, обняла за шею, провела ладонями по спине: «И почему я так тебя люблю?» – шепнула она, перемещая руки ему на живот и забираясь под футболку, поглаживая пальцами тугие мышцы пресса. Его дыхание тут же участилось – ужин, кажется, придется отложить. «Потому что я идеален», - ухмыльнулся ей в ответ Репнин и прильнул к ее губам, одновременно скидывая на пол покрывало. Тем временем Руни повезло больше, чем неутомимому Лэмпарду, и после удачного штрафного на табло загорелся счет 1:0 в пользу Манчестера, но Михаил с Радой этого уже не заметили… Рада так и задремала, свернувшись калачиком и пристроив голову на подлокотнике, как вдруг услышала сквозь сон шум льющейся в ванной воды, а затем шаги в коридоре. Потерев глаза и окончательно проснувшись, глянула на часы – половина третьего. В это время в кухне зажегся свет. Мишка вернулся.

Falchi: 2 Лампочка на лестничной клетке горела едва-едва, правление ЖКХ в его доме всегда отличалось завидной экономностью и полагало, что свет на площадке ночью ненужное излишество. Пошарив по карманам, Репнин достал связку ключей, вставил в замочную скважину и как можно тише открыл дверь. В доме кругом было темно, только в спальне работал забытый заснувшей Радой телевизор. Михаил скинул ботинки, столь же бесшумно прикрыл двери, прижался спиной к стене, дотронулся рукой до плеча. Черт, что ж так болит-то! Его еще немного мутило, хотя шальная пуля, попавшая в него во время перестрелки, прошла неглубоко, и ее тут же извлек один из напарников, правда, предложив все же съездить в больницу. Репнин отмахнулся, всадил себе в плечо ампулу новокаина и уехал домой. Настроение было паршивое – у него на этот вечер и ближайшую ночь были другие планы. Сняв куртку, зашвырнул ее на вешалку и направился в ванную. Только здесь при хорошем свете он содрал повязку и смог рассмотреть рану. Выглядела она, конечно, отвратительно, но уже не кровоточила, и он успокоил себя, что страшного ничего нет, и скоро всё пройдет. С наслаждением залез под горячий душ, смывая накопленную за бесконечно долгий день усталость, залил плечо бутылкой перекиси, кое-как перемотал бинты, поморщился от все еще терзавшей боли, видимо лекарство перестало действовать. А больше всего жаль, что от Рады скрыть свою производственную травму не удастся и придется что-то придумывать, чтобы ее не расстроить и не испугать. Выйдя из душа, Мишка направился в кухню и уже открыл дверцу холодильника, когда заметил стоящие на столе свечи, красиво разложенные салфетки. На верхней полке – бутылка вина, свежий салат. На плите – давно остывшая нетронутая лазанья с его любимой моцареллой. Михаил захлопнул холодильник присел на стул и тяжело вздохнул, настроение упало ниже плинтуса: «Дурак ты, Репнин, твоя любимая девчонка готовит тебе романтический ужин при свечах, звонит тебе, а ты ее посылаешь и тут же лезешь по складам собирать пули». И надо же в такой день! Рада ведь как знала. С горя, отломал кусок холодной лазаньи, запихнув его целиком в рот, запил минералкой из горла. Открыл окно, выкурил сигарету прямо на кухне, смотря в черное небо почти без звезд - в заволоченной смогом Москве они всегда были редкостью. - Миш, я не сплю, включи свет, – услышал он чуть севший голос Рады, когда потихоньку зашел в комнату. - Привет, родная, это я тебя разбудил? – спросил Михаил, но, увидев, девушку на неразобранном диване под пледом сразу понял, что она его, видимо, все же собиралась дождаться, - Ты не ложилась что ли? - Задремала чуть-чуть, - Рада зевнула и потянулась, как только что проснувшаяся кошечка, - Мишка, что с тобой? Выходя из ванной, Репнин не стал надевать рубашку и криво замотанная рана с каплями выступившей крови на бинтах, тут же открылась ее взору. Про задуманную изначально конспирацию расстроенный испорченным романтическим ужином Михаил благополучно забыл. - Да ерунда, котенок, - он успокаивающе ей улыбнулся и присел рядом, - Пройдет скоро. - Ты ранен, Миша, - девушка дотронулась до его руки, сердце часто-часто забилось от волнения, а ее самые большие опасения, которые она весь вечер гнала прочь, тут же нахлынули вновь, - И, вон, бледный какой, тебе плохо? Голова кружится? - Это не рана, просто порезался случайно на работе, - он чмокнул ее в лоб, - Не переживай. - И какой калибр был у твоего «случайно порезался»? – Рада с недовольством нахмурила брови, - Ты меня за дуру-то не принимай, - голос девушки слегка дрогнул, - Миш, ты же обещал мне, что не будешь ездить на задержание… и что, опять? Репнин тяжело вздохнул, погладил ее по щеке: - Рада, мы накрыли склад с гашишем, я за этим наркоторговцем два года гонялся, мы его, наконец, взяли с поличным. Это было дело принципа, пойми. А рана пустяковая, заживет. Дело принципа, конечно. Рада знала, что несколько лет назад хороший Мишкин друг умер от передозировки, и он до сих пор не мог простить себе, что не сумел его вытащить. С того времени он ненавидел торговцев смертью и все дела, связанные с наркотиками всегда вел сам. - Понимаю, - девушка обхватила его лицо руками и заглянула ему в глаза, - Просто я боюсь за тебя, очень боюсь. Ты как домой вернулся? Надеюсь, твоим интерполовским собратьям хватило ума не отпускать тебя одного? - Я обезболивающе себе вколол, так что все дорогу был как новенький. Не смотри на меня так, видишь, вернулся же живой и почти невредимый. - Репнин, я сейчас сама тебя прибью! – возмущенно воскликнула Рада, - Ты раненный вел машину по ночному городу, один! А если бы тебе плохо стало, а если бы… - она не договорила, закусив губу, - Покажи руку. Я смотрю, перевязать по-человечески рану тебе тоже было некому. Я сейчас бинты принесу. - Рада, я покаяться хочу, - негромко выговорил Мишель, когда с плечом было покончено. Уткнулся лбом в ее колени, затем поднял на нее виноватые глаза: - Я видел, какой ты шикарный ужин хотела приготовить, салат, вино в холодильнике… И лазанья очень вкусная, я попробовал. А я все испортил. Прости меня, ладно? - Мишка, да бог с ним с ужином, главное ты живой, - она положила ладони ему на голову, перебирая пряди светлых волос, - Я ведь как чувствовала, будто что-то случилось. Еще когда позвонила тебе, там шум стоял какой-то. Ты что уже там был, с этими своими гангстерами? - Да неважно теперь, я ведь собирался раньше домой прийти и тоже хотел тебе сделать маленький сюрприз, - Михаил встал с дивана, скрылся в прихожей, порылся по карманам куртки и через пару минут вернулся. - Вот, хотел отвезти в нашу любимую киношку, там крутят старый голливуд и подают твой любимый чай, благо она работает круглые сутки. Взял билеты на «Римские каникулы», на последний ряд, «места для поцелуев». Кстати, мы еще успеваем. - Ну, конечно, после целого дня на ногах и пулевого ранения тебе сейчас только в киношку, - съязвила девушка, - Хотя я очень люблю «Римские каникулы» и чай там вкусный, но думаю, лучше в другой раз. - Это еще не всё, Рада, - Михаил стал говорить тише, а голос отчего-то дрогнул, - Закрой глаза. - Зачем? – удивилась девушка, а еще больше удивилась его неожиданно появившемуся волнению, которое сквозило и в его движениях, и в словах и во взгляде. - Ну, закрой, прошу тебя… Давай, закрывай, - настаивал Миша. Рада все еще мало что понимала, но послушалась. Мгновение спустя, она почувствовала, как Репнин взял ее правую ладонь в свою, легонько поцеловал, затем кожи коснулось что-то холодное, а еще через секунду, она поняла, что по безымянному пальцу скользит кольцо. Девушка вмиг распахнула глаза - там и вправду красовалось золотое колечко, очень тонкое и изящное, усыпанное по всему ободку крошечными бриллиантами. Ее тут же бросило в жар, сердце забилось в груди, оторвавшись от кольца, она подняла вопросительный взор на Михаила и молчала. - Рада, - голос его был глухим и хриплым, - Это вторая часть сюрприза, я хотел… я хочу, чтобы ты стала моей женой. - А… - только и смогла выдавить Рада, она бы может и подумала, что у Репнина начался бред из-за раны, если бы не такой красивый и убедительный аргумент на пальце. И тут она обо всем догадалась, - Так ты хотел пригласить меня сегодня в кино и сделать предложение на последнем ряду во время «Римских каникул»? - Ну да, я ж типа романтик. Должно было получиться неожиданно и не так как у всех. А в итоге на меня свалился склад с гашишем, и я закончил день с пулей в плече, а ты в одиночестве на диване. Потом я подумал чего тянуть, раз уж мы все равно в кино не пошли, а ты не спишь… Чёрт, - Репнин взъерошил волосы, мучаясь от Радиного молчания, - Это, наверное, самое идиотское предложение руки и сердца на свете от мужчины, который променял романтический ужин со своей девушкой на перестрелку с бандитами но… но я правда очень хочу, чтобы ты вышла за меня замуж. - Мишка… - Рада не знала смеяться ей или плакать, так она была счастлива, что ей казалась от разрывающих ее эмоций она сейчас подлетит к потолку, - Мишка, это самое замечательное предложение руки и сердца, - она обняла его, поцеловала в шею, щеку, губы. - И знаешь, если бы ты не выбрал свою работу, это был бы не тот Миша, которого я полюбила. А я полюбила сильного, нежного, смелого, надежного и верного своему долгу. И мне повезло, мне очень повезло, что именно такой мужчина хочет пригласить меня в свою семью. Репнин снова сжал в руках ее ладонь, покрутил пальцем только что надетое кольцо: - Все же немного великовато. А я замучил продавщицу в ювелирном, она все спрашивала какой у моей невесты размер и какие у нее руки. Я ответил, что понятия не имею, но знаю точно, что у нее самые красивые и нежные на свете руки, - он поцеловал улыбающуюся девушку в переносицу. - Потом несколько дней носил его с собой, не мог решиться, съездил пару раз в ЗАГС, походил вокруг, ничего, вроде и не страшно, - он посерьезнел, - Рада, мне тоже повезло. Да что там, я счастливчик, я встретил тебя, ты самое ценное и самое дорогое, что есть у меня в жизни и мне нужно, как воздух, чтобы ты была рядом. Всегда… Моя жена. Даже звучит по-другому, по-настоящему и я был инфантильным дураком, что боялся и не понимал этого раньше. - Ты не понимал, потому что у тебя не было меня, - совершенно серьезно заверила его Рада, - Убеждена, все твои предыдущие женщины не знали тебя так хорошо, как я. Даже самым сильным мужчинам нужна поддержка и тыл. Так что оцени мое терпение и чуткость. - Оценил, котенок, давно оценил, - Мишка вновь не удержался от поцелуя, - Кстати, у меня предложение, с кино у нас случился облом, но что мешает нам устроить романтический ужин? Ну, или завтрак. Пойдем пить вино и есть лазанью. Отпразднуем нашу помолвку, как бы старомодно это не звучало. - Прекрасная мысль, раз уж мы решили, что у нас все не как у людей будем пить за нашу помолвку в четыре утра. Иди на кухню, разогрей пока, я быстро. Едва он скрылся в коридоре, Рада подбежала в шкафу и вытащила свое еще совсем недавно безнадежное платье. «Ну вот, все-таки ты пригодилось, - довольно улыбнулась она, потом перевела глаза на аккуратно сложенную Викторию Сикретс нежного кофейного цвета и слегка вздохнула, - А вот с тобой придется подождать. Мишка сегодня не в форме, это будет слишком жестоко». Быстро надела платье, причесалась, покрутилась перед зеркалом, послав своему отражению воздушный поцелуй и впорхнула на кухню, где ее ждал любимый. - Узнаешь? – она подняла руки над головой и повернулась вокруг своей оси, - Мне кажется, оно до сих пор пахнет океаном. - Тагарни… - только и смог восторженно прошептать Мишка, - Иди ко мне. - Я буду за тобой ухаживать, - поставила его перед фактом Рада, после того как удобно устроилась у жениха на коленях, - Сейчас мы поедим, выпьем вино, а потом ты пойдешь ляжешь спать и будешь набираться сил. И не вздумай тащиться на работу, у тебя постельный режим. - Пока из всего этого списка мне больше нравится слово «постельный», - Михаил откусил из ее рук ломтик итальянского хлеба, - А что будешь делать ты? - А я буду сидеть с тобой рядом, перевязывать рану, приносить тебе водичку, кормить с ложечки. - Ну, дорогая моя, я еще не настолько плох. Чтобы встать на ноги мне необходимо совсем другое… - Нет-нет, никакого секса, пока ты не поправишься, - оборвала все его намеки Рада, - Как будущая жена я обязана заботиться о твоем здоровье. - Там просто царапина, пройдет через пару дней! - Вот когда пройдет, тогда и поговорим, - она отправила ему в рот еще один кусочек лазаньи, - И не надо на меня так смотреть! Всё для твоего же блага. - Ты жестокая, - голос Репнина был преисполнен страданием, - Но хотя бы на пару поцелуев я могу надеяться? Рада весело рассмеялась его несчастному виду и, обняв за шею, поцеловала, а потом еще и еще, а дальше они оба как обычно потеряли счет времени и не заметили как за окном начал заниматься рассвет.

Светлячок: Falchi пишет: Репнин – классный парень и что их ненаглядная Тагарни будет за ним как за каменной стеной и вообще он ее Ромео и лучше она нигде не найдет. И тут ледяное сердце циничной Светки растаяло. Falchi пишет: Мишка сегодня не в форме, это будет слишком жестоко». Ржу. Лизаветту Петровну такие мелочи не смущали. Falchi пишет: - А я буду сидеть с тобой рядом, перевязывать рану, приносить тебе водичку, кормить с ложечки. Радка, не будь дурой, не превращайся в мамочку! Falchi пишет: а дальше они оба как обычно потеряли счет времени и не заметили как за окном начал заниматься рассвет. Уф, хватило обоим ума и энергии. Такую прелесть хотела от нас заныкать?!

Lana: Falchi пишет: Название: "Места для поцелуев" Официальное объявление помолвки состоялось . Я его еще раз перечитала и скоро наизусть выучу.

Falchi: Светлячок пишет: Ржу. Лизаветту Петровну такие мелочи не смущали. Ну вообще это причина, знаете ли, мужиков надо беречь)) Спасибо за внимание, Светик)) Тагарни,

Gata: Браво, Мишка, все-таки отважился! Под пули лезть не так страшно, как пойти в ЗАГС с любимой девушкой )))) Читала эту историю, как продолжение зарисовки Ланы. Все эти трогательные бытовые детали - бегония, затертые до дыр джинсы, лазанья в духовке - создают уютную ауру состоявшейся пары, не особо нуждающейся в штампике. Но жениться на любимых надо - они именно этого ждут от своих мужиков, что бы там ни трындели отцам и братьям :) Респект Мишке, что понял это и дозрел до Поступка А Ритуле - охапку цветочков

Falchi: Gata пишет: Но жениться на любимых надо - они именно этого ждут от своих мужиков, что бы там ни трындели отцам и братьям :) Пожалуй. Это где-то в глубинах женской психологии заложено. Выйти замуж. Спасибо за отзыв

Светлячок: Falchi пишет: Ну вообще это причина, знаете ли, мужиков надо беречь Если их смолоду беречь, они годкам к 40 вообще перестанут отражать, кто в доме женщина. А вапче, мне понравился твой фанфик доброй энергетикой, теплотой отношений Миши и Рады и все так реально, как будто я могу до них дотронуться.

NataliaV: "Места для поцелуев" . Удивительно нежная, тонкая и уютная история расцвета любви! Я прочитала ее еще несколько дней назад. Ждала, когда она даст послевкусие, чтобы написать. Пока не дошли руки до ролевой, на которую Falchi сделала ссылку. В усадьбе много интересного, я чередую игры, фанфики и клипы. Доберусь и до "Амазонки". Мне кажется, что эта история каким-то невербальным образом пересекается с ролевой с итальянскими приключениями. Присутствуют искрящиеся отблески света и вина. Спасибо, я с большим удовольствием прочитала. Falchi пишет: В квартире все напоминало о нем – его комната, его ванная с темно-синей плиткой, его рубашки, его любимые затертые до дыр джинсы и такая же потертая серая куртка, в которой он лазил по амазонским дебрям и ей же он укрывал любимую от холода после кораблекрушения и от огня во время перестрелки. Раде было страшно любопытно и поначалу волнительно касаться его вещей, в то же время ей льстило, что такой убежденный холостяк открыл ей двери своего дома и позволил чувствовать себя в нем хозяйкой. Щемящий момент приобщения к жизни любимого. То, что делает мужчину и женщину родными. У меня слёзы навернулись.

Falchi: NataliaV пишет: Мне кажется, что эта история каким-то невербальным образом пересекается с ролевой с итальянскими приключениями. Так и есть. Хронологически Амазонка была раньше и в ней мы с Ланой создали нашу любимую пару. Спасибо за внимание.

Бреточка: Сколько я всего пропустила.... Надо будет все игры перечитать... надеюсь осилю

NataliaV: Falchi пишет: Так и есть. Хронологически Амазонка была раньше и в ней мы с Ланой создали нашу любимую пару. Спасибо за внимание. Значит, я все верно почувствовала.



полная версия страницы