Форум » Альманах » "Морская романтика" » Ответить

"Морская романтика"

Sheena: Название: «Морская романтика» Автор: Sheena Примечание: наши дни. Капитан Романов ведет в очередной рейс танкер "Зимний дворец", у боцмана Шуллера проблемы с законом, а на борт из морской академии прислали девушку-курсантку.

Ответов - 53, стр: 1 2 3 All

Sheena: Olya пишет: Диан, не обращай на меня внимания. Я идеалистка. Да мне самой интересно, на самом деле. Фишка в том, что я прекрасно понимаю их двоих, и Наташу, с ее влюбленностью и детской непосредственностью, и Николая, с его мужской логикой и несколько жестким характером. И пишу, как вижу, как это могло бы выглядеть в жизни. Но мне довольно сложно представить, как все происходящее выглядит со стороны нормальных гражданских людей Поэтому наоборот здорово, что есть возможность увидеть взгляд со стороны.

Gata: Эээ, я прокололась, что ли :)

Mona: Очень нравится название судна "Зимний дворец". Задаёт атмосферу :) В остальном тоже увлекательно. Будем читать.


Sheena: Mona , спасибо за интерес к работе Буду рада прочесть потом твой отзыв

Gata: А что там с пакетиком-то дальше?

Sheena: Владимир Корф, молодой и перспективный старший помощник капитана танкера «Зимний дворец», с все возрастающим беспокойством наблюдал за мастером. Николай Павлович был непривычно рассеян, задумчив, и отвечал явно невпопад. «Уж не заболел ли? На мосту вчера вечером был сквозняк… Говорил же трёхе*: не оставляй двери нараспашку!» - Так вы полагаете, Николай Павлович, что в этом порту нам рано заказывать инспекцию Регистра по корпусу? Дотянем до возвращения в Россию? - А? – Романов был поглощен своими мыслями и не сразу уловил суть вопроса старпома. – А, да, Володь, не будем торопиться. Потом. «Потом. Все потом. Черт знает, что такое» Нужно было срочно собраться с мыслями и думать о работе, но думать о работе не получалось. Накануне вечером он ждал Наташу у себя в каюте, сначала радостно, потом томительно, под конец – с тревогой, но она не пришла. Он несколько раз поднимался на мост – ее там не было. Наконец, дотянув почти до сдачи вахты третьего помощника, он спустился на палубу рядового состава, к ее каюте, молясь, чтобы никто не заметил мастера, ломящегося в каюту практикантки. Дверь была заперта, на стук никто не ответил. «Молодая девушка… Первый раз… Она, конечно же, пожалела о произошедшем позавчера… Что же я наделал, старый идиот? Как я мог допустить такое?» После того, как эйфория схлынула, а сладкая пелена желания отпустила, давая включить голову, накатило острое осознание произошедшего, и теперь Николай Павлович еле удерживался от того, чтобы не взвыть у себя в каюте во весь голос. «Она не пришла… И не придет больше. Какой же я дурак!» Внезапно вынырнув из своих мыслей, Романов обнаружил, что старпом все еще стоит перед ним. - А? – в очередной раз переспросил он. - Я говорю – так я пойду, Николай Павлович? Романов кивнул: - Да, конечно, Володя. Иди. Корф развернулся к выходу, но не успел сделать и шага, как в дверь капитанской каюты постучали. На пороге нарисовалась молодая практикантка, Репнина. - Разрешите, Николай Павлович? – увидев старпома, Наташа смутилась. – Ой, я, наверное, попозже зайду? - Заходи, заходи, Наташа. Что ты хотела? Под пристальным взглядом мастера Наташа окончательно оробела. Как будто еще день назад не было того вечера и той ночи; как будто человек, сидящий сейчас за столом перед ней, не шептал ей те нежные, сладкие слова, от которых замирало сердце, и растекалось тепло по всему телу; как будто перед ней сейчас был совсем чужой, посторонний мужчина… Впрочем, почему «как будто»? Перед ней снова был грозный капитан Романов. Два старших офицера терпеливо ждали, пока девушка соберется с духом: один – с легким интересом, другой – с пристальным вниманием. - Николай Павлович, я слышала, что будет проводиться инспекция балластных танков. Хотела попросить разрешения тоже поучаствовать. Я спрашивала у Владимира Ивановича, - девушка кивнула на старпома, - а он сказал к вам подойти. Мастер бросил короткий, отрывистый взгляд на Корфа и снова посмотрел на Наташу. Сейчас, когда девушка стояла перед ним, он сразу смог отвлечься от посторонних мыслей и сосредоточиться на заданном вопросе. Балластные танки?... С одной стороны, ей, конечно, нужно изучать и смотреть как можно больше всего: если останется в профессии, рано или поздно ей это пригодится. С другой стороны… - Наташа, - непривычно мягким тоном начал Романов, - там в балластных танках очень грязно, очень сыро и очень холодно. А торчать там, осматривая их состояние, придется довольно долго. И пусть даже меня обвинят… в сексизме…. – многозначительная пауза, еще один взгляд на Корфа, внезапно очень заинтересовавшегося какой-то запятой в классификационном свидетельстве судна - …но я… почему-то… очень не хотел бы, чтобы ты туда лезла. Воцарилось молчание. Корф переваривал услышанное, Николай Павлович уткнулся взглядом в бумаги, лежащие на столе. Кончики ушей Романова медленно, но верно краснели. - Николай Павлович, ну пожалуйста. Мне правда интересно. Владимир сначала подумал, что он ослышался. На его памяти за всю работу было только два случая, когда кадеты, - с явными суицидальными наклонностями, потому что нормальный человек на это не пойдет - осмеливались спорить с капитаном. Оба раза закончились плачевно. В каюте повисла напряженная тишина. Мастер задумчиво крутил в руках «паркер», Корф прикидывал, из какого порта Репнина поедет домой – сразу из ближайшего, или все-таки до возвращения судна в Россию ее оставят на борту? Компания не очень любит оплачивать билеты на самолет списанным членам экипажа, - в принципе, до России, может, и досидит. Когда Романов, наконец, заговорил, Корфу снова показалось, что он ослышался. Из них двоих кто-то однозначно болен: или он, или мастер. Да что сегодня происходит, в конце концов? - Ну хорошо, - Романов раздраженно хлопнул ручкой по столу, - я разрешаю. Пойдете со старпомом. Владимир, вы обеспечите, чтобы все было безопасно. Корф только покачал головой. От утренней капитанской рассеянности не осталось и следа. Осмысленный взгляд, твердый голос, привычная собранность – капитан Романов во всей красе. Но почему он стерпел возражение курсантки, почему не оборвал на полуслове? Почему позволил себя уговорить? «Ба, Николай Павлович, да что это с вами?.. Влюбились вы, что ли?» Вслух Владимир произнес только: - Да, конечно, Николай Павлович. Все сделаю. Выходя из капитанской каюты, старпом снова покачал головой. «Не хватало теперь еще головой ответить за капитанскую любовь, если что-то пойдет не так. Вот занесло же… девчонку. Присылают… детей на флот, и требуют выполнения графика...» *трёха - сленговое название третьего помощника капитана

NataliaV: Sheena пишет: «Она не пришла… И не придет больше. Какой же я дурак!» Не надо так трагично. Куда же Наташа денется, учитывая место действия.

Gata: Диана, спасибо за подарочный кусочек торта фика! Sheena пишет: И пусть даже меня обвинят… в сексизме…. – многозначительная пауза, еще один взгляд на Корфа, внезапно очень заинтересовавшегося какой-то запятой в классификационном свидетельстве судна - …но я… почему-то… очень не хотел бы, чтобы ты туда лезла. Долго веселилась, представив выражение лиц участников сцены И смешно, и трогательно. Ждем возвращения автора из рейса и продолжения истории.

Роза: Sheena пишет: «Ба, Николай Павлович, да что это с вами?.. Влюбились вы, что ли?» Вслух Владимир произнес только: - Да, конечно, Николай Павлович. Все сделаю. До меня не сразу дошло, что это мысли Владимира.

Sheena: NataliaV пишет: Не надо так трагично. Куда же Наташа денется, учитывая место действия. Вот тут я, кстати, не соглашусь. Парадокс: можно провести несколько месяц бок о бок друг с другом в замкнутом, весьма ограниченном пространстве, - и не пересекаться. Все зависит от графика работы. Катюша, спасибо! Роза, значит постараюсь выражаться яснее

Lana: Мне понравился флотский колорит. Даже не будь любовного и детективного момента, читала бы с интересом, нравится, когда дают посмотреть на закулисье, не доступное глазу стороннего наблюдателя. Это самое вкусное для меня в "Морской романтике". Герои мне нравятся, особенно Наташа, с Никсом я пока не разобралась. Хотелось бы, чтобы он побольше сопротивлялся чувствам, но судить рано, пока его видно только в работе и отношении к ней. Действия Мастера глазами героини вылеплены живо, проведенная совместно ночь "высветит" поступки Мужчины, Николаю деваться некуда, как бы скрытен он ни был. Надеюсь, Наталья расскажет о находке капитану. Или сама пойдет выслеживать, кто по ночам ходит в угол за шредером?

Sheena: Lana , спасибо большое за отзыв! Обещаюсь в скором времени выложить продолжение. Никс не просто скрытен. Он много времени провел в одиночестве и весь ушел в работу. В нем очень много рационального и мало эмоций, точнее, они тщательно подавляются где-то на заднем плане. Именно поэтому он и пошел на то, что пошел - все просто накопилось и выплеснулось, и вместо спокойного отдыха получился "гром среди ясного неба". Выйти из этого состояния тоже не так-то просто, и процесс это не быстрый. Несмотря на порыв, которому он поддался, ему все равно еще нужно некоторое время.

Гость Уралочка: Уважаемый автор, а когда можно ожидать проду в этом потрясающе романтическом морском произведении?



полная версия страницы