Форум » Альманах » Sheena. Рассказы » Ответить

Sheena. Рассказы

Sheena: Сборник рассказов от Sheena

Ответов - 46, стр: 1 2 3 All

Sheena: Название: О вреде непослушания Жанр: пародия, юмор Герои: Александр Николаевич, А.Х. Бенкендорф Авторское примечание: пародия на концовку 90-й серии. В процессе написания автор развлекся от души, чего и вам желает. Короткая зарисовка из жизни тяжких будней главы Третьего Отделения Тайной полиции, Александра Христофоровича Бенкендорфа. Если кто-нибудь соорудит по мотивам этого, с позволения сказать, произведения, коллаж, автор будет только счастлив. - Ваше Высочество, мне бы не хотелось применять силу… Трое старших офицеров-жандармов Третьего отделения сделали шаг навстречу юному сыну императора, не смея, однако, перейти к решительным действиям. - Вы не имеете права! Пропустите меня! - Это невозможно, - покачал головой начальник Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, шеф жандармов и глава Тайной Полиции, граф Александр Христофорович Бенкендорф, - Ваше Высочество, я действую по приказу Его Императорского Величества. - Граф, пропустите меня, - не отступал Александр Николаевич, - и забудем об этой истории! Бенкендорф вновь покачал головой: - Это невозможно, Ваше Высочество. Приказ есть приказ… Взять его! – скомандовал он офицерам. Те шагнули было вперед, но почти сразу же отскочили обратно в сторону, ибо Александр сдаваться властям не желал. - Назад! – рявкнул он, одновременно ища глазами какой-нибудь предмет, могущий послужить для самообороны. Предмета, как назло, под руку не попадалось. - Я прошу Вас… - Бенкендорф приложил руку к груди, изображая сердечное участие, и сделал шаг к наследнику, почти зажатому в угол. – Ваше Высочество! Не продлевайте и без того тягостный момент! Мои офицеры все равно выполнят приказ, хотите Вы того, или нет. Жандармы переглянулись, и, приободренные речью своего начальника, вновь попытались шагнуть к Александру. - Ни шагу! – выкрикнул цесаревич. Жандармы снова остановились, на сей раз уже совсем рядом с наследником. Александр окинул глазами помещение. Ситуация не сулила ничего хорошего. Трое жандармов уже зажали его в угол, отсекая пути отхода. За спиной Бенкендорфа маячила спасительная дверь, но прорваться к ней шансов не было никаких. В отчаянии, Александр оттолкнул ближайшего жандарма и сам шагнул навстречу главе Третьего отделения, в упор глядя на него. Бенкендорф опустил глаза. - Послушайте меня, - тихо, но внятно произнес Александр. – Я должен пройти к двери. Пропустите меня, и забудем об этом инциденте. Бенкендорф посмотрел куда-то в сторону, а затем вновь перевел взгляд на цесаревича, глядя в упор на молодого наследника. - Александр Николаевич, - так же тихо, но твердо произнес он, - пожалуйста, не препятствуйте исполнению приказа Его Величества. Что Вы стоите? – произнес он, обращаясь к офицерам. – Выполняйте приказ, ну! Александр тяжело вздохнул и опустил голову. Время переговоров окончено. Оставалась последняя надежда. - Назад! – вновь крикнул он, одновременно с этим резко отталкивая графа, стоящего на пути к заветной двери. Бенкендорф охнул, но успел схватить наследника. Александр отчаянно брыкался, пытаясь вырваться, но в этот момент на помощь своему начальнику подоспели очнувшиеся, наконец, от ступора жандармы. Глядя, как жандармы уводят по коридору сопротивляющегося изо всех сил цесаревича, Бенкендорф покачал головой. За спиной послышались шаги. - Ну как, Александр Христофорович? – раздался из-за плеча голос императора Николая. - Тяжело, Ваше Величество - утирая со лба пот, ответил Бенкендорф. - Да, граф, Вы уж простите за беспокойство, – вздохнул император. – Из нас никто уже сладить не мог, вот и пришлось прибегнуть к крайним мерам, - звать Вас и Ваших людей на помощь. - Всегда к Вашим услугам, Ваше Величество, - невозмутимо ответствовал граф, вместе с главой государства Российского наблюдая за очередными попытками наследника престола вырваться из цепких рук жандармов уже где-то в конце коридора. Цесаревича Александра Николаевича вели в ванную комнату, где его второй час дожидалась остывшая теперь уже ванна. Наследник очень не любил купаться.

Gata: Саня в ванне ))))) Sheena, вы сделали мой день Sheena пишет: Если кто-нибудь соорудит по мотивам этого, с позволения сказать, произведения, коллаж, автор будет только счастлив Наследник не любит купаться - это ж государственная тайна, такое нельзя иллюстрировать

Светлячок: Беня прекрасен Санек тоже Sheena, аплодирую

Sheena: Gata пишет: Саня в ванне ))))) Sheena, вы сделали мой день Светлячок пишет: Беня прекрасен Санек тоже Sheena, аплодирую Рада, что понравилось Беня прекрасен в сериале, так что это не моя заслуга. Моя только новая обстановка Gata пишет: Наследник не любит купаться - это ж государственная тайна, такое нельзя иллюстрировать А жаль, жаль. Я бы полюбовалась на это Особенно на их схватку с графом

Gata: Я бы Саню вместе с мундиром постирала, но у Бени - выдержка :)

Светлячок: Sheena пишет: Особенно на их схватку с графом Эти светлые моменты иногда случаются. Один раз при моем непосредственном участии (во мне икнул сын императора Рима)

Sheena: Светлячок пишет: Эти светлые моменты иногда случаются. Один раз при моем непосредственном участии (во мне икнул сын императора Рима) Помню, читала Это прекрасно Нет, АХБ мне искренне жаль - не мальчик уже, все-таки, но тем не менее..

Роза: Sheena пишет: Цесаревича Александра Николаевича вели в ванную комнату, где его второй час дожидалась остывшая теперь уже ванна. Наследник очень не любил купаться. Люблю подобные искрометные миниатюры

Lana: Добро пожаловать. Рассказ получился задорным и шутливым, как ласковый щелчок по носу, в данном случае - наследному .

Sheena: Роза пишет: Люблю подобные искрометные миниатюры Lana пишет: Рассказ получился задорным и шутливым, как ласковый щелчок по носу, в данном случае - наследному Благодарю! Lana ,

Sheena: Это не полноценный фанфик, а скорее так, зарисовочка. Задумка родилась при посещении аквапарка. Правда, автор так и не определился, будут его герои кататься со снежной горы (что в принципе более-менее реально, вспомнить, к примеру, Ораниенбаумскую катальную горку), или с водной, что было бы лихим стебом и неплохим издевательством над истории. В общем, в тексте, за исключением самого начала, прямого указания на это нет, так что решайте сами, дорогие читатели. Что до авторского видения ситуации, то АХБ в плавках безусловно, переплевывает все 1. Название: Катальная гора 2. Жанр: конкретный стеб 3. Герои: Александр Николаевич, А.Х. Бенкендорф

Sheena: ...Когда же цесаревич заговорил про купальни с неслыханной новинкой - водными катальными горками, - Александр Христофорович закрыл глаза и мысленно застонал. Он уже предвидел все, что произойдет дальше. - Прелестное, скажу я вам, местечко - жизнерадостно вещал наследник. - И горки хорошие, и бани. Государь выразительно посмотрел на Бенкендорфа. Граф нервно сглотнул. - Хорошо, Александр, идите. Мы обсудим ваше катание позже. Цесаревич коротко поклонился императору и вышел. - Ну, Александр Христофорович, и как Вы объясните тот факт, что цесаревич под видом простого князя катается на горках без всякой охраны? И почему об этих его развлечениях я узнаю последним, и от него самого, а не от Вас? - Помилуйте, Ваше Величество... *** - Граф, раз уж Вы все равно здесь, давайте развлекаться вместе? А то мне одному скучно. Бенкендорф смерил наследника взглядом. - Ваше Высочество, прошу простить, но я здесь не для развлечений, а для Вашей охраны. - Полноте, граф, здесь полно ваших людей. Если Вы отвлечетесь на минутку, ничего не случится. К тому же, я ведь буду находиться как раз перед Вами, а значит, Вы будете наилучшим образом исполнять свою обязанность, наблюдая за мной. На подобное замечание у почтенного, повидавшего виды генерала отвисла челюсть, и граф даже не сразу нашелся, что ответить юному наследнику престола. … - Но.. Ваше Высочество... - граф все еще не мог поверить, что цесаревич не шутит. Однако же, шутка явно переходила все пределы. Неужели и правда заставит?... Глядя на обвисшие усы шефа жандармов, Александр искренне забавлялся. Он привык видеть властного, жесткого Бенкендорфа, привык спорить с этим человеком, противостоять ему, но все это относилось к тому суровому графу, которого Александр видел во дворце. Здесь же вся почтенность генерала куда-то делась, стоило тому снять мундир. - Давайте, давайте, Александр Христофорович. На Вас же ваши подчиненные смотрят. Они еще, пожалуй, подумают, чего доброго, что Вы трусите. Этого ветеран войны 12-го года стерпеть не мог. Глядя в глаза цесаревичу, Бенкендорф сделал знак, чтобы ему подали катальный коврик. "Еще не хватало, чтобы этот юнец меня перед моими собственными людьми позорил" - возмущался про себя граф. Возмущаться, впрочем, пришлось недолго: подняв голову, Бенкендорф оценил горку, которая сразу стала выше и круче в несколько раз, и все остальные мысли разом выскочили из головы. Цесаревич уже стоял на нижней ступеньке, готовый рвануть вверх по лестнице. - Ну, что же Вы, Александр Христофорович? Пойдемте уже! Подниматься пришлось вроде бы недолго, но уже после второго пролета граф слегка запыхался. "Все-таки годы берут свое, - тоскливо подумал Бенкендорф, - а дальше будет хуже. Господи, что я тут делаю?" - потрясенный, граф уставился на панораму, открывшуюся его глазам. От верха отходили две горки, на выбор. Одна круче и страшнее другой. Как ни странно, возле более крутой собралось больше народу. Катались, в основном, молодые, но были и люди постарше. Бенкендорф осторожно обошел очередь, подошел ближе к краю и как бы невзначай посмотрел на горку. От увиденных изгибов ему стало худо. И вот по этому он должен сейчас спуститься. Ради чего? Если уж жертвовать жизнью и здоровьем - так хотя бы на благо Отечества… От размышлений Бенкендорфа отвлек голос Александра: - Ну что же Вы, граф, неужели испугались? - цесаревич уже приплясывал в нетерпении, ожидая своей очереди на спуск. - Яяя? Испугался? Вашшше Вы… Сиятельство, Вы за кого меня держите? - Я в Вас даже не сомневался, граф! - кивнул цесаревич. Все с той же дурашливой веселостью он подошел к краю горки, плюхнулся на катальный коврик и повернулся к графу. - А впрочем... Позвольте, я уступаю Вам очередь! Поезжайте, граф! Бенкендорф до последнего надеявшийся оттянуть тягостный момент, а может и избежать катания вообще, с сомнением посмотрел на коврик, и вновь перевел взгляд на цесаревича: - А может Вы все-таки вперед, Ваше Сиятельство? А я Вас там, внизу нагоню... - Нет-нет, что Вы, граф, прошу Вас, поезжайте - наследник расшалился до того, что аккуратно подтолкнул шефа жандармов к краю горки. - Не мешкайте! Как во сне, Александр Христофорович медленно опустился на коврик. Сердце отчаянно стучало. Он многое повидал, многое прошел в этой жизни, но сейчас - и ему стыдно было признаться в этом даже самому себе - он боялся. Но отступать было нельзя. Вокруг смотрели люди, за спиной ждал цесаревич. Хуже того - Бенкендорф был абсолютно уверен, что все его люди, видевшие их беседу с наследником, сейчас, не отрываясь, смотрят на горку, ожидая феерической поездки своего начальника. - Ваше Сиятельство, - сделал последнюю робкую попытку граф, с надеждой обернувшись к цесаревичу. Александр, забавлявшийся замешательством шефа жандармов, решил, что тянуть дальше нет смысла: - Да не мешкайте же, граф! Или Вас подтолкнуть? - Нет, благодарю Вас, - нервно передернул плечами Александр Христофорович. Еще только этого не хватало - чтобы его, как мальчишку, сталкивали с горы.. Поерзав, устраиваясь поудобнее на катальном коврике, граф мысленно перекрестился и осторожно толкнулся руками от края горки. Коврик проехал буквально пару сантиметров, и только теперь граф разглядел то, чего не увидел раньше - перед первым "ухабом", горка уходила вниз под добрым, почти вертикальным наклоном. Это было сделано для набора скорости, чтобы катающиеся не застревали где-нибудь посередине горы, а проезжали все ухабы до конца. "Матерь Божья", - успел подумать граф, широко открывшимися глазами глядя на этот провал у себя на пути, в то время как коврик начинал скользить, бешено набирая темп...

Gata: Зарисовку про катальные горки Третье отделение пропустило бы к публикации под названием "Сны цесаревича"

NataliaV: Боюсь представить, чем для графа закончилась эта авантюра.

Sheena: Gata , не мечтайте, Александр Христофорович, сотрудники Третьего отделения, бывшие в тот день на службе вместе с Вами, подтвердили, что их шеф по приказу цесаревича катался с горы

Sheena: Сходила на нового, вышедшего недавно "Питера Пэна" (Барри в гробу вертится вентилятором), заностальгировала, пошла перечитала оригинал ("Питер Пэн и Венди"), уже другими глазами, заодно посмотрела фильм 2003 года... В общем, так и родилась эта зарисовочка. Может, немного мрачновато получилось, но со счастливым концом, по крайней мере. Итак, Фандом: Питер Пэн Название: Смертельный друг Жанр: Ангст, Харт Герои: Питер Пэн, Капитан Крюк

Sheena: Питер с трудом долетел до поляны и рухнул вниз. Перед глазами все плыло, мир вокруг качался туда-сюда, как шлюпка в обезумевшем штормовом море. Сил добраться до поселения индейцев, к друзьям, уже не было. «Это конец», - понял Питер. Он весь взмок, его трясло. Потихоньку он переставал понимать, что происходит вокруг. *** Голову окунули в холодную воду ручья. Питер забился, попытался вырваться, но держали крепко. Питер затих, покорно отсчитывая секунды. Сил сопротивляться у него все равно не было. Время замедлилось, секунды тягуче тянулись – то ли тридцать их уже прошло, то ли две-три минуты – Питер не мог бы сказать. Наконец, державший поднял голову Питера из воды и, едва дав глотнуть воздуха, снова окунул обратно. Питер не бился в судороге – такой уж сильной нехватки воздуха он не ощущал, и легкие не горели, и круги перед глазами не пульсировали, как это бывает, если слишком долго задерживать дыхание. Он не успел ничего разглядеть, пока голова была над водой. Ясно было одно – видимо, его нашли пираты, - больше некому было на этом острове пытаться его утопить, - но жестокий капитан не пожелал немедленной смерти Питера, видя своего старого врага в таком жалком состоянии, и решил хорошенько поиздеваться напоследок. Снова голову подняли, снова вдох, и снова обратно в воду. Теперь краем глаза Питер успел рассмотреть толпу пиратов, окруживших его. Впрочем, раздумывать над этим не хотелось. Мир по-прежнему кружился, звуки доносились как будто издалека. Сознание медленно, но верно покидало его, даже холодная вода, струйками бежавшая по шее, спине и груди, ощущалась смутно, будто во сне. Еще несколько раз его голову окунали в воду, но каждый раз достаточно быстро давали глотнуть воздуха, так что Питер даже не начинал задыхаться. Все мысли – в первую очередь, о Венди, которая предала его, о Потерянных мальчишках, которых она забрала с собой, кинув его, оставив его жить и сражаться на этом острове в одиночку, отходили на задний план. Питер, едва удерживаясь краем сознания и не чувствуя ни боли, ни холода, просто покорно наблюдал за тем, как его оттащили от ручья и усадили на корточки. Он ощущал, что кто-то его придерживает, чтобы он не упал; но боли и судорог в ногах не чувствовал. А сознание упорно куда-то уходило. - Проклятье! – донесся откуда-то сверху голос. – Он уходит. Ну, давай же, давай, приди в себя! – завалившийся на бок Питер скорее осознал рассудком, чем ощутил, что кто-то хлещет его по щекам. Еще немного, и все закончится. И наступит покой… В бессильной ярости капитан пиратов Джеймс Крюк пнул ногой ближайший пень. На острове Небывалом, или, как еще называли эту страну, в Нетландии, не было настоящего алкоголя и табака. Здесь все было понарошку: и ром в бочках, стоящих в трюмах «Веселого Роджера», и трубка мира, раскуренная индейцами у большого костра. Но сейчас Питер умирал от настоящего алкогольного отравления, подсмотрев в барах Лондона, как некоторые очень расстроенные взрослые пьют какие-то явно волшебные напитки. Спереть пару бутылок этому прохвосту не составило труда, и теперь он тихо и беспомощно уходил, попавшись в ловушку алкоголя. Организм отказывался выводить яд, но и бороться с токсикозом тоже не мог. И настоящих лекарств здесь не было, только Микстура, которую понарошку пили Пэн со своими мальчишками, чтобы угодить Венди. Крюк снова пнул ни в чем не повинный пень. Должен же быть какой-то выход, какое-то средство… Единственным выходом виделась попытка удержать сознание мальчишки. А для этого придется вызвать боль. В опьянении, конечно, болевой порог завышен; мальчишка попросту ничего не чувствует. Но до него, вернее до его организма нужно, нужно достучаться. Нужно удержать, вернуть… Взгляд упал на сломанный, слегка отходящий ноготь на пальце руки мальчика. В отчаянии капитан подцепил его своим крюком и дернул. Ноготь оторвался, из пальца пошла кровь. Мир вокруг вдруг вновь приобрел краски и отчетливые очертания. Яркая, пульсирующая боль захватила палец. Земля резко перестала вращаться и звезды вернулись на положенные им места. Питер открыл глаза, наткнулся на пронзительный взгляд голубых, незабудкового цвета глаз, и слабо улыбнулся. Он еще успел почувствовать, как его подхватили на руки, прежде чем мир вокруг так же стремительно померк и сознание все-таки покинуло его. Капитан был спокоен. Самое главное сделано. Питер потерял сознание, потому что организм был не в силах бороться еще и с болью; но он больше не... уходил. Он придет в себя. Эту ночь Питер Пэн проведет на борту «Веселого Роджера», и рядом с ним всю ночь не будет смыкать глаз жестокий капитан пиратов Джеймс Крюк. А наутро они продолжат свою вечную битву. Если, конечно, Питеру станет лучше.

Алекса: Любимая сказка моего детства Спасибо за возможность снова оказаться вместе с героями.

Sheena: Алекса пишет: Любимая сказка моего детства Спасибо за возможность снова оказаться вместе с героями. По прошествии некоторого времени ее начинаешь читать другими глазами. Я, собственно, как уже говорила, после нового фильма сподвиглась на перечитку =) Может быть сподвигнусь и еще на более крупную зарисовку (на полноценный фф - вряд ли), в голове держу один мотивчик.. Сама обрадовалась встрече со старыми друзьями

Gata: Не могу сравнить с вдохновляющим источником, потому что про Питера Пэна не читала и кина не видела, в моем детстве другие были сказки. Но эта зарисовочка мне понравилась



полная версия страницы