Форум » Альманах » "Колесо Сансары", из жизни наших современников » Ответить

"Колесо Сансары", из жизни наших современников

Светлячок: Название: "Колесо Сансары" Предисловие от автора: Эта история началась в новогодние праздники, будет длиться двенадцать месяцев и завершится тоже под новый год. Герои вам хорошо известны, но не исключаю появление новых, которые мне понадобятся для сюжета. Жанр - сама жизнь, а ней есть и комедия и трагедия, поэтому не стану кромсать музу под какие-нибудь рамки. Прошу снисходительности только к тому, что я пишу в прозе вторую историю. До этого никогда не писала и к литературному творчеству не имею отношения. Хочу поблагодарить Розу и Гату, которые создали мою любимую пару. Если бы не они, то меня бы никогда не растащило на писательство.

Ответов - 120, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Светлячок: Роза пишет: это же строчка из стихотворения Н.Заболоцкого? Если я права, то сколько сразу рождается заложенных в название смыслов. Она. Только я вижу в ней одЫн смысл Все запасаемся валокордином "смерть Кощея" мне он тоже пригодится

Gata: Светлячок пишет: Все запасаемся валокордином "смерть Кощея" мне он тоже пригодится И мазь от синяков :))

Роза: Светлячок пишет: Только я вижу в ней одЫн смысл Кто бы сомневался. Gata пишет: И мазь от синяков :))


Sheena: Мммм, почитала первые главы про Олю и про АХБ, разумеется, Корф с остальными прошел как-то мимо сознания, поэтому честно признаюсь - читала строчку через 3, но пятая глава - это пять! Григ? Ок, отлично. И куча других подобных мелочей, из которых персонажи складываются именно как живые люди, а не придуманные герои. Особо порадовали "эталонный идиотизм" и "она весь вчерашний вечер и утро сегодняшнего дня репетировала скороговорку.." "обычно мужчина мечтает распасться на атомы при виде нацеленной камеры" - обычно они сидят, крайне самодовольные , и никуда распадаться не собираются Очень жаль, конечно, что не удалось послушать само интервью, но я представляю себе, насколько это сложная вещь, поэтому ничего от автора не требую. А в целом все супер. Ну я так полагаю, к моему возвращению произведение значительно расширится, и я смогу оценить продолжение P.S. Тойота (Toyota) пишется через "о" Ну так, на будущее

Светлячок: Наивняк. У Корфа именно Тайота от слова "тай" Что касается тачек на колесах - я краевед Sheena пишет: и никуда распадаться не собираются Плохо ты предмет знаешь, а я видела даже творческих персон, которые теряли дар речи во время мимолетного вопроса перед камерой: "Пару слов о работе с голланским хореографом?"

Sheena: Светлячок пишет: Наивняк. У Корфа именно Тайота от слова "тай" Светлячок пишет: Плохо ты предмет знаешь, а я видела даже творческих персон, которые теряли дар речи во время мимолетного вопроса перед камерой: "Пару слов о работе с голланским хореографом?" Может быть это свойство творческих персон? Ибо мои знакомые директора и прочие начальники перед камерой соловьем разливаются. А где ржущий смайлик, такой, как в посте у Светлячка?

Светлячок: Sheena пишет: А где ржущий смайлик, такой, как в посте у Светлячка? Это из моей личной коллекции

NataliaV: Sheena пишет: И куча других подобных мелочей, из которых персонажи складываются именно как живые люди, а не придуманные герои. Очень верно подмечено. Именно как живые люди, которые рядом с нами. Sheena пишет: Очень жаль, конечно, что не удалось послушать само интервью, но я представляю себе, насколько это сложная вещь, поэтому ничего от автора не требую. Сомневаюсь, что Светик не написала само интервью из-за сложности. Тут что-то другое, скорее всего, оно еще появится в повествовании. Эдвард Григ музыкальный романтик, и мне импонирует вкус генерала.

Алекса: Все живые, настоящие. Понимаю, что само интервью Светик куда-то запрятала, но то что есть уже говорит само за себя. Генерал тоже умеет цапнуть, но играет, а не сжимает "клыки". По-моему, он сам не ожидал, что ему будет интересно. Пыльца попала в оба носа.

Gata: Алекса пишет: Пыльца попала в оба носа А что у нас со второй частью пятой главы? Заждались добавки :)

NataliaV: Алекса пишет: Генерал тоже умеет цапнуть, но играет, а не сжимает "клыки У меня ощущение от интеллигентного генерала, как его подает автор, как от встречи с матерым волком. Ничего личного, просто есть ощущение мощной силы под английским костюмом. Кстати, это патриотично носить вещи мейд ин потенциальный противник? Gata пишет: Заждались доба Придется нам подождать, пока Света не вернется с гастролей.

Gata: NataliaV пишет: пока Света не вернется с гастролей Так я и знала, что она оставит нас с носом до после гастролей :) NataliaV пишет: Кстати, это патриотично носить вещи мейд ин потенциальный противник? Разведчик должен быть незаметным, а в "Большевичке" это было бы затруднительно )))

Корнет: NataliaV пишет: Кстати, это патриотично носить вещи мейд ин потенциальный противник? Как по мне, любовь к Родине не определяется растут или нет у нас апельсины.

Светлячок: Корнет , дай я тя поцалую. По-сестрински NataliaV пишет: Придется нам подождать, пока Света не вернется с гастролей. Спокуха, дайте чемоданы разобрать, потом всё будет.

NataliaV: Корнет пишет: Как по мне, любовь к Родине не определяется растут или нет у нас апельсины. Какие вы, шуток не понимаете. Светлячок пишет: Спокуха, дайте чемоданы разобрать, потом всё будет. С приездом, Светик. Знала бы ты, как я жду продолжения!

Светлячок: NataliaV пишет: С приездом, Светик. Знала бы ты, как я жду продолжения! Спасибо, зайка Знала бы ты, как я жду проду от любимых авторов, синея от надежды

Роза: Светлячок , не томи

Светлячок: Уговорили. Идём в ночное Глава 6. Меркнут знаки Зодиака Часть вторая Закрепив махровое полотенце на груди, Ольга расчесала у зеркала волосы и капнула несколько капель туалетной воды на запястье. Кто как, а она использовала парфюм только после душа. Любила легкие и воздушные ароматы. Не признавала удушливых восточных амбре. Диоры с Шанелями относила к возрастным маркам, поэтому отказалась от предложения стать лицом Диор, хотя деньги ей были очень нужны. «С таким подходом к жизни разбогатеть, конечно, проблематично». Когда Ольгу пригласили в Москву, пани Ядвига наотрез отказалась ехать. Оставлять же ее одну в Варшаве было чревато – мама была большим ребенком. Под присмотром-то постоянно генерила вокруг себя саспенс, и можно было не сомневаться, что без присмотра креатив будет фонтанировать максимально. Служба спасения и полиция будут дневать и ночевать в доме, а Ольга разорится на счетах и штрафах за вызовы. В итоге мама отправилась к старшей дочери в Ниццу, но финансовые заботы вместе с ней не переехали, а остались на плечах Калиновской младшей. Интервью вымотало ее до трясучки, поэтому Ольга пропустила мимо ушей ревнивые наскоки Романова, которому не давал покоя букет, и пытавшегося превратить ужин в вечер вопросов и ответов. В другой раз она бы это просто так не оставила. Голова была тяжелой и пустой, покрутившись на кухне, Ольга так и не вспомнила, зачем пришла, и прошлепала босыми ногами в сторону спальни. В голове маячил один и тот же вопрос, на который у нее не было ответа: что она сделала не так, где кроется ошибка и почему интервью с Бенкендорфом в итоге превратилось для нее в стремительное падение мимо? Автор дает слово своим читателям, что это было далеко не так. Ольга же считала иначе. Говорили они о Персиполе, Есенине, Александре Македонском, иранском культе света и божественной справедливости, жаре и его ранении в Бушере… Во время рекламной паузы за кадром: - Не волнуйтесь, Ольга. - Я вовсе не волнуюсь. Вам показалось, Александр Христофорович. - Будем считать, мне показалось, будто вы играете навязанную вам роль. - Если речь обо мне, единственная роль, на которую я претендую - немного развлечь почтенную публику. - Мы оба неплохо справляемся, правда? Ольга упала в постель и с наслаждением натянула одеяло до подбородка. «В любой непонятной ситуации, ложись спать. Еще Сунь Цзы говорил, ну что-то он такое говорил, не знаешь что делать - не делай ничего, вот! Великий был человек, даром что китаец». Зазвонил домашний телефон. Она от неожиданности села, включила ночник и огляделась. Источник раздражения барабанных перепонок находился на прикроватной тумбочке и не умолкал. - Два часа ночи, - буркнула Ольга в трубку. - Детка, мне нужна ваша помощь. - Звоните в службу спасения. - Вам нужно-то всего лишь зайти в соседнюю квартиру на этаже. Дверь открыта. - С кем я говорю? - Заодно и познакомимся. Ольга встала, накинула на обнаженные плечи короткое шелковое кимоно, которое использовала вместо халата, и прямо в домашних тапочках-туфельках и без особого энтузиазма вошла в соседнюю квартиру. В прихожей было темно, но дальше из открытой двери в комнату тянулась полоска света. Это была спальня, и что сразу бросалось в глаза – женская спальня. В кровати полусидела худощавая нет, не старушка, но значительно пожилая дама с модной короткой стрижкой на седых волосах и поблескивала живыми карими глазами. Рядом с кроватью стояло инвалидное кресло. - В жизни вы еще красивее, чем на экране. Это была «Ода радости» от встречи с прекрасным. Меня зовут Инга Константиновна. Садитесь же сюда, детка. - Она похлопала сухонькой ладошкой по одеялу рядом с собой. - Добры вечур (доброй ночи), пани Инга, мне приятно, что вы меня узнали. Чем могу вам помочь? – смущенная Ольга присела туда, куда ее пригласили. - Простите мою фамильярность, Оленька, но когда тебе восемьдесят шесть, все кажутся детьми. До чего же вы – ладненькая, - улыбнулась дама. – Я, конечно, уже не такая новенькая и хорошенькая, как триста лет тому назад, и у меня никогда не было таких роскошных волос, но ноги когда-то будоражили воображение членов профсоюзов и милиционеров. Из-за них мне и пришлось вас побеспокоить. Женщина откинула край одеяла, и Ольга увидела загипсованные ноги от колена и ниже. - Как это случилось? - О, в газете могла бы появится заметка «попала под лошадь». Видите ли, я всегда сама покупаю в булочной, пардон, ныне в пекарне свежие сайки. Их очень любил мой покойный муж, и я пристрастилась. Это, наверное, какой-нибудь симптом? Несмотря на оздоровительную деятельность черных риэлторов, в нашем квартале еще в изобилии встречаются алкаши в третьем поколении и живописные психи. Один такой в непотребном состоянии и на велосипеде сбил меня. На левой ноге – перелом, а на правой – трещина, - вздохнула Инга Константиновна. - Почему же вас в таком положении оставили одну дома? - «Мама номер два». - Оленька, я вовсе не одна. За мной ухаживает милая девушка Татьяна. Я отпустила ее до утра к подруге на день рождения, а подруга живет, кажется, где-то в Люберцах. Должна же у девочки быть личная жизнь. «Должна, а совесть, видимо, необязательно». - А ваши родственники? - Сын живет отдельно, и не звонить же ему по каждому пустяку вроде таблетки или укола. У него очень ответственная работа, я не стану его беспокоить. Не могу уснуть – кости разнылись, а на столике нет моего обезболивающего и снотворного. - Вы слишком оптимистично смотрите на проблему. Сказала бы я пару добрых слов вашему сыну и помощнице. Где лежит ваше лекарство, пани Инга? - Посмотрите, пожалуйста, на комоде. - Поэтому вы позвонили Романовым? – Ольга налила воду из графина с рисунком гжель в такую же чашку и вместе с таблетками подала новой знакомой. - Я позвонила вам, детка. Мне прекрасно известно, что Николай с семейством наезжает сюда крайне редко. К тому же, простите великодушно, но мне очень хотелось с вами познакомиться. Это было неожиданно и обезоруживающе. Ольга только с улыбкой покачала головой. - И как же вы узнали, что я живу в соседней квартире? - Я наблюдаю жизнь нашего скворечника через видеодомофон. Отдаю должное Сашке Романову. Это же была его идея? - Так (да), - покраснела полячка. - Надо же, я полагала, что от отца он унаследовал только подвешенный язык. Ну, хитрец. - Я вас не понимаю, пани Инга. - Сашка отсек всех соперников, потому что в наш дом попасть архисложно. Ставлю на то, что он предупредил охрану на пушечный выстрел не пускать дальше холла никого в брюках, стремящихся в вашу квартиру. Ольга совершенно на эту тему не задумывалась, а сейчас сложив два и два, представила нахального брюнета в шотландском килте и рассмеялась. Если бы у него хватил фантазии, она бы могла и попробовать «сациви». Смех вышел тихим и усталым. Инга Константиновна поставила пустую чашку на столик и погладила ладонью теплую девичью коленку. - Детка, простите старую болтушку. Вы устали, а я не умолкаю. Спасибо, что заглянули. Пожалуйста, приходите еще, я буду хвастаться вами своим подружкам. - Пани Инга, я вас не оставлю пока не появится ваша помощница. - Не беспокойтесь за меня, Оленька. До утра я надеюсь обойтись. - Я остаюсь или звоню вашему сыну. Говорите номер, - Ольга была настроена решительно. Было заметно, что Инга Константиновна вовсе не желала расставаться с полячкой и обрадовалась такому повороту. - Я могу сам сказать. – Стоя в дверях спальни, Бенкендорф смотрел на Ольгу с удивлением, чтобы убедится - он видит то, что видит. - Саша, вот так сюрприз! – Инга Константиновна моментально забыла про снотворное. – Если бы ты предупредил, что заедешь, я бы приготовила для тебя ужин. - Спасибо, мама, я сыт, – «ответственный работник» перекинул с одной руки на другую пальто и поцеловал сначала сухонькую ладонь, а после приложился к девичьей. - У меня сломаны ноги, а не руки. Мне приятно приготовить для своего ребенка. Оленька, этот суровый носорог – мой сын Александр. Шокированная открытием и поэтому молчавшая полячка, вздохнула и наконец-то ожила, осознала, что она сидит перед генералом в короткой шелковой тряпочке, под которой ничего нет кроме тонких трусиков: - Пожалуй, я вернусь к себе, пани Инга. Ваш сын здесь, а утром помощница подтянется. - Я провожу. - Не стоит, товарищ генерал-лейтенант. Мне в соседнюю квартиру, а не в Краков. - Какая неприятность этот старческий склероз. Не помню – представляла я вас друг другу или нет? – перешла внезапно от радости к огорчению пожилая дама. – Может быть, нам выпить чаю? - Дженьки (спасибо), пани Инга, но я засну с чашкой в руке. Спокойной ночи. - Большое спасибо, детка, за помощь. - Проше бардзо (пожалуйста). На площадке они оказались вместе, потому что Бенкендорф всегда делал то, что говорил. - Так чем же вам не нравится моя профессия, Ольга? – Осведомился он и накинул на плечи полячки свое пальто. - Почему не нравится? - Вы так на меня посмотрели, когда я вошел. Ольга заправила за ухо падающую на лицо прядь волос и прямо посмотрела собеседнику в глаза. Сработало все вместе: напряжение трудного дня, усталость, его безграничная самоуверенность, рассудительность и талант подчинять своему влиянию людей. - Да, мне не нравится, что вы оставили пожилую и беспомощную женщину одну! Бенкендорф сделал движение бровями. - Вы правы, Ольга, я заезжаю к матери всего лишь несколько раз в неделю, а не каждый день. Каюсь, но положение изменится не раньше, чем я уйду в отставку. - Бывших шпионов, простите, разведчиков не бывает, товарищ генерал-лейтенант. И уверена, что пани Бенкендорф ничего не знает о сегодняшнем интервью. - Я действительно ничего ей не сказал об интервью, потому что не хочу, чтобы она волновалась – у нее слабое сердце, а она бы волновалась до, вовремя и еще много после. - Я поняла - вы всегда убеждены в своей правоте. Он усмехнулся: - Постоянство - неплохая черта у мужчин. Спасибо за беспокойство о моей матушке. Честно говоря, я немало удивлен произошедшим. - Я тоже. Когда ей снимут гипс? - Через две недели. Они были уже около ее дверей. Девушка снимала пальто, шелковый ворот кимоно съехал с плеча и выпустил на свободу маленькую родинку-галочку на ключице, так дети рисуют птичек. Полчаса спустя, он лежал на своей узкой юношеской кровати и, прислушиваясь к тихому сонному бормотанию в соседней комнате, размышлял – отчего заехав к себе на Ростовскую набережную, даже не разулся, а тут же вышел, сел в машину и покатил на Кудринскую к родительскому дому? Служба приучила его дисциплине и аскетизму. Женщины, бывавшие в его жилище, сначала роняли слюну на квартиру в знаменитом Доме архитекторов, потом удивлялись одномерности его бытия. Умиленные суровым бытом наутро с энтузиазмом уговаривали его немедленно купить мягкую мебель и переставить шкаф. Александру было не понятно, почему все без исключения желали продолжать с ним знакомство с этой бессмысленной, по его мнению, акции. Сандро Бенкендорф, такой внимательный и воспитанный, при дальнейших попытках женской благотворительности делался непробиваемой бетонной стеной, преодолеть которую было невозможно. Осознав это, дамочки тихо покидали так и не насиженное гнездо, отправляясь на дальнейшие поиски понимания и комфорта. Они мало значили в его жизни, потому что не успевали оставить в ней след. Генерал пристроил правую руку за голову, прикрыл глаза и углубился в анализ полученной информации из посольства в Иране и сложил с донесением Репнина и лондонской агентуры, но проклятое мужское бессознательное помнило аромат духов полячки. Так, что там с поставками оружия… «Все, спать! И думать о хорошем… красивая родинка-птичка, родинка-птичка…»

Роза: Света, зачет! Остальное завтра :)

Gata: Вчера из-за жуткой головной боли рано отползла от компа, прочитать удалось только сегодня. И как теперь работать-то :) Когда перед глазами, как у генерал-лейтенанта, родинки-птички пляшут хоровод Саня отдыхает надежно, но вот присутствие нахального брюнета в мыслях панны Ольги мну категорически не нра Дядя напек пряников и выстрогал дубинку, ждет продолжения банкета :)



полная версия страницы