Форум » Альманах » "Колесо Сансары", из жизни наших современников » Ответить

"Колесо Сансары", из жизни наших современников

Светлячок: Название: "Колесо Сансары" Предисловие от автора: Эта история началась в новогодние праздники, будет длиться двенадцать месяцев и завершится тоже под новый год. Герои вам хорошо известны, но не исключаю появление новых, которые мне понадобятся для сюжета. Жанр - сама жизнь, а ней есть и комедия и трагедия, поэтому не стану кромсать музу под какие-нибудь рамки. Прошу снисходительности только к тому, что я пишу в прозе вторую историю. До этого никогда не писала и к литературному творчеству не имею отношения. Хочу поблагодарить Розу и Гату, которые создали мою любимую пару. Если бы не они, то меня бы никогда не растащило на писательство.

Ответов - 112, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Светлячок: Глава 1. Бенкендорф В новогодние праздничные каникулы, когда большинство российских граждан предавалось всякой обывательской ерунде, в некоторых государственных ведомствах не переставали светиться окна. Средних лет мужчина с проседью в волосах сидел за большим дубовым столом и изучал информацию на листах формата А4. На двери его кабинета красовалась табличка «Генерал-лейтенант А.Х. Бенкендорф». Должности в этом ведомстве на табличках не писали – их и так знали все, кому положено. На столе тренькнула вертушка спецсвязи. Генерал отложил бумаги и снял трубку. - Бенкендорф. Слушаю. - Здравствуй, Сандро. С Новым годом! - В трубке покашляли. - Здравствуй, Николай. И тебя с наступившим. Умудрился простыть в Сочи? - Пустяки. В горах воздуха не хватает, как денег после зимних игр. - Давай просто радоваться тому, что у нас была олимпиада, о которой уже все забыли, кроме бюджета. - Опять шутишь. Мне прессы хватает с их подначиванием. Что с нашим делом? - Коля, раз уж ты позвонил, скажу – считаю эту затею дурацкой. Извини, за прямоту. - Дожил. Начальника его первый зам дураком называет. Спасибо на добром слове. Это даже не моя просьба, это приказ Самого. Наше дело офицерское – выполнять. - Интересное снимается кино. Сам бы тогда отдувался. Ты – лицо нашей конторы, а эта программа так и называется «Первые лица». Мне там делать нечего. У тебя язык подвешен лучше, чем у тамады. - Сандро, ты, конечно, не мастер художественного слова, но никто лучше тебя не справится. У программы высочайший рейтинг. Её смотрят все, кто должен. В феврале сам знаешь, что начнется, поэтому нам надо заранее создать благоприятный имидж. Вот ты имидж-то побрей и вперед на амбразуру, а у меня отпуск. - В трубке хохотнули. –Завидую тебе. Ты ведущую видел? - Не имел такого удовольствия. - Мне наш главный военный шепнул, что одного министра после интервью неделю коньяком отпаивали: впал в эротический экстаз. - Коля, давай по делу, - прервал шутливый тон начальства Бенкендорф, - раз это приказ, сам знаешь, я подчиняюсь, но на будущее буду тебе признателен, если наша служба и дружба будет продолжаться без публичного канкана. - Харашо, дарагой, - глава важного ведомства Николай Павлович Романов изобразил кавказский акцент, но после паузы перешел на привычный тон, - Вернусь 13-го, как раз к твоему юбилею. Не вздумай зажать поляну, полтинник – это мужская, не пацанская дата. Бенкендорф хмыкнул. - Лады, куда от вас денешься. - Как в конторе? - В штатном режиме. Отдыхай, генацвале. Ни в чем себе не отказывай. Поклон супруге. Бенкендорф и Романов знали друг друга с детства, выросли в одном дворе. Романов был старше на несколько лет. Вместе заканчивали академию Генерального штаба, вместе участвовали в первой грузино-абхазской войне, и это была не последняя война в их биографиях. Много чего пережили друзья за годы службы в разведке, много было у них общего, но личная жизнь похожей даже близко не была. Генерал армии Романов был патологически неравнодушен к слабому полу и, не смотря на постоянные левые эпизоды, жену первую и единственную на спортсменку или певичку не поменял, относился к своей второй половине с нежностью и был отцом троих детей. Антикварные часы с римскими цифрами показали 21.00. Генерал щелкнул пультом, и экран на стене ожил. Шла заставка программы «Первые лица». Он был в курсе, но раньше не смотрел, так как всю властную верхушку в стране знал, как облупленную, и что они могут сказать, а больше – о чем умалчивают. Да и нужную информацию, включая цвет подштанников премьер-министра, если таковая будет нужна, он получал из других, более надежных источников, чем СМИ и глобальная сеть. На экране возникла эффектная девушка и с обволакивающим польским акцентом представила своего гостя, директора Института нейрохирургии им. Бурденко, академика … «В следующей программе смотрите на клинический случай на примере российской СВР», - усмехнулся по себя генерал. Концепцию еженедельной программы ему подробно изложили помощники. Бенкендорф еще раз глянул в бумаги: только прямой эфир, место встречи и вопросы для интервью определяет ведущая, она же сопродюсер программы. На экране, меж тем, мелькнул знакомый интерьер, опытный глаз через минуту определил, что академика будут «допрашивать» в Большом зале консерватории. Неожиданно. Академик, кажется, тоже удивлен. Дальше – больше. Полька повела речь не о медицине как таковой, а о музыке и ее влиянии на нервную систему. О жанрах, тональности и прочих звуковых волнах. Мягкая, проникновенная и одновременно уверенная манера общения, так не свойственная современной молодежи, умение слушать и искренний интерес к собеседнику, терпение, помноженное на такт, сделали своё дело – научное светило, будучи страстным меломаном, размяк и выложил о себе всё,о чем даже не думал, что когда-нибудь расскажет на камеру. Если бы ведущая не стала вежливо благодарить за встречу и прощаться, он бы и дальше ей исповедовался. - Любопытно. Бенкендорф пошелестел бумагами и нашел среди распечаток информацию о польке: Калиновская Ольга Адамовна, место рождения Варшава, полных лет 26. Родители... Окончила Сорбонну... Допустим. Стажировка в ... Кандидат в мастера спорта… хм, неплохо. На польском телевидении вела авторскую программу… В этом году пригласили в Москву… Контракт с Первым каналом на сумму… Рекламный контракт с Мерседес-Бенц. Связи, контакты… Привычки… Личная жизнь… Генерал уже собирался отложить лист, но взгляд зацепился за знакомую фамилию. Вчитался и откинулся на спинку кресла в раздумье. Андрей исчез три месяца назад во время оперативной встречи. Случайное совпадение? В совпадения опытный разведчик не верил. Паузу прервал завибрировавший телефон в кармане пиджака. С другой стороны мобильной связи раздался требовательный женский голос: - Александр, это неприлично! Мы с Лизой ждём тебя за накрытым столом. Почему ты игнорируешь семью?! - Оставь, Маша. Я предупредил, что буду занят. Попытайся иногда слышать других, а не только себя. - Слышать, понимать, тут надо сердцем, сердцем чувствовать. Но у тебя его нет, иначе бы Андрюша сейчас был с нами! - Нервная дама всхлипнула и отключилась. Бенкендорф постучал пальцами по столу: очередная попытка родственницы его прогнуть. Жалость смешивалась с пониманием навязчивой манипуляции – обычной манере общения, которую Мария Алексеевна Долгорукая, больше двадцати лет безуспешно на нем отрабатывала. Сентиментальный читатель верно истомился ожидая, когда автор поведает не о тонкостях профессий, а о личном. Многие у нас в клубе предпочитают почитать о профессиональном, тогда спешу сообщить, что моя история к тематическим сайтам не имеет отношения. Для тех же, кто уже чего-до достиг в профессии, и хотел бы ближе к телу, начинаю удовлетворять любопытство. Александр Христофорович Бенкендорф был поздним и единственным ребенком в семье юристов-международников. Подавал большие надежды в точных науках, иностранных языках, да много где и в чем был в первых рядах, когда неожиданно для родителей, вместо МГИМО или Бауманки, сдал экзамены в военное училище. Это выверт не просчитывался никаким логарифмом, и уже пожилой профессор перестал разговаривать с сыном. На свадьбу не пришел, так и ушел из этого мира молча. С Бенкендорфом учился Петр Долгорукий. Долговязый, вспыльчивый, себе на уме, но рисковый и не лишенный оригинальной фантазии. Они ладили. Александр был экспертом в создании нормальных отношений в коллективе. Жестокая стихия быта была Бенкендорфу неведома и поэтому не волновала. Он никогда не трясся над деньгами и личными вещами, и одалживал их приятелям легко и без «жабы» внутри. Знакомство произошло воскресным летним днем. Компания лейтенантов, накануне бурно отметивших выпуск, отмокала на Истре. Соня упала с лодки, случилось это у берега, но бортом лодки ее ударило, и она чуть не утонула, если бы Бенкендорф не вытащил ее за шиворот. Когда Соню отпаивали чаем, над рекой вспыхнула перламутровая радуга, такая ясная и чистая, какую никто и никогда не видел. Соня восторженно смотрела не нее, а потом такими же глазами посмотрела на Александра, он улыбнулся девушке, и это случилось. Это время стало в жизни Бенкендорфа самым лучшим не только потому, что он постепенно узнавал замечательную девушку, но и потому, что постигал, что такое живопись. Соня закончила художественное училище и научила его видеть и чувствовать жизнь в красках на холсте, которую он раньше воспринимал как нечто муторное и скучное до одури. По его мнению любовь, кроме восхищения и мечтаний, заключалась в том числе в упорном и длительном ухаживании за предметом любования, что он и делал с присущей ему основательностью. К Щербининым вместе с ним часто захаживал Долгорукий, который положил глаз на старшую сестру Марию. Там Бенкендорфаи присмотрел глава семьи, Алексей Андреевич, незаметный и суховатый, один из немногих умных и прозорливых людей в тогдашнем руководстве Первого главного управления КГБ. Он комплектовал свою команду профессионалов, которая очень пригодилась стране в нужный момент. Будем снисходительны к будущей теще, заведующей постановочной частью Большого театра, которая воспринимала молодых лейтенантов, как омолаживающее проникновение варваров в Римскую империю. Свадьба прошла тихо и богато, с коллективными пожеланиями быть счастливыми. Жить стали сразу отдельно. Когда Соня заболела, они думали, что это беременность, теща радостно хихикала над их опасениями. Какое-то время они ходили по разным врачам не веря диагнозу, потом все подтвердилось – лейкемия. Они сделали все, что могли, врачи тоже, из клиники Соню отпустили в «отпуск» домой на десять дней перед операцией. Из очередной командировки на Ближний Восток Бенкендорф привез ей сладостей, а через три дня Сони не стало. Бенкендорф снял трубку на рабочем столе и нажал кнопку спецсвязи. Через минуту ему ответили и отчитались по всей форме. - Да, капитан Репнин, и тебя с Новым. Никаких зацепок? Должны быть. А пока результат твоих усилий, как от дойки козла. Даю тебе еще неделю. Как вернешься, вместе с Корфом ко мне. На телеэкране задергались в блестящих тряпках герои нашего времени из какого-то шоу. Бенкендорф выключил плазму и прошел во внутреннюю комнату кабинета, где располагалась зона отдыха. Достал из холодильника минералку и плеснул в пузатый стакан. Снял рубашку, обнажив тяжелую литую мощь плеч, и надел боксерские перчатки. Когда он наносил точные и резкие удары по «груше», это помогало лучшему аналитику режимного ведомства сосредоточиться и обдумать задачу.

Светлячок: Глава 2. Корф Черная Тайота Камри притормозила у подъезда в уютном московском дворике. Брюнет слегка наклонился вправо и открыл дверь со стороны спутницы. - Давай до свидания. Отцу привет. Декоративно хрупкая девушка поежилась то ли от январского ветра, то ли от резкого тона – давней причины ее страданий. - Владимир, к чему этот негатив? - Видимо, потому, что у меня были свои планы, но кому это интересно. В Москве исчезло такси? - Меня берут в лучший театр страны. Я так долго об этом мечтала, мы мечтали с Иваном Ивановичем. - Ты могла за мечты и метеоризм принять. Отец-то уже не в возрасте тонких намеков и полутонов. - Я даже не сомневаюсь, что тебе за свои слова не стыдно. Такая эмоция тебе неведома. - Причем здесь стыд, о чем ты бредишь? - Злись сколько хочешь, но все равно – спасибо что подвез и за подарок. - Какой подарок? А.. ну... ок. Он и не думал обременять себя беготней по магазинам в поисках новогодних презентов, просто заехал к отцу и дал денег, сопроводив комментарием, чтобы отец купил себе наконец-то нормальные очки – сколько можно перетягивать оправу резинкой, и для Анны тоже передал сумму, чтобы отец выбрал что-нибудь на ее вкус. Видимо, купил и сказал, что это подарок от сына - У меня тоже есть для тебя подарок. Она порылась в сумке и протянула Владимиру конверт. - Это лишнее. - Возьми, пожалуйста. Не понравится, выбросишь. Девушка сунула конверт в бардачок и вышла из машины. Задержалась у домофона в поисках ключей, которые, как назло, притаились на дне сумки. Очень хотелось обернуться, но она проглотила это желание вместе с обидой на манеру общения, которую избрал строптивый сын ее опекуна. В квартире ей навстречу вышел Иван Иванович Корф, а из кухни выкатилась необъятная домработница Варвара. Оба в один голос: - Что? - Всё получилось! После экзаменов, меня зачислят в труппу Большого. Правда, пока в хор, но Сергей Степанович обещал мне в новой постановке «Риголетто» партию Джильды. - Анечка, я счастлив, - опекун обнял девушку и поцеловал в лоб. Варвара суетилась рядом и вытирала мокрые руки о фартук. - Как чувствовала! Приготовила твой любимый рыбник. Домочадцы дождались, когда Анна разуется, повесит дубленку и снова атаковали ее вопросами. - Расскажи, как всё прошло – глаза старика сияли в новой оправе от «Тони Морган». - Меня слушал сам Оболенский, инспектор Кирилл Шишкин, даже Мария Долгорукая заглянула. - Иначе и быть не могло. Ты – талант! – Потрясал в воздухе пальцем Иван Иванович. – Я, конечно, надеялся, что сразу в солистки, но не переживай, долго в хоре ты не задержишься, а после Джильды о тебе заговорит театральная Москва. А Мария Алексеевна что-нибудь сказала? - Нет. Только недолго послушала и ушла. - Я ей сам потом позвоню. Почему Володя не поднялся? Анна опустила ресницы. - Опять поругались? - Я не ругалась. Иван Иванович, не надо было просить Владимира меня сопровождать. Корф старший нахмурил брови. - Ему все равно нечем заняться. Пусть сделает что-то полезное. Идем, обедать. Варвара с утра у плиты колдует. Снег на праздники и не подумал посетить столицу. Было сыро, ветрено и противно. Шины шипели на асфальте, как простуженный пожарный. Владимир вырулил к перекрестку с улицей Академика Королева. «Корф, дави в себе злую тварь. Девчонка не виновата, что твой рапорт волынят в канцелярии. Вернешься в свою нору и завалишься на диван с заслуженной депрессией» - размышлял он, когда замигал виброзвонок мобильника. - Привет, Мишастый. - Привет, Корф. Два вопроса, дружище. Первый – что будем дарить шефу на юбилей? А второй – где упадем на Старый Новый год? - Поскольку первое совпадает со вторым, а нас не приглашали, то вопросы отпадают сами собой. - Повторяю для тупых: шеф в курсе, что ты чудишь. Требует на ковер обоих. И раз нам предстоит явиться на порку, прилично и безопасно явиться с подарком. - Если бы была такая простая линейная зависимость, Мишель. С подарком решим. Как сам? - Вполне. Скоро увидимся. - Давай. Пока. Корф прикурил сигарету и стал перестраиваться в левый ряд. Резкий толчок сзади опрокинул его грудью на руль. Выругался и глянул в зеркало заднего вида: из серебристого Мерседес-Бенц модели для высшего общества вышла высокая, стройная девушка в стеганой меховой безрукавке и узких брючках. - Барышня, вы глаза в бутике забыли? – Владимир уже обозрел степень катастрофы и не пытался быть вежливым. - А вы мозги на парковке. – Модница перевела взгляд с разбитой фары на грубияна. – В России не включают поворотники? - Ваша девичья фамилия по-видимому Шумахер. Поворотник горит, то есть горел, пока вы его не снесли. Девушка не удостоила его ответом, возмущенно оттопырила нижнюю губу - это сделало ее еще очаровательнее, и заговорила с кем-то по яблочному гаджету. Владимир внимательно взглянул на незнакомку, мотнул головой, смахивая непослушную челку, и улыбнулся. - Вы Ольга Калиновская? - Вас это не касается. - Отрезала полька, сверкнув голубыми глазами. - Не надо на меня так смотреть, как будто мы с вами встретились после долгой разлуки. - Возможно, так и есть. Меня зовут Владимир Корф. - Это вы в протоколе запишите. Позвоните, пожалуйста, в полицию, нужно зафиксировать аварию. Откуда вы только взялись на мою голову, я очень тороплюсь. - Может, не стоит никому звонить, и мы сами обо всем договоримся? - Всё придется делать самой, - девушка села в машину, захлопнула дверцу перед носом Корфа и занялась видеорегистратором. Корф потоптался рядом и постучал пальцем по стеклу. В окне появилась маленькая щель. - Что показывают? Мне тоже интересно. Окно приоткрылось наполовину: - Значит, вы включили поворотник?! Внимание на экран. Владимир оценил запись и невесело усмехнулся – надо же было так лохануться. - Не стану бить себя в грудь, что самый честный в природе. Искуплю, чем пожелаете. Готов ко всему, в том числе и к внебрачным детям. - Дзиенкую бардзо. Сколько же сумасшедших неопознанными проживают рядом. Стекло снова стало между ними стеною. Через прозрачную преграду он видел, что красавица нервничает, не потому что посматривает на часы, а выдает себя жестом, которым касается волос. Минут через двадцать к месту аварии подъехал черный джип, из которого вышел лощеный офисный «крысеныш». Ольга вручила ключи от Мерседеса пижону-юристу и собралась уже пересесть в джип, но тут Владимир остановил ее, спиной облокотившись на дверцу. Полька держала в одной руке кожаную сумку с ноутбуком, а другой попыталась открыть дверь автомобиля. - Это не высокомерие, если вы подумали. Повторяю, я спешу. Дальше всем займется мой юрист, у него есть все необходимые бумаги. - Когда я вас снова увижу? – Вальяжно спросил Владимир и еще теснее прижал дверь. - Да вы, оптимист. - Зря вы меня оптимистом ругаете, панна Ольга. Вот пытаюсь найти вход в отношения, а вы не помогаете. Нюх что ли теряю. Нахал и красавчик, скучающий в адреналиновом голоде, все это она уже проходила и еле сбежала, высоко подкидывая коленки. И заходы как мир старые, а бесят как новые. - У меня нехватка добрых дел в прошлом году. Пожалею ветерана, помогу советом – берегите нюх, в него могут от души зарядить, если будете общаться в свойственной вам хамской манере. Прощайте. Корфу нравились сексуальные и остроумные женщины с неприступными льдинками на дне зрачков. - До скорой встречи, Ольга. Джип умчал ее в сторону Останкино. Юрист уже что-то строчил и поглядывал на Корфа хитрыми глазками, и стоимость ему не меньше семи штук евро в месяц. «Не понять мне этих социальных альпинистов». Меж тем, с автопотоком к ним приближался проблесковый маячок ГИБДД. Вечером того же дня дома, если так можно было назвать служебную однокомнатную квартиру в типовой многоэтажке по синей ветке Арбатско-Покровской линии метро, Корф, сунув руки в карманы джинсов, гонял во рту сигарету и смотрел в окно на праздничную иллюминацию, освещающую темноту большого города. Здесь, и это он знал наверняка, ничего не прослушивалось и не писалось. Жаль, но когда его рапорт об увольнении подпишут, придется съехать. Куда? Это он не знал, но уж точно не собирался возвращаться в квартиру родителей. У отца с Анной полный консенсус, и он там лишний. Беда или, если хотите, личная трагедия Владимира Ивановича Корфа состояла в том, что он был слишком красив. Неприлично красив. Пока прыщавые одноклассники маялись от смущения, пытаясь пригласить подружку на свидание, у него таких проблем не возникало – девчонки, расталкивая друг друга, сами его приглашали. В университете, в сборной России по пулевой стрельбе из пневматического пистолета, вокруг него всегда крутились упругие попки и длинные ноги. Корф был неглуп. Впереди мелькала реальная перспектива: офис госкорпорации по распилу бюджета, казино, оффшоры, британский паспорт. Но вот характер… Он любил Москву, летнюю дачу в Старой Рузе, дышать морозным хвойным воздухом где-нибудь на Волге, и никуда не собирался уезжать. Мальчишкой запоем читал шпионские романы, стирал в пыль диски с фильмами о Бонде. Но с такими внешними данными дальше инструктора по стрельбе не двигался. Это только в кино Штирлица может играть князь Болконский. Корф не сдавался и шел к своей цели, стремясь отличиться и попасть на глаза Бенкендорфу. Шеф рискнул и включил его в спецгруппу к Репнину и Долгорукому. И тщательно спланированная операция провалена. Андрей исчез, растворился, пропал. Чтобы не выедать себе мозг, Владимир прихватил планшет и завалился на диван. Порылся в соцсетях: Ольга Калиновская нигде не засветилась, хотя информации о телезвезде в том или ином виде было достаточно. Полистал виртуальный фотоальбом, Ольга явно обладала модельными данными, но только рядом он ощутил исходящие от нее живую энергию и обаяние. В животе заурчал прощальным приветом единственный утренний бутерброд, и Корф нехотя поплелся на кухню. Пока возился с яичницей слушал в наушниках последний альбом The Courteeners. Он совсем забыл о подарке Анны, который так и остался лежать в бардачке машины, куда его положила белокурая девушка.

Роза: Появление этой темы дарит надежду, что нас ждет продолжение. Я не стану гадать о возможных сюжетных перипетиях, потому что мне интереснее удивиться или нет по факту. Света, я у монитора жду.

NataliaV: Светик, в отдельной теме теперь можно и поразмыслить. Знаешь, я жду интервью, как не ждала новогоднее обращение президента. И хочу узнать об Ольге подробнее, потому что она, как мне представляется, изменит судьбы если не всех, то многих москвичей, которых ты уже упомянула.

Gata: Светик, аудитория у твоих ног!

Светлячок: Gata пишет: Светик, аудитория у твоих ног! Собственно, не надо литавр. Кому интересно читает, кому нет, не читает

Светлячок: Глава 3. Ольга Редколлегия шла уже минут сорок. В своем кабинете Ольга переоделась в жакет из осенне-зимней коллекции Стеллы Маккартни. Подхватила ноутбук и перед выходом взглянула в зеркало: волосы растрепались, но успею пригладить по пути в переговорную. В Москве ей в целом нравилось, но качество воды оставляло желать, и без того пышные крупные кудри превращались в неуправляемый каштановый водопад. - Ольга, - подхватился с места Александр Романов, член Совета директоров телеканала и по совместительству заместитель генерального продюсера, пододвинул для девушки стул, - звонили по поводу аварии. Как вы себя чувствуете? - Спасибо, со мной все в порядке. Девушка села и постаралась сосредоточиться на предстоящем интервью. Впервые с момента работы в России ей рекомендовали собеседника. Очень серьёзные люди дали серьёзный совет не отказываться. Единственное, что ей удалось отбить – место съемки и вопросы, которые она не собиралась заранее согласовывать. Руководство канала с кем-то долго совещалось, прежде чем ей дали добро. К этому моменту Ольга уже еле сдерживала негодование, но хорошие манеры – не деньги, их не пропьешь. Она откинула со лба вьющийся локон и начала: - Извините за опоздание, панове. Снимаем в моем рабочем кабинете. Народ за столом оживился и начал удивленно переглядываться. Всегда место съемки, которое предлагала Калиновская, было на первый взгляд парадоксальным, но по результату верным. Но сейчас было что-то совсем из ряда вон. - Повторяю еще раз, снимать интервью с паном Бенкендорфом будем у меня в кабинете. Нужен свет и одна мобильная камера. - Две. - Вклинился режиссер. - Нужны еще общие планы. - Это ваша работа, только не уверена, что на двадцати квадратных метрах, получатся достойные общие планы. - Все будет в лучшем виде. Сегодня определимся с ракурсами. Такое предложение, давайте шишку из разведки снимать в пол-оборота и со спины. «Берег мой, покажись вдали, краешком, тонкой линией», – затянул фальцетом режиссер. -У меня другое предложение – говорить только по делу. - Романов даже не посмотрел в его сторону, но режиссер тут же заткнулся. Сидящая напротив смазливая рыжая девица наклонилась к соседке, шеф-редактору Наталье Репниной, и зашептала: - В Москве на праздники остались три калеки, две чумы, а наша фифа умудрилась кого-то подрезать. Как она влезла в этот жакет? Он ей вообще не по фигуре. Элегантно одетая Репнина покосилась на Нарышкину - в тесной водолазке цвета спасательного буя, аквамариновых штанах шириной с паруса средней яхты и ботинках в горошек, напоминающих о ветрянке – тот еще удар по сетчатке. - Катя, если страдаешь от гормонов, выпей что-нибудь успокоительное. - Тебе нужнее, не от меня жених сбежал, а я спокойная, как слон, и аппетит хороший. - Над вымыслом слезами обольюсь. Обычно сдержанная с коллегами Репнина была готова придушить Нарышкину. «Дивная дура. Отборное самодовольство фонтаном. Как ее Романов терпит?! Маловероятно, чтобы они были любовниками. Он положил глаз на Ольгу». Жакет на Калиновской сидел отлично, с небрежным изяществом и шиком, свойственным полячкам. У Наташи был врожденный вкус, но иногда ее охватывало сомнение. Пару раз они вместе с новой приятельницей ездили по магазинам, и умение Ольги безошибочно из вороха вещей выудить самую подходящую, поражало тертую в этом деле Репнину. Появление в Останкино эффектной польки вызвало массовый стресс у женской части коллектива. Постепенно они прониклись, что им нечего опасаться - Ольга держала с мужчинами вежливую дистанцию, и сомбреро было не по хуанам. Разве что полу-олигархам из руководства, но одна половина из них женаты и имеют на шее любовниц, из другой половины сыпется песок и справки о хроническом простатите. Александр Романов, вот это был лакомый кусок: холостой, весь такой холёный, европеизированный, к тому же богатый наследник папы со связами. Нарышкина не унималась: - Александр Николаевич, я еще раз предлагаю концептуально изменить стиль. Мы не должны держать польский акцент во всем, включая в одежду. Стоит максимально приблизить внешний облик ведущей к российской аудитории. Ольга изогнула бровь и вспомнила высказывание Саади «говори с людьми в соответствии с их разумом». - По этой незатейливой логике получается, если я надену кимоно и прищурюсь, то и иероглифы освою? - Уже можно смеяться? Тогда ха-ха. - Шуток не любите и не понимаете? Сочувствую, без юмора жизнь скучна и уныла. Романов поводил туда-сюда губами и подытожил: - Всем спасибо, все свободны. Готовимся к съемке. НатальСанна, проследите за всем и завтра проект мне на стол. Облажаться нельзя, иначе всем будет очень больно, но вам, коллеги, больнее. Ольга Адамовна, задержитесь, пожалуйста. Телевизионные творцы потекли на выход. Нарышкина уже в дверях прошипела: - А вас, мадам де Помпадур, я попрошу остаться. - Ты точно в порядке? - Всё хорошо, Алекс. - Тогда почему мы снимаем здесь? - Если бы мы снимали твоего отца, пришлось бы искать другое решение, потому что два Романова в одном месте в одно и тоже время – это слишком. - Ничего не понял. Ольга, что ты задумала? - Раз уж мне навязали гостя, пусть это будет моя территория. Хочу быть хозяйкой положения. Его поди ничем не проймешь. - Да уж, Христофорыч всегда невозмутим, спокоен и собран. - Хорошо, когда человек имеет на плечах голову всю и сразу. Постепенно информация усаживалась в голове, и Александр рассмеялся, он не всегда понимал: пошутила Ольга или это были сложности перевода. - По крайней мере, я его без головы не видел. Убедила – донесу до ушей генерального нашу идею. - Нашу? - Твою, твою. - Романов улыбнулся и церемонно поцеловал Ольге руку. - Мы едем смотреть квартиру? - Овшем (конечно). Через час они вышли из итальянского суперкара на Кудринской площади у центрального подъезда известной Сталинской высотки. Уже стемнело, и Ольга не смогла вполне оценить масштаб архитектурного гиганта. Парадная встретила гостью мрамором, колоннами, мозаикой и консьержем в форменной одежде. Лифт бесшумно взмыл на последний этаж, на котором парочка размножилась в зеркальных отражениях. На площадке было всего две квартиры напротив друг друга. Александр взял замешкавшуюся девушку за руку и потянул налево. Открыл дверь и сделал приглашающий жест: - Прошу, принцесса в ваш замок. - Алекс, хватит, у меня уже виски болят. Всю дорогу Романов не умолкал. Он был из тех мужчин, которые картинно готовят барбекю, устраивая цыганочку с выходом. В Москве Ольга жила в номере «Свиссотель Красные Холмы». Телеканал держал несколько номеров в разных отелях под бронью для служебных целей. Интерьер особой индивидуальностью не блистал, однако новое место жительства было современным, удобным, чистым и с хорошим панорамным видом на исторический центр мегаполиса. График был плотным, поэтому в отеле Ольга появлялась только для ночного отдыха, а его-то в последнее время не стало. Выловить Ольгу в свободном полете было довольно сложно: c утра на студию, на официальные мероприятия она приезжала только в рамках контрактов с телеканалом и немецким автомобильным концерном, сама к кипучей светской жизни не стремилась, и озабоченные кавалеры, для которых выяснить место дислокации телезвезды было плевым делом, навострились поджидать ее у отеля. Самые ретивые и способные приплясывали около ее апартаментов. Просьбы к службе безопасности оградить были прямо пропорциональны известности и финансовым возможностям поклонника. Настойчивая неуёмность российских мужчин изрядно ее достала. Больше всего раздражала непоколебимая уверенность, что за деньги можно купить всё. Уже некоторое время она подумывала о том, чтобы снять квартиру, и предложение сияющегоот собственной находчивости Романова, оказалось кстати. Как только журналистка появилась на студии, ее непосредственный руководитель сделал охотничью стойку. Ольгу нельзя было назвать красавицей в классическом, то есть античном понимании, когда нос, кудряшки, покатые плечи и грудь еще надо нащупать. Она была гибкой и спортивной. Широкое лицо украшали голубые глаза с густыми ресницами и розовые ямочки на щеках. Губы, казалось, хранили какой-то молчаливый секрет, и нижняя капризно доминировала над верхней. В ней не было тонкой кости и изящной хрупкости, ее отличала томная и одновременно стремительная грация снежного барса. Постепенно Калиновская и Романов присмотрелись друг к другу и нашли общий язык в приятном флирте, в нескольких шагах от настоящих глубин. Легкой походкой, осматриваясь, Ольга прошлась по квартире и ощущая себя посетительницей Вилянувского дворца, где ее покойный отец долгие годы служил директором. Антикварная мебель, иконы, старинные издания Библии, фарфор, гобелены – все это не фабричная штамповка - уж в этом магистр культурологии и дочь коллекционера знала толк. Рассматривая на стене портрет мужчины с тонкими губами и маршальскими погонами, в ней зрело удивление, как этому человеку удалось приравнять церковь с членством в партии. Большинство икон было девятнадцатого века и одной школы. До шедевров иконописного искусства, чья цена зашкаливает, полководец не успел развить вкус и кошелёк. В кабинете она взяла с письменного стола рамку с фотографией - на нее с радостными улыбками смотрело семейство Романовых в количестве пяти человек разных возрастов, включая Александра, который обнимал за плечи двух девчушек. - Алекс, что это значит?! - Это наше родовое гнездо. Ну, не сказал сразу. Ты бы иначе не поехала. - Не надо решать за меня, чтобы я сделала или не сделала.Чей это портрет? Александр обнял ее сзади и притянул к себе. - Деда. Оля, родители уже несколько лет живут в загородном доме, я слинял отсюда в свою берлогу, а в нашем чистопородном доме случайных жильцов никогда не было и не будет. Охрана не хуже, чем в Кремле, а может быть, даже лучше. Отец лично занимался. Я не умею жить в музее, а ты говорила, что любишь бродить по историческим зданиям. Вот тебе советское барокко вместе с ампиром и прочими рококо. Бродить не означает жить, как всегда мужчины слышат что-то своё. - Родители знают, что ты подрабатываешь риелтором за их спиной? - Полетишь со мной в Сочи на Рождество? За рюмкой чая сообщим им, что на Кудринской поселилась прекрасная фея. Скажи, что я молодец. Он был невозможно привлекательный, и Ольга боялась что вот-вот увлечется им серьезно, но один раз она уже на этом поскользнулась, и на данном жизненном этапе мужское обаяние никак не складывалось у нее в новогоднюю ёлку с подарками. - Может, мне тоже завести манию величия? Нет, в Сочи, пожалуйста, без меня. Достаточно того, что о нас бог знает, что болтают коллеги. - Я за то, чтобы слухи оказались правдой. Если ты не полетишь, тогда я тоже останусь в Москве. С тобой. - Алекс, до весны еще далеко, я не растаю за время твоего отсутствия. Поезжай, Рождество – семейный праздник. Давай не будем торопиться, я пока не готова к новым отношениям. Стоило ему заглянуть в сапфировые глаза девушки, он внезапно оробел, стал уменьшаться в размерах и достиг высоты кожаного пуфика в прихожей. Ольга улыбнулась и с кошачьей грацией вытянула руки на его плечах. От этой неожиданной нежности он снова подрос в собственных глазах, и в сердце затеплилась надежда на продолжение вечера. - Что скажешь о квартире? Ольге тоже не улыбался антикварный интерьер, но Алекс так старался ей угодить и переливался всеми цветами радуги от уверенности, что угодил. - Мне подходит, если твои родители не станут возражать. - Не станут. Предлагаю отпраздновать новоселье в «Турандот». - Не возражаю, поехали. Остаток вечера они провели за ужином, обсуждая предстоящую съемку и школьные шалости Романова-младшего в доме на Кудринской, которые Алекс живописал под австралийское красное сухое.

Gata: Ох, Светкин, Светкин, так и бацает ноктюрн на водосточных трубах моих бедных нервах :) Прежде, чем обещанное интервью состоится, я успею поседеть Светлячок пишет: Стоило ему заглянуть в сапфировые глаза девушки, он внезапно оробел, стал уменьшаться в размерах и достиг высоты кожаного пуфика в прихожей В этом месте я выдохнула, но где-то неподалеку бродит Корф, еще не скукожившийся до размера фары от мерседес-бенца Чмоки за проду! Сомбреро не по хуану, античное понимание и далее по списку - смеюсь и аплодирую меткости авторского словца P.S. Вечером накачу коньяковича и еще раз перечитаю - надеюсь, желание обломать Сане лапы поуменьшится до вменяемого размера :)

Корнет: Светлячок, я буду заглядывать. Представляются мне впереди серьезные мужские разборки по разного рода вопросам. Опять же умный граф шеф и нет, я не Барон, я другой Корф. А между ними благоразумный Репнин, а над ними хоровод красавиц. Кого я уже мысленно похоронил - Андрей, но если спасибо, что живой, буду рад. Светлячок пишет: Такое предложение, давайте шишку из разведки снимать в пол-оборота и со спины. «Берег мой, покажись вдали, краешком, тонкой линией», – затянул фальцетом режиссер.

Роза: Можно сказать, я переварила прочитанное. Мы с генералом, понятно, переживаем, но никак не можем влиять на авторскую фантазию. Дальше только все больше запутывается клубок противоречий. Это я о своей голове, если что Ольга может быть и едкой, и меткой и умницей. Поглядим, к чему это ее приведет. Александр пока для меня загадка. То есть, он очень колоритен и похож на себя сериального, но их отношения с Ольгой для меня - вопрос. Натулик появился, что предполагает, а Нарышкина в нескольких репликах вся, как есть Светик, спасибо за сочное повествование. Герои у тебя получаются не плоские, а с харАктерными изюминками. Народ ждет интервью, но если я хоть что-то понимаю в драматургии, не оно есть ключ, а хотелось бы. Такой вот парадокс. Кстати, что там за красное австралийское? Шираз?

Светлячок: Gata пишет: Прежде, чем обещанное интервью состоится, я успею поседеть Ниже Роза как бы намекаЭ... Крепитесь, читатели, всё будет в свое время и держите алкоголь успокоительное рядом Можно и Шираз, если не задавит жаба выложить 3 тыщи рэ за бутылку. Саня на Олюшке не экономит. Спасибо за внимание к моей писанине

NataliaV: Нравится мне, что много истинных деталей. Посмотрела в сети про Вилянувский дворец, Сталинскую высотку на бывшей площади Восстания, опять же перебрала новые коллекции С.Маккартни. У Ольги хороший вкус. Теперь по сути. Пока вообще четко выдержан канон, что совершенно удивительным образом согласуется с нашими современными реалиями. Конечно, если есть Романов-сын, должен быть роман, но тут я, кажется, вторгаюсь... В самом сериале было вагон с телегой бреда, а Светлячок у нас далека от подобной пошлятины, поэтому я переполнена надеждой и ожиданиями не только серьезных личных драм-страстей, но и некоторой клубнички. Светлячок пишет: Спасибо за внимание к моей писанине Очень хочется углубиться дальше. Когда?

Роза: Светлячок пишет: Шираз, если не задавит жаба выложить 3 тыщи рэ за бутылку. Саня на Олюшке не экономит. Пыль в глаза пустить Сашка мастер. Широкой души человек

Светлячок: NataliaV пишет: Нравится мне, что много истинных деталей. У меня отличные консультанты NataliaV пишет: Очень хочется углубиться дальше. Когда? Как только вернусь из поездки. Роза пишет: Пыль в глаза пустить Сашка мастер. Широкой души человек Не надо на Саню наезжать. Мне он тоже нравится

Роза: Светлячок пишет: Не надо на Саню наезжать. Мне он тоже нравится А мне нравится, что на этаже две квартиры

Алекса: Я в пока всем довольна, потому что еще ничего не понятно, а значит, есть шанс, если вы поняли, о чем я. Напустила тумана В каждом из персонажей есть своя загогулина, Светик ее обозначила. За нее и буду тянуть одеяло на себя. Попеняю автору, что Александр выходит слишком самовлюбленным. Мог бы не только о себе поговорить с девушкой за бокалом вина. С родителями готов познакомить, а вникнуть не стремиться. У Корфа с Анной пока не понятно на какой почве конфликт, а вот мне гораздо интереснее, почему генерал снова не женился, и что к нему имеет Мария Алексеевна. В смысле, какую претензию? Андрей тоже разведчик, или там другая история? Ольга и Наташа будут подругами или только коллегами? Обе красивые и умные, это не всегда сближает женщин. Вопросы, вопросы...

NataliaV: Роза пишет: А мне нравится, что на этаже две квартиры Я тоже обратила это внимание. Конечно, это может ничего не значить. Алекса пишет: Попеняю автору, что Александр выходит слишком самовлюбленным. За мужчинами это водится. Любят перед женщинами ходить гоголем.

Светлячок: Уже в с лупой по этажу, да, дамочки? Люблю вас Алекса пишет: а вот мне гораздо интереснее, почему генерал снова не женился, и что к нему имеет Мария Алексеевна. Ух ты, как завернула! Почитаем, что там автор понапишет )))

Алекса: Светик, не дразни, когда будет продолжение?

Светлячок: Глава 4. Долгорукие Хмурый генерал возвращался с закрытого совещания в Министерстве иностранных дел. Чиновнику его уровня полагался личный автомобиль с водителем и охраной. Это имелось в наличии, но использовалось Бенкендорфом крайне редко, когда от помпы никак нельзя было увильнуть. Сейчас он сидел за рулем сам. Зазвонил мобильный телефон, на связи была Лиза Долгорукая: - ДядьСань, у тебя есть на меня время? - Здравствуй, Лиза. Что случилось? - Ой, здравствуй, конечно. Можно сказать, случилось и давно. Так как? - Хорошие манеры к племяннице Сони никак не прилипали. - Где ты сейчас? - В консерве. - Жди, скоро буду. Лиза в коротком оранжевом пуховике, с рюкзаком на плече и в джинсах фасона «обосрыш» стояла в густом кружке однокурсниц и тянула резину, чтобы успеть покрасоваться. Девушки громко хохотали и выглядели для студенток Консерватории не слишком академично. - Ксюха сегодня во все стороны посылала победные реляции - я смогла, выгрызла из Шишкина сольник. - Сомовой очень повезло, что на таком заваленном телами рынке Кирюха выбрал нашу носатую соловушку. - Девчонки, Ксения хорошо справляется с арией Розалинды, - протянула Анна. - Жжешь, Платонова. Это теперь мое любимое высказывание в жанре альтернативного реализма. От новой волны хохота в аудиториях задребезжали стекла. Во двор учебного корпуса заехал черный Лэнд Ровер, из которого вышел высокий, крепкий мужчина в расстёгнутом длинном пальто и открыл для девушки дверь. Лиза нарочито долго прощалась, чтобы подружки успели разглядеть ее спутника, и мысленно послала их в нокаут. Теперь разговоров будет! Ей надо только многозначительно не отвечать на вопросы и надеяться, что Анька дотащит эту тему до ушей Корфа. Пусть знает, кого теряет. - К нам приехал наш любимый Александр Христофорыч дорогой, ай дану, дану, дану, - поставленным голосом прогорланила озорница и, виляя плечами, направилась к машине. - Садись уже. Подброшу тебя домой. Бенкендорф хмыкнул и захлопнул дверцу, когда Лиза приземлилась на кожу сидения. Вежливо кивнул девичьей аудитории, ради которой весь сыр-бор и затевался, и сел за руль. Какое-то время они ехали молча. - Начинай жаловаться на матушку, - прервал тишину Бенкендорф и улыбнулся – Долгорукая младшая была проста, как дикорастущий кактус. Лиза не удивилась. Он всегда все знает. Она повернулась к Бенкендорфу: выглядит он отлично: волосы еще темные, мужественное лицо, накаченное тело. У него волевой подбородок и его можно снимать в рекламе любых товаров для настоящих мужчин. Интересно, кто та женщина, которая его обнимает и которую он страстно целует? Почему-то ей хотелось, чтобы он целовался с энтузиазмом и запоем. Вовка целовал ее медленно, как будто дразнил и заставлял самой к нему тянуться. Она думала, что им обоим хорошо, а оказалось – только ей. Зато расставались без халтуры и на живом нерве. Ныне их жизни протекают в разных параллелях и меридианах, но до чего же больно, больно, больно! Андрей рвался серьезно поговорить с Владимиром, но вернулся без побоев, а потом и вовсе куда-то канул. - Я бездарная. - А поточнее? Главное в проблеме – ее масштаб. - Понимаешь, дядьСань, из меня оперная певица, как из клопов балетная труппа. Не хочу повторить судьбу маман. Это была ее идефикс реализовать через меня свои вокальные амбиции, а мне самой это не надо. Пока дед был жив, маман получала главные партии, а после задвинули в третий состав. Вот ее и снесло с катушек. Она столько крови выпивает у любого, кто подойдет ближе, чем на сто метров, а после гибели папы, иначе как криком не разговаривает. - Лиза, ты же леди, а у тебя язык, как у сироты казанской. Леди, чтобы не случилось, всегда улыбчива, рада всех видеть, никогда ничего не замечает и ни с кем не портит отношений. Легкая, как мотылек, а ты везде норовишь буром. - Это не про меня. Не могу я не замечать того, что случилось с папой. И это в тот самый момент, когда его признали бизнесменом года, когда у нашей семьи появились по-настоящему большие деньги. -Следствие еще не закончено, но дело осложняется тем, что авария произошла на территории другого государства. Не ищи черную кошку в темной комнате, там нет криминала. Это трагическая случайность. Пришлось покривить душой. Конечно, не этому его учили в детстве, но годы службы следы оставляют. Шрамы в рубцах оставляют, дорогие товарищи! С французскими спецслужбами удалось договориться, точнее – сторговаться, дело прикрыть и забрать все материалы расследования в Москву. Папка лежала у него в сейфе. Сверху над другой папкой «Дело № 264 о смерти Платоновой М.Н. февраль, 1993 год». - Нет, это дело принципа! Я уверена, что Андрей что-то узнал, поэтому он…, его…, - Лиза всхлипнула. - Принципиальными бывают только дураки. Держи платок.– Бенкендорфу не нравилось, куда свернул их разговор. - Ой, тушь размазала. Не могу, вот чувствую, маман что-то знает, но делает вид, что не знает. Она давно даже не считала нужным скрывать, что относится к папе, как к добычливой говорящей собаке. Иногда досадно раздражающей, но в целом полезной. «Ничего себе выводы. Мария, конечно, давит на детей, и Петр ее распустил, но мать дается в единственном числе». Бенкендорф свернул с Трубной площади и притормозил в одном из переулков у пятиэтажного дома, который нельзя было назвать шедевром советской архитектуры, но квартиры в котором стоили неприличных денег. - Сама ты чего хочешь? - Спасибо, что спросил. Никого это раньше не интересовало. Я хочу работать у тебя, как Андрей. - Андрей – программист и работает на ваш семейный бизнес. Ты из него Сноудена не лепи. - Ну, конечно! - Лиза заискивающе улыбнулась сквозь слезы и стала загибать пальцы. – Ты не думай, я подготовилась и почитала кое-что. Есть кадровые разведчики, потом нелегалы всякие под прикрытием, завербованная агентура, а есть инициативные. Я из последних. Бенкендорф улыбнулся – забавная девчонка, но мозги набекрень. - Лиза, не стоит прыгать из крайности в крайность. Ты сомневаешься, это как раз хорошо. Что день грядущий нам готовит мы не знаем, но Консерваторию надо закончить. Точка. Я слушал тебя в прошлом году на открытом экзамене и не заснул. - Смешно. Это было три года назад, и больше ты ни разу не пришел. Почему? - Извини, занят. - На Рождественский концерт придешь? ДядьСань, если не придешь, я на сцену не выйду. Лиза порывисто обняла мужчину, стремительно чмокнула куда дотянулась – оказалось, в подбородок, и выбежала из машины, громко хлобыстнув дверью. Прижалась губами к оконному стеклу: - Приходи. - Дуреха, - покачал головой генерал и дал по газам. Мария Алексеевна Долгорукая в наброшенном на обнаженное тело шелковом халате направилась в ванную и произнесла на ходу: - Карл, вставай, Лиза может появиться с минуты на минуту. Мужчина лет тридцати шести потянулся в постели и почесал пятерней рыжую волосатую грудь. Он сыто и медленно размышлял о провернутой комбинации и пришел к логическому выводу в свою пользу, и заначка какая-никакая есть на случай непредвиденных обстоятельств. На стабилизационный фонд пока не тянет, но если все пойдет так, как он задумал, через пару лет можно раствориться на облюбованном заранее островке. - Маша, я сто раз предлагал встречаться у меня. Ответом ему был шум воды. Шуллер сел и начал лениво натягивать одежду. Долгорукая появилась в спальне уже в костюме от Кензо и со свежим макияжем. - Ты что-то сказал? - Говорю, проще и приятнее решать все вопросы в моей квартире. Не подростки уже, чтобы смотреть на часы, - рыжий притянул женщину к себе и бесцеремонно облапал. Долгорукая следила за собой, и для женщины, перешагнувшей пятидесятилетний рубеж, была в хорошей форме. Сакральные знания о филерах, круговой подтяжке и гиалуронке не прошли мимо нее. Карл Шуллер был финансовым директором ее мужа. Он не выклевывал мозг с тщательностью и педантичностью покойного Петра Михайловича и держал язык за зубами. Она улыбалась и позволяла ему хулиганить, но глаза оставались холодными. - До официального вступления в наследство пусть все и дальше считают - ты привозишь мне отчеты, и у нас сугубо деловые отношения. - Маша, ты же помнишь свое обещание, да? – заурчал рыжий и куснул аккуратную округлость женского живота, которую Мария Алексеевна решила не подвергать хирургическому стрессу и оставить для пикантности. Женщина бросила взгляд в окно и увидела знакомый джип, из которого выскочила младшая дочь. В голове что-то звякнуло и эхом отдалось в груди слева – она замерла и ждала. Бенкендорф не вышел, а Лиза направилась к подъезду. Долгорукая не успела понять разочарована она или рада этому обстоятельству, когда в дверном замке повернулся ключ. - Не суетись, и каждый из нас получит своё. Прибери постель. – произнесла она барским тоном и направилась в кабинет изображать бурную деятельность. Девушка сбросила рюкзак прямо на мраморный пол и не подумала поздороваться с Шуллером. Он же начал активно прощаться и поспешил исчезнуть из квартиры. Лиза, не снимая ботинок, прошла в кухню: - Тань, покорми меня. - Приготовь сама или закажи что-нибудь, Татьяну я уволила. - Мария Алексеевна вошла следом за дочерью на кухню. – И немедленно сними обувь, иначе сама полы будешь мыть. Новая домработница приступает только завтра. В голосе Долгорукой прозвучало привычное раздражение. Лиза удивленно округлила глаза и присвистнула: - Танька-то тебе чем не угодила? - Смени тон, не со своими подружками разговариваешь. Почему так рано? Опять выгнали с репетиции? Я больше не стану за тебя просить. - Не волнуйся, мама, на концерте буду в третьем ряду у левой кулисы. Не забудь бинокль. Долгорукая как-то грузно присела на стул и на озабоченном лице проступили возрастные морщины. - Пока ты демонстрируешь дурной характер, Платонову Оболенский берет на Джильду. - На здоровье. Мне по барабану. Пусть хоть в «Ковент-Гарден» приглашают, - Лиза пожала плечами и полезла в холодильник. - Перестань вести себя как идиотка. Вся в отца. Слава богу, Андрюша на него не похож. Вы о нем с Александром говорили? - Ты следишь за мной? В армии надо было служить, как папа. И мужским делом заниматься, а не играми с клавиатурой. Сроду тяжелее мышки ничего не поднимал – вот о чем мы говорили. Лиза любила брата, но сейчас ей хотелось задеть, зацепить мать. Долгорукая изменилась в лице, такой злобы Лиза в ней не знала. - Что ты знаешь? Самое мужское дело твоего отца - иметь все, что движется. - Вы прослушали передачу «По волне моей памяти». Пятиминутка ненависти закончилась? Долгорукая вскочила и влепила дочери пощёчину: - Дрянь. - Не доиграла трагедь лицом, мама. Выплюнув обидные слова, с пылающим лицом Лиза выбежала из дома.

Gata: Светик, музыкальное семейство Долгоруких порадовало сочными красками в живописании Еще ужас как интересно было бы заглянуть в сейф АХБ и полистать некоторые папки :) Но главное - подсмотреть, как генерал целуется Ждем, как разовьет эту тему автор. Читателю, как Гаргантюа - сколько проды ни дай, все равно добавки будет ждать

NataliaV: Прода не подкачала. Сталь закаляется, т.е. накаляется. ЧП, интриги, расследования. И среди всего этого вулканом возвышается Генерал, у которого все под контролем. Gata пишет: Но главное - подсмотреть, как генерал целуется Я аж чаем поперхнулась от фантазий Елизаветы. Значит, у нее с Владимиром что-то было. Анна знает? Вообще, смотрю, Лиза в 21 веке развернулась. Озорница - это мягко сказано. Матери хамит в лицо, полагаю, есть за что, но не одобряю. МА и КМ любовники. И мутят какие-то схемы. Света, я твой фанат навеки умеешь удивить и дернуть за нужные струны. Скажу в стиле твой Лизы - круто написано.

Роза: Светлячок , портрет Лизы, с поправкой на сегодняшнее время, без противоречий И что характерно, вроде бы Нюрец есть, но ее, скорее, нет. Авторская находка, я считаю Появился новый пейринг с легкой руки - КМ и МА, тоже в зачет. Светлячок пишет: Она повернулась к Бенкендорфу: выглядит он отлично: волосы еще темные, мужественное лицо, накаченное тело. У него волевой подбородок и его можно снимать в рекламе любых товаров для настоящих мужчин. Всё, что давно наболело?

Lana: Лиза получилась апельсиново-сочная, Свет .

Светлячок: Всем спасибо за внимание в словах Те, кто украдкой и с пластырем на губах, вам тоже - привет. Знаю, что сканируете NataliaV пишет: есть за что, но не одобряю. Правильный подход. Никто не уйдет от жизненной правды. Все герои будут не из розовых соплей, а как оно есть в действительном бытие, а в нем присутствуют разные запахи и оттенки. Роза пишет: Всё, что давно наболело? Да! Он такой, каким его вижу я, а не сборище разношерстных авторов БН

Алекса: Теперь я в ожидании, получится у Лизы что-то раскопать о смерти отца? Пока все в духе БН, и проблема отцов и детей тоже. NataliaV пишет: Значит, у нее с Владимиром что-то было. Анна знает? Может и не знать, если Владимир живет отдельно, а Лиза не распускала язык. Роза пишет: Появился новый пейринг с легкой руки - КМ и МА, тоже в зачет. Этот пейринг наметился еще в ролевой про картошку.

Светлячок: Алекса пишет: Этот пейринг наметился еще в ролевой про картошку. Совершенно справедливые твои слова Я вообще во многом опираюсь на накопленный в фэндоме базис, но в своей подаче.

NataliaV: Светлячок , выздоравливай скорее и порадуй нас продолжением.

Светлячок: Натулик, как только меня выпишут из госпиталя, и я доберусь до домашнего компа, прода воссияет на форуме

Mona: Светлячок , это что-то новое в фикрайтерстве по БН. Свежий ветер в лицо. Приятные ощущения для читателя. Сразу обостряется зрение и желание погрузиться в продолжение. Согласна, что пока канон выдержан. Единственное исключение - Ольга, но смена образа ей только на пользу.

Светлячок: Mona пишет: Светлячок , это что-то новое в фикрайтерстве по БН. Свежий ветер в лицо. Э, я даже присела от неожиданности. "Ку", т.е. спасибо за внимание

Светлячок: Глава 5. Меркнут знаки Зодиака Часть первая Она стояла под душем и переживала заново прошедший день. Теплые струи бежали по лицу, огибали округлости тела и растворялись на полу. С утра бассейн, завтрак, студия красоты, деловая встреча с юристами, переговоры по рекламе, жалобы матери в Скайпе, из которых Ольга поняла, что все как в анекдоте о кошерной жене: если не можешь быть самой умной или самой красивой, надо стать самой больной. А дальше… В монтажке Ольга только что прослушала, записанный закадровый текст, который предварял в программе появление гостя на экране. - Слушайте, это какой-то эталонный идиотизм. Я других слов не нахожу даже. Кто это писал? - Нарышкина. – Рассеяно произнесла шеф-редактор. - Екатерину можно поздравить - она достигла потолка некомпетентности. Опять "особо важное задание", "чисто философская сторона" и прочее. Я звереть начинаю. Наташа, как ты могла это пропустить под запись? Это в эфир не пойдет. Наташа, ты меня слышишь вообще?! Репнина повернулась к Калиновской, и стало понятно, что она находится в каком-то своем измерении, но это все лирика, и дело не должно страдать вместе с глазами Наташи. - Извини, Ольга, надо было её проконтролировать, но вчера было три месяца, как пропал Андрей, и я места себе не находила. Ольга взяла ее за руки и улыбнулась с сочувствием: они между с собой об этом ни разу не говорили, но коллеги живописали причины побега бойфренда Репниной в разных красках и под разными мотивациями. - Я понимаю, как тебе тяжело, но работа есть работа. Если бы ты поделилась со мной своими переживаниями, я осталась и все сделала сама. Мы вроде как подруги, но не разу не говорили по душам. Давай накупим вкуснятины и закатимся ко мне с ночевкой? Я теперь живу в музее имени Романова. Заберемся с ногами на антикварный диван и будем кутить. Как тебе идея? - Здорово! Если у тебя нет других планов на Рождество, то я свалюсь к тебе на голову. Посмеемся, напьемся и посплетничаем. - И упадем спать, не смывая макияжа, потом позавтракаем куриным супчиком, выпьем по бокалу шампанского и снова заснем под пледом в теплых носочках. - Оля, ты искусительница, и я тебя обожаю. Прости меня, что я Нарышкину не стреножила. Теперь у нас нет тизера. - Ладно, после заставки пустим увертюру к опере «Пер Гюнт». Наш герой не равнодушен к норвежскому композитору. Я тоже умею добывать инсайдерскую информацию. Займись, пожалуйста, у нас еще есть минут сорок до эфира. В монтажную студию ввалился бородач оператор с внушительным букетом алых роз и вручил Калиновской: - Просили передать. По моему скромному мнению, Ольга Адамовна, ваш тайный поклонник действует по банальной схеме: цветуйки, потом ресторан. Где алмаз «Орлов» я спрашиваю? - Гриша, прошу снова и настойчиво без второго имени, пожалуйста, которое вы называете «отчество». Мне смешно и страшно. Бородач отсалютовал в знак согласия и откланялся. Полячка улыбнулась и достала из букета записку: «Панна Ольга, готов разнести на мелкие фрагменты остатки своей Тайки ради ужина с вами в «Сахли». Соглашайтесь. Клянусь на сациви, будет очень вкусно. Владимир Корф». Репнина не удержала в себе любопытства и скосила глаза в текст. - Корф? - Вы знакомы? - Владимир – друг моего брата, тот еще гусь. - Наташа, что такое «сациви»? - Грузинское блюдо из курицы. Корф готов его вкушать сутками, - Наташа опомнилась и прикусила язык. – Ты примешь приглашение? - Не знаю. В студию заглянула Нарышкина, ревниво заценила обстановку и закатила глаза: - Генерал уже здесь. Разговаривает с Романовым в твоем кабинете. Нереальный альфа-самец. С таким мужчиной можно хоть в Париж, хоть в Воронеж. - Кому-то, может, и в Париж, а ты дуй в Изумрудный город за мозгами. - Как бы между прочим заметила Репнина. Нарышкина пропустила колкость мимо ушей, так была занята разглядыванием польской выскочки. Опять факт вопиющей красоты, который мало кто осмелится оспаривать. На Ольге было приталенное платье из серо-голубого джерси, с женственной гофрированной вставкой на вырезе. Она одновременно закрывала грудь и привлекала внимание к розовой ямочке у основания шеи. На талии широкий пояс из тонкой кожи украшала необычная пряжка в форме огненного колеса. Минимум косметики, густые блестящие кудри убраны назад под заколку, на плечо упал только один локон – «обойдется, не стану ей говорить, если повезет, не успеет к зеркалу и в таком виде вылезет в эфир». Вся компания направилась к Ольге в кабинет. - Что у него из кармашка на груди торчит? Корешок партбилета? – шепнул оператор режиссеру, и запнулся в проводах, окутавших змеиными кругами пол. - Ага, крепкий чекист, максимум - бригадир вольных каменщиков. Гришка, твою маму, я чуть не навернулся. Основной свет сказал же слева ставить. Телевизионщики шептались в углу, но Бенкендорф услышал и усмехнулся. Вошла Ольга, Романов-младший представил всех друг другу и впился взглядом в букет, который полячка передала Репниной. Девушка протянула руку Бенкендорфу, ее ладонь оказалась мягкой и прохладной, в память стукнулась старая немецкая примета – «не женись на девушке с холодными ладонями и ступнями». Он вовсе не собирался жениться, и сама мысль показалась ему несвоевременной и абсурдной. Ольга внимательно взглянула на генерала и улыбнулась: обычно мужчина мечтает распасться на атомы при виде нацеленной камеры, а этот уверен в себе и никогда не будет сидеть как дурак с мороза. В сочетании с польским акцентом ее деловитый тон звучал вовсе не официально, а совсем даже уютно, но она-то думала, что вполне официально. Иногда любопытно было бы послушать себя со стороны. - До эфира у нас еще полчаса. Начнем знакомиться, а когда все будет готово, пойдет съемка как будто продолжение беседы. Вас не смущает мой напор? - Нет. А должен? - Это было бы непрофессионально. Кофе или чай? - Кофе, черный с сахаром. Принесли кофе, цветы поставили в вазу на край стола для картинки – режиссер не упустил момент, все вышли, в кабинете остались только оператор и его ассистент, оба знали свое дело и передвигались на цыпочках. - Александр Христофорович, - она весь вчерашний вечер и утро сегодняшнего дня репетировала скороговорку «Христофорович, Христофорович, Александр Христофорович…» и выговорила без запинки, - позволите так к вам обращаться? Или для вас удобнее – господин генерал-лейтенант? - Товарищ генерал-лейтенант, - улыбнулся альфа-самец, облаченный в английский костюм с шелковым платком в кармашке пиджака, - но мы же пьем кофе, поэтому не стоит плодить лишних сущностей. Отсечем их бритвой старины Оккамы. - Фраза слишком сложная для моего русского. – Ольга нарочно опустила ресницы и скрыла улыбку, коснувшись губами чашки. «Она меня провоцирует, чтобы прощупать границы острых вопросов. Как бы ни прошло интервью, резонанс будет. Будет резонанс - пыльца разнесется. Попадет в правильные уши – последует реакция, попадет в аллергичные носы - соплями изойдут, но запомнят». Бенкендорф принял решение, как будет действовать, то есть бездействовать в нужной последовательности. - Не могу лишить вас удовольствия сделать эту фразу для себя понятной. Есть два недостатка у дискуссии: всё упрощать и всё усложнять. Разумнее золотая середина. - Будем считать это причудой женской логики. Вот, у японцев есть такое понятие – изменить направление пути. Александр Христофорович, вы когда-нибудь пытались? - Для этого нужно быть спринтером, или даже стайером, а я - марафонец. Представьте себе, Ольга, научного работника, который обнаружил новый подход к проблеме и лет десять подряд его переваривает и пишет статьи. Потом оказывается, что его опередили или подход оказался не верным, короче говоря, неудача. Стоит ли ему менять направление? Возможно, но только направление поиска. - Действительно, к чему такие потрясения, если он передумал умирать богатым и знаменитым. Можно назвать поиском направления ваш переход из военной разведки к международному шпионажу шесть лет назад? - Давайте определимся в терминологии, Ольга. Наш - разведчик, у них - шпион. Наши - искренне заблуждаются, у них - нагло лгут. – Его глаза откровенно смеялись. - Это называется - двойные стандарты, товарищ генерал-лейтенант. Заглянул режиссер и дал знать, что все готово, эфир через тридцать секунд. К Бенкендорфу устремилась Нарышкина проверить хорошо ли закрепили микрофон. Ольга вернула локон в прическу и улыбнулась в камеру. - Спасибо, Александр Христофорович. Мне было интересно. Надеюсь, зрителям тоже. После эфира вокруг них суетились люди, разбирая аппаратуру и провода. Бенкендорф подошел ближе к полячке. - Для меня это был новый опыт. До начала программы мы начали, но не закончили разговор. Он оказался воспитанным, обаятельным, очень мягким и остроумным собеседником, но Ольга чувствовала себя как выжатый лимон – никогда раньше она не испытывала такого напряжения во время работы в эфире. - Вы хотите сейчас его продолжить? - Ни в коем случае не хочу отнимать ваше время. Я собирался сказать, что рад знакомству с вами, Ольга. В этот момент к ним подошел Александр и пожал руку Бенкендорфу. У Ольги появилась наконец возможность выйти из кабинета и дойти до дамской комнаты и выдохнуть у зеркала. - До видзеня, панна Ольга. - До видзеня, пан Бенкендорф.

Gata: Ура, продолжение! И какое продолжение Я не могла отказать себе в удовольствии налить стаканчик вина, запастись шоколадкой и еще раз посмаковать моменты первой встречи Ольги с АХБ, после которой успокоительно стало понятно, что у Корфо-Сани шансов нет Но они, наверно, еще попутаются под ногами :) Альфа-самец и гроза аллергиков заставил мяня впасть почти в нирвану, а ведь это только начало Светик, тысяча благодарных чмоков в обе щечки Набирайся сил, с новой продой приставать не буду, хоть - сама понимаешь, зудит :)

Светлячок: Gata пишет: сама понимаешь, зудит :) Да я бы тоже на любую аллергию согласилась, лишь бы графа в лекари заполучить

Роза: Светлячок пишет: Да я бы тоже на любую аллергию согласилась, лишь бы графа в лекари заполучить За такое продолжение, так и быть, фантазию прощаю Светик, до чего у тебя живое и ощутимое повествование Есть за что покритиковать, но не стану. Беня любит музыку Грига? Ок, принимается. Марафонец Светлячок пишет: - Давайте определимся в терминологии, Ольга. Наш - разведчик, у них - шпион. Наши - искренне заблуждаются, у них - нагло лгут. – Его глаза откровенно смеялись. Это пять Светлячок пишет: И упадем спать, не смывая макияжа, потом позавтракаем куриным супчиком, выпьем по бокалу шампанского и снова заснем под пледом в теплых носочках. Какая милота, мимими Светлячок пишет: Опять факт вопиющей красоты, который мало кто осмелится оспаривать. Остроумная характеристика Часть первая нас дразнит предвкушением к части второй, а название - это же строчка из стихотворения Н.Заболоцкого? Если я права, то сколько сразу рождается заложенных в название смыслов. И, кажется, Натали поделила сердце пополам

NataliaV: Что-то я даже ни сходу, ни подумав слов не нахожу. Настолько всё искрит, что мне хочется говорить обо всех героях одновременно. Выдохну как Ольга, перечитаю десять раз и смогу написать. Роза пишет: Часть первая нас дразнит предвкушением к части второй Да! Это, пожалуй, единственная пока ремарка, которую я осилила.

Корнет: Gata пишет: стало понятно, что у Корфо-Сани шансов нет Не уверен в этом на данном этапе. Корф вполне конкурентоспособен. Александр же пока идёт в черновом варианте, поэтому нет ясности, что он за человек и чего хочет. Роза пишет: Светик, до чего у тебя живое и ощутимое повествование Не поспоришь.

NataliaV: Примерно также рассуждаю - Владимир способен Ольгу увлечь, но для этого должно случится что-то сверхнеординарное, т.е. он должен свершить, потому что Ольга умна и уже обожглась, чтобы снова устремиться на грабли. С Наташей будет интересно, мы намек уловили. Граф, то есть генерал - крепкий орешек, у меня даже мурашки побежали от интервью, которое больше похоже на дуэль между равными соперниками. Но в его крепости его же слабость, как смерть Кащеева в игле, простите за сравнение. Светлячок пишет: - Кому-то, может, и в Париж, а ты дуй в Изумрудный город за мозгами. - Как бы между прочим заметила Репнина. - Что у него из кармашка на груди торчит? Корешок партбилета? – шепнул оператор режиссеру, и запнулся в проводах, окутавших змеиными кругами пол. - Действительно, к чему такие потрясения, если он передумал умирать богатым и знаменитым. Светик, я чуть живот не надорвала. Корнет пишет: Александр же пока идёт в черновом варианте, поэтому нет ясности, что он за человек и чего хочет. История только началась, всё узнаем.

Роза: NataliaV пишет: потому что Ольга умна и уже обожглась, чтобы снова устремиться на грабли Умные женщины иногда тоже ведут себя "как дура"

Gata: Не надо про Корфа, а полезла за валокордином

Светлячок: Роза пишет: это же строчка из стихотворения Н.Заболоцкого? Если я права, то сколько сразу рождается заложенных в название смыслов. Она. Только я вижу в ней одЫн смысл Все запасаемся валокордином "смерть Кощея" мне он тоже пригодится

Gata: Светлячок пишет: Все запасаемся валокордином "смерть Кощея" мне он тоже пригодится И мазь от синяков :))

Роза: Светлячок пишет: Только я вижу в ней одЫн смысл Кто бы сомневался. Gata пишет: И мазь от синяков :))

Sheena: Мммм, почитала первые главы про Олю и про АХБ, разумеется, Корф с остальными прошел как-то мимо сознания, поэтому честно признаюсь - читала строчку через 3, но пятая глава - это пять! Григ? Ок, отлично. И куча других подобных мелочей, из которых персонажи складываются именно как живые люди, а не придуманные герои. Особо порадовали "эталонный идиотизм" и "она весь вчерашний вечер и утро сегодняшнего дня репетировала скороговорку.." "обычно мужчина мечтает распасться на атомы при виде нацеленной камеры" - обычно они сидят, крайне самодовольные , и никуда распадаться не собираются Очень жаль, конечно, что не удалось послушать само интервью, но я представляю себе, насколько это сложная вещь, поэтому ничего от автора не требую. А в целом все супер. Ну я так полагаю, к моему возвращению произведение значительно расширится, и я смогу оценить продолжение P.S. Тойота (Toyota) пишется через "о" Ну так, на будущее

Светлячок: Наивняк. У Корфа именно Тайота от слова "тай" Что касается тачек на колесах - я краевед Sheena пишет: и никуда распадаться не собираются Плохо ты предмет знаешь, а я видела даже творческих персон, которые теряли дар речи во время мимолетного вопроса перед камерой: "Пару слов о работе с голланским хореографом?"

Sheena: Светлячок пишет: Наивняк. У Корфа именно Тайота от слова "тай" Светлячок пишет: Плохо ты предмет знаешь, а я видела даже творческих персон, которые теряли дар речи во время мимолетного вопроса перед камерой: "Пару слов о работе с голланским хореографом?" Может быть это свойство творческих персон? Ибо мои знакомые директора и прочие начальники перед камерой соловьем разливаются. А где ржущий смайлик, такой, как в посте у Светлячка?

Светлячок: Sheena пишет: А где ржущий смайлик, такой, как в посте у Светлячка? Это из моей личной коллекции

NataliaV: Sheena пишет: И куча других подобных мелочей, из которых персонажи складываются именно как живые люди, а не придуманные герои. Очень верно подмечено. Именно как живые люди, которые рядом с нами. Sheena пишет: Очень жаль, конечно, что не удалось послушать само интервью, но я представляю себе, насколько это сложная вещь, поэтому ничего от автора не требую. Сомневаюсь, что Светик не написала само интервью из-за сложности. Тут что-то другое, скорее всего, оно еще появится в повествовании. Эдвард Григ музыкальный романтик, и мне импонирует вкус генерала.

Алекса: Все живые, настоящие. Понимаю, что само интервью Светик куда-то запрятала, но то что есть уже говорит само за себя. Генерал тоже умеет цапнуть, но играет, а не сжимает "клыки". По-моему, он сам не ожидал, что ему будет интересно. Пыльца попала в оба носа.

Gata: Алекса пишет: Пыльца попала в оба носа А что у нас со второй частью пятой главы? Заждались добавки :)

NataliaV: Алекса пишет: Генерал тоже умеет цапнуть, но играет, а не сжимает "клыки У меня ощущение от интеллигентного генерала, как его подает автор, как от встречи с матерым волком. Ничего личного, просто есть ощущение мощной силы под английским костюмом. Кстати, это патриотично носить вещи мейд ин потенциальный противник? Gata пишет: Заждались доба Придется нам подождать, пока Света не вернется с гастролей.

Gata: NataliaV пишет: пока Света не вернется с гастролей Так я и знала, что она оставит нас с носом до после гастролей :) NataliaV пишет: Кстати, это патриотично носить вещи мейд ин потенциальный противник? Разведчик должен быть незаметным, а в "Большевичке" это было бы затруднительно )))

Корнет: NataliaV пишет: Кстати, это патриотично носить вещи мейд ин потенциальный противник? Как по мне, любовь к Родине не определяется растут или нет у нас апельсины.

Светлячок: Корнет , дай я тя поцалую. По-сестрински NataliaV пишет: Придется нам подождать, пока Света не вернется с гастролей. Спокуха, дайте чемоданы разобрать, потом всё будет.

NataliaV: Корнет пишет: Как по мне, любовь к Родине не определяется растут или нет у нас апельсины. Какие вы, шуток не понимаете. Светлячок пишет: Спокуха, дайте чемоданы разобрать, потом всё будет. С приездом, Светик. Знала бы ты, как я жду продолжения!

Светлячок: NataliaV пишет: С приездом, Светик. Знала бы ты, как я жду продолжения! Спасибо, зайка Знала бы ты, как я жду проду от любимых авторов, синея от надежды

Роза: Светлячок , не томи

Светлячок: Уговорили. Идём в ночное Глава 6. Меркнут знаки Зодиака Часть вторая Закрепив махровое полотенце на груди, Ольга расчесала у зеркала волосы и капнула несколько капель туалетной воды на запястье. Кто как, а она использовала парфюм только после душа. Любила легкие и воздушные ароматы. Не признавала удушливых восточных амбре. Диоры с Шанелями относила к возрастным маркам, поэтому отказалась от предложения стать лицом Диор, хотя деньги ей были очень нужны. «С таким подходом к жизни разбогатеть, конечно, проблематично». Когда Ольгу пригласили в Москву, пани Ядвига наотрез отказалась ехать. Оставлять же ее одну в Варшаве было чревато – мама была большим ребенком. Под присмотром-то постоянно генерила вокруг себя саспенс, и можно было не сомневаться, что без присмотра креатив будет фонтанировать максимально. Служба спасения и полиция будут дневать и ночевать в доме, а Ольга разорится на счетах и штрафах за вызовы. В итоге мама отправилась к старшей дочери в Ниццу, но финансовые заботы вместе с ней не переехали, а остались на плечах Калиновской младшей. Интервью вымотало ее до трясучки, поэтому Ольга пропустила мимо ушей ревнивые наскоки Романова, которому не давал покоя букет, и пытавшегося превратить ужин в вечер вопросов и ответов. В другой раз она бы это просто так не оставила. Голова была тяжелой и пустой, покрутившись на кухне, Ольга так и не вспомнила, зачем пришла, и прошлепала босыми ногами в сторону спальни. В голове маячил один и тот же вопрос, на который у нее не было ответа: что она сделала не так, где кроется ошибка и почему интервью с Бенкендорфом в итоге превратилось для нее в стремительное падение мимо? Автор дает слово своим читателям, что это было далеко не так. Ольга же считала иначе. Говорили они о Персиполе, Есенине, Александре Македонском, иранском культе света и божественной справедливости, жаре и его ранении в Бушере… Во время рекламной паузы за кадром: - Не волнуйтесь, Ольга. - Я вовсе не волнуюсь. Вам показалось, Александр Христофорович. - Будем считать, мне показалось, будто вы играете навязанную вам роль. - Если речь обо мне, единственная роль, на которую я претендую - немного развлечь почтенную публику. - Мы оба неплохо справляемся, правда? Ольга упала в постель и с наслаждением натянула одеяло до подбородка. «В любой непонятной ситуации, ложись спать. Еще Сунь Цзы говорил, ну что-то он такое говорил, не знаешь что делать - не делай ничего, вот! Великий был человек, даром что китаец». Зазвонил домашний телефон. Она от неожиданности села, включила ночник и огляделась. Источник раздражения барабанных перепонок находился на прикроватной тумбочке и не умолкал. - Два часа ночи, - буркнула Ольга в трубку. - Детка, мне нужна ваша помощь. - Звоните в службу спасения. - Вам нужно-то всего лишь зайти в соседнюю квартиру на этаже. Дверь открыта. - С кем я говорю? - Заодно и познакомимся. Ольга встала, накинула на обнаженные плечи короткое шелковое кимоно, которое использовала вместо халата, и прямо в домашних тапочках-туфельках и без особого энтузиазма вошла в соседнюю квартиру. В прихожей было темно, но дальше из открытой двери в комнату тянулась полоска света. Это была спальня, и что сразу бросалось в глаза – женская спальня. В кровати полусидела худощавая нет, не старушка, но значительно пожилая дама с модной короткой стрижкой на седых волосах и поблескивала живыми карими глазами. Рядом с кроватью стояло инвалидное кресло. - В жизни вы еще красивее, чем на экране. Это была «Ода радости» от встречи с прекрасным. Меня зовут Инга Константиновна. Садитесь же сюда, детка. - Она похлопала сухонькой ладошкой по одеялу рядом с собой. - Добры вечур (доброй ночи), пани Инга, мне приятно, что вы меня узнали. Чем могу вам помочь? – смущенная Ольга присела туда, куда ее пригласили. - Простите мою фамильярность, Оленька, но когда тебе восемьдесят шесть, все кажутся детьми. До чего же вы – ладненькая, - улыбнулась дама. – Я, конечно, уже не такая новенькая и хорошенькая, как триста лет тому назад, и у меня никогда не было таких роскошных волос, но ноги когда-то будоражили воображение членов профсоюзов и милиционеров. Из-за них мне и пришлось вас побеспокоить. Женщина откинула край одеяла, и Ольга увидела загипсованные ноги от колена и ниже. - Как это случилось? - О, в газете могла бы появится заметка «попала под лошадь». Видите ли, я всегда сама покупаю в булочной, пардон, ныне в пекарне свежие сайки. Их очень любил мой покойный муж, и я пристрастилась. Это, наверное, какой-нибудь симптом? Несмотря на оздоровительную деятельность черных риэлторов, в нашем квартале еще в изобилии встречаются алкаши в третьем поколении и живописные психи. Один такой в непотребном состоянии и на велосипеде сбил меня. На левой ноге – перелом, а на правой – трещина, - вздохнула Инга Константиновна. - Почему же вас в таком положении оставили одну дома? - «Мама номер два». - Оленька, я вовсе не одна. За мной ухаживает милая девушка Татьяна. Я отпустила ее до утра к подруге на день рождения, а подруга живет, кажется, где-то в Люберцах. Должна же у девочки быть личная жизнь. «Должна, а совесть, видимо, необязательно». - А ваши родственники? - Сын живет отдельно, и не звонить же ему по каждому пустяку вроде таблетки или укола. У него очень ответственная работа, я не стану его беспокоить. Не могу уснуть – кости разнылись, а на столике нет моего обезболивающего и снотворного. - Вы слишком оптимистично смотрите на проблему. Сказала бы я пару добрых слов вашему сыну и помощнице. Где лежит ваше лекарство, пани Инга? - Посмотрите, пожалуйста, на комоде. - Поэтому вы позвонили Романовым? – Ольга налила воду из графина с рисунком гжель в такую же чашку и вместе с таблетками подала новой знакомой. - Я позвонила вам, детка. Мне прекрасно известно, что Николай с семейством наезжает сюда крайне редко. К тому же, простите великодушно, но мне очень хотелось с вами познакомиться. Это было неожиданно и обезоруживающе. Ольга только с улыбкой покачала головой. - И как же вы узнали, что я живу в соседней квартире? - Я наблюдаю жизнь нашего скворечника через видеодомофон. Отдаю должное Сашке Романову. Это же была его идея? - Так (да), - покраснела полячка. - Надо же, я полагала, что от отца он унаследовал только подвешенный язык. Ну, хитрец. - Я вас не понимаю, пани Инга. - Сашка отсек всех соперников, потому что в наш дом попасть архисложно. Ставлю на то, что он предупредил охрану на пушечный выстрел не пускать дальше холла никого в брюках, стремящихся в вашу квартиру. Ольга совершенно на эту тему не задумывалась, а сейчас сложив два и два, представила нахального брюнета в шотландском килте и рассмеялась. Если бы у него хватил фантазии, она бы могла и попробовать «сациви». Смех вышел тихим и усталым. Инга Константиновна поставила пустую чашку на столик и погладила ладонью теплую девичью коленку. - Детка, простите старую болтушку. Вы устали, а я не умолкаю. Спасибо, что заглянули. Пожалуйста, приходите еще, я буду хвастаться вами своим подружкам. - Пани Инга, я вас не оставлю пока не появится ваша помощница. - Не беспокойтесь за меня, Оленька. До утра я надеюсь обойтись. - Я остаюсь или звоню вашему сыну. Говорите номер, - Ольга была настроена решительно. Было заметно, что Инга Константиновна вовсе не желала расставаться с полячкой и обрадовалась такому повороту. - Я могу сам сказать. – Стоя в дверях спальни, Бенкендорф смотрел на Ольгу с удивлением, чтобы убедится - он видит то, что видит. - Саша, вот так сюрприз! – Инга Константиновна моментально забыла про снотворное. – Если бы ты предупредил, что заедешь, я бы приготовила для тебя ужин. - Спасибо, мама, я сыт, – «ответственный работник» перекинул с одной руки на другую пальто и поцеловал сначала сухонькую ладонь, а после приложился к девичьей. - У меня сломаны ноги, а не руки. Мне приятно приготовить для своего ребенка. Оленька, этот суровый носорог – мой сын Александр. Шокированная открытием и поэтому молчавшая полячка, вздохнула и наконец-то ожила, осознала, что она сидит перед генералом в короткой шелковой тряпочке, под которой ничего нет кроме тонких трусиков: - Пожалуй, я вернусь к себе, пани Инга. Ваш сын здесь, а утром помощница подтянется. - Я провожу. - Не стоит, товарищ генерал-лейтенант. Мне в соседнюю квартиру, а не в Краков. - Какая неприятность этот старческий склероз. Не помню – представляла я вас друг другу или нет? – перешла внезапно от радости к огорчению пожилая дама. – Может быть, нам выпить чаю? - Дженьки (спасибо), пани Инга, но я засну с чашкой в руке. Спокойной ночи. - Большое спасибо, детка, за помощь. - Проше бардзо (пожалуйста). На площадке они оказались вместе, потому что Бенкендорф всегда делал то, что говорил. - Так чем же вам не нравится моя профессия, Ольга? – Осведомился он и накинул на плечи полячки свое пальто. - Почему не нравится? - Вы так на меня посмотрели, когда я вошел. Ольга заправила за ухо падающую на лицо прядь волос и прямо посмотрела собеседнику в глаза. Сработало все вместе: напряжение трудного дня, усталость, его безграничная самоуверенность, рассудительность и талант подчинять своему влиянию людей. - Да, мне не нравится, что вы оставили пожилую и беспомощную женщину одну! Бенкендорф сделал движение бровями. - Вы правы, Ольга, я заезжаю к матери всего лишь несколько раз в неделю, а не каждый день. Каюсь, но положение изменится не раньше, чем я уйду в отставку. - Бывших шпионов, простите, разведчиков не бывает, товарищ генерал-лейтенант. И уверена, что пани Бенкендорф ничего не знает о сегодняшнем интервью. - Я действительно ничего ей не сказал об интервью, потому что не хочу, чтобы она волновалась – у нее слабое сердце, а она бы волновалась до, вовремя и еще много после. - Я поняла - вы всегда убеждены в своей правоте. Он усмехнулся: - Постоянство - неплохая черта у мужчин. Спасибо за беспокойство о моей матушке. Честно говоря, я немало удивлен произошедшим. - Я тоже. Когда ей снимут гипс? - Через две недели. Они были уже около ее дверей. Девушка снимала пальто, шелковый ворот кимоно съехал с плеча и выпустил на свободу маленькую родинку-галочку на ключице, так дети рисуют птичек. Полчаса спустя, он лежал на своей узкой юношеской кровати и, прислушиваясь к тихому сонному бормотанию в соседней комнате, размышлял – отчего заехав к себе на Ростовскую набережную, даже не разулся, а тут же вышел, сел в машину и покатил на Кудринскую к родительскому дому? Служба приучила его дисциплине и аскетизму. Женщины, бывавшие в его жилище, сначала роняли слюну на квартиру в знаменитом Доме архитекторов, потом удивлялись одномерности его бытия. Умиленные суровым бытом наутро с энтузиазмом уговаривали его немедленно купить мягкую мебель и переставить шкаф. Александру было не понятно, почему все без исключения желали продолжать с ним знакомство с этой бессмысленной, по его мнению, акции. Сандро Бенкендорф, такой внимательный и воспитанный, при дальнейших попытках женской благотворительности делался непробиваемой бетонной стеной, преодолеть которую было невозможно. Осознав это, дамочки тихо покидали так и не насиженное гнездо, отправляясь на дальнейшие поиски понимания и комфорта. Они мало значили в его жизни, потому что не успевали оставить в ней след. Генерал пристроил правую руку за голову, прикрыл глаза и углубился в анализ полученной информации из посольства в Иране и сложил с донесением Репнина и лондонской агентуры, но проклятое мужское бессознательное помнило аромат духов полячки. Так, что там с поставками оружия… «Все, спать! И думать о хорошем… красивая родинка-птичка, красивая родинка-птичка…»

Роза: Света, зачет! Остальное завтра :)

Gata: Вчера из-за жуткой головной боли рано отползла от компа, прочитать удалось только сегодня. И как теперь работать-то :) Когда перед глазами, как у генерал-лейтенанта, родинки-птички пляшут хоровод Саня отдыхает надежно, но вот присутствие нахального брюнета в мыслях панны Ольги мну категорически не нра Дядя напек пряников и выстрогал дубинку, ждет продолжения банкета :)

NataliaV: Не зрая ждала! Светик, я об одном жалею, что ты раньше почти не писала. Это была бы настоящая потеря. Мы тут версии с клыками, а мамочка графа, простите, но даже в 21 веке Бенкендорф аристократизма не теряет, выдала суперхарактеристику "суровый носорог". Она любя, и мы любя согласились. Вообще явление пани Инги, слов не подберу, пусть будет - классно. У такого мужчины другой мамочки и быть не может. Очаровательная и остроумная бабуля. Появление самого графа было вообще фееричным, я вместе с Ольгой испытала шок, хотя догадывалась, что Ольга пришла в дом Бенкендорфов. "Ладненькая" Ольга - молодец, устала-не устала, а пришла. Для меня доброта - самое ценное человеческое качество.

Роза: Как тебе удается сделать своих героев настоящими? Умница, радуешь меня Светлячок пишет: Еще Сунь Цзы говорил, ну что-то он такое говорил, не знаешь что делать - не делай ничего, вот! Великий был человек, даром что китаец». Отличный постулат Светлячок пишет: Ольга совершенно на эту тему не задумывалась, а сейчас сложив два и два, представила нахального брюнета в шотландском килте и рассмеялась. Если бы у него хватил фантазии, она бы могла и попробовать «сациви». Gata пишет: но вот присутствие нахального брюнета в мыслях панны Ольги мну категорически не нра Катя, успокоительное пока отменяется - у Корфа мозгов не хватит Пани Инга прямо находка для нас

NataliaV: Роза пишет: Катя, успокоительное пока отменяется - у Корфа мозгов не хватит Света его болваном точно не сделает, разве что сериальным нытиком. Вот уже в себе археологические раскопки проводит и нервы царапает. С заявлением на увольнение (я так поняла) выступил.

Светлячок: Роза пишет: Умница, радуешь меня Так учителя какие! :) Ингу я скомпилировала из двух своих знакомых. Про Корфа не подскажу. Ждите проду и волнуйтесь. Только теперь не скоро, у меня дела срочные образовались.

Роза: Корф меня слабо колышит, а вот впрыснутые подробности биографии генерала волнуют Мамочку-то за что в гипс? Бабусю жалко. Сначала подумала, что хитрая дама специально подтянула Ольгу, но потом стало ясно, что бабуся сама не ожидала ночного явления "ребенка" Танюшка, как я понимаю, перекочевала от Долгоруких к Бенкендорфам. Не утонет деваха.

Gata: Роза пишет: Корф меня слабо колышит, а вот впрыснутые подробности биографии генерала волнуют Кому как, кому как :) Успокоительные предусмотрительно не убираю далеко

Светлячок: Роза пишет: Мамочку-то за что в гипс? Бабусю жалко. Если бы бабка могла ножками перебирать, до комода бы сама дотянулась. А Беню в гипс закатать меня можно заставить только если перед катком поставить. Gata пишет: Успокоительные предусмотрительно не убираю далеко И мне налейте

Gata: Для гипса еще Корф есть и Саня

NataliaV: Роза пишет: Танюшка, как я понимаю, перекочевала от Долгоруких к Бенкендорфам. Не утонет деваха. А на день рождения к Полине?

Алекса: Света, какая же ты умница, что не тянула долго! Такие сцены ждешь как можно скорее. Я опасливо заглянула на форум, думала - скорее всего, проды нет, а тут такой приятный сюрприз Странно, что Александр так реагирует на букет. Не первый же, я думаю. Или чувствует беду от этого букета? Оленька прелестная, но характер ого-го. О чувствах генерала говорить рано. До чувств еще лететь и лететь, а мысли у мужчин вращаются где надо и не надо Но, как сказала Ольга в ролевой игре "граф заинтересовался" Появление мамы было для меня неожиданным. Интересный поворот. Приятная дама, но это первое впечатление. Посмотрим, чем она нас порадует дальше. И намек на похожесть с мамой Ольги настораживает. "Ребенок" про Беню, ой не могу Светлячок пишет: Говорили они о Персиполе, Есенине, Александре Македонском, иранском культе света и божественной справедливости, жаре и его ранении в Бушере… Во время рекламной паузы за кадром: - Не волнуйтесь, Ольга. - Я вовсе не волнуюсь. Вам показалось, Александр Христофорович. - Будем считать, мне показалось, будто вы играете навязанную вам роль. - Если речь обо мне, единственная роль, на которую я претендую - немного развлечь почтенную публику. Напряжение и заискрило. Мне одной кажется, что Беня не то что бы видит Ольгу насквозь, но чувствует ее? Это такая редкость между незнакомыми людьми. Попасть на одну волну. А что это за ранение и куда?

Светлячок: Сашок, спасибо, но дальше, как я уже предупредила, прода будет, когда у меня образуется свободное время, а это случится даже не знаю когда. Алекса пишет: "Ребенок" про Беню, ой не могу Для маман он, конечно, ребенок до седых волос. Такие у нас родители. Нас это дико раздражает, но приходится терпеть Алекса пишет: что Александр так реагирует на букет. Не первый же, я думаю. Или чувствует беду от этого букета? Какие правильные вопросы! Алекса пишет: Мне одной кажется, что Беня не то что бы видит Ольгу насквозь, но чувствует ее? Этот тоже

Gata: Светлячок пишет: дальше, как я уже предупредила, прода будет, когда у меня образуется свободное время, а это случится даже не знаю когда Это есть очень грустный факт , т.к. проды очень хочется, и, как вы понимаете, совсем не про секрет пропажи Дюни. То есть это тоже интересно, но периферийно :)

Светлячок: Может, мне тогда не напрягаться, а просто вам схематично обрисовать на пол-абзаца что дальше будет и чем сердце успокоится? Дрюню могу даже не упоминать

Gata: Я бы не отказалась от маааленького спойлера, чтобы дальше уже спокойно наслаждаться чтением :) Светик, за сколько продашь?

NataliaV: Светлячок пишет: когда у меня образуется свободное время, а это случится даже не знаю когда. Огорчительная информация, конечно. Но я готова ждать, чтобы подробно, а не схематично.

Корнет: Светлана, после такой заявки, как ночное рандеву в семейном гнезде АХБ? будет совсем нехорошо нас бросить додумывать как и когда, потому что сам финал теоретически вообразить можно. Или я себе польстил?

Роза: Света, не вздумай зажать детали! Сегодня финал Маски, и мы терпеливо помалкиваем на счет продолжения, но с завтрашнего дня...

Тоффи: Корнет пишет: Корф вполне конкурентоспособен Всё ещё в самом начале, и у предположительных соперников равные шансы. Генерал, безусловно, привлекает внимание, но это обаяние опыта и "эполет". Кто скажет, что у Владимира в этом возрасте не будет того же? Не знаю, что предпочтет Ольга. Одним женщинам нужно всё и сразу, другие выходят за молодых лейтенантов и помогают им стать генералами. Второстепенные персонажи не менее интересны, а многие детали авторского языка заставляют улыбнуться. Благодарю Светлану и вместе со всеми жду продолжения!

lidia: Светик, я не всегда пишу отзывы, но одно я могу сказать тебе точно! Продолжение твоей истории я жду всегда и наслаждаюсь каждым кусочком! Спасибо!

Светлячок: (раскланивается) Спасибо за внимание Я в процессе с продой. lidia пишет: Светик, я не всегда пишу отзывы, но одно я могу сказать тебе точно! Продолжение твоей истории я жду всегда и наслаждаюсь каждым кусочком! Лидусь, надо писать отзывы. Они стимулируют работу писательской железы Тоффи пишет: Не знаю, что предпочтет Ольга. Я тоже не знаю. Своенравная девушка попалась Тоффи пишет: другие выходят за молодых лейтенантов и помогают им стать генералами. Эээ, тут я даже за Нюрца не поставила бы и украинского грошика.

Gata: Светлячок пишет: Я тоже не знаю. Своенравная девушка попалась Зато дядю, дорогой племянник, ты знаешь

Светлячок: Дядя, это жандармский произвол, нарушение свободы слова, общечеловеческих ценностей и какой-нибудь еуропейской конвенции.

Gata: Светлячок пишет: Дядя, это жандармский произвол, нарушение свободы слова, общечеловеческих ценностей и какой-нибудь еуропейской конвенции Еуропейские ценности - это Саня+Вова=love&forever А Третье отделение стоит на страже ценностей сугубо отечественных и исключительного права привития их на польскую почву :)

Тоффи: Дядя, пожалуйста, не бейте племянника Читатели ждут продолжение!

NataliaV: Очень ждут.

Светлячок: Дядя может меня даже прибить, но не возымеет. У меня завтра - премьера, поэтому пока не станцую премьерные спектакли - проды не ждите.

Алекса: Светлячок, удачи и успеха! Мы наслышаны. Но продолжение ждём с нетерпением. Пожалуйста

NataliaV: Свееетаааа, когда?

Mona: У меня тот же вопрос

Светлячок: Всё будет, не рыдайте Я просто сейчас архизанята.

Светлячок: Глава 7. Друзья. Коллеги. Сослуживцы Двое молодых мужчин вышли из гаражного бокса ведомственного управления под ледяной ветер. - Хаммер им придется сканировать неделю, не меньше, миллионщик ты наш, - констатировал Корф и поднял воротник куртки. Официальное место работы и легенда для капитана Михаила Репнина была частная компания «ЭкстриМир», где он занимал должность генерального директора и был же ее совладельцем. ЗАО организовывало экстремальный туризм в разные точки мира, а также владело конноспортивным комплексом и стрелковой базой в Подмосковье. После командировки машину полагалось осмотреть спецам связистам на предмет прослушки. Слишком разные они были по характеру, воспитанию и возможностям. Михаил вырос в номенклатурной семье дипломатов. Спецшколы при посольствах, МГИМО - такой золотой мальчик с серебряной ложкой во рту. И при всем при этом, Мишка был ответственным и скромным парнем, без распальцовки и замашек вседозволенности. Владимира и Михаила сдружила спортивная юность и то, что оба считали себя русскими со всеми вытекающими, далекими от космополитизма. - Завидуй молча, Вован. – Михаил сунул руки в карманы. – Дубак. Странно – шеф отымел нас без особого цинизма. К чему бы это? - Моя не понимать. Беня из таких быков тушенку делал, а тут мой рапорт только смял и в корзину выбросил. Но вопрос от этого не меркнет, даже, напротив. Не смущайся, Мишель, вырази себя. - Мне мерещится проверка на дорогах, - потер капитан замерший нос. - Мы-то как повелись на эту туфту? Надо выпить. - Поехали ко мне что ли. Прежде, чем сесть, Михаил с усмешкой осмотрел мятую «задницу» корфовского авто: - Теряешь былую ловкость, дружище. От погони надо уходить болотами, неся машину на себе. - Сам иди в болото. С вмятиной принципиально не поеду в сервис – это был удар судьбы. - Аха-ха,- заржал Репнин, - не опять, так снова. Кто эта «единственная» на этот раз? - Дурак ты, Мишастый. Она неповторима. - Верю. Человеку с кобурой я верю всегда и безоговорочно. Ты диск взял? – поинтересовался командир разведывательного подразделения, имея в виду запись программы «Первые лица» с интервью их непосредственного начальника. - В бардачке. Михаил вынул диск и конверт в разноцветных ёлочках. - Послание от единственной и неповторимой? Корф вырвал у него конверт, сунул во внутренний карман куртки и буркнул: - Анькин рождественский подарок. Репнин замолчал, и пока не поднялись к нему в квартиру, не проронил ни слова. Эту квартиру-студию в элитной новостройке в пределах Садового кольца Корф знал вдоль и поперек, но каждый раз поражался, как можно жить в настоящей прозекторской?! Стиль хай-тэк был явно не его средой обитания. Репнин возился с диском, а Владимир хозяйничал в минибаре, дверца которого напоминала крышку шахты для баллистических ракет. - Мишель, чего плеснуть? - Тебе лишь бы выпить. - Так не выпьешь - не поймешь, какая это гадость. Господи, прими за лекарство! Пить что будешь, давай не ломайся, как девочка. - Виски. - Буржуй недорезанный. - Усмехнулся Корф и бухнулся на диван, протянув другу пузатый бокал с вискарем, для себя он налил стопку водки. – Где ананасы и рябчики? - Могу предложить только сырокопченую нарезку и банку икры. Они дожила до моего возвращения, и срок годности не совпадает с мезозойской эрой. - Раз хлеба нет, икру намажем прямо на бекон. Михаил не был таким же красавчиком как его друг и коллега. Светловолосый, с открытым добродушным лицом, на котором сейчас отражалась озабоченность. Они приканчивали закуску и обсуждали сложившуюся ситуацию. Оба пришли к выводу, что Андрей скорее жив – это был не вопрос веры, а профессионального чутья. Однако процент на то, что случилось худшее, закладывали. Репнину удалось зацепиться. Всё было зыбко, неконкретно, но хоть что-то. Об этом он доложил сегодня Бенкендорфу. Шеф свел и развел брови, а после отпустил их и остался обдумывать полученную информацию. Корф достал сигарету, а у Репнина затренькал мобильный телефон: - Привет, сестрёнка! Жив, здоров, скучал… Да. Нет. Да. С чего бы мне обижаться? Развлекайтесь с подругой на Рождество, или тебе нужно моё благословение? Поел. Приезжать не нужно, я занят. Увидимся. Обнимаю. Передам. Тебе привет от Наташи. - Ну и нюх у твоей сестрицы, Мишка. Владимир говорил бодрым голосом, но внутри весь напрягся. Михаил был спокоен и за телефонным звонком продолжения не последовало, следовательно, он ничего не знает. Это к лучшему – неизвестно бы как Репнин отреагировал. Кого он обманывает, Мишка бы сейчас душил его руками и ногами. К черту, он никому не обязывался оправдывать ожидания. «Да и что там было-то? Поэтому не застилай себе горизонт, Корф» - и раздавил окурок в пепельнице. Пусть и в записи, Ольга снова излучала сексуальный магнетизм, задавая Бенкендорфу вовсе не игривые вопросы. Владимир снова испытал прилив теплой волны, как будто окунулся в парное молоко. Михаил не отрывался от экрана и не сразу заметил, что друг примолк. Обернулся, с минуту рассматривал физиономию Корфа, многозначительно прищурился и снова вернулся к интервью: «- … это вы говорите о чувстве профессионального долга и говорите авторитетно, а просто чувствам есть место в вашей жизни? - Конечно, как у всех мужчин, у меня они тоже есть, - Бенкендорф улыбнулся. - Не инстинкты и рефлексы, а именно чувства. Разные. Например, чувство прекрасного, или чувство меры. Следующее чувство – чувство голода. Тут все просто и коротко. Мы, мужчины, практически всегда голодны. Мы, как многие настаивают, охотники по своей сути. Нам надо много еды, впечатлений, завоеваний и наград. Иначе мы чахнем. - Получается, что вас надо постоянно кормить? – произнесла Ольга с ироничной интонацией. - Мы можем и сами удовлетворить чувство голода, это бывает даже интересно. Но в сущности мы все равно как дети. - А еще чувство собственного достоинства. Как с ним быть? - Оно у меня мега-развитое. Как это мне удалось его так вырастить, я не знаю, но я вообще-то старательный малый.» Михаил отметил, что собеседники откровенно получали удовольствие от подначивания друг друга. «- Дальше перейдем к страху. - Продолжил генерал. - Это нормально, естественно – бояться. - Ревность? - Обязательно должна быть. Иначе скучно. Обида. Ее мы помним долго. Некоторые вообще никогда ни одной обиды не забывают. Знаю таких. Трудные люди. Тоска. Ну тут я могу собрать батальон тоскующих по разным причинам компаньонов, чтобы рассказать про нее подробно и в красках. И обязательно про любовь надо что-то сказать. Тут мы полностью беспомощны...» Лицо Репнина озарила догадка, он взъерошил волосы и опрокинул в себя бокал: - Cherchez la femme, Володька! Рядом с Андрюхой надо искать юбку. Найдем ее, найдем его. Ну, чего ты замер-то с лицом кролика? Неповторимая – это Калиновская? Нда, не ищешь ты лёгких путей. - Хочешь сказать, что Андрей параллелил с кем-то за спиной твоей сестрицы? – тон Корфа ясно давал понять, что тему с телеведущей он обсуждать не намерен. - Не исключаю. Для дела или от чувств-с, но собака порылась именно здесь. Это ключ. Теперь у Владимира завибрировал в кармане смартфон. На связи был отец с претензиями. Непокладистый сын в пол-уха слушал нытье Корфа-старшего параллельно, обдумывая слова Репнина. - Володя, ты меня слушаешь вообще? У Анечки завтра концерт. Не мог бы ты… Анечка, концерт, черт… Он сунул руку в карман, достал конверт и вынул открытку-пригласительный «Рождественская классическая музыка» на два лица. - Да буду я, буду. Нет, не отвезу. Не один. С кем? Не с Мишкой же. Отец, не начинай, какая тебе разница, кто эта девушка? Береги себя, пока. - Вот что, Корф, даже не думай. На завтра я – твоя девушка. Давно не слушал хорошего вокала. - Решил сменить ипостась таким элегантным образом? - Просто люблю классическую музыку. - Да я вообще не собирался туда тащиться. Лиза и всё такое. Опять быть весь вечер виноватым. - Как хочешь, - Репнин вытянул пригласительный из рук Корфа. - Ну, ты и жук. Ладно, наливай. Только я из мелкой посуды не пью, на два пальца, но в ванну!

Gata: Глазам не верю, на два раза перечитала, прежде чем поверила, что появилась долгожданная прода А в ней - аппетитный кусочек заныканного прежде интервью Носорог и любитель бычачьей тушенки неподражаем )) Светлячок пишет: - А еще чувство собственного достоинства. Как с ним быть? - Оно у меня мега-развитое. Как это мне удалось его так вырастить, я не знаю, но я вообще-то старательный малы Ням-ням! Это мое сугубое ощущение, или у них уже всё сложилось? :) Однако и Корф с Мишастым великолепны: Светлячок пишет: - Теряешь былую ловкость, дружище. От погони надо уходить болотами, неся машину на себе. - Сам иди в болото. С вмятиной принципиально не поеду в сервис – это был удар судьбы. С удовольствием схрумала их диалоги Ну и Дюня где-то на периферии сюжета не дает читателю утратить тонус :) Светик, хорошо, вкусно, но так маааало! Хочу еще и много, имей в виду

NataliaV: Света! Почему так редко, но так здорово?! Поехала на работу - надо осмыслить прочитанное, потом напишу, какие мысли у меня роились во время чтения. Не вздумай и дальше тянуть с продолжением. Это бесчеловечно!

Роза: Наконец-то удалось нам отжать проду, и заметьте - без членовредительства Не знаю, магнетизм ли Ольги так подействовал, но наш генерал соловьём разливался в интервью, и наговорил нам для понимания героя много интересного Спасибо, Светик. Светлячок пишет: Мы, как многие настаивают, охотники по своей сути. Нам надо много еды, впечатлений, завоеваний и наград. Иначе мы чахнем. Чего, чего, а в этом пункте, у него не будет недостатка в пище, я надеюсь Светлячок пишет: И обязательно про любовь надо что-то сказать. Тут мы полностью беспомощны...» Или все-таки магнетизм? Анькины концерты мы как-нибудь переживем, не они нас сюда примагничивают, а парни выглядят очень даже симпатичными. Живыми, яркими Посмотрим, что будет дальше, потому что нормальные люди не всегда герои, могут облажаться и ошибаться. Не верю я в запои Корфа, что-то он спиртным заливает. Поживем, увидим, конечно, но одно ясно - с Наткой у него что-то было Наш пострел везде поспел. А Репнин, кажется, тогось - вокалом увлечен. Классическим

NataliaV: У Ольги талант разговорить людей, даже таких сдержанных и закрытых как Бенкендорф. Понятно, что где-то он отшучивался, но много и сказал. Интригует нас Света, не дает всё и сразу проглотить, и мы сами ищем ответы и удовлетворяем чувство читательского голода. Это даже интересно, как говорит генерал-лейтенант. Светлячок пишет: И обязательно про любовь надо что-то сказать. Тут мы полностью беспомощны...» Кому отшутился, а кому - суть есть сокровенное. Как хочешь, так и прочитаешь, но я уже десятый раз это место читаю. Gata пишет: Это мое сугубое ощущение, или у них уже всё сложилось? :) Не дам руку на... По-моему скромному мнению, Ольга ночью расставила все фигуры в обратном порядке на шахматной доске. Бенкендорф сделал тоже самое. Вслух, разумеется. Но что там запало им в души, ох, тут все неоднозначно. Светлячок пишет: - Cherchez la femme, Володька! Могу, конечно, ошибаться в замысле автора, но это всех персонажей касается. Что есть, то есть - Свету читаешь и полное ощущение присутствия рядом. Можно протянуть руку и коснуться каждого. Не далекие литературные образы, в от они, наши современники. Что там было у Владимира с Наташей? Интересно же! Я одна думаю, что Владимир спать не дает не только Лизе? Он не одномерный, поэтому к нему женщины тянутся. Андрей... Сердце женщины такое: может вместить пару Андреев и еще кого-нибудь. Анна, возможно, нравится Михаилу, но о ней мы пока мало знаем, о нем тоже, чтобы как-то однозначно кивать. Зато можно сказать, что между братом и сестрой теплые и заботливые отношения. Один телефонный звонок, и все как на ладони. Света, а где Владимир официально работает? Тоже наверно где-то числится по легенде.

Светлячок: Люблю читать ваши догадки и предположения А вот не скажу. Сами увидите. Дальше. NataliaV пишет: Света, а где Владимир официально работает? Тоже наверно где-то числится по легенде. КонЭчно. В одной из глав об этом тоже будет. Спасибо, что читаете без членовредительства и злобной критики. Целоваю

Mona: Светлячок , мощно интригуешь Светлячок пишет: На завтра я – твоя девушка. Михаил-то быка за рога.

NataliaV: Mona пишет: Михаил-то быка за рога. Видимо, среди вас одна я - тугодум и ничего не уловила.

Gata: Читатели, как всегда, прочитали каждый свое, второе и третье. А у автора на уме пятое

Корнет: Поздравим генерала с профессиональным праздником. Если я все верно понял, служба до перехода в "шпионы" у него за плечами в военной разведке. Парни пока только набирают вес. Найдут друга, пожмем им руки.

Алекса: Света, как же кратко, только мазками, а хочется же подробнее! Не томи долгим ожиданием, потому что пока интрига только пухнет, но для меня же не она - явный интерес к истории

NataliaV: Алекса , в сериале Андрей скорее мёртв, чем жив, к этому все привыкли, поэтому в фанфиках его судьба трепета не вызывает?

Алекса: NataliaV, почему же - всё интересно. Вот мы видим отношения между друзьями-коллегами Михаилом и Владимиром, но еще не раскрыта тема Андрея в этой компании. Полагаю, всё впереди. Было неожиданно узнать, кстати, что Репнин нано-любитель. Мне понравилось.

Светлячок: Алекса пишет: Репнин нано-любитель. Мне понравилось. Я подумала, что ему пойдёт

Gata: Обрадовалась обновлению в теме - думала, прода. Облом-с... Светик, когда ужо?

Светлячок: Пишу, но далее про тех, кто ни вам ни мне не интересен, но имеют место быть.

Gata: Светлячок пишет: Пишу, но далее про тех, кто ни вам ни мне не интересен, но имеют место быть Знаю, знаю, проходили - как автор ни старайся, все равно читатели читают только то, что им интересно :) Но мы должны быть выше этого и упрямо воплощать всю полноту сюжета - любимые герои достойны качественного фона

NataliaV: Светлячок пишет: ишу, но далее про тех, кто ни вам ни мне не интересен, но имеют место быть. Мне про всех интересно, поэтому я тоже толсто намекаю!

Роза: Света! Ты помнишь о Сансаре?

Gata: Мне неудобно интересоваться, сама должница , но шепотом все же поинтересуюсь тем же, что и Роза :)

Светлячок: Всё я помню, дамочки. Про БиО я никогда не забываю. У меня предсвадебная лихорадка, а она отключает мозги. Не до того сейчас. Прасцыцы.

NataliaV: Светланчик, это самая простительная причина. Мы подождём, ты только возвращайся к нам после медового месяца.



полная версия страницы