Форум » Альманах » "ТРОЯ" » Ответить

"ТРОЯ"

Роза: ТРОЯ Театральный роман Роли исполняют: Gata – Николай, Александр, Бенкендорф, Нарышкина, Нессельроде и члены кабинета министров, Андрей, Оболенский Роза – Шарлотта, Ольга, Натали, Михаил, Шишкин, Жуковский P.S. Рождественский подарок. [more]Сюжет и диалоги являются авторской собственностью. Любое использование вне нашего форума, только с согласия авторов. [/more]

Ответов - 285, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Роза: Алекса пишет: Сцена 16 - моя самая любимая. Когда подарок пришелся по душе, это приятно дарителю.

Корнет: Закручивается сюжет. С комментариями обожду, посмотрим во что выльется попытка унести ноги из под венца для наследника.

Светлячок: Читала между лекциями и репетициями. Боже мой, какая Оленька юная и наивная. Сладкая девочка. Возможно, Саня действительно собрался отрекаться. Где-то я ему верю. В этой истории он преподнялся над собой. Только что-то мне подсказывает, что граф словит их еще на сборе вещичек.

Gata: Светлячок пишет: Возможно, Саня действительно собрался отрекаться. Где-то я ему верю Не просто собрался, а имеет твердое намерение, и папа с Беней ему не указ :) Если Оля не может носить корону, то и ему корона не нужна.

Светлячок: Gata пишет: Не просто собрался, а имеет твердое намерение, и папа с Беней ему не указ Иметь намерение, это еще только намерение. И почему продолжение опять запаздывает? Думаете, я забыла за обсужением ролевушки про "Трою"? Не тут то было.

Gata: Светлячок пишет: И почему продолжение опять запаздывает? Ровно по графику - раз в пять дней :)

Светлячок: Gata пишет: Ровно по графику - раз в пять дней А когда график объявляли? Лично я под ним не подписывалась.

Роза: Светлячок пишет: Боже мой, какая Оленька юная и наивная В сериальной наивности тоже хватало.

Gata: Сцена 17. В спальне императрицы тепло от потрескивающих дров в камине, но её величество бьёт озноб под пуховым одеялом. Она тихо стонет, прижимая платок к губам. Шарлотта: (закашлялась – на платке выступили капельки крови, доктору Мандту, слабым голосом) Мартын Мартынович, прошу вас, скажите, что со мной? Это опасно? Мандт: (сидя возле императрицы, щупает у нее пульс и с тревогой прислушивается к кашлю) Это легкая простуда, государыня, вам нужно беречься от холода и сырости. А пока придется несколько дней провести в постели. Я сделаю микстуру, ее нужно принимать каждые два часа. Пусть кто-нибудь из ваших девушек находится при вас неотлучно. Шарлотта: (чуть не плачет) Вы утром говорили, что это легкая простуда. И что же? Ночью я чувствую себя ужасно, а вы говорите то же самое! Распорядитесь, чтобы позвали Ольгу Калиновскую и Натали Репнину. Мандт: (успокаивающим тоном) Ваше величество, к ночи при любом недомогании ухудшается самочувствие, но после микстуры вам станет легче. Я немедленно отправляюсь ее готовить. (поклонившись государыне, выходит в смежную комнату, где в волнении ходит из угла в угол император) Николай: (увидев выходящего из спальни супруги доктора) Что, Мартын Мартынович? Мандт: (озабоченным голосом) Не могу скрывать от вашего величества, положение серьезное. Я вижу, к сожалению, признаки phthisis… Николай: (нетерпеливо) Оставьте вашу латынь, доктор, изъясняйтесь по-русски. Это чахотка? Мандт: Увы, государь. Но при должном лечении и уходе, я готов ручаться, если и не за полное выздоровление – к сожалению, полностью излечиться от этого недуга невозможно, - то за значительное улучшение. Медицине известны случаи, когда больные чахоткой доживали до глубокой старости. Николай: Я сделаю всё, чтобы облегчить страдания моей милой Лоттхен! Любые средства, не стесняйтесь в просьбах, Мартын Мартынович. Мандт: Я отлучусь только приготовить микстуру, ваше величество, и вернусь, чтобы находиться поблизости на тот случай, если государыне сделается хуже. Ольга: (её разбудил стук в дверь и сообщение о срочной необходимости явиться к государыне, Александр помог одеться, быстро идет через анфиладу комнат, по дороге встретив заспанную Натали, и девушки, перешептываясь, скрываются за дверями покоев императрицы) Николай: (посылал за старшим сыном, но посыльный вернулся с сообщением, что цесаревича в его покоях нет; наливается гневом, догадываясь, где тот может сейчас находиться, и вскоре появившийся Александр подтверждает подозрения отца, неся на себе шлейф ароматов дамской спальни) Александр: (взволнован, на ходу застегивая мундир) Что с матушкой? Николай: (холодно, не глядя на сына) Ваша матушка серьезно больна, Александр. Но вас, кажется, это не слишком заботит, если вы появляетесь самым последним. Александр: (на мгновение смутившись) Простите, отец. Я поспешил сюда, как только мне сообщили. К ней можно? (оглядывается на дверь) Николай: Подождите пока здесь. Если ваша матушка не будет сильно утомлена, вы зайдете поцеловать ей руку. (идет в спальню супруги) Шарлотта: (заходится кашлем, потом бессильно падает на подушки, слабым голосом фрейлинам) Пташки мои, ваша государыня умирает. Мне остались считанные дни. Натали: (падает на колени у постели императрицы) Ваше величество, вы скоро поправитесь. Мы в этом нисколечко не сомневаемся. (в отчаянии смотрит на подругу) Правда, Оля? Ольга: (меняет платок Шарлотты на свежий, глазами показывает княжне – не стоит нагнетать, мягко) Вашему величеству необходимы тепло и покой, и болезнь отступит. При сильном кашле иногда лопаются сосуды, отсюда и кровь. Так бывало у моей матушки. Позвольте. (укладывает на грудь императрицы тёплую шаль). Шарлотта: (немного приободрившись) Душеньки мои, прошу вас, не покидайте вашу государыню. Рядом с вами мне не так страшно. (вошедшему Николаю) Ники, у меня появилась надежда! (протягивает к нему руки) Ольга: (воспользовалась тем, что император и императрица заняты друг другом, выскальзывает за дверь; Александру, который стоит, прислонившись к подоконнику, оглянувшись по сторонам – нет ли лишних ушей, на глазах слёзы) Сашенька, нам надо отложить отъезд. Государыня серьёзно больна, и любое потрясение для нее может оказаться роковым. Александр: (нежно сжимает ее руки, все существо противится новой отсрочке, но должен согласиться с доводами возлюбленной – сейчас не время для отъезда) Я ничего бы не предпринял против твоей воли, родная. Будем молиться за скорейшее выздоровление моей матушки. Пусть мы сегодня должны покориться обстоятельствам, но я верю – судьба на нашей стороне! Подождем. Ольга: (эхом повторяет) Подождём… Мне нужно вернуться. До завтра, мой милый. (целует Александра и исчезает за дверями спальни императрицы) Николай: (выпив присланной доктором Мандтом микстуры, убаюканная ласковыми голосами фрейлин, Шарлотта задремала; чтобы не потревожить больную, император на цыпочках покидает комнату и тихонько прикрывает дверь; встрепенувшемуся сыну, шепотом) Твоя матушка уснула, Саша. Не надо ее беспокоить. Александр: Ей лучше, отец? Николай: Будем надеяться, Саша, будем надеяться. (берет его под руку и уводит прочь) Известно, что любая болезнь отступает скорей, когда на помощь микстурам приходит хорошее настроение. Мы должны с тобой постараться, Саша, больше радовать твою бедную матушку. Я большие надежды возлагаю на «Трою». Мне кажется, что господин Шишкин мало вас утруждает репетициями. Я прикажу сделать их на три часа дольше, чем сейчас, кроме воскресенья. Нет, в воскресенье можно репетировать по вечерам! Александр: (слова отца усугубляют печаль в сердце цесаревича, успевшего возненавидеть пьесу, в финале которой его герою даже не дают погибнуть, чтобы не страдать в разлуке с возлюбленной, но он уповает, что здоровье императрицы окрепнет задолго до премьеры, и им с Ольгой не потребуется оплакивать на сцене гибель счастья)

Gata: Сцена 18. Месяц спустя, безветреным ноябрьским днём Михаил прогуливает сестру в Летнем саду. Снег падает крупными хлопьями на ресницы девушки, которая радостно подставляет снегопаду румяное лицо. Михаил: (целует сестре руку) Поздравляю тебя, Наташа! Дело с помолвкой решено. Отец и матушка пишут, что всецело одобряют твой выбор. Князь Долгорукий – прекрасная партия. (снижает градус пафоса и улыбается) И достойный человек. Натали: (весело) Миша, ты сейчас ужасно смешной. Неужели ты думаешь, что меня бы остановило неодобрение папА и мамА? Михаил: Что ты хочешь этим сказать? Натали: (берет брата под руку, стараясь не рассмеяться) Я бы уговорила Андрея сбежать, как Елена с Парисом. Михаил: (смахивая с неё снег) Остается положиться на благоразумие Андрэ. Натали: Ах, так! (колотит Мишеля в грудь) Ты считаешь свою сестру не благоразумной? Михаил: Я считаю свою сестру маленькой влюбленной девчонкой, которую я не променяю ни на какую другую сестру на свете. Натали: (в глазах лукавство) Я вовсе не говорила, что влюблена в Андрея Петровича! Это он влюблен в меня. Михаил: (улыбается и обнимает сестру за плечи) Князю понадобится ангельское терпение в семейной жизни. Натали: И это говорит человек, сердце которого ни разу не дрогнуло от любви! Михаил: (в тон сестре) Это говорит глубоко женатый человек. Если вспомнить старика Гомера, у нас с Андромахой, кажется, и детишки имеются. (оба смеются; заботливо) Наташа, тебя не утомляют ежедневные репетиции? Натали: Напротив, они меня развлекают. Государыня поправляется, и я могу больше времени проводить в обществе. (озабоченно) Миша, ты ничего не замечаешь? (на удивленный взгляд брата) Я об Александре и Ольге. Они как будто вместе, но... (неопределённый жест рукой) Михаил: (нахмурился, за последний месяц цесаревич осунулся, стал нервным и раздражительным) Наташа, нам не стоит это обсуждать, поскольку подобные разговоры непременно скатываются к сплетням. Натали: Фи, Миша, не будь ханжой. Мы говорим о наших друзьях, а не просто сотрясаем воздух. Я волнуюсь и переживаю за Ольгу и его высочество. Михаил: Поговори с Ольгой, коли беспокоишься, а меня уволь от любопытства. Натали: (хмыкнула) Поговори... Оля отмалчивается или отшучивается. Не с Нарышкиной же мне это обсуждать. Молодые люди обогнули аллею и вышли к своему экипажу. Адъютант наследника подсадил сестру в карету и, забираясь следом, крикнул кучеру, чтобы гнал в Зимний дворец. Сцена 19. Особняк графа Нессельроде. Министр сидит в кресле у камина, перед ним на столике - графинчик малаги и небольшое блюдо с бисквитами, которым известный гурман воздает должное в ожидании обеда. По другую сторону столика стоит его агент - чернявый юркий человечек средних лет с хитрым лицом и масонской булавкой в галстуке. Разговаривают на французском языке. Нессельроде: Ты принес, Цавахидис? Агент: Извольте, ваше сиятельство. (протягивает конверт) Девка оказалась падкой до денег, как все горничные. Нессельроде: Напрасно хозяйки им доверяют. (читает письмо и растягивает в улыбке тонкие губы) Très bien! Само по себе оно ничего не значит, но вместе с другими обретает именно тот оттенок, который мне нужен. Агент: (подобострастно хихикает) Получив эти документы, сам бы начальник Третьего отделения поверил в существование нового польского заговора! Нессельроде: Да, но получит их не он. (отправляет в рот кусочек апельсинового бисквита) Ты хорошо поработал, Цавахидис… Агент: (кланяется) Нессельроде: …но надо поработать еще. (делает глоток малаги и на минуту прикрывает веки, смакуя) Напиши секретарю военного министра, что некий чиновник из Третьего отделения, который спас от уничтожения начальником важные бумаги, полученные через агентуру в Польше, желает, как верный слуга отечества, передать эти ценные бумаги в руки графа Чернышева. Агент: Почему же граф Бенкендорф хотел уничтожить документы? Нессельроде: (змеиная улыбка) Cherchez la femme. Агент: Понимаю, ваше сиятельство… эта полячка… Нессельроде: (утвердительно шевельнув бровью, принимается за бисквит, политый каштановым сиропом) Агент: Но поверит ли граф Чернышев? Нессельроде: Подобным слухам всегда верят охотно. (Цавахидес ухмыляется) К тому же, граф Чернышев не простил жандармскому ведомству недавнее разоблачение кавалерийского полковника, продававшего своих солдат соседским помещикам на строительные работы. Честь мундира (замысловатое движение анемичной ладошкой) и прочее в этом же духе. Агент: Граф Бенкендорф умен, и может разоблачить подделку, ваше сиятельство. Нессельроде: Подделку доставит его величеству военный министр. (рассматривает на свет рубиновое вино в рюмке) В результате этой истории кто-то один, Бенкендорф или Чернышев, неминуемо лишится доверия государя, а если повезет, то и оба. Агент: Они угрожают вашему сиятельству? Нессельроде: Они слишком много думают о благе России. Что русские медведи, что твердолобые немцы с их понятиями о преданности государю – и те, и другие одинаково чужды тонкостей европейской политики. Но это уже не твое дело, Цавахидис. Сделай свое, и будешь щедро вознагражден. Агент: Ваше сиятельство останется довольным. Нессельроде: Не забудь через своих людей сообщить варшавскому адресату, что он на подозрении у Третьего отделения. После недавних карательных мер, предпринятых наместником, можно не сомневаться, что бедняга поспешит удрать за границу. Агент: И графу Бенкендорфу не удастся доказать, что никакого заговора не было. Нессельроде: (кивает с улыбкой) Notamment, Цавахидис. Да, и после всего – исчезни на некоторое время из Петербурга. Я найду тебя, когда ты снова понадобишься. Агент: (с поклоном удаляется) Нессельроде: (звонком вызывает лакея) Пусть подают обед! Надеюсь, повар приготовил суфле из бекасов в полном согласии с рецептом, которым я его снабдил. Продолжение следует.

Светлячок: Душевно рада за подарочек к Старому Новому году! Моя версия не оправдалась. Думала граф поспособствует задержке рейса, а вышло, что судьба в лице материнской чуйки. Что там за месяц произошло, а? Сгораю от любопытства и нетерпения узнать. Сцена 18 вышла душевная. Мишель - канонический заботливый братец. Натка тоже удалась. Gata пишет: Натали: (в глазах лукавство) Я вовсе не говорила, что влюблена в Андрея Петровича! Это он влюблен в меня. Роскошная 19 сцена. Какой гурман - интриган этот Нессельроде. Решил сразу убить несколько зайцев одним выстрелом. Поглядим, что из этого получится и как повлияет на БиО.

Lana: Как оно все завертелось. Спасибо за братца с сестрицей, милашки получились. И за антригансткий привкус пьесы, Нессельроде вознамерился и рыбку съесть и ручек не замарать и малагой все запить. Бедный Алекс, здесь он и правда будет несчастен.

Алекса: Lana пишет: Бедный Алекс, здесь он и правда будет несчастен. Меня это пугает. В этом фике Александр готов пожертвовать троном ради Ольги, пойти против своей семьи. В нем есть решительность, цельность и горячее сердце. В паре с очаровательной и умной Ольгой получилось то, о чем я давно мечтала. Поэтому я с волнением жду того, что же их разлучит. Светлячок пишет: Боже мой, какая Оленька юная и наивная. Доля наивности в Ольге почеркивает ее юность. В ней даже есть некоторый максимализм. Как она прошлась по своей героине Елене. И все равно Ольга в этой истории достойна любви и короны. Завязка какой-то пакости со стороны министра иностранных делишек интригует. Становится еще интереснее, когда фанфик не крутится только вокруг романов.

Роза: Lana пишет: Бедный Алекс, здесь он и правда будет несчастен. Принцы обладают нужным свойством. Забывчивостью.

Светлячок: Роза пишет: Принцы обладают нужным свойством. Забывчивостью. Не знаю... В этом фанфике Алекс на склеротика-попрыгунчика не тянет.

Gata: Алекса пишет: В этом фике Александр готов пожертвовать троном ради Ольги, пойти против своей семьи Когда речь идет о будущем императоре, это едва ли плюс :)

Светлячок: Gata пишет: Когда речь идет о будущем императоре, это едва ли плюс Император тоже человек. "Но что ни говори, жениться по любви, не может..." (с)

Gata: Император не просто человек, помазанник Божий. Его стезя - служить народу и государству, а в личной жизни уж как повезет. Обычно всем удается совмещать скипетр и удовольствия :)

Корнет: Чего-то подобного стоило ожидать. Так и думал, что долг в последний момент окажется выше других устремлений. Бисквиты министра иностранных дел вызвали стойкое слюноотделение :).

Роза: Светлячок пишет: В этом фанфике Алекс на склеротика-попрыгунчика не тянет. "Так пусть страдает, как страдаем мы". (с)



полная версия страницы