Форум » Альманах » "Сказ о прекрасной принцессе, веселом поручике, штруделе и любви" » Ответить

"Сказ о прекрасной принцессе, веселом поручике, штруделе и любви"

Gata: Название: "Сказ о прекрасной принцессе, веселом поручике, штруделе и любви" Авторы: Роза и Gata Жанр: рождественская сказка Примечание: история написана в тесном соавторстве, за дам творила Роза, за кавалеров - Гата.

Ответов - 49, стр: 1 2 3 All

Gata: Поручик Сергей Писарев, засунув руки в карманы шинели, вышагивал по Невскому проспекту, погруженный в скучные размышления. Вчера он проигрался вдрызг штабс-капитану Шубину, и теперь совершенно не знал, что с этим делать. То есть знал, но всячески увиливал от принятия решения, которое ему грозило равно как спасением, так и изрядной взбучкой - дядя-генерал был щедр на то и на другое. Напиться же помогло всего на одну ночь. К утру долг никуда не исчез и продолжал нависать над Сержем, отравляя радость бытия и солнечного декабрьского денька с румяными красотками на Невском. Можно было еще пустить пулю в лоб, оставив штабс-капитана с носом. Вот только дядя, чего доброго, способен вытащить и с того света, чтобы учинить головомойку. Да и жаль, честно говоря, расставаться с этим бренным миром в двадцать пять неполных лет. Хрусткий снежок под ногами поскрипывал всё тише и тише, пока, наконец, не замолчал. Серж остановился, обнаружив себя в тупике. Его рассеянный взгляд, кружа по сторонам, споткнулся о вывеску – «Кондитерский дом Марципановых». Тетушка, дядина жена, обожала сладости, которые чудесным образом не отражались на ее стройной талии. Восхищаться сей талией поручику мешало родственное почтение, но не совсем же он был слеп. «…Сергей Дмитрич, почему вы не хотите быть хоть чуточку благоразумным?» Достойный племянник чихнул и почесал нос. Придется, конечно, выслушать новую порцию нравоучений, но всё лучше, чем попасть под горячую руку дяде. И Серж решительно толкнул дверь под вкусной вывеской. В известной на весь Петербург кондитерской братьев Марципановых витал ванильно-кремовый аромат. На прилавках в хрустальных вазах возвышались горки шоколадных конфет, фруктово-ягодной пастилы и цукатов, с изящных блюд манили покупателей нежнейшие торты и пирожные. Взгляд девушки еще раз скользнул по восхитительно свежему яблочному штруделю. Какая прекрасная идея - принести в подарок частичку своей маленькой родины! Из сладкой задумчивости её вывел мужской голос: - Мадмуазель, вы будете платить? Девушка моргнула ресницами и перевела взгляд на коробку, перевязанную розовой ленточкой, в руках кондитера. - У меня нет с собой денег, но вам их принесет моя горничная, - прозвенел голос с иностранным акцентом. Старший Марципанов нахмурился и придирчиво посмотрел на смущенную покупательницу: одета слишком скромно, чтобы иметь штат прислуги. Скорее сама в услужении. Хорошенькая. Даже слишком… - Я не отпускаю в кредит. Платите, или я пошлю за квартальным, – и громко добавил, чтобы слышала публика в кондитерской: – Столько мошенников нынче развелось, так и норовят улизнуть, не заплатив! - Пожалуйста, не надо кварталь… - трудное слово явно не давалось, - никого звать. Я обещаю, что деньги вы получите сегодня. - Знаем-знаем! Слышали-с обещаний, а потом ищи ветра в поле. С пылающими щеками девушка попятилась к выходу, но кондитер кликнул двух приказчиков, и те перегородили дверь. - Никуда не денешься, голубушка, до прихода квартального. Ишь, глазки-васильки опустила, думала провести меня? Видали мы таких недотрог! Звякнул колокольчик, впуская с улицы нового посетителя. - Эй, ребята, посторонитесь! – Серж втиснулся между спинами приказчиков и широко улыбнулся незнакомке. – Этот плут пытается вам строить куры, мадмуазель? - Куры? – растерянно переспросила она. - Nein, яблочный штрудель… - Того не легче! – присвистнул Писарев. - Чего изволит господин поручик? – угодливо осклабился Марципанов, прошипев одному из приказчиков: - Беги за квартальным! - Зачем квартальный, я и без него вникну в подноготную ваших бисквитов, - хмыкнул Серж. Кондитер, подобострастно улыбнувшись, пожаловался, что едва не был ограблен. Поручик покосился на девушку – она ничуть не выглядела воровкой или мошенницей. Чистые голубые глаза и по-детски припухлый ротик. Небось, гувернанточка, впервые ускользнувшая от строгого хозяина и впопыхах забывшая дома кошелек. Серж почувствовал непреодолимую потребность сделать для этой девушки что-нибудь хорошее. Напоследок, перед дядиной расправой, от которой его не всегда спасало даже заступничество тетушки. - Сколько вам должна мадмуазель? – деловито осведомился он у Марципанова, соскребая со дна карманов всё, что там оставалось. Хватило и на любимые тетушкой трюфели. - Прошу вас, не стоит! – в больших глазах девушки мелькнуло удивление, и рука потянулась остановить офицера, но тот уже сыпал серебряные монеты на прилавок. Кондитер привычным жестом смахнул деньги в выдвижной ящик и широко улыбнулся поручику: - Премного благодарны-с, Сергей Дмитрич! Передавайте нижайший поклон их сиятельствам. Серж сгреб обе коробки со сладостями и повернулся к девушке. - Если вы недалеко живете, я вас провожу, - галантно распахнул он перед нею дверь. – А если далеко, доедем на извозчике. На извозчика денег уже не было, но можно расплатиться серебряной запонкой. Гулять, так гулять! Только на улице она поняла, как пылают щёки. - Danke herr Offizier, я вам очень признательна, но провожать меня не надо. Нам не по пути. Auf Wiedersehen! - вежливо улыбнувшись на прощание, девушка свернула в первый попавшийся проулок и ускорила шаг. «Du meine Güte! Как же мне найти Дворцовую площадь!» Серж с коробками бросился следом. - Хорошо, я не буду вас провожать, только донесу штрудели. Ему никогда не нравились недотроги. Если девушка не смеется, не пьет шампанского и не дает себя поцеловать вдали от глаз маменьки, с ней можно умереть от скуки. - Позвольте представиться, - сказал он, забежав вперед и вынуждая незнакомку остановиться. – Поручик Сергей Писарев! Шаг вправо – перед ней его улыбающееся лицо, влево – снова он загородил узкую тропинку между сугробами. - Мне право неловко, что вам пришлось стать участником unschön сцены в кондитерской. Оставьте штрудели себе, герр поручик. Я бы прислала вам деньги за них, только вы же не согласитесь. Auf Wiedersehen! - У меня есть предложение лучше, - и не подумал отстать Серж, - давайте угостим штруделями голубей на набережной! Они в благодарность испортят мне фуражку, и вы, наконец-то, улыбнетесь и скажете мне ваше имя. - В гости к голубям? - наморщила девушка покрасневший на морозе нос, пытаясь понять фразу. Но слова молодого человека вселили надежду, что так она быстрее окажется там, куда торопилась. – Вы говорите смешные вещи, герр поручик, - она рассмеялась серебристым смехом. - Я скажу, как меня зовут, в обмен на ваше обещание не идти за мной дальше набережной. Серж возликовал, как не ликовал после ни одной амурной победы, а ведь девушка всего только отсрочила опалу. Положительно, с ним сегодня творится что-то странное! Он повел ее в сторону Фонтанки, по пути болтая без умолку обо всем, что попадалось на глаза или на ум – зиме, извозчиках, стихах, - и даже поддержал ее один раз под локоток, когда она чуть оступилась, заслушавшись его. Ее звали Мари, и у нее были необыкновенные глаза, очень серьезные и чуть удивленные, со смешинками на дне. Ему не хотелось с ней расставаться. За оживленным разговором оба не заметили, как добрались до набережной, а оттуда было два шага до дядиного дома. «Наверняка откажется, если приглашу выпить чаю», - с грустью подумал поручик, и тут его озарило: - Хотите увидеть говорящего пингвина, Мари? Ей давно не было так легко. Она не все понимала в быстрой русской речи, и стала считывать с его губ, на которых таяли снежинки. Поручик ничего не знал о ней, кроме имени, и не стремился заискивать и лебезить. Он хотел ей нравиться, как юноша девушке. - Говорящего пингвина? – от неожиданности Мари остановилась и мысленно попыталась найти в словах Сержа подвох. – Это шутка, Streich? (розыгрыш) Я о таких никогда не слышала. - Я вам охотно его покажу, если… - Серж лукаво улыбнулся, - если вы мне пообещаете выпить со мной чашечку чая. Девушка не успела ничего ответить, поручик уже дергал дверной колокольчик. Через несколько секунд дверь приоткрылась. Мари могла поклясться – приоткрылась с таким достоинством, как будто это были двери замка Сан-Суси. В дверях возник застегнутый на все пуговицы, хрустящий и накрахмаленный человек в черном сюртуке с белой манишкой. - Good afternoon, sir! – дворецкий приветствовал Сержа намёком на кивок и перевел взгляд на спутницу поручика. - Good afternoon, lady! – и распахнул дверь. Сходство было таким поразительным, что девушка с трудом проглотила рвавшийся наружу смешок. - Только одну чашку чая, поручик. - Дядя дома, Хадсон? – спросил Серж, ловко выуживая Мари из шубки. Дворецкий бесстрастно сообщил, что их сиятельства отбыли с визитом. - Скажи подать чай в малую гостиную, - поручик кинул на одно его плечо шубку, на другое - свою шинель, а на голову – фуражку, и со смехом пояснил в ухо девушке: - Дядя выписал его из Англии для украшения прихожей. Дворецкий нравился гостье, как нравился запах дома, тепло и уют, окутавшие её с порога. Немного смущаясь, она чувствовала, несмотря на поджатые губы Хадсона – им рады. Расцветая розами на щеках, Мари вежливо поздоровалась и, увлекаемая Сержем вглубь дома, не отняла пальцы из его ладони. - It occurred! – просветлел лицом им вслед Хадсон, потом развесил одежду и направился выполнять распоряжение племянника хозяина. Гостиная была такая уютная и приветливая, что девушке захотелось остаться в ней навсегда. Особенно по душе пришлась Мари нарядная елочка, благоухающая зимним лесом, апельсинами и еще чем-то волшебно-радостным. - Ведь в России Рождество будет только через две недели? – вопросительно повернулась она к Сержу. - Дядя устраивает для тетушки Рождество по-польски. Девушка погладила бархатную, совсем не колючую, хвойную ветку и подумала, что хозяева этого дома, наверное, очень счастливые люди. - Your tea, sir! – провозгласил с порога дворецкий, держа в руках поднос с дымящимися пузатыми чашками. - Вы понравились Хадсону, Мари! – широко улыбнулся гостье Серж. – Для меня он посылает рассол… то есть чай с лакеем.

Gata: * * * Экипаж обогнул Дворцовую площадь и неспешно выехал на Невский проспект. Граф покосился на жену, отвернувшуюся от него к окошку кареты – она не произнесла ни слова с тех пор, как они вышли от чаепития у государя, и даже не улыбнулась, когда муж, помогая ей в вестибюле дворца надеть шубку, незаметно поцеловал в висок. Он придвинулся к ней ближе и приобнял за талию. - Его величество только и говорил, что о предстоящем рождественском бале. Я боялся, что ты заскучаешь. Губы графини слегка дрогнули в усмешке: - А вот вы вовсе не скучали, пан генерал. Ее супруг все еще не понимал. - Я не мог дождаться, когда мы останемся одни, - он потянулся губами к бархатной щечке, на мгновение повернувшейся к нему. Изящная рука выскользнула из муфты и упёрлась в грудь мужчины. - Неужели? Когда вы с улыбкой подкладывали четвертый кусок сахара в чашку её величества, я была уверена, что вы хотите остаться наедине с ней и кормить вареньем с ложечки. Граф мимолетно нахмурился, чтобы тут же просиять счастливой улыбкой. Начальник грозного Третьего отделения радовался, как мальчишка, когда жена его ревновала. Он поймал ее сердитую ручку, упиравшуюся ему в грудь, и, поднеся к губам, пересчитал поцелуями холодные пальчики. - Ее величество терпеть не может сладкий чай, а я делаю вид, будто не имею об этом понятия. Обладая горячим нравом, графиня пылко любила и ревновала мужа, но была совершенно не способна долго дуться. Ее пальцы в ответ на поцелуи затрепетали и примирительно коснулись генеральских усов. - Не подозревала в тебе придворного интригана! Ты не перестаешь меня удивлять, Саша, - не отнимая ручку, она стряхнула муфту с другой и пробралась под шинель, совершив более дерзкое путешествие под жандармский мундир. - Пришлось освоить эту неприятную науку, лишь бы светские церемонии не крали время у нас с тобой, - не мешая шаловливой ручке бродить под его мундиром, граф привлек Ольгу к себе и добрался, наконец, до ее губ. Оба тотчас забыли о недавнем чаепитии, предстоящем бале и прочих малоприятных и докучных вещах, наслаждаясь лишь близостью друг друга. Несколько минут, пока экипаж чинно катился по Невскому в сторону Фонтанки, пролетели, как один миг. Когда граф помогал разрумянившейся супруге спуститься с подножки кареты, во двор дома влетел на взмыленном коне невысокий полный человек, в котором оба узнали полковника Заморенова, доверенного офицера его величества. Полковник вручил пакет от государя, на словах присовокупив, что дело срочное. Бенкендорф взломал печать и бегло просмотрел депешу. - Поиски уже ведутся? – спросил он Заморенова. Тот подтвердил, что поиски в самом разгаре, но ввиду деликатности дела им нельзя придать широкий размах. - Я отдам распоряжения моим людям и прибуду во дворец, - бросил шеф жандармов, кивком отпустив полковника, и взял под локоть жену. – Не уеду, пока не поцелую сына, - сказал он, наклонившись близко к ней. На пороге их встретил Хадсон, поразив хозяев счастливой улыбкой. На памяти Ольги молчаливый, чопорный англичанин улыбался всего два раза: когда граф показывал молодой жене дом, и когда родился Николенька. - Мистер Писарев прибыл с молодой леди, - доложил дворецкий, сияя. Удивление супругов достигло апогея, но граф не мог долго задерживаться, и вместе с женой поспешил в детскую. Николай Александрович Бенкендорф, императорский крестник, сладко посапывал в резной колыбельке с розовым пальчиком во рту. Отослав няньку, Ольга ласково сдунула кудрявый локон с лица малыша, отняла пальчик и нежно его поцеловала. Граф, стоя рядом, с любовью и гордостью смотрел на будущего фельдмаршала – никак не меньше! – а фельдмаршал, с истинно солдатским упрямством презиравший комфорт, дрыгнул ножкой, пытаясь стряхнуть с себя атласное одеяльце. Заметив это, граф беззвучно рассмеялся, наклонился, чмокнул маленькую румяную пяточку и заботливо подоткнул одеяльце. - Он так похож на тебя, родная! – прошептал он жене, приобняв ее и потершись усами об ушко. Графиня перевела взгляд с будущего канцлера – никак не меньше! - на его отца и улыбнулась: - Николенька - вылитый ты, дорогой! – и пресекла возможные возражения поцелуем. Ее супруг готов был привести свои аргументы после затянувшегося поцелуя, но тут Николай Александрович громко засопел и заворочался, и пристыженные родители, тихонько отойдя от колыбельки, на цыпочках покинули комнату. - Мне пора, дорогая, - тяжело вздохнул граф, предвкушавший остаток дня провести с семьей. Ольга озабоченно взглянула на мужа: - Саша, что произошло? Отчего такая спешка? - Невеста наследника престола пропала, - ответил тот хмуро. – Все обстоятельства мне пока не ясны, но боюсь, что твоему супругу придется в скором времени заниматься еще и дворцовой охраной, потому что тот, кто ведает ею теперь, ни на что не годен! - Империя ни дня не может обойтись без моего любимого генерала, - грустно улыбнулась Ольга, отпуская его, но в последний момент задержала: - Постой! Мы должны поздороваться с нашей гостьей. Ты видел, как сиял Хадсон? - любопытство было свойственно графине не меньше, чем другим женщинам. * * * Чай давно был выпит, о нежнейших штруделях от Марципанова напоминали только крошки на блюдцах, а Мари в растерянности смотрела на лакированную, дорогого наборного дерева, шахматную доску, где в шашечном порядке были расставлены атакующие шоколадные трюфели и не осталось ни одной белой пастилки, которыми оборонялась она. В далеком Дармштадте она неплохо играла в шашки, но никогда – на интерес. В первой партии ей удалось разбить шоколадное войско, и поручик по ее желанию спел «Ah, du lieber Augustin». У него был очень приятный голос, и девушка теперь переживала, если он захочет, чтобы спела она, понравится ли ему ее пение. Но поручик потребовал другое. - Простите, как вы сказали – ку-ка-ре-кить? – попыталась Мари повторить по слогам. Он никогда не пел сентиментальных песенок, вот еще! В нестройном хоре голосов на офицерских попойках, бывало, орал громче всех – это был единственный вокал, признаваемый Сержем. До тех пор, пока он не попробовал на вкус «Августина». - Кукарекать! – повторил он и похлопал себя руками по бокам, изображая петуха. Девушка радостно закивала, понимая. - Под столом, - добавил Серж, с озорным огоньком в глазах. Если веселый поручик ждёт, что она начнет жеманиться и откажется - напрасно. Мари, придерживая широкие юбки, забралась под стол и звонко начала: - Ку-ке-ре-ки! Серж удивился, когда его новая знакомая опустилась на четвереньки и полезла под стол. И… не удивился. Только эта девушка и могла, не глядя на глупые светские условности, так просто и мило изобразить смешного петуха, оставаясь сама собой, в то время как другие девицы вечно изображают из себя невесть что, и поди разбери, кто они есть на самом деле! Он засмеялся и нырнул под стол рядом с гостьей, наступив коленом ей на юбку – ни он, ни она этого не заметили. - Нет, Мари, не так… - ее душистый темный локон щекотал ему щеку. Любую другую девушку он бы без церемоний сгреб в охапку и поцеловал, та бы наградила его парой пощечин, а потом сама повисла на шее – все они были такие скучные! - А как? – в азарте девушка облизнула пухлую губу и попыталась принять более удобную позу. Колено Сержа плотно прижимало юбку к полу и, завозившись, Мари уткнулась лбом в лоб своего визави. Оба расхохотались. - Ку-ку… - от смеха он сам сбился, и вдруг почувствовал, что за спиной выросли крылья – не петушиные, а те, что возносят на седьмое небо. - Ку-ка-ре-ку! А теперь давайте вместе и громко! Ку-ка… Вдруг краем глаза он заметил в трех шагах от себя чьи-то сапоги, а рядом с ними носки кокетливых варшавских туфелек из-под подола шелкового платья, и осекся на полувдохе. Еще на лестнице услышав доносившееся из малой гостиной звонкое разноголосое кукареканье, граф с графиней приготовились встретить там если и не целый курятник, то нечто далекое от чинного светского чаепития, но вид племянника и принцессы, нос к носу стоявших на четвереньках под столом, упоенно кукарекая на все лады, лишил хозяев дома дара речи. - Счастлив приветствовать ваше высочество, - почтительно кашлянув, произнес Бенкендорф, когда к нему вернулась способность говорить. Ольга, по светской привычке, чуть было не присела в реверансе перед принцессой Гессенской, но, оценив комичность ситуации, с вежливой улыбкой поздоровалась с высочайшей гостьей и перевела ироничный взгляд на Сержа: «Вы превзошли сами себя, Сергей Дмитриевич!» - Мой дядя любит называть меня в шутку его высочеством, - подмигнул поручик девушке, помогая ей выбраться из-под стола, - не бойтесь его, хоть это сам граф Бенкендорф! Ольга Адамовна, дядя, - повернулся он к ним, - позвольте вам представить – Мари… - тут он спохватился, что не знает ее фамилии. Принцесса мучительно покраснела и опустила ресницы. - Мы знакомы с графом и графиней Бенкендорф… Прошу меня извинить за вторжение в ваш дом без приглашения и этот Unordnung (беспорядок). Всесильный начальник жандармского корпуса и его очаровательная супруга были представлены принцессе Максимилиане Вильгельмине Марии Гессен-Дармштадской на приёме в честь прибытия невесты наследника престола в столицу Российской империи. – Сергей Дмитриевич, я должна вернуться во дворец. Спасибо за чай. Тонкие пальчики медленно выскальзывали из ладони Сержа, а вместе с ними ускользали сказочная лёгкость и радость последних часов. Всё возвращалось на круги своя: светский тон и обязанности реального мира. - Мы с вами еще не покормили голубей, - напомнил Серж, пытаясь задержать ее руку. Граф переглянулся с Ольгой и покачал головой, мысленно выпоров племянника. Счастье, что слуги в доме не болтливы. Бенкендорф заметил сваленные горкой в конфетнице яшмовые шахматные фигуры, достал слона, повертел в руке и, хмыкнув, бросил обратно. Пороть Сержа бессмысленно. - Счастлив буду сопроводить ваше высочество, - поклонился он принцессе.

Gata: * * * Дворцовая жизнь текла своим чередом церемоний, визитов и приёмов. Благодаря графу Бенкендорфу, сумевшему преподнести исчезновение принцессы Гессенской в нужном свете, история не получила широкой огласки и быстро забылась. Цесаревич Александр был вежлив и внимателен к Мари, всё шло к официальному объявлению о помолвке на предстоящем Рождественском бале. Девушка приложила ладонь к холодному стеклу. В образовавшемся маленьком оконце была видна скамейка-сугроб, вокруг которой, потряхивая озябшими лапками, вышагивали голуби. Вместе со снежной метелью мысли Мари устремились туда, на набережную, где снежинки таяли на губах, читающих ей строки какого-то русского поэта. Кажется, Пушкина. Серж уже успел узнать, в каком крыле дворца находятся ее покои, и обрадоваться, что окна выходят не во внутренний двор. После того, как он напрасно прождал несколько дней, не выйдет ли она снова на прогулку, бродить под ее окнами стало его единственным развлечением. Карты, офицерские попойки и прежние подружки были забыты. Поручик Сергей Писарев хотел вспоминать только свою Мари и знать, вспоминает ли она его. Хоть один раз в день. Может быть, ей запретили выходить? Часов у Сержа не было, давно сгинули в ломбарде, но пушка в Петропавловской крепости только что прогремела полдень. В это время у ее высочества должен быть урок русского, как поручику тоже удалось выведать, не зря он был племянником своего дяди. А что, если… Серж зачерпнул пригоршню снега и скатал крепкий снежок. В окно принцессе Гессенской он бы не осмелился постучать столь дерзким образом, но как не послать привет Мари, с которой они весело кукарекали под столом! «В такой мороз нести караульную службу очень тяжко», - подумалось принцессе, когда под окном мелькнула офицерская шинель. Показалось? – на мгновение сердце замерло, и ладонь сильнее прижалась к стеклу. Снежок рассыпался белыми брызгами рядом с её рукой. В ту же секунду дерзкого поручика окружили гвардейцы дворцовой охраны. За спиной девушки раздалось вежливое покашливание господина Жуковского. Несмотря на свою упитанную комплекцию, поэт умудрялся входить неслышно, словно кот на мягких лапах. - Добрый день, ваше высочество! О чем вы бы хотели поговорить сегодня? - Расскажите мне о Пуш-ки-не, Василий Андреевич. Сержа приволокли в караульное помещение, грубо подгоняя по дороге тумаками, но это ничуть не отразилось на его радостном настроении. Он видел ее! Она смотрела на него сквозь заиндевевшее стекло и, казалось, поймала ладошкой его снежок! Дежурный офицер, удостоверившись, что возмутитель спокойствия не пьян, заподозрил в нем сначала опасного заговорщика, а недолго спустя – сумасшедшего, потому что на все вопросы Серж отвечал глупой счастливой улыбкой, видя перед собою не унылые стены кордегардии, а райские кущи, и среди них – свою принцессу. Она срывала с цветущих деревьев снежки и бросала их ему, как воздушные поцелуи. - Господин Писарев! Вот так встреча! – вырвал его из плена сладких грез чей-то голос. Серж недовольно повернул голову и узрел перед собой короткую плотную фигуру полковника Заморенова, бывшего у императора на посылках. Полковник прошептал дежурному офицеру на ухо несколько слов, и тот сразу стал любезен, что-то быстро нацарапал на клочке бумаги, отправив с нею младшего чина – «графу Бенкендорфу, срочно!», а Писареву предложил горячего чаю. - У его высокопревосходительства нет причин сомневаться в надежности дворцовой охраны. Они, похоже, решили, что дядя прислал его с тайной проверкой. Вот болваны! Прибывший вскоре граф Бенкендорф поблагодарил гвардейцев за бдительность, не став их разубеждать насчет полномочий племянника, но наедине тому пришлось испытать всю силу дядиного гнева. Однако сердитые слова генерала разбивались о него, как волны о прибрежный утес – Серж ничего не слышал, снова отправившись бродить по райским кущам. Спустя пару дней записка Заморенова оторвала графа от утреннего кофе. - Это уж слишком! – вознегодовал он, скомкав листок. - Серж снова что-то натворил, дорогой? – спросила графиня, по тону и движению бровей мужа догадавшись, на кого тот сердится. - Бездельника сняли с окна в будуаре ее высочества – спустился туда с крыши! Ольга нежно коснулась ладони мужа, в которой тот мял очередное донесение о проделках неугомонного племянника. - Саша, будь с ним помягче – он влюблён. Любовь не выбирает равных. - Хочу верить, что дело не зашло так далеко, - буркнул граф, подозревая, что дело обстоит еще хуже. Пустого озорства ради не бросаются на штурм стен, под которыми погребено немало осколков разбитых сердец и судеб. – Разве мне его не жаль? – спросил он, пожимая и ласково целуя пальчики жены. – Но ничего не поделаешь, придется быть строгим. Ольга понимала озабоченность мужа и понимала, что любые другие меры бесполезны. Она вздохнула и сделала глоток обжигающего чёрного кофе, не обратив внимания на то, что, вопреки обыкновению, не добавила в чашку сливки. * * * Сочельник в канун Рождества 1840 года выдался особенно холодным. Графиня Бенкендорф, кутаясь в отороченную соболями накидку, шла к будуару императрицы, стараясь как можно скорее миновать продуваемый сквозняками коридор. Несмотря на предпраздничную суету, царившую в Зимнем дворце, её величество не стала отменять традиционный чай по четвергам в кругу придворных статс-дам. Дверь музыкального салона была распахнута. Ольга остановилась и заглянула внутрь - у рояля одиноко стояла принцесса Гессен-Дармтштадская, перелистывая ноты. - Ольга Адамовна! - Добрый день, ваше высочество, - графиня обратила внимание на сборник Рождественских песен в руках Мари. – Это сюрприз к предстоящему балу? - Да… - грусть в словах девушки была едва уловима, но Ольга её почувствовала раньше, чем услышала. - Я сохраню эту маленькую тайну, ваше высочество, - улыбнулась графиня. Принцесса опустила ресницы и помолчала, а затем, решившись, произнесла: - Скажите, поручик Писарев… Я слышала, он арестован. Их взгляды встретились. - У Сергея Дмитриевича всё хорошо. Он получил новое назначение в Псков. Мари сосредоточенно водила пальцем по огромной карте Российской империи, когда за дубовыми резными дверями кабинета раздался голос его хозяина и веселый смех фрейлины Репниной. Еще пару недель назад сердце Мари болезненно сжималось от вежливого равнодушия Александра. В попытке привлечь внимание наследника, большого сладкоежки, она выскользнула незаметно из дворца и поспешила в знаменитую кондитерскую, о которой ей рассказала Натали. А сейчас её сердце радостно забилось, когда чуть ниже - чуть левее от большого флажка «Санкт-Петербург» - пальчик остановился на маленькой точке «Псков». Дверь распахнулась, и на пороге возник Александр, держа за руку Натали. Заметив принцессу, оба разжали сплетенные пальцы. Не обращая внимания на их попытки за преувеличенным оживлением скрыть неловкость, Мари произнесла ровным голосом: - Александр, мне необходимо с вами поговорить. * * * Проверив посты на городской заставе, Серж не пошел в караулку, где было холодно, казенно и грустно, а отправился бродить под колким снежком. Где-то вдали, за военным штабом, сверкал огнями и гремел музыкой губернаторский дом, собравший на рождественский бал охочих до праздников гостей. В былые времена поручик бы не преминул к ним присоединиться, хотя бы и угодил потом на гауптвахту за отлучку со службы, но сегодня он сам вызвался в караул, к радости новых приятелей-офицеров. Псков Серж возненавидел еще до того, как успел увидеть, и чтобы не попасть туда, пытался спрятаться даже за карточный долг – тщетно. Генерал отрезал, что лично заплатит по всем счетам, впервые не обрадовав этим племянника. Хуже того – приставил к нему старого своего денщика Ивана, который спал в один глаз и поймал Сержа за фалды, когда тот под Лугой примерялся улизнуть из возка. Нельзя по дороге, так можно из Пскова, не стал унывать поручик, однако там его пыл укоротил полковой командир, получивший от начальника Третьего отделения самые строгие инструкции: - Как хотите, голубчик, а удрать я вам не позволю! – и вздохнул, потерев больную поясницу: - Если я вас упущу, мне Сибирь покажется раем. Серж пробовал по прежней привычке искать забвение на дне бутылки – не помогало. Иван ворчал, чтобы он не дурил, только в сказках Емелюшки женятся на царевнах. Об этом бедняга знал и без наставлений старого денщика, относившегося к нему по-отечески, только из уст Ивана несладкая истина казалась еще горше. - Дядя не побоялся рискнуть карьерой ради женитьбы на тетушке, - просопел он обиженно. - Дослужитесь сперва до дядиных чинов, - денщик отобрал у него полупустую бутылку, - а покуда позвольте ему позаботиться о вашей голове. Ну и пусть! Пусть! Раз весь мир вступил в заговор против него, чтобы разлучить с единственной девушкой, с которой ему не было скучно, он назло всему миру будет о ней мечтать – уж этого ему не смогут запретить ни дядя, ни наследник престола, который и вполовину так сильно не любит Мари, как любит ее поручик Сергей Писарев! - Я люблю ее! – крикнул он снежинкам, затеявшим вокруг него праздничный хоровод, будто хотели развеселить. – Люблю - слышите вы, глупые?! - Сергей Дмитриевич! – раздался позади него голосок с милым немецким акцентом. Он сначала не поверил и хотел погрозить снежинкам кулаком, чтобы перестали с ним шутить, а потом вдруг резко повернулся. Его сказочная принцесса, закутанная в несколько толстых пуховых платков поверх шубки, с покрасневшим от мороза носиком, неуклюжая и самая прекрасная на свете, протягивала ему перевязанную нарядной ленточкой коробку: - Я привезла вам штрудели, - и с извиняющейся улыбкой: - Боюсь, что они немножко замерзли auf der Reise (по дороге)… - Не беда, мы их отогреем, - сказал Серж, сжав ее руки, державшие коробку, и счастливо рассмеялся – она была живая, не мираж, не видение! Мари тоже рассмеялась, и взмахнула заиндевевшими ресницами, и чихнула. Серж наклонился к ней и поцеловал, разогнав дыханием дерзкие снежинки, норовившие его опередить, а из-за угла смотрел на обнявшуюся парочку старый денщик, утирая влажные от радости глаза. Конец.


Роза: Gata , за коллаж моя особенная благодарность!

Бреточка: Gata Роза не перестаете радовать своим творчеством

Алекса: Коллажики как в тему! Сказка растрогала меня до слёз. Милая принцесса к счастью Сержа оказалась цельной и решительной девушкой. Надеюсь, Серж будет её холить, лелеять и забудет свои безрассудные поступки. Не на ком-то женится, а на самой настоящей принцессе. БиО - мой восторг И сыночек у них лапулечка. Еще мне очень понравилось, что они и после свадьбы обожают и ревнуют друг друга. Парочка-шоколадка. Только никак в толк не возьму, как же вы это так ровненько вместе писали, что я не уловила сходу двух авторов?

Светлячок: Меня прикололи в рассказе два момента. Дворецкий-пингвин Хадсон (привет миссис Хадсон с Бейкер-стрит ). Еще как Мари с Писаревым под столом кукарекали. Супер! Парочка вышла - залюбуешься. Последний коллаж отпадный. Гата, тебе цены нет. Не пойму, это коллажи где Мари в кондитерской и с картой? Тупо не помню были эти кадры в БН или нет. БиО мои обожаемые БиО как всегда. Ольга умеет завести Беню с пол оборота, а тому много и не надо. Gata пишет: Хуже того – приставил к нему старого своего денщика Ивана, который спал в один глаз и поймал Сержа за фалды, когда тот под Лугой примерялся улизнуть из возка. Представила эту сценку и валяюсь.

Gata: Мы с Розой ужасно рады, что вы рады А граф с графиней - за племянника-шалопая, которого любовь, есть надежда, хоть немножко дисциплинирует :) Алекса пишет: Только никак в толк не возьму, как же вы это так ровненько вместе писали, что я не уловила сходу двух авторов? Спелись :))) Светлячок пишет: Не пойму, это коллажи где Мари в кондитерской и с картой или нет? Тупо не помню были эти кадры в БН или нет. Коллаж - только последний, где Серж еще грустит и не знает, что счастье уже за плечом :) А Маня в кондитерской и у карты - почерпнутые в недрах инета фотки со съемок сериала, спасибо пани Розе

Olya: Коллаж чудесный. Серж такой одухотворенный Алекса пишет: И сыночек у них лапулечка. Еще мне очень понравилось, что они и после свадьбы обожают и ревнуют друг друга. Парочка-шоколадка. Только никак в толк не возьму, как же вы это так ровненько вместе писали, что я не уловила сходу двух авторов? Саша за меня озвучила все, что я хотела сказать. Я тоже не уловила, что авторов двое. Хотя понятно было, что без Розы тут не обошлось. Свою любимую принцессу из ролевой я узнала. Про пани-графиню вообще не говорю. Читала каждую строчку БиО и жалела, что впереди так мало осталось.

Светлячок: Gata пишет: Мы с Розой ужасно рады, что вы рады А я как рада Gata пишет: Коллаж - только последний, где Серж еще грустит и не знает, что счастье уже за плечом :) А Маня в кондитерской и у карты - почерпнутые в недрах инета фотки со съемок сериала, спасибо пани Розе Фантастика, что всё так совпало. Olya пишет: Я тоже не уловила, что авторов двое. Одна я умница и просекла сразу. Olya пишет: Про пани-графиню вообще не говорю А Беня какой? Май лав Как только граф приложился в вестибюле к пани я поняла что это лапка Гаты Ёлочку Оленьке организовал. Не удивлюсь если Беня сам корячился и рубил в лесу. Как только пани носик отвернула к окну кареты я заподозрила уже Розу.

Gata: Olya пишет: Читала каждую строчку БиО и жалела, что впереди так мало осталось Этого лакомства всегда мало Светлячок пишет: Фантастика, что всё так совпало На ловца, как говорится... Светлячок пишет: Ёлочку Оленьке организовал. Не удивлюсь если Беня сам корячился и рубил в лесу Граф, вроде, один в лес ездил. Неужели дятел в желтую прессу настучал? :))))

Роза: Olya пишет: Свою любимую принцессу из ролевой я узнала. Прокололась Светлячок пишет: Как только пани носик отвернула к окну кареты я заподозрила уже Розу. Боже мой, моя пани выглядит врединой Gata пишет: Граф, вроде, один в лес ездил. Неужели дятел в желтую прессу настучал? Мой генерал, агент "Ватрушка" закончила спецшколу Третьего отделения.

Lana: такой рассказ вкусный пока читала почему-то преследовал вкус корицы и яблок. Наверное потому что мужские персонажи очень тонко закручены вокруг пряной начинки из дам. Роза пишет: Боже мой, моя пани выглядит врединой пани просто еще раз хотелось услышать как любит ее граф

Ифиль: Gata пишет: - У Сергея Дмитриевичем всё хорошо. Он получил новое назначение в Псков. Гатит, это мне такой подарочек? Gata пишет: Раз весь мир вступил в заговор против него, чтобы разлучить с единственной девушкой, с которой ему не было скучно, он назло всему миру будет о ней мечтать – уж этого ему не смогут запретить ни дядя, ни наследник престола, который и вполовину так сильно не любит Мари, как любит ее поручик Сергей Писарев! - Я люблю ее! – крикнул он снежинкам, затеявшим вокруг него праздничный хоровод, будто хотели развеселить. – Люблю - слышите вы, глупые?! - Сергей Дмитриевич! – раздался позади него голосок с милым немецким акцентом. Романтишно! Gata пишет: Мари тоже рассмеялась, и взмахнула заиндевевшими ресницами, и чихнула. Серж наклонился к ней и поцеловал, разогнав дыханием дерзкие снежинки, норовившие его опередить, а из-за угла смотрел на обнявшуюся парочку старый денщик, утирая влажные от радости глаза. Так поняла, они ко мне в гости поехали? Изумительно милый фик! Все время, пока читала, улыбалась! Спасибо за такую прелесть!

Светлячок: Роза пишет: Мой генерал, агент "Ватрушка" закончила спецшколу Третьего отделения. И горжусь. Его сиятельство по окончании мне лично значок на могутную грудь прицепил, чем довел до экстаза. Ифиль пишет: Так поняла, они ко мне в гости поехали? Конечно, Настён. Я сразу поняла, что Псков был выбран авторами не случайно.

Роза: Lana пишет: такой рассказ вкусный пока читала почему-то преследовал вкус корицы и яблок. Спасибо, Лана. Я люблю яблочный штрудель именно с корицей. Мы с Гатой старались его испечь сказочно вкусным. Если удалось передать вкус любви, нам очень радостно. Ифиль пишет: Так поняла, они ко мне в гости поехали? Мы о тебе вспоминали, когда выбирали город, куда сослать Сержа. Светлячок пишет: Его сиятельство по окончании мне лично значок на могутную грудь прицепил, чем довел до экстаза. У графини нет слов...

Gata: Ифиль пишет: Так поняла, они ко мне в гости поехали? К тебе, к тебе, принимай! Светлячок пишет: Я сразу поняла, что Псков был выбран авторами не случайно Агент Ватрушка всё знает :))) Светлячок пишет: Его сиятельство по окончании мне лично значок на могутную грудь прицепил Тулуп у вас знатный - овчину проколоть не удалось, пришлось цеплять на отворот воротника :) Надо бы в такие тулупы моих жандармов переодеть, чтобы зимой не мерзли.

Olya: Светлячок пишет: И горжусь. Его сиятельство по окончании мне лично значок на могутную грудь прицепил, чем довел до экстаза Я тоже так хочу Какие экзамены вступительные в эту школу? Готова сдавать

Светлячок: Gata пишет: Тулуп у вас знатный - овчину проколоть не удалось, пришлось цеплять на отворот воротника :) Надо бы в такие тулупы моих жандармов переодеть, чтобы зимой не мерзли. 5 баллов Повезло графине с мужем.

Gata: Olya пишет: Какие экзамены вступительные в эту школу? Готова сдавать Отбор суровый, Софья Петровна. Ваш супруг, князь Михал Саныч, с трудом сдал, а вам и сдавать не позволит :) Светлячок пишет: Повезло графине с мужем Больше графу с женой

Ифиль: Роза пишет: Мы о тебе вспоминали, когда выбирали город, куда сослать Сержа. Спасибо! Gata пишет: К тебе, к тебе, принимай! Уже жду!

Алекса: До зимы еще далеко, но я еще раз с удовольствием перечитала эту светлую и добрую историю. Настоящую сказочную. Спасибо за душевность и романтизм. Скачала фанфик на мобильник.

ksenchik: Как я пропустила такую чудную зарисовку?! Мари просто расцвела рядом с шалопаем Сержем, да и поручик далек от сериального образа, чем и особенно мил. Искренние порывы молодого человека способны растопить любое женское сердце. Принцесса же не только мила, непосредственна, но и готова ради своих чувств поступиться долгом, отказавшись от перспективы взойти на престол. По другую пару и говорить ничего не нужно: БиО это БиО Еще раз убедилась, что если авторы относятся с теплотой и любовью к своим героям, то любой, даже самый невероятный пейринг, придется по душе читателю. Гатита, Розочка, спасибо вам большое за массу подаренных положительных эмоций

Gata: Сашенька, так приятно, что ты помнишь нашу с Розой новогоднюю шалость Оксана, хоть Манюня в этой сказке - заслуга не моя, все равно ужасно рада, что тебе, главной ее ценительнице, она пришлась по сердцу Всё для вас, наши милые и любимые читатели

Алекса: Gata пишет: Сашенька, так приятно, что ты помнишь нашу с Розой новогоднюю шалость Я перечитываю потихоньку любимые фанфики и закачиваю в телефон. Эту сказку я полюбила сразу, как только она появилась из-под вашего пера.

Gata: Алекса пишет: Я перечитываю потихоньку любимые фанфики и закачиваю в телефон Эта идея так хороша, что я воспользовалась ею, как только в прошлом году купила мобильник с большим экраном :)

Тоффи: Неожиданные для меня ипостаси героев, неожиданные пары, но так трогательно и мило, что хочется, чтобы так было и в продолжении "Насти". Если его когда-нибудь снимут. Спасибо замечательному авторскому дуэту!

Роза: Тоффи , спасибо, что читали.

Корнет: Не удержался и еще раз перечел эту празднично-ванильную историю. В ней есть какой-то притягательный и волшебный дух доброты, романтики и любви. Жду, что продолжение "Трои" тоже не подкачает.

Ninel: Этот фанфик надо читать, когда за окном плохая погода и настроение ни к чёрту. В нем витает карамельно-праздничный аромат. Губы непроизвольно начинают улыбаться, а в душе звучит мелодия "Jingle bells" вне зависимости от времени года. Спасибо авторам за чудесную сказку для взрослых.

Роза: И Вам спасибо за внимание.

Светлячок: Ninel пишет: В нем витает карамельно-праздничный аромат. И вкус хорошего английского чая с бергамотом.

NataliaV: Это чудо! Спасибо большое авторам. Настоящая рождественская сказка. Я ее нашла, благодаря Светлячку. Прочитала доченьке и она буквально влюбилась в героев Сергея и Мари. Что-то неуловимое от сказок Андерсена, но добрее и роднее. Я от себя не ожидала столько эмоций. Глаза щипало от нежности и слёз.

Роза: NataliaV пишет: Спасибо большое авторам. Пожалуйста Сколько лет дочке?

Gata: Радостно, что наша с Розой рождественская сказка продолжает дарить эмоции читателям - и взрослым, и детям

NataliaV: Роза пишет: Сколько лет дочке? Нам пять лет. Два дня засыпаем только после того, как прочитаем сказку про штрудели. Сегодня, я думаю, будет тоже самое.

Gata: NataliaV пишет: Нам пять лет Лапуси :) Баю-баюшки-баю маленькой принцессе и сказочных штруделей во сне

Роза: NataliaV , надо сообразить, есть у нас еще сказки в Усадьбе. В сборник для твоей малышки.

Светлячок: NataliaV пишет: Я ее нашла, благодаря Светлячку. А когда я тебе плохое советовала? Рада, что понравилось крестнице. Не забудь про 30-е.

Olya: Я тоже очень люблю эту сказку и перечитываю частенько

NataliaV: Роза пишет: В сборник для твоей малышки. Это было бы здорово. Светлячок пишет: Не забудь про 30-е. Мы уже на низком старте.

Mona: Действительно душевная, сказочная и новогодняя история Спасибо за ссылку, Гата. Почему я умудрилась ее пропустить раньше?! Как мне кажется, баннер с Мари и Сержем, который украшал форум в праздники, отлично подойдет для шапки темы.

Gata: Mona, спасибо за отзыв и за предложение с иллюстрацией Если Роза не будет возражать, сразу же и поставим!

Роза: Роза не возражает

Gata: Готово :) Заодно перечитала, и мне снова понравилось, что мы с Розой написали

Дея: Здорово! Прекрасная, немного сказочная, очень добрая сказка. Бенкендорф с Ольгой - очаровательная пара, а уж кукареканье под столом!!! это вообще гениальная сцена. Как представила - смеяться можно целый час без остановок. В общем, дорогие авторы, эта ваша история вышла и новогодней и доброй и со счастливым концом. Спасибо за нее.

Роза: Дея , спасибо за внимание к нашей сказке.

Принцесса Мари: *достала платочек* Как это прекрасно! Einfach entzückend *рыдает под впечатлением*

Александр: Принцесса Мари пишет: *достала платочек* Как это прекрасно! Einfach entzückend *рыдает под впечатлением* (дочитал с багровым лицом, в сторону) - Писарева придушу.



полная версия страницы