Форум » Альманах » Рассказы Царапки » Ответить

Рассказы Царапки

Царапка: Я - человек обстоятельный, буду выкладывать по порядку. Правда, точную хронологическую последовательность сама позабыла, но хотя бы примерно. Не все, конечно, но которые кажутся мне поудачнее

Ответов - 252, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Olya: Царапка пишет: Разве я против убийства Анны в фиках? Наоборот, всячески одобряю у отдельных авторов, как наиболее милосердный по отношению к ней вариант, даже если смерть будет мучительная :))) Царапка, прости, но не смешно совсем

Царапка: Gata: А кто тебе мешает писать не однобоко?это как? и про кого? Olya: Царапка, прости, но не смешно совсем Оля, мне тоже не смешно читать фики, которые навели на эту мысль. А имела я в виду классическую дискуссию пушкинистов о Ленском: был поэт к своему собрату жесток, убив его молодым, или милосерден, не позволив метаморфозу "в деревне, счастлив и рогат". Я в данном случае голосую за милосердие.

Роза: Царапка пишет: это как? и про кого? После вопроса "это как?", понимашь, что Царапыч по-другому же не напишет На самом деле, у тебя, Диана, есть же славные истории. Как ни странно, они не про Анну А как про Анну, туши свет, кидай гранату


Царапка: кто-то обещал мне рассказать подробнее о метательных боеприпасахНе знаю, для меня Анна "туши свет" - у не любящих сериальную авторов.

Алекса: Я думаю, все зависит не от любви автора к герою, а от авторского таланта. Автор может любить своих героев, а читать написанное невозможно, ИМХО.

Царапка: Ещё от мировоззрения, если ценятся или, наоборот, отвратительны, разные качества.

Gata: Царапка пишет: Ещё от мировоззрения, если ценятся или, наоборот, отвратительны, разные качества. В первую очередь - от мировоззрения. Роза пишет: На самом деле, у тебя, Диана, есть же славные истории Да, про Мишаню с Полиной в мешочной игре - очень даже милая история! Царапка пишет: А имела я в виду классическую дискуссию пушкинистов о Ленском: был поэт к своему собрату жесток, убив его молодым, или милосерден, не позволив метаморфозу "в деревне, счастлив и рогат". Я в данном случае голосую за милосердие. А по-моему, поэт не задумывался о том, что так волнует умы исследователей его творчества и Царапку вместе с ними ))))))))

Olya: Царапка пишет: мне тоже не смешно читать фики, которые навели на эту мысль. Да, знаю, Царап, ты не нарочно, но все равно, когда вижу пожелания Анне умереть поскорей, то как-то... не могу привыкнуть.

Gata: Любая букашка имеет право на жизнь :)

Бреточка: Gata пишет: Любая букашка имеет право на жизнь :) какое оригинальное сравнение

Olya: Бреточка пишет: какое оригинальное сравнение Точно! Гата

Царапка: Так то букашка, а мы здесь - о вымышленных персонажах.

Алекса: Gata пишет: В первую очередь - от мировоззрения. Это тоже

Царапка: Название: «Неожиданное решение» Автор: Царапка Рейтинг: PG Жанр: мелодрама Герои: все знакомы 2009 год Она вернулась, гордая и прекрасная. Как королева, слегка наклонила голову, принимая мольбу о прощении. Подкосились колени, и оставалось поднести к губам краешек платья, пряча слабость, вину и... Разочарование? Почему от радости больно? - Любимая, клянусь, никогда... - Любимая? - сладкое слово сегодня горчит. - Единственная... - Единственная... Помни об этом. Князь Андрей со вздохом поднялся и почтительно поцеловал руку невесте. - Я виноват перед Вами... - Довольно! - княжна возвысила голос. - Не хочу больше слушать. - Татьяна скоро уедет. - Надеюсь. Натали пожаловалась на усталость, отвернулась и покинула комнату. Жених тоскливо глядел на закрывшуюся за ней дверь и очнулся от еле слышного. - Она простила вас, барин? - Простила... - князь прикрыл спрятанные за очками глаза. - Ты прости меня, Таня. - Господь с вами, куда уж мне. Знала я - ничего, кроме позора, мне не видать, только сердцу ведь не прикажешь. Свет белый без вас не мил. Андрей моргнул и тихонько привлёк Татьяну к себе. - Не плачь, Никита тебя не обидит. Молодая женщина зарыдала и коснулась рукой живота. Князь совсем растерялся. - Я не брошу тебя... И его... - Пока не венчали ни вас, ни меня, дайте хоть наплакаться вволю. - Таня... Любовница была близко, тепло её тела, запах волос и кожи - до боли знакомы. Князь не выдержал и стал целовать её. Татьяна страстно ответила, и с каждым поцелуем, чувствуя себя подлецом, Андрей возбуждался всё больше. Без слов понимая друг друга, молодые люди поспешили к княжеской спальне, и скоро для них перестали существовать беды и цепи недалёкого будущего. Любовная битва утихла. Недолгое счастье осушила слёзы в глазах Тани, лежащей на спине, нежно бормоча простые ласковые словечки. Князь обнимал её и осторожно поглаживал складку на животе, надеясь почувствовать биение сердца ребёнка. Будет ли ему когда-нибудь так хорошо с высокородной супругой? Натали красива, горда, брак с ней - большая честь и весьма выгоден. И год за годом придётся доказывать, что муж достоин своего счастья. Андрей с сожалением подумал о предрассудках. Кому есть дело до жены офицера? Глупые посиделки полковых дам обязательны, как начищенные пуговицы мундира, и ради них придётся смирять движения сердца. Разве воинский долг невозможно исполнить, если жена не скачет по маскарадам, а сидит дома, нянча ребёнка? Подумалось - не увлёкся бы он изяществом фрейлины, не поспеши цесаревич выступить сватом, с Татьяной не нужно было бы расставаться. Крепостная любовница, внебрачный ребёнок - что тут такого особенного? Многие помещики, и женившись, сохраняют вторую семью. Но он же дал слово, поклялся... Зачем? Надеялся, что помолвку разорвёт Натали? В безмолвии ночи тайные мысли завладели душой. Князь всю жизнь старался быть достойным своего рода, слушался маменьку, держался осмотрительнее бесшабашных товарищей, и теперь до самой могилы ему придётся влачить крест благоразумия и вины случайной ошибки. Случайной ли? Или простушка Татьяна, взирающая на барина с обожанием и любовью, не оценивая, не взвешивая достоинств, не сравнивая с другими блестящими офицерами, - то, к чему князь стремится взаправду? - Таня... - Иди ко мне, любый... Сможет ли Натали позвать его так тягуче и беззаветно? Наутро вся семья, вместе с будущей роднёй, собралась в столовой за завтраком. Напрасно мать и отец старались изображать предсвадебное веселье и скрыть от князя и княжны Репниных глубину семейных проблем. Натали была молчалива, её брат – холоден. Мишель иногда сердито косился на друга, надутым видом давая понять, что легкомысленной связи с горничной от младшего Долгорукого не ожидал. Андре ковырял вилкой в тарелке и размышлял: что сказал брат сестре, узнав об измене? Советовал порвать с женихом или уговаривал помириться? Что сказал бы, узнав о минувшей ночи? Андрей закончил есть, сослался на дела и хотел уехать, но Марья Алексеевна всполошилась: - Поля сегодня Пётр Михайлович собрался объехать, побудь лучше с невестой, Андрюша. Не найдя, что возразить, молодой князь предложил Натали прогуляться по заснеженному парку. Жених и невеста долго шли рядом, не зная, что друг другу сказать. Вчерашнее объяснение угнетающе подействовало на обоих. Князь думал, что вряд ли он смогут друг другу доверять даже в браке, молчание княжны значило то же самое. - Натали, становится совсем холодно. - Вы хотите вернуться в дом? - Я боюсь, Вы простудитесь. - До свадьбы всего неделя… - Да… - князь вздохнул, не скрывая тяжести на душе. - Вы не рады? - Столько хлопот… - Понимаю, - Натали пристально посмотрела на жениха и направилась к дому. День прошёл в бессмысленных разговорах, а ночь князь снова провёл с возлюбленной, ловя последние дни вместе. - Когда мне уезжать? - Ещё несколько дней у нас есть. - Помилуйте, хоть свадьбы вашей позвольте не видеть. - Хорошо, хорошо, накануне уедешь… - шептал Андрей, на миг прервав поцелуи. - Как же ребёночек наш отца не увидит? - Что ты, Танечка, что ты… Я буду к тебе приезжать. - Княгиня отпустит? - Не беспокойся, придумаю что-нибудь. - Барин… я Никите-то отказала. Грех Вас любить, а с ним обвенчаться. - Танечка, как же ты, с маленьким и без мужа? – заботливо спросил Андрей, но не мог скрыть радости. – Бог с ним, ещё стал бы тебя ревновать. Татьяна погладила его по плечу. - А как детки у Вас пойдут от княжны, тогда не забудете? - Нет. Хочешь, поклянусь? – спросил Андрей, и тотчас испугался – как он сможет исполнить две клятвы, - верности Натали и клятву любви Тане. Любви? Заботиться о ребёнке – он хотел обещать это, а подумал вдруг о любви. Князь лежал, не смея пошевелиться, с каждым мигом осознавая то, о чём давно ведало сердце – оно бьётся быстрее не ради прекрасной княжны. Андреем завладело отчаяние. Слишком поздно он понял, кто дороже ему. До свадьбы – меньше недели, ничего нельзя изменить… Новое утро принесло новую боль. Холодность и задумчивость Натали будущая свекровь объясняла волнением перед свадьбой и, шепнула княгиня на ухо сыну – перед первой брачной ночью. Андрей вздрогнул от слов матери, и вид у него был настолько несчастный, что испуг не укрылся от Натали. Глаза девушки потемнели, она серьёзно задумалась, потом вышла, и целый час её не было видно. Целый час князь мог думать о Тане, о её смелости, вере в чувства и благородство любовника. Час истёк, и невеста вернулась. Боже мой, это она? Глаза полыхают зелёным огнём, прядь волос выбилась из аккуратной причёски… Натали подошла к жениху вплотную и с чувством залепила пощёчину. - Вы опять спали с Татьяной! Не отпирайтесь! В этом доме и у стен есть уши. Андрей едва не проворчал, что шпионство гостью не украшает, но надежда приглушила его возмущение. С трепетом ждал он слов Натали, и с трудом удержал радостную улыбку, услышав: - Между нами всё кончено! Я устала от Ваших обманов, ложных клятв, предательства! - Простите, Натали… Наталья Александровна… - Я слишком много прощала. - Я понимаю… - князь моргнул. – Я хотел сказать, что прошу прощения… и желаю Вам счастье. Мы ошиблись. - Ошиблись? Вот как… Вы, кажется, рады… - княжна повела носом, всхлипнула, выпрямилась и, изо всех сил удерживая слёзы обиды, ушла, на ходу бросив: - Я велю горничной собрать вещи и сегодня же покину Ваш дом. Через четверть часа к сидящему с блаженной улыбкой Андрею в библиотеке подбежал князь Репнин и ударил друга вслед за сестрой. - Ты подлец! Как ты смел? Ты мизинца Натали не достоин! - Да, Мишель, я виноват… - Ты негодяй! - Мишель, я не мог удержаться… - Не понимаю, - чуть успокоившись, продолжил Репнин. – Променять мою сестру на дворовую… Простую служанку, без манер, образования, каких-то понятий! - Ты совсем не знаешь её. - Надеюсь никогда не узнать, – ядовито ответил Мишель, остыл и изменившимся голосом сказал сам себе. – Я могу понять, влюбись ты в девушку, получившую хорошее воспитание, но Татьяна… Господи, что ты в ней-то нашёл! - Мишель, не говори ничего… - князь начал злиться. – Думаешь, для меня что-то значит умение носить хорошие платья и болтовня в нос на французском? - Но Татьяна для тебя – ненадолго, и ради простой интрижки ты ломаешь жизнь, даёшь пищу для пересудов, теряешь мою сестру, наконец… Или ты никогда не любил её? - Я думал, что люблю Натали… прости, я был уверен, что мы будем счастливы! - И как ты теперь хочешь искать своё счастье? - Не знаю, но Татьяна никуда не уедет. Репнин подумал и усмехнулся. - О, да, ты отлично устроишься! Делать в столице карьеру и держать в деревне крепостную любовницу – очень удобно. - Мишель, я прошу тебя! Ты всё неправильно понял! - Неправильно, в чём? - Я люблю её! - Эту Татьяну? – князь не верил своим ушам. – Андре, опомнись! Она же… - Перестань говорить о ней вздор! - О ней и не такого наговорят… Содрогнувшись, Андрей стал возражать. Слова звучали неубедительно. Михаил усмехнулся, но не сердито. - Андре, если ты любишь её, милосерднее расстаться теперь. Выдай её замуж, а я, если хочешь, попробую помирить тебя с Натали. - Я не хочу с ней мириться! - Вот как… - протянул Репнин. – И что же ты собрался делать? Искать лет через пять другую невесту? - Я… я женюсь только на ней! На Татьяне! – Андре вздрогнул, испугавшись собственных слов, и тут же почувствовал невероятное облегчение. – Да. – сказал он почти весело, - Почему быть безумцем дозволено только Корфу? - Ты… - вытаращил глаза Михаил. – Андре, ты с ума сошёл! У Корфа нет сестёр, он не служит… и вообще - это же Корф! - Мишель, я устал быть благоразумным. Репнин хотел что-то сказать, передумал, встал, вновь начал говорить и оборвал себя на полуслове. - Я не знаю, Андре… может быть, ты пожалеешь, но… точно пожалеешь, если откажешься от любимой из-за этих чёртовых предрассудков! – в голосе князя прозвучали горечь и ожесточение, и он почти бегом бросился к двери, оставив друга одного привыкать к главному решению в своей жизни. Молодой князь встал, но снова сел, почувствовав слабость. Впереди объяснения с роднёй, отставка, брак, может быть, тайный, ссоры, нравоучения, сплетни и жалость к безумцу. Но обман, предательство, подлость он навсегда отряхнёт и больше к ним никогда не вернётся. Конец.

Olya: Царапка , большое спасибо! Буду думать, что после неудавшегося венчания все так и было бы. Если бы не это глупый ход сценаров с убийством Андрея

Царапка: Название: Красивая жизнь Автор: Царапка Жанр: романтичное, позитивное, драма. Пейринг: Алекс\Ольга Рейтинг: PG-13. Не знаю, насколько получилось романтично и позитивно, но я пыталась… - Папа, ты невыносим! - Балбес, плейбой, тоже мне! - Коленька, не кричи на нашего мальчика! Олигарх закатил глаза. Ну и семейка, с собственным отпрыском хлопот больше, чем с конкурентами. - Когда ты возьмёшься за ум? - А что? Лететь в тайгу медведей считать? - Какие медведи, хоть физиономию умную сделай, когда Александр Христофорович будет отчётность подписывать! - Что? - Понимаю, для тебя слишком трудно! - саркастически буркнул старший Романов, сердито глянув на загорелое лицо, ладную фигуры в костюме для тенниса и светлые кудри дорогого сыночка. - Ники, ну зачем в Нижневартовск? Ты что-то говорил о скважинах Венесуэлы. - Я не такой болван! Доверять ему инвестиции! Ха! - Венесуэла? - заинтересовался наследник. Перед его мысленным взором промелькнули восхитительные картины - море, солнце, пальмы и множество смуглых красавиц, падающих в объятия белокурого Аполлона. Николай Павлович махнул рукой. Жена проворковала – "Дорогой, мальчик ещё слишком молод, остепенится", но опытный владелец крупной нефтедобывающей фирмы придерживался куда более скептического взгляда на будущее. Пусть сын едет в Венесуэлу, хоть месяц не надо будет думать о его выходках и слушать постоянные упрёки любимой Сашеньки: "Почему ты не сделал мальчика членом совета директоров?". - С тобой поедет Василий Андреевич! Ты будешь смотреть и слушать, смотреть и слушать, ты меня понял? Инфант усмехнулся – лезть в скучные нефтяные дела ему вовсе не улыбалось. Итак, Венесуэла! --- Не прошло и двух недель, как младший Романов предвкушал наслаждение свободой, вытянув ноги в удобном кресле белоснежного лайнера, набирающего высоту над аэропортом. В бизнес-классе рейса Москва-Мадрид-Каракас была занята только половина мест. Молодой человек ещё в зале ожидания приметил изящную шатенку и обрадовался – приятное времяпровождение началось. Девушка летела одна, на Александра как будто бы не смотрела, но в свои двадцать пять он уже достаточно знал прекрасную половину, чтобы понять – несколько быстрых взглядов ему обеспечены, а там… Мало кто отказывался от знакомства более близкого. Пересадка в Мадриде, полёт над Атлантикой - молодым и симпатичным чем не повод к знакомству ? Красотка в соседнем ряду была одинока, и это требовалось срочно исправить. Разумеется, в аэропорту Барахас Александр подошёл к девушке, игнорируя недовольный взгляд отцовского представителя. - Извините, мне кажется, Вы что-то ищете. - Вы хотите сказать, кого-то? - голос, не заглушаемый рёвом мотора, звучал очень приятно. - Именно так, - довольно кивнул младший Романов. Игривая улыбка, кокетливый взгляд - девчонка ломаться не собирается. Александр терпеть не мог недотрог. Он не раз разглагольствовал перед приятелями - набивающие себе цену стоят дешевле всего, и взял за правило: если девчонка не ложится в постель после третьей встречи, продолжать борьбу до победного, и сразу бросать ломаку, ограничившись одной ночью. Надолго заинтересовать его могло что-то оригинальнее долгого штурма, а уж всерьёз зацепить… - никто из приятелей не рисковал даже предположить, какими качествами должна обладать такая девчонка. Попутчица не собиралась разыгрывать из себя неприступную крепость. Плавным жестом руки она пригласила молодого человека сесть рядом. - Алекс, - инфант представился так, как будто один на свете носил это имя. - Ольга, - слегка наклонила голову девушка. - У тебя есть Шенген? - Конечно, - она чуть обиженно приподняла брови. - До посадки четыре часа, прокатимся по Мадриду? Никаких скучных сомнений, ни слова о пробках. Ольга встала, взяла сумочку и улыбнулась. Василию Андреевичу, отвратительно переносящему перелёты, было не до своего подопечного. Никто не помешал парочке смыться. У выхода Романов взял первого попавшегося таксиста, разумеется, не торгуясь. Дорога в столицу Испании оказалась довольно свободна, а вот встречные полосы, в сторону аэррпорта, вызвали у молодого плейбоя лёгкое беспокойство, которое он, разумеется, не проявил, поглаживая спутницу по загорелой коленке. Ольга успела переодеться ещё в самолёте. В обтягивающей джинсе она тоже была хороша, но полотняные шортики и зелёный топик с затейливым рисунком подходили для испанской, тем более венесуэльской жары куда лучше. В центр города автомобиль довёз их всего лишь за сорок минут. Парочка выпрыгнула из машины, но времени на осмотр скучных достопримечательностей тратить не стала. Александр привёл девушку в кафе с видом на центральную площадь и ценами, обеспечивающими свободные места тем, кто летает исключительно бизнес-классом. С небрежным видом сделав заказ, парень прокомментировал с оттенком извинения: - Я хотел Шардонне 2004 года, надо же, нет. - Здесь должна быть вкусная панна-котта. - В Испании? Смеёшься? - Я везде её пробую. Не люблю десерты с бисквитом. - Боишься поправиться? - Алекс воспользовался поводом запустить руку под майку соседки и пощекотать ей живот. Та многообещающе выгнулась, но взмахом ресниц напомнила о присутствии официанта. --- Угощение наследник олигарха оценил как пристойное, расплатился и забеспокоился. Конечно, выдавать мелочные заботы перед красивой девушкой не хотелось, но скоплению машин на дороге плевать на толщину кошелька Романова-старшего. Ольга и здесь оказалась на высоте, спокойно направившись к быстро подъехавшему такси. - Мадрид - скучный город, часа в нём за глаза, - мелодично шепнула девушка согласно кивнувшему Александру, приободрившемуся от мысли - на рейс он не опоздает, и выволочка от папы ему не грозит. Аккуратный жёлтенький Ford лавировал в быстрых потоках, но на шоссе, ведущем в аэропорт, движение встало намертво. Романов занервничал. До посадки оставался всего час. От бессилия парень стал препираться с шофёром, отвечавшим многословно и красочно. На каждое слово русского гостя темпераментный испанец находил десяток проклятий в адрес правительства, дорожных рабочих, расписания авиарейсов и жуткой жары. Бесполезно. За двадцать минут машина сдвинулась едва на сто метров. Александр в отчаяние покусывал губы и не сразу заметил, как спутница открыла дверь и выскользнула из салона. Не успел парень обидеться, как Ольга уже махала ему рукой рядом с парой мотоциклистов. Поспешно сунув таксисту купюру, Александр бросился к спасительным железным коням, и под гудение завидевших зелёный водителей уселся позади одного из парней. Рокеры бодро объехали пробку, получили от девушки по поцелую, и на прощанье приветливо погудели. До окончания посадки оставалось минут пять, когда запыхавшиеся молодые люди влетели в зал. Отмахнувшись от сердитого Василия Андреевича, Александр сел рядом с новой знакомой. Конечно, он сегодня оказался не на высоте, но компенсировал промах множеством комплиментов: - Ну ты даёшь! Как ты их разглядела? Меня бы они не выручили… - Пустяки! – Ольга махнула рукой и перевела разговор на другую тему: - В первый раз в Каракасе? - Да, наша фирма делает инвестиции… - инфант тотчас напустил на себя небрежно-скучающий вид. – Я посмотрю, стоящее ли дело. - А я – на переговоры по поставке буровых установок. Александр переваривал информацию, опасаясь, что спутница оказалась чрезмерно серьёзной, но она с улыбкой продолжила: - Уже всё согласовано, завтра два часа на подписание – и на пляж. - Отлично! – Романов даже не поинтересовался расписанием первого рабочего дня в командировке, и в лучезарнейшем настроении прибыл в столицу Венесуэлы.

Царапка: Отелей, достойных наследника нефтеимперии, было не много, и Ольга, как оказалось, остановилась тоже в "Савое". Девушка вскользь упомянула, что её отец – поляк, хозяин крупной посреднической фирмы, умеющий наладить контакт и с штатовскими ястребами, и с красными чиновниками Чавеса, дочку же не первый год привлекает к участию в сделках. Но детали остались за кадром – впрочем, Александр ими и не интересовался. За ужином он с удовольствием изучал вырез вечернего платья прекрасной польки, блестящие завитки каштановых волос, пластику. Прижав к себе девушку в медленном танце, он шепнул: - Идём ко мне? - Не устал после перелёта? – поинтересовалась она, улыбнувшись. Тот радостно заверил: - Нормально! Ночь оправдала самые смелые ожидания. В постели Ольга была так же изобретательна, как днём на шоссе. Редкая женщина умела заставить молодого плейбоя к утру чувствовать себя под утро пеплом из костра Феникса, а потом, улыбаясь, возродить его силу шаловливыми пальцами. Она оказалась покорной и властной, умелой, ласковой и вдруг колючей – ночь утолила жажду и вновь зажгла её, обещая наслаждения снова и снова. После завтрака молодые люди разбежались по своим совещаниями. Александр не слушал нотации Василия Андреевича, впрочем, довольного, что легкомысленный инфант не вмешивается в серьёзный вопрос. Старинный друг Романова-старшего, производивший обманчивое впечатление витающего в облаках добродушного толстяка, к мальчику относился достаточно снисходительно, но не любил, когда тот путается под ногами. В роскошном кабинете нужно было делать заинтересованное лицо и притворяться разбирающимся в поставках, марках нефти, выработанных скважинах и аренде национализированных месторождений. Всей этой скуки инфант наелся и дома. В голове поневоле задерживались обрывки бесед, но молодой человек считал для себя достаточным нахвататься нескольких терминов, чтобы блеснуть ими в трёпе с друзьями. Впрочем, невольно подслушанный разговор на испанском его задел: - Что это за бездельник? - Сын Романова, его можно не брать в расчёт. Участники переговоров явно не знали, что способности сына к языкам были гордостью супруги олигарха. Говорящие с любезнейшей улыбкой обсудили, как не повезло синьору Романову с отпрыском, и оставили его с испортившимся настроением. Незначительная по меркам олигарха сделка не давала права на такое нахальство партнёров. --- За коктейлем Александр разболтался с подружкой: - Эти обезьяны… до чего наглые! Думают, их скважины – Эльдорадо! Ха! Девушка кивнула: - Да, к тому же национализированы, сделки идут через чиновников, откаты до тридцати процентов. - Ты всё знаешь! – Александр не очень ценил женский ум, но всегда хвалил его. - Конечно, папа давно взял в свои руки поставки оборудования, я уже который раз здесь. - Может, прикупишь скважину? – он придвинулся ближе. Ольга заговорщицки подмигнула: - Через третьи руки нужно попробовать, пока никто не знает – ожидается приватизация! Только тсс…. – она прижала палец к смеющимся губам. - Сегодня – к тебе! – скомандовал Александр. Отдохнув днём, поплавав в бассейне и посетив массажиста, молодой человек был в отличной форме и показал красавице класс, сумев-таки заставить её стонать от изнеможения. Вскоре Ольга уснула. То ли выпитый за обедом кофе оказался слишком уж крепким, то ли физиономии деловых партнёров – ехидными, но Алексу не спалось. Комната освещена низким торшером, включённым в ночном режиме, но достаточно ярким, чтобы разглядеть папку с бумагами на тумбочке у кровати. От нечего делать инфант стал пролистывать, и в его забитую развлечениями голову постепенно проникла мысль – документы чрезвычайно важны. Короткие записи о переговорах складывались с услышанным от отца, от Жуковского, на совещании – есть шанс купить крупнейшую, ещё не разработанную скважину под правительственные гарантии защиты от национализации. Там же были указаны имена, очевидно, чиновников, и карандашом, еле заметно – процент. Стараясь ступать как можно тише, Александр добрался до письменного стола, взял лист почтовой бумаги и переписал сведения, показавшиеся ему важными. Потом осторожно открыл дверь и удрал. Сердце колотилось. Молодому человеку пригрезилось, как он сможет утереть нос многоопытному Василию Андреевичу и родному папаше, получить свои деньги, огромные деньги, навсегда забыть препирательства и споры о суммах, выделяемых на привычные мелочи – яхты, гостиницы, девушки. С нежностью посмотрев на закрытую дверь, он мысленно поблагодарил подружку за её легкомыслие и длинный язык. В своей комнате Романов включил ноутбук, вошёл в сеть и с трепетом набрал код доступа к своему счёту. Денег там достаточно не было, но это парня не остановило. Александр написал отцу, что на совещании, где никто не догадывался о его знании испанского, подслушал разговор о приватизации новых месторождений. В доказательство, что дело серьёзно, парень назвал имёна, выписанные из бумаг Ольги, и добавил, что вопрос, кому будут проданы скважины, решится на-днях. --- Утром ответ от отца был получен. По своим каналам Николай Павлович успел проверить подлинность информации, хотя о главном – приватизации, сведений не было. Полной уверенности не было, но куш обещал быть столь значительным, что олигарх срочно уполномочил осторожного Василия Андреевича действовать по обстановке и перевёл на доступный для него счёт огромную сумму. Александр решился взять дело на свой страх и риск, и сумел незаметно от отцовского доверенного лица воспользоваться его электронным ключом и перевести деньги себе. Он никогда не решился бы на обыкновенное воровство, но сейчас надеялся предстать перед отцом в блеске победы, доказывая – сына тот всю жизнь недооценивал. Василий Андреевич начал осторожно прощупывать почву, а его подопечный пошёл ва-банк, прямо предложив хитрому венесуэльцу взятку за то, чтобы сделка была оформлена на имя Александра, а не Николая Романова, и не через неделю, а завтра. Местный деятель, подмигнув, согласился. ---- Через два дня роскошная шатенка вошла в офис неказистого с виду бизнес-центра. - Итак? Сидевший за столом довольно молодой человек поднял голову и произнёс: - Поздравляю, работа блестящая. - Попался? - Наследник оказался очень уж прыткий, вздумал перебежать дорожку отцу. - Это что-то меняет? - Ничего. Взятка – от Романова, старшего или младшего – какая разница? Старший – хитрый лис, выкрутился бы, а теперь придётся выполнить наши условия, иначе сынок останется в Каракасе надолго… и без привычных коктейлей. - Рассказать, как я ему подсунула эти бумаги? Шеф девушки поднял палец: - Необязательно. Метод был на твоё усмотрение, детали – как хочешь. - Детали – пожалуй что бонус, - усмехнулась Ольга, не без удовольствия вспоминая пылкие объятия инфанта. - Рад за тебя, - с пониманием ответил шеф. – Какие планы? Премии хватит год не работать, а то и дольше, если будешь жить скромно. - Скромно не для меня. - Удачи! - До встречи. - Всё может быть. ---- Александр уныло сидел в гостинице. Его судьба решалась на этой неделе. Василий Андреевич уже выдохся ругать его щенком и ослом. Неприметный гость в штатском вежливо, но внятно объяснил, что именно сотворил гость столицы и как надолго он сядет в тюрьму, если известные данные будут обнародованы, а уважаемый партнёр многочисленных предприятий Венесуэлы не проявит благоразумия и заботы об отпрыске. Единственное, что утешало – отец почему-то не слишком сердился и даже проворчал по телефону что-то вроде: наконец-то ты хотя бы заинтересовался делами! В конце концов, сделка, из-за которой двое гостей из России приехали в солнечную Венесуэлу, действительно разорением не грозила. Домашний арест не был строгим – бежать Александру всё равно было некуда, но когда дверь открылась и в комнату ленивой походкой вошла Ольга, парень не знал, что сказать и подумать. - Привет! Что-то тебя совсем не было видно. - Я… - он хлопал глазами. - А моя сделка сорвалась к чёрту. Надули моего папу, как последнего олуха. - Да? – ничего не соображал Александр. Девушка опустилась в кресло. - Сегодня я свобода. Составишь компанию, или так и будешь здесь киснуть? - Ты серьёзно? Она расхохоталась. - Конечно. Я провела тебя, как щенка, а сегодня на отдыхе. С тобой ничего не будет, не бойся, твой папа уже с моим шефом договорился, - она плавно переместилась на кровать и обняла Александра. – Неужели ты – такой глупый зануда? - В смысле? - Ты показался мне славным оболтусом, а теперь расклеиваешься из-за важных дел своего папочки, чушь какая-то, - Ольга скривилась. – Пошли его к чёрту. Иди ко мне. Ошалевший Александр невольно поцеловал её, а потом заразился смехом. - Ну ты даёшь… Вот так, пришла… - А что? Дело сделано, отпуск, море, симпатичный молодой человек… - И девчонка – что надо! Нет, правда! Папа и не догадывается, как я узнал эти чёртовы имена! Я ему наговорил, что подслушал разговор на совещании… - Молодец, сможешь нас познакомить. - Ты… в смысле… опять по работе? - Нет, дурачок! Я же на отдыхе. - Не врёшь? Ольга не ответила, улыбнулась и потребовала угостить её маргаритой. - А там и ещё кое-чем…. - Может, сначала? - Что ж, я не против. КОНЕЦ

Gata: Царапка пишет: «Неожиданное решение» У меня такое ощущение, что текст по сравнению с первой редакцией претерпел некоторые изменения - по крайней мере, последняя фраза Мишеля мне запомнилась другой, но память штука такая - часто норовит подвести :) В целом мне рассказ понравился, кроме попытки уесть Натали... ну что поделать, раз не любит наша Царапка законнорожденных княжон ))))))) Царапка пишет: "Красивая жизнь" Начало очень увлекательное, но дальше так накручено, что я перестала соображать, что к чему, кто с кем ведет дела, и кто кого надул. Впрочем, я - тормоз знаменитый, может, другие лучше вникнут. В любом случае - автору респект за плодовитость. Если не ошибаюсь, этот рассказ был состряпан за пару вечеров, а я над таким объемом могу прокорпеть и целый месяц :)

Царапка: Gata: В целом мне рассказ понравился, кроме попытки уесть Натали... вот чесслово, старалась сделать её получше :))) и, на мой взгляд, она действительно лучше, чем в сериале - без скандала в церкви всё лучше. Gata: любит наша Царапка законнорожденных княжонне люблю Натали ;) поэтому, видать, старания пошли насмарку - что сплошь и рядом бывает, когда автор старается улучшить нелюбимых героев.

Роза: Царапка пишет: когда автор старается улучшить нелюбимых героев. Царапыч, это относится только к единичным авторам. Не надо обобщать, это не так.



полная версия страницы