Форум » Альманах » Рассказы Царапки » Ответить

Рассказы Царапки

Царапка: Я - человек обстоятельный, буду выкладывать по порядку. Правда, точную хронологическую последовательность сама позабыла, но хотя бы примерно. Не все, конечно, но которые кажутся мне поудачнее

Ответов - 252, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Светлячок: Gata пишет: Главное, чтобы еще этот мужик читал правильную литературу ))) Нормальный мужик школотных газет не читает, ага.

Царапка: Света, Гата, спасибо за отзывы! Халат с искрой сам как-то нарисовался, подумала - Кайзу пойдёт :)

NataliaV: Легкая и позитивная история. Таки да, мужчины приковывают внимание. Лиза здесь похожа на полевой цветок, растущий на солнечной поляне.


Роза: Краеведческие экскурсии Дианы воплотились в приятное чтение

Царапка: Название: «Добродел» Рейтинг: PG Жанр: юмор Время действия: 19 век Герои: Владимир, Анна Я - барон Владимир Иванович Корф. Всё при мне - богатый папаша (чудак, но не будем о грустном), гвардейский чин (отобрали - об этом позже), собой красавец (тают все барышни, кроме одной, но она не совсем барышня). И ещё есть у меня сердце - доброе-доброе. Хлебом меня не корми, дай совершить доброе дело. Только не ценят. Точнее - не ценит. Одна маленькая глазастая вредина, которая не совсем барышня. И так ведь всю жизнь! С детства! Таскал для её кота сливки, схлопотав от кухарки по рукам тряпкой. Девчонка хвать кружку - и бегом кормить рыжую наглую морду, на меня - ноль внимания оба. Остриг мерзкую паклю с головы её куклы - стало гораздо красивее. Думаете, дождался в благодарность хоть слово? Держи карман! Расхлюпалась носом, глазами расхлопалась и назвала меня злым мальчишкой! Какова! Подросла - не то, чтобы очень, зато прехорошенькая, а самомнения - с Пизанскую башню. Никак не упадёт. Я к глупой Аньке со всей ведь душой - нечего тебе делать в актрисах. Задрала нос. Я её честно предупредил - пение не поможет при порке (главное - вдруг я не успею помочь?). Обозвала меня барином. Я, к сожалению, для неё не совсем барин, она крепостная моего папы - того самого чудака, что её готовит в актрисы, да ещё в высший свет вывел. Я не сдавался. На балу глупенькая девчонка позволила себе кокетничать с князем! Я из лучших намерений посоветовал ей держаться подальше от моего друга Мишеля, ручку поцеловал ей. Смотрела, будто её укусили. И так дальше - учил, предупреждал, от задумчивости влип в дуэль с престолонаследником - бесполезно. Надулась и потребовала ответа: «За что Вы меня ненавидите!». Пришлось объяснять: она своего места не знает. Ещё бы, стоит, как Жанна Д'Арк у костра, нет, чтобы присесть на диван. желательно, поближе к будущему хозяину, на колени - совсем хорошо. Дождёшься от неё, размечтался! Никакой благодарности! Потом было много всякого разного. В отставке после дуэли и смерти родителя занялся имением и его обитателями, особенно - одной обитательницей. Мишель путался под ногами, я его чуть не пристрелил, чтоб не мешал добрые дела делать. И впрямь - я Анне вольную отдать почти собрался, а этот нахал мою крепостную целует. Я целую - подглядывает. В театр её не пускаю - а он нудит о протекции своего дяди. Анна же всё за своё - и жестокий я, и несносный, Наконец, отдал вольную, с горя напился - снова нехорошо. Она, видите ли, теперь в моём доме жить не имеет права. От Мишеля сбежала (или он от неё). До столичного особняка снизошла, и снова прежняя блажь - театр! Еле успевал с беготнёй по добрым делам. Успех переменный. Вырвал наивную вертихвостку из загребущих лап сводни - о, чудо! Удостоился нежного взгляда. Побил нахального театрала - опять недовольна. Губки надула: я, дескать, хочу отнять вольную, Анну запереть дома и на неё любоваться. Намёк понял - схватил плутовку в охапку, и вечером мы уже были в Двугорском. Никаких репетиций! Довольна, благодарит? Три раза «ха-ха»! Сердится, хмурится, грустит и не ест! Всё, надоело! Никаких больше добрых дел для неё. Выдам замуж. Мужа дам строгого, жестокого и несносного, уж какой вырос из злого мальчишки. Себя. Объявил ей за завтраком. Она призадумалась, но я всё решил. Под венцом, потупив глазки, вздыхала - но я был непреклонен. Ночью ей доказал - вышла замуж не за святого. Утром (утро у нас началось, когда добрые люди обедают - но я больше не добрый), так вот утром моя жена Анечка водила пальчиком по моему плечу и шептала - ты замечательный, лучший, я всю жизнь тебя обожала. Как прикажете понимать женщин?! Лучше их просто любить, хоть голову не сломаешь. P.S. Спустя девять месяцев я стал отцом. Смотрю на сынка и размышляю - учить его добрым делам, или как-нибудь сам разберётся? Конец.

Береника: Царапка , чудненько! Люблю такой формат. Только почему "юмор" Это суровая правда жизни в "БН".

NataliaV: Царапка пишет: Ещё бы, стоит, как Жанна Д'Арк у костра, нет, чтобы присесть на диван. желательно, поближе к будущему хозяину, на колени - совсем хорошо. Все бы закончилось мирно и быстрее свадьбой, если бы барон произнес это вслух.

Царапка: Спасибо за отзывы!

Gata: NataliaV пишет: Все бы закончилось мирно и быстрее свадьбой, если бы барон произнес это вслух Это было бы не про вованну :) Царапка пишет: Смотрю на сынка и размышляю - учить его добрым делам, или как-нибудь сам разберётся? Если как ИИ учил, то лучше не надо. С другой стороны - надо семейную традицию поддерживать

Светлячок: Gata пишет: Это было бы не про вованну :) В классической вованне, что удачно подметила Царапка в своей зарисовке, Корф гуляет по граблям, не останавливаясь.

Царапка: Главноею результат! ;) Спасибо за отзыв

Gata: Царапка, пиши еще, когда будет возможность!

Царапка: Постараюсь!

Царапка: Название: «Самолётик и Бабочка» Автор: Царапка Рейтинг: G Жанр: зарисовка Он был быстрым, смелым, красивым, стальным телом рассекал небеса. Она – маленькая и робкая, слабые крылышки поднимали её чуть выше кустов. Как они могли подружиться? В сказке, конечно! Бабочка мечтала увидеть лес с высоты, а Самолётик её обожал и очень хотел исполнить заветное желание своей милой подружки. Ему говорили – оставь, Бабочка не понимает сама, чего хочет, её крылышки обгорят рядом с тобой, ветер закружит её и швырнёт вниз! Подумай, пожалей глупенькую бедняжку, полетай с резвой птицей! Ласточка – вот настоящий товарищ для Самолётика! Стремглав она мчится к небу и пикирует с высоты. Но Самолётик думал только о Бабочке, боялся ей повредить, и не мог равнодушно смотреть, как грустят её устремлённые к небу глаза, видеть крылышки, поникшие от безуспешной попытки долететь хотя бы до верхушки рябины. Бабочка попросила: - Век мой короткий, и будет в тоске, если не смогу я увидеть наш лес, речку и поле, как видят их птицы. Напрасно Самолётик её отговаривал, она лишь вздыхала и отводила глаза. Что ж здесь поделать! Бабочка тонкими лапками уцепилась за стальное крыло, и, стараясь сдержать буйный нрав, привычный к лихому полёту, Самолётик поднялся в синеву неба. Ветер шалил, трепал пёстрые крылья испуганной Бабочки. Птицы, смеясь, сновали вокруг. Тучка пролилась дождём. Дрожа, бедняжка смотрела вокруг, и увидела Солнце, доброе к ней на земле, а в небе безжалостно жгучее. Слабенькая, но упрямая, Бабочка сумела поймать один лучик у Солнца, и он согрел её, высушил капли воды. Лапки окрепли, Бабочка посмотрела вокруг – увидела речку и облака, улыбнулась и расправила крылышки. Самолётик был горд, отогнал птиц и пустил свою Бабочку порхать рядом с ним. Они летали, шутя обгоняя друг друга, пока не растаяли в тёплом мареве сна, а мальчик и девочка, уснувшие возле ёлки в новогоднюю ночь, не проснулись. - Ой, что мне снилось! – мальчик откинул со лба тёмную чёлку. - А мне! – распахнула глазища крошечная девчушка. Они засмеялись, без слов догадавшись – сон их был общим. Взялись за руки и побежали на шум весёлого праздника, где им радостно только вместе. Конец.

Светлячок: Доходяга Вова - самолёт. Видимо, кукурузник

Роза: Светик, не начинай. Красивая история и удачные сравнения для героев. Мне понравилось.

Царапка: Светлячок пишет: Доходяга Вова - самолёт. Видимо, кукурузник А он не знает, что он - доходяга, вот и летает где хочет в своё удовольствие Роза, спасибо!

Gata: Симпатичная новогодняя сказка! Спасибо, Диана Хыхы, Анюткин и в детских снах норовит Вове на шею взгромоздиться ))))

Царапка: Название: «Здравствуй, Володя» Автор: Царапка Рейтинг: G Жанр: зарисовка Время – наше. Молодой человек легко скатился на лыжах с небольшого холма возле станции. В Карелии не так много мест, где подойдут горные, зато для долгих прогулок по лесу с набитым рюкзаком через небольшие подъёмы и спуски беговые гораздо удобнее. Давно не случалось покататься по зимнему лесу. После недавней оттепели на елях позвякивали сосульки, и послышался в их перезвоне легкий и нежный голос. «Здравствуй, Володя!». Давным-давно в первый раз услышал он робкое лепетание: «Здластвуй!», посмотрел на крошечный синеглазый одуванчик и солидно, с высоты своих семи лет, ответил малышке: «Привет!». Аня часто приходила к ним в гости вместе с родителями. Голосок креп, вскоре при встрече гордо звучало: «Здррравствуй!», а улыбка на пол-лица не стеснялась нехватки зубов. Потом умерла володина мама - сгорела за несколько месяцев. На похоронах Платоновых не было. Поглощённый горем мальчик не обратил бы на это внимание, если бы не расслышал короткие разговоры - «авария», «такая милая пара», «оба на месте». Сгорбившийся отец вздохнул: «Что за год!». В квартире несколько месяцев стояла пугающая тишина. Мамина сестра варила обед, мыла пол, проверяла уроки, а отец о чём-то хлопотал и жаловался на бюрократов. А однажды случилось нежданное. Крошка Аня вновь появилась на пороге их дома, только теперь за руку её привёл володин отец. Сначала мальчик подумал - она такая же маленькая и пушистая, а потом заметил в глазёнках, в крепко сжавших ладонь Ивана Ивановича пальчиках, в скованной фигурке малышки сильный испуг. «Здравствуй, Володя!» - произнесла она с такой нежностью и надеждой, что у мальчика защипало в носу. Полно, парни не плачут - отец не раз говорил, и «Привет!» в борьбе со слезами прозвучал необычно угрюмо. Иван Иванович огорчился. У него был для сына ещё один сложный сюрприз. Вечером старший Корф решился. - Володя... Тётя Надя теперь всегда будет жить с нами. Понимаешь, мы поженились... Анечку иначе отдали бы совсем чужим людям, а то и в детдоме оставить могли... - Как же мама? - в детском сердце всколыхнулась обида. Отец говорил что-то ещё - что маму они никогда не забудут, тётя Надя всегда была родным человеком, мама одобрила бы... Мальчик не слушал. Горькие слёзы захлестнули его, и он убежал. В своей комнате ткнулся носом в подушку, закрыл уши и так лежал, пока его не накрыл сон. Проснулся Володя другим человеком. Никакие объяснения не могли поколебать твёрдой уверенности - отец предал маму. Незваная, оставшаяся навсегда гостья стала центром, виной, воплощением худшего из предательств. В светлые минуты детский ум мог осознать - девочка не виновата ни в чём, но в глаза и сердце младшего Корфа словно вставили по осколку кривого зеркала. Он видел в Ане избалованную лицемерку, ловко пользующуюся положением сироты. Иван Иванович её обожал. Радовался любому успеху и пугался малейшего чиха. Как-то обмолвился, что всегда хотел дочку. На сына оставалось всё меньше времени, и, несмотря на старания мачехи-тётки, мальчик замкнулся в себе. «Здравствуй, Володя!» - из двух простых слов капля за каплей исчезали теплота и надежда. Аня росла послушной пай-девочкой. И очень красивой, хотя названый брат не хотел признавать за отцовской любимицей никакого достоинства. Он стал военным, дома появлялся нечасто, а потом переехал в квартиру, оставшуюся от матери. Отец, кажется, огорчился, но считал правильным, что взрослый сын живёт самостоятельно. За все эти годы лишь однажды холод в дежурном приветствии был разбит яркой радостью. Владимир вернулся из первой командировки. Тело помнило напряжение настоящего дела, всплеск ярости, удивление, что бесконечное ожидание и бросок заняли по часам считанные минуты. Дома увидел вдруг, как постарели отец и тётя, и как расцвела Анна. «Здравствуй, Володя!» - зазвенел, заискрился удивительно мягкий, чистый и сильный голос. Ему были рады, и он смягчился, с сожалением осознав глупость детской обиды, отравившей ему лучшие годы в семье. Аня не виновата, что пьяный скот вылетел на встречку, убив её папу и маму. Отец не мог бросить дочь друга на произвол судьбы, и не он устанавливал правила, по которым супружеской паре легче взять под опеку ребёнка. Что теперь? Нельзя изменить прошлое, но впредь Владимир решил относиться к девушке, как к сестре. Вечером так и сказал ей, извинившись за прошлое. Анна восприняла его слова неожиданно холодно, поначалу обрадовалась - потом помрачнела и поспешила к плите - то ли суп пригорел, то ли лук надо резать. Однако за ужином девушка была очень мила, и Владимир ощутил тихое умиротворение, радуясь вновь обрести близких людей, а скоро служба вновь позвала его в путь. Около года он появлялся дома урывками, ненадолго. Об Анне знал больше со слов отца - то радовавшегося её встречам с давним володиным другом, то огорчавшегося их расставанию, а сам влюбился в красавицу польку. Потом, оглушённый безнадёжным разрывом с ней, очнулся на набережной, бессмысленно бросая камешки в свинцовую невскую воду. Несколько месяцев он видел одну только Ольгу, звезду в центре поблекшего мира, даже работа стала навязчивой тенью, и теперь душу затягивала пустота. Аня подошла, поздоровалась, привет её звучал грустно. В голове у Владимира промелькнуло - рассталась с парнем или завалила экзамен. Её тревоги он считал по-прежнему детскими. Поболтали о том, о сём. Поволновались о здоровье отца, И вдруг Анна призналась в любви. Неожиданно, спешно, взахлёб. Говорила, глядя то в сторону, то прямо в лицо, а Владимир подумал: «Сейчас начнёт объяснять, что прежние увлечения были ошибкой?» - но Аня не вспомнила о ком-то другом. Ошеломлённый, растерянный, он спросил сам: - А как Мишка? Ты вроде была от него без ума. Аня застыла, будто едва вспоминая, потом заученным тоном ответила: - Мишка очень хороший. Ну хоть не станет оправдываться..., а девушка вспоминала гораздо теплее: - Очень. Я Наташе всегда завидовала, что у неё такой брат, а у меня - ты, бука, и вовсе не брат! Потом глазки сверкнули: - Не бойся, мы друг друга не испугаемся, если он заглянет на чай! - Аня совершенно оттаяла, засмеялась, и Владимир вдруг почувствовал запах сирени, заметил, что день не такой уж и хмурый. Он всё ещё сопротивлялся неожиданному открытию, когда пробившийся между туч лучик солнца запутался в аниных волосах. Девушка смолкла и улыбнулась. Слова стали не нужными. Владимир пытался постичь, как он мог быть настолько слепым, искать жар-птицу в далёких краях, бояться нежеланной страстью разрушить доверие близкой, родной и нежно любимой названой сестры. Любимой, любимой с раннего детства, сквозь горькие потери и болезненные обиды. Нахлынули воспоминания, теперь не отравленные предубеждением. Аня всегда затихала, стоило Володе заговорить о своей учёбе или работе. Тайком приходила в комнату, когда мальчик болел. Он думал - снится, а теперь знал - наяву. Старалась быть очень хорошей, не подлизываясь, а искренне благодаря вытащившего её из детдома опекуна. Мир вокруг расцветал. Нева плескалась радостным серебром. Молодым нужно было учиться новой близости и пониманию, но не хотелось загадывать. Они улыбались, держась за руки, и бродили по городу – тогда зелёному, а теперь, зимой, побелевшему, где не слякоть, от которой они сбежали в леса. Сейчас он вернётся в маленький домик, снятый на несколько дней. Заглянет в окно, полюбуется ёлкой, переступит порог и услышит счастливое: «Здравствуй, Володя!», подойдёт к маленькой хлопотунье, обнимет и шепнёт ей на ушко: «Здравствуй, Анечка! Здравствуй, жена!». Конец.

Светлячок: Роза пишет: Светик, не начинай. Красивая история и удачные сравнения для героев. Мне понравилось. Я же не с критикой, мне только самолетная аллегоря показалась смешной. Царапка пишет: «Здравствуй, Володя» ёшкинкот... Прости, Царапыч, но это синее варево я не смогу в себя принять.



полная версия страницы