Форум » Альманах » Рассказы Царапки » Ответить

Рассказы Царапки

Царапка: Я - человек обстоятельный, буду выкладывать по порядку. Правда, точную хронологическую последовательность сама позабыла, но хотя бы примерно. Не все, конечно, но которые кажутся мне поудачнее

Ответов - 252, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Царапка: Гата, меня сегодня как сговорились расхваливать! Польщена :) Идею, правда, стырила в одной восточной сказке Там, правда, всё было серьёзно и пристойно - семейство и женихи из простонародья, шить платье - нормальная мужская работа, а девушка нитки пряла. Любимому - короткие, нелюбимому - длинные.

Gata: Царап, за мной и поворчать не заржавеет :))) Но когда нравится - тогда нравится Как представила Вовку, обмеряющего Аннушку, или Мишкин балахон... всё, снова истерика Царапка пишет: Там, правда, всё было серьёзно и пристойно - семейство и женихи из простонародья, шить платье - нормальная мужская работа, а девушка нитки пряла. Любимому - короткие, нелюбимому - длинные Меня мама на примере этой сказки учила в детстве шить :) А я не люблю часто вставлять нитку в иголку, и до сих пор вставляю длинную-предлинную

Царапка: Меня мама на примере этой сказки учила в детстве шить Да?! А я её прочла уже в зрелом возрасте. У меня есть сборник "Рассказы о судах и судьях". Не помнишь, какой страны сказка?

Gata: Царапка пишет: Не помнишь, какой страны сказка? Без понятья, но думаю, что из родного фольклора. Мама меня просто всегда шпыняла в детстве за длинные нитки, и частенько этот сюжет приводила в пример :) Царапка пишет: У меня есть сборник "Рассказы о судах и судьях" Не попадался в руки. А какое отношение к суду имело швейное дело?

Царапка: В сборнике были и рассказы о состязаниях.

Aspia: Прочитала "вся моя жизнь". Впечатлений много и тянет ими поделиться. Вечером постарались облечь мысли в слова и написать комментарий. Возникли и вопросы к автору)

Царапка: Марина, жду!

Aspia: "Вся моя жизнь" - Анна в рассказе мне показалась зеркальным отражением образа Анны, который сложился у меня при просмотре сериала. Та же наивность, граничащая с глупостью, но в силу возраста не переходящая границы; та же вера, что неправы иные, что утешать и упрашивать должны ее, а не она; та же детская необдуманность в ее словах. Как и в сериале, я не могу точно определить для себя, являются ли все эти качества для меня отрицательными, и достойны ли они укора и порицания. Но зная предысторию и временные рамки, я стала больше склоняться к тому, что героиня скорее вызывает сочувствие и пусть и не большое, но все же понимание. При близком рассмотрении, все преграды, о которых упоминается в истории – возведены ею же. Ставила ли она себе такую цель изначально? Едва ли. Скорее это получалось неосознанно из-за внутреннего противоречия образа, и в силу зажатости в определенные рамки, оказавшиеся чрезмерно узкими. Обвинить Владимира в непонимании было самым легким для нее выходом, и она им воспользовалась, не особо задумываясь о последствиях. Бороться – не ее удел, впрочем, она и не пытается этого делать. Постфактум она, конечно же, жалеет о каких-то событиях, желая сделать что-то иначе, но чаще всего – момент уже давно упущен. Явным примером этого для меня служит обыгранная в рассказе сцена с возвратом обручального кольца: наговорив под властью вспыхнувших эмоций всяких глупостей она надеется на новые утешения и заверения со стороны Владимира, но увы не получает желаемого. Искать причины прозвучавшего от героя ответа она не хочет, не задумывается она об этом и после самого расставания, сожалея лишь о самом факте одиночества. Но все же уходя из комнаты задерживается у двери, надеясь на то, что Владимир в очередной раз уступит. Не скрою, что поведение героя в этой ситуации мне импонирует – он не просто дает Анне самой принять важное решение, но и в полной мере вкусить плоды этого решения. Один раз он уже поступал аналогично в сериале в: преддверии танца, он позволил ей самой принять решение (правда или танец), но даже после тех последствий, Анна не сделала для себя никаких выводов. Но с другой стороны – без всего этого образ Анны был бы обыденным и скучным, не вызывая вечных дискуссий относительно явных и скрытых черт ее характеры и подоплеки ее слов и поступков. В обыгранной сцене расставания героев мотивация их поступков осталась прежней, лишь слегка изменилась окраска брошенных слов. Но получить иную реакцию героини, например шквал пощечин на глупую голову Владимира или хотя бы увидеть как по его лицу стекает вино, которое она вылила ему в лицо, невозможно, лишь потому, что это уже будет не та Анна, а какой-то иной образ-прототип. В рассказе несколько раз проскальзывает упоминание того, что Анна хочет помириться с Владимиром. Так и тянет спросить – почему же бездействует? Почему налет предпринятых попыток кажется таким неубедительным, а сил героини хватает лишь на новое отступление? Мотивация в этом моменте остается мне неясна. Еще хотелось бы узнать, что побудило вернуться к сцене расставания и положить ее в основу рассказа? Если раньше я считала ее для себя полностью понятной и решенной, то теперь появились вопросы. В целом, создана история как всегда замечательно: порадовала и описанием, и воплощенным фоном и преподнесенными событиями. Знала о счастливом завершении истории и с интересом следила за тем, как автор ведет к этому. Чуть слабой показалась мотивация Анны, но это приближает к большей реальности. Диана,

Царапка: Марина, спасибо за отзыв! Я в принципе воспринимаю героиню иначе, и показала в рассказе своё понимание, и разница в отношении остаётся, даже в фундаментальных вещах: Aspia пишет: он позволил ей самой принять решение (правда или танец) В сериале был другой выбор: ложь или танец Я его вижу именно так. Aspia пишет: В рассказе несколько раз проскальзывает упоминание того, что Анна хочет помириться с Владимиром. Так и тянет спросить – почему же бездействует? Потому что у неё нет ничего за спиной. Он взял её на "слабо", упомянув о том, как Анна попала к мадам де Воланж и подчеркнув беспомощность неопытной и одинокой бывшей крепостной. Легко броситься на шею любимому, когда на руках - приглашение в императорский театр, дружба с принцессой, августейшие похвалы, распускающий руки нахал получил тумаков, или, как здесь - знатная семья появилась. А если идти больше некуда, кроме как к жениху - это горько. Aspia пишет: В целом, создана история как всегда замечательно: порадовала и описанием, и воплощенным фоном и преподнесенными событиями. Мне очень приятно!

Aspia: Довод о том, что у Анны ничего нет за спиной для меня не звучит. Это снова говорит о надежде на помощь от кого-то извне. А как же собственные силы? Собственные "шишки", полученные в попытках отвоевать для себя дорогое и любимое?

Царапка: Aspia пишет: А как же собственные силы? Собственные "шишки", полученные в попытках отвоевать для себя дорогое и любимое? Как раз Анна пыталась строить свою жизнь своими руками :) Но всё-таки сделаем поправку на век.

Царапка: Название: «Лыжники» Автор: Царапка, в горных лыжах не разбирается :) Рейтинг: G Жанр: мелодрама. По мотивам рассказах П.Г.Вудхауза. Любопытный носик выглянул из-за угла. Рыжие кудряшки сверкнули под тусклой лампочкой коридора, и невысокая бойкая девушка скомандовала двум парням: - Путь свободен! Парни, красивый светлоглазый брюнет и симпатичный шатен, переглянулись. Затея обоим всё меньше нравилась. Вытащить из кабинета директора список гостей, приезжающих на следующей неделе, и в качестве подарка на день рождение приятелю Сашке аннулировать бронь его предков - что может быть более идиотским? И что поделать, когда насмешливая нахалка смотрит, прищурившись и приподняв бровь? Пускаться в подвиги, что б их... Шатен осторожно достал связку ключей и приоткрыл дверь. - Подошло... - молвил он с нескрываемым сожалением. - Кто у нас стажировался в прокуратуре, Репнин? - съязвил второй. - Твоя очередь, компьютерный гений! - парировал шатен, указывая на ноутбук на столе. - Ладно, Мишка... - брюнет нажал «пуск» и начал возню. Миша смотрел пока распечатки. - Смотри, нашёл, кажется... Корф, Репнин - наша комната, Нарышкина, Дармт - вторая. Хворостов и Романов... О, семейный люкс, бронировали Романовы! - докончить он не успел - взвыла сирена. Дружно помянув чью-то мать, парни ломанулись из кабинета, бросив, как есть, бумаги и клавиатуру. Добежав до своей комнаты и отдышавшись, они повалились на койки. Обстановка в отеле была спартанская - хозяин, завладев лучшими трассами, не счёл нужным вкладываться в модную мебель, рекламируя курорт как место для настоящих спортсменов. Единственный люкс держал ради связей, сдавая его исключительно людям влиятельным. - Володька... - сказал, отдышавшись, Репнин. - Ты что на компе запустил? - Я?! - Корф возмутился. - Я пароль нормально перехватил, это ты там что-то задел! Парни сели на койках, сердито сопя. Минута-другая - и помирились бы, как обычно, но дверь приоткрылась, впуская девушку с ладной фигуркой. - Ну как, успели? - без предисловий начала Катя. - Ты что? - Не слышала? - Мы только вошли! Красотка разочарованно фыркнула, тряхнув кудряшками. Никакие причины не казались ей уважительными и вообще не интересовали. Победил - проиграл, огненный нрав не приемлет градаций, и парни почувствовали себя безнадёжными неудачниками. Нет, надо же, впутала! Как только ей удаётся? Не позволив подумать и не прощаясь, Катя удрала в бар, на ходу сочиняя новые каверзы. Там, тоскливо рассматривая скромный выбор дорогущих напитков, светил свежим фингалом Саша Романов. - И ты, бестолочь, не сумел отключить сигнализацию? - в ехидном голосе не звучало ни капли сочувствия. - Я ещё виноват! - Для тебя старались, Сашок! - настроение Корфа и Репнина, разглядевших физиономию Саши, явно улучшилось. Накануне никто не заметил, как рыжая егоза развела всех троих на слабо, едва младший Романов затянул излюбленную волынку о грядущем явлении предков. Катерине было много не надо. Фантазия в момент заработала - и не успел никто допить свой коктейль - правила разрешали только одну выпивку вечером, как план был готов. Никита Хворостов, сосед Саши, единственный сохранил трезвую голову, фыркув не хуже лошади, которых он обожал. - Вот глупость! - Почему это мой план тебе глупый? - взвилась Катя, запалив ярость в зелёных глазах. - Потому что не умный, - отрезал Никита. Катя открыла рот - с её языка мгновенно слетали колючки, но здоровенный парень опередил её, уйдя в свою комнату. - Струсил, - девушка сложила бантиком губки и с вызовом глянула на парней. Все трое за ней ухаживали, и ничего не осталось, как на другой день влипнуть в безмозглую авантюру, а сегодня сидеть, чувствуя себя идиотами. К счастью, директор не стал поднимать шум, решив - золотая молодёжь способна на выходки и похуже. Достаточно и синяка, который схлопотал Саша, получив в глаз от охранника. Появилась спокойная и приветливая шатенка, подрабатывавшая медсестрой, за это номер обходился ей в полцены. - Александр, что с Вами? - не слушая возражений, девушка сбегала за примочками и принялась за красивого пациента. Катерина в миг заскучала - горные лыжи не давали ей достаточно адреналина. День, когда не удавалось затеять каверзу или шутку, считала она прожитым зря. С аппетитом уминая пирожное, девушка стреляла глазками направо - налево, заставляя парней держать себя в тонусе. - Сашка, твоя мама тебя пустит с главного склона? - безжалостно щёлкнула Катя по больному месту Романова младшего. Тот рассердился и отвернулся, а довольные Корф и Репнин наперебой предлагали рыжей ехидне чай или что покрепче, пока тренер не видит. У Миши зазвонил телефон, он с сожалением вышел поговорить, а Катерина с заговорщицким видом склонилась к уху Владимира. - Мишка такой бестолковый, сегодня всё дело сорвал, расшевелим его, да? Брюнет почувствовал где-то подвох, но вырез блузки был такой интересный, что отказать вредине возможности не было. План девчонки оказался весьма завлекательным – парни не упускали возможности посадить друга в лужу. И вот, ближе к полуночи… Миша выскочил из дома от грохота фейерверка и помчался в сторону конюшни. Быстрее, быстрее, пока не переполошился Никита! Предвкушая, как опростоволосится Корф, парень добежал до двери, приложил ключ и, радуясь, что его никто не заметил, угостил лошадь, на которой завтра с утра Владимир должен был красоваться, кусочком сахара со снотворным. Быстрой тенью скользнул он назад, и, довольный, вернулся к себе. Хозяин держал всего четырёх лошадей – крепеньких, невысоких, рождённых для прогулок в горах, и позволял гостям ездить даже зимой. Парни спорили между собой в ловкости – решительного преимущества не получил ни один. И вот, после завтрака, когда в горах ещё клубился туман и до подъёма на вышку оставалось почти два часа, Владимир и Михаил застегнули подпруги на своих славных кониках. Рыжая Катька, надев тёплый спортивный костюм-скафандр, стояла возле крыльца, споря с Сашкой, кто сегодня будет ловчее. Но что такое? Оба гнедых еле ноги передвигали. Вместо рыси шли шагом, вместо галопа лягались, фыркали, ржали, наконец, Миша не выдержал и хлестнул свою лошадь – она взбрыкнула и сбросила всадника. Владимир опомниться не успел, как его конь преспокойно улёгся на снег. Катерина, смеясь, хлопала варежками и кричала – «Але!». Сашка ухмылялся, но когда на крыльце появился Никита, стало не до смеха. - Ах ты… - богатырь легко отбросил обоих и стал хлопотать возле коней, потом подскочил к незадачливым наездникам и схватил их за шиворот. – Кто подсунул снотворное?! Катю и Сашу как ветром сдуло. Владимир вырвался, буркнув: - Мне-то зачем? Михаил вторил ему, но в холле шепнул: - Слушай, тебя Катька подговорила сунуть снотворное моему коню? - Ну да, пока там гремело второй раз… сначала я с ней был на поляне, она караулили и скомандовала… - А! Зараза, она ждала, пока я выходил! - Вот… - ребята с пониманием глянули друг на друга. - Чтоб я ещё раз… - Ага, посмотрим… Девушка приближалась к ним. Хорошенькое лицо не было омрачено даже тенью вины. Шутка казалась ей очень удачной. - Ну как, по коням? – бодро сказала она. – То есть кататься? Мои лыжи уже у подъёмника. Мимо прошёл мрачный Никита. Катя немедленно занялась им. - Никита, ты когда с верхнего уровня будешь кататься? - Потренируюсь ещё пару дней. - У… - разочарованно протянула красотка. Глазки её сверкнули, зовя к подвигам и на высоту. Никита мимоходом посмотрел на воительницу, не ответил и ушёл прочь. - Ветеринар! – сердито выкрикнула вдогонку Катя. – Что за работа такая! Все юристы, программисты, экономисты, а этот – ветеринар!!! - Да ещё в цирке! – подхватил Сашка, чей фингал из синего стараниями медсестры Маши бледнел и сейчас был всего-навсего радужным. Катя фыркнула и павой прошествовала к подъёмнику. Тренер предупредил об опасной погоде, но уже много раз попав на язычок вредной Катьки, ребята ужасно боялись перед ней трусить. Саша скатился удачно и позвонил. Володя был следующий, помчался, как вихрь, радуясь скорости и высоте. Солнце выглянуло из-за туч, снег блестел, жизнь прекрасна и удивительна… новый сугроб и сломана лыжа. Парень, с трудом карабкаясь по склону, старался дойти до какой-нибудь ровной площадки. Весь взмок, ошалел, когда рядом нарисовался друг. - Володька, ты как?! – он был не на шутку взволнован. - Да, ерунда, лыжу сломал, Миш, не дёргайся. - Сам-то цел? - Нормально. - Звонка не было, мы испугались… - Мобильник на спуск не беру. - Так бери!!! Переругиваясь, друзья, попеременно падая и помогая друг другу подняться, облепленные с головы до ног снегом, добрались до ближайшего подъёмника и скоро были в отеле. Увидев обоих, бредущих по узкой тропе, Катерина звонко расхохоталась: - Ой, вы как снеговики! Оба! Оба слишком устали, чтобы обращать на девчонку внимание. Вечером все получили крепкий втык и за коней, и за неосторожность на спуске. Катерина уплетала мороженое, запивая его ароматным кофе и слушая нахлобучку, которой удостоились её кавалеры, а потом, сияя глазами, кротко попросила прощения. - Ребята, вы такие хорошие, а я всё смеюсь, смеюсь… Володя и Миша почти растаяли, когда она, обычным своим озорным голосом предложила: - Нужно с хозяином поквитаться за его нравоучения… И с Никитой – он такой правильный, скулы сводит! Ребята хотели теперь только спать. На другой день Никита, наконец, вышел на спуск. Подготовился он основательно, но, должно быть, не повезло – упал совсем близко. Парни, ухмыляясь, глянули на Катерину, ожидая взрыва смеха с её стороны. - Ой, Никита!!! – девушка, схватив лыжи, помчалась на помощь. Не веря органам чувств, Саша, Володя и Миша слушали и смотрели. Вредная рыжая хохотушка полным тревоги голосом щебетала. - Ты не расшибся? Дай, помогу! – проворно распутывала она снаряжение. Смущённый парень ей отвечал: - Кать, не переживай, всё нормально. Подумаешь, скатился тут кубарем, цел ведь… с лошади хуже грохался – ничего. Зрители ждали каверзы – не дождались. Катерина забыла все шпильки, забыла смеяться над попавшим впросак, шла рядом с богатырём и смотрела в его лицо, распахнув зелёные русалочьи глазища. - А с лошади падать опасно? Ты в цирке давно работаешь? - Сразу после учёбы. - И слона лечишь? - Лечу. Он вредный… хуже тебя. - Никита, ну я же в шутку. - Лисица пушистая! - Я в детстве в лесу лисицу нашла со сломанной лапой… принесла нам в кружок. - Да ну? И как она? - Ничего, глаза жалобные такие… - Не верь, зазеваешься – цапнет. - А коней я боюсь. - Ты? Боишься?! - Ага… Пара прошла мимо разинувших рты парней, не обращая на них никакого внимания. Саша жизнерадостно объявил: - Наверное, это любовь! Миша с Владимиром фыркнули, но возразить ничего не смогли. Вечером Саша блаженствовал под ловкими ручками хорошенькой Маши. Владимир позвонил девушке, слишком, как он считал, много времени тратившей на подготовку к консерватории – и узнал, что её голос с нежными ласковыми словечками справляется не хуже, чем с ариями. Михаил пришёл к твёрдому мнению – теперь готов вынести ураган, которым казалась девчонка, в чьи ручки он попал незадолго перед поездкой, и набрал в скайпе номер подружки. В конюшне Никита расчёсывал лошадям гривы, а Катя их заплетала в косички, ласково поглядывая на парня. Под огненными кудряшками роились множество планов, только Никита в них виделся режиссёром, а не исполнителем. Все были счастливы. Конец.

Gata: Обломали парнишки на Катерине зубы и расползлись по своим манным кашам Царапка пишет: огненный нрав не приемлет градаций Царап, ну ты как завернешь ))))

Царапка: Название: «День всех святых». Рейтинг: PG Жанр: зарисовка Старый дом – огромный, роскошный, знакомый. Днём полный уюта, а ночью пугающий девочку, крадущуюся, трепеща, в темноте с маленькой свечкой. Солидная мебель, мимо которой при свете бежишь, не замечаешь, укоризненно превращалась в странные чудища. «Не проказничай!» - шептала портьера, «ты плохо ведёшь себя!» - скрипнул шкаф, на миг ухватив кончик рубашки. Маленькое создание двенадцати лет, пугаясь, упрямилось и брело дальше – к большой двери в комнату хозяйского сына. Левой рукой девочка несла что-то крупное, завёрнутое в свернутое узелком полотенце. Вот и знакомая деревянная дверь с бронзовой ручкой. Нахальный кадет приехал домой ненадолго и успел извести воспитанницу отца. Всё не так ему – не поёт, а пищит, рука слишком маленькая для рояля, слишком много оборок, бантиков, за косы грозит дёрнуть… И вообще: «Ты, Аня – трусиха!». Посмотрим теперь, кто у нас трусит! Потоптавшись, собирая обиды и храбрость, девочка осторожно вскользнула в комнату. Свечку она предусмотрительно прикрыла рукой, поставила за перегородку, потом втащила свой узел и раскрыла его. Спелую тыкву девочка стащила на кухне, самолично выдолбила её и сделала прорези. О дне всех святых слышала она от управляющего – лютеранина, и теперь, в её представлении, праздник должен выйти на славу. Аня мстительно поджала пухлые губки. Владимир увидит сюрприз, раскричится, хотя бы вскрикнет, и больше никогда не посмеет назвать Аню трусихой! Ручки дрожали, и всё же девочка сумела засунуть свечу в тыкву, не погасив. Потом поставила свой сюрприз на книжную полку, подложив вниз бронзовое блюдо из-под подсвечников – дядюшка строго учил беречься пожара. Пламя дрожало, хотя свечу защищали круглые стенки тыквы. Удивившись, девочка огляделась, и поняла – окно закрыто неплотно! Владимир снова шалил, кричал из окна что-то конюху, а теперь может запросто простудиться! Вон как лежит, сбросил с себя одеяло и мёрзнет! Подойдя к окну, Аня изо всех сил нажала на раму. Раздался щелчок, девочка замерла… к счастью, хозяин комнаты спал так крепко, как может спать юноша шестнадцати лет, за день набегавшийся, играя в снежки, проехал верхом несколько вёрст и перед сном поухаживавший за соседками. Теперь не дует. Довольная собой, Аня подошла к спящему мальчику, вгляделась привыкшими к темноте глазами в красивое лицо, аккуратно поправила тёмную чёлку, подняла свалившее одеяло и осторожно накрыла Владимира. Не вздумай мне назло простудиться! Оглядев комнату, девочка осталась вполне удовлетворена. Тыква улыбалась огоньком через прорези, свеча стояла ровно, пламя ничуть не дрожало. Будет сюрприз поутру, сейчас темно до самого завтрака! Покинув комнату так же неслышно, как и пришла, Аня добралась до своей и бухнулась на кровать. Всё прошло очень просто. Нужно немного поспать, чтобы завтра не заметили опухших глаз. Взбив подушку, девочка улеглась и закрыла глаза. Настигала дремота. Тыква подмигивала, улыбаясь сначала, потом вдруг оскалилась огненными зубами, пасти чудища щёлкнула, грозя сожрать озорницу… но ведь это чудовище – у Владимира! Аня, проснувшись, вскочила. На дворе было темно, не понять, сколько времени до рассвета. В доме – тихо, только сердце колотится. Вдруг Владимир напугается вправду? Девочка уверяла себя – кадет, мальчик, вовсе не трус, но сердце, сжавшись, не слушалось. Ноги сами несли к знакомой двери – и теперь проказница не успела заметить сердитых вещей. Застыв возле двери, Аня прислушалась. Осторожно открыла… и один миг была втянута внутрь. Владимир проснулся внезапно. Ему было душно, и запах свечи щекотал ноздри. Юноша уставился на странную голову. Протёр глаза. Встал, подошёл ближе… и услышал шорох за дверью. Обнаружить диверсию было делом секунды. Аня, в шёлковой рубашке и мягких тапочках, растрёпанная златовласка, смотрела пристыжено и виновато – ни к чему спрашивать, кто решил подшутить. Сдвинув соболиные брови, мальчик начал было отчитывать озорницу… но слова не шли с языка. Ухмыльнувшись, спросил: - Сама выскоблила? - Сама… - вздохнула Аня. – У Варвары взяла большую ложку и ножик. - Не порезалась? - Нет, я тебе не растяпа! – девочка вздёрнула подбородок. Владимир взял тыкву в руки, сел на кровать и положил «голову» себе на колени. Всмотрелся. У Ани заныло под ложечкой от неизбежной насмешки, но он поднял голову и задумчиво произнёс: - Она добрая. На Варвару похожа. - Ой… - Аня вгляделась сама. – Правда! – девочка невольно хихикнула. Строго глянув на неё, юноша, не выдержал, улыбнулся. Аня была так мила в своём озорном испуге, рядом с ней позабылись все колкости, обида за отнятую любовь отца, остальные обиды не вспомнились вовсе. Засмеялся и он недавно утратившим детскую звонкость голосом. Смех ярким потоком развеял темноту и непонимание. Внезапно Владимир подхватил девочку и закружил её на руках. Аня весело болтала ногами, с притворной строгостью верещала: «Володя, пусти!», волосы огоньком взметнулись за ней. Внезапно глаза их встретились, мальчик и девочка смолкли. Они перестали вдруг быть детьми. Рослый красивый юноша и кокетливая малышка, которой осталось немного лет беззаботности. Аня смутилась, ей стало стыдно своей проказы. Как можно, юная барышня устраивает шутки в спальне кадета! - Володя, пусти! – прошептала она, опустив ресницы. Он молча повиновался. Дом оживал, со двора доносилась утренняя перебранка прислуги. - Я пойду… - девочка заспешила прочь, не чуя под собой ног. Владимир смотрел на неё, потом на закрытую дверь, и знал – Ане простит любую проказу. Конец.

Gata: Анюткина и в детстве в комнату Вовы тянуло

Царапка: Gata пишет: Анюткина и в детстве в комнату Вовы тянуло Не к ИИ шастать ведь

Gata: Царапка пишет: Не к ИИ шастать ведь Ясен пень ))))) Хоть и ночь темна

Царапка: Название: «Снежки» Автор: Царапка Рейтинг: G Жанр: зарисовка Княжна Лиза выглянула в окно и от радости чуть не захлопала в ладоши. Снег, мягкий пушистый снег укутал сад, лес, луга насколько хватало взгляда. Лучи солнца играли в кружевах на ветвях. Чудесный, прекрасный, замечательный день! Сегодня должна была состояться свадьба юной княжны с противным стариком Забалуевым, но свадьбы не будет! Барышня с нежностью подумала о своём брате, которого привыкла считать нерешительным и послушным, а он оказался совсем не таким! Лёгкое облачко пробежалось короткой тенью по сугробам и сердцу. Невеста князя Андрея грозит расторгнуть помолвку… и думать о плохом совсем не хотелось. Накинув пушистую шубку и повязав небрежно платок, девушка скользнула вниз, выбралась чёрным ходом и скоро бежала по тропе в лес, где с детских времён привыкла ставить кормушки. Было совсем не холодно, пожалуй, ночью чуть-чуть подтаяло, поэтому снег так и блестел, а мальчишки уже занялись во дворе снежной бабой. Лиза остановилась, хихикнула, глядя на суровую ель на самом краю леса, обременённую шишками, в миг слепила снежок и запустила его в мохнатую ветку. Ком снега обрушился вниз. Войдя в азарт, Лиза бросала снежок за снежком… и вдруг плотный комок прилетел ей в ответ. Девушка ойкнула – немного холодного снега попало за шиворот, глазки блеснули – и новый снежок полетел к лесу. Кто бы там ни был, княжна даст ему бой! Снежная канонада продолжалась пару минут, и, наконец, из лесу вышло похожее на снеговика существо. Щедро осыпанный заодно шишками и иголками, мужчина подошёл ближе, слегка поклонился барышне, поздоровался по-французски, отряхнулся и оказался князем Мишелем Репниным. Лиза, с трудом удерживаясь от нового смеха, изобразила реверанс, умудрившись не поскользнуться и не упасть в сугроб. Молодой человек, любуясь румянцем, спросил: - Лизавета Петровна, Ваша свадьба ближе к обеду? - Нет, князь, никакой свадьбы! Никакой! Свадьбы не будет! – и она засмеялась счастливым серебряным смехом. Отлично зная, кто бывший жених, князь не удивился и даже обрадовался – что бы ни говорили умудрённые жизнью педанты, старый гриб в его глазах не был парой юной красавице. Веселье княжны оказалось таким заразительным, что Михаил почти позабыл собственные заботы. Накануне князь получил тяжкий удар, разочаровавшись в друге и в неземной девушке, пленившей сердце. Ночь он провёл у цыган, а поутру, остыв и чувствуя себя способным трезво глядеть на вещи, решил окончательно объясниться с Владимиром (руки чесались), только сначала позавтракать у Долгоруких и заодно повидаться с сестрой. Княжна Лиза тем временем щебетала: - Сегодня чудесный день! Вам повезло, что нет ветра, иначе Вы превратились бы в снеговика ещё раньше, чем я Вас обстреляла! – никаких сожалений в излишне активной встрече гостя и скорой родни барышня не испытывала. - Признателен Вам за внимание! – в тон ей ответил молодой князь. – Надеюсь, моя сестра не ушла на прогулку? Хотя что я говорю, солнце ещё не в зените, Наташа наверняка еле открыла глаза. К его удивлению, Лиза смутилась – девушка вспомнила о возникшей угрозе помолвке. Впрочем, грустить было не в её натуре и не в такой день. Княжна быстро сообразила – встреча с любимым братом, наверное, порадует Натали, гордая Репнина легче смягчится и, быть может, уже сегодня простит брата Лизы. Не привыкнув затягивать дел, Лиза схватила за руку ошеломлённого девичьей энергией гостя. - Пойдёмте, пойдёмте скорее! Скоро завтрак, Наташа, наверное, спустится, она маменьке обещала! Завтрак за нормальным столом с белой скатертью был сам по себе отличной приманкой после предложенной вчера от души, но неведомо из чего сотворённой трапезы у цыган. Молодой, здоровый и проголодавшийся князь дважды себя просить не заставил. А уж завтракать рядом с Лизой… «До чего Корф болван…» – мелькнуло в княжеской голове. - «Волочился за каждой юбкой в столице и упустил такую невесту!» – что расстроившаяся помолвка с Забалуевым не приведёт к свадьбе княжны Долгорукой с бароном Корфом, Михаил был почему-то уверен. Он легко согласился пойти вслед за девушкой, на узкой тропке взяв её под руку – в деревне некоторые вольности вполне допускались. Молодые люди вошли в сад, и тут княжна поскользнулась. - Ах! - донеслось из сугроба. Михаил не успел её удержать, бросился на помощь и сам не заметил, как очутился рядом с девушкой на снегу, случайно (а может и нет) обняв её. Надо было вставать, отряхиваться, извиняться… но ясные глазки, румяные щёчки и пухлые губки оказались так близко, что молодой человек не удержался… и пламенный поцелуй заставил обоих забыть приличия и заботы. - Ах! Ах! – высокому женскому голосу вторило звучное контральто. – А… - внёс свою реплику тенор. Лиза и Михаил таращились на родню, а князь Андрей с матерью, невеста (а может и нет) Долгорукого, она же сестра Михаила, открыв рты, наблюдали за парочкой. Михаил быстро постановил – с Владимиром он успеет объясниться всегда – привыкать ему, что ли? А здесь и сейчас решает мгновенье! - Марья Алексеевна, прошу руки Вашей дочери Лизаветы Петровны! Княгиня усиленно думала, что это значит и что она с этого будет иметь, а князь Андрей вспомнил: - Мишель, как я тогда смогу жениться на твоей сестре Натали? Разве что… - Долгорукий блеснул памятью в церковных правилах. – Мы в один день будем венчаться! - Но… - протянула княжна, ещё обиженная и оценившая свою обиду не меньше, чем в несколько месяцев. – Когда свадьба? - Натали, дорогая! – князь Андрей по-своему истолковал вопрос невесты и бросился целовать её руки. – Как можно скорее! - Встаньте, наконец, из сугроба! – призвала к порядку княгиня, всё ещё хмурая, но более-менее махнувшая рукой на непослушную молодёжь. - Маменька! – Лиза вскочила и бросилась её целовать. День удался. Конец. P.S. В день свадьбы в церкви возникла пробка. Помимо двух князей, собравшихся венчаться с двумя княжнами, заявился барон. Цель у него была та же – венчаться, только невеста – всего лишь будущая баронесса, а пока крепостная. Привычно повздорив, погрозив друг другу дуэлями, припомнив все безобразия с кадетского корпуса до последнего времени, женихи решила венчаться по старшинству. Невесты считаться годами категорически отказались.

Царапка: Название: «Путешествие в зачарованный лес» Автор: Царапка Рейтинг: G Жанр: пьеса, по мотивам фильма-сказки «Новогодние приключения Маши и Вити». Пролог В некотором царстве, в некотором государстве жил был барон Иван Иванович Корф. А по соседству у него – чудный лес, где хозяйничал Кощей-Забащей. Барон до соседа дела вроде бы нет – сына в кадетский корпус отправил, потом в гвардию, воспитаннице выписал учителей, живёт, в ус не дует. Только сын домой вернулся с войны, сердится, что отец хозяйство забросил совсем. Слово за слово – ссора. Рассердился младший барон Владимир Иванович, в лес с горя подался и превратился в лесного кота. Старику ничего – Аннушке радуется, да и с ней всё не гладко. Петь обучилась, как соловей, Забащею – зубная от этого боль. Сманил Аннушку в лес, обещал ей Владимира в женихи, да и запер в дальней сторожке. Старый Иван Иванович запечалился – никто не поёт, не с кем поссориться, только плут управляющий потихоньку ворует. Объявил на уезд – кто Аннушку из леса добудет, тому её в жёны отдаст, и поместье в приданое. Князь Репнин в Аннушку был сильно влюблён – вызвался, только беда – не вернулся из леса. Кухарка Варенька объявила – никакого нет с мужчин проку, взялась выручить Аннушку и отдать её за Никитушку, добра молодца – не возвратилась. Соседа, князя Андрея, мама-княгиня на подвиг послала – думала сговориться сама с Забащеем и прибрать богатое поместье к рукам – а Заба перехитрил её, не вернулся Андрей, и сама княгиня в лесу запропала. Что делать? Надумали Лизанька, сестра князя Андрея, да Никитушка, добрый молодец, Аннушку с горе-спасателями выручать. Взялись за руки и отправились в лес. Лес Лиза: Ой, Никитушка, не страшно тебе? Никита: Чтой тут таковского? Лес как лес. Коряги, болота, кикиморы… по сторонам не зевай! Лиза: Дорогу-то знаешь? Никита: Найдём! Не пужайся. Вызволим матушку твою, братца, да и Аннушку с Варенькой заодно. Выходят на поляну и видят Сычиху-Яблоню, с Забой она давно в ссоре, вот и оборотилась. Сычиха: Ой, детушки, ой хорошие, что ж вы, бедненькие мои, в самую пущу полезли! Никита: Не причитай, лесная колдунья, мы Забащею не то, что твои кислые яблоки! Сычиха: Не обижай! Яблочки мои сладкие, спелые, хороших людей дожидаются. Одна беда – где ж их дождёшься! Кто не придёт, оборотится, некому потрясти мои веточки, некому моими наливными яблочками полакомиться. Лиза: Бедная яблонька, чай, тяжело тебе? Сычиха: Девонька ты моя славная! Как же не тяжело, все веточки приникли к земле, того и гляди поломаются. Лиза: Давай поможем мы яблоньке, потрясём веточки! Никита: Некогда тут садовничать! Яблоки, чай, если не ядовитые, то червивые! Лиза: Не дуйся, Никита, не привередничай! Выручим мы Сычиху! (трясёт яблоню). Яблоня расправляет ветки, Сычиха вздыхает. Сычиха: Спасибо тебе, Лизонька, старушку уважила! Отведай яблочко, а другое возьми и брось оземь. Куда покатится, туда и ступайте! Лиза и Никита кланяются, берут яблоко и идут за ним. Навстречу им – чёрный кот размером с хорошую рысь. Кот: Кто ко мне в чащу пожаловал? (обнюхивает яблоко) Фу, кисло! (отбрасывает фрукт в сторону). Никита: Ах ты, негодник! Тебя Забащей подучил нам помешать? Кот: (бьёт себя хвостом по бокам) Какой ещё такой Забащей? Не слыхал, что ли, кошачья порода, где вздумается, гуляет! (подходит к Лизе и трётся о её ноги) Зачем ты пришла ко мне? Погладить по шёрстке? Или… (в глазах искры) против шёрстки?! Лиза: Котик хороший, ласковый котик, пусти нас пройти по тропинке! Кот: (перекинул хвост через лапу) А вы мне принесли рыбку? Никита: Мышку принесли! (выпускает что-то из кармана) Кот: Фи! Мышка серая, мышка мелкая, только девчонок пугать. Лиза: Чем тебя, котик, порадовать? Кот: Расскажи сказку! Никита: Это можно… Жил-был в Двугорском уезде Иван Иваныч, барон… Кот: Эту сказку я знаю! Никита: Знаешь тогда, где спрятали Анечку? Кот: Знаю, но не скажу! Она самому мне нужна, гладить по шёрстке. Лиза: А где мой братец Андрюша? Кот: (ходит то вокруг них, то между ними, хвост трубой) Плохой мальчик, кидается шишками! Лиза: Так где он? Кот: Прямо смотри, глянь наверх, три раза фыркни и пять раз подпрыгни… (уходит в чащу) Скучно с вами, к русалке пойду! (напоследок пошипел, выгнулся и выпустил когти) Я – Кот Вован, мой метод прост, я не люблю тянуть кота за хвост! (молниеносно рвёт Никите штанину, Лизе – подол, и убегает). Лиза: Вредный котяра!!! Никита: Попадись только мне эта шкурка, быстро отправлю на воротник! Лиза: А где брата искать? Никита: (фыркает) Как этот паршивец сказал? Лиза: (фыркает в ответ) Посмеялся! (на всякий случай смотрит наверх) Никита: (ухмыляется, похоже на фырканье) Ты больше слушай, что он говорил! Сверху на них падает шишка. Лиза: Ай! (подпрыгивает) Никита: (уворачиваясь от другой шишки, тоже подпрыгивает) Ой! Голос сверху: Не пять раз, но годится… Лиза: Кто это там хулиганит? Голос сверху: Лесовичок я, меж небом и землёй на ветке повис, ни подняться и не спуститься… Лиза: Андрюша, братец ты мой! Лесовичок: Дома братец был, а теперь вот (всхлипывает) не там и не здесь… Лиза: Никита, сними его! Никита: Может, не надо? Пусть висит себе, под ногами не путается… Лиза: Вот ещё новости, это ж мой братец! Быстро снимай! Никита послушался. . Лесовичок: Ой, спасибо, сестрица, никто меня не любит, кроме тебя! Лиза: (целует брата, гладит по голове) Андрюшенька, чем печалиться, расскажи лучше дорогу во дворец Забащея! Лесовичок: Не ходи! Он злой, и тебя во что-нибудь превратит! Никита: Не трусь, князь, мы с сестрицей твоей вдвоём его в узел завяжем! Лесовичок: (вздыхает) Здесь куда не поди, всюду засада – там болото, сям Забащей, а там… (машет рукой и рыдает) Маменька! Лиза: Маменька?! Где, покажи! Лесовичок: Лиза, маменька наша дома ведьмой была, а здесь вовсе Баба-Яга! Лиза: Не боюсь! Лесовичок: Была тут к ней фрейлина, не боялась, искала приворотного зелья, а теперь она – русалка хвостатая! Никита: (заинтересовался) Русалка? Молодая, красивая? Лесовичок: Рыжая! Никита: Где? Лесовичок: Где ж ей быть, за углом, в Лукоморье! Сидит на ветвях. Никита: Вы тут пока поболтайте по-родственному, яблочек погрызите, а я гляну на эту русалку (уходит). Лукоморье Русалка Катя сидит на ветвях, под деревом – Кот Вован. Кот: Русалка, русалка, русалка (перевернулся на спинку, лапами пытается поймать её хвост). Как вкусно ты пахнешь! Русалка: Это что, вот во дворце какие у меня были духи! Кот: Духи – бррр… сейчас куда лучше, рыбкой ты пахнешь! И хвост аппетитный такой… Русалка: Мерзкий котище! Сейчас я тебя… (бросает в кота жёлудь). Кот: Поросёнка тебе приведу, ему понравится угощение! (убегает) Русалка: Выдрать бы усы коту вредному! Никита: (входит на поляну и любуется на русалку) Для такой красотулечки кота отлупить – завсегда наше вам с кисточкой! Русалка: Поди прочь, деревенщина! Никита: Обижаешь, красавица, я, чай, и в столицах бывал. Русалка: Бывал! Я там выросла, по паркету ходила, танцевала с самим императором! Никита: (ухмыляясь) Как же тебя в наши леса занесло? Русалка: Интриги! Эх, не подсунь мне Баба-Яга рыбий жир вместо приворотного зелья! Попробуй, говорит, витамин для походки полезный… Никита: Ладно, разберёмся и с Забащеем, и с Бабой-Ягой. Русалка: Не говори «гоп»! Никита: Складно сказываешь, по-нашему, по-деревенски. Вернёмся, станцую тебе гопака (уходит). Русалка: Грубиян!!! Вот в медведя оборотишься… а я на вас всех сверху смотреть буду (вздёргивает подбородок, чуть не падает, в носу защипало, говорит сама себе). Насморк у меня, а вы что подумали?!

Царапка: Лес Никита: (вернулся) Ну как, что полезное знаешь теперь? Лиза: Пойдём маменьку навестим! Никита: Можно, только ты первая, тебя, чай, признает. Подходят к избушке на курьих ножках. Из окна высовывается Марья-Яга. Марья-Яга: Бездельники, дармоеды, негодники! Никакого порядка в моей развалюхе! Курьи ножки не бегают, печка дымит, скатерть-самобранка выдаёт подгоревшее! Лиза: Маменька! (прослезилась от умиления) Вы как дома! Марья-Яга: (ворчит) К обеду всегда скажешь ласковое! Ладно уж, заходите… Лиза с Никитой садятся за стол. Лиза уписывает щи за обе щёки, Никита степенно делает вид, будто ест жаркое (на самом деле всё кидает за пазуху). Лиза: (сонно) Спасибо, маменька! Никита: Благодарствую! Марья-Яга: (медовым голосом) Спать пора, детки милые. Ты, Лизанька, на лавку ложись, а ты, Никитушка, ближе к печке. Я покамест на крыльце полежу, полюбуюсь на звёзды (выходит). Никита: (трясёт Лизу за плечо) Эй, проснись!!! Лиза: (почти спит) А… да… Никита: Эх! (осторожно выглядывает в дверь). Марья-Яга: (на крыльце передаёт коту) Я – не то, что вы, простофили! Дочку сегодня доставлю нашему предводителю, буду Забащеевой тёщей, всем вам покажу, где раки зимуют! Кот: Я не люблю раков и ловить их не буду! Марья-Яга: А детину решим – съесть на ужин или в сторожевые медведи. Кот: Анечку я сторожу. Марья-Яга: Давно пора девку писклявую превратить в попугая! Кот: Мяу! У Забащея все зубы выпадут. Пока болят, значит, держатся. Перестанут болеть – только их и видали. Марья-Яга: Мне беззубый зять в самый раз. Кот: Он и челюстью тебя покусает. Марья-Яга: Поговори мне тут, брысь! Забащею всё передай… Кот: Поймай зимой раков и пусть посвистят на горе (убегает). Марья-Яга: Паршивец мохнатый!!! Я до тебя доберусь! Эх, где моя метла… (улетает). Никита выносит Лизу на крыльцо. Кот возвращается и щекочет её хвостом. Лиза: А… пчхи! (протирает глаза). Никита: (коту) Ладно, шубка твоя меховая, прощаю. Но к русалке не смей приставать! (грозит коту кулаком). Кот: Пирожкам не досталось мясной начинки, только капуста! (важно задрав хвост, уходит). Никита: О чём эта вредная скотина болтает? Лиза: Чувствуешь, запах? Никита: Будто пекут где… Лиза: Идём! Никита: Прихватить бы дубину какую… у твоей матушки ничего полезного нет? (видит на столе сковородку) И то дело! Идут на запах и подходят к большой печке Варваре. Печка: Уф… перегрелась я, перепрелась… пирожки готовы, только в лесу – ни одного вегетарианца! Лиза: Здравствуй, печка! Помочь тебе? (открывает заслонку) Печка: Ах, девонька, ох, спасибо! В лесу одни невежи сидят, пирожков моих не заценили! Никита: Я бы попробовал, у лизиной маменьки не крошки не взял в рот… Печка: Что в руках у тебя? Моя любимая сковородка!!! Никита: Твоя? Извини, я как-то совсем без оружия. Печка: На хорошее дело – не жалко. Марья выцыганила сковородку, а пирожков в рот не берёт! И зря, у меня волшебные пирожки! Кто съест – силушки поприбавится. Никита: Это нам в самый раз! (ест так, что за ушами трещит). Лиза: (пообедала у мамы, бережёт талию, один пирожок съела, второй припрятала). Никита: Я сейчас хоть весь лес сворочу, а забащеев дворец – плёвое дело! Печка: В добрый путь, дети! Лиза с Никитой идут дальше. Им навстречу выходит нечто лохматое – Леший Миша. Леший: У... кто в мою чащу забрался? Кого пожарить на завтрак? Лиза: Бедненький, проголодался? Съешь пирожок! Леший: Добрая, добрая Лиза! (ест) вот и на душе легче стало! А душа у меня нежная, как цветок! Никита: С таких пирожков и цветочки поправятся! Леший: Поосторожнеей тут! Я водицы испил из медвежьего следа, и превратился... Ладно б в медведя, а то... (вздыхает). Лиза: Ничего, доберёмся до Забащея и всех расколдуем! Леший: Расколдуй, на люди нельзя показаться, в лесу сидеть надоело! Кот Вован лазает по деревьям, Анна не ревёт - так вздыхает, не вздыхает - песни поёт, у Забащея от них сводит скулы, у меня урчит в животе. Русалка дразнится мишкой! Никита: И её расколдуем! Лиза: Далеко до дворца Забащея? Леший: До ворот провожу, дальше мне хода нет! Ожерельем своим помаши, он камешки любит, пропустит. Дворец Забащея Хозяин сидит грустный, с обвязанной платочком щекой. Заба: Эх, жизнь моя горькая! Был предводителем в Двугорском уезде – в карты всяк норовил обыграть. Стал главным в лесу – и тут нет покоя, подпакостила Сычиха своими яблочками (выглядывает в окно). О, гости! Чем там девчонка размахивает? Впустить! Входят Лиза с Никитой. Лиза: А, Забащей! Вот мы до тебя и добрались! Заба: Сама пришла, я вот подумаю… Певица (морщится) у меня есть, русалка тоже, бабой-ягой обзавёлся… Кикимор в болоте моём недостаток! Прилетает Марья-Яга. Марья-Яга: Какие кикиморы из моей дочки?! А ну, живо женись на ней, а уж я наведу здесь порядок! Никитку – в медведи. Лиза: Не пойду за беззубого! Заба: Я зубастый! (открывает рот с торчащими кривыми зубами) Ох… Лиза: Выбью! Никитка: А я подсоблю! (примеривает на руке сковородку). Заба: Сейчас я вам покажу… (бормочет заклинание). Никитка: (смеётся) Не на таковских напал, я ни водицы не пил, ни марьиного угощенья не пробовал, только варварины заговорённые пирожки! Силушки у меня на весь твой трухлявый дворец хватит! (бьёт по стене сковородкой, стена валится). Заба: Мой дом! Марья-Яга: Такой же сарай, как в уезде! Заба: Зубы мои! Лиза: Бедненький, пополощи солью, может, пройдут. Заба: Как пройдут, тебя покусаю, вредная девчонка! А всех… Леший: (заглядывает в окно на целой стене) Что там всех! Все – навались! (наваливается на стену, обломки остаются на его шее, как воротник). Лесовик: И я, и я! (бросает с сосны шишку). Заба: Бунт? Кот: (заглядывает) Давно пора! А я всё равно гуляю сам по себе! (убегает в сторожку, где заперли Анну). Никита: (доламывает дворец) Айда из лесу до реки, а я Русалку заберу в Лукоморье! Лиза: Ай, ногу я подвернула! Леший: Я тебя донесу, я тоже пирожок ел с капустой! Все бегут к берегу. Лукоморье Вбегает Никита и снимает Русалку с дерева. Никита: Рыженькая моя, сейчас всех расколдуем. Русалка: И я – во дворец! Никита: Поцелуй меня прежде! Русалка: Вот ещё, с мужиком целоваться! Никита: Не с мужиком, с добрым молодцем! Русалка: Ладно тогда… (целует и превращается в девушку). Никита: Так-то лучше, с ногами. Катя: Пусти! Никита: Донесу, чай, отвыкла ходит в своём Лукоморье. Катя: Вот ещё, ты за Анькой пришёл! Никита: Аннушка – девушка добрая, но мелковата, и по хозяйству не смыслит. Катя: Я не умею готовить! Никита: Варвара научит, когда возьму тебя замуж! Катя: Вот ещё… Я – фрейлина императрицы! Никита: Фрейлины – глупые, страшные… Катя: Курицы бестолковые! Никита: Ты, значит, не фрейлина. Катя надулась, смотрит искоса. Никита: Не боись, вчера я был прост добрый молодец, а теперь мне награда положена, будешь барыней ходить расфуфыренной. Катя: Буду павой ходить! Никита: Вот и чудненько! (хватает Катю на руки и бежит к реке). Катя: Я ещё не… Никита: За то я уже (целует Катю на бегу). Сторожка Анны Анна: (вздыхает) Ни Владимира, ни рояля! (Кот Вован лапой отбрасывает засов и входит к Анне) Кот: Мяу! Анна: Котик-коток, опять меня сторожишь? Пусти, милый, я по тропинке до дому дойду, принесу тебе рыбки. Кот: Врёшь, хочешь от меня убежать! А кто меня будет гладить по спинке? Анна: Я тебя гладить не буду! Кот: (мурлычет и трётся об аннины ноги) Погладь, Анечка, я подумаю, вдруг отпущу? У тебя пальчики нежные, сладкие... (урча, лижет ей руки) беленькие, будто сливки... Анна гладит кота, он свернулся клубком и задремал, положив голову Анне на колени. Девушка осторожно встаёт, подкладывает коту подушку, идёт к двери Кот: (острый коготь вцепился в юбку) Ты забыла за ушком меня почесать! Анна: (вырывается, оставив лоскут) После дождичка в четверг почешу! Кот: (ловит её другой лапой) А нынче четверг, за окном – дождик! Всё приходит в движение, терем трясётся, Анна и кот кубарем выкатываются к реке. Анна прыгает в воду Анна: Прощай, кошки воды боятся! Кот: Мяу! (прыгает в воду) Не убежишь! Анна: Несносный, вредный котище! Кот: Я знал, что ты меня любишь! Плывут по течению Анна: Котик, боюсь, мы утонем! Кот: Не утону и не отпущу! Берег реки рядом с лесом Заба: (ощупывает себя) Мой мундир! Две звезды! И зубы оставшиеся не болят! Марья-Яга: Ах! (превращается в княгиню). Теперь вы – жених хоть куда! Печка: (подъезжает и превращается в Варвару) Тебе, Марья, жених! Марья Алексеевна: Я подумаю, что вдоветь в мои годы! Забалуев: Извольте ручку! (целует). Леший: (приносит Лизу и превращается в князя Мишеля) А Лизонька – мне невеста! Лиза: (встаёт на ноги) Маменька не отпустит, братца спрошу! (берёт за ухо Лесовичка, и он превращается в князя Андрея). Андрей: Отпущу, отпущу, только ты меня отпусти! Прибегают Никита с Катей, подкатывается яблочко и оборачивается Сычихой Сычиха: Все вон из моего леса! Вздохну спокойно… Река выбрасывает Анну и кота на отмель рядом со всей компанией. Кот превращается во Владимира и обнимает Анну Анна: Ах! Владимир: Не отпущу тебя, Анечка! Анна: А я от тебя и не побегу! Никита: Ну что, все на месте? Ай да мы с Лизой! Теперь честным пирком, да за свадебки! Варвара: Ежели свадьбы, я – главная, отведайте моего угощения! Все хором: С капустой? Варвара: (подмигивает Сычихе) Так уж и быть – с яблоками! КОНЕЦ



полная версия страницы