Форум » Альманах » Рассказы Царапки » Ответить

Рассказы Царапки

Царапка: Я - человек обстоятельный, буду выкладывать по порядку. Правда, точную хронологическую последовательность сама позабыла, но хотя бы примерно. Не все, конечно, но которые кажутся мне поудачнее

Ответов - 252, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Gata: Понятно :)

Царапка: Название: «Жажда» Автор: Царапка Рейтинг: G Жанр: зарисовка Жара мучила, изнуряла, сводила с ума. Просторы пустыни навевали тоску на человека, привыкшего к зелёным лесам. Поручик Корф, за год успевший сменить горы Кавказа, долгие степи, пески вперемешку с камнями, буйную зелень горячей и влажной Индии, возвращался в родные снега через пустыню, казавшуюся на обратном пути бесконечной. Нетерпение и мечты встретить близких делали дорогу длинней многократно. Прелесть новизны утрачена полгода назад, красота загадочной Индии сделала пристанище бедных кочевников совершенно унылым. Владимиру пришлось заставлять себя приноровиться к мерному шагу верблюда и запастись свойственным жителем этих мест отупляющим долготерпением. Скромный путешественник, для всех - немец, занятый делами торгового дома, лояльного Ост-Индской компании, вёз в потрёпанной сумке пачку рисунков, старинные рукописи, отчёты об успехах и неудачах различных коммерческих операций, рекомендательные письма, а между ними - старательно замаскированные заметки о численности и вооружении английских гарнизонов в Кашмире, лояльности туземного населения. Сведения, собранные годами, вручены молодому барону с добрыми напутствиями и серьёзными опасениями за его жизнь. Малейшее подозрение - и медлить не станут ни местные жители, ни англичане. Опасен выбранный путь на север - обычные путешественники предпочитают поездку морем. Русскому ли офицеру бояться, когда он должен разведать маршрут, которым, быть может, пройдут полки императора? И вот уже близок город, где встретят друзья, хранящие русский паспорт, где можно передохнуть от нескончаемых опасностей и притворства. Последние вёрсты душат жарой, терзают миражами и нетерпением. Вдали показалось расплывчатое зеленоватое пятно. Владимир сначала нахмурился - очередной обман этой пустыни, но пятно не исчезало, спутники приободрились, обмениваясь гортанными криками, и молодой офицер сообразил - скоро отдых в настоящем оазисе. Пятно увеличивалось в размерах, приобретая очертания сада, всего два часа, и маленький караван вступил под своды зелёной листвы. Гостей встречал суетливый хозяин постоялого двора, быстро разгадавший в бароне важного богатого господина. Владимир не сразу понял, что от него хотят - караванщик, угодливо кланяясь, показывал на дерево с пышной кроной, красу и гордость оазиса, с ветвей которого свисали крупные бардовые плоды. «Гранат, ведь это гранат!», странник острее почувствовал, как пересохло горло в дороге, и достал серебряную монету. Жест вызвал новую суету. Стремясь услужить, хозяин сорвал спелый плод, показал барону, прищёлкивая языком. Прибежала закутанная в ткань женщина, разложила в тени покрывало, бросила пару подушек и аккуратно очистила плод над подносом. Гость сел, соблюдая солидность, но выдержка оставила человека, едва его ноздрей коснулся восхитительный аромат. Терпкий сок заполнил весь рот, пьянил, как вино, заставлял забыть усталость, прошлые и будущие опасности, вливал силы и разгонял кровь. Оторвавшись от божественного нектара, молодой человек огляделся. Его спутники, соблазнившись запахом сока, живо на радость хозяину раскупали плоды, разламывая их и напиваясь рядом со своими верблюдами. Барон прислонился к глинобитной стене и постарался отвлечься от суеты. Мысли его витали далеко от жаркой пустыни. Неужели он скоро вернётся домой? Путь через пол-России неблизок, но на родной земле время бежит гораздо быстрее. Задумавшись, задремав, молодой человек воображал раздолье русских лугов, тень пышного леса, потом представлял проделанный полгода назад путь и вспомнил - он лежал через этот оазис. Тот же хозяин, жара, дерево, не обременённое по весне плодами... Воспоминания неожиданно взволновали. Цветы граната поразили Владимира нежностью и красотой, пробудив в сердце болезненно острое восхищение. Перед опасной дорогой нужно было заставить себя сосредоточиться, и офицер избегал даже смотреть на цветы, а теперь они, как наяву, возникли перед глазами, с новой силой застав окунуться с головой в волну нежности. Прекрасный, нежный цветок, красотою подобный лицу девушки, которую Владимир тщетно старался забыть. Изящные горянки Кавказа, знойный красавицы Индии отвлекали, но ненадолго. Тоска, отступая и прячась на время, возвращалась с насмешливой неизбежностью. Женщины привлекали барона ровно настолько, насколько напоминали собой маленькую неровню, или, в минуту ожесточения, казались полной противоположностью. Бесполезно. Минутная вспышка влечения, и сердце вновь жило мечтой о юной обитательнице русской глуши. Барон улыбнулся. Довелось ли ему последние годы посмотреть на что-то красивое и не вспомнить милую Анну? Она далеко, о ней можно мечтать, но потом… Тёмные брови сурово сдвинулись. Преодолев во имя чести опасный и трудный путь, он победит и недостойное чувство. Конец.

Gata: Царапка пишет: Барон улыбнулся. Довелось ли ему последние годы посмотреть на что-то красивое и не вспомнить милую Анну? Она далеко, о ней можно мечтать, но потом… Тёмные брови сурово сдвинулись. Преодолев во имя чести опасный и трудный путь, он победит и недостойное чувство. Хотела сказать - вот в этом весь Корф. Нет, чтобы признаться самому себе - люблю, и дальше действовать в этом направлении, как нормальный влюбленный мужик. Нет, он будет давить себе любовь, как клопа, и на Нюрца брызгать остатками. А потом подумала - может, под недостойным чувством здесь подразумевалась как раз ненависть, и Вова по возвращении решил стать паинькой? :) Царапка пишет: напоминали собой маленькую неровню Двусмысленно звучит, и вообще не очень удачно подбирать прилагательные к слову неровня. Интересное и коварное в грамматическом отношении слово :) Я бы посоветовала здесь взять другое.


Царапка: Gata пишет: не очень удачно подбирать прилагательные к слову неровня. наверное... меня тут недавно сразили старинным значением одного общеизвестного, но непечатного слова... когда-то оно означало топографическое понятие, вполне приличное. Gata пишет: Нет, чтобы признаться самому себе - люблю, и дальше действовать в этом направлении, как нормальный влюбленный мужик. Он не нормальный, а барин.

Gata: Царапка пишет: Он не нормальный, а барин. А я хотела дать ему шанс :)

Falchi: Gata пишет: А я хотела дать ему шанс :) Блеск

Царапка: Так это лечится, хотя и больно.

Бреточка: Царапка пишет: Так это лечится, хотя и больно. Хорошо что лечиться Царапка пишет: Он не нормальный, а барин. Нормальных баринов не бывает?

Царапка: Нормальный, обыкновеный барин :) С червоточинкой, правда - нормального барина чувства к крепостной не беспокоили, они на вещи проще смотрели.

Falchi: Понятие нормы, как правило, относительно

Царапка: Согласна. Я привела довально специфическую.

Царапка: Название: «Судьба развлекается» Автор: Царапка Жанр: мелодрама Рейтинг: G Герои: княжна Наталья Репнина, князь Сергей Степанович Оболенский, Сычиха, Фрейлина Нелидова, любовница Николая, Писарев Зимний дворец, образчик роскоши, достойный столицы империи! Мрамор, бархатные полировки, гобелены и позолота - на самый взыскательный и пресыщенный вкус. Кто способен не удивиться и не прийти в восхищение? Впрочем, по-настоящему удивлён был бы случайный гость, доведись ему попасть наверх, в комнату, где обосновались юные фрейлины. Ожидая увидеть уютную спаленку, благоухающую мускусом и ароматами изысканного Парижа, любопытный решил бы - волшебные чары сотворили с ним злую шутку, невесть за что перенеся в избушку сердитой лесной ведьмы. Комната фрейлины Репниной была сверху донизу завешана пучками трав. В камине горел огонь, хотя солнечные лучи успели отвоевать у зимы власть над расцветающей к лету землёй. На стол чья-то рука водрузила небольшой металлический треножник, а под ним горели несколько свечей, вместе дававшие довольно сильное пламя. Две изящные барышни склонились над котелком. - БарбарА, осторожнее! (*) - Натали, Ваш локон сейчас подпалится! - Тише, смотри! - Ничего здесь не видно! - Бросьте ещё пучок той травы! - Натали, Вы ничего не перепутали? - Нет, я всё точно запомнила! Сычиха, двугорская ведьма, меня научила! - Ах, ну и глупостями мы здесь занимаемся! - Вы не меньше меня хотели устроить это гадание! - Любопытно, забавно… Княжна фыркнула. Ей отлично было известно, зачем императорской фаворитке понадобилось деревенское колдовство, и что, на словах уверяя - ищет лишь развлечения, Нелидова втайне надеялась любым способом удержать августейшего любовника. - Поджигайте! - Ой! - Тушите, тушите! - Где вода? - Ах! - Горим! От залитой отваром скатерти, на которую опрокинулись свечи, повалил густой дым. Перепуганные фрейлины сумели сбить ткань на пол и с трудом затоптали огонь, потом, сердито поглядывая друг на дружку, чихали. - Натали, берётесь гадать - нельзя быть такой неловкой! - Барбара, зачем Вы потянулись к свече?! Девушки дружно поджали губки. Не получи обе наилучшее воспитание, дело дошло бы до порядочной перебранки, а то и за волосы друг дружку подёргали бы, но выпускницы лучших пансионов и фрейлины могли позволить себе только многозначительное посапывание, колкие взгляды и ехидные реверансы, хотя язычки и белые ручки у обеих чесались. Нелидова, впрочем, сумела напакостить. Забыв об обещании помочь прибрать в комнате - от горничной гадание должно было остаться в тайне, барышня развернулась и покинула комнату, предоставив Натали самой возиться с опалённой скатертью, пятнами воска и ворохом трав. Наутро глаза княжны Репниной безбожно слипались. Кофе не помогал. К счастью, благородным барышням приличествует лёгкое недомогание и головная боль от духоты, и девушка смогла отпроситься у Её величества погостить денёк другой у почтенного дяди, который обеспечит племяннице полный покой, так недостающий в суетливом дворце. Почтеннейший Сергей Степанович рад был, конечно, видеть племянницу, но последнее время она его огорчала. Девушке пора выйти замуж, а капризница из-за пустяка порвала помолвку с хорошим женихом, другие кавалеры боятся к ней подступиться. Дорогая сестрица пишет из Италии гневные письма, во всём обвиняя воспитание брата, приехать грозит. Старый князь покачал головой и вздохнул, слушая рассказ Натали: как она соскучилась во дворце по любимому дяде, устала от интриг и сплетен и надеется на несколько дней тишины и покоя. Сам любящий в свои годы покой, директор императорских театров понимающе усмехнулся: - Модистку домой пригласим, или съездишь к ней на Гороховую? - Ах, не хотелось бы Вас тревожить, дядюшка... - Натали поразмыслила. - По дороге к мадам Жоржет я успею завернуть в магазин мадемуазель Анриэтт, Барбара говорила - там устроена выставка новых парижских фасонов, а мне не хватает шляпок на лето! - Вечером сходим в оперу, моя дорогая? - Да, но... лучше через два дня, мне закончат вечерний туалет... - Понял, всё понял! - поспешил перебить дядюшка. - На сегодняшний вечер приглашаю гостей? - Да, у меня осталась ещё пара платьев, которые видели только во дворце. - Превосходно! - старик перебрал в памяти своих приятелей с неженатыми сыновьями. - А завтра от службы свободен твой брат, наверное, заглянет ко мне... - про себя князь решил сделать племяннику предварительное внушение, чтобы тот не вздумал появляться один. Позаботившись о диспозиции, Сергей Степанович перешёл к расспросам. - Ну, милочка, какие при дворе новости, какие проказы? Племянница улыбнулась. - Что у нас может быть? Готовимся к приезду невесты наследника, потом к свадьбе, между делом сплетничаем о кавалерах, и надолго ли Варвара Нелидова удержит внимание императора. - Ну что ж, - князь засмеялся. - Двор не меняется! Не соскучилась ещё там? - Ах, дядюшка, где не скучнее? Не успел князь ответить, как доложили о гостье: «Госпожа Оленина просит принять!». - Проси! Да вели чаю подать!- старик оживился и быстро сказал племяннице: - Твоя старая знакомая! Натали удивилась - имя было ей неизвестно, удивление выросло ещё больше, когда в комнату вошла приятная темноглазая дама средних лет с накладными шиньонами. - Надежда Михайловна, душечка, здравствуйте! - воскликнул князь, а его гостья, поздоровавшись, обратилась к княжне: - Ну как, нагадала себе жениха? - Сычиха! - забыла о хороших манерах потрясённая девушка. - Не всё же в лесу сидеть, выбралась на каникулы! - Ну-ка, ну-ка, у вас завелись от меня секреты? - усмехнулся дядюшка. - Ай-ай-ай, Натали! - Никаких нет секретов! - Натали стала пунцовая. - Глупое развлечение, чуть дворец не подожгли... Старшие дружно расхохотались и потребовали подробный отчёт. Поначалу неохотно, слово за слово подбадриваемая дядюшкой и Сычихой, княжна разговорилась. - Барбара хотела приворожить... Кое кого, а я так... - Загадывала на жениха? - хотя метод был выбран сомнительный, само намерение князь всячески одобрял. - Пустое, не вышло у нас ничего, - девушка отмахнулась. - Хорошо хоть, не учинили пожар. - Что ты хочешь, я всю жизнь в глуши прожила, гадала крестьянкам и конюхам, а тебе, чай, князья нужны в женихи! - Вот и нет! - княжна надула губки, вспоминая неудачный опыт помолвки. - А кто? - полюбопытствовал Сергей Степанович. - Не знаю, подумаю... - Что думать, - ответила ей Сычиха. - Чтоб как лыцарь (**) был - и красавец, и шёлковый с женским полом. - Ой, Надин, ты мне девицу не путай! Знаем мы шёлковых! - Знают-то знают, а хотят всё равно! - Голубушка, человек, конечно, нужен порядочный… - Это родителям нужно, девчонки о другом думают! Старшее поколение так увлеклось разговором, что почти забыло про сидящую рядом девицу на выданье. Принесённый чай остывал, и, Натали, наскучив ролью слушательницы, гневно стукнула чашкой о блюдечко. - Без меня меня замуж не выдадите! Сами знаете, не всё золото, что блестит! - На словах все вы разумницы! – усмехнулась Сычиха. Натали разгорячилось. - Пусть лучше никаких особенных добродетелей жених и не обещает, чем потом обмануться! - Знай всё-таки меру, дорогая племянница! – Сергей Степанович вернулся к привычной ему роли резонёра. - Учи её, князь, учи! – прозвучала ехидная шпилька. - Ну что это такое! – непросватанная невеста схватилась за голову. – Вы сговорились меня с ума свести! - Дорогая, - восхитился старик. – Подумать только, как широко наша лучшая пьеса разошлась на цитаты! Это стало последней каплей. Чувствуя жар на щеках и пламень во взоре, Натали громко произнесла: - Не хочу ничего знать! Кто к вам, дядюшка, нынче первый придёт неженатый, за того и пойду! - Он возьмёт тебя? – Сычиху сбить с толку было непросто. - Не тревожьтесь, сударыня, - елейным голосом ответила опытная княжна. Сергей Степанович, взвесив все за и против, пришёл к выводу – горячность племянницы может быть кстати, главное – позаботиться, чтобы сегодня первым на порог его дома ступил достойный княжны Репниной кандидат. Придя в полное удовольствие от собственной мудрости, он взял чашку и с аппетитом прихлёбывал, не замечая, что ароматный напиток стал похож на обычную тёплую воду. Но судьба нынче решила подшутить над всеми тремя. Не успел хозяин дома поставить пустую чашку обратно на столик, как лакей доложил. - К Вам, барин, пакет из Третьего отделения! Думая, что к нему обычный курьер, которого не стоит принимать во внимание в полушуточном зароке племянницы, князь милостиво произнёс: - Проси! – и застыл, открыв рот, увидев перед собой молодого офицера – высокого, подтянутого, но совершенно ему неизвестного. - Извольте, сударь, депеша срочная, велено передать лично в руки, и на словах – во дворце нынче Вас ждёт очень приятный сюрприз, поэтому, это мне велено особенно подчеркнуть, добрые вести должны избавить Вас от нездоровья последнего времени, из-за которого Вы столько раз манкировали приёмы. Опомнившись, старик пролепетал. - Э… я… непременно… голубчик… - Поручик Писарев к Вашим услугам! - Да, да… очень рад… - князь лихорадочно перебирал в памяти родню всех друзей, знакомых и влиятельных лиц. – Э… позвольте представить, госпожа Оленина и… - С княжной Репниной мы знакомы, не правда ли, Наталья Александровна? – слова гостя казались обычной вежливостью, но он так прищурился одним глазом, что девушка не сомневалась – нахал подмигнул ей. - Знакомы… - сердито ответила Натали, вспомнила о своём опрометчивом обещании и покраснела. - Ах вот как! – бросив на девушку насмешливый взгляд, Сычиха взяла дело в свои руки, и распорядилась: - Пусть принесут ещё чаю. Садитесь, поручик! Молодой человек не заставил себя упрашивать, сел, и услышал вопрос: - Ваше знакомство с моей племянницей было, надеюсь, приятным? - Для меня – весьма и весьма, а для княжны… признаетесь, Наталья Александровна? - Отвратительным!!! – от всей души приложила она. Громкий смех трёх голосов был ответом. Конец. ______________________________ (*) имя произносится на французский манер, ударение на последнем слоге. (**) это не опечатка! Сычиха иронизирует, про «лыцарей» см. здесь.

Gata: Оболенский и Сычиха - отменные зануды, а Серж - молодец!

Царапка: Название: «Встречи» Автор: Царапка Жанр: мелодрама Герои: Натали с мужем, Владимир, Анна, Михаил, Лиза. Рейтинг: PG - Едут! Едууууут! - голосил во всё горло краснощёкий мальчишка. - Алёшенька, опять без шарфа! - вслед за радостным шалуном на крыльцо выпорхнула худенькая светловолосая женщина. - Мама, тепло! - Ты всю весну кашлял! - Не кашлял! - Плутишка! - мать поправила тёмную чёлку сероглазого сына. - Ветер на дворе, не хватало тебе простудиться, когда гостей ждём! - Ты тоже без шарфа, папа рассердится! - Не рассердится, а будет за меня волноваться. Давай укутаемся, успеем, пока карета подъедет к крыльцу. В прихожей хозяйка столкнулась с мужем, увидевшим экипаж из окна кабинета. - Аня, Алёша, снова шалите? - он строго нахмурился, но не мог обмануть с улыбкой целующую его жену. - Вот так всегда, сначала - проказничаем, потом ластимся, - не выдержав серьёзного тона, мужчина подхватил Анну на руки и хотел легонько подбросить. - Володя, Володя, не надо, ты забыл... - она показала рукой на живот. - Не забыл, что ты, родная... - шепнул он совсем тихо, приблизив губы так близко к шее жены, что дыхание заставило лёгкую прядь волос взметнуться золотым облачком. Пока молодые хозяева нежничали и одевались, вместительный экипаж и два всадника подъехали к крыльцу красивого дома, построенного при отце нынешнего барона Корфа. Двор наполнился шумом. Всадники спешились и подошли к дверцам кареты, помогая выбраться дамам и детям. Мальчик, ровесник Алёши, стремглав бросился вверх по ступенькам, на середине столкнувшись с сыном хозяев. - А.... - дамы испугались, что шалуны покатятся по лестнице вниз, но они, смеясь, побежали в дом. Княгиня Репнина посмотрела им вслед и повернулась к сестре. - Аня, ты не меняешься! Подумать только, прошло целых три года! - Из твоих писем я поняла, что в Польше ты не скучаешь, остальное всё перепутала. Поговорить было некогда, и, обменявшись всего парой фраз, дамы стали хлопотать вокруг третьей гостьи и её детей - четырёхлетней сонной девчушки и трёхлетнего мальчика с парой хитрых блестящих глаз. - Наташа, ты не застудилась в карете? - Пустяки, из окон совсем не дуло! - томно ответила элегантная женщина, в каждом движении которой чувствовался столичный шик, но теперь ей больше всего хотелось попрыгать и потянуться. - Пойдём, дорогой, не надо стоять на крыльце, дети замёрзнут, - урождённая княжна Репнина грациозно положила руку в перчатке на согнутый локоть мужа. Наконец, вся компания переместилась в дом. В гостиной их ждала ещё одна обитательница - маленькая баронесса с большими бантами, только что завязанными румяной молодой нянькой. Девочке досталась положенное число ахов и поцелуев, и, отправив малышей поиграть, три пары сели за праздничный стол. - Семь лет! - поднял бокал Владимир. - За наши семь лет! - отсалютовал своим князь Репнин. - У нас с Натали меньше, но присоединяюсь! - третий мужчина глотнул вина и засмеялся. - Недавно минуло семь лет, как я крепко поколотил тебя, Серж, - барон усмехнулся уголком рта, как умел только он. - Сдачи тебе досталось с процентами, я руку чуть не расшиб о твой медный лоб! - не остался в долгу неунывающий штабс-капитан Писарев. - Господа, господа! - Натали призвала мужчин к порядку. - Как можно говорить о таких вещах за обедом! С лукавой улыбкой поцеловав нежные пальчики своей благоверной, Писарев отдал должное угощению. Немного утолив голод и ожидая десерт, князь Репнин стал рассказывать о недавней поездке в Польшу. - Поляки принимали нас с Лизой неплохо, но свет не видывал таких гордецов! - Ты рад ведь вернуться, Мишель? - Не то слово, Володя! На обратном пути размечтался о бане и велел натопить на первой же станции! Княгиня неожиданно фыркнула и опустила голову, глядя в тарелку. Пухлые губы её плясали, стараясь не выпустить смех. Муж смутился. - Ну, мы попарились... Очень удачно, отличная была баня, просто отличная! Барон неожиданно ткнул друга в бок. Михаил выпучил глаза, а потом в голос расхохотался. Задорный смех жены присоединился к нему. Вскоре, в самом весёлом расположении духа, гости с хозяевами перебрались из столовой в гостиную. Баронесса села за фортепиано и стала негромко наигрывать модного в этом сезоне и любимого ею Шопена. Мужчины попробовали кальяны, а Лиза с Натали сели у окна, вполголоса обмениваясь впечатлениями о светской жизни в русской и польской столицах. Княгиня долго не выдержала чинной беседы, подбежала к сестре и схватила её за плечи: - Аня, сыграй краковяк! Я привезла тебе ноты! - Но... Это ведь простонародный танец... - усомнилась госпожа Писарева. - А! Пустяки! Введёшь во дворце моду, и все танцевать будут! - С тех пор, как государь приказал придворным дамам носить эти ужасные форменные наряды... - Натали оборвала мысль на полуслове и повеселела: - Но здесь мы можем вести себя, как нам хочется! - Мне хочется научиться танцевать краковяк! - Серж встал и галантно протянул руку жене. - Мишель, вы с Лизаветой Петровной покажите фигуры, а мы с Наташей попробуем повторить. Анна Корф не заставила себя долго упрашивать, и скоро гостиную заполнили быстрые звуки, подгоняемые топотом ног неугомонной княгини. Госпоже Писаревой, статс-даме при особе императрицы, танец показался слишком грубым, но она не стала портить невестке праздничный вечер и присоединилась. Устав, запыхавшаяся Лизавета Петровна села на диван и перешла к расспросам о домашних делах: - Аня, отец давно писал тебе? - Месяц назад. Ему стало лучше на водах. Андрей занялся философией, Андрюша бойко разговаривает по-немецки, Таня ждёт четвёртого малыша и научилась толковать о чём-то с местной прислугой. - Жаль, нескоро увидимся! Мой Митя, наверное, почти догнал ростом Андрюшу. Мужчины обсуждали своё: - Вспоминаете иногда моего дядю? Славный был старикан, хотя вы его не ценили. Посмурневшая физиономия Репнина свидетельствовала, насколько прав его зять, а барон хлопнул Писарева по плечу: - Он успел составить тебе протекцию получше, чем в крепость? - Я давно на хорошем счету, с тех пор, как Натали забрала меня в руки, - он послал воздушный поцелуй навострившей ушки жене. Михаил вернулся к рассказам о Польше. Владимир, по возвращении с Кавказа отказавшийся от дальнейшей карьеры ради жизни в поместье и радостей семейного круга, слушал с интересом, но не жалея о сделанном выборе. Дамы немного поболтали о детях и собрались на прогулку. Пасху отпраздновали совсем недавно. Природа вовсю просыпалась. Анна и Лиза охотно вспоминали день свадьбы, а Писаревы, немного отстав, молчали, но мысли доставляли им не меньшее удовольствие. Спустя семь лет казалось смешным то, что в былые дни тревожило и возмущало. «Помнишь...» - Натали искоса поглядывала на мужа. «А ты, часто хихикаешь, вспоминая...» - отвечал он без слов. *** В день свадьбы брата Натали радовалась и грустила. Венчание состоялось в той церкви, где едва не вышла замуж княжна. Устроив скандал, девушка испытывала муки совести, но попытка поговорить с женихом на прощание, или, может быть, помириться, не удалась. Андрея бывшая невеста застала, прижимавшего к груди возлюбленную, и на лице его написано было такое блаженство, что ни поспешность, с которой князь отпустил Таню, ни растерянное бормотание: «Я понимаю, я во всём виноват...» - не могли её обмануть. Посидев немного за праздничным столом, Натали решила пойти прогуляться. День выдался на редкость погожим. В саду Долгоруких набухли почки, но княжна вышла за ограду и направилась к небольшой роще, манившей благоуханием ранних клейких листков. Дорога успела подсохнуть, и в крепких уличных башмаках не грозило промочить ноги. Солнце скрасило невесёлое настроение, и княжна воспрянула духом. Помолвка с Андреем принесла больше тревоги, чем удовольствия. Бывший жених оказался отнюдь не образцом верности, благородства и прочих достойных качеств, о коих твердили кумушки при дворе. Расставание скорее ударило по самолюбию, чем ранило сердце. Скандал вышел некрасивый, бесспорно, но репутация семьи Долгоруких последнее время была незавидной, поэтому бегство невесты в разгар бракосочетания удивило соседей меньше, чем можно было предположить. Александр Николаевич, уговаривая мать взять княжну Репнину на прежнее место, не скрыл от Её величества измену князя Андрея, и сердобольная императрица приняла Натали под своё крылышко. Страсти улеглись, и княжна вновь слыла завидной невестой, но глядя на счастливого брата, тайно мечтала скорее стать просто невестой. Задумавшись, девушка не обратила внимания на обогнавшего её под сенью деревьев всадника, который обернулся, неожиданно натянул поводья и спешился. - Какая встреча! Кто бы мог подумать, княжна Репнина! Натали сразу узнала высокого офицера и натянула на лицо надменное выражение. - Не припомню, чтобы нас представляли друг другу! - Зачем церемонии, когда спрашивают о ложе любви? Стыд окрасил щёки княжны в багровый цвет, и она попыталась замаскировать его гневом: - Как вы смеете! Вы воспользовались бедственным положением моего брата... - Это Вы воспользовались его бедственным положением, чтобы получить нового кавалера! - ангельски улыбнулся Писарев. Натали едва не онемела от возмущения: - Да как... Вы... - Как я смею? Повторяетесь, мадемуазель! Взяв себя в руки, княжна приняла вид холодности и неприступности. Писарев не замедлил откомментировать: - Вам к лицу тюремная обстановка. Держитесь гораздо любезнее. И эта шляпка Вам не идёт - слишком пухлые щёки. - Что Вы понимаете в шляпках! - не выдержала княжна прежде, чем успела прикусить язычок. - Мы уже обсуждаем моду! Нечасто с женщиной доходит до подобной интимности. - Ни о какой интимности и речи не может быть... - нервно ответила Натали, больше стыдясь сцены, которую предпочла бы забыть, чем возмущаясь. Молодой офицер, осознав, что они с княжной отгорожены деревьями от всего мира, схватил девушку и крепко прижал к себе, стараясь сорвать поцелуй. - Пустите, пустите! - отбивалась она. - Вы меня кое в чём обвинили, - прохрипел Серж ей прямо в ухо. - Чертовски обидно, что зря, и очень хочется оправдать! - Нет, нет! - вспышка энергии сменилась страхом, Натали сникла и пролепетала: - Я тогда испугалась, я не хотела плохого! Мужчина разжал руки. Ему стало неловко. Княжна выглядела, как пойманный у разбитой вазы малыш. Пухлые щёки и сбившаяся набекрень шляпка усиливали впечатление. Писарев сказал примирительным тоном: - Будем считать, что мы квиты. Переведя дух, Натали осмелилась поинтересоваться: - Вам ничего не было из-за меня? - Пустяки, с этим расстрелом Заморёнову было не до нас с вами. Он довольствовался моим ответом, что Вы от волнения сами не понимали, что говорили, - молодому человеку была приятна забота девушки, впервые увиденной при столь необычных обстоятельствах, остатки обиды на неё испарились, и он, желая удержать внимание к своей персоне, стал болтать: - Забавно, тогда, в крепости, я с Вашим братом подрался, потом с бароном Корфом - в трактире. - Вы забияка! - Натали поджала губы. - Да нет, просто так вышло... Простите, это не для Ваших ушей. - Подумать только, кто-то пытается при мне быть деликатным! После пансиона я совсем отвыкла от этого. - Неужели в Двугорском уезде такие дурные манеры? - А! - девушка махнула рукой. - Всё слишком быстро выплывает наружу. - Как при дворе... - кивнул княжне спутник. - Вам доводилось бывать в высшем свете? - недоверчиво посмотрела фрейлина императрицы. - Представьте себе, бывал, пока дядя не отправил меня служить в крепость, не дожидаясь, что меня упекут туда арестантом. - Дядя? - Граф Бенкендорф. Удивлены? - Никогда не слышала о его племяннике. - Он не афиширует наше родство. Моя мать была ему побочной сестрой. - Вот как? - Натали не знала, что ей сказать, потом вспомнила свои неприятности и нахмурилась: - От крепостной? - Почему? - Писарев сбился с шага от удивления, и чуть не столкнулся с собственной лошадью, которую вёл на поводу. - У всех есть крепостные любовницы, - безапелляционно высказала княжна. - У Долгоруких, обоих, мой брат был влюблён в крепостную, барон Корф... - Натали сердито махнула рукой и со смесью удивления и обиды посмотрела на спутника. Писарев хохотал. Положив руку на холку коня, он слегка наклонился, потом запрокинул голову, не пытаясь сдержать рвущийся из груди смех. Натали, почувствовав себя глупо, хихикнула раз, потом громче, и вскоре её звонкий голос присоединился к голосу спутника. Девушка почувствовала себя на редкость свободно. С плеч упал давивший на сердце камень. Ей показалось, что она может поделиться с новым знакомым всем, что взбредёт в голову. Он тем временем успокоился и произнёс: - Предпочитаю фрейлин, - потом чуть поморщился и добавил: - Многие слишком доступны. В другое время княжна бы обиделась, но сегодня кивнула и уточнила: - Не все. - Знаю, - улыбнулся в ответ Серж. Натали заговорила, с непривычки к откровенности спеша и путаясь в фразах: - Понимаете, у нас там сплетни, интриги... Не всегда удаётся остаться от этого в стороне... Но интересно, можно заслужить уважение. Императрица очень добра, а принцесса Дармштадская - такая душечка! Она очень наивная, и я, - Натали не удержалась от хвастовства. - Я ей помогала освоиться. Писарев кивнул и прищурился. В тёмных глазах мелькнули смешинки, но, найдя благодарного слушателя, девушка не стала и теперь обижаться. - Наверное, после свадьбы Его высочества я получу место при великой княгине... А Вы здесь какими судьбами? - Натали было действительно интересно, и ей пришлось поднять голову, чтобы посмотреть в лицо молодому человеку, самому высокому из её знакомых. - Срок моей немилости истекает, дядя отправил меня заканчивать дело фальшивомонетчиков. Приму его у Вашего брата. - Вот как... - Натали была озадачена. - Для него будет сюрприз... - Не думаю, что приятный, - Серж понимающе улыбнулся. - И к свадьбе! - Вряд ли дядя хотел испортить ему праздник, хотя... От него можно всякого ожидать. - Уладите как-нибудь, - к девушке вернулось беззаботное настроение. - Ой, мне пора возвращаться! - спохватилась она. - Позволите Вас проводить? Княжна воинственно вздёрнула нос: - Конечно! Пусть думают, что хотят! - «Имеет сельская свобода...» - неожиданно процитировал офицер. - «Свои счастливые права»! - радостно закончила Натали и повернула в сторону Долгоруких. *** Семь лет спустя Писаревым было, что вспомнить - и недоразумения первой встречи, и тонкую ниточку понимания, завязанную однажды весной, удивление родни и друзей, доходящее до враждебности к новому кавалеру княжны Натали, и, наконец, как начал оттаивать сначала Репнин, потом Корф - в разговоре об охотничьих ружьях. Сегодня день был приветливым, как и тогда. Рощица разрослась, друзья стали старше, храня юные чувства и вскоре окликнув: «Пора возвращаться!». - Вечером будут ещё гости? - Немного, - ответил хозяин. - Жёнам окрестных помещиков не терпится полюбоваться дамами высшего света. Натали вздохнула, но не огорчилась - она привыкла быть в центре внимания. День, ещё светлый, клонился к закату. Воспоминания уступили новым заботам. Владимир ещё раз поднял бокал: - За нас всех! - гости ответили весельем и смехом. КОНЕЦ

Gata: Царапка, чудесный новогодний рассказ, хоть дело происходит на Пасху Во всяком случае, пока читала, не покидало ощущение доброй рождественской сказки. Натка с Сержем такие лапуси, ну и Репнины с Корфами не очень скучно на их фоне смотрятся :) Спасибо Царапка пишет: Андрей занялся философией, Андрюша бойко разговаривает по-немецки, Таня ждёт четвёртого малыша и научилась толковать о чём-то с местной прислугой. Еще бы не станешь тут философом )))))))

Царапка: Gata пишет: Еще бы не станешь тут философом ))))))) Да ещё и в Германии - стране философов. Спасибо за отзыв!

Царапка: Название: «Твой брат» Жанр: Мелодрама Автор: Царапка Рейтинг: G Михаил возвращался в дом Долгоруких, чувствуя безмерную, опустошающую усталость. Кисло, тошно, выпитое в трактире вино вместо желанного забвения оставило мерзкий привкус. Что за глупость - топить беды в пьянстве! Сам себе станешь смешон, добавляя к другим неприятностям головную боль поутру. В отношениях с Анной поставлена неизбежная точка, и теперь князя удивляли собственные надежды. Разве не ясно было вчера или неделю назад, что чувства обоих остыли, что сломанная танцем Саломеи любовь не расцветёт прежними красками? Что заставило князя вернуться? Чем больше Репнин размышлял об этом, тем прочнее и горше приходило к нему понимание - стыд, обида, сочувствие и азарт занимали его, а не любовь к незнакомке, одна из масок которой поразила воображение, но истинное лицо открылось при убийственных для любви обстоятельствах. Усилия воли, преодолевая похмелье, кое-как проясняли голову. Анну нужно было оставить, когда Корф объявил о решении жениться на ней, освободив князя от взятой на себя обязанности позаботиться о молодой девушке, пускай ненадолго, но пробудившей в душе Михаила нежные чувства. Увы, вечное соперничество с блестящим Корфом раззадорило слишком сильно. Не хотелось мириться с собственной неготовностью положить к ногам любимой весь мир, было обидно вновь отстать по безумствам от друга, и Анна, чёрт возьми, так хороша и необыкновенна, что блеск её глаз сбивал с толку, не позволяя отвлечься и хладнокровно подумать. Жалкий финал стал наказанием для обоих. Крепко зажмурив и снова открыв глаза, князь потёр лоб, виски, взъерошил волосы и тряхнул головой. Пора перевернуть последнюю страницу неудачливого романа и подумать о будущем. Несколько дней нужно провести у Долгоруких, нехорошо, если Натали останется одна гостить в семье жениха. Мысли о сестре сразу улучшили настроение. Михаил испытывал к ней редкую даже среди близкой родни нежность. Наташа всегда выглядела ангелочком, никто не мог заподозрить за ней проказы, от которых старший брат натерпелся с самого детства. Весёлая, смелая, искренняя, настоящее украшение двора и высшего света, княжна Репнина с честью и лёгкостью несла свой высокий титул, готовясь сменить его на другой, не менее громкий. «Повезло Андре...» - с ноткой зависти подумал Репнин, и взгрустнул, понимая, что после свадьбы семья мужа будет сестре ближе, чем собственная. Уйдут в прошлое беззаботные перепалки, розыгрыши, та милая фамильярность, которая возможна только у живущих вместе близких людей. Конечно, они будут видеться, но львиную долю времени - в официальной обстановке гостиной. Незаметно для себя Михаил стал вспоминать детство, и улыбка, никем не видимая в карете, отогнала остатки горечи. Он полюбил сестру с первого мига, как увидел её - маленькую, смешную, с вытаращенными от удивления за весь мир глазёнками. Наташа махала ручками, морщилась, когда была недовольна, и, став взрослой, часто напоминала брату себя прежнюю. Ни манеры, ни лоск не могли помешать Михаилу видеть в красавице Натали маленького ребёнка, нуждающегося то в защите, то в паре крепких шлепков по мягкому месту. И вот ей пора замуж - удивительно, она будет принадлежать чужому мужчине, которого нельзя пугать дохлой крысой или подкладывать лягушек в кровать. Карета подъехала к крыльцу Долгоруких, и князь очнулся от воспоминаний. Что за меланхолия на него накатила - Натали помолвлена очень удачно, брак превосходный во всех отношениях. Впрочем, грёзы подействовали благотворно - образ Анны оставил лишь лёгкое облачко, как очаровательное, но ускользающее из мыслей стихотворение. В доме засуетились, встречая гостя. Сестра бросилась ему на шею, подшучивая, как надолго брат заблудился в местных лесах. Все оживились, молодой князь снова попал в привычную ему обстановку, приятное общество равных, где не нужно искать секретов, а слишком сильная страсть неприлична. Вечер прошёл очень мило, но, поднявшись к себе, Михаил обнаружил толстый пакет из Италии, от отца. Ближайшее письмо от родителей младший Репнин ожидал не ранее, чем через месяц, поэтому, встревожившись и удивившись, вскрыл пакет и погрузился в чтение. Содержимое ошеломило. Михаила бросало то в жар, то в холод, князь забыл, где он, вчерашние тайны и беды казались смешны, если бы кто увидел растрёпанного, с развязанным шейным платком и покрасневшими глазами молодого человека, не медля бы послал за врачом. Документы и письма, отправленные в Италию из России и вместе с краткими объяснениями старшего Репнина вернувшиеся из солнечной страны обратно в морозы, переворачивали с ног на голову привычный Мишелю мир, не позволяя сосредоточиться и поверить. Князь то ходил по комнате, то снова садился, размахивал руками, расспрашивая отца, даром тот сейчас благополучно любовался зеленью прекрасного полуострова, говорил с матерью, образ которой улыбался, но не отвечал. Очнулся Михаил, когда погасла полностью растаявшая свеча. В лунном свете он с трудом нащупал брегет, сощурился, разглядывая циферблат, догадался, что до утра осталось немного, и лёг в постель, остаток ночи переворачиваясь с боку на бок. Утром голова раскалывалась хуже, чем накануне. Заставив себя подняться, вымыться, и умудрившись не отрезать нос при бритье, Михаил оделся и спустился в столовую. Вся семья и будущая молодая хозяйка уже собрались за столом. Смущённый князь пробормотал извинения, сел и уставился на тарелку, не замечая повисшей натянутости. Натали выглядела спокойной, но слишком холодной, сдержанно отвечала на особенно ласковый тон, которым хозяйка предлагала полакомиться домашним вареньем или свежайшей сметаной. Жених вздрагивал, когда мать обращалась к нему, и бормотал под нос что-то невнятное, его сёстры притихли. Завтрак прошёл в странной предгрозовой атмосфере, но Михаил, погружённый в свои думы, ничего не заметил, пока сестра не взяла его под руку и не предложила пройтись до собирающегося снегопада. Князь ожидал, что Андрей к ним присоединится, Марья Алексеевна попыталась подбодрить сына, но Натали излишне громко напомнила жениху о письмах, которые он собирался с утра написать, и тот стушевался. Стало ясно, что девушка хочет остаться наедине с братом, ищет не столько свежего воздуха, сколько вырваться из ставшего неприятным дома. Князь и княжна оделись и скоро очутились в саду, летом дарившем превосходными фруктами, а сейчас оцепеневшем под стать настроению молодых гостей. Едва голые ветки отгородили фасад, Натали перестала сдерживаться. - Миша... - носик покраснел и зашмыгал. - Я не знаю, что делать! Он изменил мне! - С кем? - Репнин был поражён, его друг слыл в свете человеком серьёзным, отнюдь не повесой и волокитой. - С крепостной! Потерявший дар речи князь мог только смотреть на сестру. Голова, распухшая со вчерашнего дня, отказывалась принимать новые сведения. Казалось невероятным, нелепым, что красавицу, умницу княжну Репнину можно променять на какую-то девку. Возникла дурацкая мысль - может, и Долгорукие воспитывали кого-то из своих крепостных как дворянку? Кто она? Одна из княжон? Михаил успел одёрнуть себя от совсем уж нелепых догадок, когда Натали развеяла его подозрения, выпалив: - С Татьяной! Ты её видел... Она ждёт ребёнка... - Натали горько заплакала. - Наташа, ну что ты, ну... Мишель был совершенно растерян, привлёк к себе девушку, попытался погладить по голове, но жёсткие поля шляпки мешали. Внезапно он вспомнил то, что узнал накануне, замер, чувствуя, что прежняя братская близость с Натали неуместна, но неожиданно для себя обнял её с новой силой, потом отпустил и заметил, что девушка забыла перчатки, а муфта упала в снег. Привычно строго нахмурившись, молодой человек поднял кусочек меха, но, увидев, что пальчики спутницы успели окоченеть, снял собственные перчатки и согрел руки Натали в своих широких ладонях. Девушка заулыбалась, чувствуя, как на душе становится легче: - Миша, какой ты у меня славный! - потом вздохнула. - Повезёт же кому-нибудь. Кажется, Анне? - она лукаво прищурилась. Михаил вздрогнул, стал снова серьёзным. - Нет, у нас с ней ничего не получится... Наташа, пойдём в дом, я должен кое-что тебе показать. - Хочешь раскрыть мне секрет? - девушка засмеялась. - Ты угадала, - не подхватил веселья молодой человек. - Пока слуги соберут твои вещи, мы успеем всё обсудить в моей комнате, мне особо собирать нечего. - Значит, ты думаешь, Андрея нельзя простить? - Натали... - несказанно удивился князь. - Неужели ты допускаешь мысль выйти замуж за... - Михаил поперхнулся эпитетом, хотя на языке вертелся всего лишь благопристойный «болван». Ещё вчера у князя чесались бы руки хорошенько приятеля вздуть, а сегодня главным чувством в адрес Андрея было бесконечное удивление, избавлявшее сердце от злости. Променять изящную фрейлину на обычную крепостную, необразованную служанку, которую и красавицей не назвать! Подивившись странному вкусу приятеля, князь скоро забыл о нём, посвятив всё внимание Натали. Две новости за два дня перепутали все его планы. Он подбирал слова, рассыпал их, связывал снова, и так незаметно молодые люди вошли в дом, разделись, князь сердито пробормотал, что обстоятельства вынуждают их с сестрой немедленно уезжать, затем оба поднялись в предоставленную гостю комнату. Натали без сил опустилась в кресло и снова заплакала. Бывший жених, застигнутый врасплох за поцелуями с крепостной, не сумевший вывернуться и признавшийся в том, что мог скрыть, поначалу просил прощения, а теперь только кивнул, поправляя очки. Девушке было больно. Михаил расхаживал перед ней взад и вперёд, не зная, как начать новый разговор, пока Натали не фыркнула на него: - Миша, сядь, у меня кружится голова. Князь послушался - Наташа, я вчера получил письмо из Италии. - Что нам пишут? Море, как обычно, лазурное, солнце сияет, молодое вино из лозы, растущей на склоне, в этом году удивительно удалось, и они долго любовались мадоннами работы лучших старинных мастеров? Ненавижу мадонн! - Не горячись! Они написали о гораздо более важных вещах. - Деньги? Управляющий задерживает доход, а плата за виллу в будущем году увеличится, поэтому нам с тобой нужно быть осторожнее в тратах? - Нет, отец написал... - Господи, о чём я! - не слушая брата, упавшим голосом продолжила девушка. - Они собираются приехать на мою свадьбу! - слёзы вновь потекли в три ручья. Огорошенный её догадками, Михаил бросился утешать, встал на колени перед креслом, обнял девушку - она без стеснения уткнулась носом в плечо брата, не заметив, что прижалась к мужчине приподнятой корсетом грудью. Вчера князь не задумался бы над этим, не заметил бы даже, но сегодня тонкий аромат лучших духов, тепло и трепет девичьего тела, нежность, которую всегда вызывала сестра, заставили кровь прилить к лицу, и раскрасневшийся молодой человек понял - нельзя далее откладывать объяснение. - Наташа… - он осторожно разнял её руки, отстранился от обиженно недоумевающей девушки, опустил глаза и произнёс. - Это очень важно и не о свадьбе. Княжна сердито надула губки и откинулась к спинке кресла. Князь встал. - Наташа, мы выросли вместе, всегда доверяли друг другу… - он всё ещё не решил, как приступить к делу. - Мишель, я тебя поколочу в память о детстве! Хватит мямлить! - Хорошо… Мы так близки, и всегда, и сейчас… - С кем мне ещё быть близкой, как не с родным братом! - Натали, раздражённая его медлительностью, окончательно оправилась от своих огорчений. - Но я… я не твой брат! - не глядя на девушку, замершую с приоткрытым ртом, Михаил быстро закончил… - Я никогда не был твоим братом! - Что? - жалобно пискнула Натали, растеряв свой задор. - Наташа, прочти… - князь взял записку, но в глазах девушки всё плыло, и он пересказал: - Наши матери - дальние родственницы, твоя мать, совсем ещё юная, жила в нашем доме… А один друг отца её соблазнил. Мама была очень огорчена, считала себя виноватой, что не присмотрела за ней… и упросила отца сделать так, будто она сама родила тебя. - И что теперь? - девушка, всю жизнь считавшая себя законной княжной, всхлипнула, чувствуя, как рушится её мир. - Твой отец овдовел, женился на твоей матери и хочет признать тебя! Наташа, он очень богат, знатен, других детей у него нет… - И я должна поменять родителей, как платье к обеду? - Натали зашлась в истерическом смехе. - Нет, ты всё не так поняла! Мы любим тебя, как и раньше! Для нас… для меня ты всегда будешь самым близким, самым дорогим человеком! - Миша… ты замечательный, но ты не можешь не понимать, как всё изменится! - Я не хочу менять ничего… - не успел князь произнести этот слов, как понял - это неправда. Открытие оглушило его, чувства, с ночи теснившиеся в груди, наконец, прояснились. Ещё не осознавая до конца, что Натали может стать ещё ближе, чем была все эти годы, Михаил замер, пристально глядя на девушку, устало не заметившую его состояния. - Папа… твой отец уже всё решил… Князь сделал вдох, потом выдохнул: - Если ты хочешь, я попробую его уговорить отказаться от предложения. - Но мы будем знать, что мы неродные, как раньше - не будет. - Может быть лучше. Наташа… - князь бросился с головой в омут чувств. - Наташа, всю жизнь я любил тебя… Как брат, но я никогда не был, никогда не буду твоим братом! Я не хочу терять нашу любовь, и я… могу любить тебя не как брат. - Миша, что ты говоришь? - девушка чуть нахмурила брови, но не от гнева. - Опомнись! - Наташа, мы неродные! Ты ещё не привыкла, а я с самого утра не могу не думать о нас иначе! - Но ты… вчера ты любил Анну! - Даже когда я верил в нашу любовь, ты была мне дороже и ближе! - Я… я не знаю… я сейчас не могу… - девушка часто дышала. - Наташа, решайся. Если хочешь остаться моей сестрой, я попробую как-то уладить, договориться с твоим отцом, докажу, что скандал слишком ударит по твоей репутации, придумаю что-нибудь. Но… дорогая моя… - Михаил взял руку девушки и нежно поцеловал её. - Прошу, дай мне надежду стать для тебя больше, чем братом. Следы слёз не успели исчезнуть с пухлых девичьих щёк, но в глазах Натали уже светилась нежность, губы улыбались, а ресницы напомнили, как фрейлины умеют кокетничать. - Хорошо. Если мой настоящий отец хочет дать мне своё имя, я не стану с ним спорить. - Надеюсь, его имя ты позаимствуешь ненадолго! - счастливо засмеялся Мишель. Конец.

Olya: Царапка пишет: «Твой брат» Царапка! Я в шоке просто от прочитанного. Боюсь, сегодня не усну. Так хорошо все начиналось, а потом бац... Ближе к концу я уже начинала догадываться, но надеялась, что ошибаюсь. У меня только один вопрос, ты сама себе как, эту ситуацию нормально представляешь? Имхо, герои себя вели, как будто оба не в адеквате. Миша за одну ночь вдруг поменял братские чувства на любовные. А Наташа вроде как и не удивилась, так ресницами хлопнула, как будто это совершенно нормально, ну вчера был братом, завтра - женихом. Дело-то житейское И еще вот это: Царапка пишет: - И что теперь? - девушка, всю жизнь считавшая себя законной княжной, всхлипнула, чувствуя, как рушится её мир. Я, конечно, понимаю, как тут не воспользоваться случаем и не провести параллель законной-незаконной, но мне кажется, в Такой момент думать о таких вещах... Ну это...

Царапка: Olya пишет: но мне кажется, в Такой момент думать о таких вещах... Ну это... А мне кажется, это самые естественные в таких обстоятельствах чувства. Быть княжной - это серьёзно, это значит персоной быть, и вдруг оказаться не пойми кем... Olya пишет: Миша за одну ночь вдруг поменял братские чувства на любовные Рассказ навеян разговорами на тему, что лучше брата Натали никто бы не подошёл, но он брат А вообще, бывают ситуации, когда решения нужно принимать быстро - или потом долго жалеть.

Роза: Царапка пишет: Рассказ навеян разговорами на тему, что лучше брата Натали никто бы не подошёл, но он брат А вообще, бывают ситуации, когда решения нужно принимать быстро - или потом долго жалеть. Надо же, я полностью согласна с Царапычем. Пусть слегка притянуто, но мне очень понравилась эта история. И герои ее тоже симпатичные и приятные ребята. Счастья им.



полная версия страницы