Форум » Альманах » "Мысли вслух", небольшие зарисовки » Ответить

"Мысли вслух", небольшие зарисовки

Olya: Название: "Мысли вслух" Жанр: зарисовки, стихи. Примечание: мои мысли вслух...

Ответов - 123, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Эйлис: Роза пишет: Если Анна не буйнопомешанная, может быть не всё так плохо. Ага, у Вовы в этом случае есть шанс живым добраться до психушки и Натали

Царапка: В этом случае зачем ему Натали?

Эйлис: Царапка Для начала в качестве дохтура


Gata: Эйлис пишет: Для начала в качестве дохтура Для реабилитации от Нюрки :)

Эйлис: Gata пишет: Для реабилитации от Нюрки :) Ну да, а дальше как синусоида покажет

Царапка: Так мы ж договорились, что Анна - не буйная

Эйлис: Царапка Где договорились?

Gata: После Нюшки по-любому нужна реабилитация, буйная наша краля или не буйная :)

ksenchik: Олечка, спасибо большое! Посмеялась от души! Герои в обстановке психбольницы - это нечто

Роза: Эйлис пишет: Ага, у Вовы в этом случае есть шанс живым добраться до психушки и Натали Будем надеяться, что Вовка спортом занимался Царапка пишет: Так мы ж договорились, что Анна - не буйная Вполне возможно, что тоже прикидывается, чтобы ночью по палатам побродить. В таком случае Корф может разглядеть в ней "нежную фиалку на залитом солнцем поле" (с)

Эйлис: Роза пишет: "нежную фиалку на залитом солнцем поле" (с) Какой ужас

Царапка: Olya пишет: Я сначала вообще не хотела писать про Анну. Руку даю на отсечение. Она сама влезла Хочется ей хоть в каких-нибудь из твоих вещей быть не совсем безнадёжной

Olya: ksenchik пишет: Герои в обстановке психбольницы - это нечто Спасибо Роза пишет: В таком случае Корф может разглядеть в ней "нежную фиалку на залитом солнцем поле" (с) Ой! Царапка пишет: Хочется ей хоть в каких-нибудь из твоих вещей быть не совсем безнадёжной Хотеть конечно мадмуазель Платонова может все что угодно, но на роль джина в бутылке я не нанималась

Gata: Царапка пишет: Хочется ей хоть в каких-нибудь из твоих вещей быть не совсем безнадёжной Царапка, у Анны может быть на этот счет другое мнение :)

Царапка: Людям свойственно стремиться к лучшему ;)

Gata: Царапка пишет: Людям свойственно стремиться к лучшему ;) И при этом не всегда обращать внимание на то, как выглядят в глазах окружающих. Тем более что все равно найдутся и такие, кто похвалит, и такие, кто осудит :)

Корнет: Olya пишет: Про нашу усадьбу и нашу дружбу... Мило Olya пишет: С новой квинтой, с новой квартой! С новой шуткой, с новым фантом! С новым ляпом и просчетом - Без падений нету взлетов! С новым нашим клубом - базой, Где романтики собрАлись! С креативностью - админов! (Остальным - всем брать пример!) Аплодирую

Olya: Корнет , я только ваш отзыв заметила. Спасибо

Olya: Не знаю что получилось, но хотелось чего-то романтичного и нежного. Не кидайте сильно камнями. Знаю, пейринг необычный, но это всего лишь маленькая валентинка Долгожданная встреча. В морозной дымке розовеет солнце. Под ногами скрипит снежок. Живой, рассыпчатый, серебристый. Старый как мир вестник зимы. Он опускается на землю, точно кто-то невидимый посыпает им из огромного волшебного мешочка. И летят, и летят белые пушинки, как воплотившаяся сказка. И чарующие нити ее сплетаются с каждой душой, каждым сердцем. Ребятишки и важные господа, не сговариваясь, высыпают на наряженные белым одеянием улицы. Глаз привлекает и радует покой заснеженных лесов, уснувших подо льдом озер и рек, к которым словно прикоснулась прозрачно-серебристая кисть. Зимний сон… Убаюканная шепотом снега природа… Лишь изредка тишину нарушает прыгучая белка или вспорхнувшая на ветку одинокая птица. И снова тишина… Словно стоявшая стеной. Как та плотная стена деревьев, меж которыми извивается тропинка с виднеющимися на ней свежими следами… Если доверившись воле провиденья, податься вперед, можно заметить невысокую девичью фигурку. Выбивающиеся из-под капора светлые пряди, широко поставленные голубые глаза. Каждое движение наполнено изяществом, каждая черточка лица - грустью… Отсутствующий взгляд, куда-то прямо перед собой. Словно сон с открытыми глазами. Полноватый мужчина продирается сквозь упругие ветки, помогая себе руками. Мерными шагами он перебирает припорошенную снегом землю как четки. Замешкавшись, останавливается и неожиданно замирает: последнее движение его совпадает с тишиной. Тишиной полной, как чаша. Ни звука. Как будто природа затаила дыхание… Только примостившиеся на елках снегири и голубые тени деревьев на снегу… Красота… Гармония… Невысказанная поэзия… Запрокинув голову, он вглядывается в небо. Высокое, пасмурное, затянутое тучами… Прекрасное! Прекрасное самой простой, естественной красотой… Настоящей красотой, как и все вокруг! Не той, о которой грезят, любуясь пустыми сверкающими камнями или скульптурами из золоченой бронзы, но той, что дает силы творить и жить… Проникает в каждый уголок сердца, питая его надеждой и верой… И пусть где-то ведут торги и заключают сделки, разжигают споры об искусстве и дилетантстве… Поэзию и ту укладывают в общепринятые строгие рамки! Пусть так! Истинный ценитель знает, что прекрасное не там, а здесь… В каждой снежинке, каждом припорошенном снегом склоне, в каждой новой тропе впереди… И если о нем не ведутся толки и споры - это не значит, что есть что-то более ценное. Скорее это значит, что на свете пока еще осталось то, чему нет цены... Сколько за этими размышлениями проходит времени? Минуты, часы… Все, что зовется реальностью, теперь кажется совсем далеко - где-то в другом измерении, быть может, параллельным этому… Прежняя тишина и вездесущий снег. И в этой обволакивающей белизне время словно застывает и плавно перетекает в вечность. И точно кто-то невидимый нашептывает ему слова, которые губы едва успевают повторять: «Что наш язык земной пред дивною природой? С какой небрежною и легкою свободой Она рассыпала повсюду красоту И разновидное с единством согласила! Но где, какая кисть ее изобразила…» Таинственный голос смолкает. Чьи-то шаги. Очертания девичьего лица. Белого, как снег. Светлые волосы, прозрачно-голубые глаза, напоминающие чистый родник. Что-то неуловимо знакомое в ее образе… Он не сразу ухватывает что. Но что-то очень-очень знакомое и родное… Белые и голубые цвета… Такими бывают подснежники… Тишина, ощущение невесомости, девушка с нежными чертами лица. Неземная, как чудо, как подснежник, проросший зимой… Он замечает, что губы ее подрагивают, словно что-то душит ее изнутри. Боль и какая-то странная отрешенность… Он скорее утверждает, чем спрашивает. - Вы потеряли близкого человека... Изумление приходит на смену тому отсутствующему выражению, что застыло на прелестном лице. Изумление… Первый проблеск чувств. - Как вы узнали?.. Вместо ответа он подходит к ней ближе. - Боль пройдет… - мягко сжимая ее ладонь, уверенно говорит он. - Как подснежник, тянущийся к лучам весеннего солнца, душа человека тянется к любви. И только любовь способна снова возродить к жизни и заживить рану потери. Только она одна дает новый смысл и новый мир. Как весна... - По лицу его пробегает странная печальная улыбка. - Весною, едва лишь пригреет солнце, подснежники поднимут свои хрустальные головки и зацветут, - ее глаза неотрывно смотрят ему в глаза, и нить слов прерывается на мгновение, - еще краше прежнего. Невозможно понять, о чем она думает. Невозможно понять, слышала ли она его слова. По спящему лесу проносится беспокойный оклик: - Анна! Она машинально поворачивается на зов. Его рука размыкается с ее ладонью. Что-то больно укалывает сердце. - Заботливый жених? Она качает головой. - Любимый брат. Скрип снега. Пара шагов… Повернувшись, она снова встречается с ним взглядом. Несколько мгновений… С губ ее слетает слово, которое он не успевает различить. Одна прядь падает ей на лицо. Такой она остается в его памяти, прежде чем растаять в белом тумане снега. Прозрачно-голубые глаза и светлые волосы… Анна… Светло-голубое очарование… Подснежник, проросший зимой… Светло-серые колонны дома. Тот же двор, те же дворовые ребятишки, играющие в снежки, экономка с привычной улыбкой. Сени, передняя, петляющие коридоры… Его кабинет. Медленно опускается он в ждущее кресло-качалку. На столе какие-то наброски, незаконченные рифмы… Вставив ключ, открывает нижний ящик. В нем покоится инкрустированная старинной тонкой резьбой шкатулка. Он ставит ее перед собой и откидывает крышку, под которой скрываются неотправленные, неподписанные конверты. Одно неловкое движение, и они снегопадом рассыпаются по полу. Нагибается, открывает первое попавшееся письмо и пробегает глазами строчки. Вот это очень давнее. Следующее тоже. А вон то… кажется, написано только вчера. Рассыпанные по полу клочки бумаги… Они заключают в себе всю его жизнь. День за днем, поворот за поворотом. Они - исповедь любимой, той, в ожидании встречи с которой текла его жизнь. Было столько всего… Интриги, гонения, крепчающая цензура… Потери и переживания, радости и печали. Были и минуты, когда жизнь возносила на самую вершину, и те, когда она казалась одинокой опустевшей равниной… Но среди всего этого водоворота сменяющих друг друга событий неизменной оставалась только вера. Вера, что все это лишь ступеньки на пути к встрече с Ней. Он не знал ни ее имени, ни ее голоса - не знал о ней ничего, но это не мешало ему каждый вечер писать ей. Рассказывать пером и сердцем о том, как прошел день, как неслышно опускаются на землю сумерки, о том, как он ждет ее… Ждет того сокровенного мига, когда однажды протянет ей эту шкатулку. Наполненную не драгоценными камнями - всего лишь листочками бумаги. Листочками бумаги, которые бесценны! С удивлением заглянув в этот необычный тайник, возможно, она отложит его до лучших времен, а возможно прочтет все сразу, на едином дыхании. Следуя за иссиня-чернильной нитью, словно разматывая длинный клубок, слово за словом она познает всю его жизнь… И всю ту любовь, которую этот странный чудаковатый человек подарил ей задолго до того, как встретил… Сгущаются сумерки. За окнами надрывно и тяжко стонет вьюга. Подперев рукой подбородок, сидящий в кресле мужчина ясно видит светлые волосы с пепельным отливом… Нежные, такие поэтичные краски лица… Чистые голубые глаза… Как цветы льна, как подснежники… Анна… Лицо его освещает счастливая улыбка. В душе словно распускается цветок. Прекрасный и чистый - как подснежник… Наклонившись к письмам, он поднимает стопку за стопкой. Зимний вечер, безутешная вьюга, легкий шелест пера, скользящего по бумаге… Бесчисленное множество конвертов, надписанных одним единственным именем… Анна…

Светлячок: Анна и Жуковский Аллегория с подснежником мне очень понравилась. Особенно, если не знать, что из себя представляет сериальная героиня, а ориентироваться только на фик.



полная версия страницы