Форум » Альманах » "Мысли вслух", небольшие зарисовки » Ответить

"Мысли вслух", небольшие зарисовки

Olya: Название: "Мысли вслух" Жанр: зарисовки, стихи. Примечание: мои мысли вслух...

Ответов - 109, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Алекса: Оля, я оказывается пропустила такое замечательное стихотворение "У обрыва". Какая оплошность. Мне очень понравилось! Olya пишет: "Отказ от престола и бегство - Вот выход единственный наш!" Шептал ты под пологом ночи Для себя я решила, что Александр увез Ольгу и дальше, как в твоем клипе "Милая" Olya пишет: С новой нотой, с новым вальсом! С новым па и с новым танцем! Спасибо

Olya: Алекса пишет: Для себя я решила, что Александр увез Ольгу и дальше, как в твоем клипе "Милая" А я для себя решила, что поблизости обрыва непременно прогуливался... Меня поймут

Olya: Быть не может! От лица Вовы Корфа. 21 век. Юмор в рифму. Жанр: что-то вроде трагикомедии. Близко к сердцу не принимать! Сюжет: Наташа - добросовестный доктор в психбольнице, и чтобы сойтись с ней поближе, Владимир притворяется помешанным… Утро… Мерно стучат по карнизу Капли, дробь в голове отбивая. Вот попал я, друзья, в переделку - Ни конца ей не видно, ни края! Издали представлялось все ясно… А на деле - лишь замкнутый круг! Да, конечно, не время сдаваться - Труд с терпением все перетрут… Только день вслед за днем утекает - Результата как нету - так нет. Грустно с веток листва облетает, И надежды слабеет просвет… Все Репнин! Мог бы другу и честно Про сестру свою взять и сказать: «Мол, ребенком упала с кровати - Проще в стенке вниманья искать!» Так ведь нет же - острил, улыбался: «Ты, Володя, стратег! Вот так план! Повтори-ка мне, как твой батяня Оборону французов прорвал? И какой получил взамен титул? Так, барон… Да-с, весьма и весьма! Значит, ты у нас отпрыск героя? Цельный опус! Была - не была!» С Мишей мы это дело «обмыли», Тостов радужных было не счесть… Все не вспомню, за что мы с ним пили… Но решили - игра стоит свеч! Что же дальше? О да, проза жизни… Почему-то пошло все не так. Роль свою я играл в совершенстве, Но прошел только первый этап… Констатировать это печально, Но попытки начать разговор Пресекались одним только взглядом, Голос ровно звучал - как укол… Долго я размышлял над причиной: Чтобы женщина вдруг… так… со мной!!! И стрелою разгадка пронзила: Для нее я всего лишь больной… Она страсти единой покорна: Эти психи - вот вся ее жизнь! Если надо, и с ложки покормит, Их спокойствие - лучший ей приз… Авантюра себя исчерпала, Надо это признать, не чинясь… Есть ведь девушки не без запала, Что ему эта доктор сдалась?.. Да, красивая, и даже слишком… Да, улыбка, лицо и глаза… И походка щекочет нервишки - Вот спустились совсем тормоза! Но не поздно еще оклематься, Ведь не век же в палате сидеть! Хитрость в сторону, как и притворство И глаза в глаза: да или нет? Так решив, успокоил себя я. Между крышами вился рассвет… Дикий рык обозленного зверя, Это значит - проснулся сосед. Повернулся он с бока на спину, Философски изрек по слогам: «Пробудился! Дарую же миру Уж подаренный некогда дар!» Тут сказать в уточнение надо, Он поэтом себя яро мнит - «Я - Жуковский! Склоните колени И запомните радостный миг! К вам явился посланник я неба, Чтобы истину в слово облечь, А точнее: так вырвать из плена - Ваше судно давно дало течь…» Ну и дальше, и все в таком духе… Жалко, вроде нормальный мужик… Речи слушаю эти вполуха, Про себя говоря - полный сдвиг. Кабы этим лишь дело кончалось… Тут атака такая пошла… Вот девица одна прицепилась, По пятам ходит с дня до темна… «Как зовут?» - «Анютины глазки», - Потупившись, повисла на мне. И зачем-то рванула завязки, Превращая халат в декольте… Отстранил я ее осторожно - Мол, цветы надо бы поливать… Получил оплеуху такую, Что не сразу сподобился встать! Ну, сама назвалась же цветочком, Я сострил - ну и что? Не пойму! Как ужасно все понял лишь ночью - Ожидало меня рандеву… В темноте я увидел фигуру, Вижу, курс явно взят на меня… Все внутри опустилось понуро - Ни свечи кругом, ни фонаря… Все во мраке, и странная гостья… В одеянии белом до пят - Ну, за что мне такие напасти? Сгинь, уйди: свят, свят, свят!.. Тень ко мне продвигается ближе, И не действуют эти слова - Я как будто почувствовал то же, Что когда-то из «Вия» Хома… Сердце мигом сковало испугом… Уж готов был на помощь я звать, Как меня, обойдя полукругом, Привиденье легло на кровать… Тут собравши душевные силы, Покрывало-одежку стянул - Золотая рассыпалась грива… Смех раздался, похожий на гул: «Вы не рады, Владимир? Не ждали? Вы позволите даме присесть?» «В час такой, и когда вас не звали?..» «Я пришла вам отдать свою честь!» Что прикажете думать на это? Разумеется, шуткой принять! Вижу, барышня жаждет ответа… Ну, пришлось, брови сдвинув, сказать: «Девушкам по ночам не пристало На подобные темы шутить! Завернитесь в свое покрывало - Я готов вам бестактность простить!» «Нет, Владимир, я ясно решила! Вас люблю я, и верю, что вы…» Так бессвязно слова зажевала, Что понять речь… увы и увы… «Хорошо, - смех сдержал, - понимаю! Вы идете к себе, я - потом…» Как огни тут глаза засверкали, И рука замахнулась с ножом… «Ах, мерзавец, сейчас ты увидишь… Поглумиться он вздумал, мужлан!» Что увижу, не стал дожидаться: Ручку все же ее придержал... Но малышка сильна оказалась! Прям маньячка - ни дать и ни взять! Как зубами в ладони вцепилась, Я никак их не мог оторвать… В шуме этом «Жуковский» проснулся… Помогать мне, конечно, не стал - С головой в одеяло уткнулся, Но на кнопку тревоги нажал! Прибежали тотчас санитары, Но спросонья понять не могли: У кого с кем проблемы и траблы, А подумав, к поэту пошли! Тот накрытый лежит одеялом, И от страха ни жив и ни мертв: «Не меня вы спасайте, болваны! Друга бестия ведь загрызет!» Тут все поняли эти ребята, И «цветочек» за плечики хвать - Ей укольчик назначили в плату, А мне руки пришлось бинтовать... Приобадривал только Жуковский - До утра мне поэмы читал… И, отдав ему все папиросы, Я дивился, как много он знал! Видно, бывший культурный работник, А быть может, какой сценарист? Отверженный милой любовник, Иль в прошлом народный артист? Так, гадая на гуще кофейной, Я под строфы стихов задремал… И увидел во сне своем бренном Две фигуры под звуки цимбал… Мы кружилися где-то на сцене, А кругом - ни больных, ни лекарств… Зал пустой пред воздушной ареной, И все длится наш сладостный вальс… «Владимир! Вставайте немедля! Учинили мне тут вы скандал!..» Наташа? И сонный, и бледный, Я ей подчиняяся, встал… «Что за шутки, ночные игрища? Вам охота тут сделать гарем?..» «На полтона бы голос пониже, Не кричите так - я вас не съем». «Перестаньте! Я видела Анну, Вам не стыдно? Она вне себя…» «Что же стало с той буйной гиеной, Что вчера покусала меня?» «Владимир, шутить не люблю я… Здесь больница - не кукольный дом, И с утра я пришла не для спора, Есть серьезный до вас разговор…» «Да? И что же сказать мне хотите?» Я смотрел ей в глаза, не таясь. «Случай ваш так тяжел, что простите… Вас возьмет с бОльшим опытом врач…»

Olya: Я, опешив, не сразу ответил, Только вышла - набрал Репнина, И услышал заместо совета: «Подожди, у меня тут дела…» Да, и это мой друг - вот так номер! Ну а я… тоже редкий болван… Волю дав бесконечным укорам, Дружбу нашу я мысленно рвал… Что же делать? Окончить спектакль? Разве есть у меня другой путь? Дождь за окнами горько заплакал. Время вспять бы сейчас повернуть… День и час, как увидел впервые Ту, что в сердце вошла без труда, Будничным на обед перерывом В офис наш мимоходом зайдя. Поздоровалась, брата спросила, Я хотел ей ответить - не смог, В горле что-то перехватило, Где-то в сердце раздался звонок… Весь тот день помнится как в тумане, Что я делал? И с кем говорил? Как в сопливом французском романе, Пьян я был, хоть ни капли не пил… Так неделя прошла, и все то же - Каждый день - что кошмар наяву, Я, как тень, на себя непохожий, Видел мир будто сквозь пелену… Наконец, стало ясно - влюбился… Я?! Тот самый шальной ловелас? Стук в груди не давал усомниться - Жизнь всегда нам дает первый раз… С высоты происшедшего глядя, Говорю вам, друзья, все - обман, Мы любовь представляем отрадой, А она лишь обширный провал! Так, на грустной и пасмурной ноте, Размышляя, провел я полдня… Оставаться пропала охота, Сколько можно бороться зазря?.. Ничего не изменит признанье, Разве только что - вызовет смех. Нет! Исчезну без фраз на прощанье. Дождь размоет по лужам мой след… Осторожно шагая по полу (Чтоб Жуковского не разбудить.) Миновал поворот коридора, На ступеньку готов был ступить… «Вольдемар, ты куда, прогуляться? Разве здесь все еще не сон час?» «Ах, Мишель… Нет желанья смеяться! Для острот подыщи другой раз». «Да ты что! На себя не похожий! Где твой юмор?! Задор где в глазах? Впрочем, ладно!» - вдруг сам подытожил. «Есть идея, такая, что, ах!» Знак глазами загадочный сделал, Палец к носу азартно поднял: «Если лучший из планов не в тему, То всегда остается ва-банк! Разговоры пустые отложим - Все готово к решающей схватке. Ну а если не выйдет, то что же… Будешь волен бежать без оглядки!» Не оставив возможности спорить, Знак рукою кому-то подал. «Друг мой, женщины любят героев! Дам отвага разит наповал!» Рядом с ним тотчас вырос детина… Миша встретил спокойно мой взгляд: «Все в порядке, знакомься, Никита - Наш охранник (с улыбкой): маньяк!» «Извини?..» - я едва не подпрыгнул. «Да ты что, это ж все понарошку! Посмотри, какой враг тебе видный! Словно с «Ринга» сошел он обложки!» Великан рассмеялся небрежно, Гордо выбросив толстый кулак: «Да, уж дрался всегда я прилежно… Раз и два - и фингалы с пятак!» «Да, известны мне эти таланты, Но у нас ведь другой уговор… Не забудь, ты всего лишь приманка - Вольдемар у нас будет герой! Значит-с, Вова, как пальцами щелкну - Ники вынырнет из темноты. Дальше чуть Натали напугает, И красиво включаешься ты… Ты подумай, как будет изящно! (Он руками картинно всплеснул) Благородный и преданный рыцарь Даме сердца своей присягнул! Оказался вдруг рядом, почуяв, Что любимую надо спасать… Дальше - видимость смертного боя. На колени - и ручки лобзать! Слово за словом все и откроешь, К сердцу крепко прижмешь и тащи. Поцелуями рот ей закроешь. А внизу уже ждет вас такси…» Не успел я еще и подумать, Как вдали показалась она… Все сомнения стали пустыми, Я почувствовал - это судьба… Дальше все было словно в тумане, Мир окутан счастливой был дымкой… Помню, что из объятий Никиты Вырвал девушку в длинной накидке… И не слышал ни слов и ни криков… И прижал крепко-крепко к себе… И шептал ей признанья, охрипнув. Волосы целовал в темноте… Добрались мы до ждущей машины… И тотчас сорвалась она с места. Круто скрипнули по ямам шины, Затянув вдруг минорную песню… И меня будто что-то пронзило… Девушка приспустила накидку… И не верил тому я, что видел… Этот взгляд, и лицо, и улыбка… «Быть не может!» - воскликнул я громко. И от девы спасаясь прильнувшей, Увернуться пытался без толку. Закрывая ладонями уши… «Ах, мой принц, о тебе я мечтала! И слова твои жизни дороже! Сердцем сразу тебя распознала… Будешь мой навсегда с этой ночи!» На сем, читатели… оставим Героя в трудную минуту… И вместе дружно пожелаем Ему спастися от Анюты! Конец.

Царапка: Olya пишет: И вместе дружно пожелаем Ему спастися от Анюты! Зачем?

Gata: Катаюсь в истерике по клаве )))))))) Оленька, браво! Это шедеврально! Olya пишет: Все Репнин! Мог бы другу и честно Про сестру свою взять и сказать: «Мол, ребенком упала с кровати - Проще в стенке вниманья искать!» А у Вована как раз любимое занятие - стенки лбом прошибать ))))) Olya пишет: «Пробудился! Дарую же миру Уж подаренный некогда дар!» Тут сказать в уточнение надо, Он поэтом себя яро мнит - «Я - Жуковский! Наполеон уже не актуален ))))) Olya пишет: Смех раздался, похожий на гул: «Вы не рады, Владимир? Не ждали? Вы позволите даме присесть?» «В час такой, и когда вас не звали?..» «Я пришла вам отдать свою честь!» Бедный Вова, как ему повезло-то.... Olya пишет: На сем, читатели… оставим Героя в трудную минуту… И вместе дружно пожелаем Ему спастися от Анюты! От всей души желаем! Вова, держись, мы с тобой! Цензор Третьего отделения, утерев слезы смеха, ставит штамп:

Царапка: Gata пишет: От всей души желаем! Вова, держись, мы с тобой! Маменька бережёт сынка от неподходящей девицы, а потом удивляется, почему он такой никчёмный увалень

Olya: Царапка пишет: Зачем? Тебе нравится эта Анна? Царапка пишет: Маменька бережёт сынка от неподходящей девицы, а потом удивляется, почему он такой никчёмный увалень ??? С русского на русский, плиз Gata пишет: Цензор Третьего отделения, утерев слезы смеха, ставит штамп: Я безумно польщена, граф Ваш штамп буду хранить как зеницу ока.

Царапка: Olya пишет: Тебе нравится эта Анна? Нет, но по сравнению с другими твоими Аннами можно стерпеть - ведь это откровенный пасквиль Здесь ты к ней ещё добрая Olya пишет: ??? С русского на русский, плиз Да так, у меня последнее время возникает мысль, что желающие спасти Владимира от Анны хотели бы видеть его вторым изданием Дрюни (причём не сериального, который на мамашу чихал, а фанонного маменькиного сынка, чувства и решения которого - пустяк, не стоящий внимания, маменька (автор) лучше знает ).

Gata: Теперь валяюсь с Царапкиных комментариев

Эйлис: Упала Бедный, бедный, Вова. Уповаю на то, что он все же справится. В крайнем случае, попадет в клинику к Натали уже не в шутку, а в серьез.

Светлячок: Царапка пишет: ведь это откровенный пасквиль А я думала юмор Царапка открыла глаза Gata , печать классная

Царапка: Юмор в моём понимании должен быть добрым.

Алекса: Анну жалко. Владимира жалко тоже

Olya: Эйлис пишет: В крайнем случае, попадет в клинику к Натали уже не в шутку, а в серьез. Концовка открыта. Пусть каждый нарисует свою Царапка пишет: Юмор в моём понимании должен быть добрым. Алекса пишет: Анну жалко. Владимира жалко тоже Это же шутка. Но в каждой шутке разумеется... Я сначала вообще не хотела писать про Анну. Руку даю на отсечение. Она сама влезла

Gata: Царапка пишет: ведь это откровенный пасквиль Пасквили бывают и не смешные :) Olya пишет: Я безумно польщена, граф Ваш штамп буду хранить как зеницу ока. Светлячок пишет: Gata , печать классная Для любителей крамолы в Третьем отделении есть такая же, но с прямо противоположной надписью )))

Царапка: Gata пишет: Пасквили бывают и не смешные :) А этот смешной?

Gata: Царапка пишет: А этот смешной? Конечно :) Я, наверно, не очень точно выразилась - понятно, что чувство юмора у всех разное, и над одним и тем же анекдотом кто-то может валяться от смеха, а другой - кукситься. Я имела в виду, что пасквили бывают и в серьезном жанре.

Царапка: Gata пишет: Я имела в виду, что пасквили бывают и в серьезном жанре. Эт-точно...

Роза: Olya пишет: Концовка открыта. Пусть каждый нарисует свою Я нарисовала Если Анна не буйнопомешанная, может быть не всё так плохо.



полная версия страницы