Форум » Поэтический альбом » Лирика 20 века » Ответить

Лирика 20 века

Klepa: Предлагаю в этой теме говорить о поэтах серебряного века

Ответов - 145, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Olya: Роза пишет: Песня о вчерашнем празднике Роза Кстати...

Роза: Olya , Да-да, это то самое

Gata: Клепа, Оля, Роза, спасибо за чудесные стихи! Все-таки поэты говорят на языке, простым смертным не доступным - им можно восхищаться, но овладеть, если Бог не дал - увы. Сегодня, в очередную годовщину начала Великой Отечественной войны, хочется вспомнить из тех скорбных лет. Юлия Друнина Мы легли у разбитой ели, Ждем, когда же начнет светлеть. Под шинелью вдвоем теплее На продрогшей, сырой земле. - Знаешь, Юлька, я против грусти, Но сегодня она не в счет. Дома, в яблочном захолустье, Мама, мамка моя живет. У тебя есть друзья, любимый. У меня лишь она одна. Пахнет в хате квашней и дымом, За порогом бурлит весна. Старой кажется: каждый кустик Беспокойную дочку ждет. Знаешь, Юлька, я против грусти, Но сегодня она не в счет. Отогрелись мы еле-еле, Вдруг приказ: «Выступать вперед!» Снова рядом в сырой шинели Светлокосый солдат идет. С каждым днем становилось горше. Шли без митингов и замен. В окруженье попал под Оршей Наш потрепанный батальон. Зинка нас повела в атаку. Мы пробились по черной ржи, По воронкам и буеракам, Через смертные рубежи. Мы не ждали посмертной славы, Мы со славой хотели жить. Почему же в бинтах кровавых Светлокосый солдат лежит Ее тело своей шинелью Укрывала я, зубы сжав. Белорусские хаты пели О рязанских глухих садах. Знаешь, Зинка, я против грусти, Но сегодня она не в счет. Дома, в яблочном захолустье Мама, мамка твоя живет. У меня есть друзья, любимый У нее ты была одна. Пахнет в хате квашней и дымом, За порогом бурлит весна. И старушка в цветастом платье У иконы свечу зажгла... Я не знаю, как написать ей, Чтоб она тебя не ждала. Роза пишет: Песня о вчерашнем празднике ... На эти стихи написана музыка М.Таривердиевым. Песня звучит в к/ф "Ученик лекаря" Обожала этот фильм в юности И песни помню, и музыку. Надо бы пересмотреть как-нибудь, но боюсь испортить


Olya: Роберт Рождественский (Из поэмы "Реквием") Помните! Через века, через года,- помните! О тех, кто уже не придет никогда,- помните! Не плачьте! В горле сдержите стоны, горькие стоны. Памяти павших будьте достойны! Вечно достойны! Хлебом и песней, мечтой и стихами, жизнью просторной, Каждой секундой, каждым дыханьем будьте достойны! Люди! Покуда сердца стучатся,- помните! Какою ценой завоевано счастье,- пожалуйста, помните! Песню свою отправляя в полет,- помните! О тех, кто уже никогда не споет,- помните! Детям своим расскажите о них, чтоб запомнили! Детям детей расскажите о них, чтобы тоже запомнили! Во все времена бессмертной Земли помните! К мерцающим звездам ведя корабли,- о погибших помните! Встречайте трепетную весну, люди Земли. Убейте войну, прокляните войну, люди Земли! Мечту пронесите через года и жизнью наполните!.. Но о тех, кто уже не придет никогда,- заклинаю,- помните! Gata пишет: Обожала этот фильм в юности Фильм пока не смотрела, но в песню основательно влюбилась...

Самсон: Сегодня 120 лет со дня рождения А. Ахматовой *** Сжала руки под темной вуалью... "Отчего ты сегодня бледна?" -Оттого, что я терпкой печалью Напоила его до пьяна. Как забуду? Он вышел, шатаясь, Искривился мучительно рот... Я сбедала, перил не касаясь, Я бежала за ним до ворот. Задыхаясь, я крикнула:"Шутка Все, что было. Уйдешь я умру". Улыбнулся спокойно и жутко И сказал мне:"Не стой на ветру". *** Все отнято: и сила, и любовь. В немилый город брошенное тело Не радо солнцу. Чувствую, что кровь Во мне уже совсем похолодела. Веселой Музы нрав не узнаю: Она глядит и слова не проронит, А голову в веночке темном клонит, Изнеможенная, на грудь мою. И только совесть с каждым днем страшней Беснуется: великой хочет дани. Закрыв лицо, я отвечала ей... Но больше нет ни слез, ни оправданий.

Gata: Лирика Ахматовой настраивает на меланхоличный лад. * * * Сегодня мне письма не принесли: Забыл он написать или уехал; Весна как трель серебряного смеха, Качаются в заливе корабли. Сегодня мне письма не принесли… Он был со мной еще совсем недавно, Такой влюбленный, ласковый и мой, Но это было белою зимой, Теперь весна, и грусть весны отравна, Он был со мной еще совсем недавно… Я слышу: легкий трепетный смычок, Как от предсмертной боли, бьется, бьется, И страшно мне, что сердце разорвется, Не допишу я этих нежных строк…

Klepa: а знаете о чем я подумала , что лирика 20 века нам ближе, чем 19 . в этой теме уже вторая страница

Olya: Klepa пишет: в этой теме уже вторая страница Это еще ничего не доказывает

Klepa: Olya пишет: Это еще ничего не доказывает Но наводит на мысли Анна Ахматова Я сошла с ума, о мальчик странный, В среду, в три часа! Уколола палец безымянный Мне звенящая оса. Я ее нечаянно прижала, И, казалось, умерла она, Но конец отравленного жала, Был острей веретена. О тебе ли я заплачу, странном, Улыбнется ль мне твое лицо? Посмотри! На пальце безымянном Так красиво гладкое кольцо. 18-19 марта 1911

Gata: Klepa пишет: а знаете о чем я подумала , что лирика 20 века нам ближе, чем 19 Может быть... поэзия 19 века цветистее, пафоснее. Но когда я листаю томик антологии русской поэзии за два столетия, то с одинаковым удовольствием принимаю всё

Olya: Сегодня шла на холодном ветру и вспомнились два стихотворения Бунина. Я его правда не очень люблю - слишком мрачно даже для меня... Но эта парочка запомнилась еще из школьной программы: Чужая Ты чужая, но любишь, Любишь только меня. Ты меня не забудешь До последнего дня. Ты покорно и скромно Шла за ним от венца. Но лицо ты склонила - Он не видел лица. Ты с ним женщиной стала, Но не девушка ль ты? Сколько в каждом движенье Простоты, красоты! Будут снова измены... Но один только раз Так застенчиво светит Нежность любящих глаз... Ты и скрыть не умеешь, Что ему ты чужда... Ты меня не забудешь Никогда, никогда! 1906 Одиночество И ветер, и дождик, и мгла Над холодной пустыней воды. Здесь жизнь до весны умерла, До весны опустели сады. Я на даче один. Мне темно За мольбертом, и дует в окно. Вчера ты была у меня, Но тебе уж тоскливо со мной. Под вечер ненастного дня Ты мне стала казаться женой... Что ж, прощай! Как-нибудь до весны Проживу и один - без жены... Сегодня идут без конца Те же тучи - гряда за грядой. Твой след под дождем у крыльца Расплылся, налился водой. И мне больно глядеть одному В предвечернюю серую тьму. Мне крикнуть хотелось вослед: "Воротись, я сроднился с тобой!" Но для женщины прошлого нет: Разлюбила - и стал ей чужой. Что ж! Камин затоплю, буду пить... Хорошо бы собаку купить!.. 1903

Ифиль: Роберт Рождественский Я шагал по земле, было зябко в душе и окрест. Я тащил на усталой спине свой единственный крест. Было холодно так, что во рту замерзли слова. И тогда я решил этот крест расколоть на дрова. И разжег я костер на снегу. И стоял. И смотрел, Как мой крест одинокий удивленно и тихо горел... А потом зашагал я опять среди черных полей. Нет креста за спиной... Без него мне Еще тяжелей.

Роза: Olya пишет: Но для женщины прошлого нет: Разлюбила - и стал ей чужой. Это он сказанул с горяча Ифиль пишет: Нет креста за спиной... Без него мне Еще тяжелей. У Рождественского есть сильнейшие вещи.

Ифиль: Роза пишет: У Рождественского есть сильнейшие вещи. Да, мне очень нравится! Не каждый так сможет!

Ифиль: Сергей Есенин Все живое особой метой Отмечается с ранних пор. Если не был бы я поэтом, То, наверно, был мошенник и вор. Худощавый и низкорослый, Средь мальчишек всегда герой, Часто, часто с разбитым носом Приходил я к себе домой. И навстречу испуганной маме Я цедил сквозь кровавый рот: "Ничего! я споткнулся о камень, Это к завтрому все зажтвет". И теперь вот, когда простыла Этих дней кипятковая вязь, Беспокойная, дерзкая сила На поэмы мои пролилась. Золотая. словесная груда, И над каждой строкой бкз конца Отражается прежняя удаль Забияки и сорванца. Как тогда, я отважны йи гордый, Только новью мой брызжет шаг... Если раньше мне били в морду, То теперь вся в крови душа. И уже говорю я не маме, А в чужой, и хохочущий сброд: "Ничего! я споткнулся о камень, Это к завтрому все зажтвет!" Это стихотворение мое любимое. наизусть с седьмого класса помню.

Ифиль: Владимир Маяковский Сказка о Краской Шапочке Жил да был на свете кадет. В красную шапочку кадет был одет. Кроме этой шапочки, доставшейся кадету, Ни черта в нем красного не было и нету. Услышит кадет - революция где-то, Шапочка сейчас же на голове кадета. Жили припеваючи за кадетом кадет, и отец кадета, и кадетов дед. Поднялся однажды пребольшущий ветер, В клочья шапчонку изорвал на кадете. И остался он черный. А видившие это волки революции сцапали кадета. Известно, какая у волков диета. Вместе с манжетами сожрали кадета. Когда будете делать политику, дети, Не забудьте сказочку об этом кадете.

Gata: Есенина люблю очень. Маяковского... тоже люблю, но по-другому. Где-то я читала о нем, что он знал наизусть "Онегина", это меня подкупило, и я стала немножко иначе смотреть на его поэзию.

Olya: Роза пишет: Это он сказанул с горяча Может, какая-нибудь история из жизни его на эту мысль натолкнула, а он в стиле мужчин решил обобщить Владимир Высоцкий Оплавляются свечи. На старинный паркет, И стекает на плечи Серебро с эполет. Как в агонии бродит Золотое вино... Все былое уходит, Уходит, уходит, уходит, Что придет - все равно. И, в предсмертном томленье. Озираясь назад, Убегают олени, Нарываясь на залп. Кто-то дуло наводит. На невинную грудь... Все былое уходит,- Пусть придет что-нибудь. Кто-то злой и умелый, Веселясь, наугад. Мечет острые стрелы. В воспаленный закат. Слышно в буре мелодий Повторение нот... Все былое уходит,- Пусть придет что придет.

Gata: Olya, спасибо за этот романс Почему-то я его никогда не слышал в исполнении Высоцкого - только в женском.

Бреточка: Я как-то проигнорировала эту тему, а надо было бы зайти Я видимо опять отобьюсь от классики. Моё любимой стихотворение А.Б.Пугачёвой: Она цеплялась за любовь. Как за последнюю надежду, Что омолаживает кровь. И носит модные одежды. Она цеплялась за любовь, Она счастливой быть хотела. Пусть не хозяйкой, пусть рабой Чужой души, чужого тела. Она цеплялась за любовь. Уже стареющей рукою Любовь, надменно хмуря бровь, Китайский чай пила с другою. Вот дура! Дура ты любовь, Не с тем живешь, не тех целуешь Тебя как чудо ждешь, а ты: Уже балованных балуешь. Эх, дура, дура ты любовь. Вот так умрешь, не зная рая. И правда - умерла любовь, Любовь ведь тоже умирает.



полная версия страницы