Форум » Поэтический альбом » Высоким слогом о любви » Ответить

Высоким слогом о любви

Роза: Тема посвящается любовной лирике поэтов 19 века. Дамы и господа, приглашаю поделиться друг с другом любимыми стихами авторов золотого века. Обсуждения приветствуются.

Ответов - 64, стр: 1 2 3 4 All

Klepa: Роза, фильм не видела ни разу, но песню знаю. а "О, пощади" его же стихи ?

Роза: Klepa пишет: "О, пощади" его же стихи Да

Корнет: Михаил Юрьевич Лермонтов Слышу ли голос твой Звонкий и ласковый, Как птичка в клетке, Сердце запрыгает; Встречу ль глаза твои Лазурно-глубокие, Душа им навстречу Из груди просится, И как-то весело, И хочется плакать, И так на шею бы Тебе я кинулся. Как небеса, твой взор блистает Эмалью голубой, Как поцелуй, звучит и тает Твой голос молодой; За звук один волшебной речи, За твой единый взгляд, Я рад отдать красавца сечи, Грузинский мой булат;

Gata: Творчество Лермонтова пронизано печалью, часто даже мрачное. Но не любить его невозможно. Нет, не тебя так пылко я люблю, Не для меня красы твоей блистанье: Люблю в тебе я прошлое страданье И молодость погибшую мою. Когда порой я на тебя смотрю, В твои глаза вникая долгим взором, Таинственным я занят разговором, Но не с тобой я сердцем говорю. Я говорю с подругой юных дней, В твоих чертах ищу черты другие, В устах живых — уста давно немые, В глазах — огонь угаснувших очей. 1841

Olya: Gata пишет: Но не любить его невозможно. Согласна Мы снова встретились с тобой, Но как мы оба изменились!.. Года унылой чередой От нас невидимо сокрылись. Ищу в глазах твоих огня, Ищу в душе своей волненья. Ах! как тебя, так и меня Убило жизни тяготенье!.. 1829

Gata: Федор Тютчев Как нас ни угнетай разлука, Не покоряемся мы ей - Для сердца есть другая мука, Невыносимей и больней. Пора разлуки миновала, И от нее в руках у нас Одно осталось покрывало, Полупрозрачное для глаз. И знаем мы: под этой дымкой Все то, по чем душа болит, Какой-то странной невидимкой От нас таится - и молчит. Где цель подобных искушений? Душа невольно смущена, И в колее недоумений Вертится нехотя она. Пора разлуки миновала, И мы не смеем, в добрый час Задеть и сдернуть покрывало, Столь ненавистное для нас!

Роза: Gata пишет: Для сердца есть другая мука, Невыносимей и больней. Как это верно

Корнет: Роза , очень понравился романс на стихи Д.Давыдова. Как случилось, что я не видел этот фильм Вот еще Баратынский. Приманкой ласковых речей Вам не лишить меня рассудка! Конечно, многих вы милей, Но вас любить - плохая шутка! Вам не нужна любовь моя, Не слишком заняты вы мною, Не нежность - прихоть вашу я Признаньем страстным успокою. Вам дорог я, твердите вы, Но лишний пленник вам дороже. Вам очень мил я, но, увы! Вам и другие милы тоже. С толпой соперников моих Я состязаться не дерзаю И превосходной силе их Без битвы поле уступаю. Январь - февраль 1821

Gata: Корнет пишет: Приманкой ласковых речей Вам не лишить меня рассудка! Крепкий орешек! А стихи очень милые. Спасибо, Корнет!

Светлячок: Olya пишет: Какой же это крепкий орешек, который не хочет бороться за любимую женщину?? А смысл? Речь идет о пустой кокетке, которая только коллекционирует признания.

Царапка: а может быть - зелен виноград, вот женщину и обозвали кокеткой :)))

Корнет: Каждый решает сам кто прав: поэт или муза

Эйлис: Лермонтов бесконечен, верно сказано было. Сборник его произведений у меня всегда лежит рядом, строчки из любимого маскарада в подписи. И спасибо всем за то, что выложили тут такие прекрасные стихи. Соберусь с мыслями добавлю чего нибудь в коллекцию

Корнет: Еще Михаил Лермонтов Зови надежду сновиденьем, Неправду - истиной зови, Не верь хвалам и увереньям, Но верь, о, верь моей любви! Такой любви нельзя не верить, Мой взор не скроет ничего; С тобою грех мне лицемерить, Ты слишком ангел для того.

Gata: Эх, ну почему в наше время никто так не пишет?

Olya: Корнет пишет: Такой любви нельзя не верить, Мой взор не скроет ничего; С тобою грех мне лицемерить, Ты слишком ангел для того. Корнет, спасибо обожаю Лермонтова. Такие прекрасные глубокие строки. Gata пишет: Эх, ну почему в наше время никто так не пишет? Увы, увы... А мне вот такая баллада Михаила Юрьевича вспомнилась. Грустно так и пронзительно... Над морем красавица-дева сидит; И, к другу ласкаяся, так говорит: "Достань ожерелье, спустися на дно; Сегодня в пучину упало оно! Ты этим докажешь свою мне любовь!" Вскипела лихая у юноши кровь, И ум его обнял невольный недуг, Он в пенную бездну кидается вдруг. Из бездны перловые брызги летят, И волны теснятся, и мчатся назад, И снова приходят и о берег бьют, Вот милого друга они принесут. О счастье! он жив, он скалу ухватил, В руке ожерелье, но мрачен как был. Он верить боится усталым ногам, И влажные кудри бегут по плечам... "Скажи, не люблю иль люблю я тебя, Для перлов прекрасной и жизнь не щадя, По слову спустился на черное дно, В коралловом гроте лежало оно. Возьми!"- и печальный он взор устремил На то, что дороже он жизни любил. Ответ был: "О милый, о юноша мой! Достань, если любишь, коралл дорогой". С тоской безнадежной младой удалец Прыгнул, чтоб найти иль коралл, иль конец. Из бездны перловые брызги летят, И волны теснятся, и мчатся назад, И снова приходят и о берег бьют, Но милого друга они не несут.

Корнет: Gata пишет: Эх, ну почему в наше время никто так не пишет? Возможно не пишут, но иногда говорят

Gata: Корнет пишет: Возможно не пишут, но иногда говорят А часто такие слова говорить и не нужно - истрепятся :) Olya пишет: мне вот такая баллада Михаила Юрьевича вспомнилась. Грустно так и пронзительно... Угу, безысходная такая вещь... Мрачная немецкая романтика Шиллера, которую так любил Лермонтов. У Жуковского есть перевод того же сюжета - "Кубок": "...приходит, уходит волна быстротечно, а юноши нет, и не будет уж вечно". Но у Жуковского юношу на дно морское гнал царь-самодур, а у Лермонтова - "любящая" красавица. Юношу жалко безумно, поэтому мне больше к душе оптимистичное окончание похожего сюжета - в "Перчатке" того же Шиллера. А вот какой перевод лучше, затрудняюсь судить. Разный размер стиха, и каждый по-своему хорош. ПЕРЧАТКА (перевод М.Ю. Лермонтова) Вельможи толпою стояли И молча зрелища ждали; Меж них сидел Король величаво на троне; Кругом на высоком балконе Хор дам прекрасный блестел. Вот царскому знаку внимают. Скрыпучую дверь отворяют, И лев выходит степной Тяжелой стопой. И молча вдруг Глядит вокруг. Зевая лениво, Трясет желтой гривой И, всех обозрев, Ложится лев. И царь махнул снова, И тигр суровый С диким прыжком Взлетел опасный И, встретясь с львом, Завыл ужасно; Он бьет хвостом, Потом Тихо владельца обходит, Глаз кровавых не сводит... Но раб пред владыкой своим Тщетно ворчит и злится: И невольно ложится Он рядом с ним. Сверху тогда упади Перчатка с прекрасной руки Судьбы случайной игрою Между враждебной четою. И к рыцарю вдруг своему обратясь, Кунигунда сказала, лукаво смеясь: «Рыцарь, пытать я сердца люблю. Если сильна так любовь у вас, Как вы твердите мне каждый час, То подымите перчатку мою!» И рыцарь с балкона в минуту бежит, И дерзко в круг он вступает, На перчатку меж диких зверей он глядит И смелой рукой подымает. * И зрители в робком вокруг ожиданье, Трепеща, на юношу смотрят в молчанье. Но вот он перчатку приносит назад. Отвсюду хвала вылетает, И нежный, пылающий взгляд — Недального счастья заклад — С рукой девицы героя встречает. Но досады жестокой пылая в огне, Перчатку в лицо он ей кинул: «Благодарности вашей не надобно мне!» И гордую тотчас покинул. ПЕРЧАТКА (перевод В.А. Жуковского) Перед своим зверинцем, С баронами, с наследным принцем, Король Франциск сидел; С высокого балкона он глядел На поприще сраженья ожидая; За королем, обворожая Цветущей прелестию взгляд, Придворных дам являлся пышный ряд. Король дал знак рукою — Со стуком растворилась дверь, И грозный зверь С огромной головою, Косматый лев Выходит; Кругом глаза угрюмо водит; И вот, все оглядев, Наморщил лоб с осанкой горделивой, Пошевелил густою гривой, И потянулся, и зевнул, И лег. Король опять рукой махнул — Затвор железной двери грянул, И смелый тигр из-за решетки прянул; Но видит льва, робеет и ревет, Себя хвостом по ребрам бьет, И крадется, косяся взглядом, И лижет морду языком, И, обошедши льва кругом, Рычит и с ним ложится рядом. И в третий раз король махнул рукой — Два барса дружною четой В один прыжок над тигром очутились; Но он удар им тяжкой лапой дал, А лев с рыканьем встал... Они смирились, Оскалив зубы, отошли, И зарычали, и легли. И гости ждут, чтоб битва началася. Вдруг женская с балкона сорвалася Перчатка... все глядят за ней... Она упала меж зверей. Тогда на рыцаря Делоржа с лицемерной И колкою улыбкою глядит Его красавица и говорит: «Когда меня, мой рыцарь верный, Ты любишь так, как говоришь, Ты мне перчатку возвратишь». Делорж, не отвечав ни слова, К зверям идет, Перчатку смело он берет И возвращается к собранью снова. У рыцарей и дам при дерзости такой От страха сердце помутилось; А витязь молодой, Как будто ничего с ним не случилось, Спокойно всходит на балкон; Рукоплесканьем встречен он; Его приветствуют красавицыны взгляды... Но, холодно приняв привет ее очей, В лицо перчатку ей Он бросил и сказал: «Не требую награды».

Olya: Gata пишет: "...приходит, уходит волна быстротечно, а юноши нет, и не будет уж вечно". Это еще пронзительней

Четвёртая Харита: Один из моих любимейших поэтов, в детстве обожала его стихи о природе, но ненавидела любовную лирику, а теперь это один из лучших поэтов для меня именно в ней. Ф. Тютчев, "Она сидела на полу" Она сидела на полу И груду писем разбирала, И, как остывшую золу, Брала их в руки и бросала. Брала знакомые листы И чудно так на них глядела, Как души смотрят с высоты На ими брошенное тело... О, сколько жизни было тут, Невозвратимо пережитой! О, сколько горестных минут, Любви и радости убитой!.. Стоял я молча в стороне И пасть готов был на колени,— И страшно грустно стало мне, Как от присущей милой тени.



полная версия страницы