Форум » Архив тайной канцелярии » Ролевая игра "Война лилий" - 2 » Ответить

Ролевая игра "Война лилий" - 2

Gata: Ролевая игра по мотивам произведений Дюма "Графиня де Монсоро" и "Королева Марго" Воцарение Генриха III стало неприятной неожиданностью для других членов семьи: его младшего брата Франсуа, который уже примерял на себя корону, а теперь вынужден довольствоваться титулом герцога Анжуйского, и сестры Маргариты, которая рассчитывала пропихнуть на трон своего мужа короля Наваррского. Расстановка сил накануне коронации. На стороне Анжу – графы Бюсси и Монсоро (мотив – на усмотрение кукловодов, честолюбие, или что еще личное), на стороне Генриха – Шико и мамаша Медичи, на стороне Марго – Жанна и Диана. Зачем это двум чаровницам? Марго может сделать мужа Жанны герцогом, а Диану развести с ненавистным Монсоро. Это как вариант, кукловоды могут выбирать сами мотивацию. Дальше начинаем интриговать, как бы заставить Генрике отречься от трона. Ищем предлоги, включая похищения и так далее. Попутно любовь-морковь и прочие страсти. Сроки проведения игры: 22-26 ноября Рулит администрация В ролях: Генрих III, король Франции - Гата Франсуа, герцог Анжуйский - Лана Маргарита де Валуа, королева Наваррская - Роза Граф Луи де Бюсси - Эйлис Шико - Светлячок Диана де Меридор, госпожа де Монсоро - Царапка Жанна де Бриссак, госпожа де Сен-Люк - Лана Граф Бриан де Монсоро - Гата Барон де Сен-Люк - lidia Генрих Наваррский - Светлячок Все желающие присоединиться к игре могут взять любой персонаж, кроме уже заявленных.

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Шико: Маргарита Валуа пишет: *обернулась и откинулась назад, упираясь руками о стол, т.к. Шико был слишком близко* - Самая отвратительная черта в гасконцах - вы все время торгуетесь. (усмехнулся) Это у нас в крови. Маргарита Валуа пишет: Если ты о том, же, то - нет, я не уеду. Уже не могу. Теперь с ним до конца. (не стал ее больше мучить и отошел) Это я уже понял, Марго. (снова шутливо поклонился) Все сделаю, как велит ваше величество. (уже уходя, другим тоном) Я тебя разочарую, Марго, но хочу, чтобы ты знала. Генрих будет королем Франции, чтобы вы не затевали. Но если из-за Бюсси или Анжу или кого бы то ни было еще на тебя падет тень, я убью его вот этими руками. Можешь потом ненавидеть меня до конца дней.

Жанна: Генрих Валуа пишет: Да, я безбожник, обманщик, чревоугодник и сластолюбец, но я и не помышлял о жене Сен-Люка, пока она мне не улыбнулась и не повела по дороге греха, по которой, к счастью. я не успел дойти до конца, и не иначе как Твоею рукою был возвращен на путь покаяния... - Ах, ты окаянный отросток. - Здесь Жанна слегка покраснела перед мужем. Но, что поделаешь провинциальная дочь маршала. - Не ври мне, я вижу в твоем сердце. Ты помышлял! За это ты простишь беднягу Сен Люка. А чтобы епитимья была еще тяжелее, ты простишь его, сделаешь главным ловчим. А изводящему тебя Шико каждую пятницу будешь отдавать бутыль своего лучшего вина и всех фаршированных перепелов! Чревоугодник! Обещай, что будешь добрым королем.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Ах, ты окаянный отросток. - Здесь Жанна слегка покраснела перед мужем. Но, что поделаешь провинциальная дочь маршала. - Не ври мне, я вижу в твоем сердце. Ты помышлял! Помышлял, Господи, помышлял, но не сердцем, а тем самым окаянным... (снова крестится) что дал бы отрезать во славу Твою, но Ты же сам вручил мне корону и Францию, а Франции нужен наследник. Жанна пишет: За это ты простишь беднягу Сен Люка. А чтобы епитимья была еще тяжелее, ты простишь его, сделаешь главным ловчим. А изводящему тебя Шико каждую пятницу будешь отдавать бутыль своего лучшего вина и всех фаршированных перепелов! Чревоугодник! Обещай, что будешь добрым королем. Уже простил, Господи, и подписал патент. Подпишу. Завтра. Но зачем ты просишь ввергать в грех чревоугодия беднягу Шико, пусть он постится вместе со мной, одному мне не под силу будет нести бремя покаяния.

Жанна: Генрих Валуа пишет: Господи, помышлял, но не сердцем, а тем самым окаянным... (снова крестится) что дал бы отрезать во славу Твою, но Ты же сам вручил мне корону и Францию, а Франции нужен наследник. Задумчиво в кувшин: - Наградить тебя что ли мужским бессилием, которое бы проходило раз в год по непостным дням? На какого-никакого наследника, глядишь наберется. Ну, да ладно, я милосерден. Не буду. Генрих Валуа пишет: Но зачем ты просишь ввергать в грех чревоугодия беднягу Шико, пусть он постится вместе со мной, одному мне не под силу будет нести бремя покаяния. - Ты указываешь Господу своему? Но расскажу тебе зачем: это испытание для Шико. Он должен отнести корзинку бедным священникам в аббатстве святой Женевьевы.

Диана: *склонившисть над своим вышиванием, потихоньку от Орильи, изобразила Анжу с крылышками, но такой физиономией, что молоко скиснет*.

Луи де Клермон: Франсуа Анжуйский пишет: Ухмыльнулся: - Твой принц уже подумал за тебя. - Пишет на листке бумаги "Requiescat in pace (покойся с миром), мэтр Николя Давид". - Ничего не говори, просто передай письмо Гизу. Ручаюсь, тогда он придет на коронацию. Приглашаю все семейство во главе с Хромоножкой. Я согласен быть в условленном месте в условленное время. *понимает, что время не терпит, нужно еще подготовиться. Забирает записку, кланяется и покидает апартаменты герцога, коротко кивнув на приказ, обеспечить охрану церемонии*

Генрих Валуа: Жанна пишет: Ты указываешь Господу своему? Но расскажу тебе зачем: это испытание для Шико. Он должен отнести корзинку бедным священникам в аббатстве святой Женевьевы. Тогда я нагружу это корзинку впятеро, вдесятеро, во славу твою, Господи, и во искупление грехов моих. Святой Шико, вот через кого изольется на меня Твоя благодать! Жанна пишет: Наградить тебя что ли мужским бессилием, которое бы проходило раз в год по непостным дням? На какого-никакого наследника, глядишь наберется. Ну, да ладно, я милосерден. Не буду О Господи, ты воистину милосерден! Разрази меня, если я нарушу хоть одно из данных тебе обещаний! (Хлопает себя по лбу) Сен-Люк! мой бедный Сен-Люк, сидит в заточении один-одинешенек, я сейчас же освобожу его и прижму к моей груди! (торопливо идет в потайную комнату, распахивает дверь, и...)

Франсуа Анжуйский: Тоже покидает свои апартаменты, но идет к королю. Охрана говорит, что его величество плохо себя чувствует надо подождать. Садится у окна, бросая шнурок от кошеля королевской борзой, та послушно его приносит.

Жанна: Генрих Валуа пишет: (торопливо идет в потайную комнату, распахивает дверь, и...) Дверь распахивается, кто-то стремительно влетает в неё. Падает кувшин. И Жанна. Опять на шею королю. В испуге: - Ваше величество. - С перепугу вцепилась в короля. Озирается на мужа, но отпустить шею Генриха и в голову не приходит. От ужаса надеется, что Сен Люка он может быть не заметит.

Франсуа де Сен-Люк: Искоса смотрит на жену, но решает идти до конца. - Итак, несчастный безбожник, обманщик, чревоугодник и властолюбец, ты утверждаешь, что госпожа де Сен-Люк сама соблазняла тебя, вовлекая на путь порока? Я желаю знать, какие уловки она при этом использовала? И далеко ли Вы собирались зайти, не вмешайся Я вовремя, чтобы спасти Тебя?

Генрих Валуа: Жанна пишет: Дверь распахивается, кто-то стремительно влетает в неё. Падает кувшин. И Жанна. Опять на шею королю. В испуге: - Ваше величество. - С перепугу вцепилась в короля (от неожиданности сам обнял Жанну, больше того - прижал к себе) Франсуа де Сен-Люк пишет: Итак, несчастный безбожник, обманщик, чревоугодник и властолюбец, ты утверждаешь, что госпожа де Сен-Люк сама соблазняла тебя, вовлекая на путь порока? Я желаю знать, какие уловки она при этом использовала? И далеко ли Вы собирались зайти, не вмешайся Я вовремя, чтобы спасти Тебя? (последние слова успел услышать) Предатель! Нечестивец! Ты сам подослал ко мне твою жену, чтобы ввести меня в грех, и потом надо мной посмеяться. (на глаза навернулись слезы) А ведь я любил тебя, я готов был простить тебя! Вон!!! Оба вон, из дворца, из Парижа! (посмотрел на Жанну) Нет, только Сен-Люк вон!

Бриан де Монсоро: (Спустился в вечерней темноте в луврский ров, отчитал восьмое окно от угла. Беарнец рассказал про тайник с веревочной лестницей, но вдруг Диана в комнате не одна? побелел при мысли, что с нею может быть принц, вытащил из-под плаща лук и пустил стрелу, к концу которой была привязана веревка, стрела бесшумно скользнула между прутьями оконной решетки и вниз, натянул веревку и стал карабкаться вверх, отталкиваясь ногами от стены и морщась от боли)

Жанна: Генрих Валуа пишет: Оба вон, из дворца, из Парижа! (посмотрел на Жанну) Нет, только Сен-Люк вон! То ли курлыкнула как голубка, то ли запищала придушенной кошкой. Уловив краем уха что кого-то простили: - Благодарю вас, сир. - С пламенным чмоком целует монарха в лоб.

Франсуа де Сен-Люк: *горько усмехаясь* -Нет, Сир, я не предатель. Всего лишь обманутый муж. Это Вы решили посмеяться надо мной. *гордо* - Но гордое имя баронов де Сен-Люк не станет посмешищем для двора. Я покину двор и Париж, но перед этим мадам Жанна обретет свободу, и Вы сможете без помех предаваться любви. Моё почтение, мадам! Сир!

Бриан де Монсоро: (Добрался до окна, осторожно заглянул в него - Диана там. но там же и Орильи, черт бы его побрал с его познаниями в медицине, хватило бы знания тех аккордов на лютне. Но Диана! Не связана, не плачет - вышивает, расположившись, как дома! От ярости рана засочилась кровью, несмотря на плотную повязку, в глазах потемнело, и пришлось ухватиться за решетку, чтобы не рухнуть обратно в ров. Справившись со слабостью. постучал в окно и отодвинулся к стене. Орильи высунулся в окно, хватил его по голове рукояткой пистолета, столкнул тело в комнату и забрался туда сам) Добрый вечер, сударыня! Вижу, вы без меня не скучали? (быстро связал Орильи, пока тот не очухался, и затолкнул под кровать. В этой комнате была еще и кровать!)

Жанна: Франсуа де Сен-Люк пишет: Я покину двор и Париж, но перед этим мадам Жанна обретет свободу, и Вы сможете без помех предаваться любви. Моё почтение, мадам! Сир! Глаза округлились от ужаса. Что там гнев короля? Муж уходит. - О боже, уходит, я умру, осела на руки двух мужчин в глубоком обмороке.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Благодарю вас, сир. - С пламенным чмоком целует монарха в лоб (Почти растаял - эта живая темноглазая чаровница слаще самого сладкого греха) Франсуа де Сен-Люк пишет: Но гордое имя баронов де Сен-Люк не станет посмешищем для двора. Я покину двор и Париж, но перед этим мадам Жанна обретет свободу, и Вы сможете без помех предаваться любви. Моё почтение, мадам! Сир Я мог бы приказать тебя повесить или четвертовать, но ты дворянин, и в память о дружбе, которую к тебе питал, я сам тебя убью, Сен-Люк (смахнул слезу и снял со стены шпагу, взглядом велев барону взять другую), а потом утешу твою вдову. сделаю ее герцогиней. Жанна пишет: Глаза округлились от ужаса. Что там гнев короля? Муж уходит. - О боже, уходит, я умру, осела на руки двух мужчин в глубоком обмороке (полюбовался на нее) Не герцогиней, принцессой.(Отнес Жанну в кресло и вернулся к Сен-Люку) Помнишь, как мы с тобой славно фехтовали? Ты никогда не мог выстоять против меня больше пяти минут.

Шико: Франсуа Анжуйский пишет: Тоже покидает свои апартаменты, но идет к королю. Охрана говорит, что его величество плохо себя чувствует надо подождать. Садится у окна, бросая шнурок от кошеля королевской борзой, та послушно его приносит. Выяснил все, что хотела узнать Марго, а также то, что птичка вот-вот улетит из под носа Анжу, побывал в аббатстве, где нашел мертвецки пьяного Горонфло, но не нашел епископа. Верный человек из братии сообщил, что после Сен-Люка аббатство посетил элегантный мужчина со шрамом, догадался, кто его обошел, но поразмыслив понял, как извлечь из этого пользу. Но Марго... Она, конечно, приложила к этому свои нежные ручки. Возвращается во дворец к Генрике, сталкивается с Франсуа и закатывает глаза: Ваше высочество, иногда так полезно побыть наедине с самим собой. Вы, я погляжу, придерживаетесь того же мнения, или наш добрый король отказал вам от стола?

Луи де Клермон: *Вечер, коридоры полные шпионов, слуг, фрейлин и гостей, понаехавших для участия в грядущей коронации. Вист, шахматы, шарады... Ищет среди гостей королеву, дабы сообщить ей о грядущем событии*

Маргарита Валуа: Рассматривает гостей из-за бархатной занавески, скрывающей ее в нише. Увидела Бюсси, когда он оказался рядом, протянула ручку и слегка дернула за золоченный шнурок графского камзола.



полная версия страницы