Форум » Архив тайной канцелярии » Ролевая игра "Война лилий" - 2 » Ответить

Ролевая игра "Война лилий" - 2

Gata: Ролевая игра по мотивам произведений Дюма "Графиня де Монсоро" и "Королева Марго" Воцарение Генриха III стало неприятной неожиданностью для других членов семьи: его младшего брата Франсуа, который уже примерял на себя корону, а теперь вынужден довольствоваться титулом герцога Анжуйского, и сестры Маргариты, которая рассчитывала пропихнуть на трон своего мужа короля Наваррского. Расстановка сил накануне коронации. На стороне Анжу – графы Бюсси и Монсоро (мотив – на усмотрение кукловодов, честолюбие, или что еще личное), на стороне Генриха – Шико и мамаша Медичи, на стороне Марго – Жанна и Диана. Зачем это двум чаровницам? Марго может сделать мужа Жанны герцогом, а Диану развести с ненавистным Монсоро. Это как вариант, кукловоды могут выбирать сами мотивацию. Дальше начинаем интриговать, как бы заставить Генрике отречься от трона. Ищем предлоги, включая похищения и так далее. Попутно любовь-морковь и прочие страсти. Сроки проведения игры: 22-26 ноября Рулит администрация В ролях: Генрих III, король Франции - Гата Франсуа, герцог Анжуйский - Лана Маргарита де Валуа, королева Наваррская - Роза Граф Луи де Бюсси - Эйлис Шико - Светлячок Диана де Меридор, госпожа де Монсоро - Царапка Жанна де Бриссак, госпожа де Сен-Люк - Лана Граф Бриан де Монсоро - Гата Барон де Сен-Люк - lidia Генрих Наваррский - Светлячок Все желающие присоединиться к игре могут взять любой персонаж, кроме уже заявленных.

Ответов - 249, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Генрих: (Недалеко от Лувра спешиваются. Он прекрасно помнил все тайные ходы и переходы этого дворца, который несколько месяцев был ему тюрьмой. Этим путем все вместе поднимаются в покои королевы Наваррской. Входит к ней с Сен-Люком, свита рассредоточилась для охраны неподалеку) - Добрый вечер, ваше величество. По лицу вижу - не ожидали любимого супруга. (поклон, расположился в кресле нога на ногу, постукивает по коленке перчатками). Прикажите перевязать барона де Сен-Люка. Ему еще нужно сообщить моему шурину Генриху о приезде в Париж короля Наварры.

Диана: *сумела пробраться к покоям королевы Наваррской, отобрав поднос у какой-то луврской служанке, оставленной в кладовке немного поразмышлять, осторожно стучит в дверь*

Маргарита Валуа: Диана пишет: *сумела пробраться к покоям королевы Наваррской, отобрав поднос у какой-то луврской служанке, оставленной в кладовке немного поразмышлять, осторожно стучит в дверь* *позволяет войти* - Как хорошо, что вы здесь, Диана. Если бы я еще минуту осталась наедине со своими мыслями, то сошла с ума. Генрих пишет: - Добрый вечер, ваше величество. По лицу вижу - не ожидали любимого супруга. (поклон, расположился в кресле нога на ногу, постукивает по коленке перчатками). Прикажите перевязать барона д Сен-Люка. Ему еще нужно сообщить моему шурину Генриху о приезде в Париж короля Наварры. *ожидала чего угодно, но не приезда короля Наваррского, поручает раненного Сен-Люка заботам Дианы де Монсоро, мужу* - Почему вы здесь, сир? Вы забыли, каким путем покинули Францию? Бегство - дерзость, которую в Париже вам не простили.


Жанна: Вымытая и одетая в белоснежную рубашку из тонкой ткани, расправила волосы на подушке. Перед ней её наряд к коронации. Заказанное за много месяцев платье, богато расшитое золотом и желтыми топазами, так идущими к глазам Жанны. На высоком воротнике вспыхивают гранями бриллиантовые слезки. Служанки бархоткой полируют ногти хозяйки. Наряд с такой же отделкой приготовлен в спальне её супруга. Отпустила девушек. Искоса посмотрев на молитвенник: "Ах, это бездействие слабой женщины". Еще раз склонилась пред образом в комнате. Смотрит в глаза святой Деве. Католики молятся ей одним способом, гугеноты другим. Для Жанны с детства эти пустые слова были бездейственны. Перекрестилась: - Сударыня, поймите меня как женщина женщину. - И это была самая искренняя молитва, заключавшая в себе все и ничего, которую за всю свою взрослую жизнь произносила Жанна.

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Читай, брат мой. Внимательно читай. Это составленная и одобренная Его Святейшеством генеалогия дома де Гиз. Она доказывает, что их дрозды древнее лилий, а потому они должны вступить на престол. Я глазам своим не поверил, но это так. (Язвительно) Выходит узурпатор здесь не только я. Бумаги были доставлены мэтром Николя Давидом. В них письмо испанского короля, обещающее Меченому поддержку, в том числе и готовность ввести в войска. Ты знаешь, что отсутствуя в Париже Гиз собирал армию. Так вот, письмо должно было быть оглашено его сторонниками в день твоей коронации при толпах народа. Копию получил бы совет пэров. Но бедняга мэтр Николя Давид погиб от любви к музыке, говорят запутался шеей в струнах лютни. Так сказал мне мой верный Орильи. И эти документы - залог сохранности моей головы на плечах. Смотри на эти печати, они кричат о подлинности. (Ознакомившись с генеалогией Гизов, побледнел под слоем румян, однако бумаги в его руках, а не лотарингской семейки, это несколько успокаивает) Теперь я догадываюсь, Франсуа, как ты сумел заполучить Гизов на твою, хм, коронацию. А я уж испугался было, что они по-настоящему решили служить тебе. (складывает пергамент в надушенный мешочек для раздачи милостыни) Но что мне мешает отрубить головы и тебе, и им?

Франсуа де Сен-Люк: Пока прекрасная графиня де Монсоро перевязывает ему раненое плечо, внимательно разглядывает покои королевы Наваррской. Улыбается своим воспоминаниям. Здесь ничего не изменилось. Только королева Марго стала ещё прекраснее, загадочнее, научилась скрывать свои чувства, не показывая ни взглядом, ни жестом, что узнала его.

Франсуа Анжуйский: Генрих Валуа пишет: Но что мне мешает отрубить головы и тебе, и им? - Я знал, что ты спросишь. Благодарность, честь, великодушие, братская любовь, наконец, - встретив взгляд Генриха расхохотался. - Один документ я отдаю тебе. А другой, Генрике, оставил Марго. Это будет залогом того, что ты оставишь мою голову на плечах. Только в её прекрасных руках бумага не будет слишком опасна. Она, как и мы Валуа, и в то же время законная супруга беарнца. Что ослабляет нас, усиливает наваррскую чету. Она не применит бумагу потому что это уничтожит права на трон её, как урожденной Валуа и единоличной правительницы, и в то де время применит, если её вынудят, так как Генрих Наваррский тогда сможет заявить свои притязания, а она будет его королевой. Маргарита у нас умница, разберется. И не передаст бумаги тебе, - кинул вскользь взгляд на Генриха, - что бы не случилось и кто бы не царил в её сердце, в нем всегда найдется место любви к брату, у нас в жилах одна кровь, нас родила одна мать и мы все переплетены узами слишком одинакового честолюбия и гордыни. И она всегда предпочитала тебя мне. Я подарил ей то, что она хотела – свободу самой принимать решения. Ни ты, ни мать не сможете ей указывать или навредить. береги сестрицу, братец, как хочу хранить её я. Думаешь, пройди коронация гладко, я был бы ослом, дав оружие в руки Марго? Но мне все равно пришлось бы давить несогласных. А иметь её в противницах, это как дышать самой жизнью. Наша сестрица в равной мере умна и прекрасна. Ты снял охрану Лувра, притащив всех сюда, надеюсь, она на пути из Парижа. В любом случае бумагу ты уже не вырвешь из её нежных рук. А я, как видишь, не осел. Улыбнулся своим мыслям.

Генрих: Маргарита Валуа пишет: - Почему вы здесь, сир? Вы забыли, каким путем покинули Францию? Бегство - дерзость, которую в Париже вам не простили. (встал и таки-дотянулся до ее руки поцелуем) Я бежал при Карле, а Генрих, возможно, посмотрит на это иначе. К тому же я получил письмо, которому не очень-то доверяю, но решил рискнуть и проверить. Как вы знаете, дорогая моя Маргарита, я люблю приключения. Они делают жизнь не такой скучной. И прошу вас называйте меня Анри. Это придает нашей брачной сделке видимость теплых отношений. (поглядывает на хорошенькую Диану, но королева не спешит ее представить, как это в духе его жены - доводить его до границы терпения, когда же Марго представила ему графиню де Монсоро, целует девушке руку, одновременно вспоминая ее мужа, при такой красавице надо быть ловким в его-то возрасте и попадать в цель)

Маргарита Валуа: Генрих пишет: Я бежал при Карле, а Генрих, возможно, посмотрит на это иначе. К тому же я получил письмо, которому не очень-то доверяю, но решил рискнуть и проверить. Как вы знаете, дорогая моя Маргарита, я люблю приключения. Они делают жизнь не такой скучной. И прошу вас называйте меня Анри. Это придает нашей брачной сделке видимость теплых отношений. *бровь дугой* - Если ваше последнее желание узнать прощают ли Валуа клятвопреступников, вы нашли самое подходящее время и место, Анри. Франсуа де Сен-Люк пишет: е показывая ни взглядом, ни жестом, что узнала его. *пока Диана, опустив ресницы, отвечает на комплименты ее любвеобильного мужа, сама заканчивает перевязку Сен-Люка, она научилась врачеванию в ту незабываемую и страшную ночь, тихо* - Сударь, мы не виделись долгое время, и вот вы здесь с колотой раной в компании короля Наваррского. Что это значит? Какими глазами я посмотрю на мою подругу Жанну. Признайтесь, вам поручил сопроводить короля господин Шико?

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Она не применит бумагу потому что это уничтожит права на трон её, как урожденной Валуа и единоличной правительницы, и в то де время применит, если её вынудят, так как Генрих Наваррский тогда сможет заявить свои притязания, а она будет его королевой Ты полагаешь, Франсуа, что Марго лишит себя и мужа прав на престол, спасая твою не ослиную голову? (рассмеялся) Или в бумаге, подписанной Папой, на семейном лотарингском древе произрастает еще и наваррский сук? Мало благословения Рима, мало воздеть на голову корону, братец - чтобы утвердиться на троне, нужна армия. У меня она есть. У Гизов - есть. А что собирается выставить голодранец Наварра? И чем собирался против Гизов воевать ты - одной шпагой Бюсси? Впрочем, я не собираюсь начинать мое царствование с кровопролития. Говорят, это плохая примета. Но это не значит, что я никого не накажу.

Диана: *про себя размышляет - будет ли муж ревновать и к Сен-Люку, впрочем, есть ли ей дело? Не должно быть никакого дела! Совсем никакого, ни на полноготка! Улыбается в ответ на комплименты - они привычное для неё блюдо. Мимоходом успела шепнуть Марго, зачем пришла - о свидании с Бюсси знает герцог Анжу, и теперь, пока нет новых забот (кроме раненого), весела, как певчая птичка.

Генрих: Маргарита Валуа пишет: *бровь дугой* - Если ваше последнее желание узнать прощают ли Валуа клятвопреступников, вы нашли самое подходящее время и место, Анри. Моё первейшее желание узнать о здоровье драгоценного шурина Генриха. Мы теперь одна семья и твой брат - это и мой брат. Если он сочтет мое беспокойство о его здоровье моветоном, тем короче будет наш визит. (снова целует ее пальцы)

Луи де Клермон: Шико пишет: (рядом с ним становятся миньоны короля с обнаженными шпагами, свою пока не вынимает) Граф, будьте благоразумным, отдайте вашу шпагу. Мы поговорим после. - Говорите сейчас, сударь. Второго случая, может не предоставиться. Однако по этикету, первым я должен удовлетворить рвение Генриха. Генрих де Гиз пишет: (Что она нашла в этом бахвале?) Воткните лучше вашу шпагу себе в грудь, сеньор де Бюсси. Смерть на виселице - не для потомка Клермонов. - Зато смерть кузена короля на месте заговора, вполне пристойна. К барьеру, сударь, я окажу вам эту честь! *Взмахнув шпагой, меняет позицию, дабы быть недосягаемым для стрельбы*

Шико: Луи де Клермон пишет: - Говорите сейчас, сударь. Второго случая, может не предоставиться. Однако по этикету, первым я должен удовлетворить рвение Генриха. (усмехнулся) Я не настолько родови, граф, поэтому пока вы с герцогом де Гизом выясняете древность ваших родов, подожду своей очереди. Кто останется жив, будет моим соперником. (отошел к Генрих Валуа пишет: Говорят, это плохая примета. Но это не значит, что я никого не накажу. (прислонился к дверному косяку и, наблюдая за маневрами фехтовальщиков, слушает разговор братьев Валуа)

Бриан де Монсоро: (Явился во дворец Гизов, но застал там только отца Годульфа, священника из свиты кардинала Лотарингского. Святой отец наивен, как двенадцатилетняя монашка, и легко дал Монсоро его убедить, что тот действует исключительно в интересах его хозяев и герцога Анжуйского, которые нынче в союзе. Только почему же тогда господин де Монсоро не на коронации? Графу стало очень интересно, и отец Годульф, ничтоже сумняшеся, не только выложил, по какому адресу искать их покровителей, но и подарил Монсоро свою запасную рясу и требник)

Генрих де Гиз: Луи де Клермон пишет: Зато смерть кузена короля на месте заговора, вполне пристойна. К барьеру, сударь, я окажу вам эту честь! (насмешливо) Какого короля, сударь - Франциска Третьего, или вы желаете купить свою жизнь у Генриха Третьего? (владеет шпагой не хуже Бюсси, фехтуют на равных, аркебузиры, пока не было другого приказа короля, на всякий случай держат обоих под прицелом)

Шико: Генрих де Гиз пишет: владеет шпагой не хуже Бюсси, фехтуют на равных, аркебузиры, пока не было другого приказа короля, на всякий случай держат обоих под прицелом Наблюдает, как в пылу борьбы Гиз и Бюсси приблизились к ораторию, который проказник-епископ превратил в винный погребок, где хранились бутылки отличного бургундского вина и дубовые бочки португальского портвейна. Надо же было до такого додуматься — оценил кощунственную шалость.

Луи де Клермон: Генрих де Гиз пишет: (насмешливо) Какого короля, сударь - Франциска Третьего, или вы желаете купить свою жизнь у Генриха Третьего? (владеет шпагой не хуже Бюсси, фехтуют на равных, аркебузиры, пока не было другого приказа короля, на всякий случай держат обоих под прицелом) *в том же тоне* - В данном случае, важен уже не король, а товар, милорд *делает выпад, оставляя порез на одежде соперника* Генрих де Гиз пишет: аркебузиры, пока не было другого приказа короля, на всякий случай держат обоих под прицелом *вновь меняя позицию* - Они помешают нам, только если решат устроить братскую могилу или разнести собор. Шико пишет: Кто останется жив, будет моим соперником. - Главное, чтобы на диалог осталось время. *продолжают упражняться в фехтовании*

Маргарита Валуа: Генрих пишет: Моё первейшее желание узнать о здоровье драгоценного шурина Генриха. Мы теперь одна семья и твой брат - это и мой брат. Если он сочтет мое беспокойство о его здоровье моветоном, тем короче будет наш визит. (снова целует ее пальцы) Король Наварры — властолюбив, хитер, не без придури и слишком мнит о себе и прочая, но никто не отнимет у него вальяжную манеру лгать со вкусом и убедительно.

Франсуа Анжуйский: Генрих Валуа пишет: Ты полагаешь, Франсуа, что Марго лишит себя и мужа прав на престол, спасая твою не ослиную голову? (рассмеялся) Или в бумаге, подписанной Папой, на семейном лотарингском древе произрастает еще и наваррский сук? - Ты не читал "Ответ господ де Гиз" Генрике? А зря. Его читали и в Испании, и с интересом почитывают в Англии. «Нет другого дома, так тесно связанного с Бурбонами, как Лотарингский дом» (при этом просчитываются все генеалогические связи этих семей). Я послал экземпляр и моей возлюбленной невесте Елизавете Первой. И вот здесь, смотри в свитке. Генрих Валуа пишет: У меня она есть. У Гизов - есть. А что собирается выставить голодранец Наварра? - Рассмеялся, это ты думаешь что у тебя есть армия. В действительности она есть у Гизов. У меня есть мятежное Анжу и Ребейрак посланный туда для подготовки войск. Черт возьми, в последнее время я воспылал любовью к гугенотам и поддерживал и их. Сними головы мне и Гизу и посмотри, что будет Генрике. Но, ты я вижу милосерден. Как истинный обладатель этого венца. - Двигает корону, отчего та падает и катится с громким стуком по полу. - Дурной знак, братец. Перед коронацией, говорят это к отсутствию наследников.



полная версия страницы