Форум » Архив тайной канцелярии » Ролевая игра "Война лилий" - 1 » Ответить

Ролевая игра "Война лилий" - 1

Gata: Ролевая игра по мотивам произведений Дюма "Графиня де Монсоро" и "Королева Марго" Воцарение Генриха III стало неприятной неожиданностью для других членов семьи: его младшего брата Франсуа, который уже примерял на себя корону, а теперь вынужден довольствоваться титулом герцога Анжуйского, и сестры Маргариты, которая рассчитывала пропихнуть на трон своего мужа короля Наваррского. Расстановка сил накануне коронации. На стороне Анжу – графы Бюсси и Монсоро (мотив – на усмотрение кукловодов, честолюбие, или что еще личное), на стороне Генриха – Шико и мамаша Медичи, на стороне Марго – Жанна и Диана. Зачем это двум чаровницам? Марго может сделать мужа Жанны герцогом, а Диану развести с ненавистным Монсоро. Это как вариант, кукловоды могут выбирать сами мотивацию. Дальше начинаем интриговать, как бы заставить Генрике отречься от трона. Ищем предлоги, включая похищения и так далее. Попутно любовь-морковь и прочие страсти. Сроки проведения игры: 22-26 ноября Рулит администрация В ролях: Генрих III, король Франции - Гата Франсуа, герцог Анжуйский - Лана Маргарита де Валуа, королева Наваррская - Роза Граф Луи де Бюсси - Эйлис Шико - Светлячок Диана де Меридор, госпожа де Монсоро - Царапка Жанна де Бриссак, госпожа де Сен-Люк - Лана Граф Бриан де Монсоро - Гата Барон де Сен-Люк - lidia Генрих Наваррский - Светлячок Все желающие присоединиться к игре могут взять любой персонаж, кроме уже заявленных.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Генрих Валуа: *снится страшный сон, который не первый раз его посещает после бегства из Кракова - за ним гонятся обманутые поляки, сыпля проклятиями на их варварском языке, он пришпоривает коня, но тот словно прирос к месту, а преследователи всё ближе и ближе, и вот уже десяток рук выдергивают его из седла и принимаются валтузить, приговаривая - отдай корону, отдай корону! но он вцепляется в нее зубами и отчаянно мотает головой - не отдам!* Не отдам!.. *просыпается в холодном поту, зубами впившись в подушку* Иезус Мария, когда это закончится? *В батистовой рубашке до полу и в колпаке босиком шлепает к распятию, истово молится*

Шико: (бесшумно появляется из потайной двери в спальне монарха) Опять дурной сон, Генрике? Слишком много на ночь ешь. Тебе сейчас безопаснее вкушать пищу духовную. Это я тебе, как личный лекарь и друг советую.

Генрих Валуа: (переместился в кресло и водрузил ноги на бархатную с шелковыми кистями подушечку) Вы хотите уморить меня голодом, мэтр Шико? Амбруаз Паре утверждает, что чашка крепкого бульона на ночь способствует пищеварению, а я привык ему доверять, хоть он и гугенот. Вот кому я ни на сантим не доверяю, так это моему брату Франсуа и моей сестрице Марго. Не говоря о кузене Гизе. Мне кажется, они недостаточно усердно молятся о моем здоровье.

Шико: Ваш Амбруаз Пюре через день бегает за советами к королеве, которая безусловно знает толк в пищеварении. (пристроился рядом на ручке кресла) Гизу мы подбросили проблемку на ближайшие пару месяцев. Для Франсуа и делать ничего не пришлось, граф Монсоро, сам того не зная, играет на нашей стороне. Прикажи представить его жену двору, и у Франсуа появится свой родимчик. А твоя прелестная сестрица Маргарита... (вздохнул) Во Франции есть только два красавца, достойных ее глаз, но обоих она уже покрутила вокруг пальца. Они ей не помощники, а Бурбон трясется от страха в своей Наварре.

Маргарита Валуа: *Все слышала, стоя за дверями. Входит и изображает озабоченность* - Анри! Мне сообщили, что ты болен! *вынимает из корсажа записку, в которой совершенно невозможно ничего разобрать - сочинила ее ночью* - Я немедленно поспешила к моему любимому брату, хоть ты этого и не заслуживаешь.

Франсуа Анжуйский: Проснулся в дурном настроении. Если вообще спал, желчь разыгралась не на шутку. Проклятые поляки, не могли удержать его возлюбленного братца. Звонит в колокольчик, отчаянно и настойчиво, едва появляется Орильи, капризно изрекает: - Бюсси. Мне нужен мой верный Бюсси. Орильи, меня окружают одни враги. Помоги мне одеться и достань мне графа хоть из-под земли.

Генрих Валуа: Шико пишет: Для Франсуа и делать ничего не пришлось, граф Монсоро, сам того не зная, играет на нашей стороне. Прикажи представить его жену двору, и у Франсуа появится свой родимчик (оживился) Говорят, жена графа так хороша, что он ревнует ее даже к тазику для умывания. Повелим ему предъявить госпожу де Монсоро ко двору, но обставим дело так, будто нас просил об этом наш брат. Если удастся, рассорим его с одним из верных сторонников. (хихикнул и тут же нахмурился) А предателя Сен-Люка и его жены мы видеть не желаем. Надо проверить, тщательно ли вымараны их имена из списка приглашенных на коронацию. Шико пишет: (вздохнул) Во Франции есть только два красавца, достойных ее глаз, но обоих она уже покрутила вокруг пальца. О чем твой вздох, Шико? Только не говори мне, что ты жалеешь ее мужа, этого деревенщину Анри. Маргарита Валуа пишет: - Анри! Мне сообщили, что ты болен! *вынимает из корсажа записку, в которой совершенно невозможно ничего разобрать - она сочинила ее за ночь* -Я немедленно поспешила к моему любимому брату, хоть ты этого и не заслуживаешь. *изобразил радушие* Имея такую любящую и заботливую сестру, болеть было бы святотатством. А твой супруг, мой дражайший Анри, надеюсь, тоже вполне здоров?

Жанна: Ранним утром, укрывшись капюшоном в сопровождении вооруженного слуги спешит по улицам Парижа. Уже которую брачную ночь она проводит не в спальне мужа, а в Лувре с Маргаритой и Дианой. Привычки госпожи де Сен Люк ничем не отличаются от занятий девицы де Бриссак.

Шико: Генрих Валуа пишет: Повелим ему предъявить госпожу де Монсоро ко двору, но обставим дело так, будто нас просил об этом наш брат. Если удастся, рассорим его с одним из верных сторонников. (всплеснул руками) Генрике, ты оказывается умеешь думать самостоятельно без подсказок миньонов. Воистину король! Генрих Валуа пишет: предателя Сен-Люка и его жены мы видеть не желаем. Надо проверить, тщательно ли вымараны их имена их списка приглашенных на коронацию. А если все-таки еще разок напрячься и подумать? Того, кого мы не любим надежнее и полезнее держать в поле своего зрения, дружище. Если уж так хочешь их наказать, веди себя с ними холодно и посади в самом конце стола. Генрих Валуа пишет: О чем твой вздох, Шико? Только не говори мне, что ты жалеешь ее мужа, этого деревенщину Анри. Я жалею нас. Твоей хитроумной и прыткой сестрице наскучило играть на нервах муженька и она выбрала новые инструменты. (широко улыбается вошедшей королеве Наварры, на ухо Генриху) Легка на помине. (соскочил с кресла и изобразил поклон с подметанием перьями у ее ног)

Франсуа Анжуйский: Одевшись и послав Орильи к Бюси, садится завтракать. В Лувре лучше появиться имея по рукой шпагу графа и лучше не на голодный желудок. Распоряжается о завтраке. Брать с собой Ливаро, де Пейрака? Нет. А вот мерзкую рожу господина де Монсоро было бы не плохо взять к утреннему выходу некоронованного короля Генрике. Пусть жезл главного ловчего мелькнет перед глазами и Бюсси, и Монсоро, посмотрим чей глаз засияет от его призрака ярче.

Диана: * проснулась в своей роскошной, но одинокой постели. Потягивается, грустно шевеля нежными пальчиками ног*.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: А вот мерзкую рожу господина де Монсоро было бы не плохо взять к утреннему выходу некоронованного короля Генрике (прибыл во дворец герцога Анжуйского, в приемной толкутся дворяне из свиты герцога, узнал у них, что монсеньор встал в дурном расположении духа - а когда оно было иначе? просит доложить о нем, входит с почтительным поклоном) К услугам вашего высочества.

Маргарита Валуа: Шико пишет: (соскочил с кресла и изобразил поклон с подметанием перьями у ее ног) *переступила через руки шута, юбками поприветствовав его лицо* Генрих Валуа пишет: *изобразил радушие* Имея такую любящую и заботливую сестру, болеть было бы святотатством. А твой супруг, мой дражайший Анри, надеюсь, тоже вполне здоров? *целует брата в лоб и оставляет на нем алый след* - Король Наваррский здоров, твоими молитвами, братец. Государственные заботы задержали его, иначе бы он непременно сопроводил меня в Париж. *с деланной заботой* - Кто же прислал мне это гнусное письмо о твоей болезни? У тебя столько врагов, мой дорогой Анри! Бедняжка. Быть королем - очень опасное хобби. *ловко кидает письмо в пылающий камин*

Шико: Маргарита Валуа пишет: *ловко кидает письмо в пылающий камин* (выуживает письмо из камина и сдувает с него огонь, читает и хмыкает) У врагов довольно изящный женский почерк.

Генрих Валуа: Шико пишет: А если все-таки еще разок напрячься и подумать? Того, кого мы не любим надежнее и полезнее держать в поле своего зрения, дружище. Если уж так хочешь их наказать, веди себя с ними холодно и посади в самом конце стола Если составить все столы, какие найдутся в Париже, выйдет стол как раз такой длины, на конце которого я желал бы видеть Сен-Люка. Шико пишет: Я жалею нас. Твоей хитроумной и прыткой сестрице наскучило играть на нервах муженька и она выбрала новые инструменты (вздохнул и закатил глаза) Маргарита Валуа пишет: *целует брата в лоб и оставляет на нем алый след* Какой помадой ты пользуешься, Марго? Она так вкусно пахнет. (вытер лоб платком и нюхает) Маргарита Валуа пишет: Кто же прислал мне это гнусное письмо о твоей болезни? У тебя столько врагов, мой дорогой Анри! Бедняжка. Быть королем - очень опасное хобби. *ловко кидает письмо в пылающий камин* Зато куда больше друзей! (сделав вид, что не заметил манипуляций с письмом) Быть королем - тяжкий крест, ты права, сестрица, и я бы охотно уступил его моему брату Франсуа или твоему мужу Анри, если бы так сильно не любил вас и не желал избавить от этой тяжкой доли.

Маргарита Валуа: Шико пишет: У врагов довольно изящный женский почерк. *подошла и выдернула остатки письма, сверкая глазами, шипит* - У кого что болит, тот о том и говорит. Генрих Валуа пишет: Какой помадой ты пользуешься, Марго? Она так вкусно пахнет. (вытер лоб платком и нюхает) *пристроилась на колени брата* - С тех пор, как мы потеряли бедняжку мадам де Сов, я не пользуюсь помадой. Попробуй же *провела пальцем по своим губам, а потом им же по губам Генриха*... это клубника. Генрих Валуа пишет: Быть королем - тяжкий крест, ты права, сестрица, и я бы охотно уступил его моему брату Франсуа или твоему мужу Анри, если бы так сильно не любил вас и не желал избавить от этой тяжкой доли. *с кислой улыбкой* - Если бы братья любили меня, то не выдали бы замуж ради своих интересов. *встала и у дверей послала брату воздушный поцелуй* - Раз уж я здесь, то повидаю матушку. Она как и прежде занимает лучшие комнаты во дворце?

Диана: *готовится к ежедневной придворной битве. Белое тело обволакивают лучшие кружева, поверх них - доспехи для женщин, корсет, роскошное платье, драгоценности... *

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: К услугам вашего высочества. Двумя пальцами кладет в рот виноградину. Нацепив на лицо мстрадальчески-смиренное выражение, рукой подманивает графа поближе: - Верные сподвижники всегда знаю когда они нужны. Мой дорогой Монсоро, здоровы ли вы и ваша супруга? - Его в равной степени интересует и то и другое, в эти смутные времена женщины так часто становятся вдовами, избавляясь от назойливой опеки ревнивых мужей. Поясняет. - Нам предстоит засвидетельствовать свое почтение королю. Я возьму вас с собой. (Многозначительно-обещающим тоном): Вы должны произвести благоприятное впечатление на короля, ничто не должно вас отвлекать. Собираюсь поговорить с моим возлюбленным братом об одном интересующем нас деле.

Жанна: Скорее по привычке, чем по-настоящему набожно перекрестилась на колокольный звон, очнувшись от своих мыслей. Подумать только, она рядом с домом Дианы. Ноги сами принесли её не домой. В нерешительности остановившись напротив окон, подходит и стучит в дверь. - Это я, Гертруда. Жанна. Диана пишет: Белое тело обволакивают лучшие кружева, поверх них - доспехи для женщин, корсет, роскошное платье, драгоценности... * Через несколько минут, она уже откидывает капюшон в спальне графини Монсоро: - Доброе утро, сестрица. И поторопись. Не будем надолго оставлять одну королеву Наваррскую одну лицом к лицу с эскадроном фрейлин её маменьки. - Останавливается, всплеснув руками. - Диана, подружка, ты восхитительно хороша!

Шико: Маргарита Валуа пишет: *подошла и выдернула остатки письма, сверкая глазами, шипит* - У кого что болит, тот о том и говорит. (свел глаза на родинку в вырезе корсета - сестра Генриха одевалась просто, роскошно и вызывающе одновременно) Это как посмотреть, ваше высочество, пардон величество. (облокотился на каминную полку) Любовь - тоже болезнь. Только больной ухаживает за здоровым.

Диана: Жанна пишет: - Диана, подружка, ты восхитительно хороша! *приятно слышать, хотя от мужчин - много приятнее*. Жанна, ты, как всегда, деятельна и полна замыслов - румянец не скрыть под белилами! Идём же! *звонит в колокольчик* Карету!

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Мой дорогой Монсоро, здоровы ли вы и ваша супруга? (мимолетно изменился в лице, но быстро взял себя в руки) Благодарю, монсеньор, я и моя супруга пребываем в добром здравии. Франсуа Анжуйский пишет: Вы должны произвести благоприятное впечатление на короля, ничто не должно вас отвлекать. Собираюсь поговорить с моим возлюбленным братом об одном интересующем нас деле. (с поклоном) Произвести благоприятное впечатление на его величество - мой долг по отношению к вам, монсеньор. Но известно ли вашему высочеству (наклонившись ближе к уху герцога) что королева Наваррская прошлой ночью прибыла в Париж?

Генрих Валуа: Маргарита Валуа пишет: *подошла и выдернула остатки письма, сверкая глазами, шипит* - У кого что болит, тот о том и говорит. Марго, не обижай беднягу Шико, жизнь к нему и так была сурова. Маргарита Валуа пишет: Попробуй же *провела пальцем по своим губам, а потом им же по губам Генриха*... это клубника. *укусил сестру за палец* В самом деле клубника! Маргарита Валуа пишет: *с кислой улыбкой* - Если бы братья любили меня, то не выдали бы замуж ради своих интересов. *встала и у дверей послала брату воздушный поцелуй* - Раз уж я здесь, то повидаю матушку. Она как и прежде занимает лучшие комнаты во дворце? Многомужество не разрешает церковь, сестрица. (скроил кривую улыбку) Наша матушка слишком стара, чтобы менять привычки.

Жанна: Диана пишет: Жанна, ты, как всегда, деятельна и полна замыслов - румянец не скрыть под белилами! Идём же! *звонит в колокольчик* Карету! Перехватила руку подруги, быстро проговорив и потеряв маску веселости: - Это румянец нервной лихорадки. Я ведь только из Лувра. Глаз не могу сомкнуть. Каждый день жду известия о том, что я и супруг больше неугодны при дворе. У мужа свои секреты, говорят его видели в обществе господина де Бюсси. Жив ли он, или дрался за короля, а может, как утверждают в коридорах Лувра примкнул к партии анжуйцев. Я ничего не знаю и растеряна... И Марго спешно приехала из Наварры. Смолкла при появлении служанки.

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Но известно ли вашему высочеству (наклонившись ближе к уху герцога) что королева Наваррская прошлой ночью прибыла в Париж? Выронил из рук виноградину: - Нежнейшая Марго, в Париже. Черт меня возьми, а я до сих пор этого не знаю. Тогда тем более нужно поспешить, хочу быстрее запечатлеть поцелуй на её прекрасном лбу. - Потер пальцами. Без Бюсси появляться в Лувре совсем не хочется. Нужно быть осторожным, а Лу де Клермон стоит деятрых. В нерешительности окинул взглядом Монсоро, с трудом скрыв глубокую неприязнь. Этот не годится и Орильи он успел услать. Но черт возьми, надо знать, что роится в голове его дражайшей сестрицы. Обернулся к Монсоро. - Как вы думаете, вести о том, что королева Наваррская в Париже уже дошли до моего Бюсси? Догадается ли он сразу искать нас в Лувре? Кстати, я не поинтересовался, мой возлюбленный гугенотский зять пожаловал с супругой?

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Как вы думаете, вести о том, что королева Наваррская в Париже уже дошли до моего Бюсси? Догадается ли он сразу искать нас в Лувре? Кстати, я не поинтересовался, мой возлюбленный гугенотский зять пожаловал с супругой? (доволен, что герцог забыл о его жене - чего и добивался) Граф де Бюсси всегда весьма живо интересовался всем, что связано с королевой Наваррской. (Если верить молве, то Маргарита, скорей всего, сама известила Бюсси о своем приезде, но есть вещи, которые лучше не произносить вслух при брате короля... или будущем короле) Что до короля Наваррского, то его настолько не видно в тени блистательной супруги, что никогда доподлинно неизвестно, рядом с ней он, или где-то еще.

Диана: Право, Жанна, не знаю, стоит ли сожалеть о придворной жизни... Но приезд королевы Наваррской - прекрасно! *на её щёках тоже вспыхнул румянец - надежды, про себя* ах, если бы мне избавиться от обманщика!

Маргарита Валуа: Генрих Валуа пишет: *укусил сестру за палец* В самом деле клубника! Генрих Валуа пишет: Многомужество не разрешает церковь, сестрица. (скроил кривую улыбку) Наша матушка слишком стара, чтобы менять привычки. *Шлейф плывет вслед легкой походки, миновала покои королевы-матери, не задерживаясь и не заходя, поглаживает зудящий палец* - Очень скоро, Анри, ты почувствуешь мой укус, и он будет куда болезненнее твоего. Женщина не забывает и не прощает, когда ее используют. *в своих комнатах позвала доверенную служанку* - Ты сделала всё, как я велела? *девушка кивет и сообщает, что госпожа де Монсоро и госпожа де Сен-Люк вот-вот появятся во дворце*

Генрих Валуа: (Проводив сестру взглядом, испускает тяжкий вздох) Шико, друг мой, скажи, почему у моей матушки такие несносные дети? (тем временем явились брадобрей, куафер и еще полдюжины лакеев, начинают причесывать, помадить и наряжать Генриха)

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Что до короля Наваррского, то его настолько не видно в тени блистательной супруги, что никогда доподлинно неизвестно, рядом с ней он, или где-то еще. Улыбнулся, значит он найдет Бюсси там, где тот сейчас ему нужен: - В таком случае, не будем откладывать наш визит. - Распорядившись о карете. Ухмыляется. - Впервые слышу как наш мрачный Монсоро расточает комплименты женщине, как заботливый брат я должен вас пожурить, как сюзерен напомнить о том, что вас дома ждет красавица жена. Встает: - Едем. - Спускаясь по лестнице, дорогой надевает перчатки. Нарочито беззаботно. - Госпожа де Монсоро в Париже?

Жанна: Диана пишет: Право, Жанна, не знаю, стоит ли сожалеть о придворной жизни.. Качает головой: - Потерявшие милость королевской крови очень часто теряют и голову, вспомни Ла Моля с Коконнасом. Вот чего я боюсь. - Гертруда передает Диане лично в руки записку, извещающую о том, что де Монсоро ждут в Лувре. - Поспешим. Садясь в карету, хмурится. Говорят, Ла Моля казнили за то, что он был близок с Маргаритой. Не к добру она выбрала это сравнение. Карета останавливается у одного из переходов. Откуда Диана и она быстрее, чем толкущиеся в многочисленных приемных выходят к августейшим покоям.

Шико: Генрих Валуа пишет: (Проводив сестру взглядом, испускает тяжкий вздох) Шико, друг мой, скажи, почему у моей матушки такие несносные дети? (тем временем явились брадобрей, куафер и еще полдюжины лакеев, начинают причесывать, помадить и наряжать Генриха) Не жалуйся, Генрике. Ты прекрасно снёс королевство Наваррское на своих коленях. Вынесешь и герцогство Анжуйствое в печени. (увидив сию куаферию, морщится) Ты решил переплюнуть своих миньонов? Лучше подумай о том, что Сен-Люк дружен с Бюсси, а Бюсси - человек твоего братца. Да-да, Генрике. Твоя ревнивая обида может стоит одним верным человеком меньше.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Впервые слышу как наш мрачный Монсоро расточает комплименты женщине, как заботливый брат я должен вас пожурить, как сюзерен напомнить о том, что вас дома ждет красавица жена. Франсуа Анжуйский пишет: Спускаясь по лестнице, дорогой надевает перчатки. Нарочито беззаботно. - Госпожа де Монсоро в Париже? (почтительно следует на полшага позади герцога, мысли при этом совсем не почтительные, и самая невинная из них - отрезать его высочеству язык) Госпожа де Монсоро ждет меня дома, монсеньор, как полагается скромной и доброй супруге.

Диана: *идёт вместе с Жанной, выглядит невозмутимо, едва удостаивая взглядом придворную мелочь и отлично помня - хотя род барона де Меридор сейчас обеднел, по знатности ему равных мало, а в жилах последней его представительницы нет ни капли купеческой крови*.

Генрих Валуа: Шико пишет: Не жалуйся, Генрике. Ты прекрасно снёс королевство Наваррское на своих коленях. Вынесешь и герцогство Анжуйствое в печени Шико, ты взялся совсем лишить меня аппетита? (дернул головой, куафер заехал горячими щипцами в ухо) Осторожней, сударь, вы меня поджарите! (куафер в испуге падает на колени) Шико пишет: Лучше подумай о том, что Сен-Люк дружен с Бюсси, а Бюсси - человек твоего братца. Да-да, Генрике. Твоя ревнивая обида может стоит одним верным человеком меньше (камердинеру, который завязывает на нем брыжи) Осторожней, сударь, вы меня задушите! (камердинер падает на колени рядом с куафером) Подите прочь, от вас никакого толку! Сен-Люк был полезен, не спорю, он изобрел, как крахмалить полотно рисом, крахмал из пшеницы гораздо хуже. Но кто предал один раз, предаст и второй. Он женился, он дружит с этим головорезом Бюсси - и ты еще пытаешься уверить меня, Шико, что такому человеку можно доверять? Да я скорей самому Бюсси доверю держать мою мантию на коронации! Он, говорят, никогда не бьет в спину, как этот предатель (всхлипнул, приложив платок к глазам) Сен-Люк.

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Госпожа де Монсоро ждет меня дома, монсеньор, как полагается скромной и доброй супруге. Покосился на спутника, с удовольствием услал бы эту образину в леса Анжу. Тронул поводья коня: - Поймите, мой интерес не праздный. Скоро коронация, от моих приближенных могут потребоваться решительные действия. - ему показалось, что по щеке скользнул острый как кинжал взгляд Монсоро. Присмотрелся внимательнее, нет, всегдашняя почтительная мина, черт бы его побрал. Торопливо пояснил. - У дорогого Анри много врагов. Я должен быть в силе предложить ему шпаги моих дворян, верность и братскую поддержку. Не могу допустить, чтобы ваша рука дрогнула при мысли о беззащитной супруге. Вы знаете, какое я питаю к вам дружеское расположение. (Шутливо напоминает): Я даже простил вам то, что вы увели эту даму у меня из-под носа. Но даже принцы крови не в силах стоять на пути истинной любви, и вот я хлопочу о ваших интересах. Рассчитываю, что вы поступите также.

Маргарита Валуа: *В ожидании подруг ходит из угла в угол. Пальцы в нервно переплетены до белых костяшек. На них нет обручального кольца, только один перстень с большим рубином в центре в обрамлении бриллиантов - она никогда не расскажет, чей это подарок. Влюбленные мужчины несли к ее ногам и более ценное, например, свою жизнь, но берегла только это кольцо и никогда не снимала*

Жанна: Перед ними открыли дверь в покои королевы Маргариты. Войдя, склоняется в почтительном поклоне сверкнув улыбкой и послав быстрый взгляд: - Ваше величество. Надеюсь, этим утром вы благополучны?

Диана: *входит к Наваррской королеве вместе с Жанной*. С возвращением в Париж, Ваше величество! *реверанс*

Шико: Генрих Валуа пишет: Подите прочь, от вас никакого толку! Сен-Люк был полезен, не спорю, он изобрел, как крахмалить полотно рисом, крахмал из пшеницы гораздо хуже. Но кто предал один раз, предаст и второй. Он женился, он дружит с этим головорезом Бюсси - и ты еще пытаешься уверить меня, Шико, что такому человеку можно доверять? (сам завязывает банты на парадных королевских панталонах) Я дружу с ними обоими, но не собираюсь тыкать острыми предметами в твою спину. Я обычно ее прикрываю, как и грудь. Эка невидаль - женился! Между нами, Генрике, на мадам де Сен-Люк приятнее смотреть, чем на нас с тобой.

Маргарита Валуа: Жанна пишет: - Ваше величество. Надеюсь, этим утром вы благополучны? Диана пишет: С возвращением в Париж, Ваше величество! *реверанс* *Радостно и нервно протягивает руки к подругам, сжимает ладошки каждой* - Ах, оставьте эти церемонии! Кроме нас здесь никого нет. *жестом отпускает служанок* - Называйте меня, как в прежние беззаботные времена Марго. Я позвала вас так спешно ради одного дела, но сперва хочу услышать о ваших заботах, мои дорогие.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: у дорогого Анри много врагов. Я должен быть в силе предложить ему шпаги моих дворян, верность и братскую поддержку. Не могу допустить, чтобы ваша рука дрогнула при мысли о беззащитной супруге. Вы знаете, какое я питаю к вам дружеское расположение. (Шутливо напоминает): Я даже простил вам то, что вы увели эту даму у меня из-под носа. Но даже принцы крови не в силах стоять на пути истинной любви, и вот я хлопочу о ваших интересах. Рассчитываю, что вы поступите также. (его трусливое и злопамятное высочество, конечно, ничего не простил, и при первом же удобном случае сведет счеты, забота графа - этого случая не предоставить) У вашего высочества врагов не меньше, а надевать кольчугу перед каждым визитом ко двору - скорбная необходимость. Обещаю приложить все мои скромные силы, чтобы вас от нее избавить. (помогает герцогу спешиться у ворот Лувра, заметил поодаль карету со знакомым кучером на козлах, нахмурился - что это, Диана приехала во дворец без его ведома?)

Диана: *сквозь благопристойную холодность прорываются искорки смеха* Что у нас за дела, Марго - Жанна заботится о своём муже, я - как избавиться от своего! Нас пугают, но пока ничего страшного.

Генрих Валуа: Шико пишет: (сам завязывает банты на парадных королевских панталонах) Я дружу с ними обоими, но не собираюсь тыкать острыми предметами в твою спину. Я обычно ее прикрываю, как и грудь. Эка невидаль - женился! И между нами, Генрике, на мадам де Сен-Люк приятнее смотреть, чем на нас с тобой. Когда мой возлюбленный брат Анжу явится есть мою печень, ему ничего не достанется - всё выел ты, Шико! (запускает в шута подушкой) Я запрещаю тебе произносить при мне имя Сен-Люк, хоть в мужском, хоть в женском роде, хоть на латыни!

Жанна: Маргарита Валуа пишет: *Радостно и нервно протягивает руки к подругам, сжимает ладошки каждой* - Ах, оставьте эти церемонии! Кроме нас здесь никого нет. *жестом отпускает служанок* Распрямилась: - Скажи сперва, проглотил ли король твой своевольный приезд вместе с утренней помадой? Должна предупредить тебя, что за мной и моим супругом по пятам шагает опала.

Маргарита Валуа: Диана пишет: *сквозь благопристойную холодность прорываются искорки смеха* Что у нас за дела, Марго - Жанна заботится о своём муже, я - как избавиться от своего! Нас пугают, но пока ничего страшного. *свела брови* - У мелких неприятностей есть особенность, однажды они превращаются в большую проблему. Диана, когда твоё сердце будет поймано, ты будешь бояться, а страх лишает нас возможности мыслить здраво. Если даже малая доля сплетен, которые мне нашептали при дворе, правдива, наша общая заноза сейчас как раз наводит утренний туалет. Жанна пишет: Распрямилась: - Скажи сперва, проглотил ли король твой своевольный приезд вместе с утренней помадой? Должна предупредить тебя, что за мной и моим супругом по пятам шагает опала. *смеется* - Только полчаса назад, Жанна, а ты уже все знаешь. Браво! Как же я скучала без вас.

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Обещаю приложить все мои скромные силы, чтобы вас от нее избавить. Надменно: - Ваши усилия не будут забыты. - Посмотрел на окна королевских покоев, король их еще не покидал. Тем лучше. Эту абразину лучше демонстрировать в полутемных покоях. Как же, поможет он избавиться от кольчуги, только чтобы пырнуть его в живот. Покосился на потенциального ловчего, а этот взгляд похож на тот, которым одаривает разъяренный кабан. Что ж, на его охотах всегда присутствуют дворяне мечтающие вспороть бешеному хряку живот для своего монсеньора. - Жаль что для этого пока еще не время.

Жанна: Маргарита Валуа пишет: Только полчаса назад, Жанна, а ты уже все знаешь. Браво! Как же я скучала без вас. Улыбнулась и сама: - Все просто, я лишь недавно покинула Лувр, надеялась застать здесь моего супруга. Да, да, госпожа де Сен Люк еще более не собрана, чем Жанна де Бриссак, она не знает, где её супруг. Так вот, когда я уходила, в коридорах уже прошел слух, что можно ожидать твоего выхода. - Огляделась. - А мы можем так открыто здесь щебетать? Боюсь утомить все местных шпионов своей болтовней о булавках. Рада, что ты с нами.

Диана: Я позабочусь, чтоб моё сердце не превратилось в пугливого кролика. А пока - на кого во дворце нынче охота?

Шико: Генрих Валуа пишет: Шико! (запускает в шута подушкой) Я запрещаю тебе произносить при мне имя Сен-Люк, хоть в мужском, хоть в женском роде, хоть на латыни! (ловит подушку и делает вид, что рыдает в нее) Видит бог, что мне приходится выносить ради нашей дружбы! (одним глазом косит в окно и замечает герцога Анжуйского, отбрасывает подушку) Генрике, твой брат учуял, что у нас на завтрак куропатки в сливочном соусе. Ну и нюх! Ставлю 100 экю, что он уже знает о приезде Марго. Не хочу тебя разорять, но еще 100 экю на то, что сперва поспешит к ней.

Франсуа Анжуйский: Идет по коридорам. Едва замечая расступающихся людей. Все оглядывают не по-придворному, или так кажется только ему, мрачные одежды его спутника. Минует коридор в королевские покои. Он должен занимать, только он, по праву. Направляется в крыло, где разместилась его сестра. Там его строжайше вынуждают подождать, багровеет от злости, сжимая пальцами тяжелую золотую цепь. Косится на Монсоро, чтобы поймать хоть мельчайший след ехидства. Ничего. - Усилиями миньонов моего брата скоро все потеряют почтение к принцам крови. Впрочем, моей голубке Марго я готов простить все. Она ведь королева, у них свои причуды.

Маргарита Валуа: Жанна пишет: - А мы можем так открыто здесь щебетать? Боюсь утомить все местных шпионов своей болтовней о булавках. Рада, что ты с нами. Матушка, разумеется, позаботилась о том, чтобы не пропустить ни словечка. *чуть понизив голос* - Я слишком тебя люблю и уважаю твоего мужа, чтобы позволить кое-кому лишить Париж вашего общества. Диана пишет: Я позабочусь, чтоб моё сердце не превратилось в пугливого кролика. А пока - на кого во дворце нынче охота? *громко* - Кроличья охота хороша своим результатом - аппетитным рагу с бокалом Шабли (на бутылке "Шабли" изображена корона). *пишет на одном листе "Генрих", на другом "Франсуа", сворачивает их и перемешивает на столе" - В Наварре для кроликов не климат. Удалось поймать только двух. Ах, как было бы чудесно вместе поохотиться в Блуа. *взглядом предлагает подругам тянуть жребий* - Мы бы приподнесли нашим мужьям приятные трофеи.

Жанна: Маргарита Валуа пишет: Я слишком тебя люблю и уважаю твоего мужа, чтобы позволить кое-кому лишить Париж вашего общества. Улыбнулась: - Благодарю твое величество. - Выслушав речь об охоте. Берет бумагу, разворачивая её, читает "Генрих". Брови чуть приподнялись. Боже, как же трудно ей будет подобраться к этой дичи. Кивает. - Я бы тоже была не против вновь испытать свою ловкость в охоте на кроликов. Говорят твой муж тоже большой охотник до Шабли, оставит ли тебе он хоть каплю? Продемонстрировала имя на своей бумаге, неопределенно пожав плечами.

Диана: *вытягивает листок с именем Франсуа* Что это значит? Марго, ты хочешь, чтобы я поссорила Анжу с моим мужем? *глаза мстительно вспыхнули* Неплохая идея, охотно поквитаюсь с обоими!

Маргарита Валуа: Жанна пишет: Говорят твой муж тоже большой охотник до Шабли, оставит ли тебе он хоть каплю? *Жанне достался Генрих, теперь у него все шансы оказаться в рясе от неразделенной любви - ловкости и смекалки подруге не занимать* - Я открыла для Анри все прелести и тайны коньяка. Не оторвать теперь от бутылки. Диана пишет: *вытягивает листок с именем Франсуа* Что это значит? Марго, ты хочешь, чтобы я поссорила Анжу с моим мужем? *глаза мстительно вспыхнули* Неплохая идея, охотно поквитаюсь с обоими! *с улыбкой делает жест ладонями как будто аплодирует*

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Усилиями миньонов моего брата скоро все потеряют почтение к принцам крови. Впрочем, моей голубке Марго я готов простить все. Она ведь королева, у них свои причуды Осмелюсь напомнить - и свои интересы. монсеньор.

Генрих Валуа: Шико пишет: Генрике, твой брат учуял, что у нас на завтрак куропатки в сливочном соусе. Ну и нюх! Ставлю 100 экю, что он уже знает о приезде Марго. Не хочу тебя разорять, но еще 100 экю на то, что сперва поспешит к ней. (без аппетита глодает куропаток - настроение испорчено) Это те самые двести экю. мошенник. которые я дал тебе, чтобы ты раздал нищим?

Шико: Генрих Валуа пишет: Это те самые двести экю. мошенник. которые я дал тебе, чтобы ты раздал нищим? (ладонь на сердце, честный взгляд) На те двести мы с братом Горонфло всю ночь молились за твое здоровье в кабачке... возле кабачка "Рога и копыта" в аббатстве святой Беатрисы.

Диана: *размышляя о планах Марго и своих, прохаживается по комнате, отражаясь в нескольких зеркалах, начищенном до блеска кувшине и рубиновом перстне королевы Наваррской. На миг кажется - в комнату слетелся сонм прекрасных охотниц, и у каждой - по луку со стрелами*.

Генрих Валуа: Шико пишет: На те двести мы с братом Горонфло всю ночь молились за твое здоровье в кабачке... возле кабачка "Рога и копыта" в аббатстве святой Беатрисы. После коронации я подарю этой святой обители три тысячи экю. (запивает куропатку вином) Хотя нет, излишне щедрые подарки развращают даже святых. Может быть, хватит полутора тысяч? Я едва наскреб из казны на коронационные празднества. Шико, как ты думаешь - не происки ли это моих врагов, которые нарочно вводят меня в траты, чтобы я повысил налоги и вызвал ропот в народе?

Шико: Генрике, подарите эти пять тысяч экю вашему верному другу Шико. И на коронации ваши подданные будут смеяться от восторга и ликовать от счастья при виде своего короля. У врагов нет таких денег, чтобы заставить народ лить слёзы. Пожалуй, только у Гиза, но ваша сестрица изрядно его пощипала. Женщине нужно обещать весь мир, а покупать носовые платочки. А народу надо обещать не благоденствие, они все одно не выговаривают это слово, а приближение царствия небесного на земле и выкатывать на площадь бочки с сидром. Запомни это, Генрике, если хочешь быть королем.

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Осмелюсь напомнить - и свои интересы. монсеньор. - Несомненно. Как и все мы, - чуть понизив голос почти до шепота, - господин главный ловчий. Но прежде чем нанести визит брату Генриху, о планах которого я в общих чертах осведомлен, не дурно было бы узнать намерения сестрицы. Неужели Наварра тоже оживилась, почуяв дух коронации.

Маргарита Валуа: *докладывают о герцоге Анжуйском, ободряюще подмигнув подругам, гонцу* - Передайте брату, что я его жду.

Жанна: Рассматривает бумагу. Ей и правда стоит бросится к Генриху. Быть может, это по его воле её супруг Франсуа сейчас заперт в какой-нибудь из потайных камер. Слишком легко смирился капризный Валуа с потерей миньона. Бросает свою бумагу в постоянно натопленный камин: - В наших мечтах и для Дианы, и для меня нашлась добыча. Неужели ты оставишь себя без дичи, Марго? Не верю, из нас всех ты самая ловкая охотница. Была прервана докладом. Поэтому умолкла, встав чуть в сторону к занавеске. Склонилась в почтительном реверансе.

Генрих Валуа: Шико пишет: А народу надо обещать не благоденствие, они все одно не выговаривают это слово, а приближение царствия небесного на земле и выкатывать на площадь бочки с сидром. Запомни это, Генрике, если хочешь быть королем (нахмурился) Разве я не король, Шико?

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Несомненно. Как и все мы, - чуть понизив голос почти до шепота, - господин главный ловчий (низко кланяется, но радоваться не спешит - обещаниям принцев можно верить, только когда они подкреплены подписью и печатью) Франсуа Анжуйский пишет: Неужели Наварра тоже оживилась, почуяв дух коронации (отвечает тоже шепотом) Почти не сомневаюсь, монсеньор. Но, каковы бы ни были аппетиты вашего зятя, без сильного союзника они так и останутся неудовлетворенными. (В это время герцога позвали к сестре, поклонился и остался его ждать)

Франсуа Анжуйский: Маргарита Валуа пишет: - Передайте брату, что я его жду. Начал уже проявлять явные признаки нетерпения и даже измерил под изумленными взглядами придворных пол от стены до стены. Наконец, ему передали, что его ждут. Делает знак Монсоро ждать в приемной. Сам входит и почти с порога открывает сестре объятия: - Святая пятница! Маргарита, как я счастлив тебя видеть, сестрица. Поцелуй же меня вместо того чтобы заставлять ждать.

Шико: Генрих Валуа пишет: (нахмурился) Разве я не король, Шико? (положил ладонь на его плечо и преклонил голову) Для меня навсегда, Ваше величество. Но не для остальных Валуа.

Диана: *как ни в чём не бывало, делает реверанс*

Маргарита Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: - Святая пятница! Маргарита, как я счастлив тебя видеть, сестрица. Поцелуй же меня вместо того чтобы заставлять ждать. *где-то в глубине души даже искренно обнимает брата и целует в щеку* - Франсуа, я соскучилась! Это было очень дурно с твоей стороны не писать мне остроумных писем, которые я обожаю! Письма матушки не в счет. Они больше напоминают распоряжения.

Генрих Валуа: Шико пишет: (положил ладонь на его плечо и преклонил голову) Для меня навсегда, Ваше величество. Но не для остальных Валуа. (в гневе отшвырнул салфетку и кусает кулак) Я знаю. что все они мечтают о моей смерти, знаю! Всех разгоню после коронации из Парижа, Марго - к ее мужу в Наварру, Франсуа - в его Анжу, Гиза - под Ла-Рошель!

Шико: Генрих Валуа пишет: ! Всех разгоню после коронации из Парижа, Марго - к ее мужу в Наварру, Франсуа - в его Анжу, Гиза - под Ла-Рошель! Пожалуй, небольшая и победоносная война сыграет нам на руку. Генрике, ты сегодня явно в ударе. И я могу оставить тебя одного на час другой со спокойной душой. (тяпнул у него с тарелки изрядный кусок куропатки и намылился к дверям) Погрею уши об стены Лувра.

Франсуа Анжуйский: Маргарита Валуа пишет: Это было очень дурно с твоей стороны не писать мне остроумных писем, которые я обожаю! Письма матушки не в счет. Они больше напоминают распоряжения. Улыбнулся, охватив на минуту талию Маргариты, на секунду вспомнил как пылко обожал её раньше. Чего только раньше не было, он был глупее и менее осторожен. Выпустив сестру из объятий, отвлекся на шуршание платьев, заметил дам. На долю секунды задержал взгляд на Диане, охватив золотые волосы и нежные влажные глаза. Улыбнулся к сестре: - Раз освоив стиль, далее начинаешь в нем совершенствоваться. Согласись, самые нежнейшие письма маман талантливейшая диспозиция для её дорогих детей. Очевидно потому что сама она забрасывала тебя посланиями, мне не давали написать и строчки, а все что я писал, она ревниво забирала себе. Но как на неё после этого злиться мать есть мать, а мы для неё всегда лишь дети. Про себя продолжил "и эта старая кошка уже выбрала самого любимого и жизнеспособного и готова перегрызть остальных". Поразмыслив, стоит ли вводить Монсоро, или так и оставить за дверями, решает все таки представить его как свое доверенное лицо, пожалуй это может пригодится. Тем более, что нежная женушка графа уже у ног Марго. Поймал, тут же отпустив руку сестры: - Но теперь мы снова вместе и я снова люблю тебя как раньше. И готов представить тебе, помимо своей еще одну верную шпагу. - Дает распоряжения пригласить мариновавшегося у порога графа. - Бриан граф де Монсоро к вашим услугам. Он мое доверенное лицо. Рекомендую.

Диана: Франсуа Анжуйский пишет: На долю секунды задержал взгляд на Диане, охватив золотые волосы и нежные влажные глаза. *взмахнув ресницами, скромно потупила взор*

Маргарита Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Но как на неё после этого злиться мать есть мать, а мы для неё всегда лишь дети. *в память о нежной детской дружбе не спешит отпустить руку Франсуа, с горечью понятной только ему и ей* - Мы для нее всего лишь пешки вокруг любимого ферзя. Франсуа Анжуйский пишет: Бриан граф де Монсоро к вашим услугам. Он мое доверенное лицо. Рекомендую. *надменно протянула графу два пальца для поцелуя, про себя посочувствовав Диане, но легкий роман с Анжу не должен быть ей в тягость - Франсуа умеет быть неотразимым, когда этого хочет, да и цель оправдывает средства*

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Дает распоряжения пригласить мариновавшегося у порога графа. - Бриан граф де Монсоро к вашим услугам. Он мое доверенное лицо. Рекомендую. (вошел, почтительно склонился к ароматной ручке королевы Наваррской, выпрямился не сразу, чтобы справиться с эмоциями при виде Дианы) Диана пишет: *взмахнув ресницами, скромно потупила взор* (сделал шаг к жене, шепотом) Вы не говорили мне, что собираетесь сегодня во дворец, сударыня.

Генрих Валуа: Скучает в одиночестве, бильбоке надоело, занялся вырезыванием неприличных гравюр.

Диана: Бриан де Монсоро пишет: (сделал шаг к жене, шепотом) Вы не говорили мне, что собираетесь сегодня во дворец, сударыня. *скользнув по нему взглядом* Разумеется, узнав о прибытии королевы Наваррской, я поспешила выразить ей почтение.

Бриан де Монсоро: Диана пишет: *скользнув по нему взглядом* Разумеется, узнав о прибытии королевы Наваррской, я поспешила выразить ей почтение. Пока вы еще не возведены в ранг придворной дамы, Диана, все тяготы этикета должен нести ваш супруг.

Франсуа Анжуйский: Все также глядя на Марго. Кажется она стала еще красивее и еще печальней. Маневры Монсоро от него не укрылись: - Сестра, я вижу мы как и раньше благоволим к похожим вещам. А привел тебе мужа и застаю у тебя жену. - Глядя на супругов, тихо. - Признаться, твой приезд для меня неожиданность. даже Бюсси ни полсловом не намекал, что ты можешь приехать.

Жанна: Тихонько обменявшись с королевой взглядами, незаметно для остальных скользнула за штору. Спешит покинуть комнату, в которой теперь и так уже почти малая свита. Генрих, как же с ним быть? Останавливается в коридоре. Маргарите даже после ссылки в Наварру достались покои отделенные от королевских лишь малой галерей. Сунула нос в двери, кто-то разговаривал чуть поодаль со стражниками, кажется господин Шико. Другого шанса у неё не будет. Подобрав юбки невозмутимо прошла коридор. Свернув к двери в королевские апартаменты. Там шепнула, что королева Наваррская прислала её за подвеской, оброненной у короля. Поскольку она должна была быть проверена предыдущим постом, проблем не встретила и дальше. Получилось, впустили. Сердце теперь стучит где-то в горле. Видит короля сидящего на каминной приступке за вырезанием. Замерла в нерешительности. Через секунду сухие глаза наполнились слезами, а она коснувшись лбом приступки и чуть ли не целуя туфлю прошептала, оседая: - Сир, умоляю. - Не поднимает головы, плечики бессильно дрожат. Для короля от свалившегося горя, для Жанны от страха. Но как еще ей приблизится к Генриху? Вряд ли тот по собственной воле приблизит её к себе. Хуже все равно не будет.

Диана: Бриан де Монсоро пишет: Пока вы еще не возведены в ранг придворной дамы, Диана, все тяготы этикета должен нести ваш супруг. *надменно* Общество королевы так давно мне знакомо, что и речи о тяготах быть не может.

Маргарита Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Сестра, я вижу мы как и раньше благоволим к похожим вещам. А привел тебе мужа и застаю у тебя жену Тем теснее наша дружба, мой милый Франсуа. Франсуа Анжуйский пишет: Признаться, твой приезд для меня неожиданность. даже Бюсси ни полсловом не намекал, что ты можешь приехать *загадочная улыбка* - Сеньор де Бюсси умеет хранить секреты.

Генрих Валуа: Жанна пишет: коснувшись лбом приступки и чуть ли не целуя туфлю прошептала, оседая: - Сир, умоляю. - Не поднимает головы, плечики бессильно дрожат. Для короля от свалившегося горя, для Жанны от страха. (от изумления вильнул ножницами по пышным ногам Хлои, затейливо обвившимся вокруг плеч Дафниса) Госпожа де Сен-Люк? (неприязненным тоном) Что вам угодно?

Бриан де Монсоро: Диана пишет: *надменно* Общество королевы так давно мне знакомо, что и речи о тяготах быть не может (по-прежнему шепотом, деликатно коснувшись пальцами ее рукава) Диана, не позволяйте вашей привязанности к королеве вас обмануть. В этих стенах нет искренней дружбы.

Диана: Бриан де Монсоро пишет: В этих стенах нет искренней дружбы. Благодарю за предостережение, сударь, увы, мало стен, в которых можно полагаться на чью-либо искренность.

Бриан де Монсоро: Диана пишет: Благодарю за предостережение, сударь, увы, мало стен, в которых можно полагаться на чью-либо искренность. (мягко) Зачем искать где-то еще то, что у вас уже есть, Диана?

Диана: Бриан де Монсоро пишет: (мягко) Зачем искать где-то еще то, что у вас уже есть, Диана? *вместо ответа слегка сдвинула брови - обстоятельства брака не располагают к доверию. Нельзя не признать, однако, граф выбрал способ, которому трудно противостоять - мягкость и доброжелательность, только не показные ли? *

Жанна: Генрих Валуа пишет: Госпожа де Сен-Люк? (неприязненным тоном) Что вам угодно? Подняла голову, в глазах блестят слезинки. Приложила руку к часто вздымающейся в высоком корсете груди: - Ваше величество. Я знаю, что имела несчастье вызвать ваше неудовольствие. В этом моя вина. Но господин де Сен Люк всегда пользовался вашим расположением, он честный благородный дворянин, преданным вам сердцем. И молю я за него. Государь, если граф сидит в застенках Лувра, молю, отпустите Сен Люка и простите, его единственная вина в том, что он полюбил то, что вам не угодно. Я осмелилась на эту дерзость от отчаяния, никто не знает, где мой супруг. Ваше величество, господин де Сенн Люк всегда превозносил ваше великодушное сердце, сжальтесь, умоляю. - Последние слова почти прошептала склонившись к ногам короля.

Шико: (Расставил верных людей рядом с покоями короля и незаметно нырнул в потайную дверь за скульптурой Дафна отбивается от Апполона. Прошел темными переходами и оказался перед низкой дверью, постучал условным стуком и ему открыл Сен-Люк)

Франсуа Анжуйский: Маргарита Валуа пишет: Тем теснее наша дружба, мой милый Франсуа. Тихо, не выпуская все же из круга внимания супругов Монсоро. Говорить не шевеля губами они оба умели мастерски. - Маргарита, мою переписку с вами действительно было приказано перехватывать. И зная, что и вы и я здесь, я удивляюсь, что матушка усидела на месте и не вышла поприветствовать своих детей, собравшихся вместе после долгой разлуки. Или не прислала коршуна из своего "летучего эскадрона" за мной, или тобой. Она обеспокоена, что корона моего братца шатается как молочные зубы. Даже Гизы мечтают сыграть роль цирюльника. Можешь не отвечать, я и так знаю, ты всегда увлекалась медициной.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Государь, если граф сидит в застенках Лувра, молю, отпустите Сен Люка и простите, его единственная вина в том, что он полюбил то, что вам не угодно. Я осмелилась на эту дерзость от отчаяния, никто не знает, где мой супруг. Ваше величество, господин де Сенн Люк всегда превозносил ваше великодушное сердце, сжальтесь, умоляю (холодно) Сударыня, с тех пор, как господин де Сен-Люк предпочел вашу любовь моей дружбе, меня более не интересует, что с ним происходит. И, если вы не знаете, где он, это лишний раз подтверждает, как глубоко он ошибся, сделав подобный выбор.

Бриан де Монсоро: *Размышляет, выгодно ли ему, чтобы Анжу заключил союз с Наваррой. Красавчик Бюсси стоит за Маргариту, и в случае победы все сливки достанутся ему. Вопрос, долго ли Маргарита позволит Франсуа наслаждаться плодами этой победы, и вопрос, долго ли позволят Гизы ее муженьку сидеть на троне, если он в обозримом будущем до него доберется. Гражданская война с непредсказуемым финалом, на кого ставить? Покосился на Диану - ее холодность доводит его порою до бешенства. Но ради этой женщины он готов вступить в заговор хоть с турками.*

Маргарита Валуа: *краем глаза уловила интерес брата к белокурой подруге и проглотила удовлетворенную улыбку - рыбка на крючке; Франсуа всегда был ее любимчиком в семье, но корона только одна* Франсуа Анжуйский пишет: - Маргарита, мою переписку с вами действительно было приказано перехватывать. И зная, что и вы и я здесь, я удивляюсь, что матушка усидела на месте и не вышла поприветствовать своих детей, собравшихся вместе после долгой разлуки. Или не прислала коршуна из своего "летучего эскадрона" за мной, или тобой. Она обеспокоена, что корона моего братца шатается как молочные зубы. Даже Гизы мечтают сыграть роль цирюльника. Можешь не отвечать, я и так знаю, ты всегда увлекалась медициной. - Матушке донесут о каждом слове, сказанном в этой комнате. Она снизойдет сделать к нам первый шаг только в случае прямой угрозы её ненаглядному сыночку Анри. *певучим голосом, глядя Франсуа в глаза* - Но кто же на это осмелиться? У Гизов слишком зыбкие позиции, после ночи святого Варфоломея. Их не любят и им не доверяют. У моего мужа, конечно, есть определенные права на французский престол... *как можно беззаботным тоном* но он слишком занят своими виноградникаи и охотой. Мне же, слабой женщине, эта ноша кажется обременительной. Разве что ты, мой милый Франсуа, мог быть достойным королем... Генрих достаточно глуп, чтобы потерять не получив. *не сводя глаз с брата вонзила белые зубки в персик*

Диана: *размышляет о герцоге Анжу. Нельзя открыто проявить к нему благосклонность, добиваясь ухаживания, с другой стороны - без надежды на успех принц может вовсе не начинать осаду. Хорошо бы он получил стороной какие-либо сведения о том, что графиня не слишком довольна браком и нуждается в утешении, но как это устроить?*

Шико: (передал приятелю куропатку и бутылку доброго бургундского вина, чтобы тот не отощал с голодухи, и спрятав от Сен-Люка записку для Жанны на груди, также незаметно ушел коридорами в сторону апартаментов королевы Наварской, где со староны потайного хода имелось отвестие, позволяющие видеть и слышать то, что происходит в ее комнатах*

Луи де Клермон: *Позволив без собственного присутствия в свите герцога, встретиться всему августейшему семейству, усмехается, догадываясь, что "любящие" родственнички, уже угостили друг друга изысканной порцией яда. Следовательно, начало интриг положено, и ему остается только услышать о них. Узнав, что Его Высочество в беседует с Марго, решает для начала узнать планы принца, и только после встретиться с королевой Наваррской. Не выпуская из виду дверь в покои Маргариты, завязывает беседу с одним из графов, ожидающих аудиенции короля*

Шико: Луи де Клермон пишет: завязывает беседу с одним из графов, ожидающих аудиенции короля* (рассмотрев живописную картину братско-сестринской любви, окольными путями выходит из лабиринта и беспечным шагом направляется по коридору и тут замечает графа де Бюсси, беседующего с придворным щеголем) Ба, граф де Бюсси собственной персоной! Рад, душевно рад встрече. (кивок на дверь в покои Марго) Полагаю, вы в очереди за ароматом клубники, мой друг?

Луи де Клермон: Шико пишет: Рад, душевно рад встрече. (кивок на дверь в покои Марго) Полагаю, вы в очереди за ароматом клубники, мой друг? *услышав насмешливо-веселый голос Шико* - Скорей, за ароматом интриги, Шико. Грядет коронация, и я предвкушаю букет изысканнейших развлечений, который устроит его величество для своей родни и приближенных. Надеюсь, в программу праздника входит парочка дуэлей, чтобы разбавить скучный этикет.

Шико: Луи де Клермон пишет: - Скорей, за ароматом интриги, Шико. Грядет коронация, и я предвкушаю букет изысканнейших развлечений, который устроит его величество для своей родни и приближенных. Надеюсь, в программу праздника входит парочка дуэлей, чтобы разбавить скучный этикет. Чувство юмора - это то, что я в вас всегда ценил, дорогой граф. Как и умение одеваться помноженное на искусство владения шпагой. Коронация без громкой дуэли - деньги на ветер. Куда же вы подевали вашего приятеля Сен-Люка? Король не то чтобы без него скучает, но не желает видеть.

Луи де Клермон: Шико пишет: Куда же вы подевали вашего приятеля Сен-Люка? Король не то чтобы без него скучает, но не желает видеть. *ветрено и туманно* - Барон горячий поклонник фехтования и своей жены, Шико. Однако, его преданность королю, стоит превыше даже этого. Так что вопрос о его местонахождении, скорей я должен задать вам, ибо не видел его уже несколько дней.

Шико: Луи де Клермон пишет: Так что вопрос о его местонахождении, скорей я должен задать вам, ибо не видел его уже несколько дней. (оглядывается на посторонние уши, которые прислушиваются к их разговору и разводит руками) Мне? Помилуйте, граф, откуда мне что-то может быть известно. Я так же как и вы смиренно молю (закатил глаза) Всевышнего открыть мне сию тайну, куда исчез наш душка Сен-Люк. (наклоняется ближе к графу) Анжу попрежнему ревнует вас к своей сестре и поэтому маринует здесь и испытывает ваше терпение? А вы все также преданы своему сюзерену. Признаться, я восхищен.

Луи де Клермон: Шико пишет: Анжу попрежнему ревнует вас к своей сестре и поэтому маринует здесь и испытывает ваше терпение? А вы все также преданы своему сюзерену. Признаться, я восхищен. *в тон ему и так же туманно* - Ревность грозит бедой только своему хозяину, Шико. Ибо от этой напасти едва ли может защитить шпага и преданность. Нежные чувства вообще опасны, мой друг, поэтому, я и стараюсь держать их от себя, на почтительном расстоянии.

Шико: Луи де Клермон пишет: Нежные чувства вообще опасны, мой друг, поэтому, я и стараюсь держать их от себя, на почтительном расстоянии. Разумно, граф. (взгустнул) Иногда я вспоминаю о судьбе несчастного Ла Моля. Вот кому недостовало вашей предусмотрительности. (откланялся и удалился насвистывая)

Жанна: Генрих Валуа пишет: И, если вы не знаете, где он, это лишний раз подтверждает, как глубоко он ошибся, сделав подобный выбор. Всхлипнув: - Сир, говорят ваш де Сен Люк дрался с господином Бюсси за нелестное высказывание о вас. Анжуйцы вслух примеряли сколько может выставить войск Анжу в случае гражданской войны, я разумеется имею в виду с гугенотами, мой муж как граф, барон и единственный наследник после моего отца сказал что выставит больше. Говорят после этих опрометчивых слов меня и лишили мужа, а маршала де Бриссак наследника. И если и мой сюзерен от меня отвернулся, мне у кого искать защиты. Скажите в чем моя вина перед вами? Король исцеляет лишь прикосновением руки, и убивает своих подданных, лишая своего благоволения.

Франсуа Анжуйский: Маргарита Валуа пишет: Разве что ты, мой милый Франсуа, мог быть достойным королем... Чудом не побледнел от гнева. Чертова Марго. Расхохотался: - Святая пятница, сестрица. Я всецело озабочен матримониальными планами. Веду переписку с очаровательной Лизеттой Первой. Она уже называет меня "мой лягушонок". Женщины меня погубят, Марго, ты всегда это говорила. Я с тобой согласен. Какие у меня могут быть претензии на престол в обход законного старшего брата? Я верный подданный и брат. А ты умеешь шутить, скорее твоему мужу, не принадлежащему к нашей семье пристало плести такие интриги. Бурбоны и Наварра - кость в горле, в этом я согласен с нашей матушкой. - Прихватив запястье сестры тоже откусил персик из её рук. - Валуа слишком любят друг друга чтобы ссориться.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Сир, говорят ваш де Сен Люк дрался с господином Бюсси за нелестно высказывание о вас. Анжуйцы вслух примеряли сколько может выставить войск в случае гражданской войны, я разумеется имею в виду с гугенотами, мой муж как граф, барон и единственный наследник после моего отца сказал что выставит больше. Говорят после этих опрометчивых слов меня и лишили мужа, а маршала де Бриссак наследника. И если и мой сюзерен от меня отвернулся, мне у кого искать защиты. Скажите в чем моя вина перед вами? Король исцеляет лишь прикосновением руки, и убивает своих подданных, лишая своего благоволения. (Прекрасно знает, что Сен-Люк не дрался с Бюсси, но хорошенькая дочка маршала де Бриссака так вдохновенно врет, что впору усомниться. Погладил ножницами усы. Предатель Сен-Люк заслуживает быть наказанным той же монетой. Отложил ножницы и поднял молодую женщину) Теперь я еще больше сержусь на господина де Сен-Люка за то, что он заставляет страдать такую необыкновенную женщину. Я прикажу разыскать его и...

Жанна: Генрих Валуа пишет: больше сержусь на господина де Сен-Люка за то, что он заставляет страдать такую необыкновенную женщину. Я прикажу разыскать его и... Еще один полувсхлип-полустон срывается с приоткрытых губ уже когда Жанна едва уловимо подается навстречу королю. Поздравляет себя с тем, что плача кусала губы будто от смущения, а сейчас они наверняка выглядят алыми и припухлыми: - И, ваше величество? - Сделала несколько легких вдохов, блуждая глазами по монаршему лицу. Опускает ресницы, смущенно. - Я молю вас о милосердии, не карайте, прошу.

Маргарита Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: - Святая пятница, сестрица. Я всецело озабочен матримониальными планами Веду переписку с очаровательной Лизеттой Первой. Она уже называет меня "мой лягушонок". Женщины меня погубят, Марго, ты всегда это говорила. Я с тобой согласен. *наморщила хорошенький носик* - "Мой лягушонок", фи. Лиз всегда не хватало ума. К чему тебе эта носатая курица, Франсуа? Ты соскучишься с ней еще до брачной церемонии. *понизила голос* - К тому же в профиль она похожа на графа Монсоро. Не удивительно, что у Дианы такой кислый вид. *опустила ресницы* - С таким-то мужем только и мечтать о страстном красавце. Франсуа Анжуйский пишет: Какие у меняы могут быть претензии на престол в обход законного старшего брата? Я верный подданный и брат. А ты умеешь шутить, скорее твоему мужу, не принадлежащий к нашей семье пристало плести такие интриги. Бурбоны и Наварра - кость в горле, в этом я согласен с нашей матушкой. - Прихватив запястье сестры тоже откусил персик из её рук. - Валуа слишком любят друг друга чтобы ссориться. *игриво клацнула зубками* - Я не нахожу причины, которая могла бы нас рассорить. Мы все желаем получить одно и тоже... *между прочим* - Странно, что тебя сопровождает Монсоро. Раньше ты предпочитал другую компанию.

Франсуа Анжуйский: Маргарита Валуа пишет: Не удивительно, что у Дианы такой кислый вид. *опустила ресницы* - С таким-то мужем только и мечтать о страстном красавце. - Она прекрасна уже благородством своей крови. Маргарита Валуа пишет: Я не нахожу причины, которая могла бы нас рассорить. Мы все желаем получить одно и тоже... Улыбнулся, а все таки черт возьми, Марго прекрасна. Маргарита Валуа пишет: *между прочим* - Странно, что тебя сопровождает Монсоро. Раньше ты предпочитал другую компанию. На розовое ушко сестре: - У той компании нет такой аппетитной и трепетной жены. - Громче. - Я дал Бюсси знать, что жду его в Лувре или у себя. Не удивлюсь, если этот дьявол появится сейчас в дверях, чтобы бросить к твоим ногам свое почтение.

Диана: *как подобает даме в присутствие высоких особ, отступила назад и делает вид, что ничего не слышит. Надела на лицо выражение благородной задумчивости и лёгкой печали, порой прерываясь для разнообразия. Кстати подвернулся луврский котёнок, играющий с краем платья - он предоставил законный повод улыбнуться, продемонстрировав ямочки на щеках, изящно пошевелить пальчиками, поправляя юбку, и даже на миг чуть выставить маленькую ножку, разумеется, тотчас же спохватившись и вновь став благопристойной*.

Бриан де Монсоро: Диана пишет: Кстати подвернулся луврский котёнок, играющий с краем платья - он предоставил законный повод улыбнуться, продемонстрировав ямочки на щеках, изящно пошевелить пальчиками, поправляя юбку, и даже на миг чуть выставить маленькую ножку, разумеется, тотчас же спохватившись и вновь став благопристойной* (Нахмурился и, вроде бы всего лишь аккуратно переступив с ноги на ногу, загородил супругу от взгляда герцога)

Генрих Валуа: Жанна пишет: И, ваше величество? - Сделала несколько легких вдохов, блуждая глазами по монаршему лицу. Опускает ресницы, смущенно. - Я молю вас о милосердии, не карайте, прошу (Право, приятно было бы сыграть с предателем Сен-Люком такую шутку) В день моей коронации помилованы будут все, кто обратится ко мне за помилованием. Боюсь одного, что не успею осчастливить многих, а ведь в столь радостный и священный для меня день как можно больше моих подданных должны разделить со мной мою радость. Сегодня вечером я как раз собирался над этим подумать, и буду рад, мадам Жанна, если вы мне поможете (взгляд святого Антония) в сем добром деле.

Маргарита Валуа: Диана пишет: - Она прекрасна уже благородством своей крови. - И скучает. Франсуа Анжуйский пишет: На розовое ушко сестре: - У той компании нет такой аппетитной и трепетной жены. - Громче. - Я дал Бюсси знать, что жду его в Лувре или у себя. Не удивлюсь, если этот дьявол появится сейчас в дверях, чтобы бросить к твоим ногам свое почтение. *первая часть фразы ей нравится, от второй не изменилась в лице и никак не выдала себя, но ресницы затрепетали* - Я имела в виду вовсе не графа, а твоего любимца дога.

Жанна: Генрих Валуа пишет: Сегодня вечером я как раз собирался над этим подумать, и буду рад, мадам Жанна, если вы мне поможете (взгляд святого Антония) в сем добром деле. Припала на колено, высоко подняв подбородок, чтобы дать королю возможность при желании осмотреть безукоризненно белую шею. Когда поднимает взгляд, на щеках играют легкие ямочки: - Почту за честь, сир. Вам стоит лишь пожелать, и ваши подданные готовы будут исполнить ваши желания. - Опять опустила взгляд. - По мере их скромных сил.

Шико: Жанна пишет: - Почту за честь, сир. Вам стоит лишь пожелать, и ваши подданные готовы будут исполнить ваши желания. - Опять опустила взгляд. - По мере их скромных сил. (сложил руки на груди, прислонился к двери и наслаждается диалогом: усы поддергиваются от смеха, а в глазах пляшут искорки)

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: он предоставил законный повод улыбнуться, продемонстрировав ямочки на щеках, изящно пошевелить пальчиками, поправляя юбку, и даже на миг чуть выставить маленькую ножку, разумеется, тотчас же спохватившись и вновь став благопристойной*. С улыбкой кота, увидевшего перед собой зазевавшуюся мышку, наблюдает за маневрами Дианы. Дьявольщина, как говаривал друг Ла Моля, имя вылетело из головы: эта старая обезьяна, её муж опять закрыл обзор. Все с теми же эмоциями повернулся к сестре: - Конечно, Маргарита, я всегда таскаю своего дога к королю. Но все таки предпочитаю моего храброго льва Бюсси, направляясь на встречу к брату, обещаю графа надолго не задерживать. Теперь, когда, я выразил свою любовь тебе, осталось почтение - Генриху. - Поклонился сестре. - Всех благ, королева...Наваррская. Проходя мимо Дианы, вынудил супругов посторониться, нагнулся, ловко вытащив из кошеля серебряный шнур искусной работы: - Сударыня, вы оборонили, играя с котенком, - воспользовался случаем поймать её взгляд. Тронуть пальцы, вкладывая в них безделицу прямо на глазах её мужа. Теперь Франсуа отомщен за то, что граф стал свидетелем его давешнего унижения в приемной. Не смог отказать себе в удовольствии. Не может же Диана отказаться от вещицы, принцы крови не ошибаются. Теперь она знает, что обратила на себя внимание. Выходит.

Диана: *муж уже недоволен, но это полдела* *берёт шнур* Какой прелестный подарок сделал Его высочество этому славному созданию! *слегка покрутив, выпускает шнур из пальцев, позволив котёнку утащить игрушку куда-то с собой за портьеру*.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Когда поднимает взгляд, на щеках играют легкие ямочки: - Почту за честь, сир. Вам стоит лишь пожелать, и ваши подданные готовы будут исполнить ваши желания. - Опять опустила взгляд. - По мере их скромных сил (Игриво дотронулся тонким холеным пальцем до подбородка Жанны) Вы и ваш супруг будете вознаграждены за преданность, мадам. Жду вас сегодня после вечерней молитвы. Добрыми делами нужно заниматься (набожно перекрестился) с чистой душой. Шико пишет: (сложил руки на груди, прислонился к двери и наслаждается диалогом: усы поддерживаются от смеха, а в глазах пляшут искорки) (Увидев Шико, отпустил Жанну, подав ей прежде руку для поцелуя. Когда за чаровницей закрылась дверь) Чему ты смеешься, скотина?

Шико: (когда Жанна поравнялась с ним, незаметно сунул ей между пальцев записку от мужа) Генрих Валуа пишет: Чему ты смеешься, скотина? (отлип от двери и уже хохочет в голос) Дай мне свой платок, Генрике, я утру слезы от смеха. Ты уже уже готов простить Сен-Люка ради прелестных глаз его жены? Пара вечерних молитв на два голоса, и ты будешь есть с ее руки, т.е. с руки твоей сестрицы. Кстати, ты мне должен 200 экю.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Тронуть пальцы, вкладывая в них безделицу прямо на глазах её мужа. Теперь Франсуа отомщен за то, что граф стал свидетелем его давешнего унижения в приемной. Не смог отказать себе в удовольствии. Не может же Диана отказаться от вещицы, принцы крови не ошибаются. Теперь она знает, что обратила на себя внимание. Выходит. (Стиснул рот, так что губы побелели. Неблагодарность принцев - дело обычное, но напрасно его высочество думает, что граф де Монсоро проглотит оскорбление. Низко поклонился королеве Наваррской и вышел следом за герцогом Анжуйским, чуть наклонив голову, чтобы не выдать мстительного блеска глаз)

Жанна: Генрих Валуа пишет: отпустил Жанну, подав ей прежде руку для поцелуя. Поцеловала руку, приложив ту ко лбу, будто получая благословение. Оказавшись за дверью, спокойно пересекла коридор и лишь оставшись одна в переходе, позволила себе перевести дух. Ах, крошка Жанна, вы опять затеяли какую-то коварную авантюру, как говаривал её теперешний муж. Где же он теперь? Хотела вернуться в коридор, где уже толкутся желающие видеть Маргариту. Замечает Бюсси. Значит принц еще у королевы. Что ж, подождем. Опустив глаза, только сейчас почувствовала в руке листок, переданный Шико. Пересекает приемную, становясь у ниши читает письмо.

Генрих Валуа: Шико пишет: Дай мне свой платок, Генрике, я утру слезы от смеха. Ты уже уже готов простить Сен-Люка ради прелестных глаз его жены? Пара вечерних молитв на два голоса, и ты будешь есть с ее руки, т.е. с руки твоей сестрицы. Кстати, ты мне должен 200 экю. Кто тебе сказал, дурак, что я собираюсь его простить? (вопрос про 200 экю пропустил мимо ушей)

Маргарита Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Поклонился сестре. - Всех благ, королева...Наваррская. *оставшись одна, запустила хрустальным бокалом в стену, осколки блестящим дождем украсили паркет, а соглядатый королевы с той стороны охлох на оба уха* - Разлюбезный братец Франсуа, мы еще увидим за кем останется последнее слово. Она истомилась, измучилась в Наварре без любви, без тепла и доверия. Накопленная ярость для нее верный союзник в желании отомстить.

Диана: *перевела дух. Играть с принцами - что с огнём, но уж больно высока ставка - свобода, право любить и выйти замуж по любви, без расчёта... За кого? Об этом подумаем после*.

Шико: Генрих Валуа пишет: Кто тебе сказал, дурак, что я собираюсь его простить? (по хозяйски развалился в любимом кресле короля и пристроил ноги на шахматный столик) Дураку положено задавать дурацкие вопросы. То есть ты хочешь и рыбку съесть и на трон сесть?

Генрих Валуа: Шико пишет: (по хозяйски развалился в любимом кресле короля и пристроил ноги на шахматный столик) Дураку положено задавать дурацкие вопросы. То есть ты хочешь и рыбку съесть и на трон сесть? Я могу хотеть, что мне вздумается. Я - король. (сел по-турецки на ковре и продолжает вырезать гравюры)

Шико: Генрих Валуа пишет: Я могу хотеть, что мне вздумается. Я - король. (сел по-турецки на ковре и продолжает вырезать гравюры) (запускает в него ладьей) Ты бы хоть величественную позу принял. Сейчас твой братец нагрянет. Больше улыбайся, Генрике, но меньше говори. Пусть говорит Анжу. (задумчиво вертит в руках фигурку белой королевы, потом возвращает ее на место)

Генрих Валуа: Шико пишет: Ты бы хоть величественную позу принял. Сейчас твой братец нагрянет. Больше улыбайся, Генрике, но меньше говори. Пусть говорит Анжу Можешь с ним поговорить от моего имени. Король тебе разрешает.

Шико: Генрих Валуа пишет: Можешь с ним поговорить от моего имени. Король тебе разрешает. Хватит с меня того, что я правлю за тебя Францией. Поговорите, как брат с братом. А я пропущу покуда пару стаканчиков бургундского за твое королевское величество и надаю подзатыльников твоим бездельникам-миньонам. (ныряет в дверь попутно столкнувшись с Анжу и от души наступает ему на ноги) Какой я неловкий, ваше высочество. Что взять с дурака.

Франсуа Анжуйский: Вышел от Марго и столкнулся взглядом с Бюсси. Следом идет Монсоро, а потому открыто звать Клермона не стал. Просто бросил ему взгляд. Посмотрим, куда подует этот ветер: в сторону Наварры, или ему окажутся милее провинции Анжу. Видя, что Мосоро, чуть отстал, не преминул "пнуть" его еще раз, за то что закрыл своей спиной Диану: - Поторапливайтесь, мессир, расторопность главное качество придворного. Останавливается перед дверями выхода короля. Едва окончен доклад, вплывает в приемную, делая Монсоро знак остановиться на месте и ждать. Сам получает разрешение войти: - Сир, брат мой. - Склонился в поклоне.

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: - Сир, брат мой. - Склонился в поклоне. (Изобразил улыбку) Рад видеть вас, Франсуа. Поздорову ли наша матушка, ведь вы сейчас от нее? Наша матушка - единственная женщина, которую вы можете навестить прежде, чем короля.

Шико: (знает путь в эту комнату не через парадный вход, взялся за ручку, но голосов не слышно, значит, Бюсси еще ожидает аудиенции, и решительно вошел) Маргарита Валуа пишет: *оставшись одна, запустила хрустальным бокалом в стену, осколки блестящим дождем украсили паркет, а соглядатый королевы с той стороны охлох на оба уха* - Разлюбезный братец Франсуа, мы еще увидим за кем останется последнее слово. Встреча с братом была столь неприятной, Марго? А помнится, вы не расставались ни на минуту.

Маргарита Валуа: Шико пишет: Встреча с братом была столь неприятной, Марго? А помнится, вы не расставались ни на минуту. *несколько секунд смотрела на него с удивлением, но уже следующий бокал полетел Шико в лоб* - Не смей ко мне так обращаться, шут! Как ты сюда вошёл?

Франсуа Анжуйский: Генрих Валуа пишет: (Изобразил улыбку) Рад видеть вас, Франсуа. Поздорову ли наша матушка, ведь вы сейчас от нее? Наша матушка - единственная женщина, которую вы можете навестить прежде, чем короля. Улыбнулся, приближаясь: - Осмелюсь поправить вас, есть еще одна, Марго. Я спешил к вам, но зацепился за шипы нашей розы. - Все равно Генрике доложат, что он сразу помчался к Марго. Намекая на их фамильный герб: - Как Господь обратил воду в вино, так наша мать совершила чудо растениеводства, вынудив с братцем Карлом нашу лилию отрастить колючки. Надеюсь, вы будете более милостивы к сестрице, брат мой. Не укоряйте нас за встречу после бесконечной разлуки.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Видя, что Мосоро, чуть отстал, не преминул "пнуть" его еще раз, за то что закрыл своей спиной Диану: - Поторапливайтесь, мессир, расторопность главное качество придворного (В спину герцога, одними губами) Воистину, вы дальновидный политик, монсеньор - лучше способа показать вашим врагам, что меня можно использовать как оружие против вас, вы не могли придумать. (Глаза на мгновение сузились и тут же приняли обычное бесстрастное выражение. С независимым видом отошел в нишу окна, делая вид, что не замечает любопытных или откровенно злорадных лиц придворных, толпящихся возле покоев короля)

Диана: *пока высокие особы заняты друг другом, проскальзывает в коридор, видит Жанну, читающую письмо, тихонько подходит к ней и дёргает за рукав - не очень заметно, но довольно резко*

Жанна: Пробежала глазами короткое письмо. На миг прикрыла глаза, прижав листок к груди. Беззвучно прошептала: - Жив, - перекрестилась. Письмо ей дал Шико. Ах, если бы увидеть шута, расспросить о судьбе мужа побольше. Но Шико всегда подле короля, а она и так вырвала себе непрошеную аудиенцию. Благослови господь душу этого человека, теперь ей будет легче. Отвернувшись к окну, спрятала бумагу за корсаж. Диана пишет: *пока высокие особы заняты друг другом, проскальзывает в коридор, видит Жанну, читающую письмо, тихонько подходит к ней и дёргает за рукав - не очень заметно, но довольно резко* Вздрогнула, от испуга, повернулась и тут же расслабилась: - Диана, сестричка. Монсеньор ненадолго избавил тебя от общества супруга? Признаться, от твоего мужа у меня мурашки по коже.

Шико: Маргарита Валуа пишет: *несколько секунд смотрела на него с удивлением, но уже следующий бокал полетел Шико в лоб* - Не смей ко мне так обращаться, шут! Как ты сюда вошёл? (поймал бокал на лету и налил в него вина) За твоё непостоянное сердце, Марго! Как вошел так и уйду. Ждёшь его? (сел в кресло нога на ногу и пригубил вина)

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Как Господь обратил воду в вино, так наша мать совершила чудо растениеводства, вынудив с братцем Карлом нашу лилию отрастить колючки. Надеюсь, вы будете более милостивы к сестрице, брат мой. Не укоряйте нас за встречу после бесконечной разлуки. (С благодушным видом, который умеет на себя напускать) Ах, ну если наша милая Марго, это совсем другое дело. Нанести визит Марго, все равно что нанести визит нашей матушке. Тем более, мы все так успели по ней соскучиться. (жестом предложил брату партию в шахматы) Франсуа, я нуждаюсь в вашем совете. После коронации будет бал и, разумеется, охота, старая добрая королевская охота в Булонском лесу. Однако что делать - у меня нет главного ловчего. Я хотел отдать эту должность Сен-Люку. но он не оправдал моих надежд. Быть может, вы порекомендуете мне кого-то из ваших дворян?

Маргарита Валуа: Шико пишет: (поймал бокал на лету и налил в него вина) За твоё непостоянное сердце, Марго! Как вошел так и уйду. Ждёшь его? (сел в кресло нога на ногу и пригубил вина) *в ярости* - Убирайся! Вон отсюда! Ты жив только потому, что я так решила, но могу и передумать.

Диана: Жанна пишет: Вздрогнула, от испуга, повернулась и тут же расслабилась: *улыбнулась и стала серьёзной* Жанна, милая, ты неосторожна! Ведь к тебе мог подойти кто угодно и прочитать вместе с тобой! Жанна пишет: Признаться, от твоего мужа у меня мурашки по коже. *задумчиво* Он странный человек, не знаю, в какой миг опаснее - когда мечет громы и молнии или когда становится заботливым и участливым. У тебя есть новости?

Шико: Маргарита Валуа пишет: *в ярости* - Убирайся! Вон отсюда! Ты жив только потому, что я так решила, но могу и передумать. (отставил бокал, подошел к Маргарите, заглянул ей в глаза и некоторое время молчал и тяжело дышал) До чего ты хороша в гневе. Всегда была хороша. Я ухожу, но хочу дать совет - возвращайся в Наварру пока не поздно. Это опасная игра, Марго, и ставки в ней высоки. Они забудут, что ты их сестра, забудут как любили тебя ради своей цели. (перед тем, как нырнуть в потайную дверь обернулся) Надеюсь, он понимает, каким сокровищем владеет.

Франсуа Анжуйский: Садится за стол. Рассматривает фигуры, при словах Генриха, не изменился в лице. Только кончики пальцев тронули край стола для шахмат. Удача сама плывет в руки, подозрительно. Братец решил, что пихнув ему в рот этот жирный кусок, утолит весь аппетит? Изобразил, что польщен. Поджав и расслабив губы: - Признаться, я давно обещал господину де Бюсси похлопотать об этой должности для него. И это первое имя тут же пришедшее мне, но раз ты спрашиваешь совета, я тебе его дам со всей честностью. - Подождал, пока Генрих сделает ход, и сдвинул свою фигуру. - Ты не любишь беднягу Луи, всем известный факт. Он часто задавал трепку Шомбергу и Келюсу. Уже этой причины достаточно для меня, чтобы не называть имя Клермона. Но есть и более важные. Бюсси, мне кажется подпал под чары нашей сестры. Вы наверняка осведомлены, что он ведет с ней переписку. Говорят, в изящных стихах. Марго это любит. Не стоит упрочивать влияние потенциального союзника Наварры при дворе. У меня есть более подходящий человек, Бриан граф де Монсоро. Он герой, отличившийся при осаде Ла Рошели, добрый католик. Сейчас это важно. Он исполнителен. А уж в охоте, азарт преследования жертвы у Монсоро в крови, брат того самого Жана, которому братец Карл пожаловал графский титул за то как Жан умело травил сомюрских гугенотов. Хотя, впрочем, может статься ты простишь беднягу Сен Люка. Вся вина твоего любимца лишь в том, что он нашел себе другого друга сердца.

Жанна: Диана пишет: У тебя есть новости? Совет про письмо оставила без внимания, пусть будет видимость, что это что-то неважное. Метнула взгляд на покои Маргариты. Она вернется, чуть позже, главное успеть до вечерней мессы. Предложила руку: - Прогуляемся, подружка? Сады Лувра, конечно не леса Меридора, но тоже могут быть достойны внимания. Проходит с Дианой по галереям и переходам, медленно и неспешно, болтая дорогой о свадьбе, расходах и Сен Люке. Вышли в сад. - Первая и главная новость - я знаю, муж мой жив.

Маргарита Валуа: *сжала пылающее лицо в ладонях и уговаривает себя успокоиться* - Это ничего не значит. Мне это померещилось, приснилось...

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: У меня есть более подходящий человек, Бриан граф де Монсоро. Он герой, отличившийся при осаде Ла Рошели, добрый католик. Сейчас это важно. Он исполнителен. А уж в охоте, азарт преследования жертвы у Монсоро в крови, брат того самого Жана, которому братец Карл пожаловал графский титул за то как Жан умело травил сомюрских гугенотов. (Поморщился, трогая пальцами ладью) У этого Монсоро такая мерзкая физиономия! (передумал, двинул коня) Мне нравится видеть вокруг себя красивые лица, и почему бы не сделать приятное нашей дорогой Марго? Боюсь, она не слишком счастлива в браке, бедняжка. Пусть лучше занимается любовной поэзией, чем политикой.

Франсуа Анжуйский: Генрих Валуа пишет: Мне нравится видеть вокруг себя красивые лица, и почему бы не сделать приятное нашей дорогой Марго? Боюсь, она не слишком счастлива в браке, бедняжка. Пусть лучше занимается любовной поэзией, чем политикой. Улыбается, довольно потер руки: - Так это прекрасно, Генрих. Редко когда мы сходились во мнениях, что нравилось мне, было противно тебе, а Маргарита говорила что у нас обоих нет вкуса. Но сейчас мы все сошлись в одной точке. Мой храбрый лев Бюсси будет доволен. Все охоты он будет рядом с тобой. Начнет заведовать твоей библиотекой. И уж точно не допустит, чтобы ты погиб от любви к охоте, как братец Карл. - Предчувствуя гневный взгляд. - Метр Амбуаз Паре, выразил мнение, что брат надышался гнилостными газами на соколиной охоте. Ты не слышал? Выдвинул пешку.

Диана: Жанна пишет: - Первая и главная новость - я знаю, муж мой жив. В Лувре - как на войне. *тихо* А я сегодня разозлила собственного мужа, надеюсь, он недолго останется правой рукой герцога...

Бриан де Монсоро: (Смотрит в окно на гуляющих в саду подруг, мрачные черты лица на минуту смягчились, но ревность снова стиснула горло при воспоминании о давешней сцене у королевы Наваррской. Под ногами кто-то пискнул, посмотрел вниз - котенок. Тот или не тот, через которого принц пытался всучить подарок Диане, граф занес было сапог, чтобы раздавить пушистый комочек, бывалый охотник не знает жалости к зверью, а кошачьего духа и вовсе не выносит, однако в последний момент передумал. Поднял котенка за шкирку, пробормотав "мерзкая тварь!" и сунул в карман)

Жанна: Диана пишет: А я сегодня разозлила собственного мужа, надеюсь, он недолго останется правой рукой герцога... Качает головой: - Твой муж раз сжав челюсти не выпускает то, что урвал. Впрочем, не думаю, что он правая рука герцога. Сеньор де Бюсси имеет честь нести это бремя. - Остановилась у пруда, где им видно весь парк и можно говорить без опаски, если тихо. - Я видела короля, сегодня увижусь с ним еще раз. Хочу спросить Марго, что по нраву его величеству, какой цвет. Ах, господи, я едва держусь на ногах. Почти не спала и кажется уже второй день не съела ни кусочка.

Диана: Жанна пишет: - Я видела короля, сегодня увижусь с ним еще раз. Хочу спросить Марго, что по нраву его величеству, какой цвет. Ах, господи, я едва держусь на ногах. Почти не спала и кажется уже второй день не съела ни кусочка. *выросшая в провинции девушка к вопросам питания относится с полной серьёзностью, тем более, что фигуркой природа её не обидела* Ах, Жанна, что бы ни было с мужчинами, политикой и долгами, голодной оставаться точно нельзя! Найдём что-нибудь во дворце или поедем ко мне?

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Мой храбрый лев Бюсси будет доволен. Все охоты он будет рядом с тобой. Начнет заведовать твоей библиотекой. И уж точно не допустит, чтобы ты погиб от любви к охоте, как братец Карл. - Предчувствуя гневный взгляд. - Метр Амбуаз Паре, выразил мнение, что брат надышался гнилостными газами на соколиной охоте. Ты не слышал? Выдвинул пешку. (Съел пешку и сделал Франсуа шах) У брата Карла был слишком слабый желудок. А нашего зятя Наварру спасло только то, что он очень любит чеснок. Впрочем, чего только не говорят, тебе лучше знать (улыбнулся, не показывая зубов). Ведь я тогда был в Варшаве.

Жанна: Диана пишет: Ах, Жанна, что бы ни было с мужчинами, политикой и долгами, голодной оставаться точно нельзя! Найдём что-нибудь во дворце или поедем ко мне? - Еда еще может потерпеть. Бледность сейчас в моде, буду блюсти красоту. - Взяла ладонь Дианы, - ты смогла попросить Маргариту избавить тебя от постылого графа?

Диана: Жанна пишет: Взяла ладонь Дианы, - ты смогла попросить Маргариту избавить тебя от постылого графа? *застигнута врасплох - ей это почему-то не пришло в голову* Я подумала, сначала нужно сделать что-нибудь для неё... *неуверенно* Думаешь, она забудет о нас, если мы перестанем быть ей нужны?

Франсуа Анжуйский: Генрих Валуа пишет: А нашего зятя Наварру спасло только то, что он очень любит чеснок. Впрочем, чего только не говорят, тебе лучше знать (улыбнулся, не показывая зубов). Ведь я тогда был в Варшаве. Ловко ушел от удара: - Так я могу обрадовать Бюсси? Смотри, брат мой, как бы господин Шомберг опять не посинел от злости по вине моего сорви-головы. То краска, то проявление твоей благосклонности. - Повернул комбинацию и завлек ферзя под двойной удар. Посерьезнел. - Признаться брат, для меня много значит эта твоя милость. Монсоро сейчас необходим мне самому. Я тоже люблю красивые лица, а его жена божественна. Хочу как можно чаще видеть их в своем замке.

Жанна: Диана пишет: Я подумала, сначала нужно сделать что-нибудь для неё... *неуверенно* Думаешь, она забудет о нас, если мы перестанем быть ей нужны? Пожала плечами: - Говорят, никогда ничего не просите у тех, кто сильнее, они соизволят дать все сами. Но реальность такова, что они возносясь над остальными, уже не видят с высоты проблем тех, кто ранее был с ними рядом. Я не ручаюсь, что Маргарита так и поступит, но пока она спрашивала, тебе нужно было сказать о своих горестях. Ты еще при встрече промолчала о своем вынужденном браке. Быть может, ты уже не хочешь скинуть эти оковы?

Диана: Жанна пишет: Быть может, ты уже не хочешь скинуть эти оковы? *гордо топнула ножкой* Не важно, что я хочу или не хочу, я - дворянка, и не из последних, я никому не позволю нарушать данное мне слово! Непременно поговорю с Маргаритой, и постараюсь не остаться в долгу перед ней!

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Так я могу обрадовать Бюсси? Смотри, брат мой, как бы господин Шомберг опять не посинел от злости по вине моего сорви-головы. То краска, то проявление твоей благосклонности У Шомберга теперь новая забота, Шико высмеял его в новой песенке, и он поклялся не выходить, пока не сочинит более злую, а поскольку поэт из него никудышный, то твоему, то есть теперь моему красавчику Бюсси бояться нечего. Франсуа Анжуйский пишет: Признаться брат, для меня много значит эта твоя милость. Монсоро сейчас необходим мне самому. Я тоже люблю красивые лица, а его жена божественна. Хочу как можно чаще видеть их в своем замке. У прелестных женщин нет недостатков, даже если это уродливые мужья. (повертел фигурку короля - ходить некуда) Кажется, я проиграл. Впрочем, я никогда не был силен в шахматах. (встает) Франсуа, ты сделал мне превосходный подарок к коронации, я этого не забуду. (раскрывает объятья)

Бриан де Монсоро: (Графа разыскал паж и вручил молитвенник, который только что доставил неизвестный монах. Обычный молитвенник, если не считать неприметного герба на ленточке-закладке. Сунул молитвенник в карман, предварительно достав оттуда котенка) Передай его госпоже.

Луи де Клермон: *Аудиенция Его высочества затянулась, и это могло значить только одно - интрига как минимум закрутилась. Твердо решив появиться у Марго с новостями, дождался герцога. Решительно шагнув навстречу отвешивает поклон. С улыбкой* - Надеюсь, встреча была плодотворна, и нас ждут великие дела, монсеньор?

Маргарита Валуа: *Позвала служанок, и пока те снова расчесывали идеально уложенные волосы и укладывали в новую прическу - поразмыслила, ее всегда это успокаивало: она никуда не уедет пока не добьется того, ради чего вернулась. В конечном итоге ей нечего терять. Жанна и Диана пока ей верны, но женское сердце так переменчиво. Если им удасться увлечь ее братьев, что разумеется пока только желание, а не действительность, в мутной водице можно выловить ту самую рыбку. Нужен преданный человек, готовый ради нее рискнуть. Есть ли такой? Скорее нет, чем да. Мужины горазды только обещать, а после упрекать. Надоело сидеть в четырех стенах, улыбнулась своему отражению в зеркале и решила все-таки навестить матушку. Ради приличий, разумеется. О любви и привязанности речи быть не может. В сопровождении фрейлин направляется в крыло королевы-матери*

Шико: Генрих Валуа пишет: (повертел фигурку короля - ходить некуда) Кажется, я проиграл. Впрочем, я никогда не был силен в шахматах. (из-за спины короля) Зато тебе повезет в любви, Генрике, а герцогу нет. (мнимо сокрушается и разглядывает фигуры Анжу) Недостаточно победить, нужно еще и править. (и расплылся в дурашливой улыбке)

Франсуа Анжуйский: Генрих Валуа пишет: Кажется, я проиграл. Впрочем, я никогда не был силен в шахматах. (встает) Франсуа, ты сделал мне превосходный подарок к коронации, я этого не забуду. (раскрывает объятья) Крепко обнял брата: - В конце-концов все мы ваши подданные. Ах, кстати, я запамятовал. Господин де Бюсси капитан ваших гвардейцев, и будучи главным ловчим в таком случае не сможет принимать участие в церемонии утреннего выхода короля, так как обязан проверить караул с утра оказавшись во дворце. Освобождаются от капитанской должности только попавшие в опалу, или запятнавшие свою честь. С утренним выходом те же обстоятельства. Не обижай моего благородного Бюсси, брат. Придется подумать о Сен Люке. - Понимая, что Генрих окончил аудиенцию отвешивает церемонный поклон. - Или все же о Мосоро, женушку которого ты можешь видеть в окне. Право подумай, он способен украсить Лувр ветвистыми рогами. - Довольный двусмысленностью сказанного, расхохотался. Шико пишет: Недостаточно победить, нужно еще и править. (и расплылся в дурашливой улыбке) Шико пишет: (и расплылся в дурашливой улыбке) Небрежно потрепал уже уходя: - Это совет, господин, Шико? Генрих он у тебя подстрекатель. Ату его! Вышел. Луи де Клермон пишет: - Надеюсь, встреча была плодотворна, и нас ждут великие дела, монсеньор? - Ждут и не терпят. - Капризно. - Мой славный Бюсси где тебя носило? Почему ты оставил своего принца наедине с василиском? Кивнул в сторону королевских покоев.

Луи де Клермон: Франсуа Анжуйский пишет: Мой славный Бюсси где тебя носило? Почему ты оставил своего принца наедине с василиском? *усмехнувшись, но сохраняя заданную принцем тональность* - В охоте на змей с вами мало кто сравнится, монсеньор. Правда я не назвал бы это василиском, но моему принцу разумеется видней. В любом случае, я был рядом, и это лишало змея даже призрачных шансов на успех. Уверен, вы победили, Ваше Высочество и ваш покорный слуга в нетерпении услышать о наших планах.

Маргарита Валуа: Матушка славилась любовью к многоточиям и возвышенным вступлениям. Пытка родственными узами закончилась, и можно побыть на едине со своими мыслями. Возвращается от королевы мимо Франсуа и Бюсси. Легкий кивок - одному или обоим, как кому угодно.

Франсуа Анжуйский: Луи де Клермон пишет: Уверен, вы победили, Ваше Высочество и ваш покорный слуга в нетерпении услышать о наших планах. Старается не упустить обмена взглядами между Бюсси и Марго. Отходит со своим собеседником в сторону, делая знак Монсоро пока не приближаться. - Генрих ждет от меня сюрпризов к коронации. Даже потряс передо мной жирной придворной должностью для одного из моих людей. Я рекомендовал тебя, но Генриху решительно не нравится твоя физиономия. Да, и я признаться, вижу тебя коннетаблем Франции. Но для этого нам нужно постараться.

Генрих Валуа: Франсуа Анжуйский пишет: Освобождаются от капитанской должности только попавшие в опалу, или запятнавшие свою честь. С утренним выходом те же обстоятельства. не обижай моего благородного Бюсси, брат. Придется подумать о Сен Люке (когда Анжу удалился) Что скажешь, Шико? Наш братец Франсуа не так глуп, а? И все же, одну ошибку он допустил - проговорился, что хочет видеть Бюсси именно капитаном гвардейцев. (задумчиво) Если это только не для отвода глаз, и у него нет другого плана.

Луи де Клермон: Маргарита Валуа пишет: Легкий кивок - одному или обоим, как кому угодно. *Обменявшись быстрым взглядом с Марго, тут же кланяется королеве по всем правилам придворного этикета, когда она проходит, оборачивается к принцу* - Добавить столь ненавистной его Величеству физиономии еще парочку шрамов, мой принц? Или отыскать его любимого миньона Сен-Люка, дабы король сменил гнев на милость, а вы получили в свои руки все тайные планы? Пожалуй, ради такого дела, я готов ввязаться в пару-тройку дуэлей и даже позволить сопернику перед смертью, коснуться меня шпагой, мой лорд. Впрочем, уверен, вы уже придумали иной план. *улыбнувшись, ждет указаний герцога*

Шико: Генрих Валуа пишет: (когда Анжу удалился) Что скажешь, Шико? Наш братец Франсуа не так глуп, а? (насмешливо) Здесь только один дурак - это я. Вот и учу фразу "Покормите меня" на 20 языках. Генрих Валуа пишет: (задумчиво) Если это только не для отвода глаз, и у него нет другого плана. Какие бы планы не стоил твой братец, у Бюсси всегда есть свои.

Франсуа Анжуйский: Луи де Клермон пишет: Или отыскать его любимого миньона Сен-Люка, дабы король сменил гнев на милость, а вы получили в свои руки все тайные планы? - В седьмое пекло Сен Люка и всех миньонов Генриха. Вот, что Бюсси Кледет руку ему на плечо, улыбаясь. Будто рассказывая какую-то забавную шутку. Говорит в самое ухо. - Из Реймского собора уже спешит епископ на церемонию миропомазания Генриха. Будет лить масло на голову моего брата, которое официально закрепит на его голове золотой венец и представит короля народу. Нет, ли у тебя человека. ревностного гугенота? Желательно охранявшего братца Анри Наваррского, когда он жил в Лувре. Он должен из святейших чувств отомстить недостойному папству в лице епископа за Варфоломеевскую ночь.

Маргарита Валуа: Луи де Клермон пишет: *Обменявшись быстрым взглядом с Марго, тут же кланяется королеве по всем правилам придворного этикета *они обменялись условными знаками - граф теперь знает, что встреча состоится, у парадного входа в Лувр ее ждет карета, из которой она выходи у Парижской ратуши, укрывшись от любопытных глаз плащом с капюшоном, пересекает Гревскую площадь, и через черный ход дома ростовщика выходит на соседнюю улицу, где ее ждет другая карета ничем не примечательная с опущенными занавесками для условленной встречи*

Генрих Валуа: Шико пишет: Какие бы планы не стоил твой братец, у Бюсси всегда есть свои. Лишь бы они не совпадали с планами Анжу. Пока мои заклятые друзья тянут в разные стороны, они для меня не опасны. Шико пишет: Вот и учу фразу "Покормите меня" на 20 языках Ты прав, Шико, нам пора подкрепиться. Скоро вечер, а на вечер у меня дела. (погладил напомаженные усы) Благотворительные.

Луи де Клермон: Маргарита Валуа пишет: они обменялись условными знаками - граф теперь знает, что встреча состоится *поймав условный сигнал, отвечает так же условным знаком, что будет на месте встречи точно в срок* Франсуа Анжуйский пишет: Из Рейнского собора уже спешит епископ на церемонию миропомазания Генриха... *Воистину, принц смел и коварен* - Если это приказ, монсеньор, то он будет исполнен и нужный нам человек найден. К тому же, это не так сложно, стоит лишь спуститься с пышных дворцовых лестниц, на обычную землю. Как скоро нам выгодна данная стычка? Предпочитаете напугать короля восстанием прямо перед коронацией, или сделать это раньше, дабы отложить ее и выиграть время?

Шико: Генрих Валуа пишет: Лишь бы они не совпадали с планами Анжу. Пока мои заклятые друзья тянут в разные стороны, они для меня не опасны. Пока королева Наварры в Париже можешь не сомневаться, Анжу и Бюсси будут играть в разных оркестрах. Генрих Валуа пишет: Скоро вечер, а на вечер у меня дела. (погладил напомаженные усы) Благотворительные. (хохотнул, но тут же сделал постное лицо) Епискому реймскому будет что послушать на исповеди. Пожалуй, стоит успеть съесть что-нибудь скоромное до его приезда.

Диана: Диана с вами, но урывками с телефона.

Генрих Валуа: Шико пишет: Пока королева Наварры в Париже можешь не сомневаться, Анжу и Бюсси будут играть в разных оркестрах Мой брат, будто, увлечен очаровательной супругой графа де Монсоро. Боюсь, как бы собственные любовные успехи не сделали его снисходительным к успехам Бюсси. Шико пишет: (хохотнул, но тут же сделал постное лицо) Епискому реймскому будет что послушать на исповеди. Пожалуй, стоит успеть съесть что-нибудь скоромное до его приезда. (ворчит) Богохульник! (подали скромный обед из двенадцати блюд, первым придвинул к себе перепелов, фаршированных яблоками с гранатами и пряностями, пока их не облюбовал Шико)

Франсуа Анжуйский: Луи де Клермон пишет: Как скоро нам выгодна данная стычка? Предпочитаете напугать короля восстанием прямо перед коронацией, или сделать это раньше, дабы отложить ее и выиграть время? - Если епископ отправится к праотцам, мы выиграем нужное время. Увы, такое случается даже со святыми отцами. На все промысел божий. Что до приказов, действуй, Бюсси.

Жанна: Диана пишет: *гордо топнула ножкой* Не важно, что я хочу или не хочу, я - дворянка, и не из последних, я никому не позволю нарушать данное мне слово! Непременно поговорю с Маргаритой, и постараюсь не остаться в долгу перед ней! Улыбнулась, гордость её некогда кроткой подруги сравнима с красотой. Граф закалил Диану. Хоть в этом его заслуга. - Король говорил мне, что желает облагодетельствовать перед коронацией как можно больше подданных. Я не в том положении, чтобы просить, но если он будет в настроении дарить милости, скажи слово, и я попрошу за тебя. Для короля это будет поводом насолить Анжуйскому, возможно даже ослабить. Нам лишь надо будет выставить так, будто ваш брак расторгнут по настоянию герцога. Убьем двух кроликов сразу.

Шико: Генрих Валуа пишет: Мой брат, будто, увлечен очаровательной супругой графа де Монсоро. Боюсь, как бы собственные любовные успехи не сделали его снисходительным к успехам Бюсси. Ваш брат увлечен всеми хорошенькими женщинами Франции одновременно. Но есть у него кое-что женского рода самое любимое. Корона. Генрих Валуа пишет: (ворчит) Богохульник! (подали скромный обед из двенадцати блюд, первым придвинул к себе перепелов, фаршированных яблоками с гранатами и пряностями, пока их не облюбовал Шико) (перепела уплыли из-под носа, налегает на баранью лопатку, выуживает раздвоенную кость, похожую на рога) Чертовски верно... (отбрасывает кость в сторону, со смиренной миной) Генрихе, я ужасный грешник. Камень на совести не позволяет мне встретить епископа в дворцовой роскоши. Позволь, своему несчастному другу поломником ползти на коленях к нему на встречу.

Генрих Валуа: Шико пишет: Ваш брат увлечен всеми хорошенькими женщинами Франции одновременно. Но есть у него кое-что женского рода самое любимое. Корона. Значит, он не лжет, когда говорит, что любит меня - в ней. Шико пишет: Генрихе, я ужасный грешник. Камень на совести не позволяет мне встретить епископа в дворцовой роскоши. Позволь, своему несчастному другу поломником ползти на коленях к нему на встречу. Ступай, так от тебя будет больше пользы. Покайся за все те сто двадцать пять раз, что ты на этой неделе испортил мне настроение.

Луи де Клермон: Франсуа Анжуйский пишет: Что до приказов, действуй, Бюсси. - Как прикажете, монсеньор... *поклонившись принцу, быстро идет в сторону выхода, на ходу застегивая плащ. Покинув дворец, вкакивает в седло и едет на встречу с королевой*

Бриан де Монсоро: (Дождавшись, когда уйдет Бюсси, приблизился к принцу, вполголоса) Монсеньор, у меня для вас важная новость - герцог Гиз в Париже.

Диана: *по-детски захлопала в ладоши* Жанна, ты прекрасно придумала! Король, конечно, и рад будет, что Монсоро сочтёт герцога виноватым в разводе. *азартно* что бы ещё такое устроить? Кажется, я вхожу во вкус придворных интриг! *смеётся легко, солнечно, весело, потом успокаивается* Пока не снимем опалу с твоего мужа, нам хватит забот.

Шико: Генрих Валуа пишет: Ступай, так от тебя будет больше пользы. Покайся за все те сто двадцать пять раз, что ты на этой неделе испортил мне настроение. (можно было бы взять с собой Келюса, который владеет шпагой также бойко, как языком, но последнее и делает подобный выбор последним, лучше взять в спутники Сен-Люка, которого надо преподнести в глазах короля героем и получить прощение, но перед дорогой хорошо бы устроить ему встречу с женой, бросил салфетку и встал) Как ты добр к своему другу, мой Генрике. Господь зачтет тебе это, как я простил твой долг в 200 экю. Не скучай без меня, дружище. Мадам Жанна очаровательно будет перелистывать молитвенник. (уворачивается от брошенной в него кости и уходит)

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: (Дождавшись, когда уйдет Бюсси, приблизился к принцу, вполголоса) Монсеньор, у меня для вас важная новость - герцог Гиз в Париже. Замечательно. Бюсси при деле, но не стоит полагаться только на него. Марго умеет убеждать, так что ему могут изменить. - Вы сегодня подобны Гермесу, граф. - Будто в задумчивости, зовет Монсоро следовать за собой в дворцовый сад. - Я разговаривал о вас с братом. Тот настроен подарить жезл ловчего одному из моих людей. он выбрал Бюсси, я предложил вас. Если Клермон получит должность, его тут же ушлют из Парижа в охотничьи угодья. Я хочу чтобы вы встретились с герцогом Гизом от моего имени. Ничего не предлагайте, только слушайте, что скажет он. Понимаю, поручение связанно с определенным риском, но быть может то, что я назначу вас комендантом Тура вас на минуту успокоит. И еще вы не печетесь о себе, я подумал за вас, мадам де Монсоро надо представить ко двору как вашу жену, я даже замолвлю слово о ней моей матери. Как вы на это смотрите?

Маргарита Валуа: *в карете перечитывает письмо от Гиза, где он извещает о приезде и умоляет о встречи, свернула письмо и спрятала за корсаж - герцог подождет, а она подумает, как лучше это использовать*

Жанна: Диана пишет: Король, конечно, и рад будет, что Монсоро сочтёт герцога виноватым в разводе. *азартно* что бы ещё такое устроить? Кажется, я вхожу во вкус придворных интриг! *смеётся легко, солнечно, весело, потом успокаивается* Пока не снимем опалу с твоего мужа, нам хватит забот. - Главное удачно подать эту идею королю. Вот и услуга Марго, которую мы окажем не без выгоды и для себя. Как все сплелось в один клубок. Кажется дернешь одну ниточку, зазвенят все. - Вздохнув. - Мне бы просто получить мужа и возможность покинуть Париж как можно быстрее, но король еще до свадьбы намекнул что отъезд без разрешения будет расценен как бунт.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Я хочу чтобы вы встретились с герцогом Гизом от моего имени. Ничего не предлагайте, только слушайте, что скажет он. Понимаю, поручение связанно с определенным риском, но быть может то, что я назначу вас комендантом Тура вас на минуту успокоит. (с поклоном, приложив руку к груди) Доверие, оказанное мне монсеньором - высшая награда за риск. Франсуа Анжуйский пишет: я подумал за вас, мадам де Монсоро надо представить ко двору как вашу жену, я даже замолвлю слово о ней моей матери. Как вы на это смотрите? Госпожа де Монсоро была бы счастлива, но, как преданная супруга, разумеется, предпочтет поехать со мною в Тур.

Диана: Почему король так не желает отпускать из Парижа одного из дворян? *с тревогой* не опасается ли войны или настоящего бунта, когда каждый преданный человек на счету? Вдруг эти ужасные гугеноты снова хотят восстать протв престола и святой церкви?

Шико: (известие, что герцог Бекингем Гиз в Париже озадачило, но не изменило планов, впихнул Сен-Люка в кусты садовых роз и велел ждать) Жанна пишет: - Вздохнув. - Мне бы просто получить мужа и возможность покинуть Париж как можно быстрее, но король еще до свадьбы намекнул что отъезд без разрешения будет расценен как бунт. (целует дамам ручки) Когда прелестные дамы рассуждают о бунте, у Франции незавидный конец.

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Госпожа де Монсоро была бы счастлива, но, как преданная супруга, разумеется, предпочтет поехать со мною в Тур. - А вы не поедете в Тур. Все в свое время. Я уведомлю вас отдельно, когда нужно будет инспектировать гарнизоны. А вот то, что Марго едва выскочив от короля дала аудиенцию вашей жене, еще даже прежде чем мне и Бюсси, событие весьма интересное. Приближаются к Жанне и Диане. Приближаясь к женщина по дорожке, издалека поприветствовал обеих касанием шляпы. И Шико здесь, что этому шуту еще потребовалось.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: А вот то, что Марго едва выскочив от короля дала аудиенцию вашей жене, еще даже прежде чем мне и Бюсси, событие весьма интересное Моя супруга не интересуется политикой, монсеньор. Шико пишет: впихнул Сен-Люка в кусты садовых роз и велел ждать) Франсуа Анжуйский пишет: И Шико здесь, что этому шуту еще потребовалось Мэтр Шико самый любезный и галантный шут из всех мне известных, однако он не догадался подарить дамам цветы. (Наметанным глазом охотника успел заметить едва приметное шевеление за розовыми кустами, шагнул туда, протянул руку, чтобы сорвать пару роз, и незаметно быстро раздвинул ветки - Сен-Люк едва успел присесть, но граф его узнал. Как ни в чем не бывало возвращается к Диане и Жанне и вручает им обеим по розе)

Жанна: Шико пишет: (целует дамам ручки) Когда прелестные дамы рассуждают о бунте, у Франции незавидный конец. Обрадованно выдохнула: - Господин Шико. Как я рада вас видеть. Не уделите ли вы мне несколько минут для небольшой женской просьбы? Приседает в реверансе: - Монсеньор, господин де Монсоро. Благодарю за розу.

Луи де Клермон: *Добравшись до условного дома, видит карету Марго, дожидается, когда она войдет внутрь, осматривается и не приметив шпиков идет внутрь. В гостиной опущены шторы, горит камин, вокруг надежные и проверенные люди охраняют встречу. Дожидается Марго, целует руку* - Ваше Величество... *улыбнувшись* Сожалею, что время длилось столь долго... *пропустив многозначительную паузу, любуется красавицей перед ним, но одергивает себя и переходит к попавшей в руки информации* - Герцог намерен разыграть первую попавшую ему в руки карту, как можно скорей, спровоцировав ни то скандал, ни то авантюру. Подозреваю, что ход призван испугать короля, и возложить грех на чью-то душу. Речь идет об убийстве епископа направляющегося в Париж для коронации вашего брата. *сбросив официальный тон* - Позволим свершиться мести, или развернем события в иную сторону?

Шико: (Отвешивает приветственные поклонны Анжу и Монсоро) Жанна пишет: Обрадованно выдохнула: - Господин Шико. Как я рада вас видеть. Не уделите ли вы мне несколько минут для небольшой женской просьбы? (за локоток тащит ее за собой) Еще как уделю, сударыня. Услуга за услугу. (многозначительный взгляд) Вы мне о новой прическе Марго, я вам о новом камзоле для мужа. И прошу вас довериться мне ради вашей подруги.

Жанна: Шико пишет: Услуга за услугу. (многозначительный взгляд) Пикнуть не успела. Мелькнула мысль, что этот человек все знает о затеянных Маргаритой интригах и сейчас вынудит её рассказать все королю, попробовала поупираться. Шико пишет: Вы мне о новой прическе Марго, я вам о новом камзоле для мужа. Шико сильнее да и сообразила, что пока будет иметь дело исключительно с Шико. Переходит сразу к делу: - Что вы хотите знать? И что предлагаете?

Маргарита Валуа: Луи де Клермон пишет: - Герцог намерен разыграть первую попавшую ему в руки карту, как можно скорей, спровоцировав ни то скандал, ни то авантюру. Подозреваю, что ход призван испугать короля, и возложить грех на чью-то душу. Речь идет об убийстве епископа направляющегося в Париж для коронации вашего брата. *сбросив официальный тон* - Позволим свершиться мести, или развернем события в иную сторону? *молча любуется его лицом, влажные зрачки светятся, сбросила перчатки и обняла графа* - Луи, я не знаю могу ли доверять тебе как прежде.

Диана: *Шико* Дамы всего-навсего рассуждают, действовать - выбор мужчин! *церемонно берёт розу из рук мужа и делает реверанс, в равной степени обращённый к графу и принцу*

Шико: Жанна пишет: - Что вы хотите знать? И что предлагаете? (тихо) Что вам и графине де Монсоро поручила Маргарита? Жанна, ради всего святого, скажите правду. Если я буду знать, я не допущу, чтобы королева Наваррская или вы попали в беду. Это касается и вашего мужа тоже.

Жанна: Шико пишет: Что вам и графине де Монсоро поручила Маргарита? Жанна, ради всего святого, скажите правду. Если я буду знать, я не допущу, чтобы королева Наваррская или вы попали в беду. Это касается и вашего мужа тоже. Со всей правдивостью заглядывая в глаза Шико: - Маргарита лишь поручила нам тянуть время и распылять внимание тех, кто гонится за короной. Это правда, я не знаю ничего. Я благодарна вам за вести о муже и сделаю все, чтобы помочь, если это не повредит моим подругам и мужу.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: *церемонно берёт розу из рук мужа и делает реверанс, в равной степени обращённый к графу и принцу* Со смехом: - Ну вот, одну прелестную даму увел господин Шико. Вечно он таскает у дома Валуа аппетитные кусочки. Ну а вы, мадам, надеюсь не намерены нас покидать?

Шико: Жанна пишет: Со всей правдивостью заглядывая в глаза Шико: - Маргарита лишь поручила нам тянуть время и распылять внимание тех, кто гонится за короной. Это правда, я не знаю ничего. Я благодарна вам за вести о муже и сделаю все, чтобы помочь, если это не повредит моим подругам и мужу. (помолчал, обдумывая, и поцеловал девушке руку) Спасибо, Жанна. Я оправдаю ваше доверие. Сен-Люк ждет вас в кустах роз... (заметил розу, подаренную Монсоро) Безопаснее будет переместиться к азалиям.

Диана: *чуть с ленцой обронила в ответ на вопрос Франсуа* В такой замечательный день жаль покидать сад ради душных комнат, даже дворцовых! *подносит розу к лицу, вдыхая её аромат*.

Луи де Клермон: Маргарита Валуа пишет: - Луи, я не знаю могу ли доверять тебе как прежде. *обняв в ответ, смотрит в ее глаза* - Слова здесь бесполезны, Марго. Предпочту ответить делами, а рифмы потратить на анутраж для романтических ночей. * улыбнувшись* Действовать нужно быстро, моя королева. Хотя догадываюсь, что вездесущий шут твоего брата, окажется где-то рядом, ибо визит епископа слишком официален, а "дурость" шута, слишком наиграна...

Жанна: Шико пишет: (помолчал, обдумывая, и поцеловал девушке руку) Спасибо, Жанна. Я оправдаю ваше доверие. Сен-Люк ждет вас в кустах роз... (заметил розу, подаренную Монсоро) Безопаснее будет переместиться к азалиям Кивнула: - Я ваша должница. Вы всегда найдете помощь у меня, осмелюсь предположить что и у графа. - Рвется сразу же броситься к розовым кустам. Задержалась. - Одно могу сказать, герцога можно достать через Монсоро. Оба имеют виды на одну и ту же женщину. Желаю вам воспользоваться этим умело. Спешит к мужу.

Маргарита Валуа: Луи де Клермон пишет: *обняв в ответ, смотрит в ее глаза* - Слова здесь бесполезны, Марго. Предпочту ответить делами, а рифмы потратить на анутраж для романтических ночей. * улыбнувшись* Действовать нужно быстро, моя королева. Хотя догадываюсь, что вездесущий шут твоего брата, окажется где-то рядом, ибо визит епископа слишком официален, а якобы дурости шута, слишком наиграны... *при упоминании Шико побледнела, но сдержалась и крепче прижалась щекой к его израненной щеке* - Франсуа сжигает мосты, коль решился на такое, а вину полагается списать на гугенотов Бурбона. Предоставим шуту доставить епископа в Париж, а здесь его спрячем. Анжу же преподнеси это как возможность для его коронации. Остается только придумать, как заставить Генриха письменно отречься.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: В такой замечательный день жаль покидать сад ради душных комнат, даже дворцовых! *подносит розу к лицу, вдыхая её аромат*. - В таком случае, разрешите оказать моему дорогому Монсоро любезность и прогуляться по парку с его женой. Разумеется, граф последует с нами. - Не дожидаясь согласия подхватил руку Дианы. Свернул на дорожку, на которой есть место только для двоих и Монсоро вынужден идти позади. Тихо, - когда мы подошли вы были нахмурены. Что за мрачные думы нагоняют тучи на ваше лицо, графиня? Одн0 слово, и я постараюсь их разогнать.

Шико: Жанна пишет: Кивнула: - Я ваша должница. Вы всегда найдете помощь у меня, осмелюсь предположить что и у графа. - Рвется сразу же броситься к розовым кустам. Задержалась. - Одно могу сказать, герцога можно достать через Монсоро. Оба имеют виды на одну и ту же женщину. Желаю вам воспользоваться этим умело. (учтивый поклон истинного дворянина) Благодарю за совет, сударыня. Передайте супругу, что я жду его через два часа в кабачке "Рога и копыта". Пусть спросит трактирщика Жозе.

Франсуа де Сен-Люк: (Из кустов, Шико) - Вы мой спаситель, а я Ваш вечный должник, господин Шико. (Прячется в кустах, услышав голоса)

Жанна: Шико пишет: (учтивый поклон истинного дворянина) Благодарю за совет, сударыня. Передайте супругу, что я жду его через два часа в кабачке "Рога и копыта". Пусть спросит трактирщика Жозе. Запомнила все сказанное и бросилась к кустам. Франсуа де Сен-Люк пишет: (Из кустов, Шико) - Вы мой спаситель, а я Ваш вечный должник, господин Шико. (Прячется в кустах, услышав голоса Герцога и Монсоро) Тихо и придушенно о радости: - Франсуа, супруг мой. - Падает в открытые объятия.

Диана: *манеры Франсуа сочла слишком дерзкими даже для принца крови, поэтому отнимает руку, говорит сначала надменно, потом переводит в шутку*. Монсиньор, любезность остаётся такой только в меру! Что до туч, право, их нет, потому я и хмурилась на ярком солнце!

Диана: *манеры Франсуа сочла слишком дерзкими даже для принца крови, поэтому отнимает руку, говорит сначала надменно, потом переводит в шутку*. Монсиньор, любезность остаётся такой только в меру! Что до туч, право, их нет, потому я и хмурилась на ярком солнце!

Франсуа де Сен-Люк: (нежно обнимает и целует жену, шепчет на ушко) - Моя обожаемая Жанна! Я думал, что уже и не увижу Вас. Скажите, Вы в добром здравии?

Шико: Франсуа де Сен-Люк пишет: (Из кустов, Шико) - Вы мой спаситель, а я Ваш вечный должник, господин Шико. (Прячется в кустах, услышав голоса) Уже отошел и не расслышал. Наблюдает издали за Анжу-Дианой-Монсоро, но мыслями на другой встрече, которая наверняка уже состоялась. Сделав в голове несколько шахматных ходов, завернулся в плащ, натянул шляпу и направился к Гревской площади.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: *манеры Франсуа сочла слишком дерзкими даже для принца крови, поэтому отнимает руку, говорит сначала надменно, потом переводит в шутку Проводил руку взглядом. - Ваш кошель висит на шелковом шнуре. Вам не понравился серебряный? Или ваш супруг настолько строг?

Жанна: Франсуа де Сен-Люк пишет: (нежно обнимает и целует жену, шепчет на ухо) - Моя обожаемая Жанна! Я думал, что уже и не увижу Вас. Скажите, Вы в добром здравии? - Я была на грани отчаяния, но господин Шико принес мне лекарство. Тебя. - Взяв в ладони лицо супруга покрывает его тысячью мелких нежных поцелуев. Опомнившись. - Тебя заметили здесь, отойдем за азалии. Расскажи же мне, как ты оказался в плену у короля. Что он от тебя требует?

Диана: *улыбается* как можно было отнять Ваш подарок у невинного создания! Ваше высочество оказали малышу поистине королевскую милость! Не сомневаюсь, он вырастет преданным слугой монсиньора.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: как можно было отнять Ваш подарок у невинного создания! Ваше высочество оказали малышу поистине королевскую милость! Не сомневаюсь, он вырастет преданным слугой монсиньора. - Я отдал его вам в руки. - Ничего не значащим тоном, которым говаривал его отец, делающим каждого из братьев на миг истинным королем, неожиданно смотрит на женщину. - Позвольте дать вам совет, не пренебрегайте милостями королевской крови. А если сделали это, постарайтесь скрыть. Это избавит вас от многих бессонных ночей. (Тон снова стал мягким и бархатным) Прекрасная графиня. Значит вы утверждаете, что счастливы в браке и не желаете иной доли, как менять примочки на подагре мужа в летах?

Франсуа де Сен-Люк: (позволяет увести себя за азалии) - Увы, моя дорогая! Наш король Генрих ревнивее любой женщины. Он желает, чтобы его верные слуги находились при нем и днем и ночью. Сразу же после нашей свадьбы, когда я думал только Вас, я был арестован и заперт в одной из галерей Луврского замка. Лишь благодаря ловкости господина Шико мне удалось выбраться и сейчас я вынужден скрываться.

Жанна: Франсуа де Сен-Люк пишет: Сразу же после нашей свадьбы, когда я думал только Вас, я был арестован и заперт в одной из галерей Луврского замка. Прижалась лицом к груди мужа: - Ходили слухи, что ты дружен с Бюсси. - Заглянула в глаза супруга. - Враги короля и твои не преминут этим воспользоваться. Я поняла, что ты вырвался тайно, при помощи Шико. Он передал, что будет ждать тебя в кабаке "Рога и копыта". Скажи мне, что вы задумали? Зная, твое сердце и господина Шико, понимаю, ты защищаешь короля. Не рисковать собой в таких делах невозможно, но можно быть осторожным. Будь осторожен, и быть может король разрешит нам жить спокойно. Обещаешь?

Диана: *почувствовав угрозу в тоне Франсуа, гордо вскинула голову* Я приму милость, подобающую слуге престола, но не рабыне! *улыбнулась* Вы так мило интересуетесь счастьем моего брака - не желаете ли стать моим исповедником, только... *наивно разводит ручками* Вам придётся принять обет безбрачия!

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: *улыбнулась* Вы так мило интересуетесь счастьем моего брака - не желаете ли стать моим исповедником, только... *наивно разводит ручками* Вам придётся принять обет безбрачия Смерил графиню взглядом. С улыбкой: - Ну, что вы сударыня, я слишком грешен для такого ангела как вы. неужели вам есть в чем исповедоваться?

Диана: *в тон Франсуа* нет греха больше, чем считать себя ангелом!

Франсуа де Сен-Люк: (Нежно целует ручки Жанны) - Я буду очень осторожен, любимая. Теперь я не имею право рисковать собой, ведь у меня есть Ты. Я поклялся отвечать за Тебя перед Богом и людьми. Но Король - мой господин, и я никогда не предам его. Я пойду на эту встречу и сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить и его. Ведь сейчас он в опасности, против него плетут интриги Монсеньор, королева Наваррская, герцог Гиз и еще бог весть знает кто. Тебя же я прошу, отправляйся к отцу, маршал де Коссе-Бриссак сейчас единственный, кто может защитить тебя. Когда станет возможным, я приду туда, и мы больше никогда не расстанемся. - Обнимает и целует её.

Жанна: Франсуа де Сен-Люк пишет: Тебя же я прошу, отправляйся к отцу, маршал де Коссе-Бриссак сейчас единственный, кто может защитить тебя. Когда станет возможным, я приду туда, и мы больше никогда не расстанемся. - Обнимает и целует её. - И я вам скажу, что я ввязалась в одну из интриг. Ради вас и ради Маргариты. - Целует губы мужа, не давая возражать. - сегодня король будет ждать меня. Я пойду, ради нас. А затем отправлюсь в особняк. Мне нужно готовиться к аудиенции. Люблю вас. И да хранит нас бог. Обняла супруга, чтобы не смог её остановить. С трудом разжала дрожащие пальцы. Показалась недалеко от Мосоро и Герцога. Торопливо ушла к площади, чтобы найти себе наемный экипаж.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: *в тон Франсуа* нет греха больше, чем считать себя ангелом! -А меня привлекают грехи. Я тоже судя по всему страдаю грехом занудства. Больше я вам не навязываю своего общества. - Откланялся. И направился в свои апартаменты в Лувре, ожидая Д`Орильи.

Диана: * делает на прощание реверанс и поворачивается в сторону мужа*

Франсуа де Сен-Люк: (Пытается удержать жену, почти полностью высунувшись из кустов) - Жанна, ради Бога! Не ходите к королю! Он задержит Вас, чтобы полностью подчинить меня своей воле. Ради Вас я пойду на все! (Понимает, что Жанну не остановить, плотно закутывается в плащ и проходит мимо Герцога и Монсоро. Про себя). - Вперед, кабачок "Рога и копыта " ждёт меня!

Луи де Клермон: *выслушав ее* - Твой брат мечтает о короне, Марго, но предпочитает играть тонко и чужими головами. Пусть Шико доставит епископа в Париж. Здесь мы организуем покушение, "спасем" его и позволим стражникам притащить Генриху кучку озверевших сумасбродов-бурбонов. После.... *дальнейший план предназначен только для ушей королевы...*

Маргарита Валуа: Луи де Клермон пишет: - Твой брат мечтает о короне, Марго, но предпочитает играть тонко и чужими головами. Пусть Шико доставит епископа в Париж. Здесь мы организуем покушение, "спасем" его и позволим стражникам притащить Генриху кучку озверевших сумасбродов-бурбонов. После.... *слушает, закусив пухлую губу, все это важно, но не настолько, чтобы не спросить о главном, ловит его взгляд* - Скажи, ради чего ты рискуешь, Луи? Наша затея может рухнуть, и ты станешь врагом короля и герцога, а уж матушка постарается, чтобы поострее наточили топор.

Луи де Клермон: Маргарита Валуа пишет: *слушает, закусив пухлую губу, все это важно, но не настолько, чтобы не спросить о главном, ловит его взгляд* - Скажи, ради чего ты рискуешь, Луи? Наша затея может рухнуть, и ты станешь врагом короля и герцога, а уж матушка постарается, чтобы поострее наточили топор. - Ради чего мужчины рискуют, Марго? Ради Франции или преданности короне? Ты прекрасно знаешь, что все это сказки, для наивных простаков. Миры рушатся и создаются по велению женщины, моя королева. А топоры и враги лишь опоздавшее средства бессильных, выплеснуть свой праведный гнев. *улыбнувшись, ласково убирает упавший ей на плечо локон*

Франсуа де Сен-Люк: (Сен-Люк заходит в тайную комнату, оглядывается по сторонам и сбрасывет плащ) - Я к Вашим услугам, господин Шико. Готов служить моему королю во всем, но прошу Вас, исполните одну мою просьбу.

Шико: Франсуа де Сен-Люк пишет: - Я к Вашим услугам, господин Шико. Готов служить моему королю во всем, но прошу Вас, исполните одну мою просьбу. (в тайной комнате, скрытой от посторонних глаз завсегдатаев кабачка, в компании Сен-Люка,бутылки вина и скромного ужина) Cначала о главном. Слушай, Франсуа и запоминай. Чтобы наш Генрике простил тебя и снова открыл свои объятия нужно проявить преданность своему королю. В Париж на коронацию из Реймса спешит епископ. Епископ получил от меня письмо и поедет вот этой дорогой. Ты перехватишь его вот здесь (показывает на карте). Под лавкой найдешь сверток с монашескими рясами. Переоденетесь и вот этим путем (снова показывает на карте) направитесь в Париж. Если кого встретишь по дороге, кто тебя узнает беззастенчиво ври что угодно, но епископа доставь в Париж. В Париже в аббатстве почитаемого мной святого вас встретит брат Горонфло. Ты знаешь этого пройдоху и пропойцу. Дашь Горонфло деньги (передает Сен-Люку кожаный мешочек), и чтобы он поил епископа и не выпускал из аббатства пока я не пришлю туда своих людей. Дружище, я тебе доверяю. Франция тебе доверяет. Как все сделаешь, сразу ко мне. Теперь я готов выслушать. Какая у тебя просьба?

Маргарита Валуа: Луи де Клермон пишет: - Ради чего мужчины рискуют, Марго? Ради Франции или преданности короне? Ты прекрасно знаешь, что все это сказки, для наивных простаков. Миры рушатся создаются по велению женщины, моя королева. А топоры и враги лишь опоздавшее средства бессильных, выплеснуть свой праведный гнев. *улыбнувшись, ласково убирает упавший ей на плечо локон* *слегка отстраняется* - Мы не виделись несколько месяцев, Луи. Я не знаю какой ты теперь, что у тебя на сердце, и что ты хочешь лично для себя? Как же я устала не доверять никому и всем.

Луи де Клермон: Маргарита Валуа пишет: *слегка отстраняется* - Мы не виделись несколько месяцев, Луи. Я не знаю какой ты теперь, что у тебя на сердце, и что ты хочешь лично для себя? Как же я устала не доверять никому и всем. *ласково* - Я не хочу говорить лишних слов. Они ничего не значат. Постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы помочь осуществиться твоей мечте. Мое же сердце и преданность, как и прежде только твои. Ничего не изменилось за это время, кроме парочки лишних шрамов, и штрихов к моему кровожадному портрету в глазах короля и Франции в целом. Но это не имеет значения. *склонив голову на бок* - Я сделаю необходимое, и только после позволю себе нечто большее, чем поцелуй твоей руки, Марго. Это заставит нас обоих считать минуты до новой встречи... *целует ей руку и отстраняется, галантно поклонившись королеве*

Маргарита Валуа: Луи де Клермон пишет: *ласково* - Я не хочу говорить лишних слов. Они ничего не значат. Постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы помочь осуществиться твоей мечте. Мое же сердце и преданность, как и прежде только твои. Ничего не изменилось за это время, кроме парочки лишних шрамов, и штрихов к моему кровожадному портрету в глазах короля и Франции в целом. Но это не имеет значения. *с нежностью коснулась тонкими пальцами его лица* - Всё имеет значение. Все, что может разлучить нас. Прошу, будь осторожен. Я не прощу себе, если... Луи де Клермон пишет: - Я сделаю необходимое, и только после позволю себе нечто большее, чем поцелуй твоей руки, Марго. Это заставит нас обоих считать минуты до новой встречи... *целует ей руку и отстраняется, галантно поклонившись королеве* *снова накинула капюшон* - Я не могу дольше задерживаться, Луи. Как только будут добрые вести для нас обоих, дай знать. Этот дом самое безопасное место в Париже. Уши этих стен глухие, а хозяева дома немые, как рыбы.

Бриан де Монсоро: Диана пишет: * делает на прощание реверанс и поворачивается в сторону мужа* Позвольте отвезти вас домой, Диана. Пока ее величество королева-мать не зачислила вас в штат своих дам, вам нет необходимости проводить во дворце все дни спозаранку допоздна.

Диана: Бриан де Монсоро пишет: Позвольте отвезти вас домой, Диана. Пока ее величество королева-мать не зачислила вас в штат своих дам, вам нет необходимости проводить во дворце все дни спозаранку допоздна. *молча кивает, хотя уже настроилась на пикировку. Но граф по-прежнему обращается с ней как с малым дитём, на мелкие шалости которого не обращает внимания! Впрочем, ей должно быть всё равно - лишь бы брак был аннулирован... *

Бриан де Монсоро: (Садится с женой в карету, некоторое время едут молча, потом произносит) Диана, я догадываюсь, какие надежды вы питаете, но должен вас предупредить, что женщина не может получить свободу без урона для чести, под покровительством какой бы высокой особы ни находилась.

Луи де Клермон: Маргарита Валуа пишет: Прошу, будь осторожен. Я не прощу себе, если... *улыбнувшись* - У нас есть то, что сильнее смерти, Маргарита... Маргарита Валуа пишет: Как только будут добрые вести для нас обоих, дай знать. - Непременно, моя королева. *Проводив ее взглядом, дожидается, когда карета покинет двор и улицу, выходит других ходом и не заезжая в казармы, едет к друзьям, на ходу планируя детали предстоящего нападения...*

Диана: Бриан де Монсоро пишет: женщина не может получить свободу без урона для чести *резко оборачивается к нему* Вы это узнали только сейчас? Когда мы заключали союз, разве между нами не было договора - он будет временным, ради каких-то дел, в которые я не могла и не хотела вникать? И что для Вас честь - досужие разговоры или слово, данное дворянином дворянке?

Бриан де Монсоро: Диана пишет: Когда мы заключали союз, разве между нами не было договора - он будет временным, ради каких-то дел, в которые я не могла и не хотела вникать? (взял ее руку и поцеловал) Женщине не нужно вникать ни в какие дела, пока есть мужчина, который счастлив о ней заботиться. Вашему отцу трудно было это делать, в силу возраста и некоторых других затруднений, о которых я не хочу говорить, чтобы вы не подумали, будто я ими воспользовался, чтобы получить вас. Я искренне обещал вам... то. что вы хотели услышать... потому что надеялся, что со временем необходимость выполнять это обещание отпадет. Диана пишет: И что для Вас честь - досужие разговоры или слово, данное дворянином дворянке? Вы слишком дороги мне, Диана (не отпускает ее руку), я не могу допустить, чтобы имя де Меридор стали склонять, как имя Пуатье.

Диана: Бриан де Монсоро пишет: Я искренне обещал вам... то. что вы хотели услышать... потому что надеялся, что со временем необходимость выполнять это обещание отпадет. *хочет сказать что-то дерзкое, резкое, как легко быть надменной с высокомерным принцем! и как трудно - с человеком, отвечающим с неизменной ласковой добротой! * Если угодно, я буду относиться к Вам, почти как к моему батюшке! И, поверьте, по стопам мадам Пуатье не пойду никогда! *смотрит влажными глазами в окно*

Бриан де Монсоро: Диана пишет: Если угодно, я буду относиться к Вам, почти как к моему батюшке! И, поверьте, по стопам мадам Пуатье не пойду никогда! *смотрит влажными глазами в окно* Значит, больше вы не станете ездить без меня во дворец?

Франсуа де Сен-Люк: (Внимательно слушает Шико, стараясь не показывать своего волнения) - Готов следовать всем Вашим инструкциям, дорогой господин Шико. Епископа доставлю в Париж целым и невидимым, а в аббатстве вместе с братом Горанфло глаз с него не спущу. Если будем необходимо осушу с ним бочку-другую прекрасного анжуйского вина, которым так славится аббатство. Но епископ живым из моих рук не выйдет и будет мертвецки пьян до того момента пока не понадобится Вам. Моя же просьба несравнимо проще. Не пускайте Жанну к королю. Его Величество назначил ей вечером аудиенцию, и я опасаюсь, что это ловушка. Моя девочка мнит себя чрезвычайно ловкой особой, но я боюсь, что здешние интриги ей не по зубам. Если же Вы присмотрите за ней, я буду спокоен.

Диана: Бриан де Монсоро пишет: Значит, больше вы не станете ездить без меня во дворец? *искоса посмотрела на него и улыбнулась* Вы умеете ловить на слове! Признаюсь в ответ - я была очень проказливой девочкой и бегала в гости к соседке, иногда забыв отпроситься.

Бриан де Монсоро: Диана пишет: Признаюсь в ответ - я была очень проказливой девочкой и бегала в гости к соседке, иногда забыв отпроситься. (без улыбки) Ваша подруга Жанна до сих пор любит играть в прятки, как и ее супруг, которого она похитила у короля. Беда в том, что в Париже эти игры могу плохо кончиться, в отличие от Меридорского леса, где вам угрожали только лани и птички. Перед Богом и перед людьми вы моя жена, Диана, и я прошу вас (мрачная страсть прорвалась сквозь напускное спокойствие) не играйте со мной! И тем более - в придворные игры. (возле дома помог ей выйти из кареты, но сам в дом не вошел) Может статься, что я вернусь сегодня поздно, Диана, прошу вас никуда не отлучаться из дома и у себя никого не принимать.

Диана: *бредёт в свои покои. Счастливая Жанна, сражается за свою любовь - ей есть, ради чего бросить вызов владыке Франции! А Диане один опрометчивый шаг обошёлся бедой, из которой неизвестно, как выбраться, и главное, не с кем!*

Шико: Франсуа де Сен-Люк пишет: - Готов следовать всем Вашим инструкциям, дорогой господин Шико. Епископа доставлю в Париж целым и невидимым, а в аббатстве вместе с братом Горанфло глаз с него не спущу. Если будем необходимо осушу с ним бочку-другую прекрасного анжуйского вина, которым так славится аббатство. Но епископ живым из моих рук не выйдет и будет мертвецки пьян до того момента пока не понадобится Вам. Удачи, друг мой. Она понадобиться тебе в этом деле. Держи шпагу и кинжал всегда наготове, но не рискуй зря. Франсуа де Сен-Люк пишет: Моя же просьба несравнимо проще. Не пускайте Жанну к королю. Его Величество назначил ей вечером аудиенцию, и я опасаюсь, что это ловушка. Моя девочка мнит себя чрезвычайно ловкой особой, но я боюсь, что здешние интриги ей не по зубам. Если же Вы присмотрите за ней, я буду спокоен. (кивнул) Обещаю, Франсуа. Честь Сен-Люков не пострадает. Но я уверен, что тебе не о чем беспокоиться. Жанна верна тебе. Ты - счастливчик, дружище.

Бриан де Монсоро: Вечером графа приносят домой на носилках - грудь перевязана, повязка набухла от крови. Раненый почти без сознания, но когда его перекладывают на кровать, издает стон и открывает глаза. Требует подать, чем писать, и слабой рукой царапает послание принцу: "Монсеньор, я тяжело ранен, умираю, и умоляю Вас прийти, чтобы я рассказал то, что не могу доверить бумаге. Преданный Вам Монсоро".

Шико: (распрощался с Сен-Люком и отправился в Сен-Жерменское предместье, где на ходу заскочил в карету) Ты опять забыла свои перчатки, Марго. (протянул ей перчатки, оставленные на свидании)

Франсуа Анжуйский: В покоях герцога ждет Орильи. Скинув плащ и шляпу с пером, валится на оттоманку. Без предисловий: - Я хотел получить девицу Меридор потому что скучал в провинции, а она была хороша. Получить графиню де Монсоро мне хотелось чтобы отомстить им обоим за пренебрежение, но вот она стоит на дорожке и мне скучно. Эта женщина невыносимо провинциальна, в ней нет пикантной чертовщинки, - поцеловал кончики пальцев. Задумчиво. - Или может быть в саду меня преследовал аромат роз. Лютнист проиграл знаменитую придворную песенку о любви деревенской девушки утопившейся в пруду. - Я списывался с зятьком, его человек сейчас в столице, пришел на прием к Гизам. Поговори с ним. узнай что предлагает эта шайка мне, и что сулят беарнцу. Глупость полагаться на Монсоро и Бюсси. Последний думает, что я ему доверяю, раз дал поручение об монахе. Идиот. Что мешает Генрике подсунуть вместо умершего священника другого, их морды все одинаково постные. А потом сообщить, что епископ реймский скончался от счастья водрузить на бестолковую голову моего братца корону.

Маргарита Валуа: Шико пишет: Ты опять забыла свои перчатки, Марго. (протянул ей перчатки, оставленные на свидании) *подпрыгнула от неожиданности* - Ты следил за мной? *презрительно* - В тебе нет ни капли гордости, Жан.

Жанна: Почти все время отведенное на вечернюю мессу проспала. Волнение, поддерживающее её все это время улеглось. Выспавшись, сменила платье, прихорошилась. Взяла с собой молитвенник Франсуа, который подарил ему король во время очередного приступа религиозности. Велит закладывать экипаж, чтобы явиться чуть позже назначенного ей королем срока. Карета останавливается у Лувра. Графиню провожают в королевскую приемную и велят ждать. Стоит нервно постукивая туфелькой.

Франсуа Анжуйский: Хотел изложить Орильи то, в чем он полагается в борьбе за престол. Но тут входит капитан герцогской охраны. Торопливо делает доклад. Герцог тут же вскакивает с оттоманки, глаза зажигаются. - Орильи, отложи лютню и возьмите с капитаном пару пистолетов, мы едем с визитом к господину де Монсоро. Не могу без него ни минуты. В максимально короткое время, чуть ли не давя людей на мостовых, именем короля, разумеется, достигли дома Монсоро. Сначала запускает своего лютниста и капитана в дом, убедившись, что ловушки нет, вошел сам.

Шико: Маргарита Валуа пишет: - Ты следил за мной? *презрительно* - В тебе нет ни капли гордости, Жан. (умехнулся) Ты помнишь, как меня зовут. Не за тобой, Марго. Я знаю Гиз в Париже, и он может быть только в двух местах - вылизывать твои туфельки или нашептывать на ухо Анжу. (меняет тон) Почему ты не уехала? Я же предупреждал тебя.

Генрих Валуа: (Изучает список пэров, которые будут присутствовать при коронации) Анжу подаст мне шпоры, меч Карла Великого не для его нежных ручек, Конде и Монморанси - геральдические знамена... Или лучше дать Конде меня подпоясать шпагой? Мятежник, его этим не купишь... Куда делся Шико? Вечно он пропадает, когда мне нужен его совет! (Докладывают о визите Жанны, отложил бумаги и велит впустить гостью)

Диана: Бриан де Монсоро пишет: Вечером графа приносят домой на носилках - грудь перевязана, повязка набухла от крови. Раненый почти без сознания, но когда его перекладывают на кровать, издает стон и открывает глаза. *перепугана и возмущена - уверена, что графа подло ударили из-за угла. Совершенно не умеет заниматься ранеными, по мере сил присматривает за сиделкой*. *узнав о визите герцога, выходит к нему на встречу, одета скромно и держится серьёзно, как хозяйка дома* Благодарю за честь, Ваше высочество! Смею надеяться, моему мужу станет лучше в ближайшее время.

Луи де Клермон: *Друзья, знавшие со слов Бюсси о приказе герцога, пронюхали о встрече Шико и Сен Люка в местном кабаке. Зная, что первый явился туда не случайно, а второй однозначно станет пешкой в чужой игре, понимает, что сам отступать не намерен и остановить закрутившиеся события, уже едва ли возможно. Узнав место, куда Шико отправил Сен Люка (тайными комнатами в кабаках, можно тешить только уши наивных и охочих до баек королей), разрешает при необходимости использовать имя принца, подкупить или уничтожить охрану высокого гостя и любой ценой сопроводить Сен Люка и Епископа до указанного шутом аббатства. Прихватив пару бутылок отличного вина, вливает в одно из них яд, в другое сонное зелье, прячет оба напитка и вскочив в седло направляется было в монастырь, однако, на полдороги разворачивается, решив лично проследить за "приездом" епископа, а после уже осуществить собственный план..."

Жанна: Генрих Валуа пишет: (Докладывают о визите Жанны, отложил бумаги и велит впустить гостью) Вошла к комнату, стрельнула лукавым взглядом в короля. Склонилась в реверансе, изящно плеснув ручкой по подолу платья и показав кончик богатой мягкой туфельки. - Ваше величество. - Замерла, ожидая когда король подойдет к ней сам.

Франсуа де Сен-Люк: После разговора с Шико немного успокоился. Вышел из кабачка, вскочил на коня и галопом понесся в сторону Реймса. Но мысли его все равно были о Жанне: - Девочка моя! Моя маленькая, храбрая интриганка! Я доверяю тебе безоговорочно. Но могу ли я верить королю? Наш государь коварен как Цезарь Борджиа и Макиавелли вместе взятые. А при необходимости и быстр как лев. Господа поляки до сих пор вспоминают его виртуозный побег из Варшавы. Одна надежда на Шико.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: Благодарю за честь, Ваше высочество! Смею надеяться, моему мужу станет лучше в ближайшее время. Отстранил рукой, коротко бросив: - В сторону, мадам. - Вошел в комнату с Орильи, оставив капитана на входе. Оценил состояние Монсоро, тот кажется слабо приоткрыл глаза. К сиделке. - Пошла вон. Когда женщина замешкалась, посмотрел на неё таким взглядом, что та юркнула за дверь, сделал Орильи знак заняться раненым, в этих делах лютнист мастер. Вопроситеьно: - Монсоро?

Диана: *поднялась в комнату этажом выше спальни мужа - с детства в отцовском замке запомнила, как отлично слышно через каминные трубы. На всякий случай взяла с собой вышивание*

Маргарита Валуа: Шико пишет: (умехнулся) Ты помнишь, как меня зовут. - Этот страшный сон преследует меня уже пять лет. Убирайся с глаз моих. Никогда не прощу тебе, что ты выбрал самого слабого из Валуа. Шико пишет: Не за тобой, Марго. Я знаю Гиз в Париже, и он может быть только в двух местах - вылизывать твои туфельки или нашептывать на ухо Анжу. (меняет тон) Почему ты не уехала? Я же предупреждал тебя. *надменно* - Я не знаю, где находится Гиз, или ты собираешься поискать его в моем декольте? Я никуда не уеду, потому что привыкла отдавать распоряжения, а не выполнять.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Когда женщина замешкалась, посмотрел на неё таким взглядом, что та юркнула за дверь, сделал Орильи знак заняться раненым, в этих делах лютнист мастер. Вопросительно: - Монсоро? (открыл глаза, слабым голосом) Монсеньор... (к Орильи) Не старайтесь, дружище, я знаю, что с такими ранами долго не живут... (издает горлом булькающий звук, на губах показалась кровь) Дайте мне поговорить с монсеньором, я боюсь... не успеть... (когда Орильи деликатно отошел) Ваше высочество... я видел герцога Гиза, как вы мне велели... а когда шел обратно, на меня напали... шесть человек в масках...

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Ваше высочество... я видел герцога Гиза, как вы мне велели... а когда шел обратно, на меня напали... шесть человек в масках... Впивается глазами в лицо графа: - Люди Гиза?

Шико: Маргарита Валуа пишет: - Этот страшный сон преследует меня уже пять лет. Убирайся с глаз моих. Никогда не прощу тебе, что ты выбрал самого слабого из Валуа. (сжал ее руку) Ты сама меня бросила, Марго. Если это был "страшный сон", почему ты до сих пор носишь моё кольцо? Кольцо разорившегося гасконского дворянина (поцеловал пальчик, на котором оно надето). Генрих - слаб, но он мой друг, а я не предаю друзей и тех, кого люблю. Маргарита Валуа пишет: *надменно* - Я не знаю, где находится Гиз, или ты собираешься поискать его в моем декольте? Я никуда не уеду, потому что привыкла отдавать распоряжения, не выполнять. Ты здесь ради короны и Бюсси. Если понадобится, я утоплю первое и убью второго, но дотащу тебя обратно в Наварру. Это единственное место, где ты будешь в безопасности.

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Впивается глазами в лицо графа: - Люди Гиза? Они говорили с беарнским акцентом... но его легко подделать... Я выслушал герцога Гиза, монсеньор, он просил заверить вас, что вы всецело можете на него рассчитывать... однако ему необходимо лично встретиться с вами... уходя, я замешкался, так как дом был мне не знаком... и случайно до меня донесся обрывок разговора... женский голос, смеясь, говорил, что королем будет Генрих Третий, но не обязательно Валуа... а мужской... (прикрыл глаза, чтобы отдохнуть) мужчина ей сказал - не спешите, сестра, дождемся их встречи... ножи наточены... сир, не верьте никому, вас хотят убить...

Франсуа де Сен-Люк: Сен-Люк выполнил поручение Шико. Встретил в Реймсе епископа и привез его в Париж. К его удивлению, никто не сделал ни малейшей попытки помешать им, а епископ будучи смертельно усталым и голодным, с удовольствием принял предложение отдохнуть в монастыре. Передав Его Святейшество с рук на руки брату Горанфло, который сразу же принялся поить его, Сен-Люк стал наблюдать за происходящим. Ему же не есть, не пить не хотелось совершенно.

Маргарита Валуа: Шико пишет: сжал ее руку) Ты сама меня бросила, Марго. Если это был "страшный сон", почему ты до сих пор носишь моё кольцо? Кольцо разорившегося гасконского дворянина (поцеловал пальчик, на котором оно надето). *отдернула руку, отчанно* - Потому что я не могу его снять! Оно как будто вросло в меня. Шико пишет: Генрих - слаб, но он мой друг, а я не предаю друзей и тех, кого люблю. - Громкие, но пустые слова. От этой дружбы ты не получил ни денег, ни титула... *замолчала, озаренная догадкой* Постой, конечно. Генрих - король, а правишь ты. Ловко. Шико пишет: Ты здесь ради короны и Бюсси. Если понадобится, я утоплю первое и убью второго, но дотащу тебя обратно в Наварру. Это единственное место, где ты будешь в безопасности. - Если с головы графа упадет хоть один волос... Клянусь, возненавижу тебя и отрежу этот проклятый палец вместе с кольцом.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Ваше величество. - Замерла, ожидая когда король подойдет к ней сам. (робеет мадам де Сен-Люк, или кокетничает, все равно ужасно мила, подошел и взял под локоток) Вечер воистину добрый, сударыня, когда его можно разделить со столь очаровательной особой. Выпейте с вашим королем вина. (делает приглашающий жест к столу, накрытому для визита дамы - фрукты, сладости)

Шико: Маргарита Валуа пишет: - Если с головы графа упадет хоть один волос... Клянусь, возненавижу тебя и отрежу этот проклятый палец вместе с кольцом. Как же сильно ты его любишь, Марго. Меня ты так не любила. Маргарита Валуа пишет: *отдернула руку, отчанно* - Потому что я не могу его снять! Оно как будто вросло в меня. Это я врос в тебя вместе с ним. (прижал ее грудью к стенке кареты, перехватил запястья рук, чтобы она не вырвалась и не отлупила его, накрыл ее губы поцелуем и не выпускал до тех пор, пока она не стала задыхаться, смотрит в расширившиеся зрачки Марго) Коронация завтра, Марго. У тебя есть целая ночь, чтобы принять верное решение. (также на ходу выпрыгнул из кареты и направился во дворец)

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: женский голос, смеясь, говорил, что королем будет Генрих Третий, но не обязательно Валуа... а мужской... (прикрыл глаза, чтобы отдохнуть) мужчина ей сказал - не спешите, сестра, дождемся их встречи... ножи наточены... сир, не верьте никому, вас хотят убить... Улыбнулся: - Я и так никому не верю. - Вгляделся в Монсоро встав чуть ближе. Не поймешь, насколько серьезно эта жаба собралась помирать. Всегда бледный как лесные поганки. - Друг мой, я настаиваю, чтобы д`Орильи вас осмотрел.

Луи де Клермон: Франсуа де Сен-Люк пишет: Сен-Люк выполнил поручение Шико. Встретил в Реймсе епископа и привез его в Париж. К его удивлению, никто не сделал ни малейшей попытки помешать им, а епископ будучи смертельно усталым и голодным, с удовольствием принял предложение отдохнуть в монастыре. Передав Его Святейшество с рук на руки брату Горанфло, который сразу же принялся поить его, Сен-Люк стал наблюдать за происходящим. Ему же не есть, не пить не хотелось совершенно. *Сопроводив процессию, появляется в монастыре, но на глаза Сен-Люку не попадается. Видит, как Епископом занялся монах, потчуя того едой, вином и болтовней. Несколько минут спустя в появляется запыхавшийся гонец, который передает барону записку с требованием немедленно явиться во дворец и доложить о выполненном задании. Пока тот читает и собирается, меняет вино из подвалов монастыря, на привезенное с собой и усмехается, видя, как Горанфло наливает из нужной бутылки высокому гостю, сам же предпочитая напиваться из кувшина, что периодически наполняет из стоявшей неподалеку бочки... *

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: Друг мой, я настаиваю, чтобы д`Орильи вас осмотрел. Я еще не всё сказал, сир... (заплетающимся языком, взгляд помутнел) Мне стало известно... случайно... что граф де Бюсси встречался с королевой Наваррской... (на самом деле давно приставил своих людей следить за соперником в соискательстве жирного придворного чина)

Жанна: Генрих Валуа пишет: Выпейте с вашим королем вина. (делает приглашающий жест к столу, накрытому для визита дамы - фрукты, сладости) Дрожит изящной рукой в районе королевского запястья, получается поглаживает. - С удовольствием, мой король. - Окинула сладости и вино. Да, Жанна здесь понадобится вся твоя изворотливость. Взяв кисточку винограда. - Разрешите? Для составления списков понадобятся силы. Ягодку за пэров. Ягодку за графов. Ягодку за счастливое царствование. Пока король занят кистью думает, что же делать дальше.

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Мне стало известно... случайно... что граф де Бюсси встречался с королевой Наваррской... (на самом деле давно приставил своих людей следить за соперником в соискательстве жирного придворного чина) - Их удалось подслушать? - Сжал руку в кулак. - Предсказуемо, но опрометчиво, граф Де Бюсси.

Маргарита Валуа: Шико пишет: Это я врос в тебя вместе с ним. (прижал ее грудью к стенке кареты, перехватил запястья рук, чтобы она не вырвалась и не отлупила его, накрыл ее губы поцелуем и не выпускал до тех пор, пока она не стала задыхаться, смотрит в расширившиеся зрачки Марго) Коронация завтра, Марго. У тебя есть целая ночь, чтобы принять верное решение. *Оставшись одна, разрыдалась в ладони. Марго было всего 16, когда она встретила Жана д’Англере. Он был одним из тех искателей приключений, которые наводняют Париж, в надежде сделать себе имя. Из-за него она первый раз до кровавых слез рыдала в подушку, из-за него наделала много глупостей, и чтобы издавиться от этой мучительной зависимости, не любя, соблазнила герцога де Гиза. Ах, да Анри... Достала его письмо, перечла и решила, что Гиз может еще пригодиться, если их с Бюсси план провалится и понадобится козел отпущения. О встрече герцог пусть и дальше мечтает, она не станет подставляться. Разорвала письмо и предоставила ветру разметать его по пыльным парижским улицам*

Бриан де Монсоро: Франсуа Анжуйский пишет: - Их удалось подслушать? Я не поверил тому, что мне передали... Граф де Бюсси честнейший человек... За всем стоит Беарнец, берегитесь его тоже, сир... (ждите удара с любой стороны, приятной вам жизни! снова прикрыл глаза) Сир... я вижу вас во всем блеске... король Франциск Третий... как жаль, что мне не вручить вам эстортуэр на королевской охоте... Моя бедная супруга, госпожа Диана, что будет с ней... Сир, всего десять тысяч экю, скромную пенсию моей вдове... прошение, подписанное вашей рукой... чтобы бедняжку не обманули во дворце, она так простодушна...

Генрих Валуа: Жанна пишет: Ягодку за пэров. Ягодку за графов. Ягодку за счастливое царствование (приобнял шалунью за талию) Чтобы царствование мое было счастливым, прелестная Жанна, благословите меня от всей души, за пэров и за графов! (поцеловал в губы)

Франсуа Анжуйский: Бриан де Монсоро пишет: Моя бедная супруга, госпожа Диана, что будет с ней... Сир, всего десять тысяч экю, скромную пенсию моей вдове... прошение, подписанное вашей рукой... чтобы бедняжку не обманули во дворце, она так простодушна... Преодолев отвращение, сам нагнулся к Монсоро. Для кончающегося тот слишком много болтает. Орильи едва заметно качнул головой. Аааа, старый хитрый кабан, ты решил спасти свою шкуру, ловко выпутавшись из интриг. А потом внезапно выздороветь и снять сливки у победившего. По-змеиному улыбнулся: - Конечно, друг мой. Я позабочусь о вашей супруге, надежно позабочусь...

Шико: Генрих Валуа пишет: (приобнял шалунью за талию) Чтобы царствование мое было счастливым, прелестная Жанна, благословите меня от всей души, за пэров и за графов! (поцеловал в губы) (тихо приоткрывает дверь, бросает в нее горящую тряпку) Пожар!

Франсуа де Сен-Люк: Но отдохнуть сегодня бедняге Сен-Люку было не суждено. Прочитав записку с требованияем срочно вернуться в Париж, он снова вскочил на коня и отправился в обратный путь. Волнение за жену не оставляло его ни минуту, и барон беззвучно молился, чтобы с его прелестницей не случилось ничего дурного. В Париж он прискакал весь в мыле, едва не задавив нескольких, особо замешкавшихся горожан, и бросился прямо во дворец. В Лувр ему удалось попасть тайными переходами, минуя верных королю швейцарцев, и оказаться прямо у опочивальни Генриха. Судьба была сегодня необычайно милостива к Франсуа, посколько и там он не встретил ни одного человека.

Жанна: Генрих Валуа пишет: (приобнял шалунью за талию) Чтобы царствование мое было счастливым, прелестная Жанна, благословите меня от всей души, за пэров и за графов! (поцеловал в губы) Глаза округлились. Она не ожидала от короля такой прыти. Оттолкнуть? А вдруг величество разгневается? Ответить? А вдруг его величество оживится. Сжимает молитвенник Франсуа, что же делать. Ах, кажется придумала. Пылко ответила на поцелуй, так что у короля начало не хватать дыхание. Ручки, в одной из которых увесистый молитвенник взлетели, будто желая зарыться в королевские кудри. Не занятой это даже удалось, вторая же с силой обрушила на королевский затылок всю тяжесть книги украшенной рубинами, сапфирами и золотом. Выдохнула: - О, простите, мой милый король. Вы в порядке?

Луи де Клермон: Франсуа де Сен-Люк пишет: Прочитав записку с требованияем срочно вернуться в Париж, он снова вскочил на коня и отправился в обратный путь. *Дождавшись, когда барон покинет монастырь, собирается использовать яд, но видит, что Горанфло и Епископ уже вместе допивают бутылку и спустя некоторое время, вместе роняют головы на стол оглашая келью громким храпом. Покачав головой решает, что толстяк ничего не вспомнит, приказывает своим людям унести в карету спящего Епископа. Спустя некоторое время, карета исчезает в неизвестном направлении* Несколько часов спустя, появляется в Лувре в апартаментах Франсуа, с нетерпением дожидаясь аудиенции принца.

Франсуа Анжуйский: Развернулся на каблуках сделав знак Орильи следовать за собой. Капитану: - Где графиня? - Получив ответ. Дает быстрый приказ, сам покидает дом. Из окна на верхнем этаже раздается грохот, слышится придушенный женский крик. Через несколько минут из дверей выносят женщину, укутанную в плащ, Орильи вытаскивает служанку Гертруду. Не мешкая оставив распахнутой дверь кавалькада мчится в Лувр. Там протолкавшись через лестницу принцев, окольными путями Анжу возвращается в покои, отведенные ему. Нажимает тайную пружину и открывается комната. Женщин вталкивают в неё. Сдергивает мешок из плаща, открывая лицо Дианы: - Сударыня.

Диана: *под впечатлением от услышанного и собственно похищения, раскраснелась, глаза как блюдца, лихорадочно пытается выбрать линию поведения*. Ваше высочество!

Франсуа де Сен-Люк: Услышав крики "Пожар! ", Сен-Люк не раздумывал ни секунды. Рывком отворил дверь и глазам своим не поверил. Его жена пылко целовала короля в губы, а потом с силой ударила венценосца по затылку книгой. Видя, что Генрих находится в легком беспамятстве, вытокнул дрожащую Жанну из покоев прямо в руки, находящегося там Шико. - Месье Шико, прошу Вас, уведите мадам де Сен-Люк в более безопасное место. Я же дождусь, пока Его Величество придет в себя и присоединюсь к Вам позднее. Вас же мадам, я попрошу исполнить мое повеление. Его голос прозвучал достаточно сухо.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: *под впечатлением от услышанного и собственно похищения, раскраснелась, глаза как блюдца, лихорадочно пытается выбрать линию поведения*. Ваше высочество! Надменно: - Я же говорил вам, что не стоит пренебрегать милостью королевского дома. - Некоторое время наслаждался испугом. После затянувшегося молчания успокоил. - Не волнуйтесь, сударыня. На вашу честь и...кхм...невинность. Никто покушаться не будет. Вы просто посидите тут в надежном месте. Вы ни в чем не будете нуждаться - книги, фрукты, мое общество, музыка. Все что пожелаете, кроме свободы. Ваш муж сам поручил мне заботы о вас. Нив чем не могу ему отказать. Церемонно поклонился.

Генрих Валуа: Жанна пишет: Не занятой это даже удалось, вторая же с силой обрушила на королевский затылок всю тяжесть книги украшенной рубинами, сапфирами и золотом. Выдохнула: - О, простите, мой милый король. Вы в порядке? (рухнул к ее ногам, как подкошенный) О, я чувствую себя коронованным и миропомазанным... Шико пишет: (тихо приоткрывает дверь, бросает в нее горящую тряпку и вбегает) Пожар! (неистово борется с огнем, изображая Прометея) (стонет, одной рукой держась за голову, другой - за юбку Жанны) Спасайте вашего короля!..

Диана: *переводит дух и старается выглядеть как можно наивнее* Я чрезвычайно ценю заботу Вашего высочества обо мне и о моём муже! *про себя высказывается о принце в выражениях, которые дамам не полагается знать, и заставляет себя улыбнуться*. Не сомневаюсь, что Ваше общество в таких обстоятельствах доставит мне большое удовольствие, и постараюсь ответить Вам тем же! *про себя: подсвечником по голове*. *пытается сделать реверанс, но в мешке это не очень удобно*. Рана моего мужа очень серьёзная?

Жанна: Генрих Валуа пишет: (стонет, одной рукой держась за голову, другой - за юбку Жанны) Спасайте вашего короля!.. Из королевских пальцев выдергивают её подол. Франсуа де Сен-Люк пишет: - Месье Шико, прошу Вас, уведите мадам де Сен-Люк в более безопасное место. Я же дождусь, пока Его Величество придет в себя и присоединюсь к Вам позднее. Вас же мадам, я попрошу исполнить мое повеление. Его голос прозвучал достаточно сухо. Бледно-малиновая от всего пережитого дает себя уволочь. Оказавшись в руках Шико, вырывается, но в кабинет к мужу уже не попасть. Колотит дверь кулаками.

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: *пытается сделать реверанс, но в мешке это не очень удобно*. Рана моего мужа очень серьёзная? - Могу вас успокоить сударыня, почти обещаю вам, что он поправится. - Оставляет Орильи у двери. Садится рядом. - Не скажете мне, о чем вы ворковали с моей любимой сестрицей Марго?

Диана: *воодушевлённо* О, Ваше высочество, с её величеством мы могли проговорить целый день! Какие великолепные ткани привозят в Париж из Италии, как изменился в этом сезоне покрой охотничьих платьев, и даже... *старательно краснеет* простите, но есть вещи, которые дасы обсуждают только между собой!

Маргарита Валуа: *в Лувре ей незаметно шепнули, что прибыл герцог Анжуйский с дергающимся мешком, нахмурила брови и отдала кое-какие распоряжения*

Шико: Франсуа де Сен-Люк пишет: вытокнул дрожащую Жанну из покоев прямо в руки, находящегося там Шико. - Месье Шико, прошу Вас, уведите мадам де Сен-Люк в более безопасное место. Я же дождусь, пока Его Величество придет в себя и присоединюсь к Вам позднее. Вас же мадам, я попрошу исполнить мое повеление. Его голос прозвучал достаточно сухо. Безопасное место в Лувре? Дружище, самое безопасное место - мои руки, но оно вас вряд ли устроит. Жанна пишет: Бледно-малиновая от всего пережитого дает себя уволочь. Оказавшись в руках Шико, вырывается, но в кабинет к мужу уже не попасть. Колотит дверь кулаками. (миролюбиво) Сударыня, дайте вашему мужу всласть поревновать. Поверьте, он же первый кинется просить у вас прощения. К ним подходит королевский гвардеец, делает Шико знак и передает устное послание от королевы Наваррской. Отвешивает поклон Жанне и удаляется.

Жанна: Франсуа де Сен-Люк пишет: Видя, что Генрих находится в легком беспамятстве, вытокнул дрожащую Жанну из покоев прямо в руки, находящегося там Шико. Шико пишет: (миролюбиво) Сударыня, дайте вашему мужу всласть поревновать. Поверьте, он же первый кинется просить у вас прощения. Всхлипнула: - Он убьет короля! - Не обращает больше на шута внимания, колотит дальше. Дверь подалась, видимо Сен Люк отошел в сторону. Заглядывает: король еще без сознания. Стащила серебряный кувшин с вином. - Прошу вас, обождите, прежде чем быть недовольным супругой и бросаться на рожон с королем. Я дам вам все объяснения, но сначала мы накажем этого прелюбодея. Утащила Сен Люка в потайную комнату.

Луи де Клермон: *Знает, что герцог вернулся требует немедленно доложить, ибо дело государственной важности не терпит отлагательств*

Франсуа Анжуйский: Диана пишет: простите, но есть вещи, которые дасы обсуждают только между собой! Пожал плечами и уже подумывал а не слишком ли он мягок, и не припугнуть ли. Луи де Клермон пишет: *Знает, что герцог вернулся требует немедленно доложить, ибо дело государственной важности не терпит отлагательств* Постучал Орильи: - Что, Бюсси? - Делает Орилиьи знак сторожить пленницу и закрыть потайную дверь. Проходит свою спальню и выходит к графу. - Кровь, Христова! Иногда мне кажется, что из нас двоих ты принц крови, ты едва позвал, я уже бегу. Выжидающе смотрит.

Луи де Клермон: Франсуа Анжуйский пишет: - Кровь, Христова! Иногда мне кажется, что из нас двоих ты принц крови, ты едва позвал, я уже бегу. Выжидающе смотрит. *Поклонившись, тихо. чтобы слышал только герцог* - Монсеньор, ваш приказ исполнен. Его Святейшество больше не направляется в Лувр на коронацию вашего брата, однако и не отчитывается перед Господом за грехи свои. Он жив, и мечтает таковым остаться. И ради этой милости, готов совершить миропомазание над достойным короны Франции претендентом... *пересказывает принцу историю похищения, с участием в ней миньона короля - барона Сен-Люка*



полная версия страницы