Форум » Архив тайной канцелярии » Ролевая игра: "Мой адрес - Советский Союз" - 4 » Ответить

Ролевая игра: "Мой адрес - Советский Союз" - 4

Gata: Сентябрь 1985 года. Студенты Ленинградского ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственного университета им. А. А. Жданова отправляются на уборку картофеля в Двугорский район области, в совхоз «Красный коммунар». Директор совхоза К.М. Шуллер - вор и жулик. Благодаря отлаженной системе приписок совхоз ходит в передовых, работяги получают неплохие премии, поэтому никто не вникает в мошенничества директора, который мелкую и гнилую картошку поставляет государству, а крупную и чистую – через подставных лиц – на рынок. Студентов разместили в заброшенной дворянской усадьбе, откуда по утрам их забирает автобус и отвозит на поле. Обедают в совхозной столовой, вечером – свободное время. В поселке есть клуб и магазин, но до них почти четыре километра. Еще нас ждут (сколько успеем по списку) песни у костра, печеная картошка, самогон от местных жителей, драки потом с теми же местными, кино, стенгазета, выговоры, разоблачение подвигов Шуллера, любовь, соревнование и соперничество на делянках и почетные грамоты с вымпелами и дружное возвращение автобусами в Ленинград. Памятка игроку: в 1985 году не было мобильных телефонов и персональных компьютеров, не было гамбургеров и суши (зато были пирожки по 10 коп., часто вполне съедобные), ручки были шариковые, а магнитофоны – кассетные, молодежь слушала «Машину времени» и АВВА, много читали, занимались спортом, побаивались комитета комсомола и, конечно, любили. Хоть в то время и не было принято тащить девушку в постель после первого свидания. Уборка картошки осуществлялась так: по полю проходила картофелеуборочная машина, которая с помощью специальных ножей и транспортера выкапывала корнеплоды и очищала их от ботвы и земли, а следом шла пешая рать и собирала картошечку в ведра, потом в мешки. Чтобы лучше представить себе картины колхозно-студенческого быта, можно посмотреть фильм «Сентиментальное путешествие на картошку» и несколько фоток в тему. [more] Кто есть кто Студенты четвертого курса юридического факультета: Александр Романов – сын первого секретаря Ленинградского обкома КПСС, сосланный отцом потрудиться вместе с другими студентами в качестве наказания за организацию записи на кассеты на домашнем видеомагнитофоне запрещенного фильма «Эммануэль» и продажи оного по спекулятивной цене. Владимир Корф, Михаил Репнин и Андрей Долгорукий – друзья-однокурсники, с Романовым в приятельских отношениях, но соблюдают дистанцию. Репнин - комсорг. Сергей Писарев - студент физического факультета. Группу сопровождает начальник военной кафедры полковник А. Х. Бенкендорф, который должен был ехать вместе с ними на военные сборы, отмененные по приказу обкома ради спасения урожая. К. М. Шишкин - освобожденный секретарь комсомольской организации ЛГУ, курирует битву за урожай по телефону или может нагрянуть лично. Студентки второго курса филологического факультета: Наташа Репнина, младшая сестра Михаила, Лиза Долгорукая и т.д. (Сонечка еще школьница.) По студенческому обмену в группе только что появились две студентки из стран соцлагеря – Мария Дармт из ГДР и Ольга Калиновская из ПНР. Их никто не заставлял ехать на картошку, но девушкам захотелось окунуться в студенческую жизнь вместе со всеми, к тому же они не знали, какие трудности, в т.ч. бытовые, их ожидают. Аня Платонова поступила на мехмат, но Иван Иваныч, который ее воспитывал с 7 лет, отправил Анюту в один заезд с сыном Володей, чтобы тот за ней присматривал. Девушек сопровождает зам. декана филфака М.А. Долгорукая. Все студенты - комсомольцы, кроме иностранок. Совхоз "Красный коммунар": Полина - бухгалтер, помогает директору проворачивать его схемы. Никита – тракторист. Варвара - повариха в совхозной столовой. Татьяна - продавщица сельпо. А. П. Забалуев - секретарь Двугорского райкома партии, участник войны, Герой Труда. [/more] Сроки проведения игры: 18-21(22) ноября Рулит администрация Роли и исполнители: Владимир Корф - Эйлис Михаил Репнин - Olya Александр Романов - Роза/Светлячок Ольга Калиновская - Роза Аня Платонова - Светлячок Бенкендорф - Gata Писарев - Царапка Марья Алексеевна - Царапка Полина - Царапка Шуллер - Gata Лиза - Gata Татьяна - Маринка Варвара - Роза Никита - Gata Все желающие присоединиться к игре могут взять любого из заявленных свободных персонажей, а также готовую авку.

Ответов - 250, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Серёга: Никита пишет: у нас в селе обычай - за знакомство бока навалять. Будем считать - познакомились. Сергей. Владимир пишет: - Полегче, физик. Сестру хоть пальцем тронешь, в озере местном жить останешься.*в сердцах* Володька, ну ты-то хоть чушь не мели!

Татьяна: Никита пишет: Вы на меня не обижайтесь, мужики, у нас в селе обычай - за знакомство бока навалять. Никита пишет: Это точно! - Простите, товарищ, я не Вас имела ввиду *Никогда в жизни тебе этой драки не прощу!* - Да, ты ж у нас первый парень на селе, Хворостов, особенно, когда синяки с физии сходят... Вот и Дашка от тебя прямо млеет! не замечал часом?

Лиза: Александр пишет: Я отъеду ненадолго. Скоро вернусь. Просьба к господам не расходиться. (с ключами идет к машине, заводит и исчезает в сторону совхоза) Романов, стой! (поймала брошенную пачку мальборо) Догадливый! (смеясь, вернулась назад под тент) Анна пишет: Лиза, тут такое было! Сам министр обороны затребовал, чтобы Бенкендорфыч доставил Ольгу к телефону. Или два министра? Олин папа волнуется, потому что она не может отсюда позвонить. Уехали на директорском газике. Давно уже. Что-то задерживаются. Я уже волнуюсь Сам министр обороны? (глазки округлились) И что, Христофорыч побежал исполнять, как лейтенант в военкомате? (хихикает, но тут вспомнила про письмо) Бедный Мишка, думает, что Оля над его письмом уже слезы льет, как Татьяна Ларина, а она где-то с Христофорычем загуляла.

Ольга: Бенкендорф пишет: (взял у нее мокрый плащ, аккуратно повесил на деревянную лестницу, прислоненную к стене; - Спасибо! У меня никогда не хватает на это терпения. Обычно бросаю одежду на вешалку. Долетит хорошо, нет - гол не засчитан. Ванда, всегда ворчит по этому поводу. *смущенно* - Ванда, это наша домработница. Живет с нами уже сто лет. Бенкендорф пишет: Я вырос в Варшаве, мой отец служил там после войны. У Рокоссовского. (снял свою куртку, бросил на сено) Садитесь, этот дождь надолго. Устали? *улыбнулась* - Немного. *скинула туфли и устроилась на куртке, юбку пришлось подтянуть на бедра вверх, обнажив коленки* - Значит, вы - потомственный офицер. Вас отец тоже постоянно контролировал? Хотя, что я говорю. Вы сами себя держите в еживитых рукавах. А где вы жили в Варшаве?

Бенкендорф: Ольга пишет: Спасибо! У меня никогда не хватает на это терпения. Обычно бросаю одежду на вешалку. Долетит хорошо, нет - гол не засчитан. Ванда, всегда ворчит по этому поводу. *смущенно* - Ванда, это наша домрадотница. Живет с нами уже сто лет... *скинула туфли и устроилась на куртке, юбку пришлось подтянуть на бедра вверх, обнажив коленки* - Значит, вы - потомственный офицер. Вас отец тоже постоянно контролировал? Хотя, что я говорю. Вы сами себя держите в еживитых рукавах. (отошел к двери, высунул руку наружу - с крыши хлещет вода, плеснул себе в лицо) Мы жили в уцелевшем доме на Мокотуве. У отца был ординарец Костя, ездил по поручениям мамы на рынок и учил меня стрелять из пистолета. Он погиб в 49-м, подорвался на старой мине под Легницей. Отец запретил мне плакать, потому что это не по-мужски, но я все равно плакал, когда он не видел. (оглянулся на Ольгу) Jak widzicie, nic ludzkie i mi nie cudzy.

Никита: Серёга пишет: Будем считать - познакомились. Сергей (до синевы сжал тому руку) Лады, Серега! А там гитара - твоя? Поешь? Мне вот эта нравится - "и вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди, и Ленин такой молодой, и юный октябрь впереди!" Как грянут хором по радио, так мороз по коже - прямо бы всё поле один перепахал, или уж подраться от души! Владимир пишет: Ага, Санек у нас в спорте толк знает, сколько уже в сборную зовут. Но если согласится, все золото нашим будет! (вздыхает) А меня никуда не зовут - медведь ты, говорят, в клубе все спортивные снаряды переломал. Татьяна пишет: Да, ты ж у нас первый парень на селе, Хворостов, особенно, когда синяки с физии сходят... Вот и Дашка от тебя прямо млеет! не замечал часом? Не люблю, когда девки сами на шею вешаются. (дожевывает бутерброд) Девка с понятием должна быть, чтоб не стыдно за нее морду было начистить.

Ольга: Бенкендорф пишет: Мы жили в уцелевшем доме на Мокотуве. У отца был ординарец Костя, ездил по поручениям мамы на рынок и учил меня стрелять из пистолета. Он погиб в 49-м, подорвался на старой мине под Легницей. Отец запретил мне плакать, потому что это не по-мужски, но я все равно плакал, когда он не видел. (оглянулся на Ольгу) Jak widzicie, nic ludzkie i mi nie cudzy. *побледнела, чтобы справиться с подступившим к горлу комком, щелкнула заколкой, мокрые волосы упали на плечи, произнесла одними губами* - Я понимаю... *и все равно слезы оставили на юбке мокрые следы, потянулась за сумкой, чтобы достать платок, и пытается сменить тему* - Ужасно жалею, что отказала пану подполковнику и не осталась на обед. Сейчас даже каша пани Барбары мне бы показалась съедобной.

Бенкендорф: Ольга пишет: *и все равно слезы оставили на юбке мокрые следы, потянулась за сумкой, чтобы достать платок и пытается сменить тему* - Я ужасно жалею, что отказала пану подполковнику, и отказалась остаться на обед. Сейчас даже каша пани Барбары мне бы показалась съедобной. (вспомнил, как подполковник пожирал гостью глазами, усмехнулся про себя) Тогда мы угодили бы под дождь на час раньше, и нам бы не попалось этой гостеприимной крыши. (заметил. наконец, что у девушки глаза на мокром месте, но причину вывел по результатам прежних наблюдений; подошел и сел рядом) Не расстраивайтесь, Оля. До ночи мы все равно вернемся, а там уже наверняка приехали и наши ленинградские прогульщики с хорошими новостями от комсорга, а то и он сам.

Татьяна: Никита пишет: Поешь? Мне вот эта нравится - "и вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди, и Ленин такой молодой, и юный октябрь впереди!" Как грянут хором по радио, так мороз по коже - прямо бы всё поле один перепахал, или уж подраться от души! ***буркнула** Угу) Есть села, где все танцуют, а у нас - поющее село!) Все поют, хором! Никита пишет: Не люблю, когда девки сами на шею вешаются. (дожевывает бутерброд) Девка с понятием должна быть, чтоб не стыдно за нее морду было начистить. - И понятия у тебя, Хворостиов, дикие, мало кому понятные.

Ольга: Бенкендорф пишет: подошел и сел рядом) Не расстраивайтесь, Оля. До ночи мы все равно вернемся, а там уже наверняка приехали и наши ленинградские прогульщики с хорошими новостями от комсорга, а то и он сам. *в глаза еще слезы, но забыла про платок, сухо* - Зачем вы это сейчас сказали, пан полковник?

Бенкендорф: Ольга пишет: *в глаза еще слезы, но забыла про платок, сухо* - Зачем вы это сейчас сказали, пан полковник? (кашлянул) Извините, это действительно не мое дело.

Ольга: Бенкендорф пишет: (кашлянул) Извините, это действительно не мое дело. - Не ваше. Но вы сказали, не подумав, а значит, сказали правду. Я буду очень рада новостям от Михаила, о том, что кризис позади, и его отец поправляется.

Серёга: Никита пишет: Лады, Серега! А там гитара - твоя? Поешь? Мне вот эта нравится - "и вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди, и Ленин такой молодой, и юный октябрь впереди!" *мужественно ответил на рукопожатие* Споём, споём, только с ужином разберёмся.

Бенкендорф: Ольга пишет: Не ваше. Но вы сказали, не подумав, а значит, сказали правду. Я буду очень рада новостям от Михаила, о том, что кризис позади, и его отец поправляется. (дожил - студентка отчитывает, но сам виноват, не нужно было лезть в эти тонкие материи, в которых ничего не смыслит; когда этот чертов дождь перестанет, наконец? буркнул) А я буду рад, когда вы будете рады. (встал и снова отошел к двери, прислонился спиной к косяку, снова разнылось раненое колено, бросил угрюмый взгляд на вечереющее промозглое небо - небо, с которого ему больше никогда не прыгать ветру навстречу)

Ольга: Бенкендорф пишет: буркнул) А я буду рад, когда вы будете рады. (встал и снова отошел к двери, прислонился спиной к косяку - Не стоит что-то говорить только ради того, чтобы казаться вежливым. *закусила губу, если ему хорошо с самим собой - на здоровье! пусть культивирует свои недостатки, она бровью больше не поведет на его инсинуации, расчесала кудри, небрежно бросив гребень в сумку, облокотилась на бедро и достала папку с документами, когда они доберутся до усадьбы она ее покажет маленькой математичке, чтобы вместе пересчитать и подтвердить свои догадки*

Бенкендорф: Ольга пишет: небрежно бросив гребень с сумку, облокотилась на бедро и достала папку с документами, когда они доберутся до усадьбы она ее покажет маленькой математичке, чтобы вместе пересчитать и подтвердить свои догадки* (через плечо, не глядя на нее) Достаньте из моей куртки фонарь, не читайте в потемках.

Ольга: Бенкендорф пишет: (через плечо, не глядя на нее) Достаньте из моей куртки фонарь, не читайте в потемках. - Чувствую себя принцессой на горошине. *теперь понятно, что ей мешало удобно сидеть - синяк гарантирован, вытащила фонарик, поискала кнопку* - Как он включается?

Бенкендорф: Ольга пишет: Чувствую себя принцессой на горошине. *теперь понятно, что ей мешало удобно сидеть - синяк гарантирован, вытащила фонарик* *поискала кнопку* - Как он включается? (подошел, снова присел рядом, показывает, где нажимать, не забирая у нее фонарь) Так ближний свет, так - дальний (мощным снопом света полоснуло в глаза, отвел фонарик вместе с ее рукой и нажал на "выключить") Не сложнее. чем управлять автомобилем.

Владимир: Никита пишет: (вздыхает) А меня никуда не зовут - медведь ты, говорят, в клубе все спортивные снаряды переломал. *пока жарится шашлычок, поднял на него взгляд* - Слушай, может тебе борьбой заняться? Если такую силищу, да с умом, да во славу родного СССР! Представь только: олимпийские игры, на трибунах ни одного свободного места, и на разных языках объявляют: чемпион Олимпийских игр такого-то года, по борьбе - Никита Хворостов, Советский Союз! Наш гимн звучит, зал стоя героя приветствует, твои снимки на первой полосе в Советском Спорте ! Девчонки у телеков плачут, о тебе мечтают! Вот где слава! Это те не бока приезжим мять.

Ольга: Бенкендорф пишет: (мощным снопом света полоснуло в глаза, отвел фонарик вместе с ее рукой и нажал на "выключить") Не сложнее. чем управлять автомобилем. *вкинула голову от резкой вспышки и уткнулась лбом в плечо Бенкендофа, ноздри уловили легкий аромат одеколона, машинного масла и еще чего-то мужского, что хотелось разгадать, встретилась с ним глазами и смущенно отодвинулась* - Извините.



полная версия страницы