Форум » Шкатулка с секретом » Новогоднее застолье » Ответить

Новогоднее застолье

Gata: Дорогие друзья, милые хозяюшки, любимый праздник уже почти на пороге, предлагаем совместными усилиями накрыть новогодний стол Подарки мы друг другу дарили, елочку украшали, а до угощения всё как-то дело не доходило :) Пока меню самое незамысловатое, средне-российско-стандартное, давайте его разнообразим и наполним нашей любовью и добрыми пожеланиями. Что нужно для этого сделать? Взять любое блюдо из названных, или свое любимое, и положить его в основу стишка, рассказа, коллажа или клипа. В фантазиях не будем ограничиваться, только поближе к зиме, к Рождеству и Новому году, а персонажи, эпоха и жанр - на ваш выбор. Подарочную тему откроем по традиции 25 декабря и будем держать наш стол открытым до Старого Нового года, а то и до конца Святок, как будет аппетит :) [more]Шампанское Мандарины Салат "Оливье" Холодец Рыбный расстегай Пельмени Гусь с яблоками Мороженое[/more]

Ответов - 44, стр: 1 2 3 All

Роза: Разнообразим менюшку.

Gata: Желающие поучаствовать в новогоднем столе под маской Морозко могут обращаться за паролем в личку к админу. Ну а если по нынешним скудным-санкционным временам ничего не наберем, угостимся с нашего новогоднего усадебного баннера. Кстати, кто-нибудь помнит, что там есть из выпивки-закуски? :)

Sheena: Мандарины и шампанское там точно есть! А что еще надо для новогодней ночи?..

Морозко: С наступающим, усадьба! Варвара режет холодец – Молодец. Полина мажет бутерброд С икрой - вот. У Татьяны и Никиты стопки Полные налиты. Шуллер стиснул со стола Заливного осетра. Рядом с Натали красивы – Мармелад и апельсины. Исчезает паштет лихо – Это Миха. Анна зла на всех на свете - На диете. Вовка дразнит тортом смачно - Это ржачно. Всем доволен, сыт и пьян Сан… Забалуев лишь в печали, Не позвали.

Роза: Первый Морозко пошёл.

Gata: Первый Морозко - и весь стол, считай, накрыт Уррряяя, голодными не останемся! А шампусик у МА с Забой подрежем :) Морозко пишет: Исчезает паштет лихо – Это Миха. Анна зла на всех на свете - На диете. Эта картинка повысила мне настроение лучше брюта на отдельском междусобойчике

Морозко: Новогоднее застолье - Часть 1. - А ты уверена, Олли, что кленовый сироп здесь будет в тему? – с сомнением произнесла Наташа, глядя на лежавшие перед ней на кухонном столе очищенные грейпфруты. - Абсолютно, - кивнула Ольга. - У нас дома на Рождество всегда готовили такое блюдо, - добавила она, задумчиво расставляя на большой обеденный стол последние тарталетки. К встрече Нового года почти все было готово: шампанское, которое заранее достали из холодильника, уже стояло в центре новогоднего стола. Салаты в больших тарелках, тарталетки, холодные и горячие закуски покрывали стол. Там и тут по всей огромной квартире для украшения и создания новогоднего аромата были разложены мандаринки. Оставалось главное – дождаться гостя, который должен был прийти с минуты на минуту. Наташа торжественно подхватила блюдо с грейпфрутами, фаршированными копченым лососем, и водрузила его в центр стола, рядом с шампанским. - Как, ты говоришь, это называется? - Millefeuille - мильфей. «Тысячелистник», если дословно. При всей обычной изысканности корпоративных банкетов в фирме, Наташе такого блюда там не встречалось. - Спасибо за рецепт, Олли. Уверена, что не только мне этот «тысячелистник» понравится, - Наташа выразительно посмотрела на подругу, наткнувшись на встревоженный, пронзительный взгляд той. До полуночи оставалось всего полчаса, но Александра все не было. Уже два часа назад Михаил уехал за другом, чтобы сопроводить его на тайную встречу, и никаких известий от него с тех пор не поступало. По телефону девушки звонить опасались, боясь по закону подлости попасть на самый неудобный момент. Чтобы отвлечься от нервного, томительного ожидания, они и стали украшать новогодний стол. В прихожей раздался звонок. Разом повеселев, девушки переглянулись. Ольга с бьющимся сердцем отошла ближе к окну, пока Наташа побежала открывать дверь. Но вместо того, столь знакомого и милого сердцу голоса, из прихожей неожиданно донесся совсем другой. Незнакомый мужской голос громко поинтересовался, здесь ли находится гражданка Республики Польши Ольга Калиновская. В прихожей опешившую Наташу вежливо, но настойчиво отодвинули от двери и в квартиру вошли два молодых человека в штатском. Один из них заглянул в гостиную, другой направился на кухню. - Она здесь, товарищ полковник. – Радостно доложил он, глядя на Ольгу, стоящую возле подоконника. - Хорошо, Сергей – мужчина средних лет, вошедший вслед за молодыми людьми, уже снимал пальто и шапку в прихожей. Лица его было не разглядеть. Наконец, повесив пальто на вешалку, он повернулся к девушкам, глядевшим на него – одна с испугом, другая с вызовом в глазах. - Ну что же вы, госпожа Калиновская? Мы ведь так настойчиво рекомендовали вам покинуть границы государства, а вы опять попытались сделать все по-своему, наперекор. Мягкость интонации полковника никого не могла обмануть. С дружеским визитом за 20 минут до Нового года мог прийти кто угодно, но только не полковник службы безопасности Александр Бенкендорф. Особенно, если в гости с тайным визитом ты ждешь Александра Романова.

Роза: *робко* А дальше?

Морозко: Новогоднее застолье - Часть 2 - Пишите же уже, - сказал полковник, устало прикрывая рукой лоб. От былого наигранного дружелюбия не осталось и следа. В тоне полковника сквозили только раздражение и усталость. И то правда, - уже половина первого, полчаса как наступил Новый год, а он, вместо того, чтобы ехать домой, возится здесь с этой полячкой. - Что писать? – очередной раз невозмутимо поинтересовалась Ольга, вздернув подбородок и с вызовом глядя на Бенкендорфа. - Я, Ольга Адамовна Калиновская,… - Вы? – изобразила изумление Ольга. - Да вы же! ..Ольга Калиновская, 85-го года рождения, гражданка республики Польша, прибыла в Российскую Федерацию с целью организации встречи… - Полковник пододвинул ручку ближе к девушке. – Пишите добровольное признание, и закончим уже этот цирк. - Цирк начали вы, - передернула плечами Ольга. – Явились в квартиру в новогоднюю ночь, требуете от меня каких-то признаний... - Ольга, если вы не хотите по-хорошему, то мы сейчас поедем в управление, и проведем остаток ночи там. Тогда нам обоим будет плохо, но вам потом будет еще хуже, – терпению Александра Христофоровича подходил конец. - Вы мне угрожаете? – Ольга передернула плечами. - Я вас предупреждаю, - тихо, но отчетливо произнес полковник. – Нам известно, что вы планировали устроить сегодня ночью встречу с Александром Романовым. Несмотря на прямое запрещение. Вы нарушили судебное постановление… - Это совершенно недоказуемо, полковник, – Ольга подняла правую руку и посмотрела на свежий маникюр. На одном ногте намечался заусенец, его обязательно надо будет подрезать. – Мы собирались встречать новый год с моей подругой и ее братом. - И поэтому у вас на столе на одного парня и двух девушек пять бутылок шампанского? – усмехнулся Бенкендорф. Ольга подняла бровь: - Полковник, я что-то не припомню, чтобы законами вашей страны было установлено количество разрешенных в Новый год бутылок шампанского на человека. - Количество шампанского, Ольга Адамовна, безусловно, не лимитировано. Все гораздо прозаичнее. Мы, видите ли, случайно встретили двух молодых людей, направлявшихся к вам, судя по навигатору в их автомобиле. В одном из них признали Александра Романова, в другом – брата вашей подруги, Михаила Репнина. С ним сейчас тоже беседуют другие люди, – Из гостиной донесся всхлип Наташи, - так что, если признаетесь по-хорошему и облегчите нам работу, мы можем обойтись без серьезных последствий для ваших друзей. Не думаете о себе – подумайте хотя бы о них. Ольга задумчиво обвела взглядом кухню. Десятый этаж многоэтажки не располагал к побегам через окно. До тяжеленной кастрюли, которую можно было бы нечаянно уронить на голову полковнику, не дотянуться, она стоит далеко. Девушка тяжело вздохнула. - Полковник, мы уже полчаса взаимно мучаемся. Я понимаю, вы на работе. Служба, и все такое. Но все-таки уже полчаса как новый год. Может, перекусим? Бенкендорф покосился на накрытый стол. Как старый вояка, он не любил отклонений от дисциплины, но может, у Калиновской быстрее развяжется язык после шампанского? … Александр Христофорович вынужден был признать, что буше с ветчиной получился на все сто. И салат с семгой и креветками. И грибы по-корейски. - А вы точно ждали только одного Романова в гости? – поинтересовался полковник. – Блюд у вас здесь наготовлено на десятерых. - Нет, мы ждали десять таджиков с ближайшей стройки, - отчеканила Ольга. – Решили с Наташей Репниной устроить благотворительный ужин в новогоднюю ночь. - Вы же только что говорили, что собирались встречать Новый год только с вашей подругой и ее братом? - Не хотела рассказывать о нашей благотворительной деятельности, - сквозь зубы процедила девушка. - Не слишком ли изысканная кухня для гастарбайтеров? – прищурился полковник, поднимая бокал шампанского. - В самый раз. Дошираки они и без нас как-нибудь купят, - Ольга потянулась за тарелкой на дальний конец стола, рукой случайно задев откупоренную бутылку шампанского. Та с громким бульком опрокинулась на белую парадную скатерть, выливая свое содержимое на китель полковника. Повисла неловкая пауза. Ольга внимательно глядела на полковника, молясь Иисусу и Марии, чтобы красный румянец, разлившийся на щеках то ли от бокала шампанского, то ли от смущения, не выдал ее. Дополнительно бесить Бенкендорфа в планы девушки не входило. - Простите, полковник. Бенкендорф задумчиво смотрел на девушку, казалось, не замечая расплывшегося на кителе пятна. Наконец, полковник очнулся от раздумий. - Трактовать как покушение на должностное лицо? – усмехнулся он. Краска пунцом залила щеки девушки так, что на шампанское это было уже не списать. С тем большим вызовом она ответила: - Трактовать как неловкое движение девушки, уставшей от допроса в новогоднюю ночь. Вы ведь не вмените мне в вину мою неловкость? - Ни в коем случае, - заметил Александр Христофорович, дотягиваясь до салата с креветками. – Мне вполне будет достаточно признания вашей действительной вины. Ольга устало присела на стул. Непробиваемый чурбан, вояка, такого не возьмет ни платье, ни взгляд, ни шампанское. - Послушайте, полковник. Вы ведь ничего не сможете доказать, все, что вы придумали – исключительно ваши домыслы. Отпустите меня, я покину страну. Уеду к себе домой, и больше не буду приезжать. Обещаю. - Послушайте, Ольга Адамовна. Ваши обещания покинуть пределы нашего государства я слышал еще в прошлый раз и с тех пор, простите, как-то не доверяю вашим словам. Думаю, небольшой арест пойдет вам на пользу. Положим, мне представляется подозрительным ваш приезд в нашу страну. Задержим до выяснения мотивов. Имеем право, Ольга Адамовна, имеем право. Ольга встала со стула. Этот наглец издевался над ней прямо в глаза. - Знаете, полковник, мне как-то расхотелось продолжать банкет. Поедемте в управление, я хоть там ненадолго избавлюсь от вашего общества. Бенкендорф откинулся на спинке стула. - Ну, зачем же вы так, Ольга Адамовна? Мне вот, наоборот, ваше общество очень нравится. - Я больше не желаю портить себе новогоднюю ночь вашим присутствием. Лучше я буду сидеть в камере, чем с вами за новогодним столом. Надеюсь, мне будет позволено одеться? Или вы повезете девушку по зимним улицам прямо в платье? – Ольга сделала несколько шагов к прихожей. Полковник резко встал, перекрывая девушке путь. - Не нужно так торопиться, Ольга Адамовна. Я могу подумать, что вы пытаетесь сбежать. - И что? Вы застрелите меня при попытке к бегству? - Я применю силовое задержание. – Полковник аккуратно подхватил Ольгу за локоть. – Напишу в протоколе, что вы пытались оказать сопротивление властям. Ольга отдернула локоть. Нервы начинали сдавать, зато постепенно брал верх вспыльчивый характер. - Пишите все, что хотите. Надеюсь, что длительное заключение где-нибудь на Колыме надежно оградит меня от вашего общества. Когда мы уже поедем? Бенкендорф внимательно смотрел на девушку. На ее выставленный, вздернутый с вызовом подбородок; на ее острый, колючий взгляд. С ответом полковник не торопился. - Ольга Адамовна, мне тяжело разочаровывать вас, но человек, ради которого вы рисковали всем, вас… не любит. У меня имеется информация из надежных источников, что его свадьба с Марией Гессен намечена на конец апреля. Они обручились две недели назад. Если вы не верите мне, можете спросить об этом брата вашей подруги, - Полковник сделал несколько шагов на выход и обернулся на пороге, - Подумайте об этом на досуге, когда в следующий раз решите рискнуть всем ради того, кто этого не оценит.

Светлячок: Вау, как у нас тут вкусно. Похрустим льдом в мартини и почитаем.

Роза: Морозко пишет: Александр Христофорович вынужден был признать, что буше с ветчиной получился на все сто. И салат с семгой и креветками. И грибы по-корейски. Александр наш Христофорович гурман, однако.

NataliaV: Морозко пишет: С наступающим, усадьба! Очень веселый и праздничный настрой задает Морозко-пищевик. Ставлю на Розу. Морозко пишет: Новогоднее застолье Так, так, так, интрига. Разжаловать генерала в полковника могут обе Дианы. Но я до окончания истории еще подумаю. Всё решит финал.

Gata: Разносолов прибывает, будет что посмаковать в новогоднюю ночь И поломать голову над загадкой - каких государственных секретов носитель Саня Романов, что к нему судебным постановлением запрещают приближаться иностранкам

Роза: NataliaV пишет: Ставлю на Розу. Переставляю на Светлячка. Gata пишет: каких государственных секретов носитель Саня Романов, что к нему судебным постановлением запрещают приближаться иностранкам Саня ведёт подсчет голосов на выборах. До 146 %. Ценный носитель. Жду, что будет дальше.

Sheena: Застольное стихотворение ставлю на Светлячка. Хотя не знаю, я не мастак угадывать авторство Наташа, протестую. Я с уважением отношусь к воинским званиям!

Роза: Видюшкой нас никто поздравить не желает?

NataliaV: Sheena пишет: Наташа, протестую. Я с уважением отношусь к воинским званиям! Чуть не засчитала алиби, но не повелась.

Морозко: Новогоднее застолье - Часть 3, заключительная. Подчиненные давно разъехались по домам, праздничные салюты отгремели, свет в окнах домов постепенно гас – праздничная ночь подходила к концу, скоро начнет светать. Но в одном окне свет никак не хотел погаснуть. А полковник Бенкендорф никак не мог заставить себя завести автомобиль, нажать на педаль газа и поехать домой – так и сидел в замерзшем автомобиле, задумчиво опершись на руль и глядя на это окно. Наконец, что-то оторвало его от раздумий, и полковник решился. В конце концов, это праздничная ночь. Сейчас, или никогда. Наташа давно прикорнула на диванчике в гостиной, устав от переживаний ночи, но и в дреме прислушиваясь к шагам в коридоре – должен был приехать Михаил. Ольга стояла все у того же подоконника. Ложиться спать смысла не было, в голове было слишком много мыслей. Сказанное полковником не стало неожиданностью, давно было известно, что родители Романова противятся их отношениям, и пытаются любой ценой отвлечь сына. Но и сам Александр в последний месяц был не так уж внимателен и заботлив. Впрочем, Ольга склонна была списывать это на романтическую натуру молодого человека, склонного быстро отвлекаться и загораться новым, забывая про все остальное. Но если он принял какое-то решение, или родители приняли решение за него, он должен, обязан был, по крайней мере, поговорить с ней. Предупредить. Объяснить. Сделать что-нибудь! Но не молчать… Но хотел же он приехать в новогоднюю ночь? А хотел ли? Если бы хотел, - давно был бы здесь, и никакие фсбшники ему бы не помешали. А где он сейчас? Что теперь думать? Запищал мобильный телефон. Это Александр, он позвонил сказать, что с ним все в порядке, он едет! - Саша? - Олли, мне неудобно сейчас говорить. Я… не смогу сегодня приехать. Так получилось. Прости, пожалуйста, я потом все объясню. Гудки. С громким треском мобильный телефон улетел в стену, разлетевшись на составные части и разбудив Наташу в соседней комнате. Теперь уже ничто не мешало Ольге заплакать. Звонок в дверь. Михаил? Наскоро вытерев влажные глаза салфеткой, Ольга пошла открывать дверь. - О Боже, это опять вы? Очевидно, Ольга Адамовна не выдержала нервных потрясений этой ночи, и теперь у нее галлюцинации. Потому что стоявший на пороге Бенкендорф держал в руке букет роз. Взгляд полковника, впрочем, был мрачен, ибо никаких новогодних чудес он не ждал. Перед глазами отчетливо стояла картина, как Ольга в порыве эмоций выхватывает букет, прикладывает им по голове и закрывает дверь. Ольга подняла взгляд покрасневших глаз на Александра Христофоровича. Сейчас даже ненавистный Бенкендорф, стоявший на пороге с цветами, был милее Саши, находящегося неизвестно где. - Полковник, увезите меня куда-нибудь, хотя бы в ваше управление. Только подальше отсюда. Мужчина пару секунд оценивал ситуацию, удивленно подняв правую бровь, после чего отложил букет и быстрым движением снял с вешалки пальто, подавая его девушке. - Поедемте, Ольга Адамовна. У вас была тяжелая ночь, вам нужно отдохнуть. В отличие от Ольги Калиновской, полковник Бенкендорф и в пылу служебного рвения не забыл в новогоднюю полночь загадать желание.

Роза: И пусть желание полковника исполниться с удвоенной эффективностью. Спасибо Морозке за новогодний подарок.

NataliaV: Прекрасная новогодняя реальная сказка. Sheena или Olya?



полная версия страницы