Форум » Зеленая лампа » Уголок книголюба » Ответить

Уголок книголюба

Gata: Мы не всё время проводим в интернетне :) Иногда берем в руки старую добрую книгу, или что-нибудь из новеньких бестселлеров, садимся в кресло у окна (или с ногами на диван) и погружаемся в мир, подаренный нам мастерами слова. Предлагаю здесь делиться впечатлениями от прочитанного - что запало в душу, или наоборот, не понравилось. Какую литературу вы предпочитаете - "тяжелую" прозу или беллетристику, каких любите писателей - классиков или современников, и т.д. и т.п.

Ответов - 243, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Роза: Очень рекомендую для любителей вести дискуссии Двенадцать приемов полемики или Пособие по газетным дискуссиям. Карл Чапек. Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах, потому что в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы - поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в мужской силе, нет никаких правил - по крайней мере у нас. В классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время состязания. В боксе нельзя сделать удар в воздух, а потом заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга - это делают за них журналисты в тылу. Но все это и даже гораздо большее - совершенно нормальные явления в словесной полемике, и трудно было бы отыскать что-либо такое, что знаток журнальных споров признал бы недозволенным приемом, неведением боя, грубой игрой, обманом или неблагородной уловкой. Поэтому нет никакой возможности перечислить и описать все приемы полемической борьбы; двенадцать приемов, которые я приведу, - это лишь наиболее распространенные, встречающиеся в каждом, даже самом непритязательном сражении в печати. Желающие могут дополнить их дюжиной других. 1. Despicere (смотреть свысока - лат.), или прием первый. Состоит в том, что участник диспута должен дать почувствовать противнику свое интеллектуальное и моральное превосходство, иными словами, дать понять, что противник - человек ограниченный, слабоумный, графоман, болтун, совершенный нуль, дутая величина, эпигон, безграмотный мошенник, лапоть, плевел, подонок и вообще субъект, недостойный того, чтобы с ним разговаривали. Такая априорная посылка дает вам затем право на тот барский, высокомерно-поучающий и самоуверенный тон, который неотделим от понятия "дискуссия". Полемизировать, осуждать кого-то, не соглашаться и сохранять при этом известное уважение к противнику - все это не входит в национальные традиции. 2. Прием второй, или Termini (терминология - лат.). Этот прием заключается в использовании специальных полемических оборотов. Если вы, например, напишете, что господин Икс, по вашему мнению, в чем-то неправ, то господин Икс ответит, что вы "вероломно обрушились на него". Если вы считаете, что, к сожалению, в чем-то не хватает логики, то ваш противник напишет, что вы "рыдаете" над этим или "проливаете слезы". Аналогично этому говорят "брызжет слюной" вместо "протестует", "клевещет", вместо "отмечает", "обливает грязью" вместо "критикует", и так далее. Будь вы даже человек на редкость тихий и безобидный, словно ягненок, с помощью подобных выражений вы будете наглядно обрисованы как субъект раздражительный, сумасбродный, безответственный и отчасти ненормальный. Это, кстати, само собой объяснит, почему ваш уважаемый противник обрушивается на вас с такой горячностью: он просто защищается от ваших вероломных нападок, ругани и брани. 3. Прием третий известен под названием "Caput canis" (здесь: приписывать дурные качества - лат.). Состоит в искусстве употреблять лишь такие выражения, которые могут создать об избиваемом противнике только отрицательное мнение. Если вы осмотрительны, вас можно назвать трусливым; вы остроумны - скажут, что вы претендуете на остроумие; вы склонны к простым и конкретным доводам - можно объявить, что вы посредственны и тривиальны; у вас склонность к абстрактным аргументам - вас выгодно представить заумным схоластом, и так далее. Для ловкого полемиста попросту не существует свойств, точек зрения и душевных состояний, на которые нельзя было бы наклеить ярлык, одним своим названием разоблачающий поразительную пустоту, тупость и ничтожество гонимого противника. 4. Non habet (здесь: констатировать отсутствие - лат.), или прием четвертый. Если вы серьезный ученый, над вами легко одержать победу с помощью третьего приема, заявив, что вы тугодум, болтливый моралист, абстрактный теоретик или что-нибудь в этом роде. Но вас можно уничтожить и прибегнув к приему Non habet. Можно сказать, что вам не хватает тонкого остроумия, непосредственности чувств и интуитивной фантазии. Если же вы окажетесь именно непосредственным человеком, обладающим тонкой интуицией, вас можно сразить утверждением, что вам недостает твердых принципов, глубины убеждений и вообще моральной ответственности. Если вы рассудочны, то вы ни на что не годитесь, так как лишены глубоких чувств, если вы обладаете ими, то вы просто тряпка, потому что вам не хватает более высоких рациональных принципов. Ваши подлинные свойства не имеют значения - нужно найти, чего вам не дано, и втоптать вас в грязь, отправляясь от этого. 5. Пятый прием называется Negare (здесь: отрицать наличие - лат.) и состоит в простом отрицании всего вашего, всего, что вам присуще. Если вы, к примеру, ученый муж, то можно игнорировать этот факт и сказать, что вы поверхностный болтун, пустозвон и дилетант. Если вы в течение десяти лет упорно твердили, что (допустим), верите в чертову бабушку или Эдисона, то на одиннадцатом году о вас можно заявить в полемике, что никогда еще вы не поднимались до позитивной веры в существование чертовой бабушки или Томаса Альвы Эдисона. И это сойдет, потому что непосвященный читатель ничего о вас не знает, а посвященный испытывает чувство злорадства от сознания, что у вас отрицают очевидное. 6. Imago (здесь: подмена - лат.) - шестой прием. Заключается в том, что читателю подсовывается некое невообразимое чучело, не имеющее ничего общего с действительным противником, после чего этот вымышленный противник изничтожается. Например, опровергаются мысли, которые противнику никогда и не приходили в голову и которых он, естественно, никогда не высказывал; ему показывают, что он болван и глубоко заблуждается, приводя в примеры действительно глупые и ошибочные тезисы, которые, однако, не принадлежат ему. 7. Pugna (избиение - лат.) - прием, родственный предыдущему. Он основан на том, что противнику или концепции, которую он защищает, присваивают ложное название, после чего вся полемика ведется против этого произвольно взятого термина. Этим приемом пользуются чаще всего в так называемых принципиальных полемиках. Противника обвиняют в каком-нибудь непотребном "изме" и потом разделываются с этим "измом". 8. Ulixes (Улисс (Одиссей) - символ хитрости - лат.) - прием восьмой. Главное в нем - уклониться в сторону и говорить не по существу вопроса. Благодаря этому полемика выгодно оживляется, слабые позиции маскируются и весь спор приобретает бесконечный характер. Это также называется "изматывать противника". 9. Testimonia (свидетельства - лат.). Этот прием основан на том, что иногда удобно использовать ссылку на авторитет (какой угодно), например, заявить - "еще Пантагрюэль говорил" или "как доказал Трейчке". При известной начитанности на каждый случай можно найти какую-нибудь цитату, которая наповал убьет противника. 10. Quousque... (доколе... - лат.) Прием аналогичен предыдущему и отличается лишь отсутствием прямой ссылки на авторитет. Просто говорят: "Это уже давно отвергнуто", или "Это уже пройденный этап", или "Любому ребенку известно", и так далее. Против того, что опровергнуто таким образом, не требуется приводить никаких новых аргументов. Читатель верит, а противник вынужден защищать "давно опровергнутое" - задача довольно неблагодарная. 11. Impossibile (здесь: нельзя допускать - лат.). Не допускать, чтобы противник хоть в чем-нибудь оказался прав. Стоит признать за ним хоть крупицу ума и истины - проиграна вся полемика. Если иную фразу нельзя опровергнуть, всегда еще остается возможность сказать: "Господин Икс берется меня поучать...", или "Господин Икс оперирует такими плоскими и давно известными истинами, как его "открытие...", или "Дивись весь мир! Слепая курица нашла зерно и теперь кудахчет, что...". Словом, всегда что-нибудь да найдется, не так ли? 12. Jubilare (торжествовать - лат.). Это один из наиболее важных приемов, и состоит он в том, что поле боя всегда нужно покидать с видом победителя. Искушенный полемист никогда не бывает побежден. Потерпевшим поражение всегда оказывается его противник, которого сумели "убедить" и с которым "покончено". Этим-то и отличается полемика от любого иного вида спорта. Борец на ковре честно признает себя побежденным; но, кажется, ни одна еще полемика не кончалась словами: "Вашу руку, вы меня убедили". Существует много иных приемов, но избавьте меня от их описания; пусть уж литературоведы собирают их на ниве нашей журналистики.

Gata: Страшные люди эти полемисты

Роза: Главное, всё так знакомо

Olya: Роза пишет: Будь вы даже человек на редкость тихий и безобидный, словно ягненок, с помощью подобных выражений вы будете наглядно обрисованы как субъект раздражительный, сумасбродный, безответственный и отчасти ненормальный. О да. Очень знакомо. Спасибо, посмеялась.

Царапка: Забавная подборка. И вообще люблю Чапека

Алекса: Роза пишет: Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах полемической борьбы. Очень полезное чтение Иногда в пылу споров собеседники переходят грани разумного только диву даёшься.

Klepa: я сча перечитываю Артура Хейли "Отель" . хотела купить "На высотах твоих" его же, это един. книга о политике, которая произвела на меня неизгладимое впечатление, читала лет в 16-17. пошла в книжный, не нашла. зато увидела книгу "В высших сферах", написано, что это един. триллер Хейли о политике. поняла, что ум за разум заходит, думаю ну и ладненько, и это прочту. прихожу домой, открываю первую страничку, а там написано "ранее издавалось под названием На высотах твоих" вот она удача .

Gata: 23 апреля - символическая для мировой литературы дата: в этот день в 1616 году умерли Сервантес, Шекспир и Инка Гарсиласо де ла Вега (не путать с Лопе де Вега). Поэтому в 1995 году Генеральная конференция ЮНЕСКО решила отдать в этот день дань уважения книгам и авторам, призывая всех, и особенно молодежь, находить удовольствие в чтении и уважать незаменимый вклад тех, кто содействовал социальному и культурному прогрессу человечества. Так был учрежден Всемирный день книг и авторского права. Klepa пишет: хотела купить "На высотах твоих" его же, это един. книга о политике, которая произвела на меня неизгладимое впечатление, читала лет в 16-17. пошла в книжный, не нашла. зато увидела книгу "В высших сферах", написано, что это един. триллер Хейли о политике. поняла, что ум за разум заходит, думаю ну и ладненько, и это прочту. прихожу домой, открываю первую страничку, а там написано "ранее издавалось под названием На высотах твоих" вот она удача Действительно, повезло! А меня надули в он-лайн магазине "Андрус" - перевела им через электронный кошелек 160 рэ, и ни ответа, ни привета. Морально я где-то была готова к такому повороту - в сделках с предоплатой всегда рискуешь, - поэтому не сильно огорчилась. Буду считать, что пожертвовала денюжку на развитие литературы, пусть даже они и достались мошенникам :)

Ифиль: Gata пишет: Всемирный день книг и авторского права. Ой, а я не знала! Спасибо! Сейчас читаю Януша Леона Вишневского... Впечатления производит неоднозначные.

Olya: Я тут что называется пальцем в небо попала на книгу "Богач, бедняк" Шоу. Прочла первые две части. Если честно впечатления странные - никто никого не любит, прямо не люди, а безликие манекены какие-то. Ну единственное после встречи Томаса с матерью, мне показалось, что он не совсем безнадежный - хоть какой-то проблеск чувств мелькнул в герое. А то я было совсем во всех разочаровалась.

Роза: Olya пишет: Я тут что называется пальцем в небо попала на книгу "Богач, бедняк" Шоу Крепенький такой роман из жизни американского общества. Один раз прочитать можно, ИМХО.

Olya: Дочитала. Грустно... Ох, я сразу почувствовала, что не к добру сестренка с братцем прискакали Какая горькая ирония судьбы... Бедный, бедный Том...

Роза: Наташа Ростова глазами автора... и художников. М. Башилову, в 1866 году проиллюстрировавшему роман, Толстой писал насчет изображения сцены между Наташей и Борисом Друбецким в цветочной: "В поцелуе — нельзя ли Наташе придать тип Танечки Берс... а Бориса сделать не так raide ("raide" - упрямый, непреклонный)..." Вот она, Танечка Берс Впрочем, Танечка Берс - свояченица Льва Николаевича, сестра его жены Софьи, порывистая, увлекающаяся, иногда легкомысленная - не единственный прототип Наташи Ростовой. Как признавался сам писатель, он "взял Таню, перетолок с Соней, и получилась Наташа". Далее по ссылке не менее интересно http://community.livejournal.com/retro_ladies/433563.html

Olya: Роза! Какая ссылка! Спасибо огромное! Долго разглядывала каждый портрет! Самый лучший, имхо Шмаринова, 1953 год Там именно сущность Наташи такой какой я ее люблю - по-детски смешной и девически обворожительной! Еще очень трогательный тоже этого художника на подоконнике. Как жаль, что в конце книги Наташа так изменилась.

Роза: Olya пишет: Как жаль, что в конце книги Наташа так изменилась. Я думаю, что Л.Н.Толстой показал определенный тип женщины. И эти перемены очень естественны для Наташи. Поэтому не считаю, что случилось что-то необычное с ней. Озорная и избалованная вниманием девочка, милая, но поверхностная девушка, зацикленная на своих делах (на себе) мать семейства. В случае Ростовой это предопределено. Толстому удалось показать самый распространенный типаж русской женщины. Она не плохая и не хорошая. Обычная. Соль земли.

Gata: К сожалению, не могу пока присоединиться к разглядыванию иллюстраций - много картинок мой трафик не выдержит Шмаринов - знакомое имя, у меня дома где-то даже был набор открыток с его работами - иллюстрации, эскизы, запомнилась почему-то сцена из "Двенадцатой ночи", где троица весельчаков пьянствовала в доме Оливии :) Роза пишет: Впрочем, Танечка Берс - свояченица Льва Николаевича, сестра его жены Софьи, порывистая, увлекающаяся, иногда легкомысленная - не единственный прототип Наташи Ростовой. Как признавался сам писатель, он "взял Таню, перетолок с Соней, и получилась Наташа". Наверно, под занавес жизни и Пьер от своей женушки сбежит, как Лев Николаич от Софочки )))

Роза: Gata пишет: Наверно, под занавес жизни и Пьер от своей женушки сбежит, как Лев Николаич от Софочки Очень вероятный жизненный сценарий

Olya: Роза пишет: Она не плохая и не хорошая. Обычная. Соль земли. Да, она стала обычная. Это меня и убило. Ненавижу обыденность, поэтому концовка меня так разочаровала, что помню, долго не могла в себя прийти. Даже было ощущение, что меня обманули - сначала показали красивую обертку, которая оказалась пустой. Все оживление и прелесть исчезли, и ничего не осталось - только какая-то бесцветная мышка, до смешного обожающая своего сумасбродного супруга.

Роза: Olya пишет: Все оживление и прелесть исчезли, и ничего не осталось - только какая-то бесцветная мышка, до смешного обожающая своего сумасбродного супруга. Это правда жизни. Толстой показал реальность. А разве плохо любить и быть любимой? Наташа счастлива и больше ей ничего не надо. Ну да, такая домашняя клушка

Olya: Роза пишет: А разве плохо любить и быть любимой? Наташа счастлива и больше ей ничего не надо. Ну да, такая домашняя клушка Мама говорит также. Не знаю, может я чуть-чуть не правильно выразилась. Но как-то это было написано.... так как будто больше даже не любовь, а какое-то обожание вроде поклонения и такой преданности, как будто она потеряла себя. Конечно, хорошо, что Наташе хорошо, но у меня осталось странное чувство - вот Кити Щербацкая тоже изменилась после свадьбы, перемены естественны, но она не стала такой как Наташа (не могу объяснить в чем отличие, это на уровне ощущений только, но имхо - до свадьбы образы девушек перекликаются, после - расходятся). Не знаю, может мне так кажется, потому что я сильно много ждала от героини или потому что собственно муж меня очень раздражает. А на портрете Шмаринова она еще такая милая, по-дестки задорная и очаровательная, очень мне нравится,



полная версия страницы