Форум » Мезонин » История вещей и быта » Ответить

История вещей и быта

Gata: О привычных нам предметах быта, о том, как они возникли и преображались на протяжении веков.

Ответов - 58, стр: 1 2 3 All

Роза: Чародейка кухни Елена Молоховец Автор статьи: Андрей Савостьянов Елена Ивановна Бурман родилась 28 апреля 1831 года в Архангельске в семье начальника местной таможни. Судьба ее в определенном смысле типична: девочка из хорошей семьи рано лишилась родителей и воспитывалась бабушкой, не только богатой, но глубоко житейски мудрой и хозяйственной женщиной. От нее Елена получила первые уроки домоводства и кулинарного искусства. Достигнув четырнадцатилетнего возраста, девушка поступает в Смольный институт благородных девиц в Санкт-Петербурге. Там она проведет три года, тщательно отгороженная от внешнего мира. Выход в «мир», без сопровождения воспитательницы, грозил исключением из заведения и несмываемым пятном позора на всю жизнь. Даже окна здания были закрашены, для того чтобы девушки при случайном взгляде наружу не потеряли душевного равновесия. Молодых барышень учат многому, что потом им окажется совершенно ненужным, например, математике, физике, географии, истории, пению и чистописанию. Однако полученные знания мало кого интересовали, просто диплом Смольного института—пожалуй, самого престижного в царской России женского учебного заведения—был гарантией выгодного замужества. Елена заканчивает институт в 1848 году с хорошими отметками: по религии, нравственности, музыке и французскому языку (кулинария не значилась в списке предметов) она получила «отлично». При вручении диплома ей дарят золотой браслет и Библию. Образованная барышня Бурман возвращается в Архангельск и очень скоро получает предложение руки и сердца от главного архитектора города Франца Францевича Молоховец. После свадьбы молодожены переселяются в Курск, так как архитектор получает оттуда выгодное предложение по службе. Именно здесь в 1861 году Елена Ивановна вы_ пускает свой первый «Подарок молодым хозяйкам». Типичная для того времени образованная и благовоспитанная дама, оказывается, не хочет сидеть сложа руки—она чувствует свой дар и хочет применить его на благо людям. Поэтому всю свою сознательную жизнь Елена Ивановна Молоховец посвящает именно сохранению патриархальных устоев русской православной семьи. «Кухня—это своего рода искусство, которое без руководства приобретается не годами, но десятками лет опытности, а этот десяток лет неопытности иногда очень дорого обходится молодым супругам… Вследствие чего бывает расстройство состояния и различные неудовольствия семейной жизнью. Предупредить эти дурные последствия или по крайней мере сделать шаг к уклонению от них и есть прямая моя цель и самое искреннее желание. И если книга моя достигнет хотя бы половины желаемой цели и принесет пользу моим соотечественникам, то я буду совершенно счастлива!..» Елену Ивановну заботит, чтобы ничего из полезных отходов не выбрасывалось: вплоть до того, что «кожу от копченого окорока класть по небольшому куску в борщ или в щи из щавеля», а «воду после мытья мяса выливать под фруктовые деревья, как хорошее удобрение»!.. Ее беспокоят и культура питания, и организация стола, и гигиена приема пищи, и даже необходимая молитва во время ее приготовления!.. Она постоянно рассуждает о несомненной пользе для здоровья умеренности и несуетного поведения за столом. НЕТ ПРОРОКА В ОТЕЧЕСТВЕ СВОЕМ В советские времена книгу Елены Ивановны неоднократно обвиняли в «раблезианстве», в презрении к «простым классам», в доказательство приводилась неоднократно фраза из одного рецепта — «…после чего отжимки из осетрины можно отдать на кухню людям», не зная в точности историю самой Елены и ее книги, на счет обеих безжалостно прохаживались даже очень хорошие и талантливые люди. Так, например, Арсений Тарковский посвятил Елене Молоховец критичное стихотворение. Достаточно пары строк из него, чтобы понять, что такого отношения она уж точно не заслуживала: «Где ты, писательница малосольная,/ Молоховец, холуйка малахольная, /Блаженство дестипудовых туш, /Владетелей десяти тысяч душ?..» Некоторые рецепты Елены Ивановны и сегодня покажутся чересчур изысканными и грандиозными. Однако другие весьма просты. «Боюсь, брусничная вода мне не наделала б вреда!..»— сетует Евгений Онегин, возвращаясь с Ленским от Лариных. Скорее всего, А. С. Пушкин сам неоднократно «страдал» от свекольно-брусничного напитка, в котором слабительное действие брусники удваивается свеклой. Почти все косметологи советуют пить свекольный сок для сохранения свежести кожи лица. Это освежающее действие свеклы известно с давних времен. Многие красавицы прошлых лет регулярно употребляли в пищу свеклу и ее сок для поддержания стройной фигуры. Ведь свекла не хуже ананаса очищает организм от шлаков. Причем к услугам свеклы прибегали не только простые девушки, но и представительницы высших кругов. ВИДЕНЬЯ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ ЧИСТЫХ ДНЕЙ… Грандиозный успех «Подарка молодым хозяйкам» побудил Молоховец расширить свою «миссионерскую деятельность»: отдельно был издан «Подарок» для бедного сословия, в дополнительных томах публиковалось много советов по гигиене, уходу за птицей и скотом. Елена Ивановна охотно вторгается в совершенно другие области, смело входит в другие двери. Уже в 1854 году она сочиняет польку, сейчас утерянную. Пишет учебник французского языка для детей и составляет список медицинских вопросов для пациентов, которые вынуждены ограничиться лишь письменной консультацией, потому что врач живет слишком далеко. Затем решилась выпустить в свет почти медицинскую энциклопедию с посвящением «русскому народу» и множеством полезных советов. Некоторые из них теперь способны только позабавить. Так, Молоховец утверждала, что в случае родовых мук: «Больше чем когда-либо помогает молитва и просьба о помощи свыше», а если потеют ладони, якобы имеет смысл «весною взять по молодой лягушке и держать их в руках до тех пор, пока не околеют». Все эти годы «Подарок» победно шествует по стране. Успех книги дает толчок к появлению многочисленных подражаний, легко узнаваемых и забавных, но вызывающих недовольство и раздражение у Елены. ФРАГМЕНТЫ ИЗ ДНЕВНИКА К сожалению, фрагменты из дневника Елены Молоховец, которые она опубликует в пожилом возрасте, касаются только ее приключений в области религии. Образ ее самой и ее семьи остается неполным. Сын Анатолий отправляется работать бухгалтером в Сибирь. Сын Леонид дослуживается до генерала. Сын Константин уходит на флот и погибает в русско-японской войне 1904–1905 годов. В одной из статей, посвященных пятидесятилетнему юбилею книги Елены, его смерть описывается следующим образом: «Храбрый Константин, тяжело раненный, отказывается покинуть свой пост и погружается вместе с кораблем на дно моря». В действительности дело обстояло иначе. Из пенсионного прошения его вдовы, которое сохраняется в русском военно-морском архиве, выяснилось, что Константин во время осады города Порт-Артур умирает в постели от последствий недоедания. Елена, будучи в курсе подлинных обстоятельств, без тени смущения включает статью с героическим вариантом в предисловие своей кулинарной книги. Внучка Елены выходит замуж за офицера, который в 1912 году попадет в тюрьму за присвоение государственных денег. По контрасту с этим позором Елена испытывает гордость за внука Владимира, которого в 1912 году назначают офицером на личную яхту Николая II. Владимир даже удостаивается чести быть упомянутым в дневнике царя: 18 апреля 1914 года во время пребывания в Ялте Николай отмечает: «…хорошо погуляли с Саблиным и лейтенантом Молоховец…». ГОРЕЧЬ РАЗОЧАРОВАНИЯ Откровенно говоря, если бы Господь прибрал Елену Ивановну к себе до октябрьского переворота 1917 года, то она удостоилась бы множества хвалебных поминальных статей и достойных ее славы похорон. В момент смерти в 1918 году в Санкт-Петербурге религиозная Елена, поклонница царя и к тому же дворянка, с приходом коммунистической власти буквально превратилась в ничто. Ее смерть не была замечена, ни одна газета не уделила ей ни строчки. По всей вероятности, последний год жизни она провела в нищете: не исключено, что в доме Молоховец, колыбели знаменитого кулинарного шедевра, наступил голод. Забвение, которое поглотило Молоховец, сделало реконструкцию ее жизни три четверти века спустя непростой задачей. Даже год ее смерти был неизвестен. Поиски в библиотеках и архивах Санкт-Петербурга дали многое, но многое и теперь остается покрытым мраком неизвестности. Главной находкой оказалось «Личное дело» с ее «свидетельством о рождении» и «свидетельством о крещении» из архива администрации Смольного института для благородных девиц, где она училась с 1845 до 1848 года. В конце концов всплыл старый фолиант Волковского лютеранского кладбища, в котором обнаружилась единственная строчка о том, что Елена, православная, похоронена 15 декабря 1918 года. Она покоится рядом с отцом. День же смерти Елены Молоховец так и остается загадкой.

Lana: Роза, спасибо за интересную статью. Роза пишет: если потеют ладони, якобы имеет смысл «весною взять по молодой лягушке и держать их в руках до тех пор, пока не околеют». А потом закопать под фруктовыми деревьями как удобрение. Бедные лягушки. Роза пишет: Успех книги дает толчок к появлению многочисленных подражаний, легко узнаваемых и забавных, но вызывающих недовольство и раздражение у Елены. Вот откуда ноги растут у справочников молодой хозяйки. Елена Ивановна большая молодец и профессиональный семьянин.

Светлячок: Для своего времени дама была очень активной. Знай наших.

Gata: Роза пишет: Чародейка кухни Елена Молоховец Помню-помню ее необыкновенные рецепты и кучу ценных советов по домоводству Замечательная была тетка! Читаю сейчас ее рекомендации по приготовлению икры из баклажанов и слюнки глотаю :)

Gata: ЭГЛОМИЗЕ́ - техника декора, изображение с обратной стороны стекла. Чаще всего эгломизе украшались рамы картин и зеркал, детали мебели. Италия, конец 14 века Кулон, 15 век Тюдоровская солонка, 16 век 17-й век Англия, 18 и 19 век Х.Мейер. Столик со столешницей, расписанной в технике эгломизе. 1770–1780-е годы. Государственный музей-заповедник «Павловск» Хоть убейте, не могу вспомнить, видела его там или нет :) Мебель Зеркала Конец 19 века, Франция 20-й век http://marinni.livejournal.com/753536.html#cutid1

Gata: В советскую эпоху «Елисеевский» магазин на Невском проспекте 56 именовался «Гастроном № 1», правда, никто его и тогда так не называл. Приезжие и жители Ленинграда-Петербурга, оказываясь в центре, обязательно сюда заходили – кто просто посмотреть на магазин-дворец, таинственно спрятавшийся за яркими оконными витражами, а кто купить чего-нибудь свеженького и вкусненького «от Елисеева» – в общем, это был обязательный ритуал, приподнимавший посетителя в собственных глазах и приобщавший к давно потерянной культуре потребления. В Петербурге магазин Елисеева открылся 1903 году. Здание спроектировал один из крупнейших архитекторов и общественных деятелей конца XIX - начала XX века Г.В. Барановский. Наружные углы магазина украшают аллегории Торговли, Промышленности, Искусства и Науки скульптора А. Адамсона. На первом этаже располагался магазин «колониальных товаров», на втором - театральный зал театра «Невский фарс», на третьем - ресторан. Здесь можно было купить все: начиная от свежих трюфелей и горячих пирожков, до утром выловленных устриц. В «Невском фарсе» ставили пьесы легкого, игривого, а нередко и фривольного содержания. Так что здесь можно было вкусить и хлеба, и зрелищ. Сменивший «Невский фарс» Театр Комедии тоже начинается с гастронома. История семьи Елисеевых История семьи купцов Елисеевых могла бы составить сюжет для хорошего многотомного романа вроде «Саги о Форсайтах». Началась она в начале XIX века в Москве, когда в рождественский вечер крепостной садовник графа Николая Петровича Шереметева Петр Касаткин внес изумленным гостям на блюдце свежую землянику. Когда хозяин, придя в себя, спросил, что хочет преданный садовник за такое чудо, тот нашелся и ответил: «Вольную». Граф слово сдержал. Дал вольную Касаткину с женой и сто рублей подъемных – огромные по тем временам деньги. Этот вечер первые Елисеевы вспоминали всю жизнь, а последующие во всех подробностях передавали рассказ о давнем событии из поколения в поколение. Пройдет несколько десятилетий и благодаря этой землянике, блестяще образованные, свободно говорящие на нескольких языках братья Сергей, Григорий и Степан учредят «Торговый дом» с капиталом в 3 миллиона рублей. С попутным обозом 36-летний Петр Касаткин, сын Елисеев, отправился с семьей в сторону богатого Петербурга. Почти весь путь шли пешком. Прибыли в Петербург, остановились на дешевом постоялом дворе с тараканами и клопами. Огляделись вокруг и ужаснулись. Ни кола и ни двора. А на руках малые дети и тюки с вещами. На следующее утро Петр Касаткин, купив лоток и мешок апельсинов, вышел на Невский проспект и стал торговать в розницу. Сначала стеснялся, но к концу дня научился бойко выкрикивать: «Кто хочет угостить даму апельсином? Копейка - что за деньги! Кто не пожалеет копейку, чтобы порадовать даму апельсином?». Вернулся с удачей. Пироги, леденцы и сбитень продавали на улицах, но редкими тогда тропическими фруктами с лотка не торговал никто. До такого никто не додумался. Петр Касаткин был первым. Его товар среди совершавших променад аристократов на Невском проспекте шел на «ура». К осени Касаткин скопил достаточную сумму, чтобы снять лавку «для торговли на скромных началах… продуктами жарких поясов земли». Лавка эта находилась в доме Катомина на Невском 18. Торговля шла успешно. Спустя год Петр разбогател настолько, что выкупил крепостного брата Григория. Вскоре братья скопили достаточный капитал для вступления в купеческое сословие. Записались, отмечая добрую память отца, как Елисеевы. С этой фамилии и пошел новый род, уже не крестьянский, а купеческий. Вступили Елисеевы в торговую гильдию, давая негласную клятву отныне держать крепко «слово честное купеческое». В начале тридцатых годов XIX века, чтобы не платить лишнего перекупщикам, Петр Елисеев отправился в «жаркие пояса» за товаром. По дороге его корабль был вынужден остановиться на острове Мадейра, чтобы пополнить запасы питьевой воды и продовольствия. Случилось так, что корабль домой ушел без хозяина, а сам Петр Елисеев остался на острове, желая лучше ознакомиться винодельческим процессом. Несколько месяцев Петр Елисеев на острове «набирался опыта». Все дегустировал разные сорта. Обошел все островные винодельни и выжал ногами не одно ведро виноградного сока, и вскоре научился отличать «мадеру раннюю» от «мадеры скороспелой». Говорят, поднялся на борт своего корабля в бессознательном состоянии, но не забыл до отказа заполнить трюмы вином. Вскоре Петр Елисеев совершил экспедиции во французский порт Бордо, португальский Порту и испанский Херес. Вернувшись из Португалии, в 1821 году Петр Елисеевич снял в петербургской таможне помещение для приема и хранения иностранных вин. Дело задумывалось большое - регулярно доставлять из-за границы иностранный товар. А спустя три года он уже открыл на Биржевой линии (дом 14-16) Васильевского острова постоянную винную торговлю, и она сразу же стала пользоваться успехом. Вина хранились и выдерживались в погребах, общая площадь которых была около семи квадратных километров. Это был целый подземный город. Сооружены хранилища были настолько грамотно, что за 125 лет своего существования их ни разу не затопили ни грунтовые воды, ни наводнения. У «Елисеевых» можно было купить самые лучшие вина, за которыми присылали даже французские аристократы, оставшиеся жить в России после французской революции. Иных приманивали заморские бутылки затейливых форм, но особенно ценилось старое, выдержанное вино знаменитых фирм с выцветшими этикетками. Дела Елисеевых стремительно шли в гору. Их фантастическая везучесть вызывала зависть. Некоторые стали считать Елисеевых заговоренными. Распускали слухи про фармазонский рубль, якобы выигранный Петром Касаткиным в кости, еще в имении Шереметева. В 1824 году Петр Елисеевич заявил свой капитал в Купеческой управе и записался вместе со всем семейством в купеческое сословие. Но неожиданно заболел и в 1825 году, не дожив и до пятидесяти лет, скончался. Петр Елисеевич поступил удивительно предусмотрительно, записав в купеческое звание всю семью: дело продолжила вдова, Мария Гавриловна. С крепкой купеческой хваткой, вдова управляла делами разумно. Елисеевский магазин славился тем, что здесь торговали фруктами высочайшего качества и «наипервейшей» свежести. При любом намеке на брак - будь то лопнувшая кожура, пятнышко, зеленый бочок, продукты на прилавок не поступали. Но выбрасывать их было нельзя, потому что не дай Бог, пройдет слух, что у Елисеевых товар «спортился». Вот и вынуждены были приказчики прежде чем уйти домой, иной раз через силу, поглощать подмятые фрукты: апельсины, маракуйю, папайю и персики. Все это была работа над имиджем, как сказали бы теперь. Как и сам купеческий разгул с музыкой, тройками, швырянием «Вдовы Клико» в зеркала и купанием хористок в шампанском. На самом деле купцы всегда это делали с оглядкой на то, что про них потом подумают. 16 лет управляла фирмой Марья Гавриловна. После ее смерти в 1841 году правление приняли три брата: Сергей, Григорий и Степан. Теперь старшему было уже за сорок. Братья объездили полмира, свободно говорили на нескольких европейских языках. Имели сюртуки лучшего английского сукна, лучшую обувь, лучшие часы и сигары- и дома на Большой Морской и Мойке. Братья следили за хорошо поставленным делом и преумножали богатство: семнадцать многоэтажных доходных домов в Петербурге, конный завод в Орловской губернии, огромные плантации винограда в Крыму. Благодаря финансированию селекционных работ была выведена семенная рожь сорта «елисеевка». За 1903-1913 годы Елисеевы уплатили государству пошлину в размере 11 миллионов рублей. Много денег шло на благотворительные цели. В 1855 году на Васильевском острове (3 линия, дом 28) братья учредили богадельню для купеческого и мещанского сословия. Назвали учреждение Елизаветинской богадельней по имени покойной дочери среднего брата Григория. На содержание богадельни Елисеевы положили в банк 40 тысяч руб. под проценты, таким образом, только процентов в год набегало на 130 тысяч руб., что позволяло учреждению существовать безбедно. На Большой Охте был воздвигнут храм во имя Казанской Божьей Матери, в византийском стиле, ставший впоследствии семейной усыпальницей Елисеевых. Храм этот был снесен в 1929 году. Первый неблаговидный поступок в истории семьи Елисеевых совершил средний брат Елисеевых Григорий. После кончины своих братьев он добился отстранения наследников от дел и владельцами «Торгового дома Елисеевых» стали сыновья Григория Петровича - Александр и Григорий. Основной капитал паевого товарищества «Братья Елисеевы» составлял в то время 8 миллионов рублей. В Москве, Киеве и Петербурге начали строить шикарные магазины. Первые «сетевые», как говорят сейчас, магазины имели свое лицо. Первый Елисеевский супермагазин построили в Москве в обстановке строжайшей секретности. Рабочие получали дополнительную плату за молчание. Все это очень взволновало московскую публику. Охрана то и дело ловила любопытных, которые, оторвав с одного гвоздя доску, старались отодвинуть ее, чтобы взглянуть, что же творится внутри огромного деревянного ящика. Некоторым это удавалось. Одни с восторгом, другие с ужасом рассказывали, что неподалеку от Страстного монастыря возводится мавританский языческий храм с невиданной доселе отделкой. Стиль модерн в начале XX века в России только набирал силу. Если в кругах высшего общества еще с осторожностью приглядывались к его замысловатым формам, то Елисеевы и здесь не побоялись быть на передовых рубежах. Кованые, изогнутые цветы должны были украшать прилавки, которые в свою очередь, должны были ломиться от экзотических плодов. Внешне клан Елисеевых выглядел успешным и прочным, Однако непорядочный поступок Григория Петровича стал первой трещиной в семье. Его сын Григорий поступил, как и его отец - оттеснил брата от управления фирмой из-за того, что Александр, страстно влюбленный в бедную белошвейку, женился на ней без родительского благословения. Лишь раз в год, в день после Пасхи вдова Григория Петровича, Любовь Дмитриевна, допускала невестку и непокорного сына к себе в дом, одаривала подарками и опять забывала на целый год. Но судьба уже занесла меч правосудия и жестоко наказала Григория Григорьевича, уготовив ему разорение фирмы и семейные несчастья. 22 октября 1913 года товарищество «Братья Елисеевы» праздновало столетие торговой деятельности. Три с половиной тысячи человек собрались в зале Дворянского собрания. Гостей встречал статный блондин — Григорий Григорьевич Елисеев, в безукоризненном фраке, с «Владимиром» на шее и французским орденом «Почетного легиона» в петлице. Подняв бокал с шампанским, Григорий произнес: «На меня выпал счастливый жребий праздновать столетие торговой деятельности рода Елисеевых, отличительной чертой которого была беззаветная преданность православной вере, русскому царю и своей Родине». Гости смотрели на юбиляра с восхищением и завистью. Среди них был один купец - некто Васильев с молодой женой Верой Федоровной. Глаза Григория Григорьевича скользнули и остановились на миловидном лице молодой купчихи. Влюбляться страстно и самозабвенно купец позволить себе не мог - это была привилегия дворянства. У купцов был другой закон: если брак – то по расчету, если любовь - то с рассудком. Невесты приумножали капитал Елисеевых, не только приданым, но и торговыми связями. Не революция явилась причиной краха дома Елисеевых, а страстная, безрассудная, безоглядная любовь. Григорию Григорьевичу уже за пятьдесят, жена, шестеро детей. Вере Васильевой двадцать лет. Действовал Григорий по-купечески: предложил отступные Васильеву. Отказ. Просил развода у жены Марьи Андреевны. Ни за что не соглашалась жена, упрекая его в измене и нарушении «честного купеческого слова». Марья Андреевна не смогла перенести предательства мужа. В октябре 1914 года несчастная женщина покончила собой. Весь город говорил о влюбленном миллионере и его несчастной жене. Но это был лишь первый акт семейной трагедии. Когда сыновья Елисеева-старшего узнали, что отец отправился в далекий Бахмут (возле Екатеринослава) вовсе не по делам, а встретиться с возлюбленной, из-за которой мать ушла из жизни, все тотчас покинули отчий дом. Выяснилось чудовищное обстоятельство: всего через три недели после смерти жены, Григорий Григорьевич обвенчался в Бахмуте с Верой Федоровной - виновницей семейной трагедии. На этом фоне высочайшее повеление внести в первую, самую почетную, часть Дворянской родословной книги новую жену они восприняли как оскорбление покойной матери. Недавно еще дружная большая семья распалась. В доме отца осталась жить только младшая - дочь Машенька, которой шел пятнадцатый год. Братья поклялись отнять ее у отца. Григорий Григорьевич, зная твердый характер своих сыновей - нанял телохранителей. Они сопровождали девочку в гимназию, на прогулках с бонной, сидели в подъезде, прохаживались круглые сутки возле опустевшего роскошного дома на Биржевой линии, где жили теперь лишь хозяин с дочерью и новой женой. Братья сдержали свое слово. До самой революции длилось судебное разбирательство, которое закончилось в Сенате. Газеты регулярно писали о ходе жалобы Елисеева, у которого украли дочь. По сведениям прислуги, оставшейся верной покойной хозяйке и ее сыновьям, стал пить горькую, перестал заниматься делами, передав все заботы о «Товариществе» управляющим, на людях показывался редко. Но потом все же преодолел себя, пробудился и стал опять энергичным. И… тут разразилась революция. В 1918 году у Григория Григорьевича отобрали все имущество и, конечно, любимые магазины в Москве, Петрограде, Киеве, шоколадную фабрику. С молодой женой он уехал во Францию. Трагически сложилась судьба его сыновей. Одни были расстреляны в 30-е годы, другие сгинули в сталинских лагерях. Прошло много времени с тех пор, как разыгрался драматический финал этой истории. Но почему-то новые покупатели упорно именуют самый красивый магазин не «Гастроном № 1», а так, как их называли предыдущие поколения петербуржцев – «Елисеевский». Видимо, то, что уже вошло в летописи Петербурга, не так-то просто стереть. http://www.ipetersburg.ru/guide/sights/remarkable-bulidings/eliseevsky-magazin/ http://chilach.ru/roskoshnyj-dvorets-eliseeva-kommentarii-liveinternet-rossijskij-servis-onlajn-dnevnikov/

Царапка: Любопытно Касаткин вытянул вольную из Шереметева - а куда деваться, если граф крайне неохотно подписывал этот документ? (из принципиальных соображений, исключения делались, когда деньги ну очень нужны, или для любовниц). Григорию Григорьевичу уже за пятьдесят, жена, шестеро детей. Вере Васильевой двадцать лет. В данных обстоятельствах безрассудная любовь одинаково была бы воспринята в любом сословии. Ещё интересно, я на экскурсии слышала, что до революции русские купцы крупных сумм за границей не держали.

Falchi: Реклама как искусство. Плакаты прошлых лет

Lana: Falchi пишет: Реклама как искусство. Плакаты прошлых лет Красота, люблю такие винтажные картинки, открытки и рекламные плакаты. В них есть что-то душевно-милое, что ли. И рекламные слоганы, одно время нравилось в журналах 19 века такие рекламы читать.

Gata: Lana пишет: Красота, люблю такие винтажные картинки, открытки и рекламные плакаты. В них есть что-то душевно-милое, что ли. И рекламные слоганы, одно время нравилось в журналах 19 века такие рекламы читать. Ага, есть в них что-то наивно-трогательное, чего не хватает современному человеку, избалованному художественно-техническими достижениями

Falchi: Ничего, вот пройдет лет сто и следующие поколения дизайнеров будут смотреть на наши плакаты Нескафе или Арееля и вздыхать - да, было время, такие шедевры люди делали

Роза: Дамы с собачками. Фото. Конец 19-начало 20 в. Ниже по ссылке целая коллекция прелестных снимков. Я сделала небольшую выборку для клуба. http://marinni.livejournal.com/788683.html#cutid1

Алекса: Мода была не только фасоны шляп или крой юбок, но и на пёсиков. Больше всего я насчитала будьдогов. Странный выбор, на мой вкус. Очень понравилась последняя фотография в третьем ряду. Хозяйка и питомец очень похожи.

Светлячок: Утащила себе в колекцию Шапокляк №2 в нижнем ряду.

Gata: Мне понравилась псинка на второй фотке в первом ряду - так одинаково с хозяйкой носы задирают и костюмчики претенциозные :) А еще две дамы с двумя же собачарами - прелесть, и забавно, и трогательно Шапокляк так забавно скукожилась :) Не пойму, что у псинки из шерсти торчит - то ли бантик, то ли ценник )))

Gata: Кукольные мебеля и гардеробчик 19 века :) http://marinni.livejournal.com/805694.html#cutid1

Роза: Пасха – самый важный христианский праздник. В старину на Руси перед Пасхой крестьяне мели дворы и убирались в доме, ходили в баню, пекли куличи, делали творожные куличи “пасхи” и красили яйца в луковой шелухе. В городах же перед Пасхой царило праздничной оживление - в витринах московских лавок кружились маленькие карусели с расписными пасхальными яйцами, а булочные по всему городу за месяц начинали принимать заказы на выпечку куличей и прочих вкусностей. В некоторых семьях по традиции пекли куличи дома, причем куличами угощали всех – гостей, слуг, бедных родственников. Зажиточные горожане запекали целого поросенка или гуся, а крашенные яйца укладывали на деревянное блюдо среди проращенной зелени овса или пшеницы, перевязывали вышитым рушником и украшали цветами. В ночь Великой Субботы повсюду на Руси к храмам стекались православные люди: шли отовсюду, из дальних деревень, чтобы отслужить службу. Пасхальное богослужение совершенно особенное, отличающееся от обычных церковных служб, очень “легкое” и радостное. В православных храмах, как правило, пасхальная служба начинается ровно в полночь, но люди задолго до службы собирались вокруг церквей в ожидании крестного хода. Грамотные читали вслух на клиросе Деяния Апостолов. Жгли большие костры из смоляных бочек в память о холодной ночи, проведенной Христом при дворе Пилата. Наутро люди раздавали всем куличи и крашенные яйца, а во времена царя Алексея Михайловича для раздачи на Пасху было приготовлено до 37 тысяч яиц! Раздавали куриные и лебединые, гусиные, голубиные, утиные, даже деревянные и костяные, резные и расписные. В домах еще до Заутрени накрывали стол для разговления (торжественного обеда). Считалось, что плох и жаден тот хозяин, если не выставит на стол поросенка, колбасу, пасху с крашеными яйцами. У зажиточных хозяев подавали 48 различных блюд по числу дней прошедшего поста. Обязательно приглашали в гости кумовьев и сватов. Христосовались друг с другом, садились за стол разговляться, потом отдыхали. Всю Светлую седмицу священники служили по храмам пасхальные молебны. С раннего утра на колокольнях трезвонили во все колокола, каждый мог в этот день стать звонарем, никому отказа не было. По благочестивому обычаю на Пасху навещали бедных по богадельням и приютам. Тайную милостыню творили. Заключенным разговеться присылали, собирали деньги для выкупа из тюрьмы должников. Странников, юродивых и увечных в своих домах досыта кормили. И так всю Святую неделю, а то Пасха будет не в радость. Празднование Пасхи продолжается сорок дней — ровно столько, сколько Христос являлся Своим ученикам после Воскресения. На сороковой день Иисус Христос вознесся к Богу Отцу. В течение сорока дней Пасхи, а особенно на первой неделе — самой торжественной — люди ходят друг к другу в гости, дарят крашеные яйца и куличи, играют в пасхальные игры. Одной из любимых пасхальных игр на Руси было катание яиц. Устраивали эту игру так: устанавливали деревянный или картонный “каток” и вокруг него освобождали ровное место, на котором раскладывали крашеные яйца, игрушечки, незамысловатые сувениры. Играющие дети подходили по очереди к “катку” и катили каждый свое яйцо. Выигрышем становился тот предмет, которого яйцо коснулось. Еще одной игрой был поиск яиц. Всем желающим предлагалось с помощью загадок догадаться где именно в квартире или саду спрятано яйцо. Как правило, прятали не только яйца, но и маленькие сюрпризы-сувениры. Если гостей было много, они делились на команды. Выигрывала та команда, которая найдет больше всех яиц за определенное время. Разумеется, традиционным было “чоканье” яиц друг с другом. Смысл игры в том, чтобы ударить тупым или острым концом крашеного крутого яйца яйцо соперника. Выигрывал тот, чье яйцо не треснуло.

Корнет: Зачитался. Давно в эту тему не заглядывал, а тут столько интересного материал накопилось. Спасибо, дамы.

Gata: Открытки 1900 года, изображающие предполагаемую жизнь в 2000 году. Быстрое перемещение по воде Движущиеся тротуары Перемещение зданий при помощи трамвая Теле- радиовещание Железнодорожный корабль Крыша над городами Летние каникулы на Северном Полюсе Полицейский аппарат для слежки с использованием рентгеновских лучей http://retro.cc/otkrytki/53-budushchee-v-retro-otkrytkakh.html

Falchi: Прелесть какая))



полная версия страницы