Форум » Мезонин » Исторические реалии для фикрайтеров - 2 » Ответить

Исторические реалии для фикрайтеров - 2

Роза: Приглашаю в этой теме делиться интересными и полезными сведениями о реалиях ХIХ века.

Ответов - 81, стр: 1 2 3 4 5 All

Светлячок: Попался на глаза вот этот портретик. Зрим Это вам не кто-нибудь, а фрейлина Прасковья Николаевна Репнина. У Репниных тусить при дворе - это наследственное. Далее текст, честно стыренный из Википедии. Придворные женские чины были введены императором Петром I в «Табели о рангах» 24 января 1722 года. Прежний теремной царицын штат, состоявший из боярынь, мамушек, кормилиц, постельниц и т. д. был превращен в строгий иерархический порядок. Новые чины имели немецкое название, но на их учреждение имел влияние и французский двор, который император наблюдал самолично. 1.обер-гофмейстерины 2.жены действительных тайных советников (II класс) 3.действительные статс-дамы 4.действительные камер-девицы (IV класс), равный рангу жен президентов коллегий 5.гоф-дамы (V класс), равный женам бригадиров (не получил значительного распространения) 6.гоф-девицы (VI класс), равный женам полковников (не получил значительного распространения) 7.камер-девицы Но это все как-то не сильно прижилось, поэтому усовершенствовал эту затею Павел I. Поставил во главе придворного женского штата обер-гофмейстерину, в распоряжении которой находились гофмейстерина, 12 статс-дам и 12 фрейлин. Фрейлина — было званием, жалующимся наиболее часто (1881 год: 189 фрейлин из 203 придворных дам со званиями; 1914 год: 261 из 280). Камер-фрейлинами и фрейлинами могли быть только незамужние. Лишь немногим из них после замужества давалось более высокое звание; остальные по выходе замуж отчислялись от двора. В 1826 году Николай I установил комплект фрейлин — 36 человек. Часть «комплектных» фрейлин назначалась «состоять» при императрицах, великих княгинях и великих княжнах (эти фрейлины назывались свитными). Из фрейлинской свиты назначались воспитательницы великих княжон. Камер-фрейлины — фрейлины более высокого ранга (обычно 2-5 человек), приравнивающиеся в придворной иерархии к статс-дамам. Статс-дамы — вторая по численности группа дам (1914 год: 14 человек), как правило — жены крупных чинов. Большинство из них было «кавалерственными дамами» — имели орден Святой Екатерины или другие награды. Многие из них числились в отпуску. Ни камер-фрейлины, ни статс-дамы никаких определенных обязанностей при дворе не несли. Гофмейстерины и обер-гофмейстерины — как правило, дамы, занимавшим одноименные придворные должности и заведовавшим придворным дамским штатом и канцеляриями императриц и великих княгинь. Одной из их обязанностей было представление императрицам дам, явившихся на аудиенцию. С 1880-х гг. этих званий никто не имел, а соответствующие должности исполняли лица из числа статс-дам, а при дворах великих княгинь — даже дамы, вообще не имевшие придворных званий. Гофмейстерины, статс-дамы и камер-фрейлины имели общий титул — Ваше Высокопревосходительство. В парадных случаях придворные дамы должны были быть одеты в шитые золотом и серебром платья строго установленного (в 1834 г. Николаем I) фасона, цвета и материала. Гофмейстерины, статс-дамы и фрейлины носили на правой груди портрет императрицы (т. н. «портретные дамы»). Фрейлины получали и носили шифры императриц или великих княгинь, при которых они состояли. В XVIII в. привилегией фрейлин было право носить локоны. Основанный при Екатерине II в 1764 году в Санкт-Петербурге Смольный институт стал «школой» будущих фрейлин, поступавших к императорскому двору.

NataliaV: Познавательная тема. Забежала и задержалась. Светлячок пишет: Это вам не кто-нибудь, а фрейлина Прасковья Николаевна Репнина. У Репниных тусить при дворе - это наследственное

Роза: Светлячок пишет: Ни камер-фрейлины, ни статс-дамы никаких определенных обязанностей при дворе не несли. А жалование получали.

Gata: А еще фрейлинам к свадьбе из средств министерства императорского двора выплачивался оклад - обычный 12 тыщ, иногда двойной - 24 тыщи (это в первой половине 19 века). Никс в "Трое" выдал О.Калиновской двенашку )))) Светик, спасибо за портрет и дамскую табель о рангах P.S. Нравятся мне прически дам 18-го века - даже фрейлина выглядит королевой

Роза: Gata пишет: Никс в "Трое" выдал О.Калиновской двенашку )))) Ольга ущемила мадам Николя, а преданный муж не смог подобное стерпеть. Еще немного о фрейлинах. Леонид Ефимович Шепелев в книге "Императорский двор: придворные титулы и мундиры" пишет "В «Придворном календаре» придворный наряд описывается так: платье белого атласа, оставлявшее открытыми оба плеча. Кроме парадного платья придворные дамы имели особые знаки отличия: фрейлины — золотые, осыпанные бриллиантами шифры (вензеля императрицы или великих княгинь, при которых фрейлины состояли), увенчанные короной, носившиеся на андреевской голубой ленте на левой стороне корсажа." Портреты фрейлин императрицы Александры Фёдоровны (принцесса Шарлотта Прусская 1798—1860). Парадный портрет фрейлины, 1854, Г.Яковлев Портрет фрейлины А.П.Александровой, 1855, Г.Яковлев Портрет Татьяны Александровны Юсуповой, 1858, Ф.Винтерхальтер

Princess Alexandrine: Роза пишет: Портрет Татьяны Александровны Юсуповой, 1858, Ф.Винтерхальтер У Винтерхальтера всегда такие представительно-парадные портреты.. Он кстати писал и мадам Николя, и его дочерей Марию и Ольгу, и невесток - Марию Александровну, Ольгу Федоровну (жену младшего сына Михаила) и Александру Иосифовну. (Извиняюсь, что от темы малясь отклонилась, люблю я эти портреты). Александра Федоровна (портрет висел в кабинете ее старшего сына) Мария Александровна Ольга Николаевна Мария Николаевна Александра Иосифовна (супруга Константина) Ольга Федоровна (Цецилия Августа Баденская)

Царапка: Мария Николаевна на прабабку Екатерину похожа.

Gata: Я заинтересовалась, что Юсупова в роскошных жемчугах, когда фрейлинам позволялось наряжаться довольно скромно. Да и Юсупова она по мужу, урожденная графиня Рибопьер, по логике - может, статс-дама? Но шифры давались только фрейлинам, про ношение их статс-дамами ничего не сказано. Загадка :) Порылась, в жж у моей тезки нашла ответ: "...портретов, где замужние дамы изображены с фрейлинскими шифрами не так уж мало. В чем же дело? В умных книжках никаких объяснений не обнаружилось. В мемуарах - тоже. Ломала я голову достаточно долго, пока случайно не наткнулась в сети на воспоминания Юрия Макарова "Моя служба в Старой Гвардии. 1905–1917.", где, в числе прочих, рассказывался следующий эпизод. "Все эти мудрые правила, отсутствие обязательного общения, обязательных семейных увеселений и сравнительно очень замкнутая жизнь огромного большинства женатых офицеров сделали то, что за все время моей близкой связи с полком (с 1904 по 1917), я не помню у нас ни одной дуэли, ни одного развода и вообще ни одной романической истории. Не все полки Петербургского гарнизона могли этим похвастаться. В качестве корпорации, жены офицеров выступали только один раз в году. Когда полк справлял полковой праздник в Царском Селе, дамы туда не ездили. Но если торжество происходило в Петербурге, в Михайловском манеже, и на молебне и параде вместе с государем присутствовала и государыня, то получали приглашения и дамы. На молебне они становились вместе с ней, несколько позади. Форма одежды им была: белая шляпа, белый суконный или шерстяной костюм "tailleur", белые перчатки и на шее мех. Те, кто имел шифры, фрейлинские или институтские, или медали, должны были их надевать. Перед молебном жена командира подносила царице большой букет белых роз, с широкими синими, полкового цвета, лентами." http://catherine-catty.livejournal.com/384127.html А вот более поздний портрет Татьяны Александровны Юсуповой (красивая была женщина!) и забавное из дневника ее внука Феликса: "Бабки своей по материнской линии я не знал, умерла она до матушкиной свадьбы. Говорят, была она добра и умна. И, видимо, красива – судя по дивному портрету ее работы Винтергальтера. Окружали ее вечно приживалки, кумушки, в общем, никчемные, но в старинных семьях необходимые домочадки. Некая Анна Артамоновна всех и дел-то имела, что хранить бабкину соболью муфту в картонке. Когда Артамоновна умерла, бабка открыла картонку: муфты не было. Вместо муфты лежала записка, писанная покойницей: «Прости и помилуй, Господи, рабу твою Анну за прегрешения ее, вольные или невольные»" Здоровья бабка была слабого, потому часто ездила вместе с дедом за границу, на воды и в Швейцарию – там, на Женевском озере имели они дом. Но швейцарское именье не обогатило русских владельцев. Хозяйство было запущено, и родителям моим пришлось попотеть, чтобы восстановить его". http://www.liveinternet.ru/users/pkfnf/post289350378/

Светлячок: Gata пишет: я не помню у нас ни одной дуэли, ни одного развода и вообще ни одной романической истории Это не жизнь офицеров, а какой-то пансион благородных девиц. Тоска зеленая, вспомнить нечего, мемуары писать не о чем Gata пишет: Вместо муфты лежала записка, писанная покойницей: «Прости и помилуй, Господи, рабу твою Анну за прегрешения ее, вольные или невольные»" Кому шубу соболиную посторожить? Звонить рабе Божьей Светлячку.

Царапка: Если не помнит, не значит, что не было шито-крыто.

Mona: Светлячок пишет: Кому шубу соболиную посторожить? Звонить рабе Божьей Светлячку.

Роза: Любопытный материал. Отсюда http://fon-eichwald.livejournal.com/102427.html "В нравственном отношении опыт не исправил поляков", или Принуждение к стабильности Польша в составе России - это отдельная и очень сложная тема. Я нашёл интересный документ - "нравственно-политический отчёт за 1842 год", представленный Николаю Первому и прочтённый им в январе 1843-го. Много там поучительного. "Прошло одиннадцать лет, как в Царстве Польском восстановлено спокойствие. Волнение умов и разорение края - неизбежные последствия революции - казалось, должны были послужить назидательным, хотя и горестным, уроком для жителей. Можно было надеяться, что они, вразумлённые опытом, возвратятся к исполнению своих обязанностей и снова примут то полезное направление, которому следовали до 1830 года. Но это ожидание исполнилось только частию, и то в отношении одного материального благосостояния, которого успехи теперь очевидны. Постоянная заботливость нашего правительства о поддержании в Царстве Польском земледелия, промышленности и торговли, истреблённых революцией; пожертвования и льготы, сделанные от казны для этой цели; наконец, изобретательность и предприимчивость, составляющие отличительный характер нашего века и возбуждаемые у поляков потребностью иметь занятие полезное и выгодное взамен военного и политического поприща, на котором они подвизались прежде, - всё это должно было произвесть хорошее действие на вещественное благосостояние края. И если в Царстве Польском теперь уже не столько больших мануфактурных заведений, как было до революции, то это следует отнести не к упадку, но к успехам промышленности, которая прежде сосредоточивалась только в некоторых округах, а теперь разлилась по всему краю и дала ему этот вид довольства, которого нельзя не заметить. Но зато здесь и предел успехам: ибо в нравственном отношении опыт не исправил поляков, и политические мнения не только не улучшились, но стали несравненно хуже. Можно утвердительно и без всякого преувеличения сказать, что общественный дух в Польше или расположение её жителей к России и ко всему русскому сделался гораздо враждебнее, нежели как был до революции. Тогда горячих голов и врагов порядка являлось не так много в сравнении с массой народонаселения. Большая часть народа не питала мятежных устремлений, но увлеклась меньшей частью потому, что не имела довольно силы и смелости воспрепятствовать восстанию, хотя и видела в нём свою погибель. В настоящее время нерасположение к России и ненависть к имени русского сделались общими: они проникли в массы народа и равно одушевляют как городских, так и сельских жителей". Далее автор документа решает смягчить картину: "Должно, однако ж, сказать, что это недоброжелательство не касается особы Государя Императора; напротив того, Его любят в Польше, как везде, и прибытие Его Величества в Варшаву всякий раз возбуждает радость, надежду и восторг столь же пылкий, как непритворный и повсеместный. Поляки не любят только русского народа и всего, что от него происходит. Это враждебное расположение умов и ожесточение противу всего русского не есть случайность или явление, которого нельзя было бы объяснить: напротив, причины явны. Но при всей очевидности своей эти причины неуловимы собственно потому, что исключительно принадлежат к разряду нравственных или к области мнений: вот почему они ускользают и вечно будут ускользать от действия правительственных мер. Четыре главные причины непосредственно и непрестанно действуют на мнение польской публики и дают ему это вредное направление, несмотря на все усилия фельдмаршала князя Варшавского, который там любим и вполне уважаем: 1. Тщеславие польской нации. 2. Злоумышленность латинского духовенства под личиною религиозного рвения. 3. Влияние прусских демагогов, и, наконец 4. Необразованность и дурной выбор наших чиновников. Поляки, встречая в сих последних грубое обращение и видя, что они действительно опередили их в просвещении, составили себе совершенно ошибочное понятие о русских, отчего происходит то, что они почитают за унижение находиться под владычеством народа, который столь низко стоит в их мнении. Опытные люди полагают, что это обстоятельство не должно почитать маловажным, потому что оно-то и подстрекает национальное их самолюбие". У империи вечно одни и те же проблемы. Чиновники никуда не годятся; западная пропаганда (тут - некие "прусские демагоги") тлетворно влияет на умы; люди не хотят довольствоваться одним только ростом материального благосостояния - они хотят ещё и "подвизаться на военном и политическом (политическом, подумайте только! - Н.Э.) поприще", которое закрыла им такая, казалось бы, благодетельная власть. Царство Польское при русской власти действительно активно развивалось. Увеличение населения за 1815-1843 годы с 2 700 тысяч до 4 с половиной миллионов - это мощная и показательная динамика. Развитие промышленности, рост "аграрного сектора" - всё было. Но при этом российский режим ждало неизбежное и неприятное для любой автократии открытие: экономический рост не заставляет "подданных" смириться с неконституционной властью. Как раз наоборот: чем лучше обстоят дела в экономической сфере (пусть даже в первую очередь благодаря власти), тем меньше у людей желания эту власть терпеть. Политический режим Российской империи был, к сожалению, настолько не готов к самокритике, что мог видеть главные причины в сфере "нравственной", как тогда это называли (с нашей точки зрения словоупотребление тут выглядит неточным, но суть ясна). Тщеславен польский народ; неблагодарен; не хочет смириться с потерями; слишком верит ксендзам. Казалось бы - заботливо российское правительство, но поляки всё равно смотрят волками. А сколько мы слышали рассказов о том, как русские позже строили города, заводы и больницы для эстонцев, украинцев, казахов и т.п. - а эти народы всё равно захотели независимости! Да, жизнь очень несправедлива к имперским нациям (впрочем, не только к ним). А слова о "назидательном, хотя и горестном уроке" напоминают о ещё одном событии николаевского правления. Петрашевцы, явно не заслуживавшие серьёзного наказания ни по каким законам, стали главными героями инсценировки подготовки к смертной казни, задуманной и организованной лично царём. Он это видел именно как "назидательный урок". Кто-то при этом сошёл с ума, но что поделаешь? Слаб человек. Романовы любили давать уроки, но сами учиться не любили. К сожалению для всех нас.

Gata: Ни поя, ни кормя, врага не наживешь. Этому учит нас история вчерашняя и нынешняя. Но бросать голодными - это уже не по-русски :) Роза, спасибо за интересный материал!

Gata: Кто где жил и чем торговал в С.-Петербурге в 1823 г. http://leb.nlr.ru/edoc/277490/

Корнет: Подержать бы в руках этот справочник, да полистать ))

Gata: Корнет, я бы тоже подержала - это целый кладезь! Но пока дают полистать только в электронном виде :)

Gata: Из писем Д.И. Фонвизина, относящихся ко времени его заграничного путешествия 1784–1785 гг. ...Тридцатого (июля) пробыли мы в Кенигсберге. Я осматривал город, в который от роду моего приезжаю в четвертый раз. Хотя я им и никогда не прельщался, однако в нынешний приезд показался он мне еще мрачнее. Улицы узкие, дома высокие, набиты немцами, у которых рожи по аршину. ...9/20-го приехали мы в город Герцберг, где обедали очень плохо. Ночевали в городе Торгау, в который въехали ночью. Предлинный и превысокий крытый мост по Эльбе, чрез который мы ехали при ночной темноте, так страшен, что годился б чрезмерно хорошо к принятию в масоны. Мы думали, что нас везут в жилище адских духов. ...Кучер наш, крестьянин Л. А. Нарышкина, Калинин, обещал мне, приехав в Москву, явиться к вам и рассказать вам подробно, как он с нами путешествовал. Борода его наконец нам и надоела: смотреть его сбиралось около нашей кареты премножество людей; маленькие ребята бегали за ним, как за чудом. ...В Ниренберге много хороших живописцев и других художников, но они умирают с голоду, потому что покупать некому. 29 августа (9 сентября) целое утро приносили ко мне из целого города картины на продажу, но я не купил ничего, видя, что считают меня проезжим богачом. В сем мнении везде обо мне остаются для того, что я русский. Во всей Немецкой земле и, сказывают, также во всей Италии слова русский и богач одно означают. ...Последний мой журнал кончился приездом нашим в Боцен. Сей город окружен горами, и положение его нимало не приятно, потому что он лежит в яме... Жителей в нем половина немцев, а другая итальянцев. Народ говорит больше по-итальянски. Образ жизни итальянский, то есть весьма много свинства. Полы каменные и грязные; белье мерзкое; хлеб, какого у нас не едят нищие; чистая их вода то, что у нас помои. Словом, мы, увидя сие преддверие Италии, оробели. 10/21 сентября был я на ярмарке... После обеда ходил я к живописцу Генрицию смотреть его работу, а от него в итальянскую комедию. Театр адский. Он построен без полу и на сыром месте. В две минуты комары меня растерзали, и я после первой сцены выбежал из него как бешеный. ...Мы в жизни нашей не только не едали, даже и не видали такого мерзкого хлеба, какой ели в Вероне и какой все знатнейшие люди едят. Причиною тему алчность правителей. В домах печь хлебы запрещено, а хлебники платят полиции за позволение мешать сносную муку с прескверною, не говоря уже о том, что печь хлебы не смыслят. Всего досаднее то, что на сие злоупотребление никому и роптать нельзя, потому что малейшее негодование на правительство венециянское наказывается очень строго. ...Мы оба, слава богу, здоровы и живем по Флоренции… Климат здешний можно назвать прекрасным; но и он имеет для нас беспокойнейшие неудобства: комары нас замучили так, что сделались у нас калмыцкие рожи. Они маленькие и не пищат, а исподтишка так жестоко кусают, что мы ночи спать не можем. И комары итальянские похожи на самих итальянцев: так же вероломны и так же изменнически кусают. Если все взвесить, то для нас, русских, наш климат гораздо лучше. ...Я до Италии не мог себе вообразить, чтоб можно было в такой несносной скуке проводить свое время, как живут итальянцы. На конверсацию съезжаются поговорить; да с кем говорить и о чем? Изо ста человек нет двух, с которыми можно б было, как с умными людьми, слово промолвить. В редких домах играют в карты, и то по гривне в ломбер. Угощение у них, конечно, в вечер четверти рубля не стоит... Мой банкир, человек пребогатый, дал мне обед и пригласил для меня большую компанию. Я, сидя за столом, за него краснелся: званый его обед несравненно был хуже моего вседневного в трактире. Словом сказать, здесь живут как скареды. ...Театры во Флоренции великолепны как для серьезной, так и для комической оперы. Жаль только того, что не освещены. Ни в одной ложе нет ни свечки. Дамы не любят, чтоб их проказы видны были. Всякая сидит с своим чичисбеем и не хочет, чтоб свет мешал их амуру. Развращение нравов в Италии несравненно больше самой Франции. Здесь день свадьбы есть день развода. Как скоро девушка вышла замуж, то тут же надобно непременно выбрать ей cavalière servente (верного рыцаря, возлюбленного, франц.), который с утра до ночи ни на минуту ее не оставляет. Он с нею всюду ездит, всюду ее водит, сидит всегда подле нее, за картами за нее сдает и тасует карты, — словом, он ее слуга и, привезя ее один в карете к мужу в дом, выходит из дома тогда только, как она ложится с мужем спать. ...Вообще сказать можно, что скучнее Италии нет земли на свете: никакого общества и скупость прескаредная. Здесь первая дама принцесса Санта-Кроче, у которой весь город бывает на конверсации и у которой во время съезда нет на крыльце ни плошки. Необходимо надобно, чтоб гостиный лакей имел фонарь и светил своему господину взлезать на лестницу. Надобно проходить множество покоев, или, лучше сказать, хлевов, где горит по лампадочке масла. Гостей ничем не потчевают, и не только кофе или чаю, ниже (даже) воды не подносят. ...Итальянцы все злы безмерно и трусы подлейшие. На дуэль никогда не вызывают, а отмщают обыкновенно бездельническим образом. Честных людей во всей Италии, поистине сказать, так мало, что можно жить несколько лет и ни одного не встретить. Знатнейшей породы особы не стыдятся обманывать самым подлым образом… Поистине сказать, немцы и французы ведут себя гораздо честнее. Много и между ними бездельников, да не столько и не так бесстыдны. ...В Пизе есть университет, но бог знает, что тут делают: профессоры, кроме итальянского языка, не знают и совершенные невежды во всем том, что за Альпийскими горами делается. Есть из них такие чудаки, которые о Лейбнице вовсе не слыхивали. Будучи в России, слышал я об этом городе столь много хорошего, что располагал тут жить долго, но опытом узнал, что трех дней прожить нельзя: скука смертельная. ...В светлое воскресенье папа служил обедню в церкви св. Петра. Он в сей церкви служит только четыре раза: в Рождество, в Светлое воскресенье, в Троицин день и в Петров день. Служение его весьма великолепно, но сие великолепие не происходит из святыни отправляемого действия: оно походит более на светское торжество, нежели на торжественное богослужение. Я видел более государя, нежели первосвященника, более придворных, нежели духовных учеников. Сравнивая папскую службу с нашею архиерейскою, нахожу я нашу несравненно почтеннее и величественнее. Здешняя слишком театральна и, кажется, мало имеет отношения к прямой набожности. Папа, носимый в креслах на плечах людских, чрезвычайно походит на оперу «Китайский идол». http://sergeytsvetkov.livejournal.com/398544.html

Царапка: Сурово.

Sheena: Действительно, очень интересная тема, спасибо за материалы А вот когда обсуждали Зимний дворец, как-то обошли вниманием тот факт, что БН надо переименовывать "Назад в будущее", ибо съемочная группа вес сериал упорнейшим образом демонстрирует замечательные виды Зимнего, упуская из виду, что при Николае он был охристого цвета

Роза: У нас все темы очень даже, а эту люблю с особым пристрастием



полная версия страницы