Форум » Мезонин » Три века Романовых - 2 » Ответить

Три века Романовых - 2

Gata: Здесь предлагаю делиться интересной информацией из истории венценосного семейства. Начало здесь.

Ответов - 225, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Carolla: Ну они при желании могли убить и Марию Федоровну, но не стали связываться с англичанами.

Gata: Думаю, еще роль сыграло беззаветное служение ЕФ Православию, что большевикам было особенно ненавистно.

Светлячок: Я мало знаю о Марии Фёдоровне, жене Александра Третьего. Читала кое-что. Из того что читала у меня сложилось о ней хорошее мнение. Чудесные фотографии. Особенно мне понравилась на велосипеде.


Gata: Две Марии Александра Третьего В жизни Цесаревича Александра Александровича - сына царя – реформатора Александра Второго, и будущего императора России, Александра Третьего - было как бы две «зари» чувства, две совершенно разных главы Жизни, каждая из которых трепетно хранила тайны его сердечных увлечений, томлений, сомнений, разочарований, надежд и горечи. Образы двух Женщин не меркли в тайниках его Души до самой смерти. Одна из них стала - Возлюбленной, другая – Женой. Одна из них умерла столь рано, что ее след затерялся в пыли времени навсегда, если не навечно; о другой - написаны документальные исследования, романы и повести. Собираются даже снимать полнометражный художественный фильм – эпопею о годах ее бытия на Земле, ибо век бывшей Принцессы датской, русской Государыни, был долог и покрыт не только венценосным пурпуром мантии, но и горечью скорби и слез от потери семьи и близких, Страны и Дома, в котором родились все ее дети и умер ее супруг, император Александр Третий. Лик княжны Марии Мещерской запечатлен на нескольких редких фотографиях, явно не очень хорошего качества, расплывчатых, смутных. Лик же императрицы Марии Феодоровны, гордой датчанки, сумевшей стать истинно русской царицей, «которую любили все, начиная от высшего света и кончая низшими чинами кирасирских полков, шефом которых она была»* (*кн.Лидия Васильчикова, фрейлина ) тщательно фотографировали и рисовали немецкие, датские и русские мастера, среди которых был, например, знаменитый передвижник - портретист Иван Крамской. После императрицы русской остались в датских, английских и русских архивах горы материалов: альбомы, рисунки, письма, дневники, приветственные послания главам держав и деятелям культуры, памятные книжки, целые тома выписок и цитат из прочитанных книг. Княжна Мария Элимовна Мещерская не оставила по себе никакой особой памяти, кроме учрежденной ее мужем, Павлом Демидовым, в Париже большой Мариинской рукодельной мастерской - приюта, где от 300 до 400 бедных парижанок находили ежедневную работу, обеспечивающую им средства к существованию. Архивы Марии Мещерской - Демидовой неизвестны, а если когда – либо и будут открыты, навряд ли заинтересуют исследователей. Но две этих Женщины, две Марии, остались навсегда запечатлены в сердечной памяти души человека, который их любил. Каждую - по – своему. Одну он обожал со всем сердечным пылом восторженной юности и со всею неожиданною страстью бурных порывов своего нетерпимо - горячего нрава. Другую – боготворил и трепетно лелеял, как человека, сумевшего стать не только верною женой, матерью, но и преданным, искренним другом, с которым было надежно и тепло, не только во дни «штиля», но и во времена всяческих жизненных бурь и невзгод… Цесаревна, а потом – императрица - Мария ничего не знала о сердечной тайне жениха и супруга, он не счел нужным посвящать ее в свое прошлое. Мария же Элимовна Мещерская знала отлично, что будущее ее возлюбленного Цесаревича будет связано прочно с принцессою Датской. Отстаивать свое право на любовь она не могла. Потому что прятала ее не только от нескромных взоров посторонних, но даже и от самой себя. Лишь на пороге смерти призналась Мария преданной подруге, Александре Васильевне Жуковской, что любила в своей жизни только один раз, и вовсе не отца своего ребенка.. Судьба ее, словно отсвет слабой рано погасшей в бездне Небес звездочки, если бы даже она и упала бы кому то в ладони памяти, то не обожгла , а просто согрела бы. На секунду. Минуту. Звездное мгновение, называемое вечностью. http://www.peoples.ru/love/alexander-mariya/ http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D1%89%D0%B5%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F,_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%AD%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0

Светлячок: Красивой Мещерскую назвать нельзя, но поди ж ты, мужчины выбирают не глазами (чтобы они там не говорили), а нюхом. Вышла за нашего уральского Демидова, но всю жизнь любила только Александра III. Вот это я понимаю! Я бы так не смогла. Больно много интересных мужчин на свете.

Gata: Печальные однолюбы случаются и среди нас, женщин :)

Роза: Это прелестно, слушайте. Индивидуальный взгляд из ЖЖ-сообщества. О младшем сыне Николая I и "Боржоми". Предысторию о грузинском ресторане я опущу. Если хотите всё целиком, ступайте по ссылке, там всё есть. http://gilliland.livejournal.com/237309.html "... Как пишет Ю.А. Кузьмин в своей статье "Торговый дом "Б.М. Шаскольский" и экспорт минеральной воды из заповедного имения "Боржом", боржомские источники были обнаружены солдатами Херсонского гренадёрского полка в 1829 году. Я не представляю, что это означает в реальности. Что значит "обнаружены"? Скорее всего, херсонские гренадёры отогнали от целебных ручьёв местное население. Потому как эта местность стала позже владением кавказского наместника великого князя Михаила Николаевича. В 1888 году 70.000 десятин получили статус майоратного или заповедного имения великого князя Михаила Николаевича, младшего сына Николая I, который умер аж в 1909 году, явив России пример бодрой старости с причудами. Практичный Михаил Николаевич первый начал продавать минеральную воду из боржомских источников под брендом "Кавказское Виши" и в год продавал по 2 миллиона бутылок и полубутылок (0, 75 и 0,42 соответственно). Цех по розливу пузырящегося здоровья приносил чистого дохода в 40.000 рублей и эта цифра наводит на мысли, что с бухгалтерией у великого князя был полный порядок. В 1906 году Главное управление имениями великого князя заключило договор с Борисом Матвеевичем Шаскольским на эксклюзивное право продажи минеральной воды по России. В справочнике г-н Шаскольский числится как владелец нескольких аптек в Петербурге и торгового дома, занимавшегося "продажей резиновых и хирургических изделий". Концессия строилась следующим образом - великий князь качал воду из грузинских недр, отгоняя от водоёмов местных грузин с их вёдрами, а продавец резиновых изделий организовывал сбыт напитка по империи. Перед войной объём продаж составлял примерно 10 миллионов горлышек. Но не всё было безоблачно в отлаженной цепочке. Приходилось сталкиваться с крупными проблемами. Первой из которых была воровство на производстве (см. местные грузины с вёдрами), а второй - йодоморфный запах воды. На этом месте я прервался7 и пробежался меж столиков, заставляя посетителей нюхать бутылку. "И где тут йодоморфный запах, господа?!"- семенил я по паласу, - "где же он?! Не наблюдаем ли мы, медам-месье, пример жесткого кидняка лохов на доброте?!" С предубеждением косных потребителей насчёт запаха из бутылок концессионеры боролись повсеместно. Они просто утверждали, что это не просто тухловатый запашок, а истинно целебный аромат кавказского долголетия. Для этого выпускались на казённый с чёт всякие просветительные брошюры, рассылаемые врачам, священникам, высшим чинам всех ведомств. Для "представителей свободных профессий" в брошюрах отдельно большими буквами прописывалось про особую утреннюю целебность. Успешно лечили боржомским напитком онанизм у подростков, о чём тоже писали с подробностями. Недивительно, что больше всего боржома выпивали в Санкт-Петербурге (878 тыс. бутылок в год), не отставала Москва ( 652 тыс.) Раскалённая Бухара и туманная Амурская область, Курская губерния и Финляндское княжество соревновались в количестве потреблённой великокняжеской жидкости. Только блудная Польша демонстративно покупала по 700 бутылок в год, что вызывало справедливые опасения в польской лояльности. А как доставляли "Боржом" в центральную Россию? Очень интересно - через Босфор и Дарданеллы, через Гибралтар и Па-де-Кале. По дороге суда останавливались в Египте и там немного расторговывались с бортов. Это маршрут был самым дешёвым в сравнении с ж-д перевозками по отечественным дорогам. "

Светлячок: Если бы в такой манере шло преподавание истории в школе и вузах, все были бы круглыми отличниками по этому предмету. Зачётная лекция. За грузин с вёдрами отдельный респект. Роза пишет: Для "представителей свободных профессий" в брошюрах отдельно большими буквами прописывалось про особую утреннюю целебность. Привет с большого бодуна. (с) Роза пишет: Только блудная Польша демонстративно покупала по 700 бутылок в год, что вызывало справедливые опасения в польской лояльности. Валяюсь.

Gata: Блестящий образчик августейшего промоушена Ну, и конечно же, талантливая подача материала. Подхрюкивала от смеха всю дорогу, а тухлый аромат кавказского долголетия и блудливая Польша довели почти до колик

Gata: Показалось забавно :)

Корнет: Как-то пани Роза выкладывала ссылку на один блог в ЖЖ. Сходил, почитал, увлекся. А тут автор не подкачал и порадовал снова и в своём фирменном историческом стиле. Сила политического сыска в Российской империи была такая неистовая, что одна-единственная не то чтобы молодая женщина весной 1868 года практически разорила всё III Отделение. Слежка за Надеждой Сергеевной Акинфовой одним только агентом Романом (он же Карл Иванович, он же Карл-Арвид Иоганн Романн) в течение одного месяца обошлась тайной политической полиции в 753 руб. 69 коп. Что было в полтора раза больше, чем выделялось на всю секретную агентуру Отделения. В Петербурге в это время преступность достигала критических для столицы размеров: среди бела дня грабили и убивали, квартирные кражи стали совсем обычными, у военного министра Милютина из его казённой квартиры украли орден св. Андрея Первозванного, улицы и подвалы были забиты опасными бродягами. И в это время управляющий III отделением сокращает расходы на содержание охраны и направляет средства на шпионаж за какой-то Акинфовой. Ладно бы Надежда Сергеевна была кошмарной революционеркой, заговорщицей, воровкой на доверии или суфражисткой, с волосами, подкрашенными стрептоцидом. Нет, Н.С. Акинфова была другого фасона фигура. Романтическим юношам и девушкам она должна быть знакома по стихотворению вездесущего Тютчева. Вот по этому: Как ни бесилося злоречье, Как ни трудилося над ней, Но этих глаз чистосердечье – Оно всех демонов сильней. Всё в ней так искренно и мило, Так все движенья хороши; Ничто лазури не смутило Ее безоблачной души. К ней и пылинка не пристала От глупых сплетней, злых речей; И даже клевета не смяла Воздушный шелк ее кудрей. Душа, лазурь, шёлк и чистосердечье – вот что было стихией Надежды Сергеевны. Ещё, конечно, пряный запах риска, скандальные сексуальные связи с родственниками, прыжки с паровозов и бриллианты Жозефины Богарне. Надежда Сергеевна Аненнкова родилась 16 июня 1839 года и приходилась внучатой племянницей канцлеру империи, министру иностранных дел князю Александру Михайловичу Горчакову. Муж Надежды Сергеевны – г-н Акинфов (человек крайне толерантных взглядов на жизнь)жил и трудился в городке Покрове Владимирской губернии почётным смотрителем владимирского уездного училища. Когда его супруга переехала к своему дяде-канцлеру в Петербург, г-н Акинфов сразу получил камер-юнкера и был единогласно выбран уездным предводителем дворянства. Чему радовался, понятное дело: не всякий начальник районо становится 1-м секретарём райкома партии. В 1863 году, в год, когда Англия, Франция и Австрия фактически поставили России ультиматум по польскому вопросу и требовали передать внутреннее дело России (восстание в Царстве Польском) на суд общеевропейской конференции, Надин приезжает к дяде в Питер. И, что называется, чувства пробудились. Дядя решительно помолодел. Князь Горчаков бодро ответил всем державам в хорошо всем известном смысле, так что «трём державам не оставалось иного выбора как постыдное отступление или война». Европа изящно утёрлась, Франция и Австрия занялись Мексикой, где тоже всё было, по их мнению, неблагополучно, Британия переваривала Индию. Дядя Горчаков К 1866 году Надежда Сергеевна уже прочно живёт в квартире своего дяди ( в здании Главного штаба). Министр внутренних дел Пётр Александрович Валуев 14 февраля записал в дневнике: «Кн.Горчаков не на шутку влюблён в свою «племянницу» ( « sa niece» ). Влюблённых друг в друга родственников разделял 41 год. Горчакову Пушкин был одноклассник, а Надежде Сергеевне Пушкин казался уже академической руиной. Понятно, что Горчакова травили за этот роман. Не все могли понять такого накала страстей. Вдобавок ситуация осложнялась тем, что Надежда Сергеевна любила не только дядю, но и соседа по дому. В бело-желтом здании Главного штаба размещалась не только квартира канцлера, но и Горный департамент Министерства финансов Российской империи, который курировал его императорское высочество князь Николай Максимилианович Романовский, герцог Лейхтенбергский, первый внук Николая I от его дочери Марии Николаевны и герцога Максимилиана, сына Евгения Богарне, пасынка Наполеона Бонапарта. Алмазный герцог Фактически Николай Максимилианович был правнуком императрицы Жозефины Богарне и внуком императора Николая Павловича, соответственно, праправнуком Екатерины II. Да и самому Бонапарту был не чужим, скажем прямо. А кроме того, Николай Максимилианович был наследником знаменитого и единственного в своём роде майората Богарне, состоящего из коллекции бриллиантов Наполеона. Жена уездного предводителя дворянства вырвалась на оперативный простор параллельных романов, слежки, интриг и алмазного дыма. И тут на арену практически уже обеспеченного надиного счастья бодрым курц- голопом, пуская дым из ноздрей, выбегает мама герцога - великая княгиня Мария Николаевна Романова ( в первом браке - Лейхтенбергская, во втором браке - Строганова), президент Академии художеств и хозяйка Мариинского дворца. Предшественница Церетели, честная мать 9 детей и великая княгиня Мария Николаевна. Которая с характерными папиными интонациями начинает разговаривать с канцлером и Надерждой Сергеевной на неприятную для всех тему. За портьерой во время этого бурного разговора пылится и переживает брат Марии Николаевны, государь-император Александр II Освободитель. В это время Россия продаёт США свои американские владения, но, поверьте, канцлеру и императору не до того. http://gilliland.livejournal.com/291106.html

Gata: Корнет пишет: А тут автор не подкачал и порадовал снова и в своём фирменном историческом стиле. Ага, этот автор беллетристично ядовит

Роза: Корнет пишет: Сходил, почитал, увлекся Понимаю. Сама читаю Джона А.Шемякина с большим удовольствием. Корнет пишет: И, что называется, чувства пробудились. Дядя решительно помолодел. Князь Горчаков бодро ответил всем державам в хорошо всем известном смысле Умел, умел послать. Корнет пишет: И тут на арену практически уже обеспеченного надиного счастья бодрым курц- голопом, пуская дым из ноздрей, выбегает мама герцога - великая княгиня Мария Николаевна Романова За портьерой во время этого бурного разговора пылится и переживает брат Марии Николаевны, государь-император Александр II Освободитель. Рыдаю. Корнет пишет: В это время Россия продаёт США свои американские владения, но, поверьте, канцлеру и императору не до того. В общем, это давно не новость, что за любой иторическо-политической сделкой стоит самый заурядный адюльтер.

Царапка: Этого автора ещё нет в моей фленте, надо исправить. Смех и грех, как в БН, всем госмужам главная беда - Калиновская.

Роза: Царапка пишет: всем госмужам главная беда - Калиновская. Не беда, а за счастье кончиков пальцев коснуться. Если она удостоит. А бриллианты во все времена лучшие друзья девушек.

Gata: А Николай Максимыч-то не брезгливый оказался - "я не считал по пальцам тех, кто звал тебя на ты"

Царапка: Gata пишет: этот автор беллетристично ядовит А на авике у него - Перри Мейсон!

Светлячок: Однако, какие страсти! Где бы увидеть портрет славной бабёшки, которая оттянула на себя внимание в момент наиважнейших государственных событий.

Царапка: Даже обидно, что не шпионка.

Роза: Светлячок пишет: Где бы увидеть портрет славной бабёшки, которая оттянула на себя внимание в момент наиважнейших государственных событий. Вот она. Если я все правильно помню, эта уездная дворянша выцарапает таки себе титул графини де Богарне.



полная версия страницы