Форум » Мезонин » Модная лавка - 2 » Ответить

Модная лавка - 2

Роза: Что носили в ХIХ веке? Это очень любопытно и интересно. Давайте поговорим об этом.

Ответов - 103, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Gata: Лето принесло с собой жару и облегченный гардероб. Вместо муфт пора вооружаться зонтиками :) 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. http://blogs.mk.ru/users/pinteeborde/post133510621/?upd http://blogs.mail.ru/mail/adelina60/27133AB03B0F6518.html

Lana: Зонтики чудо как хороши. Особенно понравилась вторая картинка. Но в целом, я за то, чтобы не прикрываться, здоровый легкий загар на моське позволяет не наносить боевую раскраску .

Роза: Так-с, так-с... Я прошу упаковать для меня розовый зонтик с картинки №7 вместе с платьем и кокетливым кокошничком (или как оно там называется то, что с бантом).


Gata: Роза пишет: вместе с платьем и кокетливым кокошничком (или как оно там называется то, что с бантом) Мне тоже этот головной убор (если его так можно назвать) понравился, но вот точного поименования, увы, не обнаружила.

Gata: Имя Надежда Ламанова — в начале ХХ века было знакомо в России каждому. Сочетание слов «платье от Ламановой» звучало так же естественно, как «булки от Филиппова», «фрукты от Елисеева» или «коньяк от Шустова». ДВЕ КАПЛИ «КОТИ» Александр Кондрашов Поставщица двора Ея Императорского Величества до революции «одевала» царскую семью, аристократический и артистический бомонд, спектакли М.Х.Т. После революции она не только конструировала модели для жен высоких чиновников, но и создавала моду для масс. Она делала костюмы для фильмов Эйзенштейна и Александрова, для многих советских спектаклей, где нужен был дореволюционный аристократический шик. Ее моделями были гранд-дамы России: от Марии Ермоловой и Ольги Книппер-Чеховой до Лили Брик и Веры Холодной. Она, единственная из русских модельеров, выдерживала конкуренцию с лучшими европейскими Домами мод (Ворт, Дусе, Пакен). В ее доме устраивал свои дефиле великий французский кутюрье Поль Пуаре. Марина Цветаева рифмовала ее фамилию: «богиня мраморная — нарядить от Ламановой». Произведения ее искусства хранятся во многих частных коллекциях, театрах, музеях, в том числе и в Эрмитаже; Валентин Серов писал ее портрет (не закончен в связи с внезапной смертью художника)... Надежда родилась 14 декабря 1861 года в деревне Шузилово под Нижним Новгородом в семье полковника Петра Михайловича и его супруги Надежды Александровны Ламановых. Она была старшей среди пяти дочерей и, окончив восемь классов гимназии, вынуждена была (родители рано умерли) забыть на время о дворянских амбициях, поступить в Московскую школу кройки и шитья О.А. Сабуровой, стать моделистом в мастерской г-жи Войткевич. Благодаря своему выдающемуся таланту она быстро становится ведущим закройщиком в мастерской. Московские модницы того времени говорили: «Шить теперь надо только у мадам Войткевич – там есть одна новенькая закройщица мадемуазель Ламанова, которая истиранит вас примеркой, но зато платье получится, как из Парижа». Вскоре она выходит замуж за молодого юриста красавца Андрея Павловича Каютова. Впоследствии он стал очень богатым человеком, управляющим московским отделением «России» — знаменитого страхового общества. А тогда Каютов был более известен как актер-любитель с громким псевдонимом Вронский. Он познакомил Ламанову со своими друзьями-актерами, среди которых были и знаменитая актриса Малого театра Гликерия Федотова, и начинающий актер Константин Алексеев (позднее прославившийся под именем Станиславский). Надежда Петровна была в браке с Андреем Павловичем 45 лет, до самой его смерти в 1931 году. Детей у них не было, их заменяли четыре младшие сестры Надежды Петровны и множество учениц, которые называли ее «мама Надя». В 1885 году Ламанова открывает собственную мастерскую на Тверском бульваре. В ней было многое от живописца. Прежде чем начать работу, она долго изучала «натуру», а потом творила из тканей, как художник красками. Шила методом «наколки», долго прикладывая ткани к фигуре модели, вдохновенно ее обволакивая, драпируя складками, закалывая булавками... наконец говоря измученной, «обколотой» сотнями булавок клиентке: «Снимайте все это осторожно, эскиз готов!». — Только, пожалуйста, — умоляли заказчицы, — сшейте сами. — Я вообще не умею шить. — ??? — Архитектор ведь не кладет камни, это делают рабочие, и шить вам буду не я, а мои помощницы. Помощниц у Ламановой было более двадцати. «Архитектор моды» Ламанова не следовала слепо парижским стандартам, правившим в России уже больше века. Имея колоссальную практику в Москве и Петербурге, много работая для театра и балета (спектакли Художественного театра она обшивала с 1901 года до самой смерти), сотрудничая с выдающимися художниками (Бакст, Головин), она рождала свой собственный стиль. Дягилевские сезоны в Париже, прорыв русского искусства в Европу заставили мир обратиться на Восток. Русской модой заинтересовался великий французский модельер Поль Пуаре. Потрясенный «Русскими Сезонами» во Франции, он приехал в Москву со своими новыми моделями в ориентальном стиле, который таким образом как бы вернулся на родину. Дефиле проходило в доме у Ламановой и, конечно, привлекло весь художественный свет России. Публикации в советской печати о том, что Надежда Петровна с радостью приняла Великую Октябрьскую революцию, конечно, не соответствуют действительности. После большевистского переворота она потеряла состояние, имение, свой модельный Дом; своих многочисленных работниц, свою выдающуюся клиентуру. Но Россию не покинула. Большевики были людьми несентиментальными и не постеснялись в 1919 году арестовать бывшую «поставщицу двора Ея Императорского Величества». За что 57-летнюю барыню посадили в Бутырку, сейчас понять трудно – обвинения ей так и не предъявили. Скорее всего, за слишком гордый нрав. Только благодаря вмешательству Максима Горького (его жена была клиенткой Ламановой) после двух с половиной месяцев отсидки ее освободили. В преклонном возрасте жизнь пришлось начинать сначала. Выжила Ламанова благодаря театру и благодаря своей недюжинной воле. Кроме того, жены и дети большевистской знати тоже хотели прилично одеваться. С 1921 года она работает в театре Вахтангова. В страшное, голодное и холодное время Ламанова сшила потрясающие по красоте туалеты для участников спектакля «Принцесса Турандот», обшивала и многие другие спектакли: «Зойкина квартира» Булгакова, «Егор Булычов и другие» Горького. В двадцатые годы она создавала новые модели платья из... полотенец, а пальто из... одеял. Однако после введения НЭПа смогла найти более продуктивный выход своей энергии. Ламанова обратилась к министру культуры Луначарскому (его жена актриса Малого театра Розенель отлично знала способности Ламановой) с предложением о создании мастерской современного костюма. Перед Ламановой стояла задача создать рабоче-крестьянскую моду, и она справилась, проявив колоссальную изобретательность, используя дешевые, простые и грубые материалы, учитывая послереволюционную разруху. В 1925 году модели Ламановой (без нее самой) отправились в Париж на всемирную выставку. Ее платья в русском стиле произвели фурор. Стиль «а-ля рюс» в те годы стал чрезвычайно моден в Европе. Платья Ламановой, представленные на выставке с полагающимися аксессуарами — обувью, поясами, шляпами и бусами, скатанными из хлебного мякиша, — соперничали с одеждой лучших французских Домов. Она получила Гран-при «за костюм, основанный на народном творчестве». А конкуренция была колоссальная! И не только с французами, но и с соотечественниками. С домами «Китмир», «Ирфе» (ими руководили великая княгиня Мария Павловна Романова, князь Феликс Юсупов с супругой Ириной и другие родовитые эмигранты, не от хорошей жизни вынужденные заняться модельным бизнесом). Окрыленная успехом, Ламанова совершает попытку создать школу моды в Советской России — Студию художественного производственного костюма. Она выступает со статьями в «Красной ниве», где формулирует принципы реформирования модельного дела: «Мода нивелирует людей, не считаясь с особенностями и недостатками их телосложения (вспомним хотя бы кринолин или моду на «спеленутые» юбки). Но всякий человек, несмотря на все недостатки его тела, от природы или от образа жизни, имеет право быть гармоничным. <...> Совершенно по другому направлению должна идти борьба с грузной фигурой: в этом случае силуэт может быть облегчен только посредством сокрытия непропорциональности путем пресечения его плоскостями другой формы...» Надежда Петровна одевает актеров в первых советских фильмах: «Аэлита», «Поколение победителей», «Цирк», «Александр Невский»; в глубоко пенсионном возрасте вместе с художником Головиным создает шедевры театрального костюма для «Женитьбы Фигаро» во МХАТе, одевает в Театре Красной Армии «Вассу Железнову» с Раневской в роли Вассы... Станиславский называл ее «нашей драгоценной, незаменимой, гениальной, Шаляпиным в своем деле». Народная артистка России Кира Николаевна Головко (в 1939 году она выступала на сцене МХАТа под своей девичьей фамилией Иванова) рассказала о своей встрече с Ламановой. Юная Кира Иванова репетировала тогда роль Натали Пушкиной в пьесе Булгакова «Последние дни». Изумительной красоты платья (четыре), накидку, веера, шляпки делала Ламанова. К ее приходу в гримерную актрису уже приготовили для примерки, талию стянули корсетом, надели нижние крахмальные юбки... И вот вошла Ламанова. Киру Иванову поразили ее прямая спина, величественность. Она была в изящном строгом костюме кремового цвета, отделанном бархатом, в юбке длинной, но не слишком – видны были ноги в шелковых чулках и, что удивительно для 80-летней женщины, на высоких каблуках. Удивило также и то, что на руках с ухоженными ногтями были кольца — это противоречило аскетичным нравам 1939 года. После двух часов изнурительной примерки невозможно стянутая корсетом Кира Иванова потеряла сознание, осев на крахмальные юбки. Когда она очнулась, то с удивлением обнаружила, что ассистентки дают нюхать нашатырь не ей, а Ламановой, которая, испугавшись за молодую актрису, тоже упала в обморок. Она говорила, приходя в сознание: — Уберите эту девочку — как она меня напугала! Расстегните ее скорей, никогда больше, никогда не буду с ней работать! — Надежда Петровна, я больше не буду падать в обморок, простите, пожалуйста... — оправдывалась юная актриса. Исполнительница роли Натали, возможно, напомнила Надежде Петровне те давние времена, когда чрезмерно стянутые корсетами барышни часто падали в обморок на балах. Ламанова же произвела «освободительную революцию» в костюме, отказавшись в своих моделях от удушающих корсетов. Началась война. Близкой подруге скульптору Вере Мухиной Ламанова сказала: — Я скоро умру. — Как вы можете так говорить? Почему? — У меня остались всего только две капли «Коти». Она не могла жить без французских духов. Но старые запасы кончились. ...В октябре 1941 года Ламанова должна была эвакуироваться вместе с Художественным театром. Из-за задержки, связанной с болезнью младшей сестры, она опоздала на сборный пункт – коллеги ее не дождались. Она бросилась к Большому театру, с которым сотрудничала, села передохнуть в скверике — и здесь с ней случился сердечный приступ. Надежда Петровна Ламанова умерла 14 октября 1941 года в центре Москвы, напротив грандиозного храма искусств, увенчанного квадригой Аполлона — бога, которому она бесстрашно служила всю свою долгую жизнь. Платье вечернее из розового шифона на атласном чехле Принадлежало императрице Александре Федоровне Покроя «принцесс», приталенное, с большим декольте, рукав короткий - фонарик. Юбка расклешена, с мягкими складками по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой бисером и блестками, по декольте и подолу - гирлянды искусственных цветов и бантов. Платье визитное из сукна бежевого цвета Принадлежало императрице Александре Федоровне Покроя «принцесс», приталенное, закрытое, с воротником-стойкой из бархата в тон платья. Длинные рукава покроя «жиго» - очень густо собраны у плеча, узкие у кисти. Юбка расклешена, с двойной мягкой складкой по центру спинки, со шлейфом. Отделано вышивкой тамбурным швом цветным шелком и блестками в виде вертикальных полос и цветочных гирлянд. Москва. Мастерская Н. Ламановой. Вторая половина 1890-х Платье вечернее из атласа бежевого цвета, белого шифона и черного машинного кружева Лиф мягкий, с небольшим напуском, с декольте формы каре, рукава короткие, покроя кимоно. Юбка прямая, узкая, немного собрана по спинке, пришита к лифу, с двумя тюниками. Один - из белого шифона с вышитой белым и черным бисером, стеклярусом и стразами широкой каймой из чередующихся ваз разной формы с букетами; второй - из черного кружева, сзади переходящий в шлейф. Москва. Мастерская Н. Ламановой. 1912-1913 http://ziggyibruni.livejournal.com/24397.html?thread=176461 http://www.peoples.ru/art/fashion/cutur/lamanova/ http://www.passion.ru/love/8338.htm

Lana: Прибрала бы к рукам оба розовых и желтое вечерние платья и серебрестито-голубое, по третьей ссылке, в таких наверное, не чувствуешь себя королевой, а ей являешься.

Роза: Мне упакуйте черно-серое за номером 6.

Роза: ...она сбросила маску, пренебрегла молвой, нарумянилась, посадила мушки на щеки и пустилась в широкий свет, где у нее были похождения... (Дени Дидро) Слово "имидж" происходит от английского "midge", что значит "мушка" (родинка). Считается, что своим появлением мушка обязана британской герцогине Ньюкастл, кожа которой оставляла желать лучшего. Герцогиня изобретательно обыграла свои недостатки при помощи круглых кусочков чёрной тафты, которые на её лице стали играть роль «искусственных родинок». С их помощью удалось не только «победить» неровности кожи (во многих случаях результат широко распространенной оспы в те времена), но и оттенить белизну лица. В Англии этот чёрный кружочек стали называть «пятнышко красоты» (beauty spot), а ещё — заплаточка (patch) или крапинка (speckle). Дамы умело использовали мушки для флирта. В те времена кокетство было в моде и приличная дама должна была уметь вести интригу сразу с несколькими кавалерами одновременно. В Париже 1748 года, по свидетельству современника, «страстные женщины ставили мушку под глазом, любительницы таинственных амурных похождений – в уголке губ, кокетки – прямо на губах, дерзкие – на носу, игривые и веселые – на щечках, кичившиеся собственным величием – посреди лба.» Для того чтобы мушки еще больше привлекали к себе внимание, их нередко делали в форме карточных мастей или цветков. У вышеупомянутой герцогини Ньюкастл на лбу даже была мушка, изображавшая карету, запряженную 4-мя лошадьми, с кучером и конюхом. Все дамы были обязаны иметь особые баночки-мушечницы, с выдумкой и вкусом оформленные, плотно закрывающиеся откидной крышкой, но не имеющие отношения к хранению ароматных веществ. Именно в них хранились маленькие кружочки, вырезанные из черной тафты, которые было модно носить на лице, шее, груди. Была эта мода распространена и в России, где в 1769 году об этом писал «Письмовник» – пособие по модным формам приличного общения. Любопытно, что язык мушек прямо отнесен к форме принятой передачи информации – письму. Вот уж воистину: «На лице написано!». В середине XVII века в высшем свете считалось неприличным наклеивать более трех мушек одновременно: возникала путаница в символах. Чтобы как-то регламентировать употребление искусственных родинок и учесть все оттенки их значений, был даже издан специальный «Реестр о цветах и о мушках». После Французской революции мода на мушки сошла на нет. По ссылке полно деталей о мушке. http://clubs.ya.ru/4611686018427424942/replies.xml?item_no=345

Lana: Роза пишет: «страстные женщины ставили мушку под глазом, любительницы таинственных амурных похождений – в уголке губ, кокетки – прямо на губах, дерзкие – на носу, игривые и веселые – на щечках, кичившиеся собственным величием – посреди лба.» Для того чтобы мушки еще больше привлекали к себе внимание, их нередко делали в форме карточных мастей или цветков. У вышеупомянутой герцогини Ньюкастл на лбу даже была мушка, изображавшая карету, запряженную 4-мя лошадьми, с кучером и конюхом. Месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит. Для особо гордящихся собой во весь лоб фамильный герб... Не знала что мушки бывали таких причудливых форм.

Четвёртая Харита: Lana пишет: а во лбу звезда горит. Жуткое дело эти мушки. Гы, нет чтобы салициловую кислоту с аспирином и левомецитином намешать, они мушки делали. Но на носу . У меня нет слов, сползла под стол Роза пишет: приличная дама должна была уметь вести интригу сразу с несколькими кавалерами одновременно. Вот видите, а мы взъелись на Анку с Наткой за их стойкую позицию: и нашим, и вашим, и ещё тому парню. Неприличными были Ольга с Манюней, Радой и Лизой. Это ж надо, только на одного глаз положить.

Светлячок: Четвёртая Харита пишет: Вот видите, а мы взъелись на Анку с Наткой Девушки припозднились. Оно было приличным в галантном веке. Где-то читала, что мода на мушки вернулась в 20-е годы ХХ века, но задержалась недолго.

Gata: Пирсинг эпохи рококо

Четвёртая Харита: Светлячок пишет: Оно было приличным в галантном веке. Стадко кавалеров прилично в любом веке. А наших девиц, видимо, воспитывали в строгости и почтении к старым порядкам.

Gata: Обожаю карикатуры на модников и модниц :) 1810 1818 1827 http://marinni.livejournal.com/609183.html?thread=8490399

Gata: Чтоб все мужики направо и налево падали и сами собой в штабеля укладывались Австрийский художник Мориц Штифтер

Falchi: Словарь ювелирных украшений АГРАФ (фр. agrafe - застежка, крючок) Нарядная застежка для скрепления одежд. На западе аграфы известны с XIII века и применялись для скрепления "шейного отворота женской одежды". В Италии в XVI века были модны аграфы-пряжки для украшения шляп. В России появились с XVIII века в качестве застежки для парадных одежд. В начале XIX века "поверх платья надевались легкие, не доходящие до колен прозрачные туники, прикреплявшиеся на плечах аграфами из бриллиантов, камней и золота - на античный манер". БАНТ-СКЛАВАЖ Тип броши в виде банта с подвеской, прикреплявшейся к ожерелью, кружевной, шелковой ленте или бархотке, плотно облегавшей шею. В России бант-склаваж был особенно моден в 1760-х. Его носили высоко на шее, иногда одновременно с несколькими длинными нитями жемчуга и в гарнитуре с серьгами или подвесками, в рисунке которых повторялся мотив банта. БАЯДЕРА (фр bayadere - баядерка/танцовщица, / полосатая материя) Ожерелье, состоящее из нескольких нитей жемчуга контрастных цветов, перевитых в жгут. БРАСЛЕТ (фр. bracelet) Одно из самых древних украшений, которое стал носить человек. Известны пластинчатые браслеты из бивня мамонта эпохи неолита (25 тыс. до н.э.) Виды и типы браслетов менялись на протяжении веков. Они могут представлять собой разъемные и неразъемные кольца, соединенные подвижные звенья, могут быть символом траура и заменять обручальное кольцо. В XVIII - XIX веках браслеты изготовлялись из золота и серебра в сочетании с жемчугом, полудрагоценными и драгоценными камнями; поверх перчаток или длинных рукавов вечерних платьев надевали парные браслеты. В XIX веке носили браслеты с живописными портретами. Изображение иногда закрывалось плоским, шлифованным как стекло алмазом. Он назывался "портретный". В начале XIX века к полупрозрачным бальным платьям надевались ножные браслеты: один на щиколотке, другой - выше колена. С повседневными платьями, наряду с другими украшениями, носили на запястье один-два браслета. Появились браслеты, броши, серьги, сплетенные из волос любимых или почивших родственников.

Falchi: БРОШЬ (фр. broche) Украшение, прикрепляемое к одежде, как правило, на груди или воротнике, с помощью булавки. Декоративная часть броши может иметь вид букета, сердца и прочего, иногда с различными подвесками. В России броши вошли в XVIII веке и получили наибольшее распространение в XIX в. Нарядные броши для вечерних туалетов обильно украшались драгоценными камнями, самоцветами и гранеными вставками из стали. Для повседневного ношения броши были проще - с миниатюрными мозаичными изображениями из смальты или флорентийской мозаикой. С дневными и повседневными платьями надевали броши и золотые, и даже платиновые, но никогда - сверкающие. На рубеже XVIII - XIX веков в моду вошли броши с эмалевыми портретами и камеями. Между прочим, камеи хоть и резали в XIX веке, но носить предпочитали античные, которые варварски изымались из подлинных украшений и вставлялись в современные оправы. В зависимости от крепления броши могут выполнять разные функции. Брошь, в которой в качестве зажима используется клипса-зажим, прищелкивается к воротничку, вырезу платья, к поясу (выполняя при этом роль декоративной пряжки), так и называется - брошь-клипса. Брошь-кулон имеет ушко для подвешивания или продевания цепочки в добавок к стандартному замку. Брошь-брелок состоит из двух декоративных элементов, соединенных цепочкой, один из которых крепиться к одежде с помощью булавки, другой при помощи иглы. БУЛАВКА Игла с декоративной головкой. Одно из самых древних украшений. Известны булавки бронзового века с кольцевидными головками, с различными фигурными навершиями. Самое простое назначение булавок - скреплять части одежды между собой. В XVIII - XIX веках получили распространение булавки платяные для галстуков, шляп и булавки в прическу. Платяными булавками, богато украшенными драгоценными камнями, закалывали декольте платьев и прикреплялись воротники. Булавками с одним ккамнем, эмалевым портретом или камеей закалывали модные в начале XIX века кашемировые шали. Широкополые шляпы носили с длинными булавками из метала, кости или черепахового панциря со стразами и эмалями. Узлы мужских галстуков закалывали булавками с головками в виде сердца, восьмилепесткового цветка, кисти женской руки, шарика - из жемчуга, опала в золотой оправе и пр. Булавки для галстука декорировались медальонами и камеями. БЮВАР (фр. buvard) Конечно, считать бювар ювелирным украшением не возможно, но то изящество и декоративные отделки, украшавшие обложки этих папок, по праву считаются произведением ювелирного искусства. Настольная папка для хранения писчей или промокательной бумаги, конвертов. Снаружи бювар, как правило, обтягивали кожей, украшали декоративными серебряными накладками, нередко с драгоценными камнями. Изнутри оклеивался шелковой тканью.

Falchi: ГЕММА (латин. gema - драгоценный камень, жемчужина) Общее название разных камей - с выпуклым изображением (камея) и углубленным (инталия). Геммы известны с древних времен. Первоначальное их употребление носило утилитарный характер - резное изображение или надпись использовали в качестве оттиска, своего рода - печать. При помощи гемм могли скреплять имущественные документы, хозяйственные бумаги, письма и государственные документы. В Древней Греции геммы носились в качестве перстней, на запястьях, шее или у пояса. Обилие гемм на одежде иногда переходило мыслимые границы: "... эти франты завитые в перстеньках и ониксах были увешаны печатями, как брелоками". В России геммы появились в XVIII веке и сразу стали предметом увлечения и собирательства. Античные перстни с геммами входили в "Сибирскую коллекцию" Петра I. Екатерина II собирала для Эрмитажа коллекцию "антиков", которая к концу ее правления насчитывала 10 тысяч экземпляров. Особенно популярны камеи были в начале XIX века, когда ими декорировали все: украшения, посуду, предметы обихода и оружие. Из камей изготавливались парюры. Камеи могли открепляться и и составлять колье, браслеты, т.е. представляли собой - трансформируемые украшения. Забавно, что резчики камей существовали в XIX веке и их мастерство не уступало древним резчикам, но светские модники предпочитали выковыривать камеи и инатлии из древних украшений и вставлять в свои, нежели заказывать что-то новое. Таким образом, иногда парное украшение - например серьги - могло состоять из камей с разными изображениями. ГРЕБЕНЬ Пластина той или иной формы, плоская и выгнутая, с частыми или редкими зубьями для расчесывания или украшения волос. Как он появился? Ну сначала бедная женщина в каменном веке чесала свои космы пятерней. а потом добрый муж решил облегчить ее мучения и наделал пропилов в плоской деревяшке. Женщина счастлива, но не до конца. Сначала утилитарное назначение ее вполне устраивало, но как любая дочь Евы, она этим довольствоваться долго не могла. Так Гребень превратился в украшение, одно из древнейших украшений для волос. Нарядные гребни для бальных причесок в XVIII - начале XIX века делали из золота, серебра, рога, кости, черепаховых панцирей и перламутра. Верхняя часть гребней часто имела вид букета, перьев, сердец и обильно декорировалась драгоценными камнями, жемчугом, камеями или мозаикой. ДИАДЕМА (греч. Διάδημα - повязка с висящими концами) Женское украшение для головы в виде полукороны, хотя в древности, особенно в Риме и Греции, диадемы носились и мужчинами. Часто они служили признаком принадлежности к царскому роду и родовитость определялась за счет богатства украшения. Диадемы венчали женский княжеско-боярский головной убор на Руси в XI-XIII веках. Они обычно состояли из семи киотчатых щитков с эмалевыми изображениями языческих и (или) христианских символов. По краям располагались трапецевидные щитки. Русские кокошники XV - XIX веков силуэтом повторяют древние диадемы. Их смысловое содержание - идея неба. ЗАПОНКА Застежка, вдеваемая в петли манжет или воротника мужской, а иногда и женской, блузы. В России запонки появились в XVIII веке и обычно представляли собой двойную пуговицу на стержне или цепочке. С первой половины XIX века запонки стали неотъемлемым мужским украшением. КАРНЕ (фр. carnet de bal - записная книжка для бала) Небольшой плоский футляр с подъемной крышкой, содержащий костяные пластинки для записи и карандаш. Бытовал в России в XVIII - XIX веке. Такая изящная и полезная штучка, чтобы девушки не забыли с кем и когда танцевать. КОЛЬЕ (фр. collier - ожерелье) Ожерелье с ярко выраженной центральной частью в виде одного или нескольких декоративных элементов. Само название "колье" появилось в России в XVIII веке, которое употребляли как синоним ожерелья, скорее под влиянием зарубежных ювелиров, работавших в России. Со временем между этими понятиями определилось существенное различие, которое заключается в распределении декоративной нагрузки по всей длине изделия. В ожерелье она относительно равномерна, а в колье почти полностью сосредоточена на центральной части. КОЛЬЦО Самое популярное украшение из всех, известное с древних времен. Все кольца можно разделить на простые (гладкие) - лишенные выступающих декоративных элементов и кольца с этими самыми элементами. В качестве последних могут выступать и накладки, и касты различной формы. Кольцо с плоской центральной частью, увенчанной драгоценным камнем или просто металлическим щитком, называется - перстнем. В разное время и в разных странах были свои обычаи на ношения колец. В древнем Риме,к примеру, носили по пять-шесть штук на каждом пальце. В XVII веке в Англии кольца украшали не только пальцы, их пришивали к платьям, носили на шляпах, подвязывали тесьмой к запястьям или шеи. Кольцо можно считать воплощением сакрального символа солнца, жизни, благоденствия. Четкий завершенный круг. Кольцо обручальное (венчальное, свадебное) - представляет собой гладкий ободок без украшений. На внутренней стороне было принято выгравировывать имя или инициалы жениха и и невесты. До X века обручение и венчание было раздельными обрядами. При обручении жених дарил невесте кольцо из золота, серебра или железа (в зависимости от статуса), которое имело в виде украшения щиток с изображением христианского символа (рыба, якорь. птица и др.) и по сути являлось печатью, для скрепления гражданского обряда. Венчание происходило в церкви. В X-XI веках обручение утратило свое гражданское значение и стало совершаться в храме. В XVI веке обручение кольцами заменялось иногда обручением крестами по обычаю Греческому и Византийскому. Окончательно соединение обручения и венчания соединилось в XVIII веке (указ Св. Синода от 5 августа 1775 года). В православном обряде венчания священник после чтения молитв надевает на безымянный палец правой руки жениха золотое кольцо, а на палец невесты - серебряное. Затем жених и невеста трижды обмениваются кольцами в знак "единодушия, согласия и взаимопомощи". В результате, золоте кольцо остается у невесты. Кольцо для разводов (англ. divorce ring) - гладкое с изломом, разрывом, носиться на месте обручального. Вдовье кольцо (англ. widow ring) - кольцо со вставкой из оникса или гагата. Кольцо юбилейное - еще называется кольцом "вечности" и дариться мужем жене к юбилейным датам в подтверждение супружеской любви и преданности. Обычно гладкое кольцо, украшенное мелкими драгоценными камнями. Источник

Четвёртая Харита: Спасибо, хотя большинство и знала что и как но история украшений читается великолепно. Например никогда не знала отличия ожерелья от колье. Какая же красота, хочу себе теперь аграфы и геммы. Наверное, классно смотрятся когда серьги "разномастные". Раньше как-то и в голову не приходило. ЗЫ. Гарнитур с диадемой из изумрудов и жемчуга красив(я правильно поняла что там диадема, колье, серьги и пара браслетов?), если бы ещё золото белое а не жёлтое, вообще классно.

Gata: Ритуля, роскошная подборка, спасибо Налюбовалась на красу ювелирную всех сортов и фасонов, вздыхая, что мне такой никогда не носить. Только камеи не хотела бы, не нравятся они мне - почему-то ассоциация с памятником на кладбище :) А больше всего меня умилила копоушка (по ссылке прогулялась) - у светских модниц даже такие прозаические вещицы служили для украшения :)



полная версия страницы