Форум » Мезонин » Николай I и Шарлотта - часть 2 » Ответить

Николай I и Шарлотта - часть 2

Gata: Почему до сих пор обходили вниманием эту пару? Непростительное упущение!

Ответов - 186, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Царапка: Я эти картинки выкладывала в ЖЖ.

Царапка: Gata пишет: Николай I и императрица Александра Федоровна принимают представителей податных сословий. 1840-е Странно принимают, даже не смотрят на них.

Светлячок: Они и на художника не смотрят.


Gata: Судя по пробелам на картинке, посетителей должно было быть много больше, взгляд НП обращен явно к кому-то слева. Царапка пишет: Я эти картинки выкладывала в ЖЖ. Уф, не дежавю :)

Gata: Сей красавчик на сайте художницы Наталии Леоновой обозначен как Николай 1-ый :) А по-вашему, на кого он больше похож?

Роза: На старшего брата.

Gata: Роза пишет: На старшего брата Мне тоже показалось, но смущала надпись под портретом :) Написала хозяйке сайта за разъяснением.

Роза: Ждём ответ автора.

Gata: Рождество и Новый год при императорском дворе Традиция шумного празднования Рождества и Нового года существовала на Руси издавна. При Петре I, «по-немецкому» образцу, в атрибутику праздника вошли еловые ветки, которыми украшались дома и кабаки. Появление именно рождественской елки в России датируется первой четвертью XIX в., когда жена великого князя Николая Павловича, в будущем императрица Александра Федоровна, постепенно ввела этот обычай при Императорском дворе. Александра Федоровна, будучи немецкой принцессой, впитала эту традицию с детства, поскольку традиция рождественских елок получила широкое распространение в Германии на рубеже XVIII и XIX вв. При этом следует подчеркнуть, что елки и подарки были непременным атрибутом именно рождественских праздников, а не календарного начала Нового года. Существует даже точная дата появления первой рождественской елки при Императорском дворе. Великая княгиня Александра Федоровна впервые устроила рождественскую елку с подарками в декабре 1817 г., находясь с мужем в Московском Кремле. При Николае I рождественская елка в Зимнем дворце становится прочной традицией. Постепенно этот обычай распространяется сначала среди аристократии Петербурга, а затем и среди горожан. Как правило, накануне Рождества в сочельник после всенощной у императрицы Александры Федоровны устраивалась елка для ее детей, и вся свита приглашалась на этот семейный праздник. При этом у каждого из членов семьи имелась своя елка, рядом с которой стоял стол для приготовленных подарков. А поскольку детей и племянников было много, то в парадных залах Зимнего дворца ставилось до десятка небольших елочек. Надо заметить, что детские подарки выглядели довольно скромно. Как правило, это были различные игрушки и сладости с обязательными «конфектами». Мемуаристы зафиксировали, что Николай I лично посещал магазины, выбирая рождественские подарки каждому из своих близких. Елки ставились обычно в покоях императрицы и ближайших залах – Концертном и Ротонде. После всенощной перед закрытыми дверями, вспоминает современник «боролись и толкались все дети между собой, царские включительно, кто первый попадет в заветный зал. Императрица уходила вперед, чтобы осмотреть еще раз все столы, а у нас так и бились сердца радостью и любопытством ожидания. Вдруг слышался звонок, двери растворялись, и мы вбегали с шумом и гамом в освещенный тысячью свечами зал. Императрица сама каждого подводила к назначенному столу и давала подарки. Можно себе представить, сколько радости, удовольствия и благодарности изливалось в эту минуту». На Рождество 1831/32 г. в Зимнем дворце устроили уже традиционные семейные елки с подарками. Отец подарил 13-летнему наследнику-цесаревичу бюст Петра I, ружье, саблю, ящик с пистолетами, вицмундир Кавалергардского полка, фарфоровые тарелки и чашки с изображением различных частей русской армии и книги на французском языке. Примечательно, что дети сами приобретали рождественские подарки для родителей на свои карманные деньги. Описывая рождественскую елку в декабре 1837 г., дочь Николая I Ольга Николаевна упоминает: «У нас была зажжена по обыкновению елка в Малом зале, где мы одаривали друг друга мелочами, купленными на наши карманные деньги». Кстати, «зажженные елки» представляли собой определенную опасность для огромного дворца, поскольку на них зажигали свечи. И поэтому когда в декабре 1837 г. загорелся Зимний дворец и Николаю I доложили об этом, его первой мыслью было то, что пожар начался на половине детей, которые по неосторожности могли уронить свечку. И рассказывая об этом эпизоде, Ольга Николаевна обронила, что император «всегда был против елок»665. Однако традиция уже сложилась, и «пожароопасные» рождественские елки, так радовавшие детей, продолжали проводиться. А рождественские подарки вспоминались спустя долгое время после самого Рождества. Так, в июле 1838 г. Николай I в письме к сыну Николаю упомянул: «Надеюсь, что мои безделки на Рождество тебя позабавили; кажется, статуйка молящегося ребенка мила: это ангел, который за тебя молится, как за своего товарища»666. Царская семья не забывала одарить подарками и свиту. После раздачи взаимных «семейных» подарков все переходили в другой зал Зимнего дворца, где был приготовлен большой длинный стол, украшенный фарфоровыми вещами, изготовленными на императорской Александровской мануфактуре. Здесь разыгрывалась лотерея. Николай I выкрикивал карту, выигравший подходил к императрице и получал выигрыш – подарок из ее рук. Пожалуй, самым запомнившимся современникам рождественским подарком в период царствования Николая I стал подарок его дочери, великой княжне Александре Николаевне, в декабре 1843 г. Дело в том, что накануне в Петербург прибыл ее жених. Родители скрыли это от дочери, и когда двери Концертного зала Зимнего дворца растворились, дочь Николая I нашла своего жениха привязанным к своей елке в качестве подарка с фонариками и «конфектами». Наверное, для нее это стало действительно рождественским чудом. На это Рождество подросшие дочери Николая I в Концертном зале Зимнего дворца нашли на «своих» столах уже «взрослые» подарки. Великая княжна Ольга Николаевна получила от родителей на Рождество в декабре 1843 г. «чудесный рояль фирмы Вирт, картину, нарядные платья к свадьбе Адини и от Папа браслет с сапфиром – его любимым камнем»667. А для Двора и светского общества состоялся традиционный праздник с лотереей, на которой разыгрывались прекрасные фарфоровые вещи – вазы, лампы, чайные сервизы и т. д. В императорской России новогодняя ночь с 31 декабря на 1 января не считалась большим праздником, а просто считалась календарным рубежом между годом уходящим и годом наступающим, поэтому прочной традиции провожать уходящий год и встречать наступающий тогда еще не возникало. Праздником с взаимными подарками было прошедшее Рождество. Тем не менее, в семьях этот день в той или иной степени отмечали. Конечно это «отмечание» не шло ни в какое сравнение с сегодняшними новогодними гуляниями. Сохранилось очень немного воспоминаний о том, как в императорской семье проводился предновогодний день. Так, вечер 31 декабря 1853 г. фрейлина А.Ф. Тютчева провела у императрицы. Дамы говорили о войне и щипали корпию для армии. В одиннадцать часов подали шампанское, все поздравили друг друга, и императрица отпустила фрейлин, «так принято в царской семье, чтобы к двенадцати каждый удалялся к себе». 31 декабря 1861 г. сыновья Александра II Александр и Владимир проводили, в целом, как обычно. Их подняли в 7 часов утра. После завтрака юноши готовились к лотерее и наклеивали билетики на книги. Затем они посетили отца и в 11 часов пошли к литургии. На 6 часов вечера назначена елка у наследника-цесаревича. До нее великие князья готовили уроки и обедали с родителями. После елки на половине цесаревича в 8 часов вечера вся семья собралась ко всенощной, та продолжалась два часа. После этого Александр и Владимир побыли «с час времени» у родителей и «спать легли около четверти двенадцатого». Перед сном к сыновьям зашел Александр II. Таким образом, никто не ждал полуночи, традиция новогодних курантов появилась много позже. Празднование Рождества и Нового года при других российских императорах http://statehistory.ru/books/Vzroslyy-mir-imperatorskikh-rezidentsiy--Vtoraya-chetvert-XIX---nachalo-XX-v/42 http://statehistory.ru/books/Vzroslyy-mir-imperatorskikh-rezidentsiy--Vtoraya-chetvert-XIX---nachalo-XX-v/43

Царапка: В музее города Острова есть стенд, посвящённый строительству замечательного островского моста. Николай I несколько раз проезжал Остров по паромной переправе дорогой к монастырю. Вещи намокли, царь высказал своё неудовольствие местной знати, что было воспринято как приказ. Трудно сказать, где здесь правда, где – байки, мост – дело городу нужное. В 1850 году был выбран проект Краснопольского, а в 1853 году состоялось торжественное открытие в присутствии императора. Царь наградил инженера, но основной переправой стала железнодорожная (не поняла, где, мост, в окно – обычный). Цена строительства высчитана до копейки.

Gata: Царь-строитель

Gata: Понравилось Николай I с женой на балу Художник - Елена Доведова

Светлячок: Художница могла бы тон на лицо императрицы положить получше. Да и штанишки Никсу подобрать по размеру.

Falchi: Если честно, мне тоже не очень понравилось, на мой вкус слишком слащаво, глянцево.

Царапка: Развлекаются современные авторы. ИМХО, с душой выписаны только штаны.

Gata: У Доведовой хорошая энергетика - вы на лица посмотрите, какие Никс с Шарочкой тут лапуси А то пялитесь на штаны :)

Falchi: Gata пишет: вы на лица посмотрите, какие Никс с Шарочкой Вижу сломанный Шарочкин подбородок)) Серьезно, совершенно не в моем вкусе - аляповато, пестро, шаблонно. И техника оставляет желать - позы неестественные, свет на колоннах одинаковый, орден без теней и т.д. Бездумно как-то всё.

Gata: Ритуль, а ты сможешь нарисовать эту пару? Интересно было бы посмотреть

Falchi: Ну если вы готовы годика-полтора ждать

Gata: А куда нам торопиться :) Короче, считай, что заказ сделан. Спешиал фор Усадьба



полная версия страницы