Форум » Мезонин » Николай I и Шарлотта - часть 2 » Ответить

Николай I и Шарлотта - часть 2

Gata: Почему до сих пор обходили вниманием эту пару? Непростительное упущение!

Ответов - 191, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Princess Alexandrine: lidia, дорогая, не за что!

Princess Alexandrine: Неизвестный художник. Портрет Николая I. 1820-е. Ярославский художественный музей. О, Боже какой мужчина! Господи, что Александр, что Николай, ну явно не в батюшку..

lidia: И Александр, и Николай - оба красавцы-мужчины! И они действительно, совсем не в папеньку, Павла Петровича.


Princess Alexandrine: lidia пишет: И они действительно, совсем не в папеньку, Павла Петровича. Александр как-то в мать и бабушку Екатерину. В принципе - так же и Николай Павлович, только у него черты лица острее. Александр все-таки время от времени был достаточно упитанной комплекции, в матушку Марию Федоровну...)) На молодого Николая можно любоваться бесконечно! На портретах Доу он шикарен!

Gata: НП и в зрелые годы был очень и очень ничего

Gata: Николай I и литература Цензурные строгости при Николае I уже давно вошли в историю. Впрочем, сам император не заблуждался насчет действенности запретов на опасные сочинения. Так, в 1840 году он лично запретил печатание в России романа Александра Дюма «Учитель фехтования», рассказывающего о романтической любви декабриста Ивана Анненкова и француженки-модистки Полины Гебль. Однако достать книгу на языке оригинала не представляло большого труда. Императрица Александра Федоровна, пожелавшая прочесть скандальный роман, пригласила для этой цели к себе в будуар свою подругу, княгиню Трубецкую. В самый разгар чтения дверь отворилась, и на пороге показался Николай I. Трубецкая, исполнявшая обязанности чтицы, поспешно сунула книгу под подушку дивана. Император подошел к своей супруге и строго спросил ее: — Вы читали, мадам? На лице императрицы изобразилось смущение. — Да, государь… — Хотите, я вам скажу, что вы читали? Александра Федоровна, потупившись, молчала. — Вы читали роман Дюма «Учитель фехтования». — Откуда вам это известно, государь? — Чёрт возьми! Нетрудно догадаться, ведь это последняя вещь, которую я запретил! http://sergeytsvetkov.livejournal.com/345291.html

Душечka: Gata пасиб

Princess Alexandrine: Gata пишет: — Чёрт возьми! Нетрудно догадаться, ведь это последняя вещь, которую я запретил! Из последнего найденного на аукционных полях. Парный портрет Николая и Александры.

Gata: Петергофская дворцовая дача Коттедж Архитектор Адам Менелас, старик-шотландец при русском дворе, придумал дом-игрушку в полуготическом духе с острыми кровлями и стрельчатыми арками. Но не потешный дворец, а нормальный человеческий особняк в три этажа, в двадцать семь комнат, спиной к Санкт-Петербургскому шоссе, лицом – к Финскому заливу. Три года шли работы, и наконец Николай встретил Александру Федоровну хлебом-солью на пороге вновь построенного дома. Так появилась “собственная Ее Величества дача Александрия”. С момента строительства Коттеджа ворота Александрии были закрыты для посторонних. Лишь раз в году, в июле, по случаю дня рождения императрицы доступ в сад царской дачи был открыт для всех сословий – тогдашняя ФСБ была либеральна к посетителям. Одним из немногих допущенных сюда публичных визитеров оказался писатель и путешественник маркиз де Кюстин, автор нашумевшей книги “Россия в 1839 году”. Приглашенный в Петергоф маркиз получил в провожатые великого князя и даже побеседовал с императрицей, которая прервала прогулку, чтобы очаровать иностранного корреспондента. Кюстину понравился Коттедж, который он нашел похожим на дом “богатого и элегантного англичанина”. Он попенял обитателям Александрии на нелюбовь к искусству (не назовешь же искусством Кипренского с Айвазовским), но тут же извинил их тем, что “обустройство и общий замысел жилища основывается на семейных привычках и пристрастиях”. Александра Федоровна, если верить французу, пустилась в откровенность. “Петергофская жизнь для меня невыносима, и я попросила государя выстроить какую-нибудь хижину, где глаза могли бы отдыхать от всей этой массивной позолоты”, – сказала маркизу де Кюстину императрица и удостоилась живейших похвал за то, что променяла мишуру двора на истинность простого существования. Похвал в равной степени заслуживал и Николай I. Хотя император и подшучивал над супругой, называя ее “петергофской помещицей”, уединенная жизнь не могла бы начаться здесь без его позволения и участия. Пусть Коттедж считался женским домом, и Николай был здесь якобы гостем на втором этаже, но жизнь рядом с женой и детьми и вдали от канцелярий и министерств его радовала. Едва ли не впервые в российской истории монарх ходил на работу. Рано утром он отправлялся принимать доклады в тот самый, покрытый “массивной позолотой” Большой Петергофский дворец, возвращался к завтраку и снова отправлялся по делам, как какой-нибудь английский клерк. Трудно сказать, сколько было в этом игры, а сколько искренности, но явно выраженное желание найти покой очевидно. Жестокий урок гвардейского бунта, полученный Николаем в первые часы царствования, отравил существование в барочных версалях. Екатерининские дворцы, полные теней прошлого, казались отныне неудобными или даже враждебными. От пожара в Зимнем семья отправилась зимовать не куда-нибудь, а в милый Коттедж, наделав, должно быть, немало переполоху среди обслуги. Надо было размораживать дом, который содержался при температуре восемь градусов, дабы не рассохлись паркеты, и расклеивать окна, на зиму закрытые матрасами и подушками по старой русской манере. Столовую пристроили в 1842 году. Сервиз с гербом Александрии на 24 персоны был заказан Императорскому фарфоровому заводу и первоначально состоял из 500 предметов. С тех пор предметов выпустили 5000. Вот сколько тарелок, соусников и разных мелочей побили с николаевской эпохи до революции. В Александрии можно было построить жизнь царской семьи, сообразуясь не с протоколом, а с желаниями и удобствами и побыть вне постоянного контроля любопытной челяди. Главные помещики России отлично знали, что чем больше толчется в доме людей, тем меньше от них толку. Вместо мужиков с ведрами здесь заработали насосы, подымавшие воду в туалетные комнаты, хорошо продуманная система вентиляции не перегружала истопников, поддерживавших огонь в высоких голландских печах. Из кранов в ванных текла горячая и холодная вода. Всем бельем заведовала одна прачка, одна женщина стирала занавеси и одна камер-фрау оставалась в комнатке под крышей, утепленной верблюжьим войлоком. Кухня была вынесена в отдельное здание – так избавились и от поваров. Николай жил простой царской жизнью и того же требовал от окружающих. Девочкам не разрешал увлекаться драгоценностями, мальчиков воспитывал в строгости и по-солдатски. Умывался по утрам холодной водой перед гамбсовским умывальником с мраморной плитой. Часто спал на раскладушке в кабинете. Хозяйка рожала детей, вышивала бисером и покровительствовала женским школам. Хозяин воевал с турками, травил поэтов Пушкина и Лермонтова и держал дом в режиме экономии. Когда управляющий запрашивал разрешения перетянуть диваны, подпорченные собаками, комендант Петергофа, зная привычки хозяев, отвечал, что диваны могут год-другой потерпеть. Семья разрасталась, на дачу повадились гости, пришлось пересесть в пристроенную Штакеншнейдером столовую и заказать на Императорском заводе сервиз на две дюжины персон. Сервиз этот до сих пор выставлен на столе, хотя это дальний потомок первоначального. Едва ли не каждый предмет из пятисот поменялся раз десять – вот сколько тарелок, соусников, блюд и прочих мелочей побили с николаевской эпохи до Великой Октябрьской социалистической революции. Над столовой был устроен затянутый пологом Учебный балкон. Зимой его закрывали щитами с окнами, летом он был открыт. Там работала самая привилегированная школа в России – школа великих князей, где их учили с необычайной щедростью всему, что может понадобиться в жизни. И Николай I, гонитель и душитель свобод, приглашал к детям университетских профессоров, уволенных за вольномыслие с государственной службы. По ссылкам еще много картинок и рассказ о владельцах Коттеджа после НП и АФ. http://gorbutovich.livejournal.com/#post-gorbutovich-67995 https://sites.google.com/site/tietotalteenrykulttuurikeskus/kultura-rossii-1/peterburg-v-izobrazeniah/r-1 Большая гостиная в Коттедже на акварели Гау и в наши дни: Кабинет АФ: Кабинет Николая I  на втором этаже. Сюда допускались только самые милые сердцу министры:

Светлячок: Gata пишет: Приглашенный в Петергоф маркиз получил в провожатые великого князя и даже побеседовал с императрицей, которая прервала прогулку, чтобы очаровать иностранного корреспондента. Кюстину понравился Коттедж, который он нашел похожим на дом “богатого и элегантного англичанина”. Он попенял обитателям Александрии на нелюбовь к искусству (не назовешь же искусством Кипренского с Айвазовским), но тут же извинил их тем, что “обустройство и общий замысел жилища основывается на семейных привычках и пристрастиях”. Я в принципе о французах не высокого мнения, но есть и у них чем восхититься иногда, но этот господин собрал в себе все худшее, что есть в этой национальности Gata пишет: Кабинет Николая I  на втором этаже. Сюда допускались только самые милые сердцу министры: После БН они нам тоже как родные

Gata: Светлячок пишет: этот господин собрал в себе все худшее, что есть в этой национальности Гад и русофоб А Никс с Шарочкой, и правда, как родные Тут они с Костиком :) Художника выяснить не удалось. И вот еще прелестный портрет Шарочки, раньше не попадался, по-моему: http://www.liveinternet.ru/users/slavyankali/post333785957/

Gata: Еще один милый семейный портрет. Кристина. Робертсон "Николай Павлович с женой в Красной комнате Зимнего дворца" Спасибо сообществу http://nicholas-i.livejournal.com

Роза: Голубки.

Gata: Еще пара общих портретов наших царственных голубков. Кликабельно. Этот еще, видимо, эпохи помолвки А тут уже с Саней :) http://www.liveinternet.ru/users/tanai1956/post332627225/

Gata: В одном из питерских кафе такой вот прэлэстный антураж. Думаю, НП с Шарочкой и Саней были бы в полнейшем восторге )))) Почерпнуто тута http://gmorder.livejournal.com/4143748.html

Sheena: Gata пишет: Архитектор Адам Менелас, старик-шотландец при русском дворе, придумал дом-игрушку в полуготическом духе с острыми кровлями и стрельчатыми арками. Но не потешный дворец, а нормальный человеческий особняк в три этажа, в двадцать семь комнат, спиной к Санкт-Петербургскому шоссе, лицом – к Финскому заливу. Три года шли работы, и наконец Николай встретил Александру Федоровну хлебом-солью на пороге вновь построенного дома. Так появилась “собственная Ее Величества дача Александрия”. Спасибо за материалы про Коттедж! Перечитала, как появилась свободная минутка, и поняла, что хоть и была давно на экскурсии в Александрии, но уже совсем-совсем ничего не помню; я даже не помнила, что это коттедж Николая (меня почему-то глюкануло, что это Сандр Николаич выстроил). Словом, знания надо обновлять, желательно прямо на месте; чем, пожалуй, ближе к концу апреля и займусь

Gata: Sheena пишет: Словом, знания надо обновлять, желательно прямо на месте; чем, пожалуй, ближе к концу апреля и займусь Как я питерским завидую, что вы рядышком, в пределе досягаемости маршрутки или электрички!

Sheena: Gata пишет: Как я питерским завидую, что вы рядышком, в пределе досягаемости маршрутки или электрички! И да, и нет. С одной стороны вроде и близко, рукой подать. С другой - чаще всего опаздывают те, кто ближе живет к работе)) Каждый раз думаешь "Ну ладно, тут же недалеко, другой раз соберемся. Сегодня и погода как-то не очень, и вообще, дел до фига". В Петергоф я последний раз собиралась 3 года, в Кронштадт - 2 года, в Старую Ладогу тоже уже второй год собираемся...

Корнет: Только что вернулся из Петергофа, кстати. Орхидеи еще не зацвели фонтаны еще не запустили.

Sheena: Корнет , какими судьбами в наших краях?



полная версия страницы