Форум » Мезонин » Une Vie D’Amour » Ответить

Une Vie D’Amour

Роза: Une Vie D’Amour (франц. - Жизнь в любви). Реальные истории любви. Любви, которая на всю жизнь, которая сильнее смерти. Те, кто следом за некими статистами считает, что любви отмерен срок 3-4 года, вам не сюда.

Ответов - 106, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Четвёртая Харита: Две потрясающие истории любви. И если историю Анненкова и Полины я знала(хотя ни фильм, ни книга мне не особо понравились, если честно. Фильм так вообще, любви я там не разглядела), то история Маяковского потрясла до глубины души. Я раньше к нему относилась хуже из-за всей этой шумихи и показухи с Лилей, может это склад характера, но не люблю когда выставляют напоказ свою личную жизнь совсем без повода и так реалистично что ли. А он оказывается был такой деликатный и чуткий человек. У меня слёзы в глазах стояли пока читала. ИМХИО это настоящая любовь не докучливая, а тонкая и действительно высокая. Просто по другому взглянула на Маяковского. Спасибо

Алекса: Для меня эта история - открытие. Какая любовь Спасибо, Роза. Я теперь найду об этой паре что-нибудь подробнее почитать.

Роза: "Буду принадлежать только вам, или никогда не женюсь..." 180 лет назад 18 февраля по старому стилю и 2 марта по новому 1831 года, в церкви Большого Вознесения состоялось венчание. Во время церемонии с аналоя упали крест и Евангелие, а позже у счастливого жениха случайно погасла свеча. "Все дурные приметы," - побледнел он. Стал ли заключаемый брак несчастным? Нет. Но конец его, известный всем и каждому, действительно оказался трагическим. Впрочем, до роковой развязки оставалось еще шесть лет. Шесть лет, полные не только ревность и тревоги, но и искренней любви и семейного счастья. Подтверждение всему этому можно найти в письмах Пушкина. Д.Белюкин, "Смерть Пушкина", 1985-86 гг.: "На коленях, проливая слезы благодарности, должен был бы я писать вам теперь, после того как граф Толстой передал мне ваш ответ: этот ответ — не отказ, вы позволяете мне надеяться. Не обвиняйте меня в неблагодарности, если я всё еще ропщу, если к чувству счастья примешиваются еще печаль и горечь; мне понятна осторожность и нежная заботливость матери! — Но извините нетерпение сердца больного, которому недоступно счастье. Я сейчас уезжаю и в глубине своей души увожу образ небесного существа, обязанного вам жизнью.— Если у вас есть для меня какие-либо приказания, благоволите обратиться к графу Толстому, он передаст их мне". А.Пушкин - Н.Гончаровой-старшей после неудавшегося сватовства. 1 мая 1829 г. К.Брюллов, 1831-32 гг: "Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее едва начинали замечать в свете. Я полюбил ее, голова у меня закружилась, я сделал предложение, ваш ответ, при всей его неопределенности, на мгновение свел меня с ума; в ту же ночь я уехал в армию; вы спросите меня — зачем? клянусь вам, не знаю, но какая-то непроизвольная тоска гнала меня из Москвы; я бы не мог там вынести ни вашего, ни ее присутствия. Я вам писал: надеялся, ждал ответа — он не приходил. Заблуждения моей ранней молодости представились моему воображению; они были слишком тяжки и сами по себе, а клевета их еще усилила; молва о них, к несчастию, широко распространилась. Вы могли ей поверить; я не смел жаловаться на это, но приходил в отчаяние. Сколько мук ожидало меня по возвращении! Ваше молчание, ваша холодность, та рассеянность и то безразличие, с какими приняла меня м-ль Натали... У меня не хватило мужества объясниться,— я уехал в Петербург в полном отчаянии. Я чувствовал, что сыграл очень смешную роль, первый раз в жизни я был робок, а робость в человеке моих лет никак не может понравиться молодой девушке в возрасте вашей дочери. Один из моих друзей едет в Москву, привозит мне оттуда одно благосклонное слово, которое возвращает меня к жизни,— а теперь, когда несколько милостивых слов, с которыми вы соблаговолили обратиться ко мне, должны были бы исполнить меня радостью, я чувствую себя более несчастным, чем когда-либо. Постараюсь объясниться. Только привычка и длительная близость могли бы помочь мне заслужить расположение вашей дочери; я могу надеяться возбудить со временем ее привязанность, но ничем не могу ей понравиться; если она согласится отдать мне свою руку, я увижу в этом лишь доказательство спокойного безразличия ее сердца. Но, будучи всегда окружена восхищением, поклонением, соблазнами, надолго ли сохранит она это спокойствие? Ей станут говорить, что лишь несчастная судьба помешала ей заключить другой, более равный, более блестящий, более достойный ее союз; — может быть, эти мнения и будут искренни, но уж ей они безусловно покажутся таковыми. Не возникнут ли у нее сожаления? Не будет ли она тогда смотреть на меня как на помеху, как на коварного похитителя? Не почувствует ли она ко мне отвращения? Бог мне свидетель, что я готов умереть за нее; но умереть для того, чтобы оставить ее блестящей вдовой, вольной на другой день выбрать себе нового мужа,— эта мысль для меня — ад..." А.Пушкин - Н.Гончаровой-старшей. 5 апреля 1830 г. В.Гау, 1844 г: "Я уезжаю в Нижний, не зная, что меня ждет в будущем. Если ваша матушка решила расторгнуть нашу помолвку, а вы решили повиноваться ей,— я подпишусь под всеми предлогами, какие ей угодно будет выставить, даже если они будут так же основательны, как сцена, устроенная ею мне вчера, и как оскорбления, которыми ей угодно меня осыпать. Быть может, она права, а неправ был я, на мгновение поверив, что счастье создано для меня. Во всяком случае вы совершенно свободны; что же касается меня, то заверяю вас честным словом, что буду принадлежать только вам, или никогда не женюсь". А.Пушкин - Н.Гончаровой, последние числа августа 1830 г. В.Гау, 1842 г.: "Не смейтесь надо мной, я в бешенстве. Наша свадьба точно бежит от меня; и эта чума с ее карантинами — не отвратительнейшая ли эта насмешка, какую только могла придумать судьба? (Мой ангел,) ваша любовь — единственная вещь на свете, которая мешает мне повеситься на воротах моего печального замка (где, замечу в скобках, мой дед повесил француза-учителя, аббата Николя, которым был недоволен). Не лишайте меня этой любви и верьте, что в ней всё мое счастье. Позволяете ли вы обнять вас? Это не имеет никакого значения на расстоянии 500 верст и сквозь 5 карантинов. Карантины эти не выходят у меня из головы. Прощайте же, мой ангел..." А.Пушкин - Н.Гончаровой, 30 сентября 1830 г. "Милостивая государыня Наталья Николаевна, я по-французски браниться не умею, так позвольте мне говорить вам по-русски, а вы, мой ангел, отвечайте мне хоть по-чухонски, да только отвечайте. Письмо ваше от 1-го октября получил я 26-го. Оно огорчило меня по многим причинам: во-первых, потому, что оно шло ровно 25 дней; 2) что вы первого октября были еще в Москве, давно уже зачумленной; 3) что вы не получили моих писем; 4) что письмо ваше короче было визитной карточки; 5) что вы на меня, видимо, сердитесь, между тем как я пренесчастное животное уж без того. Где вы? что вы? я писал в Москву, мне не отвечают. Брат мне не пишет, полагая, что его письма, по обыкновению, для меня неинтересны. В чумное время дело другое; рад письму проколотому; знаешь, что по крайней мере жив, и то хорошо. Если вы в Калуге, я приеду к вам через Пензу; если вы в Москве, т. е. в московской деревне, то приеду к вам через Вятку, Архангельск и Петербург. Ей-богу, не шучу — но напишите мне, где вы, а письмо адресуйте в Лукояновский уезд, в село Абрамово, для пересылки в Болдино. Скорей дойдет. Простите..." А.Пушкин - Н.Гончаровой, около (не позднее) 29 октября 1830 г. "Я женат — и счастлив; одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось — лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился". А.Пушкин - П.Плетневу, 24 февраля 1831 г. "Я ждал от тебя грозы, ибо, по моему расчету, прежде воскресенья ты письма от меня не получила; а ты так тиха, так снисходительна, так забавна, что чудо. Что это значит? Уж не кокю (фр. - рогоносец) ли я? Смотри! Кто тебе говорит, что я у Баратынского не бываю? Я и сегодня провожу у него вечер, и вчера был у него. Мы всякий день видимся. А до жен нам и дела нет. Грех тебе меня подозревать в неверности к тебе и в разборчивости к женам друзей моих. Я только завидую тем из них, у коих супруги не красавицы, не ангелы прелести, не мадонны etc. etc". А.Пушкин - Н.Пушкиной, около (не позднее) 30 сентября 1832 г.

Роза: Н.Рушева: "Ты видишь, что во всех отношениях я здесь безопасен. Много спрашивают меня о тебе; так же ли ты хороша, как сказывают, — и какая ты: брюнетка или блондинка, худенькая или плотненькая? ... Забыл я тебе сказать, что в Яропольце (виноват: в Торжке) толстая M-lle Pojarsky, та самая, которая варит славный квас и жарит славные котлеты, провожая меня до ворот своего трактира, отвечала мне на мои нежности: стыдно вам замечать чужие красоты, у вас у самого такая красавица, что я, встретя ее (?), ахнула. А надобно тебе знать, что M-lle Pojarsky ни дать ни взять M-me George, только немного постаре. Ты видишь, моя женка, что слава твоя распространилась по всем уездам. Довольна ли ты? будьте здоровы все; помнит ли меня Маша, и нет ли у ней новых затей? Прощай, моя плотненькая брюнетка (что ли?). Я веду себя хорошо, и тебе не за что на меня дуться. Письмо это застанет тебя после твоих именин. Гляделась ли ты в зеркало, и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете, — а душу твою люблю я еще более твоего лица. Прощай, мой ангел, целую тебя крепко". А.Пушкин - Н.Пушкиной, 21 августа 1833 г. В.Гау, 1843 г: "Теперь, мой ангел, целую тебя как ни в чем не бывало; и благодарю за то, что ты подробно и откровенно описываешь мне свою беспутную жизнь. Гуляй, женка; только не загуливайся и меня не забывай. Мочи нет, хочется мне увидать тебя причесанную à la Ninon; ты должна быть чудо как мила. Как ты прежде об этой старой к---- не подумала и не переняла у ней ее прическу? Опиши мне свое появление на балах, которые, как ты пишешь, вероятно, уже открылись. Да, ангел мой, пожалуйста, не кокетничай. Я не ревнив, да и знаю, что ты во всё тяжкое не пустишься; но ты знаешь, как я не люблю всё, что пахнет московской барышнею, всё, что не comme il faut , всё, что vulgar ... Если при моем возвращении я найду, что твой милый, простой, аристократический тон изменился, разведусь, вот те Христос, и пойду в солдаты с горя. А.Пушкин - Н.Пушкиной, 30 октября 1833 г. К.Мазер, 1839 г.: "Ты, женка моя, пребезалаберная (насилу слово написал). То сердишься на меня за Соллогуб, то за краткость моих писем, то за холодный слог, то за то, что я к тебе не еду. Подумай обо всем, и увидишь, что я перед тобой не только прав, но чуть не свят. С Соллогуб я не кокетничаю, потому что и вовсе не вижу, пишу коротко и холодно по обстоятельствам, тебе известным, не еду к тебе по делам, ибо и печатаю Пугачева, и закладываю имения, и вожусь и хлопочу — а письмо твое меня огорчило, а между тем и порадовало; если ты поплакала, не получив от меня письма, стало быть ты меня еще любишь, женка. За что целую тебе ручки и ножки". А.Пушкин - Н.Пушкиной, 11 июля 1834 г. "Вчера приехал Озеров из Берлина с женою в три обхвата. Славная баба; я, смотря на нее, думал о тебе и желал тебе воротиться из Завода такою же тетехой. Полно тебе быть спичкой. Прощай, жена. У меня на душе просветлело. Я два дня сряду получил от тебя письма и помирился от души с почтою и полицией. Чёрт с ними. Что делают дети? благословляю их, а тебя целую". А.Пушкин - Н.Пушкиной, 11 июня 1834 г. В.Гау, 1849 г.: "Какая ты дура, мой ангел! конечно я не стану беспокоиться оттого, что ты три дня пропустишь без письма, так точно как я не стану ревновать, если ты три раза сряду провальсируешь с кавалергардом. Из этого еще не следует, что я равнодушен и не ревнив. Я отправил тебя из Петербурга с большим беспокойством; твое письмо из Бронницы еще более меня взволновало. Но когда узнал я, что до Торжка ты доехала здорова, у меня гора с сердца свалилась, и я не стал сызнова хандрить. Письмо твое очень мило; а опасения насчет истинных причин моей дружбы к Софье Карамзиной очень приятны для моего самолюбия". А.Пушкин - Н.Пушкиной, 12 мая 1834 г. Фотография Н.Ланской, начало 1860-х гг.: "Благодарю тебя за милое и очень милое письмо. Конечно, друг мой, кроме тебя в жизни моей утешения нет — и жить с тобою в разлуке так же глупо, как и тяжело. Но что ж делать?... Пожалуйста, не требуй от меня нежных, любовных писем. Мысль, что мои распечатываются и прочитываются на почте, в полиции, и так далее — охлаждает меня, и я поневоле сух и скучен. Погоди, в отставку выйду, тогда переписка нужна не будет". А.Пушкин - Н.Пушкиной, 30 июня 1834 г. "Милый мой ангел! я было написал тебе письмо на четырех страницах, но оно вышло такое горькое и мрачное, что я его тебе не послал, а пишу другое. У меня решительно сплин. Скучно жить без тебя и не сметь даже писать тебе всё, что придет на сердце. Ты говоришь о Болдине. Хорошо бы туда засесть, да мудрено. Об этом успеем еще поговорить. Не сердись, жена, и не толкуй моих жалоб в худую сторону. Никогда не думал я упрекать тебя в своей зависимости. Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив; но я не должен был вступать в службу и, что еще хуже, опутать себя денежными обязательствами. Зависимость жизни семейственной делает человека более нравственным. Зависимость, которую налагаем на себя из честолюбия или из нужды, унижает нас". А.Пушкин - Н.Пушкиной, 8 июня 1834 г. "Ты хочешь непременно знать, скоро ли буду я у твоих ног? изволь, моя красавица. Я закладываю имение отца, это кончено будет через неделю. Я печатаю Пугачева; это займет целый месяц. Женка, женка, потерпи до половины августа, а тут уж я к тебе и явлюсь и обниму тебя, и детей расцелую. Ты разве думаешь, что холостая жизнь ужасно как меня радует? Я сплю и вижу, чтоб к тебе приехать, да кабы мог остаться в одной из ваших деревень под Москвою, так бы богу свечку поставил; рад бы в рай, да грехи не пускают. Дай, сделаю деньги, не для себя, для тебя. Я деньги мало люблю — но уважаю в них единственный способ благопристойной независимости". А.Пушкин - Н.Пушкиной, около (не позднее) 14 июля 1834 г.

Gata: Ох, и пилила, видать, Наталь Николавна своего благоверного Роза, спасибо за трогательную подборку писем

Четвёртая Харита: Роза, спасибо за подборку . Как он пишет о ней, действительно великая любовь. Но ИМХИО любил Натали Пушкин, а она его нет. Мне жалко поэта и в душе я не считаю её достойной, благородной женщиной, как Яковлеву, например. И до Полины, как до луны пешком этой мадам. После истории Тучковых от истории Гончаровой остаётся лёгкое противное ощущение. Может я читала не тех авторов о ней, хотя в своё время достаточно много литературы переработала, но последущие её действия после смерти Пушкина вызывают отторжение. Вроде бы и история подходит к разделу, если отталкиваться от того что Пушкин любил лишь её, а с другой стороны дама была не столь достойна в отличие от остальных. Та же Яковлева Маяковского не любила, но гордость и величие женщины чувствуется. Как и в истории Анны Ярославовны. А эта - красивая пустышка. ИМХИО, конечно.

Gata: Натали Гончарова сильно мне напоминает Ольгу Ларину. Конечно, она любила Пушкина, иначе бы замуж не пошла. Просто она была слишком юна и легкомысленна, увы. И слишком любила жизнь, чтобы посвятить себя памяти мужа, как Маргарита Тучкова. Хотя, может, второй раз НН вступила в брак и ради детей тоже - в материальном плане и т.д. Тучкова-то ведь тоже не сразу ушла от мира, сначала жила для сына, а уж когда в миру не осталось для кого жить...

Четвёртая Харита: Gata пишет: И слишком любила жизнь, чтобы посвятить себя памяти мужа, как Маргарита Тучкова. Угу, жизнь, а не мужа. Я не могу понять её прошения императору разрешить остаться в столице сразу после похорон, вопреки желанию самого только что умершего Пушкина. Да и потом. ИМХИО житейски умная женщина, но при этом духоно неразвитая. Что вышла замуж второй раз не страшно, действительно не Тучкова же она, а вот её поведение во время и сразу после замужества неприятно. Это видно кстати и из писем самого Пушкина.

Четвёртая Харита: У меня почему-то профиль вылетает в темах. Т.е. вошла в профиль, а когда перехожу в тему как гость иду.

Gata: Четвёртая Харита пишет: У меня почему-то профиль вылетает в темах. Т.е. вошла в профиль, а когда перехожу в тему как гость иду. Даш, попробуй куки почистить - иногда помогает. Похоже на глюки борды любимой :(

Роза: Я совершенно спокойно отношусь к НН. Мы ее лично не знали, поэтому судим всё равно субъективно. Пушкин её обожал - это факт. А уж он знал толк в женщинах. Значит, не была она уж такой пустышкой. Вспоминается мне один афоризм в тему: "Покажите мне хоть одного пушкиниста, который бы испытывал хотя бы тень любви к Гончаровой".

Gata: Роза пишет: Вспоминается мне один афоризм в тему: "Покажите мне хоть одного пушкиниста, который бы испытывал хотя бы тень любви к Гончаровой". Наталь Николавна же - не стол в кабинете у поэта :)

Четвёртая Харита: Роза пишет: Мы ее лично не знали, поэтому судим всё равно субъективно. Пушкин её обожал - это факт. А уж он знал толк в женщинах. Значит, не была она уж такой пустышкой. Пушкин знал толк в женщинах и Натали была ей безусловно до кончиков ногтей, ставившей шляпки и перчатки выше многого в этой жизни, и конечно выше предсмертной воли поэта. В каком-то смысле она была права. Но в одной теме с Тучковой смотрится как-то неестественно. А так женщина как женщина, ведь муза же. Пушкинистам за одно это стоит быть ей благодарным. Гата, спасибо за совет . Стало нормально работать, а то я полный ноль если не минус в технике

Роза: Что такое куки и как их чистить? У меня такая же беда? Вылетаю с форума

Gata: Тучкова - святая, а Гончарова - земная. Александр Сергеевич был человеком экстравлюбчивым, но вот в жены же выбрал ее. Хочу думать, что не только потому, что не имел другого средства добраться до нее, как до Кернши :) Роза пишет: то такое куки и как их чистить? У меня такая же беда? Вылетаю с форума В мозилле на верхней панели: Инструменты – Настройки – вкладка «Приватность» - на ней кнопка «показать куки» - Удалить все куки Четвёртая Харита пишет: Гата, спасибо за совет . Стало нормально работать, а то я полный ноль если не минус в технике Рада, что помогло Сама вычитала на форуме техподдержки, когда прошлой осенью так же глюкало. В этот раз, грят, "замыкает" только на никах, написанных кириллицей. Ко всем прочим прелестям, борда еще и русофобствует :)

Четвёртая Харита: Gata пишет: Тучкова - святая, а Гончарова - земная. Не знаю, если согласилась замуж, то нужно мужа уважать, а не компрометировать. Например, как Анна Ярославовна, которая была прекрасной королевой и матерью не любя мужа и только после его смерти позволила себе личное счастье. Тоже земная женщина, но королева не только по званию. Gata пишет: Александр Сергеевич был человеком экстравлюбчивым, но вот в жены же выбрал ее. Она была самой красивой женщиной света, поэтому Пушкина можно понять. Кроме того его порядком поводили за нос, что у любого нормального мужчины вызовет охотничий азарт и получить её иначе кроме как в замужестве он не мог. Видимо, судьба.

Carolla: Роза пишет: Пушкин её обожал - это факт. А уж он знал толк в женщинах. Значит, не была она уж такой пустышкой. Согласна. Если он ее выбрал, значит в ней что-то было, в конце концов у него я думаю возможность выбора была и женщин он знал, соответственно знал, что ему нужно. В конце концов, не нужно забывать. что она вышла замуж всего в 16 лет, и за шесть лет родила четверых детей. Конечно, ей хотелось и на балах потанцевать и внимание к своей красоте ей льстило. Она же девчонка совсем была. И опыта жизненного была мало, чтобы судить о том, что происходит вокруг, чтобы понимать что и как в высшем свете. Я читала Смирнову-Россет, как та ее поливала. "да как она могла, да разве она не видела", забывая о том, что если сама Александрин с малолетства вращалась в атмосфере двора со всеми его интригами, привычками. обычаями - сначала институт, потом фрейлинство, то Натали ничего толком до замужества не видела, а потом почти сплошная беременность с редкими перерывами. На подвиг подобный Тучковой мало, кто способен, да и, положа руку на сердце, так ли это необходимо? Мужа она возможно не понимала, как поэта, но так он хотел жену, а не секретаря или личного биографа. Не каждая способна быть Софьей Андреевной. В конце концов Пушкина понимали не все "ученые мужи" и литераторы, считая, что он исписался. Чего уж хотеть от молоденькой женщины у которой ни хорошего образования, ни достаточного жизненного опыта. Главное, что она была для него "чистейшей прелести чистейший образец"

Четвёртая Харита: Carolla пишет: что она вышла замуж всего в 16 лет Разве? По-моему позже , а в 16 только познакомилась с Пушкиным, вышла через 3 года. 19 лет это не мало по тем временам, а ребёнка раньше 20 родить она не могла. Вывозить же её начали ещё с 13 лет из-за необычайной красоты, поэтому не так она наивна была как кажется. А если так и за пять лет ничего не научилась понимать, то тем более не говорит о её уме. Я не говорю, что все должны быть верны до конца жизни и прочее и прочее, просто мы говорим о любви практически не земной, которой Натали не соответствует. Роза пишет: Любви, которая на всю жизнь, которая сильнее смерти. Те, кто следом за некими статистами считает, что любви отмерен срок 3-4 года, вам не сюда. В их жизни с Пушкиным выдающийся только Пушкин, а остальное довольно обывательски. Плакать над этим мне не хочется вовсе. Вернее хочется, у Натальи было не особо радостное детство вот и отрывалась в юности. Я её прекрасно понимаю и жалею, но на историю вечной любви это не тянет .

Gata: Carolla пишет: Я читала Смирнову-Россет, как та ее поливала. "да как она могла, да разве она не видела" Скажите, кого она не поливала Carolla пишет: В конце концов, не нужно забывать. что она вышла замуж всего в 16 лет, и за шесть лет родила четверых детей. Конечно, ей хотелось и на балах потанцевать и внимание к своей красоте ей льстило Угу, одного ребенка как раз после танцулек и потеряла. Хотя наверняка такие случаи не были среди светских дам редкостью. Четвёртая Харита пишет: Я её прекрасно понимаю и жалею, но на историю вечной любви это не тянет Она вошла в историю, как любовь Пушкина Конечно, хотелось бы, чтобы вторая половинка выдающегося человека была ему под стать, но это в идеале, а в жизни даже самые гениальнейшие из гениев - обычные люди, и влюбляются во вполне обычных людей

Четвёртая Харита: Gata пишет: а в жизни даже самые гениальнейшие из гениев - обычные люди, и влюбляются во вполне обычных людей Не важно обычные люди или нет, способность любить не показатель гениальности ИМХИО. Можно быть обычным слесарем и при этом быть способным любить сильнее чем величайший из королей. История Юрковых(кстати Марии действительно было 16 ) вызывает у меня куда больше эмоций чем картинно-прекрасная любовь Пушкина-Гончаровой-Ланской .



полная версия страницы