Форум » Мезонин » Отечественная война 1812 года » Ответить

Отечественная война 1812 года

Роза: Приглашаю вспомнить эту страницу нашей истории. Тем более, что тема Отечественной войны 1812 года звучала и в сериале "Бедная Настя". Многие персонажи сериала принимали в ней участие. В этой теме предлаю говорить о реальных событиях и реальных героях. Изведал враг в тот день немало, Что значит русский бой удалый, Наш рукопашный бой!.. Земля тряслась - как наши груди, Смешались в кучу кони, люди, И залпы тысячи орудий Слились в протяжный вой... М.Ю.Лермонтов "Бородино"

Ответов - 57, стр: 1 2 3 All

Царапка: Николай Николаевич Раевский Николай Николаевич Раевский – известный русский полководец, герой Отечественной Войны 1812 года. Николай Раевский родился 14 сентября 1771 года, в городе Москве. Николай был болезненным мальчиком. Воспитанием Раевского занимались родители матери, в их доме он проводил много времени. Здесь он получил образование, в совершенстве знал французский язык. Службу в русской армии Николай Раевский начал в 1786 году, в возрасте 14 лет в лейб-гвардии Преображенском полку. Через год, в 1787 году началась война с Турцией. Раевский отправляет в театр боевых действий в качестве волонтера. Николай был определен в действующую русскую армию, в казачий отряд, под командование Орлова. Во время турецкой войны 1787 – 1791 годов Раевский проявил себя отважным и смелым воином, участвовал во многих трудным сражениях той военной кампании. В 1792 году Раевскому был пожалован чин полковника русской армии. За участие в русско-польской войне 1792 года, Раевский получил в награду орден Святого Георгия четвертой степени и орден Святого Владимира четвертой степени. В 1794 году Раевский отправляется на Кавказ. Недолго побыв на южных границах Российской Империи, Николай Николаевич берет отпуск и едет в Санкт-Петербург для того, чтобы жениться на Софье Константиновой. После свадьбы чета возвращается на Кавказ. Раевский активно участвовал в осаде Дербента, и проявил себя как уже полностью состоявшийся военный. Вскоре на русский престол взойдет Павел Первый, при котором многие военные попали в немилость. Исключением не стал и Николай Раевский. С воцарение Александра I, Раевского восстановят на военной службе, уже в чине генерал-майора. Прослужив год при новом императоре, Николай оставит службу по собственному желанию. Ситуация в Европе накалялась. Россия вела тяжелую войну против Франции. Николай Раевский не мог оставаться в стороне от этой военной кампании. В начале 1807 года Николай Николаевич, просит зачислить его в действующую русскую армию. Прошение удовлетворено. Николай Раевский назначен командующим егерской бригады, в задачу которой входит прикрывать авангард Багратиона. Вскоре война с Франции завершилась Тильзитским Миром. Вслед за ней грянули войны со Швецией и Турцией. Николай Раевский участвовал и в той и в другой войне. За успехи в них был произведен в генерал-лейтенанты русской армии и награжден шпагой с бриллиантами. Вскоре началась Отечественная война 1812 года. 23 июля около деревни Салтыковка завязался бой русской армии с неприятелем. Бой был кровавым и очень ожесточенным, шел с переменным успехом. Исход боя решил Раевский, личным примером, поднявший солдат в атаку со словами – «Я и мои дети откроем Вам путь к славе! Вперед за императора и отечество!». Рядом с Николаем в атаку бежали его дети Николай, будучи в 11 летнем возрасте и Александр 17 лет от роду. В тот день Николай Раевский стал одним из любимых среди солдат генералов. 15 августа Раевский руководил обороной Смоленска, против 180 тысяч солдат французской армии, в распоряжении Николая Раевского было только 15 тысяч русских штыков. Три дня русская армия героически обороняла Смоленск. 18 числа было принято решение оставить город, предварительно уничтожив военные скалы и мосты. Во время Бородинского сражения Николаю Раевскому было поручено руководить обороной стратегической Курганной высоты, получившей впоследствии название – «батареи Раевского». Солдаты Раевского долго и героически обороняли батарею, но в итоге французам все удалось её взять. Однако Раевскому удалось выиграть время и серьезно истощить французские силы, поэтому захватив батарею, неприятель не обрушил удар на основные силы русской армии. На военном совете в Филях, Раевский был одним из тех кто поддержал решения Кутузова оставить Москву. После небольшого перерыва, было сражение под Малоярославцем, где Николай Раевский проявил себя с наилучшей стороны, за что и был награжден орденом Святого Георгия третьей степени. Раевский участвовал и в заграничных походах русской армии, отлично проявил себя под Лейпцигом, где, не смотря на серьезное ранение, остался в седле, и продолжил руководить действиями своих солдат и офицеров. За Лейпциг, Раевский был произведен в генералы от кавалерии. После короткого лечения Раевский вернулся в армию, участвовал во взятии Парижа, был награжден орденом Святого Георгия второй степени. В январе 1826 года Николай I назначил Раевского членом Государственного Совета. Через три года в возрасте 58 лет, Николая Николаевича Раевского не стало. ---------------------------------------------------------------- Небольшое дополнение из частной жизни генерала. Был женат на внучке Ломоносова, а его дочь - знаменитая декабристка Мария Волконская.

Роза: Дамы и господа, какая хорошая идея вспомнить не только бои-сражения в войне 1812 года, а поименно её героев, тех, кто шел под грохот канонады.

Ninel: Почитала о героях. Приятно узнать о том, что многие из них были по знаку зодиака "Девы". С М.И.Кутузовым мы родились в один день.

Gata: А мы с АХБ - "Раки", потому, наверно, так легко и спелись

Gata: МАТВЕЙ ИВАНОВИЧ ПЛАТОВ (1753—1818) Генерал от кавалерии. Граф. Самый прославленный атаман ка-зачьих войск России. Матвей Иванович поступил в службу на Дону в Войсковую канцелярию в 1766, а 4 декабря 1769 года получил чин есаула. В 1771 отличился при атаке и взятии Перекопской линии и Кинбурна. С 1772 стал командовать казачьим полком. В 1-ю русско-турецкую войну в битве у реки Калалах в 1774 году Платов, командуя тысячей казаков, нанес поражение двадцатипятитысячному войску крымских татар. Матвею Ивановичу тогда было всего 23 года и он находился в чине полковника. Эта его победа является одной из самых замечательных в истории русского оружия. Во 2-ю турецкую войну отличился при штурме Очакова и Измаила. Во время персидской войны 1795—1796 был походным атаманом. При Павле I в 1797 был заподозрен в заговоре, сослан в Кострому, затем заключён в Петропавловскую крепость. Но в январе 1801 года был освобождён и стал участником самого авантюрного предприятия Павла — похода в Индию. Лишь со смертью Павла в марте 1801 года уже выдвинувшийся во главе 27 тысяч казаков к Оренбургу Платов возвращён Александром I, произведён в генерал-лейтенанты и назначен войсковым атаманом Войска Донского. Участвовал в сражении при Прейсиш-Эйлау, потом в турецкой войне. Награждён орденами Святого Александра Невского и 22 ноября 1807 года — орденом Св. Георгия 2-го кл. Полководческая же слава пришла к трижды георгиевскому кавалеру генералу от кавалерии М.И. Платову в ходе Отечественной войны 1812 года. С самого начала вторжения в российские пределы Великой армии завоевателя Наполеона I полки донских казаков платовского ле-тучего (иррегулярного) корпуса не выходят из боев. Корпус прикрывал отход русских армий к Смоленску со стороны Рудни и Поречья. Список боев, которые провела иррегулярная конница в лице лету-чего корпуса атамана М.И. Платова в первый период войны, впечат-ляет: это Кареличи и Мир, Романово и Молево Болото, Иньково... В том, что русская 1-я Западная армия генерала от инфантерии М.Б. Барклая-де-Толли и 2-я Западная армия генерала от инфанте-рии П.И. Багратиона соединились в районе Смоленска, огромная зас-луга принадлежит летучему казачьему корпусу. После соединения двух армий и отступления их к Москве Платов командует арьергардными боями. В Бородинском сражении корпус генерала от кавалерии Платова находился на правом фланге кутузовской армии, противостоя кавале-рии итальянского вице-короля. Донские казаки вместе с кавалериста-ми генерал-адъютанта Ф.П. Уварова участвовали в рейде против лево-го крыла вражеской армии. Но за Бородино Платов награды не полу-чил. После Бородинской битвы атаман отправляется на родной Дон, где в самые короткие сроки создается донское ополчение. И 26 конных полков донцов-ополченцев в стремительном марш-броске прибывают в Тарутинский лагерь Главной русской армии. При отступлении русской армии из Москвы казачьи полки составили арьергардные силы. Они сумели сдержать под городом Можайском натиск кавалерии маршала Франции короля неаполитанского Иоахима Мюрата. Когда же началось неотступное преследование бежавшей наполеоновской армии, именно казачьему полководцу Платову главнокоман-дующим генерал-фельдмаршалом М.И. Голенищевым-Кутузовым, князем Смоленским поручается командование авангардом Главной ар-мии. Платов делал это великое для истории России дело вместе с вой-сками генерала М.А. Милорадовича успешно и эффективно. Наносятся сильные удары по войскам прославленного маршала Даву, у которого под Колоцким монастырем казаки отбивают в бою 27 орудий. Затем платовская конница участвует в сражении под городом Вязь-мой, в котором полное поражение терпят французские корпуса марша-лов Мишеля Нея, того же Даву и итальянского вице-короля. Блестящую победу казачья конница одержала также 27 октября в деле на берегах реки Вопь, разбив французские войска маршала Евге-ния Богарне и отбив у них 23 артиллерийских орудия. За эту подлин-ную викторию атаман Войска Донского был возведен Александром I в графское достоинство Российской империи. 8 ноября летучий корпус генерала от кавалерии графа М.И. Плато-ва при переправе через реку Днепр наголову разгромил остатки корпу-са маршала Нея. Через три дня казаки заняли город Оршу. 15 ноября с боем овладели городом Борисовом. Большой успех иррегулярной коннице сопутствовал и 28 ноября в сражении при городе Вильно (ныне Вильнюс, Литва), где был наголову разбит 30-тысячный вражеский корпус, попытавшийся было прикрыть собой отход за пограничный Неман остатков Великой армии. Затем 2 декабря французы потерпели поражение у города Ковно (современный Каунас). В тот же день казаки удачно форсировали реку Неман и перенесли боевые действия русской армии на территорию Восточной Пруссии. Император Александр I не раз высказывал монаршье «благоволение» казачьему полководцу с берегов Дона. Результативность боевой деятельности казачьих войск под командованием атамана графа М.И. Платова в ходе Отечественной войны 1812 года поразительна. Они захватили 546 (548) вражеских орудий, 30 знамен и взяли в плен более 70 тысяч наполеоновских солдат, офи-церов и генералов. Полководец М.И. Голенищев-Кутузов писал воен-ному вождю казачества России такие слова: «Услуги, оказанные вами Отечеству, не имеют примеров, вы дока-зали целой Европе могущество и силу обитателей благословенного Дона...» Атаман М.И. Платов во главе своих легкоконных полков, три года — с 1812 по 1814 год — удивлявших Европу, в составе русской армии торжественно вступил в поверженный Париж. Донцы тогда разбили свой бивуак на знаменитых Енисейских Полях. http://slavakazakam.ru/kazakhist/1332-platov53 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B2,_%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%B9_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Falchi: Gata пишет: А мы с АХБ - "Раки", потому, наверно, так легко и спелись Ninel пишет: Приятно узнать о том, что многие из них были по знаку зодиака "Девы". С М.И.Кутузовым мы родились в один день. А Наполеон был Львом. Чувствую себя как-то лишней на этом празднике жизни

Корнет: Рад, что поддержали начинание. Тут уже упоминалась дивизия Неверовского. Во время войны 1812 года дивизия понесла самые большие потери. Неверовский Дмитрий Петрович, генерал, родился 21 октября (1 ноября) 1771 г. на Полтавщине в семье городничего. Службу начал в 15 лет рядовым лейб-гвардии Семеновского полка. В 1787 г. получил чин поручика и продолжал службу в Малороссийском гренадерском полку, затем в Архангелогородском мушкетерском и Екатеринославском егерском корпусе. Дмитрий Неверовский участвовал в русско-турецкой войне в 1787-1791 гг. и в военных действиях в Польше в 1792-1794 гг. под командованием Суворова А.В. Отличился в сражении при Городище и получил чин капитана. В сентябре 1803 г. был произведён в полковники. Чин генерал-майора получил в 33 года и был назначен командиром 3-го Морского полка в Ревель. С этим полком в 1805 г. участвовал в экспедиции в Померанию. Когда Неверовский служил в Ревеле, он познакомился с очаровательной девушкой 17-ти лет, и сразу же покорил сердце юной красавицы. По воспоминаниям современников Дмитрий Петрович был не только красив собой, высок и статен, но отличался «чистосердечностью и прямодушием, с простотою обхождения соединял он ум возвышенный, с откровенностью – здоровое и глубокое воззрение на предметы». В июле 1805 г. он женился на этой девушке – Елизавете Алексеевне Мусиной-Пушкиной, дочери адмирала Алексея Васильевича Мусина-Пушкина. В браке родилась одна дочь. В 1808 г. 3-й Морской полк нёс караулы в Петербурге и перед императором Александром I продемонстрировал отличную выучку, за что Дмитрий Петрович был назначен шефом Павловского Гренадерского полка. В 1811 г. царь поручил Неверовскому сформировать 27-ю пехотную дивизию, с которой он вступил в Отечественную войну 1812 г. Новая дивизия формировалась в Москве и была составлена из пехотных полков Одесского, Тарнопольского, Виленского, Симбирского, 49-го и 50-го Егерских. 8-тысячная 27-я дивизия вошла в состав 2-й Западной армии генерала Багратиона П.И. – была в арьергарде армии. Дивизия Неверовского в начале августа находилась в городе Красном. Вот здесь и началось сражение 23-тысячного (15 тыс. одной конницы) при 60 орудиях авангарда Великой армии под командованием Неаполитанского короля И. Мюрата с дивизии Неверовского. Перед боем генерал обратился к войскам с речью: «Ребята, помните, чему вас учили. Никакая кавалерия не победит вас, только в пальбе не торопись и стреляй метко. Никто не смей начинать без моей команды!» Полтавский полк тут же поклялся «умереть, но не сдаться». Все атаки налетавшей конницы были блистательно отбиты и в промежутках между ними Неверовский производил дивизионное учение! Прояви Мюрат меньше опрометчивости и используй он свою артиллерию – русская пехота была бы уничтожена. Отходя к Смоленску, солдаты Неверовского, имея всего 7 орудий, в течение 5 часов оказывали ожесточенное сопротивление противнику, мужественно отражая атаки кавалерийского корпуса маршала И. Мюрата. Французские историки признают, что «Неверовский отступал как лев». Дивизия Неверовского Д.П., отбив более тридцати атак, понесла огромные потери, но отступила в полном порядке и успела задержать французов, что помогло русским частям беспрепятственно занять Смоленск. За этот подвиг Неверовский был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. В Смоленском сражении солдаты Дмитрия Петровича вместе с корпусом генерала Раевского Н.Н. должны были защищать город несколько дней – пока не соединятся 1-я и 2-я Западные армии. Неверовский в течение двух дней лично водил своих воинов в штыковые атаки. Потери дивизии были велики. 24 августа 27-я пехотная дивизия стойко обороняла Шевардинский редут. В Бородинском сражении погибла большая часть дивизии Неверовского Д.П., упорно сражаясь за Семеновские флеши, а её командир был контужен. С остатками своих войск Неверовский соединился с другими частями и продолжал бой. Дивизия Неверовского в Тарутинском лагере получила пополнение, была вновь укомплектована и участвовала в сражении под Малоярославцем. За мужество, проявленное в этом сражении, Дмитрий Петрович получил чин генерал-лейтенанта. 27-я дивизия участвовала в преследовании отступающего противника. Настигнув его в Вильно, дивизия Неверовского, по приказу Кутузова М.И. была оставлена для вторичного укомплектования. Весной 1813 г. Неверовский присоединился к союзным войскам. Он участвовал в сражениях при Кацбахе и под Лейпцигом. Особенное геройство и смелость генерал-лейтенант Неверовский Д.П. проявил в Лейпцигском сражении – овладел северным предместьем Лейпцига, он был тяжело ранен пулей в ногу. Умер от гангрены 21 октября 1813 г., похоронен был в городе Галле, в 30 км. от Лейпцига. В 1912 г., к столетнему юбилею Бородинской битвы прах генерала Неверовского Д.П. был перезахоронен на Бородинском поле. На Бородинском поле по центру левой Семеновской флеши находится обелиск «Бессмертной дивизии Неверовского». У исходящего угла флеши, на возвышающейся земляной площадке – надгробие из черного полированного гранита, увенчанное крестом. С лицевой стороны надгробия начертаны слова: «Здесь погребен прах генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского, мужественно сражавшегося во главе своей 27-й пехотной дивизии и контуженного в грудь ядром 26 августа 1812 года». С обратной стороны надпись: «Генерал-лейтенант Д.П. Неверовский сражен в 1813 году под Лейпцигом. Прах его покоился в Галле и в 1912 году по Высачайшему повелению Государя Императора Николая Александровича перенесен на родину 8-го июля того же года». http://voynablog.ru/2011/03/27/general-neverovskij-d-p/

Gata: Корнет, если хватит пороху, пробежимся по всем портретам в эрмитажной галерее героев 1812 года Falchi пишет: Наполеон был Львом. Чувствую себя как-то лишней на этом празднике жизни Ритуль, если брать перевод дат по церковно-славянскому счету, то Багратион тоже получается Львом :)

Falchi: Кавалерист-девица, Надежда Дурова Родилась эта знаменитая особа в 1783 году в семье гусарского офицера, владельца одной-единственной деревушки в Сарапульском уезде Вятской губернии Андрея Васильевича Дурова. Мать, Надежда Ивановна, - редкостная куколка - происходила из семьи богатых украинских помещиков Александровичей. Родители ее были супротив этого брака. Отец требовал, "...чтобы она выбросила из головы химерическую идея вылезти замуж за москаля, а особливо военного". Зная, что умилостивить отца нельзя, молодые повенчались тайно. Но весьма резво юная красотка пожалела о своем непослушании. Привыкшая к неге и роскоши, она несладко переживала бедность мужа и тяготы армейской жизни. Просьбы к отцу о прощении оставались без внимания, и ее единственной надеждой стало ожидание сына, с целью которого папа мог снять с нее проклятие. Каково же было ее разочарование, когда вместо красавца сына на свет появилась дурнушка дочка. Девочку назвали Надей. Молодая леди всю свою боль и обиду перенесла на ребенка. И хотя некоторое время через она все же получила желаемое помилование, нелюбовь к дочери осталась. Маленькая Надя раздражала мамаша своей необычайной крикливостью, и как-то раз, не выдержав, в нервном припадке та выбросила младенца из окна кареты. Потрясенный папа вслед за тем этого случая вверил дочка присмотру пожилого гусара Астахова. Так с малых лет девчурка оказалась на попечении человека, тот, что, помимо военного дела, ничего не знал и не мог, к чему и пристрастил свою воспитанницу. Он сажал ее на лошадь, давал игрывать пистолетом и саблей, выучил командным словам и таким образом развил в ней воинственные наклонности. В 1789 году Андрей Васильевич оставил военную службу и со всей семьей (вслед за тем Нади родились ещё две дочери и сын) поселился в Сарапуле, где выхлопотал себе пост городничего. Шестилетняя Надя потеряла своего любимого гусара-няню и попала под иго матери, которое с каждым днем становилось больше жестоким. Все в дочери казалось ей дурным: возделение погулять - преступным, влюбленность к животным - опасной. Целыми днями она запирала ее в комнате, заставляя плести кружева, чем, разумеется, вызвала у Нади омерзение к этому занятию и ещё большую влюбленность к свободе. В родном доме чадо чувствовал себя чужим. Единственным человеком, тот, что прощал ей мальчишеские выходки, любил ее и баловал, был папа. Надя отвечала ему преданностью и глубокой привязанностью. Когда ей исполнилось двенадцать лет, папа купил без малого неукротимого черкесского жеребца, выездил его, назвал Алкидом и подарил дочери. Девочка полюбила коня и приучила его к себе. Втайне от матери, чаще всего по ночам, она выводила Алкида из конюшни в поле и скакала на нем. Пойманная как-то с поличным, Надя была отправлена к бабке в Малороссию. Ей шел четырнадцатый год. Оказавшись посреди природы, на свободе, избавившись от постоянного надзора и страха быть наказанной за любую провинность, девчурка стала оттаивать, хорошеть и упускать из памяти свои гусарские замашки. Тут юная девушка встречает свою первую и, по всей видимости, единственную влюбленность. Предметом ее внимания, уместно сказать, взаимного, стал сынуля помещицы-соседки, которая и чуять не захотела о том, чтобы ее отпрыск взял в жены бесприданницу. "Это была первая склонность, и думаю, что если б тогда отдали меня за него, то я навечно простилась бы с воинственными замыслами; но фатум, предназначавшая мне поприщем ратное поле, распорядилась иначе", - вспоминала позже Дурова. Вскоре родители забрали ее от бабки. Желая побыстрее отбояриться от материнской власти, Надежда с радостью дала согласие, когда ей сделал предложение малый сарапульский чиновник Чернов. Через некоторое время она родила сына Ивана. Но сквозь год ушла от мужа и вернулась в родительский обиталище. Что послужило тому причиной, неизвестно. Дурова, позже досконально описывая свою существование, ни словом не обмолвилась о муже и сыне. Итак, отбояривание путем замужества не удалось. Женская участь рисовалась ей в самых мрачных тонах. Причины своих несчастий она видела в принадлежности к женскому полу. Размышляя, она пришла к решению отныне выдавать себя за мужчину и сходить на военную службу в кавалерию, ибо ни о каком другом роде деятельности она не имела ни малейшего представления. Конечно, тут сыграли свою образ и патриотические порывы, и традиции семьи, и свойства характера. Шел 1806 год. Наполеон, разбив союзные русско-австрийские войска, готовился к завоеванию России. "Воинственный пыл с неимоверною силою запылал в душе моей, - вспоминала Дурова, - я стойко решила стать воином, быть сыном для отца своего и навечно отделаться от пола своего . 7 сентября 1806 года Дурова, переодевшись в мужеский казачий наряд, ночью со своим Алкидом ушла из дома и, выдав себя за дворянина, желающего вопреки родительской воле поступить на военную службу, присоединилась к казачьему полку, чтобы с ним достичь до места размещения регулярных войск. Назвалась она Александром Соколовым. Под этим именем, дойдя с казаками до Гродно, она завербовалась в Коннопольский уланский полк. Счастье переполняло ее: "Итак, я на воле! Свободна! Независима! Я взяла мне принадлежащее, мою свободу!" В начале мая полк выступил в поход. Перед этим Надежда написала послание отцу, в котором сообщала, где она и под каким именем находится, умоляла извинить побег, "вручить благословение и разрешить ступать путем, необходимым для моего счастия". Ответом на сообщение дочери было прошение, поданное Андреем Васильевичем царю с просьбой разыскать дочка и воротить домой. Дурову по высочайшему повелению, не раскрывая инкогнито, со специальным курьером доставили в Петербург. К ее формулярному списку был приложен рапорт главнокомандующего Буксгевдена с самыми лучшими отзывами о боевых качествах Соколова. Александр I первоначально намеревался наградить ее и возвратить в отцовский жилище, но следом ее настоятельной просьбы разрешил остаться в армии и повелел именоваться по своему имени Александровым, что само по себе означало великую уровень благоволения. Император ещё приказал зачислить ее в аристократический Мариупольский гусарский полк. А узнав о том, что Надежда спасла существование офицера на поле боя, он собственноручно наградил ее Георгиевским крестом. Дурова прослужила в гусарах три с небольшим года, потом по ее просьбе была переведена в Литовский уланский полк. В своих воспоминаниях она объяснила свой акт тем, что дочка полковника их полка влюбилась в нее и она не захотела становить девушку в неловкое положение. Отечественную войну 1812 года Дурова встретила в ранге подпоручика, но вскоре была произведена в поручики за боевые заслуги - ее храбрость не знала границ. Ни разу не пожалела она о своем выборе. "Я люблю воинское ремесло со дня моего рождения, - писала Надежда в те дни, - и считаю звание воина благороднейшим из всех и единственным, в котором воспрещено рассчитывать никаких пороков, в силу того что что неустрашимость есть первое и необходимое свойство воина; с неустрашимостью неразлучно величие души, и при соединении этих двух великих достоинств нет места порокам или низким страстям". Дурова слыла настолько отличным офицером, что была удостоена чести быть адъютантом М.И. Кутузова, покуда не получила серьезную контузию в битве при Бородине. Между тем в армии полегоньку стал распространяться слух о существовании женщины-офицера. Дурова писала: "Все говорят об этом, но никто ничего не знает; все считают возможным, но никто не верит; мне не единственный раз уже рассказывали собственную мою историю со всеми возможными искажениями: единственный обрисовывал меня красавицею, иной уродом, третий старухою, четвертый давал мне колоссальный подъем и зверскую наружность. Судя по этим описаниям, я могла б быть уверенною, что ни при каких обстоятельствах ничьи подозрения не остановятся на мне, если б не одно обстоятельство: мне полагалось носить усы, а их нет и, разумеется, не будет... Часто уже смеются мне, говоря: "А что, брат, когда мы дождемся твоих усов? Уж не лапландец ли ты?" В 1816 году, прослужив в общей сложности десять лет, Дурова по просьбе отца вышла в отставку в ранге штабс-ротмистра. Оставив военную службу, она все же не сняла военного мундира и не отказалась от мужеский роли, взятой на себя немало лет вспять. Даже с людьми, которые знали ее с детства, она по привычке, ставшей уже натурой, говорила от мужского имени. Женские привычки были забыты ею навечно, женские платья вызывали у нее только эстетические чувства. "Я люблю взирать на дамские наряды, - признавалась она, - но ни за какие сокровища не надела бы их на себя: мой уланский колет лучше! По крайней мере, он мне больше к лицу, а ибо это, говорят, обстоятельство хорошего вкуса: облачаться к лицу". Несколько лет Дурова прожила в Петербурге, год - на Украине у родных, следом вернулась в Сарапул к отцу, занимавшему место городничего. После его смерти место перешла к сыну Василию Андреевичу, переведенному вскоре на ту же место в Елабугу. Вместе с братом переехала и Надежда. В Елабуге, томясь от скуки, от нечего совершать она стала перебирать записи, которые вела всю существование, и пришла к мысли собрать из них литературную автобиографию. Брат Дуровой был знаком с Пушкиным и убедил сестру отправить ему свои произведения. Великий стихотворец, прочитав "Записки", присланные Дуровой, признал за ней недюжинный писательский гений. Ее сочинения так ему понравились, что он более того пожелал быть их издателем. "За фарт, кажется, не возбраняется ручаться, - писал он, - фатум автора так любопытна, так известна и так таинственна..." Дурова приезжает в Петербург. Первая ее саммит с Пушкиным знаменательна курьезом. Александр Сергеевич, похвалив ее литературные труды, наговорив ей массу любезностей, наклонился и поцеловал ей ручку. Дурова от неожиданности покраснела, спешно выхватила руку и воскликнула: "Ах, Боже мой! Я так давнехонько отвык от этого!" Выход в свет романа "Кавалерист-девица. Происшествие в России", как и предполагал Пушкин, взбудоражил все среда. Каждый желал познакомиться с этой легендарной личностью. Все взахлеб читали ее произведения: следом за первой книгой Дурова написала и издала "Повести и рассказы" в четырех томах. Однако понемногу избалованное светское среда стало утрачивать заинтересованность к Дуровой и ее трудам. Она совсем уезжает в Елабугу и живет там безвыездно, ходатайствует перед местными властями за всех, кто обращается к ней за помощью, превращает свой жилище в приют для брошенных и увечных животных. Умерла Надежда Дурова 2 апреля 1866 года. Она завещала величать себя при отпевании Александром Андреевичем Александровым, именем, которого она сама добилась для себя и под которым прожила всю бытие. Но батюшка не решился нарушать церковные правила и отпевал ее по имени, данному ей при крещении. Хоронили Дурову с воинскими почестями. Перед гробом офицер местного гарнизона нес на бархатной подушке ее Георгиевский крест - первостепеннный и один раз со времени учреждения этого главного воинского ордена России им была награждена дама.

Falchi: Gata пишет: Ритуль, если брать перевод дат по церковно-славянскому счету, то Багратион тоже получается Львом :) Многие великие полководцы быль Львами, чего уж там. Знак воинов и повелителей. И Наполеон типичный Лев, высоко взлетел - больно упал. Тщеславие его сгубило.

Роза: Михаил Андреевич Милорадович 1(12) октября 1771 - 15(27) декабря 1825 Генерал от инфантерии. Славный боевой генерал Милорадович навсегда остался примером беззаветного служения России, а его неожиданная смерть от рук декабристов стала горьким упреком россиянам за внутренние распри. Михаил Андреевич происходил из сербского рода, переселившегося в Россию при Петре 1. Его отец был участником русско-турецких войн Екатерининской эпохи, достиг чина генерал-поручика и должности наместника в Малороссии, как тогда называлась Украина. Его сын Михаил помимо домашнего воспитания имел возможность поучиться за границей, где он посещал занятия в ряде университетов и военных школ. Еще в детстве Милорадович был зачислен в лейб-гвардии Измайловский полк, в его рядах он начал свою боевую карьеру -участвовал в русско-шведской войне 1788 - 1790 гг., в 1796 г. уже имел чин капитана. Подтянутый, молодцеватый и исполнительный офицер благополучно пережил плац-парадные испытания и муштру в царствование Павла 1, в 1798 г. стал генерал-майором и командиром Апшеронского мушкетерского полка. Важную роль в становлении Милорадовича как боевого командира имело его участие в Итальянском и Швейцарском походах А.Суворова в 1799 г. В самом начале Итальянского похода командир Апшеронского полка проявил находчивость, быстроту и презрение к смерти в бою при Лекко, и Суворов приблизил его к себе, сделал своим дежурным генералом. Милорадович усвоил суворовскую удаль, предприимчивость и доброе отношение к солдату, которые в дальнейшем принесли ему популярность и известность. В сражении при Нови войска под командованием Милорадовича и Багратиона внесли решающий вклад в победу, разгромив французские части, оборонявшиеся в центре позиции. Удар отряда Милорадовича предопределил разгром французских войск, оборонявших у озера Обер-Альп подступы к Сен-Готардскому перевалу. С походом через Сен-Готард связан один любопытный эпизод. При спуске с крутой горы в долину, занятую французами, солдаты Милорадовича заколебались. Заметив это, Михаил Андреевич воскликнул: "Посмотрите, как возьмут в плен вашего генерала!" - и покатился на спине с утеса. Солдаты, любившие своего командира, дружно последовали за ним. Деятельное участие принял Михаил Андреевич и в боях за Альпами, способствуя выходу армии Суворова из окружения. За походы 1799 г. он был награжден орденами святой Анны 1-й степени, святого Александра Невского и мальтийским орденом. В период русско-австро-французской войны 1805 г. Милорадович командовал бригадой в составе армии М.Кутузова. При отступлении русской армии от Браунау он отличился в жарком бою с французами у Амштеттена и в сражении под Кремсом. В последнем ему была поручена фронтальная атака неприятельской позиции; за мужество и доблесть в сражении, продолжавшемся весь день, он был удостоен ордена святого Георгия 3-й степени и чина генерал-лейтенанта. Всегда щеголеватый и изысканно одетый, Михаил Андреевич под пулями мог спокойно закуривать трубку, поправлять ордена и шутить. Отдаваясь музыке боя, он везде успевал, возбуждал войска личным примером; раньше всех садился на коня и слезал с него последним, когда все были устроены на отдых. В 1806 г., с началом русско-турецкой войны, Милорадович во главе корпуса переправился через Днестр, вступил в придунайские княжества и, заняв Бухарест, избавил Валахию от разорения. Продолжая действовать в составе Молдавской армии И.Михельсона, отличился при Турбате и Обилешти; был награжден золотой шпагой с надписью: "За храбрость и спасение Бухареста". В 1809 г. за сражение при Рассевате Михаил Андреевич был произведен в генералы от инфантерии, став в 38 лет полным генералом. Затем он занимался административной деятельностью, исполняя должность генерал-губернатора в Киеве. С началом Отечественной войны 1812 г. Милорадовичу было поручено формирование резервных и запасных войск в районе Калуга - Волоколамск - Москва. 18 августа он с 15-тысячными подкреплениями присоединился к главной армии у Гжатска. В Бородинском сражении Михаил Андреевич, действуя в составе 1-й армии Барклая-де-Толли, командовал тремя пехотными корпусами на правом фланге и успешно отбил все атаки французских войск. 28 августа, через два дня после Бородино, Кутузов назначил его начальником арьергарда русской армии, и с этого дня отважный генерал стал стражем армии, а при необходимости - ее острием. Командир русского арьергарда сумел вырвать согласие у маршала Мюрата, руководившего авангардом французских войск, на беспрепятственное продвижение русской армии через Москву. "В противном случае, - заявил Милорадович Мюрату, - я буду драться за каждый дом и улицу и оставлю вам Москву в развалинах". При переходе русских войск на старую Калужскую дорогу арьергард Милорадовича своими энергичными ударами по противнику, неожиданными и хитроумными перемещениями обеспечил скрытное проведение этого стратегического маневра. В горячих боях и стычках он не раз заставлял отступать рвавшиеся вперед французские части. Когда под Малоярославцем корпуса Дохтурова и Раевского перекрыли путь французской армии на Калугу, Милорадович от Тарутино совершил столь стремительный марш к ним на помощь, что Кутузов назвал его "крылатым". Наполеон после неудачи под Малоярославцем вынужден был отступать по Смоленской дороге, и Кутузов поручил непосредственное преследование противника Михаилу Андреевичу. В сражении под Вязьмой (28 октября) авангард Милорадовича при поддержке казачьего отряда Платова нанес поражение четырем французским корпусам и занял город. На плечах французов он овладел Дорогобужем, а затем отличился в сражении под Красным, заставив французские войска повернуть по проселкам к Днепру. В Вильно (Вильнюсе) Александр 1 лично вручил отважному генералу алмазные знаки к ордену святого Георгия 2-й степени. По поручению царя Милорадович был направлен для занятия Варшавского герцогства, где он сумел почти бескровно вытеснить австрийцев и овладел Варшавой. Отечественная война 1812 г. сделала имя Милорадовича необыкновенно популярным и известным. Свою боевую славу Михаил Андреевич не уронил и в заграничных походах русской армии 1813- 1814 гг. После Лютценского сражения (апрель 1813 г.) он в течение трех недель прикрывал отступление русско-прусских войск, не дав возможности Наполеону развить успех. В Бауценском сражении Милорадович стойко выдержал на левом фланге все атаки французских войск и не раз сам переходил в контратаки, восхищая наблюдавшего за ходом битвы Александра 1. Под командованием Барклая-де-Толли доблестный генерал успешно действовал в знаменитом сражении под Кульмом (август 1813 г.), где союзные русско-австрийские войска окружили и разгромили французский корпус Ван-дама. После Леипцигской "битвы народов", в которой Михаилу Андреевичу было доверено командовать русской гвардией, Александр 1 произвел его в графское достоинство. Девизом своего герба Милорадович избрал: "Прямота меня поддерживает". Кроме того, царь разрешил ему носить солдатскую георгиевскую награду - серебряный крест на Георгиевской ленте, сказав: "Носи его, ты - друг солдат". В 1814 г. Милорадович командовал гвардией и гренадерскими корпусами, участвовал в боях под Арси-сюр-Об, Бриенном, Фер-Шампенуазом, Парижем. После возвращения в Россию граф Милорадович возглавлял цвет армии - гвардию, а в 1818 г. был назначен на пост генерал-губернатора Петербурга. Зная для себя лишь одно достойное занятие - войну, он не имел удовлетворения от должности градоначальника. Лишь при разного рода происшествиях, особенно в дни наводнений, генерала видели распорядительным, смелым и энергичным. Доступный и снисходительный, он старался во всех делах соблюдать справедливость и гуманность. Относясь к своим заслугам в мирное время скептически, Михаил Андреевич писал царю: "Убедительно прошу ваше величество не награждать меня... По мне лучше выпрашивать ленты другим, нежели получать их, сидя у камина". Мятеж декабристов в 1825 г. обернулся для Милорадовича бедой. Из двух возможных преемников умершего Александра 1 - Константина Павловича и Николая Павловича он отдавал предпочтение Константину, с которым еще в 1799 г. участвовал в суворовских походах. Возможно, поэтому генерал-губернатор столицы не предпринял энергичных мер по предотвращению мятежа на Сенатской площади. Прибыв 14 декабря в Конногвардейский полк, шефом которого являлся Константин, Милорадович не захотел вести его против восставших, жалея русскую кровь. "Пойду сам", - сказал он и поскакал на Сенатскую площадь. Там он, приподнявшись на стременах и достав золотой клинок, обратился к солдатам: "Скажите, кто из вас был со мной под Кульмом, Лютценом, Бауценом?" Тихо стало на площади. "Слава богу, - воскликнул Милорадович, - здесь нет ни одного русского солдата!" В рядах восставших наметилось замешательство, и тут прозвучал роковой выстрел отставного поручика Каховского: смертельно раненный генерал опрокинулся с лошади в снег. Когда Михаил Андреевич умирал в казарме Конногвардейского полка и увидел пулю, извлеченную из его тела, он с облегчением сказал: "Слава богу, это пуля не ружейная, не солдатская". В 3 часа ночи на 15-е декабря его не стало. Без малого три десятилетия Милорадович находился в боевых походах и сражениях, бессчетное число раз подвергался опасности, но остался жив. Смерть посреди столицы от руки соотечественника стала укором для России. Михаил Андреевич имел открытое, обыкновенно веселое лицо, искренний, прямой характер. Он не был женат, но имел много друзей, его расточительность и щедрость не знали границ. "Не понимаю, какой интерес жить без долгов", - шутил генерал. После его смерти проданного имения едва хватило на покрытие долгов. Памятник гренадерам Милорадовича в Подольске перед Троицким собором, павшим в 1812 году. http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/miloradovichma.php

Светлячок: Какие люди! Про каждого можно отдельный роман писать. Милорадовича жалко. Жизнелюб, красавец и какой-то гад пристрелил в спину даже не в бою.

Lana: Спасибо, вам за подборку статей. Люди настоящие титаны.

Gata: Алексей Петрович ЕРМОЛОВ (1777-1861) Генерал от инфантерии, генерал от артиллерии. Генерал Ермолов был одним из самых известных и популярных людей России первой половины XIX в. Этой славы он добился участием в трех войнах с Наполеоном, деятельностью по управлению Кавказом, государственным умом, независимым и благородным характером. "Ты ратный брат, ты жизнь полкам", - писал о Ермолове после Бородино поэт В.Жуковский. "Сфинксом новейшего времени" назвал правителя Кавказа Александр Грибоедов. "Я прошу Вас дозволить мне быть Вашим историком", - обращался к Ермолову А.Пушкин. Алексей Петрович происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи Орловской губернии. По обычаю того времени, еще в малолетстве он был записан в службу в лейб-гвардии Преображенский полк. Образование получил в Благородном пансионе при Московском университете, впоследствии дополнил его большой начитанностью. В чине капитана состоял адъютантом при генерал-прокуроре А.Самойлове, затем, неудовлетворенный этой службой, перешел в артиллерию. Большая часть жизни Ермолова будет связана с этим грозным оружием войны. В 1794 г. молодой артиллерийский офицер в составе войск Суворова действовал против повстанцев в Польше, за отвагу получил из рук полководца орден святого Георгия 4-й степени. Через два года участвовал в Персидском походе армии В.Зубова, за доблесть при штурме Дербента награжден орденом святого Владимира 4-й степени и чином подполковника. Военная карьера Ермолова неожиданно прервалась в 1798 г.: за участие в офицерском политическом кружке "Вольнодумцы" он был заключен в Петропавловскую крепость, а затем Павел 1 сослал его в Кострому. Там он часто проводил время в обществе другого опального - казачьего генерала М.Платова. Указом вступившего на престол Александра 1 "О прощении людей" Алексей Петрович был помилован. По возвращении из ссылки он получил в командование конно-артиллерийскую роту в Вильне. Несмотря на прилежную службу, Ермолов имел несчастье не понравиться инспектору всей артиллерии генералу А.А.Аракчееву. При проверке роты тот измучил солдат и офицеров придирками, когда же в конце он выразил удовлетворение содержанием в роте лошадей, Ермолов мрачно ответил: "Жаль, ваше сиятельство, что в армии репутация офицера часто зависит от скотов". Аракчеев долго не мог простить Ермолову такого сарказма. "Мне остается, - говорил Алексей Петрович, - или выйти в отставку, или ожидать войны, чтобы с конца своей шпаги добыть себе все мною потерянное". К счастью, ожидание войны оказалось недолгим. В 1805 г., с началом русско-австро-французской войны, рота Ермолова вошла в состав армии М.Кутузова и заслужила высокую оценку своими действиями в кампании. За мужество и распорядительность в сражении под Аустерлицем Алексей Петрович получил чин полковника. В русско-прусско-французской войне 1806 - 1807 гг. он проявил себя доблестным артиллерийским командиром, отличился в сражениях и боях под Голыминым, Морунгеном, Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Гейльсбергом, Фридландом. В сражении под Прейсиш-Эйлау Ермолов отослал лошадей и передки орудий в тыл, заявив подчиненным, что "об отступлении и помышлять не должно". Под Гейльсбергом в ответ на замечание, что французы близко и пора открывать огонь, ответил: "Я буду стрелять, когда различу белокурых от черноволосых". В сражении под Фридландом .находился в самом пекле битвы, чудом остался жив. Получил за подвиги три ордена и золотую шпагу, но из-за недоброжелательного отношения Аракчеева остался без чина генерал-майора, к которому его дважды представлял сам брат царя - Константин Павлович. Ермолов хотел уйти из армии, но ценивший его Александр 1 воспрепятствовал этому. После объяснений с Ермоловым Аракчеев переменил к нему свое отношение и с тех пор стал ему покровительствовать. В 1809 г. Алексей Петрович получил чин генерал-майора и назначение инспектором конно-артиллерийских рот, затем стал командиром отряда резервных войск на юго-западных границах. Молодой горячий генерал не раз просился поехать на театр войны с Турцией, но не получил на это разрешения. В 1811 г. его перевели в Петербург командиром гвардейской артиллерийской бригады. С началом Отечественной войны 1812 г. Ермолов был назначен начальником штаба 1-й Западной армии Барклая-де-Толли. Как и командующий 2-й Западной армией П.Багратион, Алексей Петрович тяготился отступлением и планом Барклая, но все же смирял свое самолюбие "во имя пользы отечества". По личной просьбе Александра 1 писал ему обо всем происходившем. Как начальник штаба, он много сделал для сглаживания отношений между Барклаем-де-Толли и Багратионом и для успешного соединения двух армий под Смоленском; явился организатором обороны этого города, затем удачно руководил войсками в бою при Лубине, был произведен в генерал-лейтенанты. В сражении у Бородино Ермолов находился при главнокомандующем М.Кутузове. В разгар битвы Кутузов направил его на левый фланг, во 2-ю армию, где был тяжело ранен Багратион, и Ермолов помог преодолеть там смятение войск. Увидев, что центральная батарея Раевского взята французами, он организовал контратаку, отбил батарею и руководил ее обороной, пока не был контужен картечью. Кутузов высоко ценил боевые качества Ермолова, но, считая его доверенным лицом императора, не очень благоволил к нему (за Бородино Барклай-де-Толли представил Ермолова к ордену святого Георгия 2-й степени, но главнокомандующий ограничился орденом святой Анны 1-й степени). В свою очередь, энергичный Ермолов сетовал на оборонительную стратегию Кутузова и вызвал его неудовольствие, когда на военном совете в Филях высказался против оставления Москвы без сражения. После ухода из Москвы Алексей Петрович, исполняя обязанности начальника объединенного штаба 1-й и 2-й армий, сыграл видную роль в сражении под Малоярославцем, где он отдавал распоряжения от имени главнокомандующего. Выдвинув корпус Дохтурова на Калужскую дорогу, он преградил путь армии Наполеона и сражался весь день до подхода главных сил. Наполеон был вынужден отступать по разоренной Смоленской дороге. После перехода через Неман Ермолов возглавил артиллерию союзных армий, с апреля 1813 г. командовал различными соединениями. В 1813 - 1814 гг. умело действовал в сражении под Бауценом, покрыл себя славой в битве под Кульмом, в боях за Париж руководил гренадерским корпусом, награжден орденом святого Георгия 2-й степени. По возвращении в Россию Ермолов был рекомендован Аракчеевым на пост военного министра. "Правда, он начнет с того, - говорил Аракчеев, - что перегрызется со всеми, но его деятельность, ум, твердость характера, бескорыстие и бережливость его бы впоследствии оправдали". Александр 1 предпочел дать 38-летнему генералу другую должность. В 1816 г. Алексей Петрович был назначен главнокомандующим в Грузию и командиром отдельного Грузинского (Кавказского) корпуса; через два года произведен в генералы от инфантерии. В течение 11 лет Ермолов твердой рукой управлял Кавказом, действуя планомерно и расчетливо, соединяя жесткость и суровость с уважительным отношением к мирному населению. "Штурм Кавказа будет стоить дорого, - считал он, - так поведем же осаду". Свою политику на Кавказе главнокомандующий определил так: "Я медленно спешу". Ермолов провел ряд военных операций в Чечне, Дагестане и на Кубани, построил новые крепости (Грозная, Внезапная, Бурная), усмирил беспокойства в Имеретии, Гурии и Мингрелии, присоединил к России Абхазию, Карабахское и Ширванское ханства. Он поощрял развитие на Кавказе торговли и промышленности, улучшил Военно-Грузинскую дорогу. При нем создавались лечебные учреждения на минеральных водах, был основан Пятигорск, а из крепости Кислой вырос город Кисловодск. Правитель Кавказа привлекал на службу в свои войска даровитых и образованных людей. Он возрождал суворовские традиции в обучении и воспитании войск, за что солдаты и офицеры отвечали ему любовью. Генерал-патриот покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам, те даже прочили его в члены будущего Временного правительства. После того, как командир Кавказского корпуса промедлил с приведением своих войск к присяге новому царю - Николаю 1, в Петербурге усилились слухи о планах властолюбивого Ермолова отделить Кавказ от России. Алексей Петрович лишь иронически усмехался и все более мрачнел. Вторжение персидских войск в пределы Грузии в 1826 г. послужило для Николая 1 поводом к обвинению Ермолова в непредусмотрительности и к посылке на Кавказ генерала Паскевича с особыми полномочиями от царя. Поручив Паскевичу командование войсками, Ермолов вскоре подал прошение об отставке, которое было удовлетворено в марте 1827 г. Едва достигнув 50-летнего возраста, человек кипучей энергии, огромного административного и боевого опыта, Ермолов оказался обреченным на бездействие и более 30 лет прожил в Москве и Орле. Известный поэт И.Крылов откликнулся на отставку Ермолова баснями "Конь" и "Булат" - о неумении плохого наездника использовать прекрасного боевого коня и о булатном клинке, заброшенном и ржавеющем без пользы. Уважение российского общества к опальному генералу сохранялось, поэтому Николай 1 в 1831 г. назначил его членом Государственного совета, однако от участия в заседаниях совета Ермолов уклонялся. Он изредка выезжал инспектировать войска и присутствовать на военных смотрах. В 1837 г. был пожалован генералом от артиллерии. С началом Крымской войны 1853 - 1856 гг. московское дворянство избрало Ермолова начальником губернского ополчения, но для 76-летнего Алексея Петровича эта должность была лишь почетной. Умер Ермолов 11 апреля 1861 г. в Москве и по завещанию похоронен в Орле, рядом с отцом, в церкви Троицкого кладбища. http://www.hrono.ru/biograf/bio_ye/ermolov_ap.php

Gata: Приискивала себе палантин на зиму на сайте павлопосадской мануфактуры, и наткнулась на такие вот платки: Думала, что это чисто современный креатив, но, оказывается, тема войны 1812 года и раньше вдохновляла текстильщиков: - это к столетию, в 1912 - а это аглицкий мужской носовой платок 19 века - все время к нашим победам примазывались

Корнет: Неожиданно. Не представляю, как можно носить в кармане и сморкаться в лица героев Отечества.

Gata: Празднование юбилея Отечественной войны в Москве. 1912 Картинки кликабельны, по ссылке еще много интересных снимков с того праздника. http://www.odin-fakt.ru/iskry/_35_jurnala_iskry_god1912/



полная версия страницы