Форум » Мезонин » Отечественная война 1812 года » Ответить

Отечественная война 1812 года

Роза: Приглашаю вспомнить эту страницу нашей истории. Тем более, что тема Отечественной войны 1812 года звучала и в сериале "Бедная Настя". Многие персонажи сериала принимали в ней участие. В этой теме предлаю говорить о реальных событиях и реальных героях. Изведал враг в тот день немало, Что значит русский бой удалый, Наш рукопашный бой!.. Земля тряслась - как наши груди, Смешались в кучу кони, люди, И залпы тысячи орудий Слились в протяжный вой... М.Ю.Лермонтов "Бородино"

Ответов - 57, стр: 1 2 3 All

Корнет: Информация к размышлению. Наполеоновские поляки против Малороссии Летом 1812 года Наполеон двинул против России полмиллиона войск, где были люди двадцати одной народности. Самими многочисленными были, до 100 тыс., польские солдаты из Варшавского княжества, вассала Франции. Целостно польскими были лишь 5 (Польский) корпус под командованием Ю. Понятовского и дивизия Домбровского, прочие же уроженцы польских земель были разбросаны по французским соединениям. Но всех их объединяло желание - земли правого берега Днепра присоединить к Польше, а по левую сторону создать Наполеониду... Наполеон перешел Неман. Ему противостояли лишь три армии, вверенные Барклаю де Толли, князю Багратиону и Тормасову, состоявшие из 217 тысяч человек. Александр поклялся не слагать оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве его. 6 июля государем был обнародован манифест, призывавший всех и каждого на оборону Отечества... Первого декабря армия Наполеона обратно перешла Неман, в числе около двадцати тысяч человек вместо полумиллиона воинов, вторгшихся в июне месяце в пределы Российской империи... Разрабатывая кампанию нападения на Россию, Наполеоном было уделено немало места будущему «казацкого края» по-наполеоновски. Для императора были составлены несколько меморандумов по малороссийским делам. Авторами одного из меморандумов были два антироссийски настроенных польских помещика - Нейман и Городицкий. Их прожект во время аудиенции в 1809 г. был доложен наполеоновскому министру иностранных дел Талейрану. Поляки заверяли, что только Наполеон вступит в пределы России, против царской власти готовы восстать 50 тыс. человек - в основном украинцы. Правда, в 1812 году тот же Нейман уже предлагал французскому военному командованию выслать в «южные провинции Польши» (так польские шляхтичи называли тогда Украину) армейский корпус, на помощь которому должна будет немедленно выступить 40-тысячная украинская повстанческая армия. Подобный оптимизм был и в администрации герцогства Варшавского, тоже составившего свой меморандум для Наполеона. По мнению герцогства, украинцы были готовы чуть ли не в любой момент отделиться от России и вновь, как много лет назад, стать подданными Польши. Правда, этот пассаж не нравился Бонапарту, следившему за тем, чтобы зависимые от Франции государства никаким образом не усиливались. Да и в «южной Польше» не было тогда никаких украинцев, там жили русские Малороссии. И все же планируя захват Малороссии, Наполеон и его соратники, естественно подумали о будущем столь желанного для них «казацкого края». Благодаря к.и.н. В. Гораку сегодня озвучены сведения о возможном государственном устройстве «страны казаков» после победы Наполеона над «русскими варварами»: «Малороссии предстояло выйти из состава Российской империи и стать (формально) независимым государством, названым в честь французского императора Наполеонидой. Территория новообразованного государства должна была охватывать главным образом территория Левобережья и Крыма. Во главе Наполеониды должен был стоять гетман, которым должен был стать не малоросс, а кто-то из ближайшего окружения Наполеона». Наполеонида так же должна была делиться на княжества. За пределами Наполеониды оставалась Правобережная Украина, так же поделенная на княжества и переданная под протекторат Варшавского княжества. Такой подход к Украине был правилом не только для аналитиков и консультантов Наполеона, но и для польской шляхты, последовательно проводящих в жизнь формулу «разделяй и властвуй», замешанную на русофобии. Как утверждает тот же В. Горак, перед тем, как перейти Неман, Наполеон приказал своим агентам и масонам поднять на Украине восстание. В Малороссии не нашлось людей его начинать. А вот когда российский император Александр издал указ об образовании в Малороссии, в целях борьбы с наполеоновскими захватчиками, добровольных казацких полков, это нашло массовую поддержку царского престола со стороны малороссов, вызвав неподдельный энтузиазм. К началу осени 1812 года в Малороссии было уже сформовано 19 казацких полков по 1200 бойцов в каждом (из них 15 полков было создано на Левобережной и 4 на Правобережной Малороссии), к уже имевшимся 20 - слободско-черкасских и малороссийских казачьих полков регулярной армии. Далее последовал указ об образовании в Черниговской и Полтавской губерниях земского ополчения, в ряды которого записалось около 42 тысяч человек. Их опыт тут же был перенесен на другие губернии России. Всего же количество малороссийских добровольцев, желающих бороться с наполеоновским нашествием как в рядах казаков, так и в рядах ополчения, достигло более 70 тысяч человек. Наполеон и его солдаты сталкивались с ними не раз - и на Бородинском поле, и на полях сражений в Западной Европе. Так вместо союзного «украинского повстанческого войска», которое Наполеону сулили его консультанты и польская шляхта, в Малороссии, не пожелавшей стать Наполеонидой, возникла другая армия, сражающаяся за Отечество. Кроме этого в Русской армии сражались: Гусарские полки - Ахтырский, Лубенский, Сумской, Павлоградский, Мариупольский; Драгунские - Харьковский, Черниговский, Киевский, Новороссийский, Стародубовский, Житомирский; Керасирские - Глуховский, Малороссийский, Новороссийский; Пехотные - Кременчугский, Черниговский, Полтавский. Гренадерские - Екатеринославский, Киевский, Малороссийский; Конноегерские и уланские - Неженский и Чугуевский полки. Что же касается ополчения, то М. Кутузов уже 17 июля принял начальство над ополчением, и только 8 августа он был назначен главнокомандующим всеми армиями и ополчением. Именно Кутузов занялся формированием ополченческих отрядов из 12985 крестьян, снабжением их всем нужным, как и армии, призванных оборонять Отечество. Здесь уместно привести выдержку из рапорта Ивана Котляревского до Якова Ивановича Лобанова-Ростовского. (Не путать с Дмитрием Ивановичем Лобановым-Ростовским, так же военным губернатором и главой ополчения.) «Его сиятельству господину малороссийскому генерал-губернатору и кавалеру. Формирующего 5-й конный казачий полк рапорт. (Рапорт о малороссах Полтавщины подлинный, без перевода.)... В протчем люди, принятые мною, хороши, стариков нет и очень молодых мало, поступают в казаки с удовольствием, охотностью и без малейшего уныния; все с пиками, но много сабель есть из кос переделанные. Есть с ружьями и пистолетами, но сие оружие в посредственной исправности; лошади небольшие, но к службе годные; одеяние все новое, но надобно будет привести в единообразие; в одних шапках не соблюдена мера, ибо одни довольно высокие, а у других низки, но все одинакового вида; люди в полку очень хороши, лошади лучше посредственных...» Кутузов именно малороссийским казачьим полкам во главе с Милорадовичем предписал взять Варшаву. Воспитанник Суворова получил ключи от города из рук того самого чиновника, который за девятнадцать лет перед тем поднес их графу Рымникскому, а еще через девятнадцать лет будут поднесены полтавчанину И. Паскевичу. Следуя наставлениям государя и фельдмаршала, Милорадович объявил жителям, что церкви и законы их останутся неприкосновенными, что «государь из особого покровительства Варшаве освобождает ее от постоя, не желает проливать кровь за кровь и платить разрушением за разрушение, даже для наиболее виновных отложил суд свой карая их одной милостью». Наблюдая за сегодняшней русофобской политикой Варшавы, мы, русские, и в Москве, и в Полтаве все же не можем избавиться от недоумения: побежденные в решающих битвах, принятые в «лоно матери России», поляки не перестают бунтовать и презирать русских, особенно малороссов, обзывая их украинским и москальским быдлом, несмотря на то, что власти относились к ляхам в Империи часто лучше, чем к русским. Нынешнее же руководство в Москве и Киеве стремится «умаслить» потомков «шляхтичей», (извиняются за пакты и подложные письма Берии) так же, как это делали императоры в Петербурге... И все же Отечественная война 1812 года послужила источником широкого патриотического движения в стране. Малороссия, наплевав на очередную мазепенскую Наполеониду, подтвердила верность Полтавской виктории, что в конечном итоге обеспечило разгром наполеоновской армии «двунадесяти народов» и появлении русских войск и малороссийских ополченцев в Варшаве и Париже. Мощный заряд патриотизма 1812 года впитал в себя духовный потенциал борьбы русского народа за славу своего единого Отечества. Уроки истории актуальны и ныне, особенно для малороссов, оторванных хитростью и нахрапистостью от России. Да, нашему патриотизму по своей сути чужда агрессивность, он имеет оборонительный характер, что зачастую воспринимается как слабость. Вот и сейчас исторические условия переменчивы, враждебные планы к русским «претворяются в жизнь на шахматной доске» - малороссов, вместо наполеончиков обозвали украми... Поэтому воинская слава предков 1812 года взывает к нашим современникам - быть не только ее достойными, но и быть готовыми к отражению «шляхетной агрессии» и в области Слова и в области Духа... Николай Николаевич Яременко, член Союза писателей России, председатель Союза русских литераторов и журналистов Полтавщины

Gata: Ага, Наполеониду им подавай, разделяй и властвуй. До чего же пакостный поляки народец (пусть меня простят порядочные и адекватные его представители) - самим на Россию лезть кишка тонка, так и норовят кому-нибудь в хвост пристроиться, как Табаки Шерхану - то Бонапарту, то Дядюшке Сэму. И уж, конечно, не упускают случая воспользоваться нашими внутренними неурядицами, алчностью и предательством временщиков, чтобы отхватить свой кусок, а не отхватить, так просто потявкать безнаказанно - что во времена Смуты начала 17 века, что теперь. Корнет пишет: Поэтому воинская слава предков 1812 года взывает к нашим современникам - быть не только ее достойными, но и быть готовыми к отражению «шляхетной агрессии» и в области Слова и в области Духа... Увы, слишком мало осталось таких, кто достоин и кто готов отразить - господа масоны и временщики, пробившиеся к власти, изрядно потрудились за последние двадцать лет над уничтожением Русского Духа. Но тем не менее, несмотря ни на что - я верю, что мы возродимся, назло всяким шляхтичам. Хоть безумно горько и грустно смотреть на всё, что вокруг творится, а хочется быть оптимистом. Перестанем быть оптимистами - сгинем окончательно. Когда уж совсем становится грустно, вспоминаю из "Хождений по мукам" Алексей Толстого (конъюнктурный, конечно, роман, но все равно - очень русский, наш): "Иван Ильич захлопнул книгу: - Ты видишь... И теперь не пропадем... Великая Россия пропала! А вот внуки этих самых драных мужиков, которые с кольями ходили выручать Москву, - разбили Карла Двенадцатого и Наполеона... А внук этого мальчика, которого силой в Москву на санях притащили, Петербург построил... Великая Россия пропала!.. Уезд от нас останется, - и оттуда пойдет русская земля..." Корнет, спасибо за эту статью, многое было для меня внове, но ничто - не удивило. Будем гордиться славной историей нашего государства и верить, что она не развеется, как дым. В этой вере меня укрепляют герои фоторепортажа Корнета с одной реконструкции

Роза: Gata пишет: самим на Россию лезть кишка тонка, так и норовят кому-нибудь в хвост пристроиться Зато они умудрились лезть на Гитлеровскую Германию. Сами напросились, что называется. Корнет , интересная информация. Особенно она полезна новому государству - Украине. Ищут себе новых друзей-хозяев. Вот уже есть такие, желающие поставить их в коленно-локтевую позицию. Что, собственно, всегда и делали поляки с жителями Украины. У белорусов память лучше Как думаете, может, нам срочно покаяться за то, что полякам не удалось свою Наполеониду осуществить?

Корнет: Gata пишет: Корнет, спасибо за эту статью, многое было для меня внове, но ничто - не удивило. Когда дело касается польского вопроса - ничего не удивляет, включая наглость и необъективность шляхты. Роза пишет: Что, собственно, всегда и делали поляки с жителями Украины. Украинцев поляки считают тем, за что поляков держат немцы Роза пишет: может, нам срочно покаяться, что полякам не удалось свою Наполеониду осуществить? А Медведев передаст польской стороне 4 тома материалов, раскланиваясь и кляня на все лады российский имперский тоталитаризм

Роза: Корнет пишет: Украинцев поляки считают тем, за что поляков держат немцы Ситуация грустная В прошлом году я разговаривала в Варшаве с одним журналистом. Не последним человеком в польских СМИ. Он на чистом глазу выдал мне, что жители Малороссии (украинцы) для поляков всегда были рабсилой и таковыми их воспринимают. Поляки после развала СЭВ и Варшавского договора стаями зарабытывают на жизнь, работая обслугой в Германии. Слегка поднялись, теперь ищут тех, кто будет подтирать за ними. А это для них традиционно - украинцы. В разговоре с украинкой, которая убирала мой гостиничный номер, она обмолвилась, что если русских поляки бояться и хоть как-то с ними считаются, то с украинцами, приехавшими на заработки в Польшу - нет. За людей их не считают.

Корнет: Роза , дело в том, что не только украинцы и белорусы терпели притеснения от польской шляхты. Идея фикс - католизировать русские земли и прихватить землицы распространялась на Русь. Началось всё с нападения на Киев в 1018 году Болеславом Храбрым. В 1349 году Казимир Третий подчинил своей власти Галицко-Волынскую Русь. В 1480-м Казимир Четвертый, будучи в сговоре с ханом Ахматом, когда хан предпринял поход на Москву, пытался захватить Новгород и Псков. В 1571 году Сигизмунд Второй Август подбил крымского хана Давлет-Гирея к набегу на Москву. В 1581 году Стефан Баторий осадил Псков. И так далее, вплоть до 1920 года.

Gata: Замечательная подборка "БОРОДИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ В ПОЛОТНАХ ХУДОЖНИКОВ" Корнет пишет: И так далее, вплоть до 1920 года. И так далее, и по сию пору. История ничему панов не научила

Корнет: Gata пишет: И так далее, и по сию пору. Натуру не переделать Gata пишет: Замечательная подборка Богатая коллекция. Спасибо.

Gata: Ежегодно на бородинском поле в первое воскресенье сентября происходит красочная реконструкция битвы 1812. Корнет, вас никто не соблазнил поучаствовать? Праздник традиционно открыл церемониал на командном пункте Наполеона с участием представителей посольств зарубежных стран и военно-исторических клубов России. Дань памяти героям сражения была отдана и у главного монумента исторического комплекса – на батарее Раевского. Кульминацией торжества стала военно-историческая реконструкция эпизодов сражения на плац-театре. В этом грандиозном действии приняли участие военно-исторические клубы и объединения из России, Беларуси, Украины, Казахстана и Чехии. Участники представления своими руками изготовили обмундирование, вооружение и снаряжение воинов эпохи Отечественной войны 1812 года в строгом соответствии с подлинными образцами. На площади более 50 тыс. кв. метров воины наглядно продемонстрировали тактику ведения боя с участием пехоты, артиллерии и кавалерии. На фоне зрелищных спецэффектов очень достоверно были воссозданы яркие эпизоды великой битвы. Увидеть красочное зрелище ежегодно приезжают руководители регионов России, знатоки отечественной истории и просто любители активного отдыха. Десятки тысяч зрителей, разместившиеся практически на поле боя, под грохот пушечных выстрелов и оружейных залпов ощутили свою причастность к героическому прошлому страны и испытали чувство гордости за Отечество. А здесь я нашла побольше фотографий - если интересно. http://community.livejournal.com/rusrep/211998.html

Корнет: Gata пишет: Корнет, вас никто не соблазнил поучаствовать? Угадали, великолепная Гата. К сожалению, не смог составить компанию членам нашего Клуба участников наполеоновских воин. Они отбыли туда, а я на учёбу. Пока не пересеклись, фототчет от них не видел.

Gata: Корнет пишет: К сожалению, не смог составить компанию членам нашего Клуба участников наполеоновских воин. Они отбыли туда, а я на учёбу. Пока не пересеклись, фототчет от них не видел. Учеба - дело не менее важное, техническая грамотность - наше оружие против современных наполеонов Не слишком с моей стороны нахально попросить вас потом поделиться фотоотчетом ваших друзей - разумеется, если он не будет предназначен для приватного просмотра. Почему-то фотографии, сделанные знакомыми, всегда интереснее, чем чьи-то чужие. А знакомые знакомого - считай, что твои собственные друзья

Корнет: Gata пишет: Не слишком с моей стороны нахально попросить вас потом поделиться фотоотчетом ваших друзей - разумеется, если он не будет предназначен для приватного просмотра. Если фотографии будут в контакте, я поинтересуюсь о возможности выложить на форуме.

Gata: Историк Евгений Понасенков претендует на знание правды о войне 1812 года. Совершенно одиозная "правда", в русле взятого еще при Горбачеве курса на дегероизацию побед русского оружия. Можно было бы посмеяться над этим бредом, если бы его не публиковали - г-н Понасенко издал и объемную монографию на ту же тему. Вот интервью, которое меня повергло в шок, хоть я уже была подготовлена - раньше, чем прочитала, имела беседу с коллегой, упоенно эти "фактики" живописавшим. Думаю - откуда это, почему народ так легко верит во всю грязь, которую льют на нашу историю? Почему легко соглашаются считать наших полководцев бездарями, а врагов - гениями? "Недаром помнит вся Россия..." К счастью, остались еще у нас, несмотря на выдавливание свыше, и историки-патриоты. Ниже - отзывы на бред Понасенкова. "Русские оказались достойными быть непобедимыми" "Наполеон - оккупант, а не освободитель"

Корнет: Gata, благодарю Вас за ссылки. Возмущен очередной инверсией нашей истории. Понравился отпор, который дали псевдоисторику.

Gata: Набрела на интересный фоторепортаж. Военно-исторический праздник «Учения на Семеновском плацу», посвященный традициям ежегодных рождественских парадов в столице Российской Империи. Проходил 7 января 2011 в Питере, на Пионерской площади (бывший Семеновский плац). http://www.russianlook.com http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=28515

Корнет: Gata , премного благодарен за ссылку и фотографии. Gata пишет: на Пионерской площади (бывший Семеновский плац). Семёновский плац звучит более по петербуржски :)

Gata: Смоленское сражение 4-6 (16-18) августа 1812 г. Главные силы Наполеона (около 200 тыс. человек) после краткого отдыха в начале августа возобновили наступление с целью овладеть Смоленском и выйти в тыл 1-й и 2-й русским армиям, наступавшим в направлении Рудни. Упорная оборона отряда генерал Д. П. Неверовского 2(14) августа у Красного задержала на сутки французский авангард и позволила русскосу командованию подтянуть в Смоленск корпус, генерала Н. Н. Раевского (13‒15 тыс. чел.), который 4 (16) августа отразил атаки французского авангарда (22 тыс. чел.), наступавшего на Смоленск. К вечеру 4 (16) августа 1-я и 2-я рус. армии (всего около 120 тыс. чел.) подошли к Смоленску и расположились севернее него. Главнокомандующий генерал М. Б. Барклай-де-Толли, стремясь сохранить армию, уступавшую в силах противнику, решил, вопреки мнению генерал П. И. Багратиона, оставить Смоленск и приказал 2-й армии отходить по Московской дороге, а 1-й армии удерживать Смоленск для обеспечения отхода. Ослабленные войска Раевского были заменены корпусом генерала Д. С. Дохтурова, усиленным дивизиями Неверовского и П. П. Коновницына (всего 20 тыс. чел.). 5 (17) августа русские войска упорно отстаивали горящий Смоленск от атак противника (до 140 тыс. чел.). В ночь на 6 (18) августа войска Дохтурова отошли на правый берег Днепра и 1-я армия начала отход. 6 (18) августа продолжалась перестрелка, и русские арьергарды не допустили переправы противника в Смоленске. В С. с. французы потеряли 20 тыс. человек, русские 10 тыс. человек. Петер Гесс. Сражение под Красным 2(14) августа 1812 года. Подвиг генерала Неверовского Петер фон Гесс. Сражение при Смоленске. 17 августа 1812 года А. Альбрехт. Смоленское сражение. 18 августа 1812 г. Итоги сражения Захват Смоленска стал крупным успехом армии Наполеона. Русская армия больше до самой Москвы не имела крупного опорного пункта. Не зря Кутузов прочитав донесении о падении Смоленска сказал: «Ключ к Москве взят». Однако Наполеон не смог вынудить русские войска вступить в генеральное сражение и разгромить их в одной битве. Перед ним снова стала дилемма, что и в Витебске: что делать дальше? Остановиться и продолжить наступление в 1813 году (если Петербург не попросит мира), или продолжать преследование русских войск, чтобы вынудить их вступить в генеральное сражение. Первоначально он склонялся к остановке. Он сказал Даву: «Теперь моя линия отлично защищена. Остановимся здесь. За этой твердыней я могу собрать свои войска, дать им отдых, дождаться подкреплений и снабжения из Данцига. … До весны нужно организовать Литву и снова создать непобедимую армию. Тогда, если мир не придет искать нас на зимних квартирах, мы пойдём и завоюем его в Москве». Но затем французский владыка решил, что русская армия потеряла боеспособность. Поэтому необходимо идти дальше, не останавливаясь в Смоленске. Русские войска показали в Смоленском сражении высокую боеспособность и моральный дух. Командование сохранило армии, которые отступая, наносили сильные удары неприятелю. Так, после Смоленского сражения Наполеон смог повести дальше только примерно 135-140 тыс. солдат. Необходимо отметить, что в Смоленском сражении оба верховных командования оказались не на высоте. Русские войска ослабляли разногласия между Барклаем де Толли и Багратионом, недоверие значительной части высшего офицерства к военному министру. Дело дошло до обвинений в трусости и даже предательстве. Багратион после Смоленского сражения в письме Аракчееву дал оценку Барклаю де Толли: «Ваш министр, может, хорош по министерству, но генерал не то что плохой, но дрянной…». В русской армии отсутствовало единоначалие. Смоленск не был заблаговременно подготовлен к обороне: крепления устарели, давно не обновлялись, не подготовили продовольствия и боеприпасов. Наполеон не использовал всех своих возможностей и ресурсов для достижения победы. Он имел полное превосходство в силах, но не начал решительного наступления, чтобы захватить Смоленск с ходу. Штурм города велся нерешительно, поэтому Смоленск не взяли. Русские части сами оставили город, когда сочли это необходимым. Битва за Смоленск ещё более ослабила моральный дух и наступательный порыв Великой армии. http://topwar.ru/17337-smolenskoe-srazhenie-4-6-16-18-avgusta-1812-g.html

Корнет: К юбилею великой Бородинской битвы поговорим о ее героях. Кутайсов Александр Иванович (10 сентября 1784—7 сентября 1812, под Бородино, новый стиль) Генерал-майор родился 30 августа (10 сентября) 1784 г. в Санкт-Петербурге. Его отец Иван Павлович Кутайсов (1759-1834), турок родом из г. Кутаиса, попал в русский плен в 1770 г. под Бендерами. Императрица Екатерина II подарила 11-летнего турчонка великому князю Павлу Петровичу, у которого пленный турок из камердинера и фельдшера превратился в царского любимца – обер-шталмейстера, графа, награждённого орденами святого князя Александра Невского и святого Андрея Первозванного, влиятельнейшего человека при императорском дворе. Александр Кутайсов был вторым сыном павловского фаворита, в 8 лет был записан сначала в Лейб-гвардии Конный полк, затем переведен в Преображенский полк. В 12 лет получил чин капитана в Великолуцком пехотном полку и был назначен адъютантом к генералу Кутузову М.И. В 1799 г. был переведен в артиллерию, произведен в полковники и назначен адъютантом к графу Аракчееву А.А., исполнявшему обязанности инспектора всей артиллерии. Надо отметить, что, несмотря на отрицательное отношение русского общества к Аракчееву, граф отличался огромной работоспособностью и хорошим знанием артиллерии, кроме этого, был строгим и требовательным начальником, у которого А. Кутайсов прошел неплохую школу. С 1801 г. Александр Кутайсов начал работать в «Воинской комиссии», занимавшейся состоянием и реорганизацией войск, участвовал в создании первой в России комплексной системы артиллерийского вооружения, которая включала вопросы производства, ремонта, снабжения, обучения и боевого применения артиллерии как рода войск. В 1806 г. Кутайсов А.И. был произведён в генерал-майоры артиллерии. Впервые участвовал в военных действиях против Великой Армии в Восточной Пруссии в кампании 1806–1807 гг. В сражении при Прейсиш-Эйлау 27 января 1807 г. командовал артиллерией правого фланга русской армии. Генерал Кутайсов в возрасте 23-х лет проявил в этом сражении незаурядный полководческий талант: по передвижениям неприятеля он пришел к выводу, что готовится мощный удар по нашему левому флангу. Кутайсов заблаговременно перебросил на это направление три батареи, мужественно и умело руководил боем, отбив атаку корпуса Л. Даву массированным огнем своих батарей. За заслуги в этом сражение был награжден орденом святого Георгия 3-й степени (минуя низшую 4-ю степень). Граф Кутайсов отличился в сражении под Ломитеном, был представлен к ордену святого Владимира 3 степени. В сражении под Фридландом метким огнём своих орудий нанёс значительный урон противнику, в труднейших обстоятельствах благодаря находчивости и решительным действиям сумел сохранить артиллерию армии, за что получил золотую шпагу «За храбрость» с алмазами. Блистательно проявив себя в сражениях, генерал Кутайсов завоевал абсолютный авторитет в армии, на его полководческий талант многие офицеры возлагали большие надежды как на одного из перспективных военачальников ближайшего будущего. Надо отметить, что Александр Кутайсов был прекрасно образован и наделён талантами. Он владел турецким, арабским и четырьмя европейскими языками: французским, немецким, английским, итальянским. Сочинял стихи, прекрасно рисовал, музицировал, увлекался математикой. Даже во время боевых действий находил время заниматься самообразованием. Однако считал своё образование не достаточным и не завершённым. Получив в армии длительный отпуск, он в 1810 г. отправился за границу, где изучал математику, артиллерию, архитектуру, фортификацию. Посещал лекции известнейших профессоров, с поразительной усидчивостью и работоспособностью читал научные работы, изучал всё новое, что могла предложить Европа, особенно в области артиллерии. Беседовал с наполеоновскими генералами о применение артиллерии в последних войнах, о военных действиях. Анализируя европейский и отечественный опыт применения артиллерии в боевых действиях, генерал Кутайсов разработал «Общие правила для артиллерии в полевом сражении», которые, по сути, явились современным боевым уставом, и использовались в сражениях 1812 г. Александр Иванович по воспоминаниям современников был очень обаятельным, общительным и приветливым человеком, любил людей и общество, был верным в дружбе. Волевой генерал в армии славился своей добротой и основательностью, солдаты ему доверяли и очень любили. Перед Отечественной войной 1812 г. Александр Иванович Кутайсов был помолвлен с княжной Анастасией Борисовной Мещерской. В феврале 1812 г. граф Александр Кутайсов был назначен начальником артиллерии 1-й Западной армии Барклая-де-Толли М.Б. Отвечая за боеготовность артиллерии армии, он отдавал все свои силы этому делу без остатка. В начале Отечественной войны генерал Кутайсов А.И. командовал всем арьергардом 1-й армии, особо отличился в боях при Островной и Смоленске, его всегда видели, там, где была наибольшая опасность. При отступлении из Смоленска, он с артиллеристами одной из батарейных рот спас из огня святыню православных – образ Смоленской Божией Матери Одигитрии. В Бородинском сражении Кутайсову было поручено командовать уже всей артиллерией русской армии. За три дня до Бородинского боя, понимая значение предстоящей битвы и роль в ней артиллерии, Александр Иванович написал распоряжение по армии, где приказывал артиллерии не уступать неприятелю ни шагу позиций, орудия с позиций не снимать. По предписанию императора, если возникала опасность захвата орудий противником, то их нужно было перемещать в безопасное место. Несмотря на это правило, Кутайсов приказал: «Артиллерия должна жертвовать собою; пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор, и батарея, которая таким образом будет взята, нанесет неприятелю вред, вполне искупающий потерю орудий». Это его распоряжение имело огромное значение для исхода Бородинского сражения. В начале Бородинского боя генерал Кутайсов, не обращая внимания на пролетавшие ядра, бесстрашно и хладнокровно объезжал русские батареи, задавая им направление, появлялся там, где присутствие начальника было необходимо, где опасность угрожала нашей позиции больше всего. Кутузов М.И. в ходе сражения несколько раз вызывал Кутайсова в штаб и обсуждал с ним ход сражения. Главнокомандующий желал видеть рядом с собой начальника артиллерии Около 10 часов утра французы ворвались на батарею Раевского, и пытались ударить в центр основной линии русских войск. Преждевременная утрата укрепления и разрыв основной линии обороны могли стать переломным моментом в пользу Наполеона. Главнокомандующий послал генерала Ермолова А.П. в расположение 2-й армии, командующий которой – князь Багратион был ранен, для выяснения положения на левом фланге, а Кутайсов решил отправиться вместе с ним – молодому и храброму генералу хотелось лично участвовать в бою. Найдя на Курганной высоте батарею Раевского, захваченную французами, Ермолов и Кутайсов повели в контратаку отступавшую русскую пехоту. В начале атаки Александр Кутайсов отделился от Ермолова вправо, повел солдат на неприятеля и был убит. Как это произошло – не известно. После боя была поймана его лошадь, седло и чепрак которой были залиты кровью. Возможно, в генерала попало ядро или осколок гранаты, но тело его так и не нашли. Через некоторое время офицер, принявший на свои руки падавшего замертво с лошади Кутайсова А.И., доставил генералу Ермолову его ордена и саблю. Однако в официальных рапортах и докладах императору Александру I о Бородинском сражении некоторое время ничего не указывалось о гибели генерала Кутайсова, была даже версия о возможном пленении командующего артиллерией… Гибель генерал-майора Александра Ивановича Кутайсова была, невосполнимой, действительно тяжелейшей утратой для русской армии, для всей России. Кутайсова, 28-летнего героя оплакивали все, кто знал – от главнокомандующего до простого солдата, его юная невеста… В известной оде «Певец во стане русских воинов» Жуковский В.А. посвятил обоим молодым людям замечательные строки: А ты, Кутайсов, вождь младой… Где прелести? Где младость?.. О горе! Верный конь бежит Окровавлен из боя; На нем его разбитый щит, И нет на нем героя. И где же твой, о витязь, прах? Какою взят могилой?.. Пойдет прекрасная в слезах Искать, где пепел милой… http://voynablog.ru/2011/04/08/general-kutajsov-a-i/

Gata: Корнет, спасибо, что поддержал меня в этой теме

Falchi: Я тоже можно присоединюсь. Мой любимый генерал, "лев русской армии" "бог рати" Пётр Иванович Багратион. «В России нет хороших генералов. Исключение составляет Багратион» Наполеон, 1812 г. «О, как велик На-поле-он Он хитр, и быстр, и тверд во брани, Но дрогнул лишь уставил длани, К нему с штыком Бог-рати-он» Г. Р. Державин Романисты любят щеголять по-стариковски озорным и любовно-поощрительным обращением Суворова к Багратиону: «Князь Петра». Да, здесь есть повод говорить об отношениях сродни отцовским. Как у Жуковского, в «Певце во стане русских воинов» - «К тебе, отец Суворов!» В вечность, в Историю, в пантеон героев, к отцу Суворову удалился смертельно раненый Багратион с Бородинского поля. Багратион происходил из царского грузинского рода Багратидов, был потомком легендарных царя Давида Строителя и царицы Тамары. Семнадцатилетний небогатый отпрыск славной династии сержантом поступил в Кавказский мушкетерский полк. Колоритный грузинский князь был прирожденным воином и своей храбростью в сражениях заслужил прижизненную славу армейской легенды. Известен броский каламбур Гаврилы Романовича Державина: «Багратион – Бог рати он!» В списке соратников-учеников Суворова генерал Багратион – фигура необходимая. Он действительно был любимцем стареющего фельдмаршала. Граф Рымникский был расположен к исполнительному храбрецу, умевшему по-суворовски совершать невозможное, доверял ему, то и дело бросал на самые ответственные участки боя. И после смерти Суворова, пожалуй, именно Багратион (а еще – Милорадович и Ермолов) явственнее других напоминал обществу и армии о суворовских повадках, о традициях науки побеждать быстротой и натиском. Это было важно для поддержания высокого боевого духа в армии, постоянно бившейся с сильнейшим противником – с французами. И героический климат, характерный для героев 1812 года, был во многом связан с образом пламенного Багратиона. В феерической кампании 1794 года премьер-майор Багратион с Софийским карабинерским полком подвигами обращает на себя внимание Суворова. Суворов помнил, что в 1778 году под его командованием уже служил один Багратион – князь Иван Вахутович, родственник молодого Петры. С ним Суворов бивал на Кубани повстанцев. Суворов уважал старинный род потомков царицы Тамары, но особое расположение вызывала прямота бесстрашного Петра Багратиона, который порой казался по-юношески простодушным. Это качество Суворов, не терпевший лощеного лицемерия, особенно ценил в воинах. Несколько лет назад, под командованием Г.А.Потемкина Багратион отличился при штурме Очакова, одним из первых ворвался в крепость. Теперь он обращает на себя внимание Суворова в кровопролитной Пражской битве. Майор быстро оценивает боевую обстановку, бросается туда, где горячее, и увлекает за собой солдат – ну просто, как Суворов десятилетия назад, в войне против конфедератов. Да и кавалерийская выправка лихого грузинского князя пришлась Суворову по душе. В Италии Суворов с первых дней боевых действий безраздельно доверяет генерал-майору Багратиону, прибывшему в армию с вверенным ему в шефство шестым егерским полком. Он еще в ссылке, в Кончанском, планировал сделать храбреца-князя своей правой рукой в войне против «безбожных французов». По письмам Суворова Багратиону видно, с какой отеческой нежностью он формулировал для своего любимца приказы. «Вы, Бога ради! Сколько можно со всем спешите (коли нет лутче дороги) чрез Торе-ди-Гарофоли по большой дороге, которая идет к Камбии к реке По» (2 мая 1799г., из Тортоны). «Генерал-майор князь Багратион! Хороша прежняя операция, мне жаль, что я Вас тронул из Нови… Между прочим, Ваш друг Милорадович колол штыками конницу, и иные последовали примеру» (2 мая 1799 года, из Тортоны). «Никто лутче не выполнит желаемого, как Ваше Сиятельство. Христос с вами!» (22 мая 1799г., из Турина). Он не скрывает восторга перед молодецкой удалью Багратиона и лукаво подзадоривает его рассказом о подвиге не менее доблестного Милорадовича. Пущай соревнуются! Надо ли говорить, что ответная преданность Багратиона и Милорадовича Суворову границ не имела. Так на всю жизнь они и остались учениками непобедимого генералиссимуса, и оба погибли, защищая Отечество. Их на это благословил Суворов – по-петровски служить, не щадя живота своего. Бой на берегу Треббии длился три дня. Под палящим солнцем армия Макдональда сражалась упорно. Багратион писал Суворову: «Люди мои до высочайшей степени ослабели в силах, число их уменьшалось каждую минуту от непрерывного огня. Последний запас моих гренадер пустил я в бой; ружья худо стреляли, замки и полки у них запеклись накипом от пороха». И все-таки решающую атаку на французские позиции начал Багратион! Горячий, но хладнокровный, он сумел ударить по-суворовски, «с фурией» (как в свое время писал Суворов о русской атаке из отбитого у турок Туртукая). Альпийский поход стал для Багратиона еще более серьезным испытанием. Там он был правой рукой Суворова, приближенным к нему генералом. В 4 часа утра 10 сентября авангард под командованием Багратиона выступил из Таверно, начав таким образом Швейцарский поход. В составе авангардного корпуса Багратиона было два егерских полка, четыре гренадерских батальона и казачья часть. Сен-Готардский перевал перекрывали войска генерала Лекурба, признанного мастера горной войны. Нужно было обойти Сен-Готард и ударить по французам с фланга. Эту задачу Суворов возложил на авангард Багратиона. Багратион атаковал Лекурба у Айроло. Французы спешно отступали к Сен-Готарду, русский авангард преследовал их. Часть войск, по плану Суворова, Багратион двинул в горы для обхода левого фланга французов. Преодолев утесы, войска неожиданно обрушились на Лекурба одновременно с атакой по фронту главных русских сил. Сен-Готард был пройден. Лекурб, оступив, занял неприступные высоты за Чертовым мостом. И снова применив обходной маневр, войска Суворова успешно атаковали Лекурба и овладели Чертовым мостом. 16 сентября при переходе через хребет Росшток Багратион с авангардом снова штыками прокладывал путь армии. Спустившись в Муттенскую долину, Багратион окружил и пленил французский отряд. Армия расположилась в долине, окруженная превосходящими и численностью, и свежестью французскими войсками. Суворов принял решение пробиваться к Гларису. В ночь на 24 сентября войска выступили из Глариса и двинулись по узкой дороге через перевал Паникс. Багратион с двухтысячным отрядом остался в Гларисе, прикрывая переход основных войск. Французы атаковали Багратиона, но были отброшены. Князь писал: «Неприятель имел тогда более 7000 и сражался весьма сильно, но быстрым стремлением и непобедимым оружием российских войск был весь опрокинут; гнали его до самого местечка Кляриса (Глариса), поражая жестоко по дороге штыками...» Выполнив задачу, Багратион присоединился к армии Суворова. После похода в полку Багратиона осталось лишь 16 офицеров и 300 солдат. Формулярный список славного генерала отрывочно повествует о вехах похода: «Сентября 6-го в Швейцарию, 13-го у преследования неприятеля в сражении с авангардом на горе Сенготарде. 14-го, пройдя пещеру Узернлох через мост, называемый Тейфелбрюк, чрез горы до местечка Мунтентали, где захватил весь французский пикет, взял в плен 87 человек, побил до 50-ти. 19-го чрез горы ж до озера Сейруте с своим авангардом, преследуя неприятеля, побил на месте довольное число, в плен взял 1 полковника и 162 разночинцев, потопил в озере более 200 человек, 20-го за ретирующимся неприятелем до местечка Кафалса, поражая оного беспрестанно, где и сам ранен от картечи контузиею. 21-го чрез город Клярис в сражении с французами при селении Швандене, потом 25-го чрез снежную гору, называемую Винтерберг, в Швабию». Беспримерный путь суворовского авангарда. В феврале 1800 года, когда Суворов был смертельно болен, а отношение к нему императора переменилось к худшему, Павел принял Багратиона. Принял милостиво, как героя альпийского похода. Они говорили о Суворове; Багратион с жаром рассказал о болезни генералиссимуса, Павел выразил августейшее беспокойство и даже послал к Суворову в Кобрин придворного лейб-медика Г.И.Вейкарта. После эпической (иначе не скажешь, воображение отсылает только к образам Святогора, Ильи Муромца или Зигфрида) закалки Итальянского и Швейцарского походов генерал Багратион уже не горел в огне и не тонул в морях, потому что все они были ему по колено… Психологически ему было непросто сражаться в условиях частых ретирад. Подобно Суворову, Багратион мечтал раз и навсегда разгромить Наполеона в генеральном сражении, проучить, уничтожить вечного супостата. Россия участвовала в войнах с Бонапартом в течение долгих пятнадцати лет. И все эти годы одним из первых в строю был генерал Багратион. Как и Суворов, новые командиры Багратиона (чаще других в этой роли выступал М.И.Кутузов) ставят князя Петра то в авангард, то в арьергард, в зависимости от того, наступает армия или отступает, – где жарче, где сложнее, там и Багратион. И чаще всего ему сопутствовал успех. Так, в 1805 году Багратион прикрывает отступление армии Кутузова на марше от Кремса к Ольмюцу. 4 ноября под Шенграбеном во главе шеститысячного отряда (основу его составлял славный 6-й егерский полк) Багратион дает бой тридцатитысячной армии французов. Когда же Багратион получил весть об успешном отступлении основных сил Кутузова, он прорвался через окружение и вскоре присоединился к Кутузову – с пленными французами и трофеями! Александр произвел Багратиона в генерал-лейтенанты, а 6-й егерский полк первым в истории получил в награду серебряные георгиевские трубы. Под Аустерлицем только колонна Багратиона выдержала натиск французов – и князь получил за то неудачное для нашей армии сражение орден Св. Георгия II степени. Довелось Багратиону прикрывать отступление армии и под Аустерлицем, и под Фридландом. Под Фридландом Багратион возглавлял левый фланг армии. Когда войска дрогнули и начали отступать, генерал обнажил шпагу и повел в бой Московский гренадерский полк. Но силы были неравны, однако Багратион укрепился с помощью артиллеристов Ермолова и пять дней сдерживал наступление, позволив основным силам отойти к Тильзиту. За Фридланд ему преподнесли в награду золотую шпагу с алмазами «За храбрость», с которой он не расставался до Бородина. В следующем, 1808 году он был направлен на войну со Швецией во главе пехотной дивизии. Там он занимает город за городом и командует колонной при легендарном ледяном переходе через Ботнический залив из Або до Аландских островов. За эти подвиги Багратион получает чин генерала от инфантерии – полного генерала. В очередной «молдавской» войне с Турцией Багратион повторяет маршруты Суворова. Конечно, в той кампании Османская империя выглядела не лучшим образом, турецкая армия была ослаблена. Багратион занимает Мачин, Гирсово, Браилов, Измаил… Осаждает Силистрию, разбивает войско визиря, шедшее на помощь гарнизону Силистрии. Но осада затянулась, и в 1810 году Багратиона, наградив, заменили графом Н.Каменским. Впрочем, Багратион воевал уже 5 лет в разных регионах Европы и, наверное, нуждался в некоторой передышке. Австрия, Швеция, Молдавия – никто из генералов в те годы не получил такой широкой практики. Когда Наполеон перешел через Неман, генерал от инфантерии Багратион командовал 2-й Западной армией. К тому времени он уже отправил императору Александру план будущей войны с Наполеоном, выдержанный в суворовском наступательном духе. «Главная... польза от такого внезапного и скорого движения, мною предполагаемая, - писал Багратион, - состоит в том, что театр войны удалится от пределов империи и что мы в состоянии будем занять на р. Висле такую позицию, которая бы преподавала нам возможность с большею твердостию и решительностию действовать противу неприятеля», - писал Александру Багратион. Но высочайшее одобрение получил другой план – скифская война генерала Барклая, еще одного ветерана польской кампании 1794… Два суворовских офицера Багратион и Барклай – а какие разные судьбы и характеры! Багратион был и постарше, и выдвинулся раньше, долгое время превосходил Барклая по положению, а уж по популярности в армии и подавно. Но Барклай попал «в случай», стал военным министром, и теперь Багратион был вынужден, переламывая самолюбие, ему подчиняться. А Барклай въедливо продумал тактику 1812 года – ту самую, которая в итоге погубила Великую армию. Правда, нестерпимой для Багратиона и офицеров суворовской школы ценой: ценой нескольких месяцев позора отступлений и сдачи Первопрестольной. Обе армии отступали, двигаясь к соединению. Главный удар Наполеон обрушил на армию Багратиона, которую планировал уничтожить. Коленкур вспоминает реплику Наполеона: «Багратион будет захвачен или разгромлен, по крайней мере, частично, и это произведет большое впечатление в России, так как Багратион был одним из старых соратников Суворова». Но армия Багратиона не была разгромлена. Отступая, Багратион давал сражения у Салтановки, Романовки. Ему удалось оторваться от войск Даву, переправиться через Днепр и под Смоленском соединиться с первой армией. Начальником штаба 1-й армии – армии Барклая – был генерал Ермолов, близкий по духу Багратиону последовательный ученик Суворова. Багратион откровенно писал ему: «Стыдно носить мундир. Я не понимаю ваших маневров. Мой маневр – искать и бить!» Это были слова полководца румянцевской и суворовской школы, растерянного и униженного реалиями 1812 года. Вопреки предложению Багратиона генеральное сражение под Смоленском не было дано. Приходилось с боями отступать - огрызаться, а не атаковать противника. Причем отступать по родной земле – к Москве Белокаменной. Багратион кипел: «Вся главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно и толку никакого». Грузин, а не великоросс, но потомственный подданный императоров Российских, он, разумеется, с полным основанием считал себя русским. Не одним бесстрашием и напором был славен «преотличнейший генерал» (формула Суворова) князь Петр. Ему принадлежит несколько прозорливых стратегических решений. Именно Багратион у Колоцкого монастыря, что в 12 километрах от Бородина, благословил партизанское движение Д.В.Давыдова, написав по этому поводу инструкцию: «Ахтырского гусарского полка господину подполковнику Давыдову. По получении сего извольте взять сто пятьдесят казаков от генерал-майора Карпова и пятьдесят гусар Ахтырского гусарского полка. Предписываю вам взять все меры, дабы беспокоить неприятеля со стороны нашего левого фланга и стараться забирать их фуражиров не с фланга его, а в середине и в тылу, расстраивать обозы и парки, ломать переправы и отнимать все способы. Словом сказать, я уверен, что, сделав вам такую важную доверенность, вы потщитесь доказать вашу расторопность и усердие и тем оправдаете мой выбор. Впрочем, как и на словах я вам делал мои приказания, вам должно только мне обо всем рапортовать, и более никому. Рапорты же ваши присылать ко мне тогда, когда будете удобный иметь случай; о движениях ваших никому не должно ведать, и старайтесь иметь их в самой непроницаемой тайности. Что же касается до продовольствия команды вашей, вы должны сами иметь о том попечение». Начинались роковые дни для генерала и для всей России. 24 августа завязался бой за Шевардинский редут. Наполеон выдвинул против редута 30 тысяч пехоты, 10 тысяч конницы и 186 орудий. Этим силам противостояло 8 тысяч пехоты, 4 тысячи конницы и 36 орудий. После нескольких атак французам удалось овладеть редутом. Тогда Багратион направил в бой две свежие дивизии, которые энергичной контратакой выбили противника. Львом Российской армии Багратиона называли справедливо, и Наполеон не преувеличивал, когда назвал Петра Ивановича «лучшим генералом Российской армии». Бородинский бой грянул 26 августа. К тому времени, как известно, командование над русскими армиями принял фельдмаршал Кутузов. Войска Багратиона располагались на жарком левом фланге, в районе деревни Семеновской, – за эти позиции Кутузов особенно тревожился и собирался воевать здесь «искусством». Багратиону было не привыкать сражаться на самом опасном участке – эту традицию завел Суворов в Итальянском походе, не говоря уж о Швейцарском. Три линии земляных укреплений преграждали путь французам. Это Багратионовы флеши, вокруг которых развернулся яростный бой. Дважды французы овладевали флешами, но Багратион поднимал солдат в контратаку и отбивал укрепления. Оборона флешей (как и батарей Раевского) потребовала от Багратиона невероятного упорства, стойкости. В том числе и умения сражаться, невзирая на потери. На клочке земли вокруг Багратионовых флешей гремели залпы семисот с лишним орудий, из них четыреста были французскими. И это при том, что вообще в Бородинском сражении русская артиллерия количественно превосходила противника. Пожалуй, в истории Российской империи Багратион был единственным командующим армией, увенчанным лаврами, который смертельно раненым покинул поле боя, остался там, где было дано величайшее генеральное сражение. Погиб, не пропустив Великую армию в Москву. На флешах, во время очередной контратаки русских, осколком гранаты раздробило берцовую кость… К таким испытаниям ему было не привыкать. Это было далеко не первое боевое ранение Багратиона – не первое, но последнее. Войска маршалов Нея и Даву не раз шли в рукопашную, и армейской легендой стало восклицание Багратиона, обращенное к французским гренадерам, непреклонно шедшим в штыковую, не кланяясь картечи: «Браво!» «Когда его ранили, он, несмотря на свои страдания, хотел дождаться последствий скомандованной им атаки второй кирасирской дивизии и собственными глазами удостовериться в ее успехе; после этого, почувствовав душевное облегчение, он оставил поле битвы», - благоговейно вспоминал Н.Б.Голицын. Он умирал в усадьбе друга, князя Голицына, что в селе Симы под Владимиром. Гангрена оказалась смертельной, а последний кризис начался, когда один из посетителей проговорился о сдаче Москвы. Генерал от инфантерии Петр Иванович Багратион скончался 12 сентября 1812 года. В военной истории ученик Суворова остался лучшим специалистом по сложнейшим авангардным и арьергардным боям – здесь искусство Багратиона, вдохновленное в 1799-м тактикой Суворова, было беспримерно. С.Г.Волконский вспоминал о духе, царившем в авангарде Багратиона в кампаниях 1806 - 1807 годов: «Я несколько раз посещал авангард, где между штабом князя Багратиона было много моих товарищей. Радушное обхождение князя с подчиненными, дружное их между собою обхождение, стройность, чистота бивачных шалашей, свежий, довольный вид нижних чинов — доказывали попечительность князя к ним, и во всем был залог общего доверия к нему». Самородок, смолоду окунувшийся в военный быт, Багратион был восприимчив к урокам лучших полководцев старшего поколения и знал цену воспитанию войск, поддержанию здоровой атмосферы. Воодушевление солдат и гигиена – те начала армейской жизни, о которых неустанно напоминал Суворов, - в войсках Багратиона торжествовали неотлучно. Похоронен генерал Багратион в священной земле Бородинского поля – туда, по предложению Дениса Давыдова, с почестями перенесли его прах в 1839 году. 104-й пехотный Устюжский полк носил славное имя генерала. Судьба могилы героя, к нашему стыду, выдалась драматичной. Но сегодня рядом со стелой 1812 года и неподалеку от обстрелянных в 1941 году окопов Великой Отечественной лежит могильный камень, огороженный кованой решеткой. А на решетке – щиты, напоминающие о победах суворовского любимца. В том числе и о собственно суворовских победах: «Треббия – Нови». Наверное, именно у этой могильной ограды можно наиболее глубоко прочувствовать историческую правоту строк: «Да, были люди в наше время – не то, что нынешнее племя. Богатыри, не вы…» Говоря уже не по Лермонтову, но по Суворову – чудо-богатыри. Алексей Петрович Ермолов дал глубокую, по-ермоловски откровенную характеристику полководца: «Князь Багратион... Ума тонкого и гибкого, он сделал при дворе сильные связи. Обязательный и приветливый в обращении, он удерживал равных в хороших отношениях, сохранил расположение прежних приятелей... Подчиненный награждался достойно, почитал за счастие служить с ним, всегда боготворил его. Никто из начальников не давал менее чувствовать власть свою; никогда подчиненный не повиновался с большею приятностию. Обхождение его очаровательное! Нетрудно воспользоваться его доверенностию, но только в делах, мало ему известных. Во всяком другом случае характер его самостоятельный. Недостаток познаний или слабая сторона способностей может быть замечаема только людьми, особенно приближенными к нему... С самых молодых лет без наставника, совершенно без состояния, князь Багратион не имел средств получить воспитание. Одаренный от природы счастливыми способностями, остался он без образования и определился в военную службу. Все понятия о военном ремесле извлекал он из опытов, все суждения о нем - из происшествий, по мере сходства их между собою, не будучи руководим правилами и наукою и впадая в погрешности; нередко, однако же, мнение его было основательным. Неустрашим в сражении, равнодушен в опасности... Утонченной ловкости пред государем, увлекательно лестного обращения с приближенными к нему. Нравом кроток, несвоеобычлив, щедр до расточительности. Не скор на гнев, всегда готов на примирение. Не помнит зла, вечно помнит благодеяния». Каждый биограф Багратиона опирается на эти слова Ермолова как на верный посох в исследовании багратионовского феномена. источник



полная версия страницы