Форум » Мезонин » Исторические анекдоты » Ответить

Исторические анекдоты

Gata: Курьезные истории, имевшие место быть в действительности (а может, и только легенды, но все равно забавные) во времена царствования Романовых

Ответов - 140, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Роза: Gata пишет: все-таки выслушивать такие гадости от генерала не так обидно.

Alicefather: Gata Ну тогда au revoir

Gata: Alicefather, à bientôt!


Бреточка: Я тут прочитала несколько анекдотов про отца Бенкендорфа , который был очень забывчив. Вообщем перескажу своими словами: В ту эпоху было принято вежлево относится к "засидевщимся" гостям. И вот однажды, когда встреча у князя N. была закончена и все гости уже разъехались. Остался только граф Бенкендорф. Разговор у них как-то не шел. И князь N прегласил его в кабинет. И там беседа у них не складывалась, так как оба хотели спать. По прошествию некоторого времени князь N говорит -Граф, может Ваша карета опаздывает и мне приказать заложить свою? -Я думал предлажить Вам свою карету, - отозвался Бенкендорф. Как потом выяснилось, граф Бенкедорф думал, что находится у себя в поместье, а князь N у него в гостях.

Alicefather: Gata хм... ну maybe

Алекса: Бреточка пишет: -Граф, может Ваша карета опаздывает и мне приказать заложить свою? -Я думал предлажить Вам свою карету, - отозвался Бенкендорф. Как потом выяснилось, граф Бенкедорф думал, что находится у себя в поместье, а князь N у него в гостях. Теперь понятно в кого Александр Христофорович такой рассеянный был

Gata: Алекса пишет: Теперь понятно в кого Александр Христофорович такой рассеянный был Ага ))))) Вот я еще нашла анекдотец про Бенкендорфа-старшего: Генерал от инфантерии Христофор Иванович Бенкендорф был очень рассеян. Проезжая через какой-то город, зашел он на почту проведать, нет ли писем на его имя. — Позвольте узнать фамилию вашего превосходительства? — спрашивает его почтмейстер. — Моя фамилия? Моя фамилия? — повторяет он несколько раз и никак не может вспомнить. Наконец говорит, что придет после, и уходит. На улице встречается он со знакомым. — Здравствуй, Бенкендорф! — Как ты сказал? Да, да, Бенкендорф! — и тут же побежал на почту. *Хотя полной уверенности, что это именно про отца, а не про сына, у меня нет - в сети оба варианта встречаются ))))) Вот еще несколько курьезов из николаевской эпохи: * * * Жена одного важного генерала, знаменитого придворною ловкостью, любила, как и сам генерал, как и льстецы, выдавать его за героя, тем более что ему удалось в компанию 14-го года с партиею казаков овладеть, т. е. занять никем не защищенный дрянной немецкий городок. Жена, заехав с визитом к другой даме, рассказывала эпопею подвигов своего Александра Ивановича (Чернышева). Чего там не было: Александр разбил того; Александр удержал грудью целую артиллерию; Александр взял в плен там столько-то, там еще больше, так что если сосчитать, то из пленных выходила армия больше наполеоновской 12-го года; Александр взял город... и на беду забыла название: как бишь этот город, вот так в голове и вертится. Боже мой, столичный город... вот странно, из ума вон... В затруднении она оглянулась и заметила другого генерала, который сидел между цветов и перелистывал старый журнал. — Ах, князь,— обращаясь к нему, сказала генеральша,— вот вы знаете, какой это город взял Александр? — Вавилон. — Что вы это?! Я говорю про моего мужа Александра Ивановича. — А я думал, что про Александра Македонского. * * * Главноуправляющий путей сообщения граф Клейнмихель, объезжая по России для осмотра путей сообщения, в каждом городе назначал час для представления своих подчиненных, разумеется, время он назначал по своим часам и был очень шокирован, когда в Москве по его часам не собрались чиновники. — Что это значит? — вскричал разъяренный граф. Ему отвечали, что московские часы не одинаковы с петербургскими, так как Москва и Петербург имеют разные меридианы. Клейнмихель удовольствовался этим объяснением, но в Нижнем Новгороде случилась та же история и разбешенный генерал закричал: — Что это? Кажется, всякий дрянной городишко хочет иметь свой меридиан? Ну, положим, Москва может — первопрестольная столица, а то и у Нижнего меридиан! * * * — Как это тебе никогда не вздумалось жениться? — спрашивал посланника Шредера император Николай в один из проездов своих через Дрезден. — А потому,— отвечал он,— что я никогда не мог бы дозволить себе ослушаться Вашего Величества. — Как же так? — Ваше Величество строго запрещаете азартные игры, а из всех азартных игр женитьба самая азартная.

Gata: * * * Князь Сергей Голицын, известный под именем Фирс, играл замечательную роль в тогдашней петербургской молодежи. Роста и сложения атлетического, веселости неистощимой, куплетист, певец, рассказчик, балагур,— куда он только ни являлся, начинался смех, и он становился душою общества, причем постоянное дергание его лица придавало его физиономии особый комизм. Про свое прозвище Фирсом он рассказывал следующий анекдот. В Петербурге жило в старые годы богатое и уважаемое семейство графа Чернышева. Единственный сын служил в гвардии, как весь цвет тогдашней петербургской молодежи, но имел впоследствии несчастие увлечься в заговор 14 декабря и был сослан в Сибирь. В то время, о котором говорится, он был еще в числе самых завидных женихов, а сестры его, молодые девушки, пленяли всех красотою, умом, любезностью и некоторою оригинальностью. Дом славился аристократическим радушием и гостеприимством. Голицына принимали там с большим удовольствием — как и везде, впрочем,— и только он являлся, начинались шутки и оживление. — Ну-с, однажды, вообразите,— рассказывал он впоследствии,— mon cher, приезжаю я однажды к Чернышевым. Вхожу. Графинюшки бегут ко мне навстречу: «Здравствуйте, Фирс! Как здоровье ваше, Фирс! Что это вы, Фирс, так давно не были у нас? Где это вы, Фирс, пропадали?» Чего? А?.. Как вам покажется, топ cher,— и лицо его дергало к правому плечу.— Я до смерти перепугался. «Помилуйте,— говорю,— что это за прозвание?.. К чему? Оно мне останется. Вы меня шутом делаете. Я офицер, молодой человек, хочу карьеру сделать, хочу жениться и — вдруг Фирс». А барышни смеются: «Все это правда, да вы не виноваты, что вы Фирс».— «Не хочу я быть Фирсом. Я пойду жаловаться графине».— «Ступайте к маменьке, и она вам скажет, что вы Фирс».— «Чего?..» Что бишь я говорил... Да! Ну, mon cher, иду к графине. «Не погубите молодого человека... Вот как дело».— «Знаю,— говорит она,— дочери мне говорили, но они правы. Вы действительно Фирс». Фу-ты, Боже мой! Нечего делать, иду к графу. Он мужчина, человек опытный. «Ваше Сиятельство, извините, что я позволяю себе вас беспокоить. На меня навязывают кличку, которая может расстроить мое положение на службе и в свете».— «Слышал,— отвечает мне серьезно граф.— Это обстоятельство весьма неприятно — я об нем много думал. Ну что же тут прикажете делать, любезный князь! Вы сами в том виноваты, что вы действительно Фирс». А! каково, mon cher? Я опять бегу к графинюшкам. «Да, ради Бога, растолкуйте наконец, что же это все значит?..» А они смеются и приносят книгу, о которой я никогда и не слыхивал: «Толкователь имен». «Читайте сами, что обозначает имя Фирс». Читаю... Фирс — человек рассеянный и в беспорядок приводящий. Меня как громом всего обдало. Покаялся. Действительно, я Фирс. Есть Голицын рябчик, других Голицыных называют куликами. Я буду Голицын Фирс. Так прозвание и осталось. Только, mon cher, вот что скверно. Делал я турецкую кампанию (он служил сперва в гвардейской конной артиллерии, а потом адъютантом), вел себя хорошо, получал кресты, а смотрю — что бишь я говорил? — да, на службе мне не везет. Всем чины, всем повышения, всем места, а меня все мимо, все мимо. А? Приятно, mon cher? Жду-жду... все ничего. Одно попрошу — откажут. Другое попрошу — откажут. Граф Бенкендорф был, однако, со мною всегда любезен. Я решился с ним объясниться. Как-то на бале вышел случай. «Смею спросить, Ваше Сиятельство, отчего такая опала?..» На этот раз граф отвечал мне сухо французскою пословицею: «Как постель постелешь, так и спать ложись».— «Какая постель — не понимаю...» — «Нет, извините, очень хорошо понимаете». Затем граф нагнулся к моему уху и сказал строго: «Зачем вы Фирс?» А! Чего, mon cher? Зачем я Фирс? «Ваше Сиятельство, да это шутка... Книга... Толкователь».— «Вы в книгу и взгляните... в календарь...» и повернулся ко мне спиной. Какой календарь, mon cher?.. Я бегом домой. Человек встречает. «Ваше Сиятельство, письмо!» — «Подай календарь».— «Гости были...» — «Календарь!..» — «Завтра вы дежурный».— «Календарь, календарь, говорят тебе, календарь!» Подали календарь. Я начинаю искать имя Фирса. Смотрю — январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь. Нет... Декабрь, 1 — нет, 5 — нет, 10 — нет, 12, 13, 14 — книга повалилась на пол. 14 декабря празднуется Фирс. Mon cher, пропал человек. Жениться-то я женился, а служить более не посмел: вышел в отставку. http://www.bibliotekar.ru/rusAnekdot/22.htm

Алекса: Gata пишет: «Как постель постелешь, так и спать ложись». Наш Беня всегда начеку

Роза: Gata пишет: — Ах, князь,— обращаясь к нему, сказала генеральша,— вот вы знаете, какой это город взял Александр? — Вавилон. — Что вы это?! Я говорю про моего мужа Александра Ивановича. — А я думал, что про Александра Македонского. Очередная душечка На одном из заседаний Академии наук ее президент граф Новосильцев предложил избрать Аракчеева в почетные члены академии. — В чем же его заслуги перед наукой? — спросил президента один из академиков. — Он ближе всех к государю, — ответил Новосильцев. — Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, — парировал академик. *** Алексей Корсаков, генерал от артиллерии, любил заниматься вышиванием по канве и достиг в этом занятии небывалого мастерства. Одну из вышитых им картин он поднес императрице Марии Федоровне. Та, полагая, что это дел рук одной из его родственниц, прислала в благодарность бриллиантовые серьги.

Ифиль: Роза пишет: — Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, — парировал академик. Роза пишет: Та, полагая, что это дел рук одной из его родственниц, прислала в благодарность бриллиантовые серьги. Несчастный случай.....

Gata: Роза пишет: Алексей Корсаков, генерал от артиллерии, любил заниматься вышиванием по канве и достиг в этом занятии небывалого мастерства. Одну из вышитых им картин он поднес императрице Марии Федоровне. Та, полагая, что это дел рук одной из его родственниц, прислала в благодарность бриллиантовые серьги. А что? Серьги можно вместо ордена на мундир нацепить ))))))

Алекса: Роза пишет: Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, — парировал академик.

Корнет: Пьяный мужик плюнул в питейном заведении на портрет государя Александра Третьего. За что — оскорбление Его Величества! — приговорен к строжайшему наказанию. Бумагу подали на подпись царю, а тот наложил резолюцию. Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». Второе: «Впредь царевых портретов в кабаках не вешать». Третье: «Из-под стражи освободить».

Gata: Корнет пишет: Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». Второе: «Впредь царевых портретов в кабаках не вешать». Громко и от души хохотала ))))) Спасибо, Корнет!

Корнет: Gata пишет: Спасибо, Корнет! Всё для вас

Царапка: Царь поступил по-царски.

Gata: Корнет Царапка пишет: Царь поступил по-царски. Даааа! Будем стараться брать с него пример

Роза: Корнет пишет: Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать».

Бреточка: Корнет пишет: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». царское решение



полная версия страницы