Форум » Мезонин » Исторические анекдоты » Ответить

Исторические анекдоты

Gata: Курьезные истории, имевшие место быть в действительности (а может, и только легенды, но все равно забавные) во времена царствования Романовых

Ответов - 140, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Ифиль: Princess Alexandrine пишет: Николай стеснялся ранней лысины. Чтобы скрыть этот недостаток, государь носил парик. Но однажды государь прилюдно расстался с ним. Это случилось после рождения первой внучки, в 1842 г. Поучив радостное известие, Николай Павлович перед строем кадетов сорвал пари с головы и, поддав его ногой, задорно крикнул: - Теперь я дедушка, прочь его! Какая прелесть. Princess Alexandrine пишет: Во время Крымской войны Николай I, возмущенный всюду обнаружившимися хищениями, в разговоре с наследником сказал: - Мне кажется, что во всей России только ты да я не воруем. Princess Alexandrine пишет: Ох, в наши бы дни.

Princess Alexandrine: Ифиль пишет: Какая прелесть. Да.. Только жаль, что маленькая Александра, его первая внучка, скончалась еще при жизни дедушки... Ифиль пишет: Ох, в наши бы дни. Да. Я так сразу представляю императора, сокрушающегося о коррупции.

Царапка: Любопытные анекдоты. Я знала про "все воруют".


Princess Alexandrine: Про "воруют" - тема вечная..

Роза: Princess Alexandrine пишет: благодари Бога, что ты русский, а обезьянничать никуда не годиться. Хорошо сказал!

Gata: Меня умилило про парик и дедушку Спасибо, Лера! * * * Вот еще пара любопытных историй, спешу поделиться, пока не забыла и ссылку не потеряла :) Современные наши толстосумы действуют без фантазии и огонька. Количество потраченных денег, конечно, поражает, но в качество не переходит, а значит, в истории не останется. То ли дело раньше… Царям соперник Люди, сделавшие капиталы на уральских недрах, не разменивались на драгоценности или острова. Рядовые золотоискатели мыли лошадей шампанским, а не самый крупный заводчик Любимов насмерть подавился, когда жрал со сметаной бумажные ассигнации. Но всех в этом плане переплюнул Прокофий Демидов. Единственное, что роднит его с нынешними уральскими богачами, так это строка в официальной биографии: «За время владения заводами он не построил ни одного нового предприятия». Но зато как умел тратить не им приобретённое!.. Роскошный ботанический сад в Москве. Со свободным входом, заметим. Московские дамы и барышни повадились воровать там цветы и саженцы экзотических растений. Современный олигарх закрыл бы всё на замок да ещё и поставил бы вооружённую охрану. Демидов же поступил гораздо остроумнее. Снял античные статуи, а вместо них поставил на пьедесталы голых мужиков, которые хватали воровок за мягкие места. В другой раз ему захотелось прокатиться на санях. Оно бы и ничего, но дело было в июле. Что ж - в Москве закупается вся соль, и её хватает, чтобы засыпать «зимник» на пять вёрст. Четверть часа катания - и Прокофий о своей затее забывает, а вот соль с «зимней дороги» дозволено брать всем, и бесплатно. У него просили деньги даже цари. На войну с турками не хватало 4 млн руб. Екатерина II велела графу Орлову занять денег у Демидова. Тот согласился, но с одним условием: «Матушке-царице денег не дам. Она августейшая особа, а я - мужик. Знаем мы царей - и денег не вернут, и высечь изволят. А вот тебе, граф, дам. Но если в срок не вернёшь, отвешу тебе при свидетелях три оплеухи». Сибирский патриций Один губернатор отдалённой сибирской области был очень богат и прослыл большим оригиналом… Нет, это не про Абрамовича, его яхту и футбольный клуб «Челси». Ничего оригинального в этих покупках нет. А вот в деяниях тобольского губернатора Дениса Чичерина, екатеринин-ского вельможи, богача и сумасброда, - очень даже. Все чиновники его ведомства были вынуждены одеваться, даже лютой сибирской зимой, в римские тоги. И изъясняться исключительно по-латыни. Потому что «их сиятельство» решили завести себе настоящий античный сенат - за свои, разумеется, деньги. Взамен церковных праздников Чичерин учредил день «Открытия новой благодати». Простому народу задавал роскошные обеды, достойные римских императоров. А вот чиновников, что проворовались, запрягал в свой экипаж, сёк кнутом и катался на них по городу. Когда же его личная казна иссякла, взял роту солдат с пушками и окружил имение купца Сибирякова, чтобы тот отдал наворованные у государ-ства капиталы, каковые и были пущены на очередной праздник. http://www.aif.ru/money/article/64242

Роза: Корнет, по случаю твоего дня рождения Джон Шемякин порадовал новой исторической зарисовкой Отсюда http://gilliland.livejournal.com/372783.html#comments Самое интересное у нас начиналось и начинается уже после стихийного бедствия. Во время стихийного бедствия люди руководствуются кто чем. Кто героизмом, кто приказом, кто страхом, кто безумием. После буйства стихий начинается повальное восстановление, в котором всех прежних участников-героев объединяет иное чувство: возместить! В 1777 году в Санкт-Петербурге случилось наводнение. Сильное. Корабли проносилсь мимо Зимнего дворца в сторону Невской перспективы, другие корабли нашли своё успокоение на Васильевском острове. Сносило и корёжило так, что моё почтение. Естественно, что смыло и огромное количество стратегически необходимых в наступающей зиме дров. Весь город Петра кинулся искать свои пропавшие дрова. А дрова не именные, на них печатей нет, поэтому конфликты. На помощь полиции рассчитывать было трудно. Она сама без дров. На вызовы выдвигалась бодро, конфисковывала все спорные дрова и кряжисто возвращалась на место своей дислокации. К полиции старались не обращаться, а решать дело поллюбовно, т.е. с битьём рож, кражами и выворачиванием рук. К дровяному промыслу не могли не подключиться и властные структуры, органы народного просвещения, армия, Синод. Синод выпустил на улицы монахов, гвардия двинула в город команды "охотников за дровами", частные лица тоже без дела не сидели. Заселённая будущей коренной питерской интеллигенцией огородная Лиговка, утесняемая императорским слоновником на 40 слоно-посадочных мест, кинулась к слонам, ломать ограждение. А слонам оказалось тоже дрова нужны. Как и их смотрителям. Вышло чудесно. Трём слонам удалось пробиться на волю и они куролесили ещё три дня по мятущемуся городу, сея вокруг "удивление, испуг и неурочные роды титулярной советницы Вилькенстром". Так вышло, что часть дров прибило к Воспитательному дому, в котором Иван Бецкой воспитывал сирот, образовывавшихся из-за климата, голода и эпидемий. Бецкой был мужчина с непростой биографией и большими возможностями. Его отчётливо подозревали в том, что он не только незаконный сын князя Трубецкого, но и папаша императрицы Екатерины Алексеевны. И вот к этому богоугодному заведению прибило 1 311 сажень дров. Прибило неаккуратно, рабросаны дрова были по всем лугам и окрестностям. Сироты собирали дрова, тащили их на себе, укладывали в порядке. Как только сиротская работа была произведена и дрова получили достойный товарный вид, первой на них накинулась императорская Академия художеств. И затребовала дрова себя для нужд искусства. Что понятно. У художников нервы обнажены до предела, фантазия развита до крайности, времени свободного вагоны и замерзать зимой не хотят. Хотят в тепле творить. Академия послала письмо, основной смысл которого - все ваши дрова наши, не доводите творцов до греха! Вслед за академическими художниками к сиротским дровам протянули руки лейб-гвардии Конный полк, Шляхетский корпус, частные лица. Эти просто приезжали с подводами и орали. Сироты " до распоряжения высокого начальства" отбивали свои дрова отчаянно. "Воспитанники Сиротопитательного дома", как называли их, любя, враги в дровяной войне, нападали на приезжающих за брёвнами, "пользуясь своей отчаянностью и выстроенным математическим лабиринтом из древ, кольев, дров и оград". Приезжаете вы с бумагой от комендатуры за дровишками и погружаетесь в математический лабиринт, в котором затаилось до трех десятков смышлёных, обученных Бецким сирот, за плечами у каждого из которых много того, что если вам и снилось, то вы кричали и, проснувшись, плакали. И вечереет уже. только чьи-то глазки посверкивают в щелях лабиринта, смешки и такое, знаете, позвякивание неприятное с поскрипыванием и смешками. Дровяные набеги сменились осадой. Всего Сиротскому дому насчитали от Академии художеств, двух гвардейских полков, комендатуры Санкт-Петербурга, дровяного промышленника Карпова 5 580 саженей смытых беспощадной Невой дров. При условии, что к Воспитательному дому прибило 1 311 саженей, бухгалтерия казалась безукоризненной. От двора последовало суровое распоряжение, свойственное своей беспощадностью всей российской власти со времён Гостомысла: "Разбирайтесь по совести!" Двор и императрицу понять было можно. Каждый божий день в дверь вползают жертвы водяного бедствия со всё увеличивающимися в отчётах потерями, причитают и хотят. По совести решали ещё с полгода. Математический лабиринт очень выручал. Воспитанники физически и умственно развивались. Укрепляя фортецию, овладевали пространственным мышлением второго уровня, коллективно сплачивались. Выявлялись лидеры, авторитеты появлялись. Из толпы наловленных второпях сирот крепла команда, находящаяся на осадном положении круглосуточно. Говоря прямо, вся эта история с дровами у Сиротского дома, обороняющегося от академиков и гвардейцев - это история грандиозного воспитательного опыта, тренинга в экстремальных условиях. Как только миновала зима, и раскраснелась робкой финской красавицей петербургская весна, т.е. когда дрова просохли, случилось непоправимое. Ночью случайно всё-всё сгорело. И математический лабиринт, и часть Воспитательного дома. Эксперимент по воспитанию новых россиян решили перенести на улицу Миллионную. Императрице очень понравилось, что воспитанники шли за телегами, перевозившими их скарб, "уверенно маршируя, ловко подчиняясь командам своих классных воспитателей". Иван Бецкой ехал впереди процессии верхом на жеребце Витязёк.

Gata: Колония Макаренко 18-го века Роза, спасибо тебе и Шемякину за историю с дровами!

Gata: Старинные анекдоты о защитниках Отечества * * * Как-то раз Петр I, одетый в простое платье, зашел в кабак, которых в Петербурге было заведено немало, и подсел к одному солдату. Разговорились, и за приятной беседой решил солдат угостить своего нового знакомого и выпить за его здоровье. А так как денег у солдата уже не было, заложил он у кабатчика свой палаш. Выпили, и тут Петр его спрашивает: — Что ж ты наделал? А ну как завтра государев смотр, что тогда? — Э, не беда! Авось, не будет никакого смотра! Наутро Петр приехал в полк, в котором служил его вчерашний собутыльник. Полк построился. Царь, проходя по рядам, тут же узнал вчерашнего солдата, велел ему выйти из строя и говорит: — А ну, руби меня палашом! Солдатик тоже царя узнал, вспомнил вчерашнее, а в ножнах у него вместо палаша — деревяшка закрашенная. — Никак нет, не могу я поднять оружие на Ваше императорское величество! — Руби, тебе говорят! — грозно приказал Петр. Поднял тогда солдат глаза к небу: — Не могу я ослушаться. Царь небесный, обрати сие грозное оружие в дерево! Размахнулся и — только щепки полетели! Петр рассмеялся и за смекалку пожаловал солдату серебряный рубль. * * * Императрица Екатерина II обладала замечательным тактом и никогда не позволяла себе обидеть человека, попавшего в затруднительное положение, даже если имела дело с откровенным глупцом. Однажды она принимала одного старого заслуженного генерала. Любезная и обходительная государыня быстро поняла, что умение вести светскую беседу не входит в число талантов бравого вояки, и чтобы поддержать разговор, решила навести старика на близкую ему тему. — Никогда я не могла хорошенько понять, какая разница между пушкой и единорогом? — спросила она генерала. — Разница большая, — с готовностью отвечал тот, — сейчас доложу Вашему величеству. Вот извольте видеть: пушка сама по себе, а единорог сам по себе. — А, теперь понимаю, — с улыбкой сказала императрица. * * * После Альпийского похода Суворова Павел решил выбить специальную медаль, на которой бы отражалось и участие австрийцев, хотя они лишь мешали общему делу. Суворов, к которому Павел обратился с просьбой предложить вариант надписи, дал такой совет: медаль сделать одинаковой и для русских, и для австрийцев. Но на «русской» выбить слова: «С нами Бог», а на «австрийской»: «Бог с нами». * * * У императора Павла I многое зависело от того, в каком он находился расположении духа. Когда на него накатывало благодушное настроение, он сыпал милостями направо и налево. Как-то зимой Павел выехал из дворца прокатиться на санках. Дорогой он заметил офицера, который был настолько навеселе, что шел, покачиваясь. Император велел своему кучеру остановиться и подозвал к себе офицера. — Вы, господин офицер, пьяны,— грозно сказал государь,—становитесь на запятки моих саней. Офицер занял место за царем и поехал ни жив, ни мертв. От страха у него и хмель пропал. Так проезжают они мимо нищего, протягивающего к прохожим руку. Тут на офицера вдруг что-то нашло и он закричал государеву кучеру: — Остановись! Павел с удивлением оглянулся назад. Кучер остановил лошадь. Офицер слез с запяток, подошел к нищему и, вынув какую-то монету, подал милостыню. Потом он возвратился и встал опять на запятки за государем. Эта выходка понравилось Павлу. — Господин офицер, — спросил он, — какой ваш чин? — Штабс-капитан, государь. — Неправда, сударь, капитан. — Так точно, капитан, ваше величество, — отвечает офицер. Поворотив на другую улицу, император опять спрашивает: — Господин офицер, какой ваш чин? — Капитан, ваше величество. — А нет, неправда, майор. — Так точно, майор, ваше величество. На обратном пути Павел опять спрашивает: — Господин офицер, какой у вас чин? — Майор, государь, — было ответом. — А вот неправда, сударь, подполковник. — Так точно, подполковник, ваше величество. Наконец они подъехали ко дворцу. Соскочив с запяток, офицер самым вежливым образом говорит государю: — Ваше величество, день такой прекрасный, не угодно ли будет прокатиться еще несколько улиц? — Что, господин подполковник? — сказал государь. Вы хотите быть полковником? А вот нет же, больше не надуешь, довольно с вас и этого чина. Государь скрылся в дверях дворца, а спутник его отправился в казарму подполковником. * * * Во время заграничного похода русской армии атаман Матвей Иванович Платов полюбил пить с прусским фельдмаршалом Блюхером, хотя тот не знал ни слова по-русски, а Платов не разумел немецкого. Шампанского Платов не любил, но был пристрастен к цимлянскому, которого имел порядочный запас. Бывало сидят, молчат, да и налижутся. Когда Блюхер в беспамятстве сползал под стол, адъютанты поднимали его и относили в экипаж. Платов, оставшись один, всегда жалел о нем: — Люблю Блюхера, славный, приятный человек, одно в нем плохо: не выдерживает. * * * Канцлер Нессельроде однажды всеподданнейше донес Николаю I на капитана 1-го ранга Невельского, что тот самовольно поднял российский флаг в спорном месте на Дальнем Востоке, чем вызвал гнев Англии и прочие международные осложнения. За это, по мнению министра, ослушника следовало разжаловать в матросы. Выслушав Нессельроде, царь повелел: Невельского произвести в адмиралы. Что же до его самоуправства, вызвавшего такую изжогу у Англии, то император изрек: — Там, где однажды поднялся российский флаг, он уже опуститься не может. http://sergeytsvetkov.livejournal.com/393998.html

Sheena: Gata , спасибо за замечательную подборку к празднику, посмеялась от души, особенно над катанием по улицам и Блюхером А последний крайний анекдот возьму на заметку - вдруг с торгового на военный флот переквалифицироваться придется, а там я уж знаю как до адмирала дойти

NataliaV: Gata пишет: — Там, где однажды поднялся российский флаг, он уже опуститься не может. Аминь. Севастополь - город русской военно-морской славы.

Gata: * * * Двое ученых, один русак, а другой пруссак, спорили о старом и новом штиле. Пруссак многими доводами доказывал, что григорианское счисление вернее старого, говоря, что в 1592 году от искусных математиков найдено 10 дней излишка в старом календаре, считая от Юлия Кесаря по сие время. "Тем для нас лучше,-- отвечал русак,-- ибо, когда новое счисление верно, то последний суд будет у вас ранее, нежели у нас, и когда дойдет до нас, то уже ад будет полон". * * * Двое, русак да поляк, будучи в трактире, спросили ужинать. Хозяйка им сказала, что у ней только осталось небольшой кусок вареной баранины и одна жареная куропатка. Каждому хотелось поесть дичинки и, долго о том между собою ссорясь, напоследок согласились покушать баранины, а куропатку съесть завтра тому, кому изних привидится лучший сон, и пошли спать. Русак, приметя, где положена была та птица, и встав ночью, ее убрал. Поляк, выдумав поутру сказать великолепный сон: "Я, брат, был ангелами взят на небо в вечное блаженство, и тебе не удастся видеть такого хорошего сна".-- "А я видел, как ты полетел в рай,-- отвечал русак,-- и после того съел куропатку, думая, что ты уже оттуда не возвратишься". * * * Людовик XII, будучи герцог, получил многие озлобления и досады от двух придворных господ, бывших в милости при прежнем короле. То некто из его любимцев побуждал его к оказанию им гнева и отмщения. "Недостойно королю,-- отвечал он,-- мстить обиды, оказанные герцогу". * * * Одноглазый, встав рано, пошел в поле и на пути встретился с горбатым, которого он, поздравя с добрым утром, промолвил, насмехаясь: "Рано ты поднялся с своею ношею".-- "Правда,-- отвечал горбатый,-- я нагрузился прежде, нежели у тебя еще одно окно было открыто". * * * Франциск I наложил у себя некую новую подать. Тогда ему донесли как об оскорблении величества, что народ, несмотря на его особу, очень ропщет. На то он, смеясь, сказал: "Пусть они говорят, надобно им за свои деньги иметь некое утешение". * * * Никакой народ не получает столько имен при крещении, как ишпанцы. Случилось одному ишпанцу, пришедшему ночью в сильный дождь, который его пробил до кожи, в корчме просить ночлега и стучаться у ворот. Тогда хозяин, встав, спросил: "Кто?" А он отвечал: "Дон Санхо Ал фоне Рамир Педро Карлос Франциск Доминик Стунига" -- и прочее. Хозяин, имея у себя только одну порожнюю постелю, отвечал грубо, что у него для такой ватаги ночлега нет, и опять лег спать, а тот глупец принужден брести далече до другой корчмы. * * * Школьник, принеся чинить сапоги, у коих пробились запятки, говорил сапожнику: "О ты, куриозный транслатер, немалым трудом и потом в науке и искусстве такого явного совершенства в починках обветшалых калькументов достигший, приставь мне два семицыркула к моим суппедиторам". Краткие замысловатые повести из Писмовника Николая Курганова

Царапка: Сильно школьник задвинул!

Princess Alexandrine: Gata пишет: После Альпийского похода Суворова Павел решил выбить специальную медаль, на которой бы отражалось и участие австрийцев, хотя они лишь мешали общему делу. Суворов, к которому Павел обратился с просьбой предложить вариант надписи, дал такой совет: медаль сделать одинаковой и для русских, и для австрийцев. Но на «русской» выбить слова: «С нами Бог», а на «австрийской»: «Бог с нами». Обожаю Александра Васильевича!

Princess Alexandrine: "Государь начал говорить с командовавшим неприятельским генералом Пакто, который в ответах своих называл Его Величество генералом. "Вы говорите с императором", - сказал я Пакто. "Это невозможно, - отвечал он, - сколь наш Государь ни храбр, но он верно не пойдет в атакую на пехоту с одной конницею". Император, услыша мой разговор с генералом Пакто, сказал мне, чтобы я не выводил его из заблуждения..." А.И. Михайловский-Данилевский о Александре I. Однажды во время своего путешествия в Вятку в 1824 году, Александр Павлович остановился у станции на Сибирском тракте. Пока перепрягали лошадей, император вышел прогуляться по большому селению. Государь , зашёл в одну из небольших избушек. Изба была аккуратная, чистая, а внутри сидела старуха за прялкой. Он попросил напиться. Бабка, не знавшая о приезде царя, подала ему жбан кваса. Напившись, Александр спросил её, не видала ли она Царя. - Где ж мне, батюшка, видеть его? Говорят, проезжать мимо будет, вона народ валит , где уж мне, старухе-то? В то время входит в избу адъютант и докладывает: - Экипажи готовы, Ваше Величество! Старуха вдруг вскочила, сорвала с головы шамшуру и начала вопить: - КАРАУУУЛ!!!! Государь удивился: -Что такое, старушка?! Что кричишь? - Прости меня грешную, батюшка Царь! Нам велено было кричать, как тебя завидим, а что кричать - не сказали. Государь рассмеялся, а когда уходил, оставил на столе красную ассигнацию.

Gata: Princess Alexandrine пишет: - КАРАУУУЛ!!!! Государь удивился: -Что такое, старушка?! Что кричишь? - Прости меня грешную, батюшка Царь! Нам велено было кричать, как тебя завидим, а что кричать - не сказали Как это по-нашему

Princess Alexandrine: Gata пишет: Как это по-нашему Бедный, бедный царь Два генерала, герои Отечественной войны 1812 года - Милорадович и Уваров, очень плохо знали французский язык, но в аристократическом обществе старались говорить по-французски. Однажды за обедом у государя Александра I они сели по обе стороны русского генерала графа Александра Ланжерона (1763-1831), француза, и все время разговаривали между собой. После обеда Александр I спросил Ланжерона, о чем так горячо говорили Уваров и Милорадович. - Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски.

Роза: Princess Alexandrine пишет: - Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски. Тонко

Светлячок: "Николай I, отдыхая в одном из загородных дворцов, часто ездил наблюдать за военными учениями. И вот как-то у дороги, по которой следовал император, оштрафованные солдаты рыли канаву. Завидев царский экипаж, солдаты вытянулись в шеренгу, сняли шапки, безмолвно дожидаясь, пока государь проедет, чтобы снова приняться за работу. С ними, как с наказанными, по принятым тогда правилам император не мог поздороваться словами: «Здорово, молодцы!» Подобная сцена повторилась и на следующий день. Невозможность приветствовать солдат, пусть и провинившихся, мучила Николая. Император не выдержал и своим неподражаемым по мощи голосом крикнул: — Здорово, шалуны! Нечего и говорить, каким восторженным «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество!» отвечали солдаты на хитрость царя, ловко обошедшего строгое правило". Отсюда http://nicholas-i.livejournal.com/369665.html?mode=reply#add_comment

Gata: Вот не зря мы Никса так любим!



полная версия страницы