Форум » Мезонин » Исторические анекдоты » Ответить

Исторические анекдоты

Gata: Курьезные истории, имевшие место быть в действительности (а может, и только легенды, но все равно забавные) во времена царствования Романовых

Ответов - 140, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Gata: Начну с любимой нашей эпохи :) * * * Император Николай I, делая смотр Дворянскому полку, заметил на правом фланге незнакомого кадета ростом на голову выше его самого. А надо сказать, что Николай I был человеком огромного роста. - Как твоя фамилия? - спросил царь. - Романов, - ответил кадет. - Ты родственник мне? - пошутил царь. - Так точно, ваше величество. Вы - отец России, а я - ее сын. * * * Один помещик решил подать Николаю I прошение о приеме его сына в учебное заведение. Он был не больно-то искушен в канцелярских премудростях и не знал точно, как следует обращаться к царю в таких случаях. Подумав немного, помещик вспомнил, что царя именуют "Августейшим", но так как дело происходило в сентябре, то он написал "Сентябрейший государь". Получив прошение, Николай учинил резолюцию: "Непременно принять сына, чтобы, выучившись, не был таким дураком, как отец его". * * * У себя в кабинете Александр Сергеевич Меншиков (правнук знаменитого петровского фаворита) повесил распятие, а по обе его стороны портреты Аракчеева и Бенкендорфа. - Смотрите, - говорил он своим друзьям, - вот Христос, распятый между двумя разбойниками. * * * Однажды, встретив во дворце князя Меншикова, герой многих войн Алексей Петрович Ермолов (1777-1861) обратил внимание на то, что князь пристально вглядывается в собственное отображение в зеркале. Меншиков был известен, как и Ермолов, тем, что не лез за словом в карман и был тоже знаменитый шутник и весельчак. - Что это ты так внимательно рассматриваешь? - спросил Ермолов Меншикова. - Да вот, боюсь, не слишком ли я небрит, - ответил Меншиков, проводя ладонью по подбородку. - Эка, батюшка, нашел чего бояться! Высунь язык, да и побрейся. * * * Однажды Пушкин пригласил нескольких своих друзей и приятелей в дорогой ресторан Доминика. Во время обеда туда зашел граф Завадовский, известный петербургский богач. - Однако, Александр Сергеевич, видно, туго набит у вас бумажник! - Да ведь я богаче вас, вам приходится иной раз проживаться и ждать денег из деревень, а у меня доход постоянный - с 36 букв русской азбуки. * * * Государь Николай Первый вышел к полку. По недосмотру одна пуговица на обшлаге оказалась незастегнутой, о чем адъютант доложил, намереваясь помочь. Государь сказал голосом, который был слышан всему полку: - Я одет по форме. Это полк одет не по форме. И тотчас полк расстегнул одну пуговицу на обшлаге. * * * Шел как-то Николай ночью по столице - любил проверять посты. На встречу прапорщик (в то время низший офицерский чин) одной из инженерных частей. Увидел царя и вытянулся во фронт. "Откуда ты?", спрашивает император. "Из депа, Ваше величество". "Дурак! разве "депо склоняется?" "Все склоняется перед Вашим величеством". Николай любил, когда перед ним склонялись и прапорщик проснулся капитаном.

Olya: Gata Спасибо за такую чудную тему!! А подборка... одни эмоции Меня помню позабавил один случай про Беню: * * * Граф Бенкендорф сделал выговор барону Дельвигу за публикацию в "Литературной газете" либеральной статьи. Дельвиг отвечал, что цензуру статья прошла и по закону к нему нельзя предъявлять претензии. В ответ он услышал: - Законы пишутся для подчиненных, а не для начальства, и вы не имеете права на них ссылаться в разговоре со мной!

Klepa: Gata, Olya, какие забавные курьезы . спасибо. была где-то книжка с историческими анекдотами, только давно я ее не видела

Gata: Olya пишет: В ответ он услышал: - Законы пишутся для подчиненных, а не для начальства, и вы не имеете права на них ссылаться в разговоре со мной! Такого анекдота в той коллекции, которую я надыбала, не было. Какая прелесть! Обожаю Беню )))))))))))))))))))) Klepa пишет: была где-то книжка с историческими анекдотами, только давно я ее не видела А поискать? :)

Klepa: Gata пишет: А поискать? :) я видела ее последний раз, когда еще бабушка была жива, а с той поры минуло уже почти 7 лет . попробую

Роза: Gata , спасибо за такую замечательную тему! Я тоже пороюсь в своих загашниках

Gata: * * * Однажды Екатерине II подано было прошение одного флотского капитана разрешить ему брак с негритянкой. Екатерина разрешила, но это ее позволение вызвало осуждение среди многих православных, считавших такое бракосочетание греховным. Екатерина ответила так: - Сие есть не более чем честолюбивый политический замысел против Турции: я хотела этим торжественно ознаменовать бракосочетание русского флота с Черным морем. * * * Всячески борясь с излишней роскошью, Павел назначил перемену блюд за столом строго в зависимости от чина. Майору было определено иметь за столом не более трех блюд. Служивший тогда в Сумском гусарском полку Яков Петрович Кульнев (1763-1812), человек бедный, отпустивший на волю задаром всех своих крестьян, не мог роскошествовать и обходился одним блюдом. Император Павел, посетив полк, спросил Кульнева, сколько блюд подают ему за обедом. И Кульнев, зная предельный педантизм Павла, но и зная также, что он не прощает малейшей неправды, ответил: - Три, ваше императорское величество: курица плашмя, курица ребром и курица боком. * * * В сражении при Сен-Готарде, произошедшем 13 сентября 1799 года во время швейцарского похода Суворова, солдаты Милорадовича остановились на краю крутого обледенелого спуска, где внизу их ждали их готовые к бою французы. Милорадович закричал солдатам: "Ну, посмотрите-ка, как возьмут в плен вашего генерала!" - и с этими словами покатился со спуска. Солдаты тут же кинулись следом и сбили неприятеля с позиции. * * * В царствование Александра I Державин был назначен министром юстиции и в этом качестве получал множество самых разнообразных прошений. Одно из них оказалось более чем оригинальным. Некая весьма расторопная дама принесла Державину белую шелковую подушку с просьбой передать ее в дар царю. На подушке же меж тем вышита была овца и такие, с позволения сказать, стихи: Российскому отцу Вышила овцу, Сих ради причин, Чтоб мужу дали чин. Министр-поэт, подлаживаясь под стиль просительницы, написал на белом шелке чернилами: Российский отец Не дает чинов за овец. * * * В Лицее во времена Пушкина служил гувернером некто Трико, докучавший лицеистам бесконечными придирками и замечаниями. Однажды Пушкин и его друг Вильгельм Кюхельбекер попросили у Трико разрешения поехать в находившийся недалеко от Царского Села Петербург. Трико, однако, не разрешил им этого. Тогда довольно уже взрослые шалуны все равно вышли на дорогу, ведущую в Петербург, и, остановив два экипажа, поехали по одному в каждом из них. Вскоре Трико заметил, что Пушкина и Кюхельбекера нет в Лицее, понял, что друзья ослушались его и уехали в Петербург. Трико вышел на дорогу, остановил еще один экипаж и поехал вдогонку. А в то время у въезда в город стояли полицейские заставы и всех ехавших в столицу останавливали, спрашивали, кто они и зачем едут. Когда ехавшего первым Пушкина спросили, как его зовут, он ответил: "Александр Одинако". Через несколько минут подъехал Кюхельбекер и на такой же вопрос ответил: "Меня зовут Василий Двако". Еще через несколько минут подъехал гувернер и сказал, что его фамилия Трико. Полицейские решили, что или их разыгрывают и подсмеиваются над ними, или что в город едет группа каких-то мошенников. Они пожалели, что Одинако и Двако уже проехали, и догонять их не стали, а Трико арестовали и задержали до выяснения личности на сутки.

Царапка: Думаю, ролик банка Империал тоже по части анекдотов.

Роза: Gata пишет: Сие есть не более чем честолюбивый политический замысел против Турции: я хотела этим торжественно ознаменовать бракосочетание русского флота с Черным морем. Умная женщина Gata пишет: Три, ваше императорское величество: курица плашмя, курица ребром и курица боком. Царапка пишет: ролик банка Империал тоже по части анекдотов. Спасибо, что напомнила про этот ролик Вержбицкий уже давно примерил образ Никса, и ему идёт

Царапка: И в сообществе, посвящённом Николаю Павловичу, его заценили :)))

Роза: Царапка , я в этом сообществе давно пасусь

Царапка: только читаешь или зарегистрирована?

Olya: Роза пишет: Вержбицкий уже давно примерил образ Никса, и ему идёт Это точно Он очень убедителен в этом образе Роза пишет: я в этом сообществе давно пасусь И молчишь!? Царапка, мерси за ссылку Регестрироваться буду вряд ли, но с удовольствием ознакомлюсь с материалом.

Роза: Царапка пишет: только читаешь или зарегистрирована? Пока читаю

Gata: Гыыыыы, помню-помню этот ролик )))))) До сообщества Н.П. еще не добралась, но как только, как говорится, так сразу Без регистрации, конечно - если во всех сообществах, где бываешь, региться и постить, на реальную жизнь времени не останется.

Бреточка: Царапка пишет: Думаю, ролик банка Империал тоже по части анекдотов. Николя великолепен

Alicefather: Вот вам, как говорится :) мой алаверды : Даниил Иванович Хармс Литературные анекдоты У Вяземского была квартира окнами на Тверской бульвар. Пушкин очень любил ходить к нему в гости. Придет - и сразу прыг на подоконник, свесится из окна и смотрит. Чай ему тоже туда, на окно, подавали. Иной раз там и заночует. Ему даже матрац купили специальный, только он его не признавал."К чему, - говорит, - такие роскоши?". И спихнет матрац с подоконника. А потом всю ночь вертится, спать не дает. Однажды Гоголь переоделся Пушкиным, пришел к Пушкину и позвонил. Пушкин открыл ему и кричит: "Смотри, Арина Родионовна, я пришел!". Лермонтов хотел у Пушкина жену увести. На Кавказ. Все смотрел на нее из-за колонн, смотрел... Вдруг устыдился своих желаний. "Пушкин, - думает, - зеркало русской революции, а я ? свинья". Пошел, встал перед ним на колени и говорит: "Пушкин, где твой кинжал? Вот грудь моя". Пушкин очень смеялся. Однажды Пушкин стрелялся с Гоголем. Пушкин говорит: - Стреляй первым ты. - Как я? Нет, ты. - Ах, я! Нет, ты! Так и не стали стреляться. Лев Толстой очень любил детей. Однажды он шел по Тверскому бульвару и увидел впереди Пушкина. Пушкин, как известно, ростом был невелик. "Конечно, это уже не ребенок, это уже подросток, - подумал Лев Толстой, - все равно, дай догоню и поглажу по головке". И побежал догонять Пушкина. Пушкин же, не зная толстовских намерений, бросился наутек. Пробегая мимо городового, сей страж порядка был возмущен неприличной быстротою бега в людном месте и бегом устремился вслед с целью остановить. Западная пресса потом писала, что в России литераторы подвергаются преследованиям со стороны властей. Однажды Лермонтов купил яблок, пришел на Тверской бульвар и стал угощать присутствующих дам. Все брали и говорили "мерси". Когда же подошла Наталья Николаевна с сестрой Александриной, от волненья он так задрожал, что яблоко упало к ее ногам (Натальи Николаевны, а не Александрины). Одна из собак схватила яблоко и бросилась бежать. Александрина, конечно, побежала за ней. Они были одни впервые в жизни (Лермонтов, конечно, с Натальей Николаевной, а не Александрина с собакой). Кстати, она (Александрина) ее не догнала. Однажды Пушкин решил испугать Тургенева и спрятался на Тверском бульваре под лавкой. А Гоголь тоже решил в этот день испугать Тургенева, переоделся Пушкиным и спрятался под другой лавкой. Тут Тургенев идет. Как они оба выскочат!.. Лев Толстой очень любил детей. Однажды он играл с ними весь день и проголодался. "Сонечка, - говорит, - а, ангелочек, сделай мне тюрьку". Она возражает: "Левушка, ты же видишь, я "Войну и мир" переписываю". "А-а-а, - возопил он, - так я и знал, что тебе мой литературный фимиам дороже моего "Я". И костыль задрожал в его судорожной руке. Однажды Пушкин написал письмо Рабиндранату Тагору. "Дорогой далекий друг, - писал он, - я Вас не знаю, и Вы меня не знаете. Очень хотелось бы познакомиться. Всего хорошего. Саша". Когда письмо принесли, Тагор предавался самосозерцанию. Так погрузился, хоть режь его. Жена толкала, толкала, письмо подсовывала - не видит. Он, правда, по-русски читать не умел. Так и не познакомились. Однажды Пушкин переоделся Гоголем и пришел в гости ко Льву Толстому. Никто не удивился, потому что в это время Достоевский, царствие ему небесное... Однажды Федору Михайловичу Достоевскому, царствие ему небесное, исполнилось 150 лет. Он очень обрадовался и устроил день рождения. Пришли к нему все писатели, только почему-то все наголо обритые. У одного Гоголя усы нарисованы. Ну хорошо, выпили, закусили, поздравили новорожденного, царствие ему небесное, сели играть в вист. Сдал Лев Толстой - у каждого по пять тузов. Что за черт? Так не бывает. "Сдай-ка, брат Пушкин, лучше ты". "Я, - говорит, - пожалуйста, сдам". И сдал. У каждого по шесть тузов и по две пиковые дамы. Ну и дела... "Сдай-ка ты, брат Гоголь". Гоголь сдал... Ну, знаете... Даже и нехорошо сказать... Как-то получилось так... Нет, право, лучше не надо. Однажды Федор Михайлович Достоевский, царствие ему небесное, сидел у окна и курил. Докурил и выбросил окурок из окна. Под окном у него была керосиновая лавка. И окурок угодил как раз в бидон с керосином. Пламя, конечно, столбом. В одну ночь пол-Петербурга сгорело. Ну, посадили его, конечно. Отсидел, вышел, идет в первый же день по Петербургу, навстречу - Петрашевский. Ничего ему не сказал, только пожал руку и в глаза посмотрел. Со значением. Снится однажды Герцену сон. Будто эмигрировал он в Лондон и живется ему там очень хорошо. Купил он, будто, собаку бульдожьей английской породы. И до того злющий пес - сил нет. Кого увидит, на того бросается. И уж если догонит, вцепится мертвой хваткой, все, можешь бежать заказывать панихиду. И вдруг, будто он уже не в Лондоне, а в Москве. Идет по Тверскому бульвару, чудовище свое на поводке держит, а навстречу Лев Толстой... И надо же, тут на самом интересном месте пришли декабристы и разбудили. Гоголь только под конец жизни о душе задумался, а смолоду у него вовсе совести не было. Однажды невесту в карты проиграл и не отдал. Лев Толстой жил на площади Пушкина, а Герцен - у Никитских ворот. Обоим по литературным делам часто приходилось бывать на Тверском бульваре. И уж если встретятся - беда: погонится Лев Толстой и хоть раз, да врежет костылем по башке. А бывало и так, что впятером оттаскивали, а Герцена из фонтана водой в чувство приводили. Вот почему Пушкин к Вяземскому-то в гости ходил, на окошке сидел. Так этот дом потом и назвался - дом Герцена. Однажды Гоголь шел по Тверскому бульвару (в своем виде) и встретил Пушкина. "Здравствуй, Пушкин, - говорит, - что ты все стихи да стихи пишешь? Давай вместе прозу напишем". "Прозой только ............ хорошо", - возразил Пушкин. Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и пришел в гости к Майкову. Майков усадил его в кресло и угощает пустым чаем. "Поверите ли, - говорит, - Александр Сергеевич, куска сахару в доме нет. Давеча Гоголь приходил и все съел". Гоголь ему ничего не сказал. Лев Толстой очень любил играть на балалайке (и, конечно, детей), но не умел. Бывало, пишет роман "Война и мир", а сам думает: "Тень-дер-день-тер-тер-день-день-день". Или: "Брам-пам-дам-дарарам-пам-пам". Лермонтов любил собак. Еще он любил Наталью Николаевну Пушкину. Только больше всего он любил самого Пушкина. Читал его стихи и всегда плакал. Поплачет, а потом вытащит саблю и давай рубить подушки. Тут и любимая собачка не попадайся под руку - штук десять так-то зарубил. А Пушкин ни от каких не плакал. Ни за что. Однажды Гоголь переоделся Пушкиным, напялил сверху львиную шкуру и поехал в маскарад. Федор Михайлович Достоевский, царствие ему небесное, увидел его и кричит: "Спорим, это Лев Толстой! Спорим, это Лев Толстой!" Однажды Чернышевский увидел из окна своей мансарды, как Лермонтов вскочил на коня и крикнул: "В пассаж!" "Ну и что же? ? подумал Чернышевский, - вот, бог даст, революция будет, тогда и я так крикну". И стал репетировать перед зеркалом, повторяя на разные манеры: "В пассаж. В пассажж. В пассажжж. В па-а-ссажжж. В ПАССА-А-А-А-АЖЖЖ!!!" Лев Толстой очень любил детей. Утром проснется, поймает кого-нибудь и гладит по головке, пока не позовут завтракать. Однажды у Достоевского засорилась ноздря. Стал продувать - лопнула перепонка в ухе. Заткнул пробкой - оказалась велика, череп треснул... Связал веревочкой - смотрит, рот не открывается. Тут он проснулся в недоумении, царствие ему небесное. Гоголь читал драму Пушкина "Борис Годунов" и приговаривал: "Ай да Пушкин, действительно, сукин сын". Федор Михайлович Достоевский страстно любил жизнь, царствие ему небесное. Она его, однако, не баловала, поэтому он часто грустил. Те же, кому жизнь улыбалась (например, Лев Толстой) не ценили это, постоянно отвлекаясь на другие предметы. Например, Лев Толстой очень любил детей. Они же его боялись. Они прятались от него под лавку и шушукались там: "Робя, вы этого бойтесь - еще как трахнет костылем!" Дети любили Пушкина. Они говорили: "Он веселый. Смешной такой." И гонялись за ним босоногой стайкой. Но Пушкину было не до детей. Он любил один дом на Тверском бульваре, одно окно в этом доме. Он мог часами сидеть на широком подоконнике, пить чай, смотреть на бульвар. Однажды, направляясь к этому дому, он поднял глаза и на своем окне увидел... себя. С бакенбардами, с перстнем на большом пальце. Он, конечно, понял, кто это. А вы? Однажды Лев Толстой спросил Достоевского, царствие ему небесное: "Правда, Пушкин - плохой поэт?" "Неправда", - хотел ответить Достоевский, но вспомнил, что у него не открывается рот с тех пор, как он перевязал свой треснувший череп, и промолчал. "Молчание - знак согласия", - сказал Лев Толстой и ушел. Тут Федор Михайлович, царствие ему небесное, вспомнил, что все это ему снилось во сне, но было уже поздно. Лев Толстой очень любил детей. Бывало, приведет в кабинет штук шесть, всех оделяет. И надо же: вечно Герцену не везло - то вшивый достанется, то кусачий... А попробуй поморщиться - схватит костыль и трах по башке! Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и пришел в гости к Вяземскому. Выглянул в окно и видит: Толстой Герцена костылем лупит, а кругом детишки стоят, смеются. Он пожалел Герцена и заплакал. Тогда Вяземский понял, что перед ним не Пушкин. Лев Толстой очень любил детей, и все ему было мало. Приведет полную комнату, шагу ступить негде, а он все кричит: "Еще! Еще!" Пушкин часто бывал у Вяземского, подолгу сидел на окне. Все видел и все знал. Он знал, что Лермонтов любит его жену. Поэтому он считал не вполне уместным передать ему лиру. Думал Тютчеву послать за границу - не пустили, сказали, не подлежит, имеет художественную ценность. А Некрасов ему как человек не нравился. Вздохнул и оставил лиру у себя. Однажды во время обеда Софья Андреевна подала на стол блюдо пышных, горячих, ароматных котлеток. Лев Толстой как разозлится: "Я, - кричит, занимаюсь самусовершенствованием. Я не кушаю больше рисовых котлеток". Пришлось эту пищу богов скормить людям. Пушкин был не то что ленив, а склонен к мечтательному созерцанию. Тургенев же, хлопотун ужасный, вечно одержим жаждой деятельности. Пушкин этим частенько злоупотреблял. Бывало, лежит на диване, входит Тургенев. Пушкин ему: "Иван Сергеевич, не в службу, а в дружбу - за пивом не сбегаешь?" И тут же спокойно засыпает обратно. Знает: не было случая, чтоб Тургенев вернулся. То забежит куда-нибудь петицию подписать, то на гражданскую панихиду. А то испугается чего-нибудь и уедет в Баден-Баден. Без пива же Пушкин остаться не боялся. Слава богу, крепостные были. Было, кого послать. Тургенев мало того, что от природы был робок, его еще Пушкин с Гоголем совсем затюкали: проснется ночью и кричит: "Ма-ма!" Особенно под старость. Пушкин шел по Тверскому бульвару и встретил красивую даму. Подмигнул ей, а она как захохочет: "Не обманывайте, - говорит, - Николай Васильевич, лучше отдайте три рубля, что давеча в буриме проиграли". Пушкин сразу догадался, в чем дело. "Не отдам, - говорит, - дура". Показал язык и убежал. Что потом Гоголю было... Однажды Гоголь переоделся Пушкиным, а сверху нацепил маску и поехал на бал-маскарад. Тут к нему подпорхнула прелестная дама, одетая баядерой, и сунула ему записочку. Гоголь читает и думает: "Если это мне, как Гоголю, что, спрашивается, я должен делать? Если это мне как Пушкину, как человек порядочный, не могу воспользоваться. А что, если это всего лишь шутка юного создания, избалованного всеобщим поклонением? А ну ее." И бросил записку в помойку. Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и пришел в гости к Державину Гавриилу Романовичу. Старик, уверенный, что перед ним и впрямь Пушкин, сходя в гроб, благословил его. Тургенев хотел быть храбрым, как Лермонтов, и пошел покупать саблю. Пушкин проходил мимо магазина и увидел его в окно. Взял и закричал нарочно: "Смотри-ка, Гоголь (а никакого Гоголя с ним вовсе не было), смотри-ка, Тургенев саблю покупает! Давай мы с тобой ружье купим". Тургенев испугался и в ту же ночь уехал в Баден-Баден. Лев Толстой и Федор Михайлович Достоевский, царствие ему небесное, поспорили, кто лучше роман напишет. Судить пригласили Тургенева. Толстой прибежал домой, заперся в кабинете и начал скорее роман писать - про детей, конечно (он их очень любил). Достоевский сидит у себя и думает: "Тургенев - человек робкий. Он сейчас сидит у себя и думает: "Достоевский - человек нервный, если я скажу, что его роман хуже, он и зарезать может." Что же мне стараться? Все рано денежки мои будут." (Это уже Достоевский думает). На сто рублей спорили. А Тургенев сидит в это время у себя и думает: "Достоевский - человек нервный. Если я скажу, что его роман хуже, он и зарезать может. С другой стороны, Толстой - граф. Тоже лучше не связываться. А ну их совсем". И в ту же ночь уехал в Баден-Баден. Федор Михайлович Достоевский, царствие ему небесное, тоже очень любил собак, но был болезненно самолюбив и это скрывал (насчет собак), чтобы никто не мог сказать, что он подражает Лермонтову. Про него и так уж много чего говорили. Однажды Федор Михайлович Достоевский, царствие ему небесное, поймал на улице кота. Ему надо было живого кота для романа. Бедное животное пищало, визжало, хрипело и закатывало глаза, а потом притворилось мертвым. Тут он его отпустил. Обманщик укусил в свою очередь белного писателя за ногу и скрылся. Так и остался невоплощенным лучший роман Федора Михайловича "Бедные животные". Про котов. Лев Толстой очень любил детей и писал про них стихи. Стихи эти списывал в отдельную тетрадку. Однажды после чаю подает тетрадь жене: "Гляньте, Софи, правда, лучше Пушкина?" - а сам сзади костыль держит. Она прочла и говорит: "Нет, Левушка, гораздо хуже. А чье это?" Тут он ее по башке - трах! С тех пор он всегда полагался на ее литературный вкус. Однажды Гоголь написал роман. Сатирический. Про одного хорошего человека, попавшего в лагерь на Колыму. Начальника лагеря зовут Николай Павлович (намек на царя). И вот он с помощью уголовников травит этого хорошего человека и доводит его до смерти. Гоголь назвал роман "Герой нашего времени". Подписался: "Пушкин." И отнес Тургеневу, чтобы напечатать в журнале. Тургенев был человек робкий. Он прочитал рукопись и покрылся холодным потом. Решил скорее ее отредактировать. И отредактировал. Место действия перенес на Кавказ. Заключенного заменил офицером. Вместо уголовников у него стали красивые девушки, и не они обижают героя, а он их. Николая Павловича он переименовал в Максима Максимовича. Зачеркнул "Пушкин" и написал "Лермонтов". Поскорее отправил рукопись в редакцию, отер холодный пот со лба и лег спать. Вдруг среди сладкого сна его пронзила кошмарная мысль. Название. Название-то он не изменил! Тут же, почти не одеваясь, он уехал в Баден-Баден. Шел Пушкин по Тверскому бульвару и увидел Чернышевского. Подкрался и идет сзади. Мимо идущие литераторы кланяются Пушкину, А Чернышевский думает - ему; радуется. Достоевский прошел - поклонился, Помяловский, Григорович - поклон, Гоголь прошел - засмеялся и ручкой сделал привет - тоже приятно, Тургенев - реверанс. Потом Пушкин ушел к Вяземскому чай пить. А тут навстречу Толстой, молодой еще был, без бороды, в эполетах. И не посмотрел даже. Чернышевский потом писал в дневнике: "Все писатили харошии, а Толстой - хамм. Патамушто графф." Лермонтов был влюблен в Наталью Николаевну Пушкину, но не разговаривал с ней ни разу. Однажды он вывел всех своих собак на Тверской бульвар. Ну, они, натурально, визжат, кусают его, всего испачкали. А тут она навстречу с сестрой Александриной. "Посмотри, - говорит, - охота некоторым жизнь себе осложнять. Лучше уж детей держать побольше." Лермонтов аж плюнул про себя. "Ну и дура, мне такую и даром не надо!" С тех пор и не мечтал больше увезти ее на Кавказ. Николай I написал стихотворение на именины императрицы. Начинается так: "Я помню чудное мгновенье..." И тому подобное дальше. Тут к нему пришел Пушкин и прочитал. А вечером в салоне Зинаиды Волконской имел через эти стихи большой успех, выдавая их, как всегда, за свои. Что значит профессиональная память у человека была! И вот рано утром, когда Александра Федоровна пьет кофе, царь-супруг ей свою бумажку подсовывает под блюдечко. Она прочитала ее и говорит: "Ах, как мило. Где ты достал? Это же свежий Пушкин!" Счастливо избежав однажды встречи со Львом Толстым, идет Герцен по Тверскому бульвару и думает: "Все же жизнь иногда прекрасна." Тут ему под ноги огромный котище. Черный. Враз сбивает с ног. Только встал, отряхивает с себя прах - налетает свора черных собак, бегущих за этим котом, и вновь повергает на землю. Вновь поднялся будущий издатель "Колокола" и видит: навстречу на вороном коне гарцует сам владелец собак - поручик Лермонтов. "Конец", - мыслит автор "Былого и дум", - "сейчас они все разбегутся и..." Ничуть не бывало. Сдержанный привычной рукой, конь строевым шагом проходит мимо и, только он миновал Герцена, размахивается хвостом и - хрясть по морде. Очки, натурально, летят в кусты. "Ну, это еще полбеды," - думает бывший автор "Сороки-воровки", отыскивает очки, водружает себе на нос и что же видит посреди куста?.. Ехидно улыбающееся лицо Льва Толстого. Но Толстой ведь не изверг был. "Проходи, - говорит, бедолага," - и погладил по головке. Лев Толстой очень любил детей. За обедом он им все сказки рассказывал, истории с моралью для поучения. Бывало уже все консоме с пашотом съели, профитроли, устриц, бланманже, пломбир, а он все первую ложку супа перед бородой держит, рассказывает. Мораль выведет - и хлоп ложкой об стол! Толстой очень любил детей. А взрослых терпеть не мог, особенно Герцена. Как увидит, так бросается с костылем, да все в глаз норовит, в глаз. А тот делает вид, что ничего не замечает, и вcе говорит: "Ох, Толстой, ох, Толстой!.." Однажды Гоголю подарили канделябр. Он сразу нацепил на него бакенбарды и стал дразниться:"Эх ты,- говорит,- лира недоделанная!" Достоевский пришел в гости к Гоголю. Позвонил. Ему открыли. "Что вы, - говорят, - Федор Михайлович, Николай Васильевич уже лет 50 как умер." "Ну что же, - подумал Достоевский, - царствие ему небесное, - я ведь тоже когда-нибудь умру." Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и задумался о душе. Что же он там надумал, так никто и не узнал. Только на другой день Ф.М. Достоевский, царствие ему небесное, встретил Гоголя на улице и отшатнулся. "Что с Вами,- воскликнул он,- Николай Васильевич? У Вас вся голова седая." Пушкин был поэтом и все что-то писал. Однажды Жуковский застал его за писанием и громко воскликнул: - Да никако ты писака! С тех пор Пушкин очень полюбил Жуковского и стал называть его по-приятельски просто Жуковым. Как известно, у Пушкина никогда не росла борода. Пушкин очень этим мучился и всегда завидовал Захарьину, у которого, наоборот, борода росла вполне прилично. "У него растет, а у меня не растет," - частенько говаривал Пушкин, показывая ногтями на Захарьина. И всегда был прав. Однажды Петрушевский сломал свои часы и послал за Пушкиным. Пушкин пришел, осмотрел часы Петрушевского и положил их обратно на стол. "Что скажешь, брат Пушкин?" - спросил Петрушевский. "Стоп машина," - сказал Пушкин. Когда Пушкин сломал себе ноги, то стал передвигаться на колесах. Друзья любили дразнить Пушкина и хватали его за эти колеса. Пушкин злился и писал про друзей ругательные стихи. Эти стихи он называл "эпигарммами". Лето 1829 года Пушкин провел в деревне. Он вставал рано утром, выпивал жбан парного молока и бежал к реке купаться. Выкупавшись в реке, Пушкин ложился на траву и спал до обеда. После обеда Пушкин спал в гамаке. При встрече с вонючими мужиками, Пушкин кивал им головой и зажимал пальцами свой нос. А вонючие мужики ломали свои шапки и говорили: "Это ничаво, барин. Это ничаво". Пушкин любил кидаться камнями. Как увидит камни, так и начнет ими кидаться. Иногда так разойдется, что стоит весь красный, руками машет, камнями кидается, просто ужас! У Пушкина было четыре сына и все идиоты. Один не умел даже сидеть на стуле и все время падал. Пушкин-то и сам довольно плохо сидел на стуле. Бывало, сплошная умора: сидят они за столом; на одном конце Пушкин все время со стула падает, а на другом конце - его сын. Просто хоть святых вон выноси. Пушкин сидит у себя и думает: "Я - гений, ладно. Гоголь тоже гений. Но ведь и Толстой гений, и Достоевский, царствие ему небесное, гений! Когда же это кончится?" Тут все и кончилось.

Gata: Alicefather, первые пяток анекдотцев осилила, дальше - увы. Теперь загадка - что общего между Хармсом и Дантесом?

Alicefather: Gata Придет время - осилите и остальные :) Я, к примеру, их очень люблю и всех своих друзей на них "подсадил" Что касаемо Хармса и Дантеса, то общего у них точно - это первичные половые признаки, может даже вторичные, в остальном - увы, я с ними не знаком :(

Роза: Alicefather пишет: Западная пресса потом писала, что в России литераторы подвергаются преследованиям со стороны властей. Вот это меня особенно порадовало Забавно, только иногда с черным юмором перебор

Alicefather: Роза Юмор не может быть черным или белым, он может просто быть... (ИМХО, конечно)

Роза: Alicefather пишет: Юмор не может быть черным или белым, он может просто быть... Про белый не скажу, а вот черный бывает. Его еще называют цинизм, ИМХО

Царапка: мне как-то сказали, что юмор - это не когда смешно, а умение находить положительные стороны в скверных ситуациях.

Alicefather: Царапка + 1 :) Роза Как когда-то сказали про IGGI POPа: "...только великие романтики изображают из себя великих циников..." (ну и как следствие -чем циничнее человек, тем более он романтичнее, в душе конечно ;-))

Роза: Alicefather пишет: (ну и как следствие -чем циничнее человек, тем более он романтичнее, в душе конечно ;-)) Верно, верно

Alicefather: Роза Дык каждый же судит по себе

Царапка: Тогда я, наверное, большой романтик где-то в глубинах души.

Alicefather: Царапка ну это полюбому ;-)

Роза: Alicefather пишет: Дык каждый же судит по себе Не только

Alicefather: Роза Э, нет!!! примеры в студию!!! точнее вот так: мне бы хотелось (да я думаю и другим читателям), чтобы вы подтвердили свои слова примерами, когда это мы судим о другим по другим, а не по себе??? Извините, пьян....

Эйлис: Alicefather пишет: Извините, пьян.... Папуля, это среди то недели? *в привате тебя не вижу*

Роза: Alicefather , я имела в виду близких людей, а не только себя. Например, когда твоя половинка за какой-то циничной фразой пытается спрятать базальт целомудрия и смущения, это очевидно тебе, но не всегда окружающим

Alicefather: Эйлис Кто такая привата??? это Лупа такая??? ;-) а пьян я каждый день (пора бы привыкнуть) Роза вот так всегда :( каждый думает: "А", говорит "Б", другой слышит "В", понимает "Г", отвечает "Д", такая вот "Ж"... (цитата, есссно)

Эйлис: Alicefather Папенька, привать это ICQ

Alicefather: Эйлис Ну посмотри!!! :)

Gata: Дамы и господа, не будем удаляться в оффтоп Юмор бывает разный - и белый, и черный, и тонкий, и грубый, и т.д., и т.п. - на все вкусы и оттенки. Лично я предпочитаю мягкий интеллигентный юмор, хотя могу посмеяться и над черным, если он черен в меру :) Ну, и четко разграничиваю для себя, над чем и как можно смеяться, в отличие от Дантеса, который "не мог понять... на что он руку поднимал".

Alicefather: Gata Excuse me, "... а судьи кто?, за древностию лет..." ну дальше вы и сами знаете Каждый сам себе судья и совесть. И Дантес тут не причем... (ИМХО, конечно) (ну кроме Господа)

Gata: Alicefather - батенька, не будем углубляться в философские дебри. Лучше вспомним какой-нибудь анекдот - исторический

Alicefather: Gata А смысл? ;-)

Gata: Alicefather, а потому что тема у нас называется - Исторические анекдоты * * * Говорят, что полковник Ермолов, будущий герой войны 1812 года, очень интересно получил звание генерала – он так дерзко разговаривал со своими сослуживцами, которые были выше его чином, что они выпросили для него генеральский чин – все-таки выслушивать такие гадости от генерала не так обидно.

Роза: Gata пишет: все-таки выслушивать такие гадости от генерала не так обидно.

Alicefather: Gata Ну тогда au revoir

Gata: Alicefather, à bientôt!

Бреточка: Я тут прочитала несколько анекдотов про отца Бенкендорфа , который был очень забывчив. Вообщем перескажу своими словами: В ту эпоху было принято вежлево относится к "засидевщимся" гостям. И вот однажды, когда встреча у князя N. была закончена и все гости уже разъехались. Остался только граф Бенкендорф. Разговор у них как-то не шел. И князь N прегласил его в кабинет. И там беседа у них не складывалась, так как оба хотели спать. По прошествию некоторого времени князь N говорит -Граф, может Ваша карета опаздывает и мне приказать заложить свою? -Я думал предлажить Вам свою карету, - отозвался Бенкендорф. Как потом выяснилось, граф Бенкедорф думал, что находится у себя в поместье, а князь N у него в гостях.

Alicefather: Gata хм... ну maybe

Алекса: Бреточка пишет: -Граф, может Ваша карета опаздывает и мне приказать заложить свою? -Я думал предлажить Вам свою карету, - отозвался Бенкендорф. Как потом выяснилось, граф Бенкедорф думал, что находится у себя в поместье, а князь N у него в гостях. Теперь понятно в кого Александр Христофорович такой рассеянный был

Gata: Алекса пишет: Теперь понятно в кого Александр Христофорович такой рассеянный был Ага ))))) Вот я еще нашла анекдотец про Бенкендорфа-старшего: Генерал от инфантерии Христофор Иванович Бенкендорф был очень рассеян. Проезжая через какой-то город, зашел он на почту проведать, нет ли писем на его имя. — Позвольте узнать фамилию вашего превосходительства? — спрашивает его почтмейстер. — Моя фамилия? Моя фамилия? — повторяет он несколько раз и никак не может вспомнить. Наконец говорит, что придет после, и уходит. На улице встречается он со знакомым. — Здравствуй, Бенкендорф! — Как ты сказал? Да, да, Бенкендорф! — и тут же побежал на почту. *Хотя полной уверенности, что это именно про отца, а не про сына, у меня нет - в сети оба варианта встречаются ))))) Вот еще несколько курьезов из николаевской эпохи: * * * Жена одного важного генерала, знаменитого придворною ловкостью, любила, как и сам генерал, как и льстецы, выдавать его за героя, тем более что ему удалось в компанию 14-го года с партиею казаков овладеть, т. е. занять никем не защищенный дрянной немецкий городок. Жена, заехав с визитом к другой даме, рассказывала эпопею подвигов своего Александра Ивановича (Чернышева). Чего там не было: Александр разбил того; Александр удержал грудью целую артиллерию; Александр взял в плен там столько-то, там еще больше, так что если сосчитать, то из пленных выходила армия больше наполеоновской 12-го года; Александр взял город... и на беду забыла название: как бишь этот город, вот так в голове и вертится. Боже мой, столичный город... вот странно, из ума вон... В затруднении она оглянулась и заметила другого генерала, который сидел между цветов и перелистывал старый журнал. — Ах, князь,— обращаясь к нему, сказала генеральша,— вот вы знаете, какой это город взял Александр? — Вавилон. — Что вы это?! Я говорю про моего мужа Александра Ивановича. — А я думал, что про Александра Македонского. * * * Главноуправляющий путей сообщения граф Клейнмихель, объезжая по России для осмотра путей сообщения, в каждом городе назначал час для представления своих подчиненных, разумеется, время он назначал по своим часам и был очень шокирован, когда в Москве по его часам не собрались чиновники. — Что это значит? — вскричал разъяренный граф. Ему отвечали, что московские часы не одинаковы с петербургскими, так как Москва и Петербург имеют разные меридианы. Клейнмихель удовольствовался этим объяснением, но в Нижнем Новгороде случилась та же история и разбешенный генерал закричал: — Что это? Кажется, всякий дрянной городишко хочет иметь свой меридиан? Ну, положим, Москва может — первопрестольная столица, а то и у Нижнего меридиан! * * * — Как это тебе никогда не вздумалось жениться? — спрашивал посланника Шредера император Николай в один из проездов своих через Дрезден. — А потому,— отвечал он,— что я никогда не мог бы дозволить себе ослушаться Вашего Величества. — Как же так? — Ваше Величество строго запрещаете азартные игры, а из всех азартных игр женитьба самая азартная.

Gata: * * * Князь Сергей Голицын, известный под именем Фирс, играл замечательную роль в тогдашней петербургской молодежи. Роста и сложения атлетического, веселости неистощимой, куплетист, певец, рассказчик, балагур,— куда он только ни являлся, начинался смех, и он становился душою общества, причем постоянное дергание его лица придавало его физиономии особый комизм. Про свое прозвище Фирсом он рассказывал следующий анекдот. В Петербурге жило в старые годы богатое и уважаемое семейство графа Чернышева. Единственный сын служил в гвардии, как весь цвет тогдашней петербургской молодежи, но имел впоследствии несчастие увлечься в заговор 14 декабря и был сослан в Сибирь. В то время, о котором говорится, он был еще в числе самых завидных женихов, а сестры его, молодые девушки, пленяли всех красотою, умом, любезностью и некоторою оригинальностью. Дом славился аристократическим радушием и гостеприимством. Голицына принимали там с большим удовольствием — как и везде, впрочем,— и только он являлся, начинались шутки и оживление. — Ну-с, однажды, вообразите,— рассказывал он впоследствии,— mon cher, приезжаю я однажды к Чернышевым. Вхожу. Графинюшки бегут ко мне навстречу: «Здравствуйте, Фирс! Как здоровье ваше, Фирс! Что это вы, Фирс, так давно не были у нас? Где это вы, Фирс, пропадали?» Чего? А?.. Как вам покажется, топ cher,— и лицо его дергало к правому плечу.— Я до смерти перепугался. «Помилуйте,— говорю,— что это за прозвание?.. К чему? Оно мне останется. Вы меня шутом делаете. Я офицер, молодой человек, хочу карьеру сделать, хочу жениться и — вдруг Фирс». А барышни смеются: «Все это правда, да вы не виноваты, что вы Фирс».— «Не хочу я быть Фирсом. Я пойду жаловаться графине».— «Ступайте к маменьке, и она вам скажет, что вы Фирс».— «Чего?..» Что бишь я говорил... Да! Ну, mon cher, иду к графине. «Не погубите молодого человека... Вот как дело».— «Знаю,— говорит она,— дочери мне говорили, но они правы. Вы действительно Фирс». Фу-ты, Боже мой! Нечего делать, иду к графу. Он мужчина, человек опытный. «Ваше Сиятельство, извините, что я позволяю себе вас беспокоить. На меня навязывают кличку, которая может расстроить мое положение на службе и в свете».— «Слышал,— отвечает мне серьезно граф.— Это обстоятельство весьма неприятно — я об нем много думал. Ну что же тут прикажете делать, любезный князь! Вы сами в том виноваты, что вы действительно Фирс». А! каково, mon cher? Я опять бегу к графинюшкам. «Да, ради Бога, растолкуйте наконец, что же это все значит?..» А они смеются и приносят книгу, о которой я никогда и не слыхивал: «Толкователь имен». «Читайте сами, что обозначает имя Фирс». Читаю... Фирс — человек рассеянный и в беспорядок приводящий. Меня как громом всего обдало. Покаялся. Действительно, я Фирс. Есть Голицын рябчик, других Голицыных называют куликами. Я буду Голицын Фирс. Так прозвание и осталось. Только, mon cher, вот что скверно. Делал я турецкую кампанию (он служил сперва в гвардейской конной артиллерии, а потом адъютантом), вел себя хорошо, получал кресты, а смотрю — что бишь я говорил? — да, на службе мне не везет. Всем чины, всем повышения, всем места, а меня все мимо, все мимо. А? Приятно, mon cher? Жду-жду... все ничего. Одно попрошу — откажут. Другое попрошу — откажут. Граф Бенкендорф был, однако, со мною всегда любезен. Я решился с ним объясниться. Как-то на бале вышел случай. «Смею спросить, Ваше Сиятельство, отчего такая опала?..» На этот раз граф отвечал мне сухо французскою пословицею: «Как постель постелешь, так и спать ложись».— «Какая постель — не понимаю...» — «Нет, извините, очень хорошо понимаете». Затем граф нагнулся к моему уху и сказал строго: «Зачем вы Фирс?» А! Чего, mon cher? Зачем я Фирс? «Ваше Сиятельство, да это шутка... Книга... Толкователь».— «Вы в книгу и взгляните... в календарь...» и повернулся ко мне спиной. Какой календарь, mon cher?.. Я бегом домой. Человек встречает. «Ваше Сиятельство, письмо!» — «Подай календарь».— «Гости были...» — «Календарь!..» — «Завтра вы дежурный».— «Календарь, календарь, говорят тебе, календарь!» Подали календарь. Я начинаю искать имя Фирса. Смотрю — январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь. Нет... Декабрь, 1 — нет, 5 — нет, 10 — нет, 12, 13, 14 — книга повалилась на пол. 14 декабря празднуется Фирс. Mon cher, пропал человек. Жениться-то я женился, а служить более не посмел: вышел в отставку. http://www.bibliotekar.ru/rusAnekdot/22.htm

Алекса: Gata пишет: «Как постель постелешь, так и спать ложись». Наш Беня всегда начеку

Роза: Gata пишет: — Ах, князь,— обращаясь к нему, сказала генеральша,— вот вы знаете, какой это город взял Александр? — Вавилон. — Что вы это?! Я говорю про моего мужа Александра Ивановича. — А я думал, что про Александра Македонского. Очередная душечка На одном из заседаний Академии наук ее президент граф Новосильцев предложил избрать Аракчеева в почетные члены академии. — В чем же его заслуги перед наукой? — спросил президента один из академиков. — Он ближе всех к государю, — ответил Новосильцев. — Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, — парировал академик. *** Алексей Корсаков, генерал от артиллерии, любил заниматься вышиванием по канве и достиг в этом занятии небывалого мастерства. Одну из вышитых им картин он поднес императрице Марии Федоровне. Та, полагая, что это дел рук одной из его родственниц, прислала в благодарность бриллиантовые серьги.

Ифиль: Роза пишет: — Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, — парировал академик. Роза пишет: Та, полагая, что это дел рук одной из его родственниц, прислала в благодарность бриллиантовые серьги. Несчастный случай.....

Gata: Роза пишет: Алексей Корсаков, генерал от артиллерии, любил заниматься вышиванием по канве и достиг в этом занятии небывалого мастерства. Одну из вышитых им картин он поднес императрице Марии Федоровне. Та, полагая, что это дел рук одной из его родственниц, прислала в благодарность бриллиантовые серьги. А что? Серьги можно вместо ордена на мундир нацепить ))))))

Алекса: Роза пишет: Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, — парировал академик.

Корнет: Пьяный мужик плюнул в питейном заведении на портрет государя Александра Третьего. За что — оскорбление Его Величества! — приговорен к строжайшему наказанию. Бумагу подали на подпись царю, а тот наложил резолюцию. Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». Второе: «Впредь царевых портретов в кабаках не вешать». Третье: «Из-под стражи освободить».

Gata: Корнет пишет: Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». Второе: «Впредь царевых портретов в кабаках не вешать». Громко и от души хохотала ))))) Спасибо, Корнет!

Корнет: Gata пишет: Спасибо, Корнет! Всё для вас

Царапка: Царь поступил по-царски.

Gata: Корнет Царапка пишет: Царь поступил по-царски. Даааа! Будем стараться брать с него пример

Роза: Корнет пишет: Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать».

Бреточка: Корнет пишет: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». царское решение

Ифиль: Корнет пишет: Первое: «Сказать этому дураку, что и мне на него наплевать». Второе: «Впредь царевых портретов в кабаках не вешать». Третье: «Из-под стражи освободить».

Корнет: Князь Нарышкин, присутствовавший на Венском конгрессе 1814 года, спросил у Талейрана (Талейран приходился Нарышкину дальним родсвенником через немецкую графиню): - Дядюшка! Скажите, чего собственно Наполеон искал в России? Талейран, хладнокровно продолжая играть в карты, ответил: - Страсть к путешествиям, мой друг, страсть к путешествиям. Серия про генерала Милорадовича Однажды Милорадовичу донесли, что Мюрат, находясь на французских аванпостах, под обстрелом русских егерей, пил шампанское. Тогда задетый за живое Милорадович приказал поставить впереди русских постов легкий походный стол, и не только выпил шампанского, но и съел обед из трех блюд. Два генерала, герои Отечественной войны 1812 года - Милорадович и Уваров, очень плохо знали французский язык, но в аристократическом обществе непременно старались говорить по-французски. Однажды за обедом у Александра I они сели по обе стороны русского генерала графа Александра Ланжерона (1763-1831), француза по национальности, и все время разговаривали между собой. После обеда Александр I спросил Ланжерона, о чем так горячо говорили Уваров и Милорадович. - Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски. В одном из боев авангард, которым командовал Милорадович, несколько раз атаковывал французскую батарею и всякий раз оказывался отбитым. Тогда Милорадович зажал в кулаке дюжину солдатских Георгиевских крестов и бросил их на батарею, закричав: "Собирайте!" Солдаты еще раз бросились в атаку, взяли батарею, и те, кто первыми ворвались на позицию, стали кавалерами.

Роза: Корнет пишет: - Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски

Gata: Корнет пишет: Однажды Милорадовичу донесли, что Мюрат, находясь на французских аванпостах, под обстрелом русских егерей, пил шампанское. Тогда задетый за живое Милорадович приказал поставить впереди русских постов легкий походный стол, и не только выпил шампанского, но и съел обед из трех блюд. Как трио мушкетеров в бастионе Сен-Жерве )))))

Царапка: Дюма с них содрал.

Gata: «Без прозвищ все как-то выходило пресно» Известно, что представители дворянского общества начала XIX века щедро награждали друг друга прозвищами и кличками. По словам П. А. Вяземского, «Москва всегда славилась прозвищами и кличками своими. Впрочем, кажется, этот обычай встречался и в древней Руси. В новейшее время он обыкновенно выражается насмешкою, что также совершенно в русском духе. Помню в Москве одного Раевского, лет уже довольно пожилых, которого не звали иначе как Зефир Раевский, потому что он вечно порхал из дома в дом. Порхал он и в разговоре своем, ни на чем серьезно не останавливаясь. Одного Василия Петровича звали Василисой Петровной. Был король Неапольский, генерал Бороздин, который ходил с войском в Неаполь и имел там много успехов по женской части. Он был очень строен и красив. Одного из временщиков царствования императрицы, Ивана Николаевича Корсакова, прозвали Польским королем, потому что он всегда, по жилету, носил ленту Белого Орла... Была красавица, княгиня Масальская (дом на Мясницкой), la belle sauvage – прекрасная дикарка, – потому что она никуда не показывалась. Муж ее, князь мощи, потому что он был очень худощав. Всех кличек и прилагательных не припомнишь». Обычай давать прозвища был распространен не только в Москве, но и в Петербурге. «То же в старое время была в Петербурге графиня Головкина. Ее прозвали мигушей, потому что она беспрестанно мигала и моргала глазами. Другого имени в обществе ей не было». Разнообразны были прозвища однофамильцев. «Так как князей Голицыных в России очень много, то они различаются по прозвищам, данным им в обществе, – читаем в записках Ипполита Оже. – Я знал княгиню Голицыну, которую звали princesse Moustache* [* Усатая княгиня (фр.)], потому что у ней верхняя губа была покрыта легким пушком; другая была известна под именем princesse Nocturne** [** Ночная княгиня (фр)], потому что она всегда засыпала только на рассвете. Мой же новый знакомый прозывался le prince cheval*** [*** Князь-конь (фр.)], потому что у него было очень длинное лицо». «Да Голицыных... столько на свете, что можно ими вымостить Невский проспект», – писал брату А.Я. Булгаков. Известен был Голицын, прозванный Рябчиком, был Голицын-кулик, Голицын-ложка, Голицын-иезуит, «Фирс», «Юрка», был Голицын по прозвищу Рыжий. Не забыли и князей Трубецких. В Москве «на Покровке дом князя Трубецкого, по странной архитектуре своей слыл дом-комод. А по дому и семейство князя называли: Трубецкие-комод. А другой князь Трубецкой известен был в обществе и по полицейским спискам под именем князь-тарара, потому что это была любимая и обыкновенная прибаутка его». Князь Н. И. Трубецкой за свой малый рост был прозван «желтым карликом». Прозвища, указывающие на какой-нибудь физический недостаток, были далеко не безобидны. В этом отношении не повезло князьям Долгоруким. Одного прозвали кривоногим, другого глухим. И.М. Долгорукого за его большую нижнюю губу называли «балконом». Особого внимания заслуживают прозвища, которые условно можно назвать гастрономическими. «В Кавалергардском полку, – вспоминает П. А Вяземский, – ...одного офицера прозвали Суп. Он был большой хлебосол и встречного и поперечного приглашал de venir manger la soupe cbez lui, то есть по-русски щей похлебать. Между тем он был очень щекотлив, взыскателен, раздражителен. Бедовый он человек, с приглашениями своими, говаривал Денис Давыдов; так и слышишь в приглашении его: покорнейше прошу вас пожаловать ко мне отобедать, а не то извольте драться со мною на шести шагах расстояния. Этот оригинал и пригласитель с пистолетом, приставленным к горлу, был, впрочем, образованный человек и пользовавшийся уважением* [* Речь идет о Ф. А. Уварове (1780– 1827)]». «Дядюшкой Лимбургским Сыром» величал С. А. Соболевский М. М. Солнцева, мужа родной тетки А. С. Пушкина. «Ваш яблочный пирог» – так А. С. Пушкин подписывал свои письма к П. А. Осиповой-Вульф. «Московским калачом» называл сына-наследника император Николай I. Домашние прозвища Михаила Виельгорского – Roastbeef, Борщ. Забавное гастрономическое прозвище находим в дневнике А. А. Олениной: «Вчера же получила я пакет от Алексея Петровича Чечурина. В нем был один браслет, другого он не успел кончить. Письмецо было в сих словах: "Я дожидал проволоки до 4-х часов. Видно, мне должно кончить браслеты после войны. Слуга Ваш 'Груши моченые'. 22 сентября". ("Груши моченые" – это имя, которое Елена Ефимовна Василевская дала Львову и справедливо)». Распространенным было прозвище «сахар медович». «Отец их (Муравьевых. – Е. Л.), прозванный нами сахар-медович, в самом деле сладко стлал в речах своих и постоянно рассказывал об осаде Очакова, в которой он участвовал, причем без милосердия лгал; впрочем, он был человек добрый» 10. «Ферзь тоже разочарована насчет своего сахара медовича. Что же может быть полнее этого?». Прозвище-антоним к «сахару медовичу» – «соленый огурец»: «В твоем последнем письме было что-то о Котлубитском! – пишет А. Муравьев брату. – Ну, зачем ты написал, что он соленый огурец; ты не знаешь, как тетя была расстроена этим целый день и совершенно справедливо сказала: какую боль причинило бы это нашей дорогой матери, если бы она была жива». Нередко название того или иного блюда употреблялось в качестве сравнения. «Рад ты или не рад, а меня берет искушенье послать к тебе кусочек нашего разговора, хоть я очень знаю, что разговор, как вафли, хорош только прямо с огня и в летучей пене шампанского». Ф. Булгарин в одном из кулинарных очерков отмечает: «Общество было самое приятное и самое разнообразное, нечто вроде хорошего винегрета. Тут были и сановники, и чиновники, и ученые, и литераторы, и негоциянцы, и французы». Примечательно, что уже в начале ХIХ века слово «винегрет» употреблялось в переносном значении. А. А. Бестужев, сообщив в письме к Я. Н. Толстому подробности литературной и театральной жизни Петербурга, политические новости, заканчивает свое послание следующими словами: «За мой винегрет прошу заплатить в свой черед политикой и словесностью. Эти два пункта меня очень занимают». В это же время вошло в обиход выражение «сливки общества». «Название "Сливки" само по себе довольно выразительно и не требует никаких объяснений. Оно означает, или должно означать, сливки, цвет благородного происхождения, ума, вкуса и любезности». «Я люблю употребления, сравнения и привык почти всегда говорить примерами... По долгом наблюдении, например, решился я женщин уподобить артишокам: кто их знает, тот наслаждается и находит в них вкус – даже восхищается ими; а кто их не понимает, из того они представляют такого ж проказника и чудака – как из Микеши в комедии "Лебедянская ярмонка" артишоки. Далее – артишоки ведь без соусу никуда, в самом деле, не годятся, и в состав сего соуса входит многое: точно, и для женщин всегда нужно прибавление, например, души, деньги, вещи, знатное родство, ловкость и таланты светские; с таким скусом артишок есть райская птица!» Пожалуй, не каждая барышня обрадовалась бы сравнению ее с пирогом: «Нет, эта барышня-то бонтонная, полированная, шляпки из губернского носит, платья от мадамов выписывает; пышная-то какая, – ну, что твой пирог с малиной!». Чаще всего названия блюд и продуктов употреблялись для выражения негативной оценки, «Император Николай I любил фронт. После смотра он выражал каким-либо острым словечком свое удовольствие или неудовольствие. Так, после неудачного смотра сводного батальона военно-учебных заведений он назвал батальон – блан манже»* [* Бланманже (правильнее) – желе из сливок или миндального молока]. В словаре В. С. Елистратова «Язык старой Москвы» некоторые названия блюд и продуктов сопровождаются пометой «бранное». Например, «сиг копченый», «яичница из костей с творогом», «куриный потрох», «курятина».

Роза: Gata пишет: «Московским калачом» называл сына-наследника император Николай I. Сане прозвище подходит. Очень метко

Alicefather: мой любимый анекдот, с очень, очень сильной подоплекой: Император Александр увидел, что на померанцевом дереве один уже остался плод, и хотел его сберечь приказал поставить часового; померанец давно сгнил, и дерево поставили в оранжерею, а часового продолжали ставить у пустой беседки. Император проходил мимо и спросил часового, зачем он стоит. — У померанца, Ваше Величество. — У какого померанца? — Не могу знать, Ваше Величество.

Светлячок: Alicefather пишет: У померанца, Ваше Величество. Звучит как военная тайна

Gata: Мне на ум приходит только померанец на Красной площади )))

Царапка: Gata пишет: померанец на Красной площади ))) Забавная игра слов

Alicefather: Это потому девушки, что вы в армии не служили :(

Gata: Дааааа, как много мы в жизни упустили )))))

Alicefather: Gata пишет: Мне на ум приходит только померанец на Красной площади ))) "Узнаю, узнаю брата Колю..." в смысле сестру Гату

Gata: Alicefather пишет: "Узнаю, узнаю брата Колю..." в смысле сестру Гату А сестра Гата опять в непонятках - то ли ей сделали кумплимент, то ли наоборот :)))

Alicefather: Gata Ну это ж здорово! как хотите, так и воспринимайте ;-) хотите чтобы вам сделали комплимент - значит комплимент, хотите наоборот - наоборот :) "Но это шутка, конечно!" В. Невинный, точнее его герой из кинофильма "старый новый год" Да, кстати, ниче что на "вы", ну типа не будем афишировать отношения ;-)

vi0la: Alicefather "Но это шутка, конечно!" В. Невинный, точнее его герой из кинофильма "старый новый год" Неет, уважаемый, эта фраза из к/ф "Золотой теленок". "...Узнаешь, узнаешь брата Колю? - Узнаю, узнаю брата Колю!..." Остап Бендер.,Ш. Балаганов.))))))))))))))))))))))

Olya: Alicefather пишет: "Но это шутка, конечно!" В. Невинный, точнее его герой из кинофильма "старый новый год" vi0la пишет: Неет, уважаемый, эта фраза из к/ф "Золотой теленок". "...Узнаешь, узнаешь брата Колю? - Узнаю, узнаю брата Колю!..." Не, Виол, я так кумекаю, джентльмен имеет ввиду фразу про шутку. Она действительно из Старого нового года. Там с тещей был забавный момент. Герой Невинного другу что-то про выпивку по-моему сострил, не заметив, что теща под ногами вертится. А она что-то протирала, ухо востро - тут же высунись, и как на него зыркни. Он сразу серьезную мину и таким голосом : "Но это шутка конечно" Помню, хохотала.

vi0la: Оль, не буду спорить.)) Фильм "Старый НГ" знаю хуже, чем " Золотой теленок"))

Alicefather: Olya ой, боюсь, боюсь... в смысле что меня насрозь видят vi0la действительно там 2 цитаты, одна из Золотого теленка, другая из Старого Нового года.

Alicefather: Вот еще один, из любимых: Лекарь Вилье, находившийся при великом князе Александре Павловиче, был ошибкою завезен ямщиком на ночлег в избу, где уже находился император Павел, собиравшийся лечь в постель. В дорожном платье входит Вилье и видит пред собою государя. Можно себе представить удивление Павла Петровича и страх, овладевший Вилье. Но все это случилось в добрый час. Император спрашивает его, каким. образом он к нему попал. Тот извиняется и ссылается на ямщика, который сказал ему, что тут отведена ему квартира. Посылают за ямщиком. На вопрос императора ямщик отвечал, что Вилье сказал про себя, что он анператор. «Врешь, дурак,— смеясь сказал ему Павел Петрович,— император я, а он оператор».— «Извините, батюшка,— сказал ямщик, кланяясь царю в ноги,— я не знал, что вас двое».

Царапка: забавная история.

Alicefather: ну и напоследок: тоже очень поучительная, в своем роде, история: Во время Отечественной войны 1812 года были нередки случаи ранения и убийства офицеров русской армии от своих же солдат, особенно вечером и ночью, из-за привычки офицеров говорить между собой по-французски.

vi0la: Об истории памятника Александру III, открытому на Знаменской площади 23 мая 1909 г. «Отцы города», конечно же, хотели увековечить память императора, а не посмеяться над ним. Но Паоло Трубецкой рассудил иначе, и при виде памятника у петербуржцев родилась «загадка»-пирамида: На площади — комод, На комоде — бегемот, На бегемоте — обормот. Ну, а теперь памятник вполне вписался в новую среду — у Невы, рядом с Мраморным дворцом. памятник Александру III

Царапка: Нам в эрмитажном кружке рассказывали байку, что когда с памятника сняли полотнище, толпа придворных потеряла язык. Но тут вошла императрица и всплеснула руками: Саша, как живой! - после чего скульптора стали все поздравлять.

Gata: vi0la пишет: На площади — комод, На комоде — бегемот, На бегемоте — обормот. А мне этот памятник нравится Но народу нашему в остроумии, конечно, не откажешь :) * * * Николай сказал 1 апреля полицмейстеру Петербурга Бутурлину: - Статую Петра I (медного всадника) украли. Приказываю в 24 часа найти ее, поставить на место, а вора посадить в тюрьму. Надо сказать, что Бутурлин обладал в избытке усердием, чего нельзя было сказать о его уме. Он срочно отправился на розыск, а проезжая по Сенатской площади, обнаружил "пропажу". Но и тогда его не осенило. Хозяину Зимнего дворца было лично доложено, что имело место ложное донесение (о краже монумента). Николай рассмеялся: - Сегодня же первое апреля, Бутурлин. Подумал ли ты, что эту махину невозможно украсть? Что происходило в голове ретивого полицейского чина, истории неведомо. Однако достоверно известно, что на следующий год 1 апреля он также разыграл императора. Во время посещения последним театра доложил, что горит Зимний дворец. Николай срочно отбыл к месту пожара и, убедившись в отсутствии оного, потребовал объяснения. Шутнику при этом пришлось убедиться в том, насколько справедлива латинская поговорка "Что позволено Юпитеру, не позволено быку". Взбешенный император изрек: - Ты дурак, Бутурлин. Но не думай, что это первоапрельская шутка. Завтра я скажу тебе то же самое. После этого неудачный шутник был назначен генерал-губернатором в Нижний Новгород. Спустя некоторое время царь посетил этот город и услышал отрицательные отзывы о деятельности губернатора, в частности, о том, что он не принимает должных мер по борьбе с пожарами. Соответствующее августейшее порицание было высказано и меры по нему были приняты: генерал-губернатор обязал всех домовладельцев предупреждать полицию о пожаре за два часа до начала оного. Когда информация на сей счет дошла до Николая, он решил, что Бутурлину самое место в Сенате.

Корнет: Царапка пишет: вошла императрица и всплеснула руками: Саша, как живой! Императрице можно только поаплодировать Gata пишет: генерал-губернатор обязал всех домовладельцев предупреждать полицию о пожаре за два часа до начала оного. Когда информация на сей счет дошла до Николая, он решил, что Бутурлину самое место в Сенате. Дуракам везде у нас дорога, дуракам везде у нас почёт

Царапка: Gata: После этого неудачный шутник был назначен генерал-губернатором в Нижний Новгород. переведён на другую руководящую должность... Gata: "Что позволено Юпитеру, не позволено быку". Мне кажется, мораль здесь другая - шутить нужно уметь даже 1 апреля. Памятник украсть невозможно, а пожар может случиться даже первого апреля. Помню, к нам на работу 1 апреля проверка пришла. Целая история была объяснить директрисе, что это не шутка.

Gata: * * * У светлейшего князя Григория Александровича Потемкина был племянник по фамилии Давыдов, на которого Екатерина Вторая не обращала внимания. Потемкину это казалось обидным, и он решил упрекнуть императрицу, сказав, что она Давыдову не только никогда не дает никаких поручений, но и не говорит с ним. Екатерина ответила, что Давыдов так глуп, что, конечно, перепутает всякое поручение. Вскоре после этого разговора императрица, проходя с Потемкиным через комнату, где между прочими вертелся Давыдов, обратилась к нему: - Подите, посмотрите, пожалуйста, что делает барометр. Давыдов с поспешностью отправился в комнату, где висел барометр, и, возвратившись оттуда, доложил: - Висит, ваше величество. Императрица, улыбнувшись, сказала Потемкину: - Вот видите, я не ошиблась на его счет. * * * Однажды Павел Первый очень прогневался на Англию. И в самый разгар гнева послал за графом Федором Васильевичем Ростопчиным, который заведовал в то время внешними делами. Император приказал графу немедленно изготовить манифест о войне с Англией. Ростопчин, пораженный как громом такой неожиданностью, начал, со свойственной ему откровенностью и смелостью в отношениях с императором, излагать доводы против войны, бедственной для России. Но все попытки, все усилия министра оказались напрасны. Павел, отпуская Ростопчина, приказал представить на другой день утром манифест к подписанию. Скрепя сердце Ростопчин вместе с секретарями принялся за работу. На другой день граф, приехав во дворец с докладом, спросил у приближенных, в каком духе император. Ему ответили, что в дурном. Граф вошел в кабинет императора и начал доклад. Император просмотрел бумаги, а потом спросил: - А где же манифест? - Здесь, - ответил Ростопчин. Он уложил документ на дно портфеля, чтобы дать себе время осмотреться и, как говорят, ощупать почву. Дошла очередь и до манифеста. Император выразил удовольствие редакцией. Ростопчин опять попытался уговорить императора не принимать пагубных для России решений. Но красноречие графа оказалось таким же безуспешным, как и накануне. Император взял перо и приготовился подписать манифест. Тут хорошо изучивший Павла Ростопчин понял, что не все потеряно. Обычно император быстро и как-то порывисто подписывал свое имя. А теперь его рука медлила, как бы рисуя каждую букву. Император внезапно спросил Ростопчина: - А тебе очень не нравится эта бумага? - Не умею и выразить, как не нравится... - Что ты готов сделать, чтобы я ее уничтожил? - Все, что будет угодно вашему величеству, например, пропеть арию из итальянской оперы! - тут граф назвал арию, особенно любимую Павлом. - Ну так пой! - приказал Павел. И Ростопчин затянул арию с разными фиоритурами и коленцами. Император подтянул ему. После пения Павел разодрал манифест и отдал клочки Ростопчину. Можно представить себе изумление тех, кто в соседней комнате с тоскливым нетерпением ожидали, чем закончится доклад, вызванный порывом царского гнева. * * * Любопытствующая дама однажды попросила изобретателя радио Александра Степановича Попова рассказать ей о том, как работает трансатлантический кабель. Попов подробно и обстоятельно объяснил принципиальную схему работы этого средства межконтинентальной связи. Дама поблагодарила радиофизика за любезный рассказ и сказала: - Должна вам сказать, дорогой, что мне приходилось разговаривать со многими замечательными учеными, но никто так просто, доступно и так интересно не говорил со мной, как вы. Ваш обстоятельный рассказ мне очень и очень понравился. Но один вопрос у меня все же остался. Скажите, почему из Америки к нам, в Европу, телеграммы приходят сухими?

Gata: Император Николай Павлович любил совершать прогулки с шефом жандармов А.Х.Бенкендорфом. Однажды во время прогулки за Царским Селом они дошли до какого-то ручья, который трудно было перепрыгнуть, но государю непременно захотелось перейти на ту сторону, где начиналась пашня и какой-то мужичок боронил свою полосу. - Эй, мужичок, - позвал его Бенкендорф. - Перенеси нас двоих на тот берег - мы за это тебе по полтиннику на чаёк дадим. Мужик обрадовался, первым перенёс государя, затем вернулся к Бенкендорфу и взял его на плечи. - Послушай, дядя, брось его в воду, я тебе за это рубль прибавлю, - пошутил Николай Павлович. Мужик замешкался и стал спускать Бенкендорфа в воду, но тот его остановил: - Неси, неси, я тебе три рубля дам. Носильщик мигом оказался на берегу. - Ты что же меня не послушал? - с деланно серьёзным видом стал выговаривать крестьянину Николай Павлович. - Разве ты не узнал своего царя? - Кормилец ты наш, царь-батюшка, - ответил мужик. - Ты бы мне спервоначалу это сказал. Да я его не токмо за рубль - а даром утопил бы... Государь расхохотался и продолжил прогулку с Бенкендорфом. "Енисей", 16 мая 1897 года. http://bukin-ist.livejournal.com/3559.html

Роза: Gata пишет: Неси, неси, я тебе три рубля дам. АХБ - находчивый малый Gata пишет: Да я его не токмо за рубль - а даром утопил бы... Народ наш никогда меры не знает Сейчас представить себе подобную картинку в наше время невозможно. Чтобы шли себе Медведев с Путиным без охраны, гуляя, а где-то рядом на тракторишке мужичок пыхтел. Там где дышат воздухом демократические лидеры в радиусе многих га не подпустят простого человечка

Gata: Роза пишет: Сейчас представить себе подобную картинку в наше время невозможно. Чтобы шли себе Медведев с Путиным без охраны, гуляя, а где-то рядом на тракторишке мужичок пыхтел. Такое возможно было только в дремучую эпоху царизма и крепостничества, никак не в просвещенный демократический век )))

Alicefather: Gata пишет: Такое возможно было только в дремучую эпоху царизма и крепостничества, никак не в просвещенный демократический век ))) Попахивает антиглобализмом

Gata: Alicefather пишет: Попахивает антиглобализмом Alicefather, и как только расчухал! Уж я шифровалась, шифровалась...

Alicefather: Gata Иногда я бываю догадлив

Gata: Из книги "Шутки, остроты и избранные мысли Н. В. Гоголя: Собрание анекдотов, острот, шуток, избранных мыслей и воспоминаний современников" (Собрал М. С. Козман. Одесса, 1902) * * * Он (Н. В. Гоголь) бывал шутливо весел, любил вкусно и плотно поесть, и нередко беседы его с Михаил Семеновичем Щепкиным склонялись на исчисление и разбор различных малороссийских кушаньев. Винам он давал названия квартального и городничего, как добрых распорядителей, устрояющих и приводящих в набитом желудке все в должный порядок, а жженке, потому что зажженная, она горит голубым пламенем, давал имя Бенкендорфа (намек на голубой мундир Бенкендорфа). «А что? — говорил он Щепкину после сытного обеда,— не отправить ли теперь Бенкендорфа?» * * * Во время путешествия Гоголя по Испании с ним в одной из гостиниц Мадрида произошел такой случай. В этой гостинице, по испанскому обычаю, было грязно, белье было совсем засаленное. Гоголь пожаловался, хозяин отвечал: «Senor, нашу незабвенную королеву (Изабеллу) причисляют к лику святых, а она во время осады несколько недель не снимала с себя рубашки, и эта рубашка, как святыня, хранится в церкви, а вы жалуетесь, что ваша простыня нечиста, когда на ней спали только два француза, один англичанин и одна дама очень хорошей фамилии; разве вы чище этих господ?» * * * После обеда кто-то дернул меня за фалдочку; оглянувшись, я увидел Гоголя. — Пойдем в сад,— шепнул он и довольно скоро пошел в диванную; я последовал за ним, и, пройдя несколько комнат, мы вышли на террасу... — Знаете ли, что сделаем? — сказал Гоголь,— мы теперь свободны часа на три, пойдем в лес? — Пожалуй,— отвечал я,— но как мы переберемся через реку? — Вероятно, там отыщем челнок, а может быть, и мост есть. Мы спустились с горы прямиком, перелезли через забор и очутились в узком и длинном переулке вроде того, какой разделял усадьбы Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича. — Направо или налево? — спросил я, видя, что Гоголь с нерешимостью посматривал то в ту, то в другую сторону переулка. — Далеко придется обходить,— отвечал он. — Что ж делать? — Отправимся прямо. — Через леваду? — Да. — Пожалуй. На основании принятой от поляков пословицы «шляхтич на своем огороде равен воеводе» в Малороссии считается преступлением нарушить спокойствие владельца, но я был очень сговорчив, и первый полез через плетень. Внезапное наше появление произвело тревогу. Собаки лаяли, злобно кидаясь на нас, куры с криком и кудахтаньем разбежались, и мы не успели сделать двадцати шагов, как увидели высокую, дебелую молодицу с грудным ребенком на руках, который жевал пирог с вишнями и выпачкал себе лицо до ушей. — Эй вы, школяры! — закричала она,— зачем, что тут забыли? Убирайтесь, пока не досталось вам по шеям! — Вот злючка! — сказал Гоголь и смело продолжал идти, я не отставал от него. — Что ж, не слышите? — продолжала молодица, озлобляясь,— оглохнули? Вон, говорю, курехваты, а не то позову чоловика (мужа), так он вам ноги перебивает, чтоб в другой раз через чужие плетни не лазили. — Постой,— пробормотал Гоголь,— я тебя еще не так рассержу! — Что вам нужно?.. Зачем пришли? — грозно спросила молодица, остановясь в нескольких от нас шагах. — Нам сказали,— отвечал спокойно Гоголь,— что здесь живет молодица, у которой дитина похожа на поросенка. — Что такое? — воскликнула молодица, с недоумением посматривая то на нас, то на свое детище. — Да вот оно! — вскричал Гоголь, указывая на ребенка,— какое сходство! Настоящий поросенок! — Удивительное, чистейший поросенок,— подхватил я, захохотав во все горло. — Как! моя дитина похожа на поросенка! — заревела молодица, бледная от злости.— Шибенники (достойные виселицы, сорванцы), чтоб вы не дождали завтрашнего дня, сто болячек вам!.. Остапе, Остапе! — закричала она, как будто ее резали.— Скорей, Остапе!..— и кинулась навстречу мужу, который, спеша, подходил к нам с заступом в руках. — Бей их заступом! — вопила молодица, указывая на нас.— Бей, говорю, шибенников! Знаешь ли, что они говорят?.. — Чего ты так раскудахталась? — спросил мужик, остановясь,— я думал, что с тебя кожу сдирают. — Послушай, Остапе, что эти богомерзкие школяры, ироды, выгадывают, — задыхаясь от злобы, говорила молодица,— рассказывают, что наша дитина похожа на поросенка. — Что ж, может быть, и правда,— отвечал мужик хладнокровно. — Это тебе за то, что ты меня кабаном называешь...

Роза: Gata пишет: (намек на голубой мундир Бенкендорфа) У меня ощущение, что в 19 веке синий цвет называли голубым На всех картинах, где АХБ в жандармском мундире, цвет далек от голубого. Gata пишет: вы жалуетесь, что ваша простыня нечиста, когда на ней спали только два француза, один англичанин и одна дама очень хорошей фамилии; разве вы чище этих господ?» Какие грязнули Неудивительно, что чума и холера их косили миллионами.

Falchi: Попалось на просторах интернета. Анекдоты эпохи Николая I Император Николай I, делая смотр Дворянскому полку, заметил на правом фланге незнакомого кадета ростом на голову выше его самого. А надо сказать, что Николай I был человеком огромного роста. - Как твоя фамилия? - спросил царь. - Романов, - ответил кадет. - Ты родственник мне? - пошутил царь. - Так точно, ваше величество. Вы - отец России, а я - ее сын. Крылов одевался крайне неряшливо, носил залитые соусом и жиром сюртуки, надетые вкривь и вкось жилеты, волосы его были растрепаны, в квартире царил вечный беспорядок. Однажды получил он приглашение на придворный маскарад и спросил у одной из опекавших его женщин, в каком костюме явиться ему на маскарад, чтобы никто его там не узнал. - Вы, Иван Андреевич, вымойтесь да причешитесь, и вас никто не узнает. Н. В. Кукольник шел за гробом И. А. Крылова. - Кого это хоронят? - спросил у него прохожий. - Министра народного просвещения. - Разве граф Уваров скончался? - Это не Уваров, а Иван Андреевич Крылов. - Но ведь Уваров - министр, а Крылов был баснописцем. - Это их смешивают, - ответил Кукольник. - Настоящим министром народного просвещения был Крылов, а Уваров в своих отчетах писал басни. Один помещик решил подать Николаю I прошение о приеме его сына в учебное заведение. Он был не больно-то искушен в канцелярских премудростях и не знал точно, как следует обращаться к царю в таких случаях. Подумав немного, помещик вспомнил, что царя именуют "Августейшим", но так как дело происходило в сентябре, то он написал "Сентябрейший государь". Получив прошение, Николай учинил резолюцию: "Непременно принять сына, чтобы, выучившись, не был таким дураком, как отец его".

Роза: Falchi , мерси Falchi пишет: а Уваров в своих отчетах писал басни. Народ у нас за словом в карман не лезет Falchi пишет: Николай учинил резолюцию: "Непременно принять сына, чтобы, выучившись, не был таким дураком, как отец его". Я уже как-то встречала эту историю в книгах

Ифиль: Falchi пишет: - Так точно, ваше величество. Вы - отец России, а я - ее сын. Мило! Falchi пишет: - Вы, Иван Андреевич, вымойтесь да причешитесь, и вас никто не узнает. Это точно! Falchi пишет: но так как дело происходило в сентябре, то он написал "Сентябрейший государь". Получив прошение, Николай учинил резолюцию: "Непременно принять сына, чтобы, выучившись, не был таким дураком, как отец его". Никс Прелесть! Не очень люблю исторические анекдоты, но эти понравились! Рита, спасибо!

Gata: Понравилось про находчивого солдата Романова Надеюсь, Никс наградил его по-родственному :)

Olya: Я тоже слышала про Николая "Сентябрейшего". Обалдеть, до чего люди только не додумаются, а главное ведь - помогло

Gata: Olya пишет: а главное ведь - помогло А ведь точно! :)))

Carolla: Я люблю анекдот про депо, которое как и все склоняется перед вашим величеством"

Gata: * * * Императрица Мария Федоровна спросила у знаменитого графа Платова, который сказал ей, что он с короткими своими приятелями ездил в Царское Село: — Что вы там делали — гуляли? — Нет, государыня, — отвечал он, разумея по-своему слово гулять, — большой-то гульбы не было, а так бутылочки по три на брата осушили. * * * Шеф жандармов, гр. А.Ф. Орлов, сообщил харьковскому архиепископу Иннокентию донесение о том, будто бы он в своих проповедях распространяет учение коммунистов и социалистов. - Ваше сиятельство, - ответил Иннокентий, - кто донес это, тот не взял себе в толк того, что слышал. Между тем, что говорю я и учением коммунистов есть маленькая разница. Коммунисты говорят: "что твое, то мое", а говорю: "что мое, то твое"... Граф Орлов удовлетворился этим ответом и сообщил его императору". * * * Александр III решился прояснить вопрос о своем происхождении и проверить упорные слухи о том, что Павел I был сыном не Петра III, а придворного по фамилии Салтыков. И вот некий историк доложил государю, что согласно всем источникам — мемуарам, донесениям иностранных послов в свои столицы, камер-фурьерским журналам и т. д. — отцом Павла I может быть признан лишь император Петр III. Царь Александр истово перекрестился и сказал: — Слава тебе, Господи, мы — законные. Но через некоторое время к нему явился другой историк, который на основании все тех же мемуаров, посольских донесений и камер-фурьерских журналов с еше большей убедительностью доказывал, что Павел I — сын Салтыкова. Царь опять перекрестился и произнес: — Слава, тебе. Господи, мы — православные. http://history-anekdot.livejournal.com/31585.html

Роза: Это даже вовсе не анекдот, но выглядит анекдотично. "А однажды, уже будучи полковым командиром и готовясь к высочайшему приезду по случаю Пасхи, Дмитрий Трепов немножко переусердствовал. Для нижних чинов, отряженных христосоваться с государем, Трепов подготовил специальный приказ, где всё было расписано до мелочей. «Усов не фабрить, в левой руке держать яйцо», говорилось в документе. Перечитав, Трепов вдруг засомневался и на всякий случай приписал сверху «куриное». Так этот приказ стал историческим." http://borisakunin.livejournal.com/

Gata: Sapienti sat - это не про Трепова

Gata: Из дневника пушкиноведа "5 января 199... У лукоморья дуб зеленый; Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Все ходит по цепи кругом; Интересно, почему Пушкин посадил кота на цепь? Вроде Цявловский об этом писал. Это, мол, в традициях русского лубка изображать кота забавником, затейником и песенником. Кот играет, а остальное зверье танцует и поет. Похоже на правду. Но при чем здесь цепь? Нужно покопаться. 26 февраля 199.. Да, о коте. Вдруг вспомнил, что Юрий Михайлович во время одного из своих семинаров в Тарту заметил: «В романе “Евгений Онегин” Пушкин выразил свой идеал женщины, наделив Татьяну такими взаимоисключающими качествами, как страстность и чувство долга. В поэме «Руслан и Людмила» Пушкин выразил свой идеал кота, посадив это милое животное на цепь, на что у поэта могли быть свои особые причины». Может знал Ю. М. чего? 13 марта 199.. Провел целый день в ЦГАЛИ, работал с материалами В. В. Вересаева к «Пушкин в жизни». Вдруг натыкаюсь на выдержку из дневника Дельвига: «Заехал к Пушкину в Михайловское, нашел его у Арины Родионовны. Мерзкий кот в который раз оросил мою туфлю зловонной жидкостью». Через час после первой удачи вторая - нахожу вариант письма Пушкина Соболевскому: «Безалаберный! Вчера, направляясь к Вульфам, навестил нянюшку мою, Арину Родионовну. Известный тебе подлец Семен так обработал мои туфли, что все гости принюхивались, но, к счастию, так и не догадалась об источнике сильнейшего амбре. Более всех морщила свой очаровательный носик Анна Петровна Керн...» Теперь все понятно! У Арины Родионовны был кот Семен. Видно тот еще кадр! Его-то Пушкин и посадил на цепь, чтобы на туфли не мочился. Пушкинский Кот - это сенсация. Нужно срочно какую заметку написать, застолбить кота. 14 мая 199.. 28 апреля у Агеева была защита, гуляли на банкете. Познакомился там с его тестем, полковником с Лубянки. Выяснилось, что рассекреченные в этом году архивы КГБ включали в себя архивы III Отделения собственной Его имп. величества канцелярии. Я получил пропуск в святая-святых и в первый же день наткнулся на Пушкинского Кота. Дал заказ на копирование, но на всякий случай и перепишу. Из письма графа Бенкендорфа к царю: "Ваше Величество! Нам была доставлена копия записки, посланной г-ном Соболевским графу Федору Толстому: «Брат Федор! Всякий раз по возвращении из Михайловского брат Пушкин положительно дурно пахнет. Как русские дворяне, люди чести и, что немаловажно, друзья Пушкина, мы должны положить предел этому гнусному животному не на словах (а их было сказано немало), а на деле». Ваше Величество, крайне радикальный тон этой записки позволяет предположить наличие заговора против кого-то из достойных граждан нашего Отечества. Позволю себе напомнить, что граф Толстой описан г-ном сочинителем А. Грибоедовым как: Ночной разбойник, дуэлист. В Камчатку сослан был, Вернулся алеутом. И крепко на руку нечист, с чем трудно не согласиться. За господами Соболевским и Толстым установлено круглосуточное наблюдение". Из донесения агента К. графу Бенкендорфу: "Вчера г-да Соболевский и Толстой, переночевав в Пскове и находясь в наилучшем расположении духа, отправились на почтовых в Михайловское имение г-на Пушкина. Не заходя в господский дом, они проследовали к домику крестьянки Арины Родионовны, поймали после превеликих усилий кота, принадлежавшего вышеуказанной крестьянке, и посадили его в заранее приготовленный мешок. Придушив кота, дабы причинял он менее шуму, они отвезли его обратно на почтовую станцию. На станции смотритель за небольшую мзду поместил кота в поклажу жида Мордко из местечка Лохвицы, который сей момент выезжал со станции по направлению к своему дому. Г-да же Соболевский и Толстой, хохоча и веселяся, отправились обратно в Санкт-Петербург. При этом г-н Соболевский приговаривал: «Теперь уж Наталья Николаевна причин отказывать Пушкину не имеет вовсе». Представляя это донесение царю, граф Бенкендорф пишет: «Не будет ли угодно Вашему Величеству вернуть кота законному владельцу? » Николай I наложил высочайшую резолюцию: «Коту и жиду повелеваю отныне и впредь проживать совместно». 13 ноября 199.. Я в Харькове. Выступал на семинаре в университете. Вечером коллеги потащили на проводы семьи Лохвицких, которые уезжают в Америку. Красавец-кот собирается в дорогу вместе с ними. Разговорился с главой семьи, Марком. Он рассказал, что уже почти два века в их семье всегда есть кот Семен, и имя это переходит от отца к сыну: - Мой пра-пра-прадед как-то повез партию мануфактуры из Лодзи в Псков, а вернулся домой с котом в мешке, который подсунули ему на почтовой станции. Прадед приютил кота и полюбил его. В следующей поездке разговорился со станционным смотрителем. Тот признался, что кота подложил он по просьбе двух важных господ, друзей поэта Пушкина. Кот, скорее всего, тоже был Пушкина, потому что михайловские мужики спустя некоторое время искали кота, но так и не нашли. А имя коту - Семен. Прадед был поклонником великого поэта и полюбил кота еще больше. В семье есть предание, что кот несколько раз убегал, а потом, к ужасу всех евреев местечка, эскадрон конных жандармов привозил его назад, но я в это не верю. Прадед завел от Семена котят и одного из них оставил, назвав снова Семеном. Так оно и идет до сих пор..."

Annie: Эпиграммы А. С. Пушкин <на Н. М. Карамзина> В его "Истории" изящность, простота Доказывают нам, без всякого пристрастья, Необходимость самовластья И прелести кнута. (1818) *** Когда б писать ты начал сдуру, Тогда б, наверно, ты пролез Сквозь нашу тесную цензуру, Как внидешь в царствие небес. (1820) Жалоба Ваш дед портной, ваш дядя повар, А вы, вы модный господин, - Таков об вас народный говор, И дива нет- не вы один. Потомку предков благородных, Увы, никто в моей родне Не шьёт мне даром фраков модных И не варит обеда мне. (1823) <на М. С. Воронцова> Полу-милорд, полу-купец, Полу-мудрец, полу-невежда, Полу-подлец, но есть надежда, Что будет полным наконец. (1824) *** Нет ни в чём вам благодати; С счастием у вас разлад; И прекрасны вы некстати, И умны вы невпопад. <1825> <на Александра I> Воспитанный под барабаном, Наш царь лихим был капитаном: Под Австерлицем он бежал, В двенадцатом году дрожал, Зато был фрунтовой профессор! Но фрунт герою надоел - Теперь коллежский он асессор По части иностранных дел! (1825) А. М. Жемчужников Эпитафии 1 Газете "Весть" О том, что "Вести" нет, воздержимся тужить: Она своим друзьям жить долго приказала; И "Вести" партия без "Вести" будет жить, - Не скажут про неё, что без вести пропала. 2 Нашему прогрессу Он рос так честен, так умён, Он так радел о меньших братьях, Что был Россией задушён В её признательных объятьях. 3 Нашей цензуре Тебя уж нет!.. Рука твоя Не подымается, чтоб херить, - Но дух твой с нами, и нельзя В его бессмертие не верить!.. (1871) Д. Д. Минаев <на П. Д. Боборыкина> 1 Надпись к роману г. Боборыкина "В путь-дорогу!" "В путь-дорогу!" - новейший роман! Для какой же он публики дан? Да спасут Боборыкиа боги: Сбился он и с пути и с дороги. (1863) 2 Боборыкину в роли Чацкого [Эпиграф к эпиграмме]: Карету мне, карету! "Горе от ума", акт IV На сцене видя пьесу эту, Я об одном лишь плакал факте, Что Боборыкину карету Не предложили в первом акте. (1864) При новой постановке "Горя от ума" Вот занавес взвился, и вскоре Решила публика сама: На сцене видели мы горе, Но не заметили ума. (1869 или 1870) *** Нельзя довериться надежде, Она ужасно часто лжёт: Он подавал надежды прежде, Теперь доносы подаёт. <1870> При чтении романа "При Петре I" (соч. Клюшникова и Кельсиева) По паре ног у них двоих, Теперь же видя вкупе их, Два автора, на удивлень многим, Являются одним четвероногим. (1871)

Роза: Gata пишет: Из донесения агента К. графу Бенкендорфу: "Вчера г-да Соболевский и Толстой, переночевав в Пскове и находясь в наилучшем расположении духа, отправились на почтовых в Михайловское имение г-на Пушкина. Это в моих планах на следующий год. Псков, Пушкинские горы и любовные донесения пану графу.

Gata: Annie, спасибо за подборку эпиграмм Люблю этот емкий вид творчества. Annie пишет: Нет ни в чём вам благодати; С счастием у вас разлад; И прекрасны вы некстати, И умны вы невпопад. Александр Сергеевич недаром наше всё - вот умел обкомлиментить парой строк, как больше никому не дано Annie пишет: Нашему прогрессу Он рос так честен, так умён, Он так радел о меньших братьях, Что был Россией задушён В её признательных объятьях. 1/4 Козьмы Пруткова тоже не подкачала Роза пишет: Псков, Пушкинские горы и любовные донесения пану графу Пану графу, пожалуйста, всё то же, но в обратной последовательности

Annie: Роза пишет: Это в моих планах на следующий год. Псков, Пушкинские горы А мы в том году хотели поехать на машине в Пушкинские Горы, но потом узнали, какие хорошие там дороги В общем, машину стало жалко... Gata пишет: Люблю этот емкий вид творчества Эпиграммы я тоже очень люблю! Уместить в четыре, реже восемь строчек (хотя бывают и очень длинные эпиграммы) свою мысль, в меру завуалировать (но чтоб всё-таки можно было понять), подобрать точный эпитет или сравнение или придумать удачный каламбур - это такой талант иметь надо!

Gata: Вот еще пара забавных историй :) Карточный развод Князь Александр Николаевич Голицын был отличнейшим человеком: любил выпить, побалагурить и, конечно, поиграть в карты. Супругу княгиню Марию Григорьевну он страшно раздражал, вот она и завела роман с его ближайшим другом – графом Львом Кирилловичем Разумовским. Как ты понимаешь, развод в XIX веке популярностью не пользовался. Тогда Александр Николаевич и Лев Кириллович сели играть в карты, при этом на кон Голицын поставил собственную жену. Когда князь ожидаемо проиграл, счастливая Мария Григорьевна взяла под руку графа Льва Кирилловича и покорно молвила: «Долги надобно платить». Так граф Разумовский и княгиня Голицына стали жить вместе. Правда, общество долго не хотело признать их брака по любви и азарту. Ровно до того момента, пока император Александр I, приглашая Марию Григорьевну на танец, не назвал ее графиней. А как известно, слово императора – всему голова. Собака Торопова Прелюбопытное пари было заключено в 40-х годах XIX века между генерал-губернатором Новороссийского края Воронцовым и его другом, местным помещиком Тороповым. Эти почтенные господа были приглашены наблюдать показательное задержание контрабандистов на таможне. По завершении процедуры Торопов скептически заявил, что контрабанда на Новороссийской таможне поставлена из рук вон плохо, он бы сам справился гораздо лучше. И уж, конечно, не был бы пойман. «Вот это вы зря, – нахмурился начальник таможни, – мимо нас ни один мошенник не пройдет». «А хотите пари? – неожиданно оживился Воронцов. – Ставлю сто тысяч на то, что не удастся провезти контрабанду!» «Принято, – согласился Торопов. – Мое имение против ваших ста тысяч!» Они сговорились, что назавтра помещик появится на таможне с бриллиантами, кружевами и разными драгоценностями на десять тысяч рублей. Если все это не будет обнаружено в ходе досмотра, он выигрывает спор. Ровно в полдень следующего дня экипаж Торопова подъехал к таможенной заставе. Помещик послушно прошел в комнату для досмотра, где его раздели и тщательным образом прощупали одежду и белье. Нигде ничего. Точно так же был досмотрен кучер, отпороли обивку экипажа – никаких результатов. Тут начальник таможни попросил разрешения разрубить коляску, уплатив хозяину ее стоимость в случае неудачи. «Рубите!» – ухмыльнулся Торопов. Таможенники в щепки разнесли экипаж, но так ничего и не нашли. В конце концов мрачный начальник таможни развел руками перед генерал-губернатором: «Досмотр окончен». «Где же ваша контрабанда?» – спросил Воронцов хит-ро улыбавшегося помещика. Тот свистнул, и к нему подбежал белый пудель. Собака приехала вместе с помещиком и все это время преспокойно сидела у крылечка. Торопов аккуратно разрезал шкуру у нее на спине, и оказалось, что это была обычная бритая дворняга, на которую ловкий «контрабандист» намотал кружев, перемежая их драгоценностями, а сверху аккуратно прикрыл все это куском пушистого меха. Тут уж всем ничего не оставалось, как признать, что Торопов выиграл пари. http://amazin.ru/blog/sobaka_toropova/2013-04-18-1028 http://kuma-lisa.livejournal.com/12536.html

Царапка: Ловкий тайник с пуделем!

Роза: Annie пишет: А мы в том году хотели поехать на машине в Пушкинские Горы, но потом узнали, какие хорошие там дороги До Пскова я все-таки доехала. Только что вернулась. Пушкинские горы ждут. Gata пишет: Пану графу, пожалуйста, всё то же, но в обратной последовательности Какой же граф все-таки душка.

Princess Alexandrine: Да, император Николай Павлович просто звезда анекдотов! У меня есть сборник "Занимательные истории из жизни Романовых", там в том числе есть и анекдоты. Николаю Павловичу самый большой раздел посвящен))

NataliaV: Gata пишет: В семье есть предание, что кот несколько раз убегал, а потом, к ужасу всех евреев местечка, эскадрон конных жандармов привозил его назад Это не возможно читать без слез от смеха. Princess Alexandrine пишет: Николаю Павловичу самый большой раздел посвящен)) Лера, пожалуйста, напиши нам хотя бы парочку.

Princess Alexandrine: NataliaV пишет: Лера, пожалуйста, напиши нам хотя бы парочку. Там про него не столько анекдоты, а просто истории из его жизни, предания глубокой старины.

NataliaV: Princess Alexandrine пишет: Там про него не столько анекдоты, а просто истории из его жизни, предания глубокой старины. Тоже любопытно.

Princess Alexandrine: Однажды в присутствии Николая Павловича генерал Петр Дараган заговорил по-франзуски, сильно грассируя. Николай, вдруг сделав преувеличенно серьезную мину, начал повторять за ним каждое слово, чем довел до приступа смеха свою жену. Дараган, пунцовый от стыда, выскочил в приемную, где Николай догнал его и, поцеловав, объяснил: - Зачем ты картавишь? За француза тебя никто не примет; благодари Бога, что ты русский, а обезьянничать никуда не годиться. *** Николай стеснялся ранней лысины. Чтобы скрыть этот недостаток, государь носил парик. Но однажды государь прилюдно расстался с ним. Это случилось после рождения первой внучки, в 1842 г. Поучив радостное известие, Николай Павлович перед строем кадетов сорвал пари с головы и, поддав его ногой, задорно крикнул: - Теперь я дедушка, прочь его! *** Во время Крымской войны Николай I, возмущенный всюду обнаружившимися хищениями, в разговоре с наследником сказал: - Мне кажется, что во всей России только ты да я не воруем. *** Осматривая постройки Брест-Литовской крепости, император Николай I в присутствии иностранных гостей, хваливших работы, поднял кирпич и, обратившись к одному из окружающих его лиц, спросил, знает ли, из его тот сделан? - Полагаю, из глины, ваше величество. - Нет, из чистого золота, - отвечал государь, - по крайней мере, я столько за него заплатил. *** однажды, играя в избранном кругу в вист-преферанс, Николай Павлович объявил игру без козырей. - Ваше величество, конечно, изволили забыть, что игры бескозырные запрещены, сказал стоявший подле граф Орлов. - Это так, отвечал государь, - но ведь я сам козырь.

Ифиль: Princess Alexandrine пишет: Николай стеснялся ранней лысины. Чтобы скрыть этот недостаток, государь носил парик. Но однажды государь прилюдно расстался с ним. Это случилось после рождения первой внучки, в 1842 г. Поучив радостное известие, Николай Павлович перед строем кадетов сорвал пари с головы и, поддав его ногой, задорно крикнул: - Теперь я дедушка, прочь его! Какая прелесть. Princess Alexandrine пишет: Во время Крымской войны Николай I, возмущенный всюду обнаружившимися хищениями, в разговоре с наследником сказал: - Мне кажется, что во всей России только ты да я не воруем. Princess Alexandrine пишет: Ох, в наши бы дни.

Princess Alexandrine: Ифиль пишет: Какая прелесть. Да.. Только жаль, что маленькая Александра, его первая внучка, скончалась еще при жизни дедушки... Ифиль пишет: Ох, в наши бы дни. Да. Я так сразу представляю императора, сокрушающегося о коррупции.

Царапка: Любопытные анекдоты. Я знала про "все воруют".

Princess Alexandrine: Про "воруют" - тема вечная..

Роза: Princess Alexandrine пишет: благодари Бога, что ты русский, а обезьянничать никуда не годиться. Хорошо сказал!

Gata: Меня умилило про парик и дедушку Спасибо, Лера! * * * Вот еще пара любопытных историй, спешу поделиться, пока не забыла и ссылку не потеряла :) Современные наши толстосумы действуют без фантазии и огонька. Количество потраченных денег, конечно, поражает, но в качество не переходит, а значит, в истории не останется. То ли дело раньше… Царям соперник Люди, сделавшие капиталы на уральских недрах, не разменивались на драгоценности или острова. Рядовые золотоискатели мыли лошадей шампанским, а не самый крупный заводчик Любимов насмерть подавился, когда жрал со сметаной бумажные ассигнации. Но всех в этом плане переплюнул Прокофий Демидов. Единственное, что роднит его с нынешними уральскими богачами, так это строка в официальной биографии: «За время владения заводами он не построил ни одного нового предприятия». Но зато как умел тратить не им приобретённое!.. Роскошный ботанический сад в Москве. Со свободным входом, заметим. Московские дамы и барышни повадились воровать там цветы и саженцы экзотических растений. Современный олигарх закрыл бы всё на замок да ещё и поставил бы вооружённую охрану. Демидов же поступил гораздо остроумнее. Снял античные статуи, а вместо них поставил на пьедесталы голых мужиков, которые хватали воровок за мягкие места. В другой раз ему захотелось прокатиться на санях. Оно бы и ничего, но дело было в июле. Что ж - в Москве закупается вся соль, и её хватает, чтобы засыпать «зимник» на пять вёрст. Четверть часа катания - и Прокофий о своей затее забывает, а вот соль с «зимней дороги» дозволено брать всем, и бесплатно. У него просили деньги даже цари. На войну с турками не хватало 4 млн руб. Екатерина II велела графу Орлову занять денег у Демидова. Тот согласился, но с одним условием: «Матушке-царице денег не дам. Она августейшая особа, а я - мужик. Знаем мы царей - и денег не вернут, и высечь изволят. А вот тебе, граф, дам. Но если в срок не вернёшь, отвешу тебе при свидетелях три оплеухи». Сибирский патриций Один губернатор отдалённой сибирской области был очень богат и прослыл большим оригиналом… Нет, это не про Абрамовича, его яхту и футбольный клуб «Челси». Ничего оригинального в этих покупках нет. А вот в деяниях тобольского губернатора Дениса Чичерина, екатеринин-ского вельможи, богача и сумасброда, - очень даже. Все чиновники его ведомства были вынуждены одеваться, даже лютой сибирской зимой, в римские тоги. И изъясняться исключительно по-латыни. Потому что «их сиятельство» решили завести себе настоящий античный сенат - за свои, разумеется, деньги. Взамен церковных праздников Чичерин учредил день «Открытия новой благодати». Простому народу задавал роскошные обеды, достойные римских императоров. А вот чиновников, что проворовались, запрягал в свой экипаж, сёк кнутом и катался на них по городу. Когда же его личная казна иссякла, взял роту солдат с пушками и окружил имение купца Сибирякова, чтобы тот отдал наворованные у государ-ства капиталы, каковые и были пущены на очередной праздник. http://www.aif.ru/money/article/64242

Роза: Корнет, по случаю твоего дня рождения Джон Шемякин порадовал новой исторической зарисовкой Отсюда http://gilliland.livejournal.com/372783.html#comments Самое интересное у нас начиналось и начинается уже после стихийного бедствия. Во время стихийного бедствия люди руководствуются кто чем. Кто героизмом, кто приказом, кто страхом, кто безумием. После буйства стихий начинается повальное восстановление, в котором всех прежних участников-героев объединяет иное чувство: возместить! В 1777 году в Санкт-Петербурге случилось наводнение. Сильное. Корабли проносилсь мимо Зимнего дворца в сторону Невской перспективы, другие корабли нашли своё успокоение на Васильевском острове. Сносило и корёжило так, что моё почтение. Естественно, что смыло и огромное количество стратегически необходимых в наступающей зиме дров. Весь город Петра кинулся искать свои пропавшие дрова. А дрова не именные, на них печатей нет, поэтому конфликты. На помощь полиции рассчитывать было трудно. Она сама без дров. На вызовы выдвигалась бодро, конфисковывала все спорные дрова и кряжисто возвращалась на место своей дислокации. К полиции старались не обращаться, а решать дело поллюбовно, т.е. с битьём рож, кражами и выворачиванием рук. К дровяному промыслу не могли не подключиться и властные структуры, органы народного просвещения, армия, Синод. Синод выпустил на улицы монахов, гвардия двинула в город команды "охотников за дровами", частные лица тоже без дела не сидели. Заселённая будущей коренной питерской интеллигенцией огородная Лиговка, утесняемая императорским слоновником на 40 слоно-посадочных мест, кинулась к слонам, ломать ограждение. А слонам оказалось тоже дрова нужны. Как и их смотрителям. Вышло чудесно. Трём слонам удалось пробиться на волю и они куролесили ещё три дня по мятущемуся городу, сея вокруг "удивление, испуг и неурочные роды титулярной советницы Вилькенстром". Так вышло, что часть дров прибило к Воспитательному дому, в котором Иван Бецкой воспитывал сирот, образовывавшихся из-за климата, голода и эпидемий. Бецкой был мужчина с непростой биографией и большими возможностями. Его отчётливо подозревали в том, что он не только незаконный сын князя Трубецкого, но и папаша императрицы Екатерины Алексеевны. И вот к этому богоугодному заведению прибило 1 311 сажень дров. Прибило неаккуратно, рабросаны дрова были по всем лугам и окрестностям. Сироты собирали дрова, тащили их на себе, укладывали в порядке. Как только сиротская работа была произведена и дрова получили достойный товарный вид, первой на них накинулась императорская Академия художеств. И затребовала дрова себя для нужд искусства. Что понятно. У художников нервы обнажены до предела, фантазия развита до крайности, времени свободного вагоны и замерзать зимой не хотят. Хотят в тепле творить. Академия послала письмо, основной смысл которого - все ваши дрова наши, не доводите творцов до греха! Вслед за академическими художниками к сиротским дровам протянули руки лейб-гвардии Конный полк, Шляхетский корпус, частные лица. Эти просто приезжали с подводами и орали. Сироты " до распоряжения высокого начальства" отбивали свои дрова отчаянно. "Воспитанники Сиротопитательного дома", как называли их, любя, враги в дровяной войне, нападали на приезжающих за брёвнами, "пользуясь своей отчаянностью и выстроенным математическим лабиринтом из древ, кольев, дров и оград". Приезжаете вы с бумагой от комендатуры за дровишками и погружаетесь в математический лабиринт, в котором затаилось до трех десятков смышлёных, обученных Бецким сирот, за плечами у каждого из которых много того, что если вам и снилось, то вы кричали и, проснувшись, плакали. И вечереет уже. только чьи-то глазки посверкивают в щелях лабиринта, смешки и такое, знаете, позвякивание неприятное с поскрипыванием и смешками. Дровяные набеги сменились осадой. Всего Сиротскому дому насчитали от Академии художеств, двух гвардейских полков, комендатуры Санкт-Петербурга, дровяного промышленника Карпова 5 580 саженей смытых беспощадной Невой дров. При условии, что к Воспитательному дому прибило 1 311 саженей, бухгалтерия казалась безукоризненной. От двора последовало суровое распоряжение, свойственное своей беспощадностью всей российской власти со времён Гостомысла: "Разбирайтесь по совести!" Двор и императрицу понять было можно. Каждый божий день в дверь вползают жертвы водяного бедствия со всё увеличивающимися в отчётах потерями, причитают и хотят. По совести решали ещё с полгода. Математический лабиринт очень выручал. Воспитанники физически и умственно развивались. Укрепляя фортецию, овладевали пространственным мышлением второго уровня, коллективно сплачивались. Выявлялись лидеры, авторитеты появлялись. Из толпы наловленных второпях сирот крепла команда, находящаяся на осадном положении круглосуточно. Говоря прямо, вся эта история с дровами у Сиротского дома, обороняющегося от академиков и гвардейцев - это история грандиозного воспитательного опыта, тренинга в экстремальных условиях. Как только миновала зима, и раскраснелась робкой финской красавицей петербургская весна, т.е. когда дрова просохли, случилось непоправимое. Ночью случайно всё-всё сгорело. И математический лабиринт, и часть Воспитательного дома. Эксперимент по воспитанию новых россиян решили перенести на улицу Миллионную. Императрице очень понравилось, что воспитанники шли за телегами, перевозившими их скарб, "уверенно маршируя, ловко подчиняясь командам своих классных воспитателей". Иван Бецкой ехал впереди процессии верхом на жеребце Витязёк.

Gata: Колония Макаренко 18-го века Роза, спасибо тебе и Шемякину за историю с дровами!

Gata: Старинные анекдоты о защитниках Отечества * * * Как-то раз Петр I, одетый в простое платье, зашел в кабак, которых в Петербурге было заведено немало, и подсел к одному солдату. Разговорились, и за приятной беседой решил солдат угостить своего нового знакомого и выпить за его здоровье. А так как денег у солдата уже не было, заложил он у кабатчика свой палаш. Выпили, и тут Петр его спрашивает: — Что ж ты наделал? А ну как завтра государев смотр, что тогда? — Э, не беда! Авось, не будет никакого смотра! Наутро Петр приехал в полк, в котором служил его вчерашний собутыльник. Полк построился. Царь, проходя по рядам, тут же узнал вчерашнего солдата, велел ему выйти из строя и говорит: — А ну, руби меня палашом! Солдатик тоже царя узнал, вспомнил вчерашнее, а в ножнах у него вместо палаша — деревяшка закрашенная. — Никак нет, не могу я поднять оружие на Ваше императорское величество! — Руби, тебе говорят! — грозно приказал Петр. Поднял тогда солдат глаза к небу: — Не могу я ослушаться. Царь небесный, обрати сие грозное оружие в дерево! Размахнулся и — только щепки полетели! Петр рассмеялся и за смекалку пожаловал солдату серебряный рубль. * * * Императрица Екатерина II обладала замечательным тактом и никогда не позволяла себе обидеть человека, попавшего в затруднительное положение, даже если имела дело с откровенным глупцом. Однажды она принимала одного старого заслуженного генерала. Любезная и обходительная государыня быстро поняла, что умение вести светскую беседу не входит в число талантов бравого вояки, и чтобы поддержать разговор, решила навести старика на близкую ему тему. — Никогда я не могла хорошенько понять, какая разница между пушкой и единорогом? — спросила она генерала. — Разница большая, — с готовностью отвечал тот, — сейчас доложу Вашему величеству. Вот извольте видеть: пушка сама по себе, а единорог сам по себе. — А, теперь понимаю, — с улыбкой сказала императрица. * * * После Альпийского похода Суворова Павел решил выбить специальную медаль, на которой бы отражалось и участие австрийцев, хотя они лишь мешали общему делу. Суворов, к которому Павел обратился с просьбой предложить вариант надписи, дал такой совет: медаль сделать одинаковой и для русских, и для австрийцев. Но на «русской» выбить слова: «С нами Бог», а на «австрийской»: «Бог с нами». * * * У императора Павла I многое зависело от того, в каком он находился расположении духа. Когда на него накатывало благодушное настроение, он сыпал милостями направо и налево. Как-то зимой Павел выехал из дворца прокатиться на санках. Дорогой он заметил офицера, который был настолько навеселе, что шел, покачиваясь. Император велел своему кучеру остановиться и подозвал к себе офицера. — Вы, господин офицер, пьяны,— грозно сказал государь,—становитесь на запятки моих саней. Офицер занял место за царем и поехал ни жив, ни мертв. От страха у него и хмель пропал. Так проезжают они мимо нищего, протягивающего к прохожим руку. Тут на офицера вдруг что-то нашло и он закричал государеву кучеру: — Остановись! Павел с удивлением оглянулся назад. Кучер остановил лошадь. Офицер слез с запяток, подошел к нищему и, вынув какую-то монету, подал милостыню. Потом он возвратился и встал опять на запятки за государем. Эта выходка понравилось Павлу. — Господин офицер, — спросил он, — какой ваш чин? — Штабс-капитан, государь. — Неправда, сударь, капитан. — Так точно, капитан, ваше величество, — отвечает офицер. Поворотив на другую улицу, император опять спрашивает: — Господин офицер, какой ваш чин? — Капитан, ваше величество. — А нет, неправда, майор. — Так точно, майор, ваше величество. На обратном пути Павел опять спрашивает: — Господин офицер, какой у вас чин? — Майор, государь, — было ответом. — А вот неправда, сударь, подполковник. — Так точно, подполковник, ваше величество. Наконец они подъехали ко дворцу. Соскочив с запяток, офицер самым вежливым образом говорит государю: — Ваше величество, день такой прекрасный, не угодно ли будет прокатиться еще несколько улиц? — Что, господин подполковник? — сказал государь. Вы хотите быть полковником? А вот нет же, больше не надуешь, довольно с вас и этого чина. Государь скрылся в дверях дворца, а спутник его отправился в казарму подполковником. * * * Во время заграничного похода русской армии атаман Матвей Иванович Платов полюбил пить с прусским фельдмаршалом Блюхером, хотя тот не знал ни слова по-русски, а Платов не разумел немецкого. Шампанского Платов не любил, но был пристрастен к цимлянскому, которого имел порядочный запас. Бывало сидят, молчат, да и налижутся. Когда Блюхер в беспамятстве сползал под стол, адъютанты поднимали его и относили в экипаж. Платов, оставшись один, всегда жалел о нем: — Люблю Блюхера, славный, приятный человек, одно в нем плохо: не выдерживает. * * * Канцлер Нессельроде однажды всеподданнейше донес Николаю I на капитана 1-го ранга Невельского, что тот самовольно поднял российский флаг в спорном месте на Дальнем Востоке, чем вызвал гнев Англии и прочие международные осложнения. За это, по мнению министра, ослушника следовало разжаловать в матросы. Выслушав Нессельроде, царь повелел: Невельского произвести в адмиралы. Что же до его самоуправства, вызвавшего такую изжогу у Англии, то император изрек: — Там, где однажды поднялся российский флаг, он уже опуститься не может. http://sergeytsvetkov.livejournal.com/393998.html

Sheena: Gata , спасибо за замечательную подборку к празднику, посмеялась от души, особенно над катанием по улицам и Блюхером А последний крайний анекдот возьму на заметку - вдруг с торгового на военный флот переквалифицироваться придется, а там я уж знаю как до адмирала дойти

NataliaV: Gata пишет: — Там, где однажды поднялся российский флаг, он уже опуститься не может. Аминь. Севастополь - город русской военно-морской славы.

Gata: * * * Двое ученых, один русак, а другой пруссак, спорили о старом и новом штиле. Пруссак многими доводами доказывал, что григорианское счисление вернее старого, говоря, что в 1592 году от искусных математиков найдено 10 дней излишка в старом календаре, считая от Юлия Кесаря по сие время. "Тем для нас лучше,-- отвечал русак,-- ибо, когда новое счисление верно, то последний суд будет у вас ранее, нежели у нас, и когда дойдет до нас, то уже ад будет полон". * * * Двое, русак да поляк, будучи в трактире, спросили ужинать. Хозяйка им сказала, что у ней только осталось небольшой кусок вареной баранины и одна жареная куропатка. Каждому хотелось поесть дичинки и, долго о том между собою ссорясь, напоследок согласились покушать баранины, а куропатку съесть завтра тому, кому изних привидится лучший сон, и пошли спать. Русак, приметя, где положена была та птица, и встав ночью, ее убрал. Поляк, выдумав поутру сказать великолепный сон: "Я, брат, был ангелами взят на небо в вечное блаженство, и тебе не удастся видеть такого хорошего сна".-- "А я видел, как ты полетел в рай,-- отвечал русак,-- и после того съел куропатку, думая, что ты уже оттуда не возвратишься". * * * Людовик XII, будучи герцог, получил многие озлобления и досады от двух придворных господ, бывших в милости при прежнем короле. То некто из его любимцев побуждал его к оказанию им гнева и отмщения. "Недостойно королю,-- отвечал он,-- мстить обиды, оказанные герцогу". * * * Одноглазый, встав рано, пошел в поле и на пути встретился с горбатым, которого он, поздравя с добрым утром, промолвил, насмехаясь: "Рано ты поднялся с своею ношею".-- "Правда,-- отвечал горбатый,-- я нагрузился прежде, нежели у тебя еще одно окно было открыто". * * * Франциск I наложил у себя некую новую подать. Тогда ему донесли как об оскорблении величества, что народ, несмотря на его особу, очень ропщет. На то он, смеясь, сказал: "Пусть они говорят, надобно им за свои деньги иметь некое утешение". * * * Никакой народ не получает столько имен при крещении, как ишпанцы. Случилось одному ишпанцу, пришедшему ночью в сильный дождь, который его пробил до кожи, в корчме просить ночлега и стучаться у ворот. Тогда хозяин, встав, спросил: "Кто?" А он отвечал: "Дон Санхо Ал фоне Рамир Педро Карлос Франциск Доминик Стунига" -- и прочее. Хозяин, имея у себя только одну порожнюю постелю, отвечал грубо, что у него для такой ватаги ночлега нет, и опять лег спать, а тот глупец принужден брести далече до другой корчмы. * * * Школьник, принеся чинить сапоги, у коих пробились запятки, говорил сапожнику: "О ты, куриозный транслатер, немалым трудом и потом в науке и искусстве такого явного совершенства в починках обветшалых калькументов достигший, приставь мне два семицыркула к моим суппедиторам". Краткие замысловатые повести из Писмовника Николая Курганова

Царапка: Сильно школьник задвинул!

Princess Alexandrine: Gata пишет: После Альпийского похода Суворова Павел решил выбить специальную медаль, на которой бы отражалось и участие австрийцев, хотя они лишь мешали общему делу. Суворов, к которому Павел обратился с просьбой предложить вариант надписи, дал такой совет: медаль сделать одинаковой и для русских, и для австрийцев. Но на «русской» выбить слова: «С нами Бог», а на «австрийской»: «Бог с нами». Обожаю Александра Васильевича!

Princess Alexandrine: "Государь начал говорить с командовавшим неприятельским генералом Пакто, который в ответах своих называл Его Величество генералом. "Вы говорите с императором", - сказал я Пакто. "Это невозможно, - отвечал он, - сколь наш Государь ни храбр, но он верно не пойдет в атакую на пехоту с одной конницею". Император, услыша мой разговор с генералом Пакто, сказал мне, чтобы я не выводил его из заблуждения..." А.И. Михайловский-Данилевский о Александре I. Однажды во время своего путешествия в Вятку в 1824 году, Александр Павлович остановился у станции на Сибирском тракте. Пока перепрягали лошадей, император вышел прогуляться по большому селению. Государь , зашёл в одну из небольших избушек. Изба была аккуратная, чистая, а внутри сидела старуха за прялкой. Он попросил напиться. Бабка, не знавшая о приезде царя, подала ему жбан кваса. Напившись, Александр спросил её, не видала ли она Царя. - Где ж мне, батюшка, видеть его? Говорят, проезжать мимо будет, вона народ валит , где уж мне, старухе-то? В то время входит в избу адъютант и докладывает: - Экипажи готовы, Ваше Величество! Старуха вдруг вскочила, сорвала с головы шамшуру и начала вопить: - КАРАУУУЛ!!!! Государь удивился: -Что такое, старушка?! Что кричишь? - Прости меня грешную, батюшка Царь! Нам велено было кричать, как тебя завидим, а что кричать - не сказали. Государь рассмеялся, а когда уходил, оставил на столе красную ассигнацию.

Gata: Princess Alexandrine пишет: - КАРАУУУЛ!!!! Государь удивился: -Что такое, старушка?! Что кричишь? - Прости меня грешную, батюшка Царь! Нам велено было кричать, как тебя завидим, а что кричать - не сказали Как это по-нашему

Princess Alexandrine: Gata пишет: Как это по-нашему Бедный, бедный царь Два генерала, герои Отечественной войны 1812 года - Милорадович и Уваров, очень плохо знали французский язык, но в аристократическом обществе старались говорить по-французски. Однажды за обедом у государя Александра I они сели по обе стороны русского генерала графа Александра Ланжерона (1763-1831), француза, и все время разговаривали между собой. После обеда Александр I спросил Ланжерона, о чем так горячо говорили Уваров и Милорадович. - Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски.

Роза: Princess Alexandrine пишет: - Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски. Тонко

Светлячок: "Николай I, отдыхая в одном из загородных дворцов, часто ездил наблюдать за военными учениями. И вот как-то у дороги, по которой следовал император, оштрафованные солдаты рыли канаву. Завидев царский экипаж, солдаты вытянулись в шеренгу, сняли шапки, безмолвно дожидаясь, пока государь проедет, чтобы снова приняться за работу. С ними, как с наказанными, по принятым тогда правилам император не мог поздороваться словами: «Здорово, молодцы!» Подобная сцена повторилась и на следующий день. Невозможность приветствовать солдат, пусть и провинившихся, мучила Николая. Император не выдержал и своим неподражаемым по мощи голосом крикнул: — Здорово, шалуны! Нечего и говорить, каким восторженным «Здравия желаем, Ваше Императорское Величество!» отвечали солдаты на хитрость царя, ловко обошедшего строгое правило". Отсюда http://nicholas-i.livejournal.com/369665.html?mode=reply#add_comment

Gata: Вот не зря мы Никса так любим!



полная версия страницы