Форум » Мезонин » Сиятельный жандарм » Ответить

Сиятельный жандарм

Роза: Как обещала, выкладываю некоторые факты из жизни Александра Христофоровича Бенкендорфа. Приглашаю поговорить об этом удивительном человеке, которого незаслуженно в советское время окрестилии исключительно императорским цербером.

Ответов - 285, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Бреточка: Klepa пишет: ага, и куда не ткни везде БН а хде БН там мы Короче мы повсюду Алекса пишет: Наш Беня именно такой, он не может быть другим

Роза: Klepa пишет: благодаря вам буду знать о Бене все Угу, мы вас Беней еще достанем Алекса пишет: Наш Беня именно такой, он не может быть другим Надо же было как-то довести до ума то, что нам показали в БН А Беня там, мама дорогая

Самсон: Пора бы уже нашему правительстве реабилитировать имя АХБ и поставить в один ряд с героями 1812 года - Барклаем, Багратионом и др.

Gata: Самсон пишет: Пора бы уже нашему правительстве реабилитировать имя АХБ и поставить в один ряд с героями 1812 года - Барклаем, Багратионом и др. Ой, это едва ли. Но и на том спасибо, что в последние годы стали появляться адекватные публикации. Правда, БН была снята еще в русле старой идеологии, но это уже для нас не так страшно :)

Царапка: В БН Беня исключительно обаятелен :)))

Gata: Царапка пишет: В БН Беня исключительно обаятелен :))) Будь иначе, мы бы к нему и не прониклись

Алекса: Царапка пишет: В БН Беня исключительно обаятелен Мне он там гадким показался Если бы не ролевая игра Восток, таким бы и был до сих пор

Царапка: Для меня БН-Бенкендорф - единственный персонаж, который я воспринимаю исключительно внешне (в т.ч. голос и манеры), что он делает - не имеет значения :)))

Алекса: Царапка пишет: Для меня БН-Бенкендорф - единственный персонаж, который я воспринимаю исключительно внешне (в т.ч. голос и манеры), что он делает - не имеет значения :))) Т.е. тебе не важно, что он может быть таким противным, как в БН?

Царапка: Я имею в виду именно БН, Владимира Качана в синем мундире.

Алекса: Царапка пишет: Я имею в виду именно БН, Владимира Качана в синем мундире. Когда дело в актере, неважно кого он играет. Все равно нравится Я люблю Елену Корикову и Марину Казанкову, поэтому мне их героини тоже очень нравятся

Царапка: Алекса, я стараюсь не вдумываться, что Бенкендорф делает, чтобы не испортить впечатление :))) к тому же у него есть отмазка - работа такая. Но мелочность всё равно лишняя.

Алекса: Царапка пишет: Но мелочность всё равно лишняя. А где он был мелочным в БН?

Царапка: когда заставил Оболенского отказать Анне в поступлении в театр.

Роза: Царапка пишет: когда заставил Оболенского отказать Анне в поступлении в театр. У него были свои резоны

Царапка: Мелкие, мстить цесаревичу, преследуя начинающую артистку - не его уровень должен был быть.

Gata: Милые подруги, в этой темке мы говорим о реальном АХБ :) Хоть, согласна, не будь сериального, мы бы не заинтересовались и реальным, однако же... ГОЛУБЫЕ АНГЕЛЫ "Народ любит жандармов" Алексей ФИЛИППОВ 13 июля 1826 года Александр Христофорович Бенкендорф возглавил III Отделение собственной Его императорского Величества канцелярии; чуть раньше он был назначен шефом жандармов. Корпус жандармов был детищем Александра Христофоровича: он выносил эту идею, убедил государя (тот был его близким другом) в ее необходимости, и Николай I назначил его шефом голубых мундиров в день своего тридцатилетия. Затем Александр Христофорович превратился в миф: темную силу, гонителя и убийцу Пушкина, предтечу ЧК-НКВД-КГБ. В действительности же Пушкин относился к нему с ироническим доброжелательством ("в сущности это честный и достойный человек"), и в николаевской России жандармы были совсем не тем, чем казались позже. Не случайно в финале "Ревизора" о появлении настоящего, добродетельного петербургского чиновника возвещает жандарм. Это вполне укладывалось в государственную концепцию Александра Христофоровича: Высшая полиция должна была стать посредницей между обществом и государем, утешительницей обиженных, грозой взяточников - островком закона в живущей "по понятиям" стране. Поражает сходство с проектами другого прожектера, основателя и директора Южного общества декабристов Павла Ивановича Пестеля, повешенного годом раньше - 13 июля 1826-го. Параллели настолько очевидны, что историки задумываются над тем, не позаимствовал ли Александр Христофорович некоторые наработки Павла Ивановича. Существенная разница просматривается лишь в менее людоедском характере идей Бенкендорфа: Пестель хотел одеть в жандармские мундиры целую армию - сто двенадцать тысяч девятьсот человек, а Александр Христофорович ограничился тремя-четырьмя тысячами. Пестель собирался присоединить к России Кавказ, Киргизию, Казахстан, Среднюю Азию и Монголию, Бенкендорфа больше заботила красота жандармских лошадей. Его жандармы куда меньше походят на чекистов, чем жандармы Пестеля, надежда и опора так и не состоявшегося Временного верховного правления. Но источник у обоих проектов один - носившееся в обществе недовольство властью, ставший очевидным к концу царствования Александра I кризис империи. Александр Христофорович Бенкендорф, храбрый кавалерийский генерал, не востребованный Александром I реформатор, пытался подтянуть расшатавшийся государственный механизм наиболее очевидным образом - усилив само государство. На первых порах это дало некоторый эффект: в жандармы брали лучших, самых дельных и честных чиновников и офицеров. Александр Христофорович с чувством законной гордости докладывал государю: "Народ любит жандармов; к ним прибегают всегда как к последнему средству исцеления и часто исцеляются..." Этому сильно способствовало общее состояние русского общества первой половины ХIХ века: люди еще не отделяли себя от государства, следовательно, не считался предосудительным и донос. К тому же на Руси донос издавна входил в рамки общепринятой системы поведения. Воинская присяга прямо вменяла его в обязанность офицеру - и с 14 декабря 1825 по 1 марта 1826 год лишь по военному ведомству было подано около двухсот доносов. Если бы страну удалось заморозить на веки вечные, имя Александра Христофоровича Бенкендорфа было бы вписано в историю золотыми буквами. Но в конце николаевского царствования пути власти и общества разошлись. Мелочная жандармская опека, стремление влезть не только в политические, но и в семейные дела (Александр Христофорович особенно гордился тем, что народ "во всех случаях прибегает к защите Корпуса жандармов") стали казаться отвратительными. "Честный и достойный" генерал Бенкендорф, незлопамятный, охочий до хорошеньких женщин, доброжелательный и чудовищно рассеянный прожектер, превратился в отвратительную и зловещую фигуру, прямого предшественника Дзержинского и Берии. http://www.inauka.ru/history/article34064.html

Роза: Gata пишет: Милые подруги, в этой темке мы говорим о реальном АХБ Да уж, надо вернуться к истокам О сериальном можно поговорить За шахматным столом Gata пишет: "Честный и достойный" генерал Бенкендорф, незлопамятный, охочий до хорошеньких женщин, доброжелательный и чудовищно рассеянный прожектер, превратился в отвратительную и зловещую фигуру, прямого предшественника Дзержинского и Берии. Гадости писать об известных и достойных людях у нас многие мастера. Сами мизинца таких людей не стоят. А написал, вроде как рядом постоял в лучах славы и погрелся.

Роза: Отличную книженцию сегодня просматривала про Бенкендорфа. Автор Д.Олейников. И поразилась тому, как мы в Востоке точно пристроили нашу пани Ольгу за Беню, даже не подозревая, что реальная жена АХБ была оказывается - полькой "В ней не было ничего особенного, но она была стройна и имела ловкость, всем полькам свойственную"

Gata: Роза, я уже не удивляюсь никаким совпадениям Но все равно ужасно приятно!



полная версия страницы